Книга "Сыновья" автора Чергинец Николай Иванович - Скачать бесплатно, читать онлайн. Книга сыновья


Читать Сыновья - Смирнов Василий Александрович - Страница 1

Василий Смирнов

Сыновья

Роман

…Ты скажи, скажи, моя матушка родная:

Под которой ты меня звездой породила,

Ты каким меня счастьем наделила?

Старинная русская песня

Часть первая

I

Тропа шла от речки, мимо амбаров и житниц, перерезая гумно.

Прямая тропа эта проложена резвыми ногами Анны Михайловны весной, в первый год замужества, когда еще была жива свекровь.

Как-то поутру, проводив скотину за околицу, Анна повстречала подружек и по девичьей, еще не забытой привычке остановилась поболтать с ними. Подруги наперебой рассказывали свои нехитрые новости, и она, слушая, смеялась, точно сама была девушкой. Потом вдруг вспомнила, что у затопленной печи ждет хворая свекровь — ей не поднять на шесток чугуна с водой, и картошка на завтрак не чищена, и в избе не прибрано; Леша поди слит себе в чулане, забыв, что нужно идти в лес рубить жерди для огорода, — и Анна заторопилась.

Сокращая путь, она побежала напрямик, гумнами, но высокой траве. Холодная роса приятно щипала босые ноги. Метелка и конский щавель хлестали по намокшему подолу юбки.

— Эй, молодуха… гуменник топчешь! Али чужого не жалко? — громко и сердито закричал из-за тына сосед, старик Елисеев.

Маленькая, кругленькая Анна так и присела в траву с испуга.

— Вот я те косой по голым пяткам! — пригрозил сосед и выругался.

Примятая трава не успела подняться, как следом за Анной побежали ребята, потом пошли на речку бабы.

Старик Елисеев, горячий, взбалмошный человек, ругался, грозил, даже колотил малышей, не раз вбивал острые тычки, сваливал бревна, преграждая путь, но тропа была проложена однажды и навсегда, как морщинка на лице Анны Михайловны, которую ничем и никогда не разгладишь. Сосед махнул наконец рукой и сам поплелся этой новой, прямой и короткой дорогой в капустник…

Сколько тысяч раз хожено здесь Анной Михайловной! Если сложить этот путь, наверное, до неба протянется дорога. По этой тропе она бежала по утрам в поле косить, жать, теребить лен, по ней же возвращалась в полдень и, наскоро похлебав пустых щей или квасу с луком, опять бежала, чтобы поздним вечером брести здесь же, разбитой от усталости. И до чего коротка была эта дорога утром, и какой длинной она казалась вечером! Здесь, возле тропы, в копнушке сена, ласкал ее молчаливый Леша. Высокий, сильный, он поднимал ее на руки, словно ребенка, и, если было темно и никто не видел, так на руках и нес до избы.

Этот же путь вел на речку, куда она ходила полоскать белье, в капустник — за листьями для коровы. По этой тропе провожала Анна Михайловна за счастьем в Питер своего Лешу — плотника, продав телку, чтобы купить билет, и, должно быть, по ней же, по тропе, таясь от соседей, пробирался муж из Питера — без топора, пешком, в лаптях, в грязной, выцветшей рубахе, так и не найдя своего мужицкого счастья. В престольные праздники та же самая дорожка уводила ее в ригу, прятала от пьяных Лешиных кулаков. Огибая мшистые углы сараев и житниц, здесь бегали ее первые ребятишки купаться в Бездонный омут, ловить щук и карасей в заросших осокой бочагах; здесь же понуро шла она с кладбища, маленькая, худенькая, как подросток, схоронив детей, одного за другим скошенных злыми болезнями, которых не могла одолеть даже всезнающая лекариха бабка Фекла.

Так по этой короткой прямой тропе прошла жизнь, долгая и вовсе не прямая, с малыми бабьими радостями и большим бабьим горем.

В германскую войну муж Анны Михайловны два года пропадал без вести. В семнадцатом вернулся домой, в рыжей шинельке внакидку, бритый и такой молодой, голубоглазый, что она прямо ахнула.

Будто подменили Лешу, стал он разговорчивым и непоседой. Как староста, наряжал сходки, командовал, спорил.

— Царя свергли, свобода объявлена. А народ опять гонят в окопы вшей кормить. И землю, говорят, не трожь… Да почему же по трогать, коли она наша? — спрашивал он растревоженных мужиков. — Почему на этом свете нет беднякам свободного вздоху?

— Вздоху нет, так сдыху хоть отбавляй! — кричали фронтовики. — На войне издохнешь либо здесь — одна музыка.

Леша поправлял сбившуюся под ремнем гимнастерку, точно затыкал за пояс топор.

— Именно. Вот гляди: всю жизнь рубил я чужим пятистенные дома со светелками, а себе обыкновенного сарая сгоношить не мог. В отцовской избе-развалюхе живу. Отчего это?.. Да очень просто, — не дома надо было рубить богачам, а головы.

Страшно было слышать Анне Михайловне такие речи.

— Виданное ли дело — супротив богатых идти? — боязливо говорила она мужу ночью. — Попридержал бы язык-то… долго ли до греха. Живьем сожрут.

— Подавятся, — усмехался Леша.

— Это тобой, что ли? — сердилась Анна Михайловна. — Велика тетеря!

— Не один я. Народ поднялся… А народ не проглотишь.

В избе было темно и душно. Трещал сверчок в сенях. Леша слезал с кровати, открывал окно, курил, сидя на подоконнике, и, возвратившись, пропахший махоркой, прижимал к себе Анну Михайловну, ласкал, миловал ее, сорокалетнюю, как в первые годы замужества.

— Заживем, мамка… чую, наше время пришло, — говорил он, вороша ей спутанные волосы. — Первым делом — мир… Хватит, повоевали досыта. Вторым делом — земля мужикам. Дадут! Ленин, он не обманет. Видел я его на Финляндском вокзале в Питере. И в Таврическом дворце, на съезде, доводилось встречаться. Горой стоит за бедноту. Он нас не выдаст, а мы его и подавно… Власть своя будет. Никаких тебе господ… сами себе господа. А? Заведем мы с тобой, мать, лошадь… Земли будет вволю… Ребят народим кучу… ведь не старые еще… Заживем…

Постепенно голос его переходил в сонный шепот, срывался, затихал.

С открытыми глазами, не шевелясь, лежала Анна Михайловна у стены, боясь потревожить мужа. «Господи, — молилась она, — вразуми моего Лешу. Может, он что и зря болтает… Научи. Пожить ведь хочется… по-доброму… по-хорошему, господи…»

Брезжил рассвет, холодком тянуло из окна. Осторожно приподнявшись, опершись на локоть, Анна Михайловна подолгу смотрела мужу в лицо. От него веяло спокойствием и силой. Упрямо торчал русый вихор. Предрассветная зыбкая тень лежала на лбу: казалось, Леша, хмурясь, о чем-то крепко думает во сне.

Анна Михайловна тихонько поправляла смятую подушку, кутала мужа и себя дерюгой и, прижавшись к теплой просторной Лешиной груди, забывалась коротким сном.

Леша верховодил на селе целое лето и осень, воевал с богатеями, делил помещичью землю, помогал Анне Михайловне по хозяйству, а зимой, в погожий день, попрощался за околицей.

Утираясь полушалком, она долго глядела вслед мужу, в его широкую рыжую спину; глядела на высокие, как в молодости, приподнятые плечи, на его большие ноги, обутые в стоптанные солдатские сапоги.

Муж шел, не оглядываясь, левой рукой придерживал котомку, правой ладно размахивая в шаг себе. И только когда ушел далеко, повернулся, постоял — безликий, длинный, точно верстовой столб. Потом, ей приметилось, снял папаху, поклонился, помахал ей рукой и пропал за поворотом.

Ушел Леша в Красную Армию, ушел по своему доброволью за новым, непонятным ей тогда счастьем. Ушел и точно канул в воду.

А весной, вечером, идя из лесу, Анна Михайловна родила на гумне двойню. Час был поздний, никто не слыхал ее зова, не видел ее.

Знать, еще не все силы взяла жизнь у Анны Михайловны. Радуясь и стыдясь, понесла она домой в завернутом подоле двух сыновей.

II

Притащившись в свою старенькую, в три окошка, поносившуюся избенку, Анна Михайловна впотьмах, на ощупь положила детей рядышком на голбце [1] и бросилась искать спички и лучину. В горсти, чтобы не заронить огня, поднесла лучину, взглянула на голбец и заплакала.

online-knigi.com

Книга "Сыновья" автора Чергинец Николай Иванович

Афганистан. События в этой стране еще долго будут волновать сердца многих людей.   В произведении Николай Чергинец рассказывает о боевых буднях советских солдат. Трудная доля выпала им. Бои, тяжелые изнурительные походы, даже в часы отдыха - работа по оказанию помощи афганцам. Гибель и ранения товарищей и друзей, и даже плен пришлось испытать некоторым из воинов.   Автор рассказывает о том, что довелось пережить тем парням, которые оказались в плену у душманов. Было всё: и лесть противника и его хозяев, посулы ради измены Родине, голод, пытки, издевательства и унижения, что бы сломить волю пленников. Многие из военнопленных предпочли смерть плену и предательству.   Автор ведет рассказ и о родителях, чьи дети оказались в Афганистане. Переживания за судьбу детей, постоянные тревоги за них делают жизнь матерей и отцов мучительной. А что пришлось пережить тем родителям, к которым дети возвращались в цинковых гробах?! Что испытали те матери и отцы, когда узнали о том, что их сын пропал без вести или оказался в плену?!   Автор не уходит и от того, что приходилось пережить родителям от встреч с бюрократами, негодяями и подонками, которые и свиста пули не слышали, а научились ранить людей своим бездушием, подлостью и наветом.   В книге рассказывается и о самопожертвовании простых афганцев ради спасения советских солдат, попавших в плен и о том, что солдаты, понимая, что ни пакистанские власти, ни руководитель контрреволюции не желают хоть как-то облегчить участь пленников, вместе с пленными афганскими военнослужащими поднимают восстание в душманском лагере.   Роман «Сыновья», где впервые в отечественной литературе с большой художественной силой поднимаются многие болевые проблемы Афганской войны, и поныне является настольной книгой многих ее участников, помогает хоть немного облегчить страдания матерям, потерявшим на той войне сыновей.    Книга рассчитана на массового читателя, переведена на турецкий и английский языки.   Книга за 20 с лишним лет переиздавалась не менее 20 раз в различных странах.   Роман является лауреатом многих всесоюзных, республиканских и международных конкурсов. Николай Чергинец за произведение "Сыновья" стал лауреатам литературной премии "Золотое перо Руси" и обладателем статуэтки от кузнецовского фарфора, а также награжден серебрянной медалью им. Фадеева.   В отношении ее имелось множество положительных публикаций. Предисловие было написано бывшим  командующим ограниченным контингентом советских войск в Республике Афганистан Борисом Громовым.

 

www.rulit.me

Читать Сыновья Большой Медведицы. Книга 3 - Вельскопф-Генрих Лизелотта - Страница 1

Джек Понка

Посвящается тем отважным мужчинам, женщинам и детям дакота-оглалла, которые после многих страданий и тяжелейших испытаний строят свою новую жизнь.

Для меня большая честь получить от их племенного сообщества имя Лакота-Тачина, и я хотела бы быть достойной его.

Лизелотта Вельскопф-Генрих

Свирепый зюйд-вест мел по прерии снег и песок. Еще недавно перевалило за полдень, но снеговые тучи уже затянули небо. Метр за метром пробивались вперед три драгуна со своим проводником.

— Черт тебя подери! — заорал один из драгунов сквозь вой ветра проводнику. — Мы уже давно должны быть на месте!

Разведчик что-то бросил в ответ и дал шпоры коню.

Они двигались на юго-запад, навстречу ветру, снежной коловерти, несущемуся песку. Только к вечеру всадники увидели широкое песчаное русло реки. Они были на северном берегу. На другом, на южном, сквозь снежно-песчаную мглу виднелись контуры деревянных строений.

— Дьявольщина! Мы, что же, добрались?

— Ну конечно! — возликовал в ответ проводник;

только что он натерпелся немало страху, хотя и виду не подавал драгунам. — Найобрэра и форт! Мы на месте!

И снова пошли в ход шпоры, засвистели плетки. Кони, вышагивая против ветра, миновали песчаную отмель, преодолели вброд быстрый поток и выбрались на крутой берег у палисада, за которым видна была сторожевая башня и крыша сдвоенного блокгауза. С башни раздался резкий свист: это часовой извещал о прибывших.

Заскрипели петли. Отворилась створка ворот. Въехав в замкнутый со всех сторон двор пограничного поста, всадники остановились и спешились. Трое мужчин в кожаной одежде, без головных уборов, с морщинистыми, исхудалыми лицами подошли к ним. И во дворе, окруженном палисадом, мело снег и песок, так что все щурили глаза, присматриваясь в сумеречном свете друг к другу. Прибывшие и те, что подошли к ним, принялись на чем свет стоит клясть и это место, и бурю, и песок, и снег. Немного поостыв, они завели коней в загоны внутри палисада. Разведчик и драгуны направились к большему из блокгаузов. Это была старая низкая, срубленная из бревен постройка без окон, с одними бойницами. Тяжелая дубовая дверь находилась на восточной вытянутой стороне. Внутри дома было все необходимое для немногочисленного гарнизона пограничного поста: запасы еды, одеяла, деревянный стол, скамейки вдоль стен и сложенный из камней очаг, в котором трепетал огонь. Пит, разведчик, расстегнул ремешок и снял широкополую шляпу.

Драгуны представились гарнизону пограничного поста, для которого название «форт» было, пожалуй, слишком значительно. Пит направился к сотоварищам; как и он, служили они на границе по вольному найму. Его тотчас узнали.

— Пит Куцый Нос! Что это тебя занесло в нашу глухомань? Или тебе не сиделось на прекрасной Миссури, в форту Рэндол?

Пит потоптался, отогревая ноги, сплюнул, утер тыльной стороной ладони нос и шлепнулся на скамью.

— Билл, старина, где же виски?

В ответ раздался дружный ехидный смех!

— Что? Ни капли виски?! Я плачу!

Пит не был пьяницей, но любил малость шикнуть.

Он выудил в одном из своих многочисленных карманов золотой.

— Побереги монеты. Они тут ни к чему. Мы давно выдули все до последней капли. И вообще, кто это завел разговор о виски? Лучше поговорим об оружии и боеприпасах, мой дорогой!

— Дай хоть по крайней мере поесть, Билл Петушиный Боец!

— Тот придвинул Питу банку консервов.

— И это все?

— Все.

— Ну и разнесчастная тут у вас жизнь!

— Пришлите нам наконец хоть пятьдесят человек подкрепления, и все будет иначе. Мы сразу прогоним ко всем чертям проклятых индсменов!

— Так вы еще с ними не покончили? — Пит выковыривал ножом солонину из банки и жадно глотал ее, впрочем без всякого удовольствия. Он продолжал наводить критику: — Тряпки вы! Вам только за подолы держаться. Не покончили с индсменами! Мы пять дней ехали и ни одного не видели!

— Это еще не значит, что они не видели вас!

— Значит, удирали! Где появляются молодцы с форта Рэндол, туда краснокожие носа не сунут!

— Пит, друг, ты рассуждаешь, словно полковник Джекман! Я скажу тебе одно: нужно немного настоящих мужчин и побольше оружия. Иначе уже этой весной нам капут.

— А ведь, похоже, что ты прав! Но мы вам поможем. У меня тут письмецо к вашему майору. Такое письмишко — будь здоров!

— У тебя? Письмо?..

— Да, у меня. Потому что я скаут, и всякий знает, что мои нагрудные карманы — надежнейшее место для срочных посланий.

— Ах вот что! Скорей всего тебе просто отдали предпочтение перед каким-нибудь краснокожим скаутом.

— Такому бывалому пограничнику, как я, всегда отдадут предпочтение. Ну, так где же ваш майор Смит?

— Там, в комендантском доме.

Майор сидел в холодном рабочем кабинете. На дубовом столе горела лампа. Майор, видно, работал и поднял глаза. Пит так и разинул рот: Смит был не стар, но совершенно сед. Разведчик вытащил из внутреннего кармана кожаной лосиной куртки письмо. Майор прочитал его, перечитал еще раз, потом приказал драгуну вызвать лейтенанта Варнера и командира вольных всадников Адамса.

Они не заставили себя ждать. С нескрываемым интересом смотрел Пит на вольного всадника. Это был стройный молодой человек среднего роста. Руки его были скорее руками крестьянина, чем руками стрелка, — широкие, словно грабли. Светлая шевелюра, голубые глаза — из-за них загорелое лицо его казалось еще темнее. Считать ли этого парня настоящим жителем Запада; с первого взгляда Пит решить этого не мог.

Майор не поднялся с места. Он только приосанился и посмотрел на лейтенанта.

— Лейтенант Варнер! Адам Адамс! В письме, которое мне только что вручили, имеются кое-какие совершенно новые указания, которые нужно немедленно довести до сведения солдат и вольных всадников. Ситуация в корне изменилась, — пояснил майор. — Наша хорошо оснащенная экспедиция установила, что месторождение золота, два года тому назад открытое в Северном Блэк Хилсе, выгодно только при промышленной эксплуатации. Решено подать к центру будущих горных разработок ветку от трансконтинентальной железной дороги, а это означает… Ну, как это отразится на нашей стратегии?

— Жаль, — пробурчал Пит.

— Простите, что?

— Я только сказал, жаль, — несколько громче произнес бывший ковбой. — Ведь если промышленная добыча, тогда уж маленькому человеку золота не видать.

— Замечание несущественно и излишне. Лейтенант Варнер?

— Наша задача — изгнать смутьянов-дакотов из Блэк Хилса!

Это был ответ, которого и ждал майор.

— Совершенно верно. Десять лет, как кончилась гражданская война. Наши Штаты выросли, и тысячи переселенцев в пути. Армия должна решать новые задачи. Теперь будет осваиваться и Дальний Запад. Мы не можем столько терпеть от краснокожих, как это было при постройке трансконтинентальной железной дороги и последние два года здесь, на Найобрэре. Дакоты должны немедленно отправиться в предназначенную им резервацию. Убийцы и поджигатели угомонятся и наконец-то приучатся работать.

Слушатели ничего не сказали по поводу этой речи. Они ждали, не отдаст ли майор каких-либо распоряжений. Но пауза затянулась, и заговорил вольный всадник Адамс.

— Дакотам был установлен срок для переселения в отведенный для них район — тридцать первое января нынешнего, тысяча восемьсот семьдесят шестого года. Но как же индейцы могли соблюсти его, если бы даже и хотели: среди зимы, с женщинами, с детьми?.. У них нет ни дорог, ни экспрессов…

Майор наморщил лоб.

online-knigi.com

Сын — ТОП КНИГ

Автор: Филипп Майер

Цикл: 2 книга — Ржавчина

Год издания книги: 2013

Книга Филиппа Майера «Сын» является вторым произведение писателя, которое он включил в цикл «Ржавчина». Оно является полностью самостоятельным произведением, которое многие критики уже причислили к классике современной американской прозы. «Сын» книга, которая удостоена множества мировых литературных премий и наград, вершиной которых можно назвать финал Пулитцеровской премии 2014 года. В 2017 году книга была экранизирована одноименным телесериалом, второй сезон которого уже находится в стадии проработки.

Сюжет книги «Сын» кратко

Kniga_Sin-MayerВ романе Филиппа Майера «Сын» читать можно о судьбе семьи шотландцев МакКаллоу, которые прибыли в Техас в поисках лучшей жизни. История начинается в 1849 году, когда тринадцатилетний Илай становится сиротой и пленником племени команчи. Благодаря своему незаурядному характеру юноше удается не только выжить, но и завоевать авторитет сначала у индейцев, а затем и у своих белых собратьев. Илай наперекор всем движется к тому, что позднее назовут «американской мечтой». И если для этого нужно идти по трупам или снять скальп, то он не задумываясь сделает это.

Вторым главным героем книги «Сын» Майера является сын Илая – Питер, история которого начинается в 1915 году. Этот человек является полной противоположностью отцу. Он более флегматичен и не соответствует высокому звания бойца по жизни. Чего нельзя сказать о его внучке – Дженни, история которой приходится уже на начало 20-ого столетия. Наплевав на все предрассудки, она становится своеобразной «железной леди» Техаса. Благодаря ее умелым действиям влияние и богатство семьи МакКаллоу растет с каждым днем, но и цена такого успеха может быть очень печальной.

Что же касается по книге Филиппа Майера «Сын» отзывов, то они единогласны – книга достойна вашего внимания. Эта семейная сага сочетает в себе все – и любовь, и жестокость и стремления к победе и неудачи. Книга имеет массу «острых углов», которые автор даже не пытался сгладить, но и выпячивать их на всеобщее обозрение он не стал. Благодаря этому как в книгах Кормака Маккарти все выглядит максимально реалистичным, что и прельщает в романе читателей. Язык повествования простой, но в то же время затягивающий, а сюжет сложно назвать заезженным. Небольшой дискомфорт в начале книги вам может доставить лишь большое количество членов семьи, повествования о которых ведется параллельно. Но очень скоро все эти семейные связи становятся на место. Поэтому книгу Филиппа Майера «Сын» обязательно следует читать всем поклонникам качественной современной книг.

Книга «Сын» на сайте Топ книг

Желающих книгу Филиппа Майера «Сын» читать в нашей стране было не так уж много. Но выход одноименного телесериала пробудил интерес к роману. Это позволило ему попасть в наш список лучших книг современных зарубежных писателей. И учитывая отзывы и скорый выход второго сезона сериала — это далеко не предел. И вполне возможно уже скоро произведение займет боле высокое место на нашем сайте Топ книг. 

Ржавчина:

  1. Американская ржавчина   kupit
  2. Сын   Elektronnaja_kniga   Audiokniga-kupit

 

 

 

 

top-knig.ru

Книга Сын читать онлайн Ю Несбё

Ю Несбё. Сын

 

– Думаю, она была белоруской. Минск ведь в Белоруссии, да?

Ровер поднял глаза, но парень не ответил.

– Нестор называл ее Минск, – сказал Ровер. – И велел мне ее застрелить.

Когда исповедуешься человеку с настолько раздолбанным мозгом, у тебя есть большое преимущество: в его памяти не откладываются ни имена, ни события, ты будто разговариваешь сам с собой. Возможно, именно поэтому заключенные Гостюрьмы предпочитали исповедоваться этому парню, а не священнику или психологу.

– Она и восемь других девчонок сидели в клетке у Нестора в Энерхауге. Из Восточной Европы и Азии. Маленькие. Подростки. По крайней мере, надеюсь, что это так. А Минск была постарше. Сильнее. Она смогла сбежать. И успела добраться до парка Тёйен, прежде чем собака Нестора ее схватила. Такой аргентинский дог, знаешь?

Взгляд парня не сдвинулся ни на сантиметр, но он поднял руку, нащупал бороду и стал перебирать ее пальцами. Рукав большой грязной рубашки задрался и обнажил струпья и следы уколов. Ровер продолжил:

– Здоровенные отвратные суки-альбиносы. Убивают все, на что укажет хозяин. И кое-что из того, на что он не указывает. Они запрещены в Норвегии, ясен пень. Их импортирует из Чехии один клуб собаководства в Рэлингене и регистрирует как белых боксеров. Мы с Нестором поехали туда и купили эту суку, когда она еще была щенком. Больше пятидесяти кусков наличкой. Но она была такой милой, что совершенно невозможно представить, как она…

Ровер резко замолчал. Он знал, что рассказывает о собаке только для того, чтобы отсрочить ту историю, ради которой пришел сюда.

– В любом случае…

В любом случае. Ровер посмотрел на татуировку на другой руке. Церковь с двумя шпилями. По одному за каждую ходку. Никому в любом случае не было до этого дела. Он доставлял контрабандное оружие в байкерский клуб и в своей мастерской немного подправлял его. Уж это он умел. Очень даже хорошо умел. Настолько хорошо, что не мог больше оставаться невидимкой, и его взяли. В любом случае он был настолько хорош, что после первой ходки Нестор его пригрел. Или отморозил. Купил его с потрохами, чтобы самое лучшее оружие было у людей Нестора, а не у байкеров или других конкурентов. За несколько месяцев работы Нестор заплатил ему столько, сколько Ровер в своей маленькой байкерской мастерской не заработал бы за всю жизнь. Но взамен Нестор требовал многого. Слишком многого.

– Она лежала среди деревьев, обливаясь кровью. Лежала тихо и только смотрела на нас. Собака откусила ей полщеки, сквозь рану были видны зубы…

Ровер страдальчески поморщился. Он добрался до сути.

– Нестор сказал нам, что настало время показательного наказания, что пора продемонстрировать другим девчонкам, чем они рискуют. А Минск в любом случае теперь бесполезна, ведь ее лицо… – Ровер сглотнул. – И он велел мне сделать это. Закончить. Я доказал бы тем самым свою лояльность, вот. У меня с собой был старый пистолет «Ругер МК2», немного подправленный. И я хотел это сделать. Правда хотел. Не то чтобы…

У Ровера встал комок в горле. Сколько раз он думал об этом, перебирал в памяти секунды той ночи в парке Тёйен, прокручивал в голове эпизод с девчонкой, в котором они с Нестором выступали в качестве главных героев, а все остальные, даже притихшая сука, – в роли молчаливых свидетелей? Сто раз? Тысячу? И все же только сейчас, когда Ровер впервые заговорил об этом вслух, до него дошло, что все это не было сном, что это случилось на самом деле. Или, точнее, его тело только сейчас это ощутило и попыталось вывернуть желудок наизнанку. Ровер стал глубоко дышать носом, чтобы подавить рвоту.

– Однако я не смог. Хотя и знал, что ей в любом случае придется умереть. Они держали собаку наготове, а я подумал, что в такой ситуации сам предпочел бы пулю.

knijky.ru

Книга "Сыновья" из жанра Советская классическая проза

Афганистан. События в этой стране еще долго будут волновать сердца многих людей.   В произведении Николай Чергинец рассказывает о боевых буднях советских солдат. Трудная доля выпала им. Бои, тяжелые изнурительные походы, даже в часы отдыха - работа по оказанию помощи афганцам. Гибель и ранения товарищей и друзей, и даже плен пришлось испытать некоторым из воинов.   Автор рассказывает о том, что довелось пережить тем парням, которые оказались в плену у душманов. Было всё: и лесть противника и его хозяев, посулы ради измены Родине, голод, пытки, издевательства и унижения, что бы сломить волю пленников. Многие из военнопленных предпочли смерть плену и предательству.   Автор ведет рассказ и о родителях, чьи дети оказались в Афганистане. Переживания за судьбу детей, постоянные тревоги за них делают жизнь матерей и отцов мучительной. А что пришлось пережить тем родителям, к которым дети возвращались в цинковых гробах?! Что испытали те матери и отцы, когда узнали о том, что их сын пропал без вести или оказался в плену?!   Автор не уходит и от того, что приходилось пережить родителям от встреч с бюрократами, негодяями и подонками, которые и свиста пули не слышали, а научились ранить людей своим бездушием, подлостью и наветом.   В книге рассказывается и о самопожертвовании простых афганцев ради спасения советских солдат, попавших в плен и о том, что солдаты, понимая, что ни пакистанские власти, ни руководитель контрреволюции не желают хоть как-то облегчить участь пленников, вместе с пленными афганскими военнослужащими поднимают восстание в душманском лагере.   Роман «Сыновья», где впервые в отечественной литературе с большой художественной силой поднимаются многие болевые проблемы Афганской войны, и поныне является настольной книгой многих ее участников, помогает хоть немного облегчить страдания матерям, потерявшим на той войне сыновей.    Книга рассчитана на массового читателя, переведена на турецкий и английский языки.   Книга за 20 с лишним лет переиздавалась не менее 20 раз в различных странах.   Роман является лауреатом многих всесоюзных, республиканских и международных конкурсов. Николай Чергинец за произведение "Сыновья" стал лауреатам литературной премии "Золотое перо Руси" и обладателем статуэтки от кузнецовского фарфора, а также награжден серебрянной медалью им. Фадеева.   В отношении ее имелось множество положительных публикаций. Предисловие было написано бывшим  командующим ограниченным контингентом советских войск в Республике Афганистан Борисом Громовым.

 

www.rulit.me

Сын — ТОП КНИГ

Автор: Ю Несбе

Год издания книги: 2014

Новая книга Ю Несбе «Сын» получила широкую популярность в нашей стране. Это не удивительно ведь Ю Несбе книги пользуются популярностью более чем в 40 странах мира, а суммарный тираж его книг уже перевалил за 14 миллионов экземпляров. В книге «Сын» Ю Несбе не на шаг не отступил от привычки писать только действительно качественные детективные романы.  Кстати высокие позиции книги «Сын» Несбе Ю в нашем рейтинге лучших детективных книг так же подтверждают высокий интерес к произведению. А заявление в марте 2016 от кинорежиссера Дени Вильнёва о возможной экранизации книги, лишь подтверждает мировую популярность этого произведения

Сюжет книги Ю Несбе «Сын» кратко

SinВ книге Ю Несбе «Сын» читать можно о злоключениях Сонни Лофтхуса. Этот наркоман, после смерти своего отца, решил взять на себя чужое преступление. Взамен он получил полное довольствие и необходимое количество наркотиков до конца жизни. Поэтому, даже находясь в тюрьме, он оказывается в центре коррупции, которая разрушила его жизнь. Ведь в предсмертной записке, которую оставил его отец, говорилось, что он полицейский-крот. Теперь его жизнь это череда дней в тюрьме, которую разбавляют лишь истории других заключенных. Ведь за его ум, главного героя книги Ю Несбе «Сын» заключенные исповедуются ему, доверяя больше чем тюремному священнику.

Все изменяет тот день, когда Сонни узнает, что смерть его отца не была самоубийством. К этому причастен некий авторитет под кличкой Близнец. Теперь Лофтхус одурманен жаждой мести и осуществить ее мешают только наркотическая зависимость и стены тюрьмы. Благодаря незаурядному уму и силе воли главному герою удается решить обе эти проблемы и теперь его не остановить. Но нужно не только отомстить Близнецу, но и найти настоящего полицейского-крота. И эта задача только для действительно сильного, умного и целеустремленного героя, как в книге «Сын» Несбе Ю.

Недаром по книге Ю Несбе «Сын» отзывы содержат только восхищенные комментарии. Ведь автору удалось не только уйти от привычного для скандинавских авторов триллера, но и создать очень качественный психологический детектив, в лучших традициях Агаты Кристи. Где тонкий просчет и ум главного героя являются более весомыми аргументами, чем его сила. Хотя и физическая сила Сонни не остается невостребованной.

Книга Ю Несбе «Сын» на сайте Топ книг

Популярность книгу Ю Несбе «Сын» читать настолько высока, что детектив занял высокое место в нашем рейтинге топ  книг 2015 года. При этом интерес к книге «Сын» Ю Несбе и автору в целом только набирает обороты. Поэтому уже в скором времени мы можем увидеть еще более высокие позиции книги в нашем рейтинге книг по жанрам. Недаром эта книга Ю Несбе заняла высокое место среди топ книжных новинок 2015 года.

 

Сын   kupit   Elektronnaja_kniga   Audiokniga-kupit

 

 

top-knig.ru