Текст книги "Темная Империя. Книга 3 (СИ)". Книга темная империя


Темная Империя. Книга 2 - Елена Звездная

  • Просмотров: 3748

    Твои грязные правила (СИ)

    Виолетта Роман

    Я не хотела, но он заставил... Искусный манипулятор, ему плевать на жизни других. Я думала, что…

  • Просмотров: 3460

    Хищник цвета ночи (СИ)

    Татьяна Серганова

    Мой начальник красив, умен, обворожителен. А еще Ник Н’Ери хищник, привыкший получать то, что…

  • Просмотров: 3334

    Брачная охота на ректора магической академии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Продали замуж за чудовище? Предала подруга? Улечу в академию магии! Хочу быть другой девушкой,…

  • Просмотров: 2789

    Уютная, родная, сводная (СИ)

    Наталия Романова

    Всё смешалось в голове, перепуталось, прошлое и настоящее, о будущем Марк не думал. Воспоминания о…

  • Просмотров: 2785

    Невеста из проклятого рода 2

    Кристи Кострова

    Проклятие снято, и моя магия свободна. Однако появилась новая проблема: стихии выдали меня замуж,…

  • Просмотров: 2385

    Брачная охота на главу тайной канцелярии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Ошибка ангела смерти? Переезд в магмир? По моим правилам! Хочу быть аристократкой, сверхсильным…

  • Просмотров: 2197

    Муж на сутки (СИ)

    AleX Night

     А мне мама говорила, что мужики на дороге не валяются. Вон же лежит, бесхозный, под елочкой, чуть…

  • Просмотров: 2083

    Помощница особого назначения (СИ)

    Ксения Болотина

    — Вы находите меня привлекательным? — задал мужчина неожиданный вопрос. — Нет, — выдала честный…

  • Просмотров: 1893

    Свадьба как повод познакомиться (СИ)

    Анна Минаева

    Ее ждала счастливая семейная жизнь, но все пошло наперекосяк. Или, наоборот, наладилось? Случайный…

  • Просмотров: 1847

    Демон и Фиалка (СИ)

    Оксана Северная

    Он – демон высшего ранга. Сильный, могущественный – сослан на землю в наказание за попытку смещения…

  • Просмотров: 1717

    Живая Академия. Печать Рока (СИ)

    Марина Весенняя

    Потерять за один день все богатства, вылететь из элитной академии и умудриться избежать…

  • Просмотров: 1680

    Дороже золота (СИ)

    Эми Мун

    С давних пор Янария существовала под надежным крылом черного дракона. Но защита не была бесплатной.…

  • Просмотров: 1574

    Милашка (ЛП)

    Алекса Райли

    Мила проработала моделью всю свою жизнь. Рано начавшая свою карьеру, она всегда была в центре…

  • Просмотров: 1530

    Снегурочка для Дракона (СИ)

    Villano

    Я дождалась, когда платье упадет на пол, развернулась и впилась в жадные мужские губы поцелуем.…

  • Просмотров: 1528

    Проданная королева (СИ)

    Екатерина Кариди

    Вчера была невестой, сегодня - вдова. Семья покойного презирает Мирославу, считая охотницей за…

  • Просмотров: 1505

    Белая королева для Наследника костей (СИ)

    Айя Субботина

    Я была единственной обласканной дочерью Короля Северных просторов. Мой брак был сговорен, и я…

  • Просмотров: 1434

    Скромница для хулигана (СИ)

    Илона Шикова

    Меня зовут Анна Мартынова, и я занимаюсь не совсем женским делом — ремонтирую автомобили. Жизнь моя…

  • Просмотров: 1349

    Наследница Тумана. Академия при Храме всех богов (СИ)

    Мстислава Черная

    Никогда не спрашивайте Варю Лаппа, как размножаются боги. Все её неприятности начались именно с…

  • Просмотров: 1314

    Ты покоришься мне (СИ)

    Ксения Г

    Он жесток. Он опасен. И он похитил меня. Я его пленница. Нет ни единого шанса, что я смогу…

  • Просмотров: 1211

    Поющая во тьме (СИ)

    Леди Эм

    Когда Лекс отправлялся на невольничий рынок, он и не думал, что встретит там ту, что однажды…

  • Просмотров: 1204

    Золотой путь или как полюбить дракона (СИ)

    Ирина Зимина

    В школе «Золотая нить» обучаются лишь лучшие из лучших. Алексе очень повезло, что ее туда приняли.…

  • Просмотров: 1203

    Буду С Тобой (СИ)

    Никтория Мазуровская

    Встретелись два одиночества. Два разных мира. Двое разных людей. Встретились и влюбились.Итория…

  • Просмотров: 1114

    Поцелуй дракона для рыжей бестии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Угодила в беду? Не отчаивайся!Получила магическую силу и сумасбродного мужа-мага? Не беда!Гораздо…

  • Просмотров: 1000

    Обуздать пламя (СИ)

    Кристи Кострова

    Проклятие снято, и моя магия свободна. Однако появилась новая проблема: стихии выдали меня замуж,…

  • Просмотров: 863

    Альфа горцев (ЛП)

    Кей Перри

    Граф Оксфордшира — все, чего леди Изабель Ройс когда-либо хотела, но он запретная тема…С ее…

  • Просмотров: 862

    Ведьма в апельсинах (СИ)

    Анна Одувалова

    Утка с яблоками в медовом соусе, вепрево колено и нежнейшие профитроли — вот обычный завтрак в моей…

  • Просмотров: 764

    Венок для оборотня (СИ)

    Amy Moon

    Иллин не желала несметных сокровищ, и сомн блестящих мужчин ей был без надобности. Все, чего хотела…

  • Просмотров: 729

    Брат короля (СИ)

    Ольга Талан

    Мне всегда казалось несправедливым, что в жанре гендерная интрига для читателя как правило никакой…

  • itexts.net

    Читать онлайн книгу Темная Империя. Книга 2 (СИ)

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 1 (всего у книги 14 страниц)

    Назад к карточке книги

    Елена Звездная

    Елена Звездная

    Темная Империя 2

    Елена Звездная

    Темная Империя 2

    ***

    Третье королевство. Сарда.

    Наирина Сайрен

    Мир, в котором я родилась и выросла, мир магии, чудес и волшебства – исчезал. Маги, те кто прежде правил в Третьем королевстве, стали изгоями. На дорогах больше не мелькали мантии, не было видно распущенных вoлос свободных магинь, не привлекали внимание длинные белоснежные бороды архимагов и ни одной остроконечной шляпы вам не удалось бы найти. В городе ходили слухи, что маги собирают войска на границе и готовятся вновь вернуть себе власть. Газеты писали, что лишенные сил, не получив положенную по договору помощь от Семи королевств, нашли поддержку в стане магов-отступников. В последнее я не верила. Не верила и в то, что прежний порядок вернется.

    Для меня, мир наполненный волшебством, канул в небытие.

    И я строила свой собственный мир, строила старательно, с усердием и верой в то, что сумею справиться. Должна.

    – Я отправляю список? – спросил Алех, отрывая меня от созерцания новой вывески.

    На темно-зеленой эмали золотая вязь «Магия чая».

    Название придумала я. Оформление тоже, и даже писать пришлось мне, впервые с первого курса и подзабытых уроков каллиграфии взявшись за кисть. А вот орнамент вывески расписывал уже мастер, я бы так не сумела.

    – Да, отправляй, – подтвердила я. – Позвать господина Данеса?

    Алех кивнул. Затем оглядел уличную террасу и в очередной раз произнес:

    – Волшебно получилось.

    Я покраснела от смущения. Алех сегодня впервые увидел все, что мы с Германом и Сэмом сделали за прошедшую неделю. И честно признался – не верил, что успеем справиться так быстро. Мне и самой не верилось. Но успели. Открытие – сегодня вечером. И я с замирающим сердцем в очередной раз осмотрела белоснежную кирпичную кладку, сменившую деревянные доски, изящную дверь из стекла и кованных лиан, столики темного дерева, покрытые белоснежными квадратиками ажурной скатерти, букетики белых полевых цветов, в простых, но элегантных белых глиняных вазочках, сверкающие темным лаком стулья, лианы выращенных за городом чайных роз, оплетающих отделяющий террасу от дороги заборчик. Просто, элегантно, изысканно.

    И совсем иная атмосфера, стоит вступить в саму чайную – сразу, с порога словно окунаешься в легкий флер горьковатого зеленого чая и весеннюю цветочную композицию. Это не чай – особое, созданное по моему заказу чайное масло, коим были пропитаны белоснежные тканевые фонарики, в которых горели свечи. Это был главный акцент интерьера. Днем белоснежные фонарики в наполненном солнцем за счет увеличенных оконных проемов пространстве оттеняли стены, отделанные светлым лакированным деревом, в тон к плетенным стульям, вечером освещали все мягким приятным светом. И получалось, что в основном зале постоянно было светло и радостно, а вот во внутреннем, где каждый столик располагался в отдельном огороженном плотной тканью кабинете, царил полумрак и днем, и в вечернее время. И особой гордостью была посуда – белоснежные чайные сервизы, белоснежные тарелки и подносы и сверкающие, словно серебро, столовые приборы.

    Мне нравилось. Особенно созданный под старину план нашей Столицы, размещенный на потолке, и позволяющий приезжим изучить карту города, расположение гостиниц и рестораций. Идея была моя, но Сэм подошел к ней по своему – насколько я поняла, владельцы тех гостиниц, что наиболее ярко отображались на карте, оплатили покупку мебели в нашу чайную. Не знаю, как у среднего Шилли это получилось, но судя по разговорам братьев, я все поняла правильно. К слову цветы, которые оплетали уличную терассу, для нас купили братья Гиборт, которым принадлежало более ста экипажей извозчиков. Договаривался с ними Герман, вследствие их договора при необходимости вызвать извозчика для посетителей,подавальщики обращались именно к извозчиками братьев Гиборт. Понять выгоду данной схемы я могла с трудом, а потому просто доверилась Герману и таким образом мы смогли внести в интерьер чайные розы.

    – Господин Данес, – окликнула я, не увидев управляющего в чайной.

    – Да-да, иду, – послышался его голос, со стороны кабинетов.

    Не удержавшись, я последовала туда, и застала удивительную картину -господин Данес, господин Иллон, администратор чайной, и госпожа Иллон, старшая кухарка, сидели на белоснежном диване в одном из кабинетов, вытянув ноги и сцепив руки на затылке.

    – Дааа, – протянула госпожа Иллон, едва я оказалась в их поле зрения, – красотааа... Вставать не хочется, госпожа Найрина.

    Я улыбнулась. Здесь все обращались ко мне «госпожа», а не леди, мне так было проще, да и им, полагаю, тоже.

    – Очень удобно, – подтвердил ее супруг, – эдак, госпожа Найрина, наши посетители и подниматься не захотят.

    – Надеюсь, им понравится проводить вечера здесь, – улыбнулась я.

    – О, поверьте, госпожа Найрина, еще как понравится, – поднимаясь, заверил меня господин Данес. – Это будет самое роскошное заведение столицы.

    – Да услышит вас Богиня Судьбы. Идемте, господин Данес, Алех ждет.

    Едва я это произнесла, госпожа Иллон бросила быстрый взгляд на супруга, тот просто странно усмехнулся. Ничего более, но мне стало крайне неприятно, особенно если учесть, что в последнее время я все чаще замечала вот такие странные взгляды, стоило мне оказаться рядом с Алехом или заговорить о нем. Впрочем, почти то же самое происходило, стоило появиться Герману или Сэму.

    – Что-то не так, госпожа Найрина? – встревожился господин Данес. Оба супруга Иллон тут же на меня посмотрели, а я отвела взгляд.

    – Идемте, – напомнила господину Данесу и вышла.

    А после... У тканевых стен есть один недостаток – они тонкие, и потому я услышала состоявшийся диалог:

    – Женится он на ней, помяните мое слово, – заявила госпожа Иллон.

    – И правильно сделает, хорошая, светлая девушка, – добавил господин Иллон.

    – Да не будет ничего, – устало оборвал их господин Данес, -Найрина леди, и к тому же магианна, а девушка она и вправду светлая, и уж ничего не совершит, что в дальнейшем принесет вред Господину Шилли.

    Я тихо уходила, не желая слушать дальше, но следующая фраза вынудила остановиться:

    – Говорят, маги вернутся, – едва слышно сказала госпожа Иллон.

    – Не будет войны, – рыкнул на нее господин Иллон.

    – За аристократами темные лорды стоят, – понизив голов, произнес господин Данес, – а главный у них, говаривают, слово свое держит. Отстоят.

    – А коли так, женится он на ней, – резюмировала госпожа Иллон.

    Я бесшумно покинула внутренний зал, вышла на террасу. И застигла удивительную картину – на пороге террасы стоял полный черноволосый с проседью мужчина, в длинной белой тунике, холщевой безрукавке, белых брюках и остроносых сапогах, а Алех вежливо, но нецензурно, советовал ему покинуть территорию. При моем появлении речь старшего Шилли мгновенно оборвалась, и мне сказали:

    – Извини, сорвался.

    Мужчина же, противно растягивая слова, воскликнул:

    – А это, видимо, и есть та самая полюбовница! Рад, искренне рад познакомиться, госпожа Найрина.

    Кровь отхлынула от лица, однако распрямив спину, я холодно отрезала:

    – Леди Сайрен. А с кем имею сомнительную честь беседовать?

    Мужчина скабрезно осклабился и хотел было что-то сказать, но тут случилось странное – неловкое движение, словно споткнулся, замысловатое ругательство в процессе падения и треск! Отвратительный, жуткий треск, который издают только ломающиеся кости!

    Я бросилась к упавшему первая, Алех проорал «Санр», но естественно остался стоять на месте. С его сломанной ногой, ничего иного ему не оставалось. Выбежав из террасы, опустилась возле стонущего и непрерывно ругающегося мужчины, и с трудом удержала вскрик – открытый перелом. Острая кость прорвала ткань брюк, сейчас заливаемых кровью.

    – Найри, отойди от него! – рявкнул Алех, судя по звуку, пытающийся встать на костыли.

    Я не отошла.

    Торопливо стянула пояс, перевязала ногу господина, стянула, словно жгутом. Мужчина, перестав ругаться, смотрел на меня огромными от боли глазами, и едва сдерживал слезы.

    – Как же вы так? – посетовала я. – На ровном же месте!

    – Я... я... – начал он.

    – Лежите, я целитель. Сейчас отвезу вас в городскую лечебницу,там есть два мага, к которым сила вернулась. Попрошу помочь, профессора мне не откажут.

    Подбежал Санр, бывший наемник и наш сторож, глянул на господина, после на меня, как-то тяжело вздохнул и отправился за двуколкой.

    – Господин Санр, его лежа транспортировать необходимо, – крикнула я вслед.

    Наемник резко сменил направление и зашагал в обратную сторону, к наемным экипажам.

    – Мирвар, – вдруг простонал мужчина.

    – Простите? – не поняла я.

    – Мирвар я, – повторил несчастный. – Простите, за грубость, леди Сайрен.

    Нервно улыбнувшись, я кивнула, и вдруг... Мне вдруг показалось, что у стены стоят двое. Всмотрелась – никого. Все так же белоснежная, имитирующая кирпичную, кладка.

    – Что там? – спросил с трудом подошедший Алех.

    Он ходить начал всего второй день как, и на костылях держался очень неуверенно.

    – Ничего, показалось. Алех, не утруждай ногу, пожалуйста, тогда выздоровление пойдет быстрее.

    Он кивнул.

    – Мне доска нужна, – обратилась я к подошедшему Санру. – И веревки.

    ***

    Третье королевство. Сарда,

    Адепты Смерти.

    -Зачем открытый? – тихо спросила вампирша, взглянув на своего напарника.

    – Не рассчитал удар, – покаянно признался оборотень.

    – А ей теперь в крови возиться, – откровенно негодовала адептка.

    – Давай добью?

    – Монстры Бездны! – выругалась она. – Магистр будет в ярости.

    – Я перескажу ему слова этого ирнейского выбеса, и магистр уроду добавит, – парировал оборотень.

    Вампирша безразлично передернула плечом, и хмуро напомнила:

    – Теперь бежать придется.

    – Она не уйдет, – не согласился адепт, – сегодня же открытие.

    – Она больного и раненого не оставит, – девушка тяжело вздохнула.

    – Смотри, уже и в повозку села. Побежали, тролль тупоголовый.

    ***

    Темная Империя.

    Ат-Шарн.

    Магистр Смерти, с трудом сдерживая улыбку, смотрел на невероятную картину – отряд из двухсот дроу в черной облегающей форме, маршировал по дну оврага, бодро проговаривая скороговорки на языке темных эльфов. На поясах дроу сверкали ритуальные клинки, причем у половины клинков было по двое.

    – Идеально, – произнес он, едва отряд, круто развернувшись, отправился обратно вдоль обрыва.

    – Да, результат впечатляет, – согласился лорд Тьер. – Рэн, нескромный вопрос: Хедуши что-то знают?

    Эллохар глянул на трех крылатых демонов, зависших над пропастью, посмотрел на остальных, из которых четверо сидели на скалах, держа копья, трое стояли на дне оврага, отдавая команды псевдо-дроу. И да, принц Хаоса не мог не заметить взгляды, время от времени бросаемые демонами на Тьера. Взгляды были настороженные, опасливые, чуть беспокойные.

    – Вероятно, знают, – был вынужден признать Эллохар. – Видишь ли, Хедуши – особый клан. Единственный, с кем опасаются связываться даже шайгены, четко осознавая, что уступают им во всем. И ко всему прочему, только у Хедуши существует институт наставничества, в котором наставник до конца своих дней несет ответственность за тех, кого обучил.

    – Знакомый принцип отношения к ученикам, – заметил Риан.

    Принц Хаоса усмехнулся, но был вынужден признать правоту Друга.

    – Полагаешь, СеХарэль перед вылетом, проинструктировал крылатых? – прямо спросил Тьер.

    – Убежден в этом, – кивнул Эллохар. – Откровенно говоря, я поступил бы так же. Не раскрывая всей информации, обрисовал бы вкратце возможные последствия твоего гнева.

    Магистр Темного Искусства с трудом сдержал смех. Недоуменно вскинув бровь, Даррэн взглянул на друга и, лишь когда Тьер кивком головы указал на расположенный неподалеку, уставленный едой, вином и фруктами стол, и сам был вынужден приложить все усилия к тому, чтобы не сорвать тренировку демонов громким хохотом.

    – Они меня с первого дня подкармливать пытаются, – с трудом сдерживая смех, признался Тьер.

    – В представлении жителей Хаоса, голодный значит злой, сытый -не злой, – пояснил Эллохар, и простонал: – Монстры Мрака, надо же еще как-то лицо держать, эти же смотрят.

    Риан улыбнулся. И оба магистра вновь вернулись к наблюдению за тренировкой.

    – Достаточно быстро язык выучили, – заметил Эллохар.

    – Ултан занимался с ними, – пояснил магистр Темного Искусства, – плюс я подключил Селиуса.

    – И как там дух бывшего главы ордена Огня?

    – У него выдающиеся способности к обучению.

    Магистры помолчали.

    – Когда начинаешь? – задал главный вопрос Эллохар.

    – Ночью, – выражение лица Бессмертного утратило эмоциональность.

    – Волнуешься? – полувопросительно произнес принц Хаоса.

    – Тяжело ждать, – тихо признался лорд Тьер. – Ждать их шага, их удара, предугадывать и пытаться минимизировать последствия. Вокруг всех храмов Темной Империи установлены посты, но учитывая количество верований... У нас тысячи храмов, Рэн.

    – Идущим будут неинтересны мелкие секты, Риан, – мягко произнес Эллохар, – они хотят устроить массовый могильник.

    – Понимаю, – кивнул лорд Тьер, – но я обязан защитить все храмы.– Ты не император, – тихо напомнил принц Хаоса.

    – Номинально нет, – совсем тихо произнес темный.

    Эллохар искоса взглянул на друга. Понять его чувства, он понимал, у самого имелась школа и личный домен, но это казалось привычным, правильным, а ответственность Тьера Рэн иначе, чем ярмом не считал. Наставник и ученик... И как наставник, принц Хаоса не мог оставить друга наедине с давящим грузом ответственности.

    – Это шесть главных храмов, Риан, – он говорил негромко, почти успокаивающе. – Шесть столичных храмов Тьмы, остальные им не интересны. Используй подвластных возрожденных, Ночную стражу, гончих. Те резервы, которые существуют сейчас, позволят держать под неусыпным контролем объекты возможного нападения. Поверь, у тебя значительно лучше организованы силовые структуры, нежели у твоего деда.

    Тьер вновь кивнул, вот только его уверенности в ситуации Эллохар не видел. Магистры постояли еще некоторое время, и Риан неожиданно спросил:

    – Что с тобой происходит?

    – Мм? – удивился магистр Смерти.

    – Ты изменился, – магистр Темного Искусства искоса взглянул на демона.

    – Сильно? – совершенно безразлично, поинтересовался Эллохар.

    – Что-то неуловимое, – Тьер так же выглядел абсолютно беспристрастно.

    Словно разговор велся ни о чем.

    Демоны, в личинах темных эльфов, вновь совершили круг по узкому ущелью на дне обрыва, когда магистр Смерти почти беззвучно, прекрасно зная, что великолепный слух аргатаэрра позволит ему расслышать, произнес:

    – Тебе не понять, Риан, ты любил лишь раз.

    Магистр Темного Искусства некоторое время молчал, перебирая и отбрасывая вопросы, одолевавшие его после признания друга, и когда заговорил, начал с тех вопросов, ответы на которые знал. Полагал, что знал.

    – Ты любил дважды? – негромко спросил он.

    – Трижды, – голос магистра Смерти прозвучал хрипло. – Я очень любил мать, Риан, она погибла.

    Судорожный вздох и Даррэн продолжил:

    – Я полюбил Василену, зная, что ведьмочка никогда не будет счастлива со мной... и отпустил, вопреки ее собственному желанию. Эта рана не заживала десять лет, Риан.

    Еще одна пауза и хриплое:

    – У вас с Дэей много общего. Мировоззрение, ценности, желания, увлечение наукой. Это важно?

    Не сразу осознав вопрос, Тьер и ответил спустя паузу:

    – Это значимо, но не значительно.

    Затем, спустя недолгую паузу, магистр Темного искусства добавил:

    – Сложно было сделать первый шаг – [начать разговор, понять ее отношение, решиться обозначить свое.

    Эллохар кивнул, принимая ответ и закрывая тему.

    – Есть будешь? – тихо спросил Риан.

    – Нет желания, а что?

    – Если ничего не съем, твои крылатые обижаются, – еще тише сообщил лорд Тьер.

    – А еще одна традиция Хаоса, – передернул плечом Эллохар. – В общем если ты отказываешься от угощения, значит предвкушаешь куда более славную трапезу... крылатого к примеру.

    Тьер гневно посмотрел на друга,

    – Что? – возмутился магистр Смерти. – Между прочим, крылатый из клана Хедуши считается одним из самых роскошных лакомств в Аду.

    – Почему? – удивился Риан.

    – Потому что не по зубам, – рассмеялся Эллохар. – Они же крылатые, Тьер, одни из сильнейших в Хаосе, а потому действительно изысканное блюдо, крайне редкое, желанное и недоступное. А чем недоступнее, тем желаннее, сам понимаешь.

    И принц Хаоса вновь посмотрел вдаль. Без улыбки, напряженно, сурово.

    Решение было принято.

    ***

    Третье королевство. Сарда.

    Найрина Сайрен

    Профессор Лориес встретил меня на входе в хирургическое отделение, упер руки в бока, перевел взгляд на стонущего мужчину, вновь на меня посмотрел и задал странный и совершенно ненужный вопрос:

    – Перелом?

    – Открытый, – дала столь же излишний ответ я, потому как ситуация была более чем очевидна.

    – И на ровном месте, – догадался целитель.

    Я покраснела.

    – Сайрен, вы меня пугаете, – нехорошо протянул маг.

    – Профессор Лориес, – я не просто краснела, у меня пылало все лицо, – ему больно.

    Мужчина на носилках выл, сделавшись совершенно невменяемым и от боли и от кровопотери. Целитель простер руку над его лицом -простейшее заклинание и господин Мирвар погрузился в глубокий сон. Еще одно движение – кровь остановилась.

    – В операционную его, – скомандовал маг.

    Санитары поспешили исполнять – с Лориесом шутки плохи. У профессора и ранее был непростой характер, но сейчас, когда он и целитель Девенур оказались единственными, к кому вернулась магия, Лориес уверился в своей исключительности. Не просто исключительности, профессор стал проповедником новой идеологии, в которой Магия объявлялась божественным даром, была отобрана по причине того, что маги погрязли в грехах и вседозволенности, и забыли о собственном предназначении – делать мир лучше. О темных в его идеологии не было ни слова. Не демоны – богиня Судьбы лишила сил всех недостойных и лишь достойнейшие вдохнут магию вновь. Итог набирающего популярность учения – все целители вернулись в столицу.

    Абсолютно все. Лечебница была переполнена, маги ходили по домам, лечили сообразно своим знаниям, и молясь о возвращении магии.

    В результате мне было нечего делать в лечебнице, и я действительно была рада предложению Алеха по поводу чайной. А еще я однажды видела магианну Соер. Декан постояла в приемной, осмотрелась и ушла, сказав, что пока занята, и будет наведываться. К ней тоже вернулась магия. Таким образом, трое, из четырех магов, находящихся на посту во время тех ужасных событий оказались достойными, а я...

    – Четвертый случай, магианна Сайрен, – профессор Лориес с усмешкой смотрел на меня. – И знаете, я начинаю замечать некоторую закономерность – все мужчины. И вот вопрос – а не вернулась ли к вам магия, уважаемая? Только не целительская, а та, истинная, которую вы, возможно скрывали?!

    Вступать в дискуссию и отрицать в данной ситуации было бессмысленно – стояла, молча, направив на профессора прямой, гневный взгляд.

    – Великолепная иллюстрация к праведному гневу, – усмехнулся старик.– Магианна, говорю откровенно – еще один случай и я прикажу взять вас под стражу.

    И старец с длинной белой бородой (вновь обретенная магия позволяла отрастить подобное за сутки), величественно повернувшись, удалился. Целители провожали его благоговейными взглядами и, не скрывая неприязни, поглядывали на меня. Не удивительно -трое достойных обрели магию, а я почему-то нет. Почему? Ответ очевиден, я не достойна.

    Молча развернувшись, я покинула лечебницу с гордо поднятой головой. Вышла, жестом отпустила извозчика, быстро, решительно прошла по дороге по направлению к городскому парку, раскланиваясь со встречными знакомыми. Свернула на боковую и наиболее пустынную аллею, прошла к растущим у заброшенного пруда, в отличие от центрального озера, ивам, обошла, так чтобы меня не было видно. И только там, скрывшись от всех глаз, я горько заплакала. Молча.

    ***

    Третье королевство. Сарда.

    Адепты Смерти.

    – И что она там делает? – заинтересованно спросил оборотень, который ждал сокурсницу на аллее, решив, что возможно, целительнице потребовалось уединение, не терпящее мужских глаз.

    Вампирша подошла к нему решительно и зло, и не говоря ни слова со всей силы отвесила подзатыльник. Потрясенный адепт моргнул, а после схватил девушку за шиворот, и получил второй удар, на этот раз куда более болезненный.

    – Магистр тебя уроет, – вырвавшись, прошипела адептка Смерти, вспарывая ладонь заостренным когтем. – Вот просто уроет.

    Через минуту оборотень получил второй подзатыльник, менее болезненный, но куда более обидный. Разочаровывать обожаемого директора адепты не любили.

    ***

    Третье королевство. Сарда.

    Наирина Сайрен

    Нам рассказывали, что человеческие слезы следствие двух вещей – обиды и чувства жалости к себе. И я не могла разобраться, чего в моей истерике было больше – чувства жгучей несправедливости, или жалости к самой себе. Не знаю. Мне было стыдно и за эти слезы, и за истерику, и за то, что вот так отреагировала на слова профессора. Не правильно отреагировала, ведь в его замечании содержалась изрядная доля истины – случай с поломанной ногой господина Мирвара не первый, и возможно причиной действительно была я. Ведь нас магов тогда было четверо, у троих вернулась магия, а я никогда не забуду, как под моим скальпелем ожил труп.

    – И чего мы ревем? – голос, чуть усталый и несколько насмешливый раздался совсем близко.

    Я вздрогнула, убрала ладони от лица, и очередной всхлип стал испуганным вскриком.

    Передо мной на корточках сидел господин Эллохар. В темно-синем под цвет глаз камзоле, с белоснежной рубашкой, чей ворот и манжеты оттеняли смуглую кожу, и с улыбкой, в которой было так много грусти.

    Грусти, а я ожидала злость.

    – Да-да, ты не послушалась и не пошла в банк, я знаю, – улыбка стала чуть шире.

    – И в-вы не будете злиться? – осторожно спросила я.

    На лице мужчины отразились некоторые сомнения, он даже кивнул каким-то своим мыслям, затем подмигнул мне и сообщил:

    – Буду. Но попозже.

    И мне протянули платок. Белоснежный, мужской, потому что без кружев, и очень приятный на ощупь. И вот стоило мне взять его, как господин Эллохар безжалостно объявил:

    – У тебя нос весь распух и красный. Красотка.

    Я улыбнулась, и в тот же миг мужчина поднялся и протянул руку мне. Поднявшись, я тщательно вытерла мокрое лицо, нос очень аккуратно, чтобы не распух еще сильнее, а после поняла, что возвращать мокрый платок крайне невежливо и... оставила его себе, спрятав в кармане.

    И вот после этого, я рискнула взглянуть на господина Эллохара, с любопытством рассматривающего пруд, и осторожно спросила:

    – А... что вы здесь делаете?

    – Гуляю, – невозмутимо солгали мне.

    Это была очевидная ложь, так как, судя по заинтересованному взгляду, мужчина впервые видел окружающую местность. Я откровенно растерялась от подобного, и в этот миг господин Эллохар повернулся и посмотрел на меня. Прямо, открыто, внимательно. И видимо моя растерянность не укрылась от него, потому что следующими словами стали:

    –Увидел тебя, решил поздороваться, невольно проследил, но подойти сразу не решился, ввиду отсутствия информации, но не предположений, на тему чем можно заниматься под деревьями в Отсутствие любопытных глаз.

    Я смутилась окончательно, покраснела и уже хотела было возмутиться, как мужчина, улыбнувшись, продолжил:

    – Да ладно, ты ревела на весь парк, глухой и то услышал бы.

    – Неправда! – возмутилась я. – Ветер, и листья шумят и я... я... я рот закрыла, не было ничего слышно!

    – Хорошо-хорошо, не ревела, – он ухмыльнулся, и ехидно добавил, – просто рыдала в голос, вон всю живность в округе разогнала.

    На сей раз, у меня даже слов не оказалось.

    – Кстати, по какому поводу безутешное горе? – небрежно вопросил лорд.

    Я опустила голову, глаза вновь наполнились слезами.

    – Ладно, меняем тему, – господин Эллохар вдруг стал серьезен и даже суров, – ты выяснила, что происходит после убийства несчастного дракона и до расчленения его бренных останков?

    Откровенно удивленная столь жестким тоном, я тихо переспросила:

    – Что?

    – То есть не выяснила, – расстроился лорд. – И почему все приходится делать самому?

    – Что делать? – я так удивилась, что напрочь забыла об имевших место слезах по поводу жгучей несправедливости.

    – Пошли, – устало приказали мне, и, заложив руки за спину, лорд двинулся по аллее, по направлению к центру города.

    Я поспешила за ним, крайне заинтригованная. Но мысль о том, что мое предположение по поводу умственного здоровья оказалось чуточку верным, почему-то вновь мелькнула в сознании. И я лишь утвердилась в его легкой сумасбродя ости, едва подошедшую меня, лорд взял за руку и повел как маленькую. Куда?

    – Хочу один момент прояснить, – словно отвечая на мой невысказанный вопрос, сообщил господин Эллохар.

    – Какой момент? – заинтересовалась я.

    – С драконом, – невозмутимо сообщил лорд. – А если точнее, то с благодарностью.

    Мне ничего понятно не было. Совсем. Но независимо от того, темная эта ночь, или же яркий как сейчас день, ощущение моей ладони в его руке... Это неправильно и непозволительно, я понимала, но отчего-то когда господин Эллохар осторожно сжимал мои пальцы, я чувствовала себя... Я больше не ощущала так остро своего одиночества. Я была не одна, я чувствовала тепло, поддержку, заботу. И слезы на ресницах, ведь это не правильно и недостойно леди, но... И вопросы, так много вопросов, которые я не имела права задавать, но хотелось, очень хотелось.

    – Ты улыбаешься, – произнес господин Эллохар, и я поймала его взгляд.

    И поняла, что действительно улыбаюсь. Лорд вскинул бровь, затем остановился, развернул меня к себе и тихо спросил:

    – А ты рада мне?

    – Конечно, – торопливо подтвердила я.

    – Правда? – не поверил он.

    Улыбнувшись снова, я кивнула и произнесла:

    – Я всегда рада друзьям, господин Эллохар.

    Мужчина скривился, словно съел что-то весьма кислое и тихо выругался:

    – Бездна!

    – Что? – не поняла я.

    – Без дна этот пруд, – пояснил лорд, вновь беря меня за руку и продолжая путь, как-то излишне резко.

    – Ну почему же? – мимоходом взглянула на гладкую водную поверхность. – Очень даже со дном, у нас здесь практикум по судебному целительству был, и со дна двух утопленников достали.

    В следующее мгновение, внешне невозмутимый лорд, задал неожиданно язвительный вопрос:

    – Ты была им рада?

    – Утопленникам? – переспросила удивленно.

    – Ага, – бесстрастно подтвердил господин Эллохар. – Но забудь, главное, что выводы я сделал. Идем быстрее.

    ***

    Подземелья.

    Западное королевство дроу.

    Резиденция шестого жреца великой Тьмы.

    Смерть была его любимым развлечением. Любимым изысканным, желанным. Иногда Таэлрану казалось, что смерть то единственное, ради чего он примкнул к Идущим путем ненависти. И оглядывая жрецов Тьмы, дроу частенько раздумывал, почему именно он, столь далекий от идей заговорщиков, каким-то немыслимым образом встал во главе учения. Но быть лидером, Золотому жрецу нравилось. Это дарило ощущение свободы, значимости, вседозволенности. И позволяло убивать. Смерть – богиня, которой был готов поклоняться Таэран, но увы – смерть не была богиней.

    «Издевка судьбы», – в очередной раз меланхолично подумал жрец, и обвел взглядом присутствующих.

    Черные мантии, рисунок ненависти на лицах, черные когти постукивают по мраморной крышке стола, жаждущие взгляды направлены на него. Ждут, готовые внимать каждому его слову, готовые идти куда прикажет, и даже не подозревают как смешна прежнему недостойному слепая преданность бывших вышестоящих иерархов религии дроу.

    – Братья мои, – Золотой жрец произнес это сидя, презирая давно установленное правило – говорящий да устоит, – имя первой жертвы определено.

    Жрецы не произнесли ни слова, но все и разом подались вперед, жаждущие услышать великое знание. Таэлран мысленно усмехнулся и произнес:

    – Леди Дэя Тьер!

    Мгновение потрясенной тишины и началось:

    – Нет! – категоричное заявление четвертого жреца.

    Таэлран запомнил.

    – Это невозможно, – выдохнул девятый.

    Эгирок сомневается, что ж Золотой об этом знал.

    – Слишком опасно, шестой, – торопливо заговорил первый.

    Бывший лидер фактически, а номинально все еще верховный жрец Тьмы, Кахинор всегда осторожничал. «Именно потому я во главе, а ты пресмыкаешься у моих ног», – мстительно подумал Золотой жрец.

    И вскинул руку.

    Тишина вновь окутала своды великой пещеры Тьмы. Таэлран наслаждался этим упоительным ощущением значимости, но не позволил и тени эмоций отразиться на лице. О нет, шестой жрец был совершенно бесстрастен, спокоен и решителен.

    И вновь решился возразить лишь четвертый:

    – Судьба говорит, что не время. Жертва слишком опасна для нас, братья.

    И с ним были согласны не то, что многие – все. Таэлран отчетливо видел это. Впрочем, он на иное и не рассчитывал, именно поэтому принесший весть скрывался им до сего дня. Потому что именно сегодня, Золотой жрец мог сказать:

    – В саду королевы расцвели розы, братья. Золотые розы.

    И насладился повисшей тишиной. Жрецы потрясенно молчали, глядя на того, кто возглавил идущих путем Ненависти. Он улыбался, сверкая острыми оточенными клыками, столь ярко выделяющихся на фоне выкрашенных в черный цвет губ дроу. И Таэлран не считал нужным скрывать улыбку.

    Да, он бросил вызов верховной власти.

    Да, эта ночь станет пиром Смерти, где главным угощением будут королева и ее дочери.

    Да, никогда прежде идущие не стремились к захвату власти в королевстве, что стало их пристанищем. Но он Золотой жрец, он великий Таэлран, он тот, кто приведет к победе.

    – Отступаешь от канонов, брат, – сухо произнес четвертый жрец.

    Золотой улыбнулся шире, пристально глядя на Тагора, и парировал:

    – Разве каноны привели нас к победе, брат?

    И жрецы переглянулись, а после кивнули, признавая правду Золотого. И только четвертый вновь выступил против:

    – Но смерть королевы не приведет к нашей гибели, а леди Дэя Тьер... Братья, готовы ли вы бросить вызов темному? Готовы ли утратить все, что создали, ради прихоти Золо...

    – Ее избрал не я, – с глухой яростью перебил Таэлран, – и не я пытаюсь оспорить выбор Судьбы.

    А вот это уже намек. С нескрываемой угрозой. Четвертый жрец побледнел, отвел взгляд. Золотой мысленно усмехнулся – Тагор не относился к тем, кто готов был рискнуть и станцевать на лезвии ножа, а потому...

    «Скоро, очень скоро я увижу твою смерть, четвертый, – подумал Таэлран». Но сейчас перед ним Стояли иные задачи:

    – Леди Дэя Тьер, – повторил Золотой жрец.

    – Тьер, – первый нахмурившись, взглянул на Таэлрана и напомнил: – Мы все помним Великий Мрак, брат мой, ты же молод и не ведаешь, что Тьер сын леди Тангирры Анаргат.

    – Почему же, мне это известно, – Золотой позволил себе спокойную улыбку. – Как и то, брат мой Кахинор, что сорок четыре года назад, Судьба указала на леди Тангирру Анаргат, как на дитя Бездны. Но вы, в наивной вере о собственной разумности, вознамерились учить Судьбу, и для свершения ритуала попытались захватить ее племянницу, леди Алитерру. Мне ли напомнить вам, как жестоко наказала Судьба?

    Назад к карточке книги "Темная Империя. Книга 2 (СИ)"

    itexts.net

    Читать онлайн книгу Темная Империя. Книга 3 (СИ)

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 1 (всего у книги 19 страниц)

    Назад к карточке книги

    Елена Звездная

    Темная Империя. Книга третья

    Темная Империя.

    Столичный округ. Поместье Алледа.

    Частные владения рода Алсэр.

    Огонь натолкнулся на препятствие и магистр Смерти понял, что Алсэр после последнего появления в его доме незваных гостей усилил защиту. Усмехнулся. В иное время подобрал бы правильный оттенок огня, или же код, сейчас не стал делать ни первого, ни второго – дал волю собственному демону. И родовая защита была сметена в несколько секунд, оставляя замок обгоревшим, покрытым сажей и полностью доступным ярости принца Хаоса.

    Алар Алсэр проснулся в тот миг, когда с грохотом пали ворота, осторожно приподнялся, желая понять, что происходит и, не желая будить обеих любовниц, но уже в следующее мгновение подобные мелочи перестали его заботить, потому что в спальню главы рода Алсэр ворвался взбешенный магистр Эллохар.

    И темный поразился невероятному контрасту – совершенно каменное выражение лица, и дикий пылающий огонь в глазах, которые смотрели на Алара с яростью и презрением.

    – Ссслушай, Эллохар, – нервно заговорил лорд, – да не похожа она на Дэю, так только цвет волос и...

    Демон медленно перевел взгляд на постель – вгляделся в девушку явно с территорий Приграничья империи – характерный цвет волос, строение тела, цвет кожи, мельком взглянул на вторую – светловолосую, с характерными чертами жительницы человеческих королевств, и после этого направил тяжелый, нехороший взгляд на Алсэра.

    – Давай не будем, – тёмный лорд поднялся, стремительно натянул штаны, – ты не Тьер, мы с тобой равны по силе, Эллохар!

    – Вот как, – медленно протянул магистр Смерти.

    – Именно! – Ал сэр тоже был темным, и выдержкой не отличался, особенно после прошлой схватки, когда совершенно пьяный Эллохар избил его за невинное предложение поискать ему замену Дэи Тьер.

    И что такого, вот он нашел, да у этой не было ни стойкости, ни ума новоиспеченной леди Тьер, зато все остальное очень даже похоже, и Эллохар зря отказался, там имелась еще парочка похожих. И вообще...

    – Убью, – тихо произнес принц Хаоса.

    – Сомневаюсь, – прошипел Алар, призывая всю мощь рода и планируя махом, и поставить на место этого порожденца Ада. И отомстить за прошлые побои.

    И вокруг темного зашумело, заискрилось поле из сотен ярко-синих молний, каждая из которых была способна уничтожить человеческий город или убить дракона, и Алсэр впервые в жизни призвал мощь рода, будучи совершенно уверен, что от подобного Эллохар мгновенно отступит.

    Ошибся.

    В глазах магистра Смерти промелькнуло что-то отдаленно похожее на насмешку, и он спокойно произнес:

    – Для начала выйдем, дабы ты никого не задел ненароком.

    И Алара снесло вместе со стеной!

    Темный лорд опомнился лишь когда началось свободное падение, сгруппировался, перевернулся в воздухе и приземлился на обе ноги – чтобы получить повторный удар такой силы, что его снесло к крепостной стене, и та ответила зазмеившимимя по вековой кладке трещинами.

    Сплевывая темную, тягучую кровь, Алсэр впервые понял, что серьезно недооценил угрозу. Эллохар – насмешник, любитель шуточек, непробиваемо спокойный в любой ситуации никогда и никем среди высших лордов империи не воспринимался сильным противником. Все привыкли считать, что магистр Смерти пользуется покровительством Тьера, чья сила была известна каждому в империи, и потому не трогали. Никогда не трогали, а выходит...

    Алсэр запрокинул голову и вздрогнул – Эллохар медленно спускался к нему по воздуху, словно шагал по невидимым ступеням. Словно зверь подбирался к своей жертве – неторопливо, размеренно, совершенно уверенный в том, что добыча никуда не денется. И от этого темного лорда вдруг охватил ужас. Алар не знал, не мог знать, что это проснулась генетическая память тех сотен предков, коим довелось наблюдать высшего демона на охоте. А охотились демоны на темных еще до появления Хаоса...

    – Слушай, Эллорхар, – темный лорд вновь сплюнул кровь, – давай не будем...

    Удар! Магистр Смерти не пошевелил даже пальцем, но сила его удара смела Алсэра, крепостную стену, две охранные башни. И не

    успел Алсэр подняться, как последовал еще один выплеск силы...

    ***

    Темная Империя.

    Столица. Городской дом четы Тьер.

    Риан Тьер медленно просматривал протоколы допроса выживших Дочерей Тьмы. Горечь, злость, обида, чувство дикой несправедливости, и слова, слова, слова... Темные эльфийки молчаливы по своей природе, а эти – воины боевого подразделения и вовсе словоохотливостью не отличались, но это ранее. Сейчас же...

    Тихий стон рядом, и сонный вопрос:

    – Не спишь?

    – Занят, родная, – шепотом ответил он.

    И знал, что стоит работать в кабинете, и старался не шелестеть страницами, просто не хотел уходить от нее, он любил просто быть рядом.

    Зевнув, она потянулась как кошечка, и Тьер мгновенно забыл обо всем, что только что было прочитано, но Дэя была настроена на иное. Сев на кровати, она поправила подушку так, чтобы сидеть было удобнее, устроилась поближе к мужу и попросила:

    – Свет.

    Мгновенно перестроив собственное зрение, позволявшее ему превосходно читать и в темноте, Риан импульсом зажег светильники и спальня мгновенно наполнилась золотистым сиянием. А его молоденькая жена, без слов забрала из рук лорда стопку с протоколами и принялась читать. Смешная, сонная, с растрепанными волосами и лямочкой ночной рубашки, сползшей с плеча... И лорд Тьер сам не понял, как совершенно выбросил из головы все мысли о дроу, захвате королевской семьи, уничтожении боевого подразделения Дочерей Тьмы и вообще обо веем...

    – То есть они вошли ночью, убивая всех, даже тех кто сдавался, и схватив королеву с дочерьми покинули дворец через потайной ход?

    – уточнила Дэя, просматривая записи.

    – Да, любимая, – Риан наклонился и прижался к обнаженному плечику губами, а после с наслаждением стал покрывать его нежными поцелуями.

    – А почему леди... эм... Тауллиринамиа Эгрох называет его ублюдком Кахейтиса?

    Прекратив домогаться собственную жену, Риан протянул руку, ваял листок, вчитался.

    – Может быть и просто оскорбление, – продолжила Дэя, – но я просмотрела третий протокол и слово «ублюдок» упоминается неоднократно. Совпадение?

    – Сомневаюсь, – Тьер сел, забрал часть протоколов, начал просматривать. – Да, странно. Они военные, на допросе ругательств почти не использовали, но вот это – часто.

    Таэлран Кахейтис незаконнорожденный? – предположила Дэя.

    – Он наследник рода, поставлен отцом во главе дома, незаконнорожденных так не возвышают, – возразил Риан, – но... что-то здесь не так. И с его отцом были нелады, завершившиеся приказом королевы отрубить голову своему любовнику, и с сыном не все понятно.

    – Таэлран сын королевы? – предположила адептка Академии проклятий.

    – Нет, – Тьер улыбнулся жене, – королева дроу может рожать лишь дочерей – особенность, появляющаяся после ритуала вступления на престол, так что нет. Ко всему прочему ни одна эльфийка не стала бы брать собственного сына в любовники, а Таэлран был официальным фаворитом.

    – Но все же что-то с его происхождением не гак. – Дэя зевнула, прикрыв рот ладошкой, и когда поднимала руку, свободный кружевной рукав соскользнул по запястью вниз...

    И темный лорд сорвался, отшвырнув листы с протоколами, папку и остатки сорванной им с жены ночной рубашки. Но едва он припал к губам любимой, в комнате отчетливо разнесся запах крови, и тяжело дыша Тьер выслушал донесение «Магистр Эллохар убивает лорда Алара Ал сэра».

    «Жаль, последний представитель рода был», – безразлично ответил Риан, возвращаясь к самому приятному в своей жизни.

    Темная Империя.

    Столичный округ. Поместье Алледа.

    Частные владения рода Алсэр.

    И все же, спустя час, лорд Тьер стоял во дворе родового замка Алсэров и поражался масштабам разрушений. Как такового замка уже не было, зато в наличии имелись живописные развалины, перепуганные обитатели, и яростные проклятия. Проклятия доносились сверху, из помещения некогда бывшего спальней Алара, и звучали они не особо громко.

    Тьер медленно взлетел вверх, и когда опустился на ковер в спальне Алсэра, искренне поразился происходящему – Рэн сидел на краешке столешницы, а избитый, в кровоподтеках, со сломанной левой рукой Алар, сидел за столом, и ругаясь сквозь наполовину выбитые клыки, что-то записывал.

    – Дальше. – холодно приказал Эллохар.

    – Чтоб тебя драгны сожрали! – выругался Алсэр.

    – Это вряд ли, – меланхолично ответил магистр Смерти, – у меня обучаются две представительницы данной расы, и они не едят демонов. Пиши давай. Кошмарных, Риан.

    Тьер усмехнулся, но ничуть не удивился тому, что друг его появление заметил. А вот Алсэр взвыл, попытался встать, хотел что-то сказать, и был остановлен холодным:

    – Пиши, угребок помойной ямы всех кланов орков. И если пропустишь хотя бы одно имя, мразь, хотя бы одну девушку, я узнаю, ты меня понял?

    Темный горд заскрипев оставшимися зубами, вернулся к составлению списка с именами всех, с кем он переспал в Третьем человеческом королевстве. Список выходил внушительным, голова болела от необходимости вспоминать, да и имен многих он попросту не знал, но еще в начале треклятый принц Хаоса, который только притворялся слабым, а оказался ужасающе сильным, сказал отличительные черты. А потом пойдешь и узнаешь имя, и последствия твоего недержания, орочий выхухоль!». «Как Тьер у него учился? – в очередной раз подумал Алсэр, старательно записывая все, что мог вспомнить о своих мимолетных связях с человечками. – Как он вообще там выжил?!». Подойдя к этой живописной композиции, магистр Темного Искусства с интересом заглянул через плечо Алсэра собственно на список, впечатлился, бросил внимательный взгляд на Эллохара и удержался от вопросов. Все что Риал знал – у Даррэна появился кто-то в Третьем королевстве. В том, что избиение Алсэра с этим кем-то связано ему так же стало ясно. Но Риан не сомневался, что у Алара с этой девушкой ничего не было – иначе сейчас он не писал бы, а лежал мертвый. Осмыслив имеющуюся информацию, Тьер решил задать тот единственный вопрос, на который имел право:

    – И что он будет делать с этим списком? Эллохар ответил убийственно спокойно:

    – Вернется в Третье королевство, найдет каждую из девушек, внимательно выслушает, что они о нем думают, заплатит деньги всем, и там, где это необходимо, окажет помощь. Затем напишет мне подробный отчет, и вот тогда, может быть, я её не добью.

    Алсэр, пользуясь присутствием Тьера взвыл, отшвырнул перо и заорал:

    – Да как ты себе это представляешь? Да это сколько времени я на них потрачу? Да…

    Внушительный подзатыльник заставил его заткнуться, а после, Эллохар, потрепав темного лорда по плечу, ласково, как маленькому, объяснил:

    – Нагадил – убирай. Если тебе мамочка этому не научила, значит научит добрый дядя магистр Смерти. Хорошо научит, чтобы на всю жизнь запомнил! Пиши, мразь!

    Тьер вмешиваться не стал. Во-первых, слишком хорошо знал своего наставника и бывшего преподавателя, чтобы решиться на подобное когда магистр в таком состоянии, во-вторых, полностью разделял точку зрения Эллохара.

    Но когда список был закончен и Даррэн призвал огонь, чтобы покинуть развалины родового поместья Алсэров, стремительно шагнул к другу, намереваясь перенестись с ним и поговорить. Разговора не вышло.

    Темная империя.

    Южный округ. Взгорье.

    Дагарлах.

    Когда огонь опал, Риан недоуменно огляделся – они находились в Дагарлахе, столице драконьей расы. Здесь, на территории вечно покрытого снегами высокогорья, высились дворцы и замки представителей чешуйчатого народа, реяли на ледяном ветре яркие флаги, сверкали покрытые изморозью многовековые стены, спешили к ним дозорные.

    – Да, я понял, есть разговор, – отвечая на не высказанный вопрос друга произнес Эллохар, – мы на минутку всего, тут одно небольшое дельце. Потом поговорим.

    Возражать Риан не стал, а его присутствия было более чем достаточно, чтобы все крылатые драконьи стражи, склонив в знаке почтения длинные шеи, отказались даже от намерения вмешаться в происходящее.

    Темная империя.

    Южный округ. Взгорье.

    Дагарлах.

    Риоллон Навирае.

    День свадьбы важное событие в жизни каждого дракона, ведь гордый народ, что первым встречает солнце и парит в облаках, вступает в брак лишь один раз в жизни, навеки связывая себя с избранной парой. И Риоллон, поправляя галстук белоснежного свадебного костюма, был доволен выбором – Тасериа из рода голубокрылых Гаренса, юная, едва ставшая на крыло, покорная и послушная, и ее отец глава рода – что значило не мало в Дагарлахе. Весьма не мало, и Риоллон надеялся на помощь тестя в борьбе за главенство в роду Навирае, которое амбициозный дракон планировал занять. Все шло потрясающе.

    Обряд начался с ночи, когда молодые возносили благодарности, молитвы и дары предкам. После озвучили клятвы роду расе драконов, заверения в верности властителю Ниэрумелю, и вот сейчас, стоя в усыпанном замерзающими цветами храме на вершине горы Элитей, молодые готовились произнести клятвы друг другу, а после обратившись в драконов, должны были совершить три круга над горами, летя рядом, и демонстрируя всем и каждому, что отныне они пара, связанная на века...

    Но в тот самый момент, когда Риоллон набрал воздуха, чтобы клятва его зазвучала перекрывая свист ветра, раздалось очень вежливое:

    – Всем кошмарных.

    Подавившись воздухом, дракон откашлялся, после высокомерно вскинул голову, чтобы одарить нечестивца, посмевшего прервать церемонию, презрительным взглядом, но оцепенел.

    У подножия лестницы, ведущей к алтарю, стоял сам лорд Даррэн Эллохар, магистр Смерти и по слухам истинный принц Хаоса, а в храм неспешно входил лорд Риан Тьер, тут же принявшийся раскланиваться с самыми высокопоставленными драконами королевства. Да что там с высокопоставленными – сам властитель Ниэрумель покинув трон, бросился приветствовать племянника самого императора Темной империи.

    Но сам Риоллон вдруг понял, что это пришли за ним – пристальный, злой взгляд магистра Смерти не оставлял простора, для иных идей, как впрочем и взбешенное:

    – Топай сюда, мразь чешуйчатая!

    Дракон не был темным лордом и не продержался и десяти минут. Так что спустя указанное время, сидя на ступенях в храме и вытирая капающую из вконец разбитого носа кровь платочками.

    Подробный, с указанием времени и места, и свидетельствующий о том, что в ближайшее время могут появиться на свет еще четыре дракончика.

    Все остальные молодые драконы мысленно составляли похожие списки, испуганно глядя на стоящего над Риоллоном лорда и Эллохара. И боялись, все и каждый, потому что методично избивая жениха, магистр Смерти подробно и в деталях рассказывал о том, что происходит в случаях, когда человеческая женщина рожает дракона без присутствия отца. И о сгоревших изнутри утробах, и о новорожденных драконах, невольно убивших матерей и не сумевших выбраться из обгоревших ребер, а потому погибших, и о сожженных деревнях, и о том, что возьмет под контроль каждый случай непроизвольного пожара такой силы, что оплавляются скалы. Стоит ли удивляться, что к концу написания дрожащим Риоллоном своего списка, все не связанные узами брака драконы торопливо покинули свадьбу, и в Дагарлахе вскоре появилось немало человеческих девушек.

    А еще в Даргалахе произошел один прилюдный отказ от брака, и когда вернувшийся после поисков своих бывших возлюбленных Риоллон, поднялся в храм, Тасерия обратилась и взлетела сама, пролетев три круга над горами и демонстрируя всем, что она в свободном полете. И ее отец, и весь род голубокрылых Гаренса полностью поддержал решение своей дочери – безответственный дракон им был совершенно не нужен.

    Темная Империя.

    Ксарах

    Школа Искусства Смерти.

    От драконов магистры перенеслись в школу Смерти, и там, бросив Тьеру «одну минуту», Эллохар вызвал Тарага. приказав ему вызывать магиану Соейр.

    – Наверное, мне стоит исчезнуть, – нехотя произнес Тьер.

    – Что так? – Эллохар прошел, сел в кресло у окна, указал другу на диван.

    – Неадекватно реагирует, – с улыбкой пояснил Риан.

    Рэн не улыбнулся – губы сжались, на скулах затанцевали желваки и магистр Смерта хрипло произнес:

    – Они нас ненавидят, Риан. Это не неадекват, это ненависть.

    Открылась дверь, пропуская магианну Соер и та, что с уважением относилась к директору школы Искусства смерти, вздрогнула, при виде лорда Тьера.

    – У меня к вам просьба, Соер, – не обращая внимания ни на ее реакцию на магистра Темного Искусства, ни на растрепанный сонный вид – магианна была поднята с постели, – возьмите с собой двух преподавателей с кафедры человеческой анатомии, Тараг перенесет вас в Сарду прямо в городскую лечебницу. Там сейчас находится молодой маг Ниран Сайрен.

    Совершенно забыв о присутствии Тьера, магианна повернулась и потрясение посмотрела на Эллохара.

    – Да, жив, – подтвердил магистр Смерти, – но искалечили мальчика знатно. Утром им собираются заняться Сайрен и Лориес, но они оба измотаны, насколько мне известно, Лориес толком не спал последние трое суток, с Найриной примерно та же история. Целительница задала лишь один вопрос:

    – Психологически мальчик пострадал?

    Ответом ей был усталый взгляд магистра, и женщина все поняла.

    –      Мне следовало раньше сообщить ректору о своих подозрениях, упавшим голосом произнесла Соер.

    – Не корите себя, вы ничего не смогли бы сделать. Ступайте, у вас два часа.

    Магианна, кивнула и торопливо вышла, бросив еще один полный ненависти взгляд на Риана.

    –      Знаешь, что меня бесит? – едва за ней закрылась дверь, произнес Эллохар.

    –      И что же? – полюбопытствовал Тьер.

    Даррэн резко выдохнул и прошипел, не скрывая всей своей ярости: – Напортачили вы с Аларом, а разгребать мне!

    Третье королевство.

    Сарда

    Найрина Сайрен.

    Нирана вылечила магианна Соер. Когда я утром, отоспавшись всего несколько часов, пришла в лечебницу, брат ждал меня уже в сквере у входа, а рядом с ним стояла странная и немного неправильная девушка – тоненькая, высокая ростом с Нирана, со странным оттенком глаз и нечеловеческой грацией. Я остановилась, не дойдя бы, не появись Соер.

    Магианну не интересовала ни я, ни мои опасения на счет странной девушки, ни мои проблемы – жестко, сухо и подробно она описала мне характер внутренних повреждений Нирана и работу, которую они провели по их устранению. Затем, пока оперировала привезенного ночью с двумя ножевыми ранениями мужчину, продиктовала список больных, которых она с леди Шиари, последняя не просто ассистировала – проводила операцию в соседней операционной, – успели излечить. Фактически выходило, что всех. Причем основную работу провела леди Шиари.

    К тому моменту как проснулся профессор Лориес, больных в лечебнице уже не осталось, но и магианны Соер с двумя помощницами не было так же. И мы с Hираном молча сидели в приемном покое, где санитарки и сестры милосердия, сбиваясь с ног, торопились всех выписать. Через несколько часов лечебница опустела, но уже к вечеру привезли новых больных.

    Меня профессор Лориес оформил как работника лечебницы, с невысокой зарплатой и социальным пособием. Именно это пособие, и дало мне возможность, начать поиски съемной квартиры.

    А спустя несколько дней, которые я провела словно во сне – поиск квартиры, переезд, покупка нехитрого скарба на первое время, в двери дома госпожи Шилли, где мы ужинали с Нираном по вечерам, постучался странный человек.

    Слуги его впустили, и тот – высокий, излишне бледный, несуразно– неправильный и в одежде странного покроя, войдя в гостиную, попросил возможности переговорить с леди Сайрен, то есть со мной, наедине. Мне не хотелось никого видеть, но все же я поднялась из-за стола, вышла к странному посетителю, указала на террасу, где мы могли беседовать без свидетелей, и с трудом сдерживая дрожь, прошла первая в открытую дверь.

    Каково же было мое удивление, когда мужчина, сбросив с себя иллюзию и представ передо мной внушительным темным лордом, поклонился, протянул мне какой-то свиток, а едва я его взяла, холодно представился:

    – Мое имя лорд Алар Алсэр. Это, – он указал на свиток, – список всех девушек Третьего королевства, с которыми я имел глупость развлечься. Перед всеми извинился, всем выплатил моральную компенсацию и больше никогда не взгляну ни в сторону вашего королевства, ни в сторону ваших женщин. Вы довольны?

    Не ведая, что на это ответить, я лишь сделала осторожный шаг назад, продолжая смотреть на темного лорда.

    – Э нет, стоять! – прошипел он.– Мне нужен четкий и конкретный ответ, по поводу вашего довольства или не довольства! Знаете, леди Сайрен, я не спал четверо суток, я шастал по вешу вашему проклятому королевству, так как увы – магини разбежались кто куда, в столице никого не найти! У меня регенерация проходила в движении, а это, скажу я вам, преотвратно! У меня нос сросся неправильно!

    Только сейчас я поняла, что у меня вызвало ощущение несуразности – у темного был сильно искривлен нос. Поддавшись какому-то странному порыву, совершила три шага, и подойдя к лорду Алсэру, вскинув ладонь – лорд был высок, – прикоснулась к самой выдающейся части его лица. Хруст костей, глухой взрык темного, и я отступила, глядя на идеально правильный уже нос.

    Лорд Алсер выдохнул сквозь зубы, после прикоснулся к своему носу сам, ощупал, хмыкнул и поинтересовался у меня:

    – Целительница?

    Кивнула, вновь отойдя от лорда на максимальное расстояние, жаль терраса была весьма небольшой.

    – Благодарю вас, – его голубые глаза странно сверкнули, – и на список посмотрите, пожалуйста.

    Послушно развернула список так, чтобы при чтении отчетливо видеть темного лорда, потому что Ниран еще слаб и воспользоваться магией не может, так что остаюсь только я, и терять бдительность в моем положении глупо.

    – Вы меня боитесь? – внезапно ехидно поинтересовался темный

    – Опасаюсь, – ответила я , удивленно вглядываясь в первую строчку.

    – Но не боитесь, – уточнил лорд Алсэр.

    – У меня теперь есть магия, соответственно я в состоянии себя защитить, сухо ответила ему.

    И вздрогнула, так как темный внезапно шагнул ко мне, но остановился, словно натолкнувшись на мой взгляд.

    – Да не трону я вас, – на губах лорда заиграла странная улыбка, – просто хочу понять, вы действительно полагаете, что сможете защититься, если я захочу напасть?

    Не полагаю, я точно знаю, что мне нечего противопоставить темному лорду, кроме разве что маленькой пакости:

    – Защититься – нет, но нарушить вашу систему кровоснабжения вполне, и не каждый целитель сразу разберется какой именно орган пострадал, а это упущенное время. Не приближайтесь ко мне, лорд Алсэр.

    Темный вскинул руки, в пораженческом жесте, затем сделал шаг назад и уже оттуда, задумчиво произнес:

    – Где они вас таких находят?

    Вопрос был явно не ко мне, а потому я и не стала отвечать.

    – И почему мне такие вовсе не попадаются? – продолжил темный. – Это какой-то мировой заговор, подлянка Хаоса и адова несправедливость!

    Я не вслушивалась в его слова, потому что никак не могла поверить в другие, те, что были начертаны в свитке:

    «Я, Оллиэт Игрел, магианна второго курса, не имею никаких претензий к лорду Алару Алсэру, вследствие уплаты последним десяти золотых в наличной валюте.»

    И роспись внизу.

    Но это было только начало, далее следовало:

    «Я, Лирата Энисат, магианна в звании мастера, не имею никаких претензий к лорду Алару Алсэру, вследствие покупки им по моему требованию дома на улице Риззерт.»

    – Ну как? – поинтересовался нетерпеливый темный лорд.

    Не ответив, я продолжила смотреть список. Сто семнадцать имен, сто семнадцать девушек, которые «не имеют претензий», и оплата за отказ от претензий от «встал на колено и был прощен за похищения моего девства», до «откупился бриллиантовым колье». Леди, магианны, торговки, прачки, пастушки, горничная из гостиницы, жена трактирщика, дочь кузнеца... Учитывая, что лорд Алсэр пробыл в нашем королевстве не более двадцати дней, список оказался более чем внушительным.

    Перевела свой взгляд на темного – тот, в ожидании пока я все прочту, уселся в кресло, и теперь с интересом наблюдал за мной оттуда. Мне же откровенно было не по себе.

    – Лорд Алсэр, хм, – я прочистила горло, – могу я узнать, по какой причине, вы... предоставили мне данные сведения?

    Темный усмехнулся, медленно, подчеркнуто медленно оглядел меня с ног до головы и протянул:

    – Вот почему этим двоим всегда так везет?! – и, не дожидаясь какой-либо реакции с моей стороны, продолжил: – У меня всегда было больше женщин, да и демонесс, и с ведьмами на Листаре я дольше зажигал, вот где справедливость?

    Он прищурился, и задал неожиданный вопрос:

    – Вы меня ненавидите?

    – Да, – совершенно спокойно ответила ему.

    – За что? – искренне удивился лорд Алсэр. – Я вас и пальцем не тронул!

    – Меня нет, – согласилась я, – но мне пришлось лечить тех, с кем вы…

    Я осеклась, темный помрачнел.

    Немного помолчав, я холодно осведомилась:

    – От меня требуется, чтобы я так же приписала в вашем списке, что не имею к вам никаких претензий?

    Он отрицательно покачал головой и произнес невероятное:

    – Этот список создавался для вас, леди Сайрен.

    Я была откровенно потрясена его словами, но справившись с удивлением тихо спросила:

    – И кто же попросил вас передать мне...

    – Не просил, – хмыкнул темный, – это было требование. Ультиматум, если хотите.

    Впрочем ответ мне не требовался – я отчетливо вспомнила таверну в Хаосе, ее перепуганных клиентов, страх, что читался в их глазах при виде темного лорда, маскирующегося под человека... А ведь они его даже в человеческом обличие узнали... И это подобострастное от громадного паука «Ваше высочество»...

    – Это был лорд Эллохар, да? – прямо спросила я.

    Лорд Алсэр кивнул, продолжая внимательно меня разглядывать. Я же думала о другом – он принц Ада, он действительно принц Ада...

    – Благодарю вас, – мой голос однако не выражал благодарности. – От меня что-либо еще требуется?

    Темный отрицательно покачал головой, затем встал, склонил голову и произнес:

    – Ужасающих... эээ... в смысле – всего доброго, магианна Сайрен.

    Вспыхнуло синее пламя.

    А когда угасло темного лорда на террасе уже не было. Осталась я, свиток в моих дрожащих руках, и набатом звучащие слова:

    «Давай так, Найриша, ты сидишь дома, носки штопаешь, никуда не лезешь, ни в какие передряги не попадаешь, а я тебя не трогаю, идет, девочка?».

    Спрятав свиток в карман, я вернулась к семейству Шилли и брату.

    Они уже закончили с ужином, и теперь лишь моя тарелка и блюда для меня оставленные занимали стол, братья Шилли и Ниран пересели за игральный столик и достали карты, госпожа Шилли сидела за освобожденной частью стола, и просматривала отчеты от поставщиков.

    – Очередной больной? – вопросила она, не прерывая чтения.

    – Да, к сожалению, вылечила, – тихо ответила я, присаживаясь на стул.

    Аппетит пропал совершенно. Страх, недоумение, изумление, беспокойство, тревога – все эмоции смешались. Мои чувства не давали мне покоя, ведь я видела его во сне каждую ночь! Серо-синие глаза, такие внимательные, такие удивительные, улыбку – чуть хулиганскую и немного мальчишескую, руки – от прикосновения которых, я забывала о собственном одиночестве в этом мире. Мне так хотелось, чтобы он был, существовал именно тот господин Эллохар, который невероятным, неимоверным образом столько раз приходил мне на помощь, по сути ничего за это не требуя... Всего лишь поцелуй

    – Найриша, что с тобой? – встревожено спросила госпожа Шилли. Торопливо вытерла слезы, постаралась улыбнуться, и ответила:

    – Все хорошо, тетя, просто устала.

    От игрального стола донеслось:

    – Найри, еще хотя бы часик, мы вчера эту партию так и не доиграли.

    Ниран...

    Ниран изменился. Стал другой – более взрослый, более резкий, с каким-то презрением ко всему женскому полу и провалами в памяти. Он помнил все события до того, как уехал сопровождая архимага Габора в какое-то важное, но непонятное путешествие, и поэтому вел себя так, словно вообще ничего не произошло. Он даже стоя на развалинах нашего сожженного дома так до конца ни во что не поверил, как не верил и в то, что у нас более нет тех денег, что родители оставили в наследство. И он не думал ни о работе, ни о том, что новый костюм, заказанный им у портного, сейчас для нас слишком дорог...

    Впрочем, Ниран сейчас один из немногих, у кого есть магия, он восстановится. Магианна Соер сказала, что была вынуждена стереть его память о тех событиях, именно чтобы не выгорел как маг, а значит все будет хорошо, пройдет немного времени и все наладится.

    – Найри, с нами не хочешь? – спросил Герман.

    Я отказалась и вновь погрузилась в невеселые мысли. О Ниране, о своем будущем, о Даррэнс Эллохарс и том ужасе, который он вызывал даже у обитателей Ада.

    «Давай так, Найриша, ты сидишь дома, носки штопаешь, никуда не лезешь, ни в какие передряги не попадаешь, а я тебя не трогаю, идет, девочка?».

    – Тетя Франни, – обратилась я к госпоже Шилли, – а не могли бы вы научить меня готовить?

    – Что?– искренне удивилась вдова булочника.

    – Готовить, – повторила я. – Пирожки печь и еще носки штопать, я зашивать умею, а вот чтобы штопать...

    – Эм, – кругленькое румяное лицо госпожи Шилли выражало недоумение, – ну если ты хочешь, дорогая, то конечно... ничего сложного. Давай доедай и идем, я как раз тесто поставила, люблю иногда мальчиков побаловать собственной выпечкой. Ты пирожки, с чем хочешь?

    – Без разницы, – честно призналась я.

    – Значится там, на месте решим, – заключила госпожа Шилли, поднимаясь.

    Третье королевство.

    Сарда. Дом госпожи Шилли.

    Хеарин не могла понять, что произошло – женщины давно поднялись и вышли из гостиной вдовы булочника, оставив мужчин за игрой, но магистр Смерти продолжал стоять у стены, привалившись к ней плечом и сложив руки на груди. И взгляд его не выражал ничего хорошего, более того адептка четко видела, что директор пребывает в ярости.

    – Она... на кухне, – осторожно произнесла Хеарин.

    – Заткнись, – прошипел лорд Эллохар, даже не пошевелившись.

    Варнаи подчинилась, но отчетливо понимала – что-то в этом желании печь пирожки магистру весьма и весьма нe понравилось, и ее терзало любопытство на тему – что именно. От Сагруса она знала, что принц Хаоса приводил человеческую девушку в таверну в столице, догадывалась, кто был этой девушкой, и совершенно не понимала, почему после этого все прекратилось.

    – Ладно, позовешь, когда она выйдет из квартиры, – холодно приказал магистр Смерти.

    – Вы имели ввиду из дома? – не поняла вампирша.

    – Нет, Хеарин, я отдал четкий приказ – когда выйдет из квартиры!

    – А разве она выйдет, ночь же и...

    Взревел огонь и через секунду вопросы девушка могла задавать уже только пустоте. Или Сеагрусу, высунувшемуся из стены и вопросительно на нее поглядывающему.

    – Злой? – прошипел змей.

    – Злой, – согласилась адептка.

    – А я все понял, – Сагрус вполз в гостиную, и Хеарин как и всегда пришлось наложить дополнительную иллюзию, но на этот раз змей неожиданно прошипел: – Не трать силы, я в режиме призрака

    Назад к карточке книги "Темная Империя. Книга 3 (СИ)"

    itexts.net

    Читать Темная Империя. Книга 2 - Звездная Елена - Страница 1

    Елена Звездная

    ТЕМНАЯ ИМПЕРИЯ. КНИГА 2

    Третье королевство. Сарда

    Наирина Сайрен

    Мир, в котором я родилась и выросла, мир магии, чудес и волшебства — исчезал. Маги, те кто прежде правил в Третьем королевстве, стали изгоями. На дорогах больше не мелькали мантии, не было видно распущенных волос свободных магинь, не привлекали внимание длинные белоснежные бороды архимагов и ни одной остроконечной шляпы вам не удалось бы найти. В городе ходили слухи, что маги собирают войска на границе и готовятся вновь вернуть себе власть. Газеты писали, что лишенные сил, не получив положенную по договору помощь от Семи королевств, нашли поддержку в стане магов-отступников. В последнее я не верила. Не верила и в то, что прежний порядок вернется.

    Для меня, мир наполненный волшебством, канул в небытие.

    И я строила свой собственный мир, строила старательно, с усердием и верой в то, что сумею справиться. Должна.

    — Я отправляю список? — спросил Алех, отрывая меня от созерцания новой вывески.

    На темно-зеленой эмали золотая вязь «Магия чая».

    Название придумала я. Оформление тоже, и даже писать пришлось мне, впервые с первого курса и подзабытых уроков каллиграфии взявшись за кисть. А вот орнамент вывески расписывал уже мастер, я бы так не сумела.

    — Да, отправляй, — подтвердила я. — Позвать господина Данеса?

    Алех кивнул. Затем оглядел уличную террасу и в очередной раз произнес:

    — Волшебно получилось.

    Я покраснела от смущения. Алех сегодня впервые увидел все, что мы с Германом и Сэмом сделали за прошедшую неделю. И честно признался — не верил, что успеем справиться так быстро. Мне и самой не верилось. Но успели. Открытие — сегодня вечером. И я с замирающим сердцем в очередной раз осмотрела белоснежную кирпичную кладку, сменившую деревянные доски, изящную дверь из стекла и кованных лиан, столики темного дерева, покрытые белоснежными квадратиками ажурной скатерти, букетики белых полевых цветов, в простых, но элегантных белых глиняных вазочках, сверкающие темным лаком стулья, лианы выращенных за городом чайных роз, оплетающих отделяющий террасу от дороги заборчик. Просто, элегантно, изысканно.

    И совсем иная атмосфера, стоит вступить в саму чайную — сразу, с порога словно окунаешься в легкий флер горьковатого зеленого чая и весеннюю цветочную композицию. Это не чай — особое, созданное по моему заказу чайное масло, коим были пропитаны белоснежные тканевые фонарики, в которых горели свечи. Это был главный акцент интерьера. Днем белоснежные фонарики в наполненном солнцем за счет увеличенных оконных проемов пространстве оттеняли стены, отделанные светлым лакированным деревом, в тон к плетенным стульям, вечером освещали все мягким приятным светом. И получалось, что в основном зале постоянно было светло и радостно, а вот во внутреннем, где каждый столик располагался в отдельном огороженном плотной тканью кабинете, царил полумрак и днем, и в вечернее время. И особой гордостью была посуда — белоснежные чайные сервизы, белоснежные тарелки и подносы и сверкающие, словно серебро, столовые приборы.

    Мне нравилось. Особенно созданный под старину план нашей Столицы, размещенный на потолке, и позволяющий приезжим изучить карту города, расположение гостиниц и рестораций. Идея была моя, но Сэм подошел к ней по своему — насколько я поняла, владельцы тех гостиниц, что наиболее ярко отображались на карте, оплатили покупку мебели в нашу чайную. Не знаю, как у среднего Шилли это получилось, но судя по разговорам братьев, я все поняла правильно. К слову цветы, которые оплетали уличную терассу, для нас купили братья Гиборт, которым принадлежало более ста экипажей извозчиков. Договаривался с ними Герман, вследствие их договора при необходимости вызвать извозчика для посетителей, подавальщики обращались именно к извозчиками братьев Гиборт. Понять выгоду данной схемы я могла с трудом, а потому просто доверилась Герману и таким образом мы смогли внести в интерьер чайные розы.

    — Господин Данес, — окликнула я, не увидев управляющего в чайной.

    — Да-да, иду, — послышался его голос, со стороны кабинетов.

    Не удержавшись, я последовала туда, и застала удивительную картину — господин Данес, господин Иллон, администратор чайной, и госпожа Иллон, старшая кухарка, сидели на белоснежном диване в одном из кабинетов, вытянув ноги и сцепив руки на затылке.

    — Дааа, — протянула госпожа Иллон, едва я оказалась в их поле зрения, — красотааа… Вставать не хочется, госпожа Найрина.

    Я улыбнулась. Здесь все обращались ко мне «госпожа», а не леди, мне так было проще, да и им, полагаю, тоже.

    — Очень удобно, — подтвердил ее супруг, — эдак, госпожа Найрина, наши посетители и подниматься не захотят.

    — Надеюсь, им понравится проводить вечера здесь, — улыбнулась я.

    — О, поверьте, госпожа Найрина, еще как понравится, — поднимаясь, заверил меня господин Данес. — Это будет самое роскошное заведение столицы.

    — Да услышит вас Богиня Судьбы. Идемте, господин Данес, Алех ждет.

    Едва я это произнесла, госпожа Иллон бросила быстрый взгляд на супруга, тот просто странно усмехнулся. Ничего более, но мне стало крайне неприятно, особенно если учесть, что в последнее время я все чаще замечала вот такие странные взгляды, стоило мне оказаться рядом с Алехом или заговорить о нем. Впрочем, почти то же самое происходило, стоило появиться Герману или Сэму.

    — Что-то не так, госпожа Найрина? — встревожился господин Данес. Оба супруга Иллон тут же на меня посмотрели, а я отвела взгляд.

    — Идемте, — напомнила господину Данесу и вышла.

    А после… У тканевых стен есть один недостаток — они тонкие, и потому я услышала состоявшийся диалог:

    — Женится он на ней, помяните мое слово, — заявила госпожа Иллон.

    — И правильно сделает, хорошая, светлая девушка, — добавил господин Иллон.

    — Да не будет ничего, — устало оборвал их господин Данес, — Найрина леди, и к тому же магианна, а девушка она и вправду светлая, и уж ничего не совершит, что в дальнейшем принесет вред Господину Шилли.

    Я тихо уходила, не желая слушать дальше, но следующая фраза вынудила остановиться:

    — Говорят, маги вернутся, — едва слышно сказала госпожа Иллон.

    — Не будет войны, — рыкнул на нее господин Иллон.

    — За аристократами темные лорды стоят, — понизив голов, произнес господин Данес, — а главный у них, говаривают, слово свое держит. Отстоят.

    — А коли так, женится он на ней, — резюмировала госпожа Иллон.

    Я бесшумно покинула внутренний зал, вышла на террасу. И застигла удивительную картину — на пороге террасы стоял полный черноволосый с проседью мужчина, в длинной белой тунике, холщевой безрукавке, белых брюках и остроносых сапогах, а Алех вежливо, но нецензурно, советовал ему покинуть территорию. При моем появлении речь старшего Шилли мгновенно оборвалась, и мне сказали:

    — Извини, сорвался.

    Мужчина же, противно растягивая слова, воскликнул:

    — А это, видимо, и есть та самая полюбовница! Рад, искренне рад познакомиться, госпожа Найрина.

    Кровь отхлынула от лица, однако распрямив спину, я холодно отрезала:

    — Леди Сайрен. А с кем имею сомнительную честь беседовать?

    Мужчина скабрезно осклабился и хотел было что-то сказать, но тут случилось странное — неловкое движение, словно споткнулся, замысловатое ругательство в процессе падения и треск! Отвратительный, жуткий треск, который издают только ломающиеся кости!

    Я бросилась к упавшему первая, Алех проорал «Санр», но естественно остался стоять на месте. С его сломанной ногой, ничего иного ему не оставалось. Выбежав из террасы, опустилась возле стонущего и непрерывно ругающегося мужчины, и с трудом удержала вскрик — открытый перелом. Острая кость прорвала ткань брюк, сейчас заливаемых кровью.

    — Найри, отойди от него! — рявкнул Алех, судя по звуку, пытающийся встать на костыли.

    Я не отошла.

    Торопливо стянула пояс, перевязала ногу господина, стянула, словно жгутом. Мужчина, перестав ругаться, смотрел на меня огромными от боли глазами, и едва сдерживал слезы.

    online-knigi.com

    Книга "Темная Империя. Книга 2" из жанра Любовно-фантастические романы

    *.*.38.209

    Ну что сказать, обычно я не пишу отзывы, читаю молча, но тут я аж зарегестрировалась. Дальше идет исключительно мое мнение. Итак, в общем и целом читала, как, думаю, многие, потому что хотела продолжение АП. Хотя, если честно, то даже в АП Дэя временами меня бесила невероятно: бараньей упертостью не по делу, вечным молчанием когда не нужно и постоянным влипанием в неприятности, происходящем из-за игнорирования слов людей, владеющих ситуацией (напоминает подростка, из вредности убегающего из дома по карнизу 9 этажа чтобы погулять с друзьями ночью по крышам гаражей, даже не понимая опасности и чего же все взрослые в бешенстве). Но эта злость на героиню искупалась сюжетом и интригой расследования, образами Эллохара, Тьера и других адекватных персонажей, временами поведением самой Дэи (да-да, оно мне временами нравилось). Но в данном случае поступки и характер героини вызывает сначала раздражение, раз так в двадцать большее, чем в АП, а потом просто недоумение. Предполагается, что 17-летний врач, у которого погибли родители, няня, пропал без вести брат, которая год живет сама по себе, обеспечивает себя как-то (ну да, продавая драгоценности родителей), работает в больнице, все еще гуляет по радуге и закусывает облаками. За все три книги я не увидела ни одного поступка или реакции взрослого самостоятельного человека. Такое впечатление, что девушке не 17, а 7, когда вокруг все люди милые, добрые, хорошие, никто никого не похищает, не грабит, не насилует. Причем она даже не то, чтобы знает о такой возможности, но не применяет это к себе - она даже не знает. Живет в своем розовом мирке. В течении книги я не запомнила ни одной сцены, в которой бы героиня не рыдала, вела сколько-нибудь внятный диалог или действовала хоть сколько-нибудь четко и решительно. Хотя нет, в третьей книге в конце у героини внезапно прорезалось хамство, бестактность, полное отсутствие врачебной этики (потому что иначе реплики в библиотеке и за обеденным столом я назвать не могу). И самое главное, что взрослый 160-ти летний адекватный Эллохар вдруг и сразу влюбился в героиню. В чем-то я его понимаю - такую героиню встретить и за следующие лет 500 не удастся, упустишь -  и все, встретить снова шансов нет. В общем-то героине предложить Эллохару нечего - она ему не равна. И хоть еще 160 лет пройдет - ничего не изменится.  Но и это я могла бы простить (пролистовая сцены "мира"), если бы была интересно описана "война". В данной книге я этого не увидела. В общем, я разочарована.

    www.rulit.me