Читать онлайн "Темный княжич" автора Плотников Сергей Александрович - RuLit - Страница 1. Книга темный княжич


Темный княжич читать онлайн

Темный княжич

Сергей Плотников

Год издания: 2016

Страниц: 75

В землях Побережья уже несколько веков властвуют князья – светлые маги, – и это всех устраивает. «Большой сосед» – Республика Рито установила на союзной территории свои законы и «подперла» со стороны своей границы неугомонных и гордых властителей маноров тремя подконтрольными герцогствами, обеспечив таким образом себе щит от беспокоящих набегов темных заморцев. Кирилл, ставший «попаданцем», ничего о сложившейся политической ситуации не знает – ведь он теперь всего лишь пятилетний сын одного из князей, да еще и с темным даром вместо светлого. Ну и что может случиться, если он проверит свою новоприобретенную магию в простом безобидном опыте? Как оказалось, много чего: ведь ситуация уже назрела, а незнание – не освобождает от ответственности…

Стр. 1 из 75

© Сергей Плотников, 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2016

Мечты сбываются. Я не раз и не два слышал эту фразу – от людей, для которых жизнь начиналась и кончалась на дне бутылки с водкой, и от людей, чьи имена, возможно, еще не один десяток лет будут помнить потомки – хотя бы как авторов учебников или научных теорий. Как ни странно – и с первыми, и со вторыми я сталкивался регулярно. Безобидные пьянчужки облюбовали единственную лавочку запущенного когда-то сквера, а теперь скорее порядком загаженного мини-перелеска между одной из задних калиток в ограде университета и ближайшей подходящей остановкой автобуса, а маститые доктора наук и куда менее маститые при них кандидаты в высокой концентрации пребывали внутри лабораторного корпуса того же учебного заведения. Первые выражали свои простые мысли прямо, в основном при помощи трех дюжин существительных (вроде «паленка» и «закусь») и скромного словаря табуированной лексики, вторые, даром что физики и математики, могли завернуть такое, что и сами забывали начало фразы к ее концу… но в одном сходились и те и другие: мечты – сбываются. Н-да.

Обычно фраза эта произносится в ключе ироническом, даже издевательском: мол, смотри – за что боролись, на то и напоролись. Или – «ну ты же сам этого хотел». Мечтал в детстве водить троллейбус, выучился на физ-химика, а потом пошел в таксисты? Мечты сбываются! Говорил про величие Родины? Вот тебе пара в зачетку, и готовься это величие поддержать с автоматом в руках: мечты сбываются! Хотел стать выдающимся ученым, чтобы твои открытия спасали людей и вели человечество к светлому будущему? Вот тебе журнал испытаний, агрегат, полтора тупых второкурсника в подои… в помощники – и давай, твори свою науку: мечты сбываются! Мать их так…

Собственно, глупая, как я теперь понимаю, мечта «быть полезным человечеству» посетила меня где-то в конце второго курса первого вуза – именно тогда, когда я, молодой придурок, окончательно осознал: наука – это действительно то, что способно буквально «мир менять». Юношеский максимализм в моих девятнадцатилетних мозгах горел с невероятной силой, с девушками, как это часто бывает у молодых «слишком много думающих» людей, не везло, преподаватели, которых я искренне уважал, в один голос твердили о «все в ваших руках» – ну как тут было не проникнуться? И я проникся. Даже более чем – нашел себе научрука, получил место лаборанта с мизерной зарплатой, которая тем не менее хорошо складывалась с госстипендией, и с горячим сердцем и широко открытыми глазами приготовился показать себя – городу и миру…

…действительность «после корочек диплома» оказалась для меня чем-то вроде ушата холодной воды в лицо. Несколько перспективных лабораторий и НПО с удовольствием приняли детей преподавателей (учившихся вместе со мной) – как оказалось, именно там работали хотя бы «на четверть ставки консультантом» их отцы и матери, народ попроще споро подался кто в пригретое по знакомству местечко вроде «оператора MPT-установки» в частном госпитале, кто – на месячные курсы бухгалтеров или годовые – экономистов (а что, от армии-то отмазались), очкарики-ботаники, у которых общение с людьми не задалось еще сильнее, чем у меня, – толкаясь боками, кинулись на бюджетные места аспирантуры… Остальным же, как оказалось, хватило места лаборанта или лаборантки в больнице или поликлинике рядом с домом: ну и пусть зарплата вполовину от преуспевающего менеджера – зато работа полдня и молоко за вредность дают…

Лезть в аспирантуру мне решительно не хотелось – работа в вузе пусть даже и доцентом в ожидании, когда найдется местечко в более-менее «прорывном» научном проекте, меня не привлекала совершенно, «обычная» лаборантская работа казалась чем-то вроде «предательства мечты» – нафига я тогда, спрашивается, так старался? Теплых мест и знакомых искать по той же причине не хотелось еще больше – максимализм еще не ушел из моей головы… короче, я решился на второе высшее. Если что я и вынес из работы младшим лаборантом во время студенчества – совмещение двух разных областей знаний автоматически делало из тебя ценного специалиста, достойного принятия на «неудобное» «переходное» место, вроде инженера-программиста, например, или вот биофизика.

Раскрутить родителей на оплату еще трех курсов уже технического института мне удалось без особых проблем – во-первых, все-таки первое образование я получил на бюджете, а во-вторых, в двадцать два года я все еще был для них «сыночкой» и «шапку надень, там холодно» – может, не в последнюю очередь оттого, что так и не смог найти девушку, ради которой хотелось спускать деньги на съемную жилплощадь… Это теперь-то я понимаю, что именно с квартиры и стоило начинать. И с хотя бы Kia в кредит – статусные маркеры в социуме, они часто значат побольше, чем голливудская улыбка и «стальной», бугрящийся мускулами пресс. Как бы то ни было, минус три года – и я добился своего. Кроме того, получив массу свободного времени на тех предметах, что мне перезачли, я успел поработать на нормально оплачиваемых местах: и пресловутым менеджером, и хелпдескером-эникейщиком, спасающим тетушек-бухгалтеров, и программистом – хорошо хоть до макдаковца-бутербрододела не скатился. И вот, являясь не только выпускником биофака, но и вполне себе «инженером», я вернулся в альма-матер… ну да, вы поняли. Мечты – сбываются.

Я получил свою «перспективную тему», на которой уже кормилось два доктора наук и три кандидата, установку, принцип действия которой до конца не понимал никто из них (слепили из частей и кое-как подключили – хорошо!), упомянутый подоп… добровольно-принудительно привлеченный человеческий материал в лице неуспевающих студентов. Разносторонний опыт предыдущих мест занятости (а вовсе не корочки второго диплома, кстати) помог мне в течение месяца написать примитивное рабочее ПО для, с позволения сказать, тестового стенда, заменившее десятки человеко-часов вбивания результатов в таблички экселя, вычистить комп от вирусов и вполне материальных тараканов (заодно и памяти добавил, «шоб летало»), сменить волноводы из «крутой» меди на не дающие для звуковых волн эхо стеклянные трубки – и результат со страшной силой «попер»! Попер настолько, что даже профы-«рулевые» проекта внезапно и с огромным удивлением осознали – клянча очередной грант по теме, уже можно будет показать какие-то результаты, а не «много умных слов», и преисполнились восторга. Более того – мне повысили зарплату аж до среднего манагерского уровня – теперь, с некоторым натягом, хватало и на съемную «хату» без шика, и на «тачку», «сильно б/у» – правда, все это у меня уже было. Мечты… ну – вы поняли.

Собственно, после получения «работы мечты» можно было уже не дергаться: «потолка» возможностей для своего нынешнего статуса я достиг. За шесть месяцев мое имя уже три раза появилось (самым последним – да, но важен факт!) на страницах научных журналов в заголовках достаточно серьезных статей: есть некоторый минимум того, сколько раз в год действующий ученый должен издаться, и грантовая тема в руках двух профессоров, «паровозила», если использовать игровую лексику, за собой всех причастных, в число которых теперь входил ваш покорный слуга. Мне была твердо обещана протекция в составлении диссертации на кандидатский уровень – достаточно было просто систематизировать и так собираемые данные… и просто – подождать. Каких-нибудь два-три года, еще пять-десять «попаданий» на страницы индексируемой прессы, толика приложенных собственных усилий тогда, когда установка освобождается от базовой загрузки… Короче, я просто вынужден был констатировать факт – имея на руках стартовые условия «простого смертного», добиться большего или того же быстрее было можно – но каким-то совсем уже некрасивым способом, типа завести постоянную любовницу лет на двадцать пять старше среди профессуры… или любовника. Тьфу, гадость! Впрочем, говорят, что в артистических кругах такое вообще в порядке вещей… тьфу, тьфу, даже думать о таком мерзко! В общем, я хочу сказать – меня все должно было в сложившейся ситуации более чем устраивать. Должно. Было. Ага…

ruread.net

Темный княжич (Сергей Плотников) читать онлайн книгу бесплатно

В землях Побережья уже несколько веков властвуют князья - светлые маги, - и это всех устраивает. "Большой сосед" - Республика Рито установила на союзной территории свои законы и "подперла" со стороны своей границы неугомонных и гордых властителей маноров тремя подконтрольными герцогствами, обеспечив таким образом себе щит от беспокоящих набегов темных заморцев. Кирилл, ставший "попаданцем", ничего о сложившейся политической ситуации не знает - ведь он теперь всего лишь пятилетний сын одного из князей, да еще и с темным даром вместо светлого. Ну и что может случиться, если он проверит свою новоприобретенную магию в простом безобидном опыте? Как оказалось, много чего: ведь ситуация уже назрела, а незнание - не освобождает от ответственности...

О книге

  • Название:Темный княжич
  • Автор:Сергей Плотников
  • Жанр:Фэнтези, Попаданцы
  • Серия:Тёмный
  • ISBN:978-5-17-095308-0
  • Страниц:73
  • Перевод:-
  • Издательство:АСТ, Ленинград
  • Год:2016

Электронная книга

Пролог

Мечты сбываются. Я не раз и не два слышал эту фразу – от людей, для которых жизнь начиналась и кончалась на дне бутылки с водкой, и от людей, чьи имена, возможно, еще не один десяток лет будут помнить потомки – хотя бы как авторов учебников или научных теорий. Как ни странно – и с первыми, и со вторыми я сталкивался регулярно. Безобидные пьянчужки облюбовали единственную лавочку запущенного когда-то сквера, а теперь скорее порядком загаженного мини-перелеска между одной из задних калиток в ограде университета и ближайшей подходящей остановкой автобуса, а маститые доктора наук и куда менее маститые при них кандидаты в высокой концентрации пребывали внутри лабораторного корпуса того же учебного заведения. Первые выражали свои простые мысли прямо, в основном при помощи трех дюжин существительных (вроде «паленка» и «закусь») и скромного словаря табуированной лексики, вторые, даром что физики и математики, могли за...

lovereads.me

Темный княжич читать онлайн бесплатно на Lifeinbooks.ru

Темный княжич

Сергей Александрович Плотников

Современный фантастический боевик (АСТ)Темный #1

В землях Побережья уже несколько веков властвуют князья – светлые маги, – и это всех устраивает. «Большой сосед» – Республика Рито установила на союзной территории свои законы и «подперла» со стороны своей границы неугомонных и гордых властителей маноров тремя подконтрольными герцогствами, обеспечив таким образом себе щит от беспокоящих набегов темных заморцев. Кирилл, ставший «попаданцем», ничего о сложившейся политической ситуации не знает – ведь он теперь всего лишь пятилетний сын одного из князей, да еще и с темным даром вместо светлого. Ну и что может случиться, если он проверит свою новоприобретенную магию в простом безобидном опыте? Как оказалось, много чего: ведь ситуация уже назрела, а незнание – не освобождает от ответственности…

Сергей Александрович Плотников

Темный княжич

© Сергей Плотников, 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2016

Пролог

Мечты сбываются. Я не раз и не два слышал эту фразу – от людей, для которых жизнь начиналась и кончалась на дне бутылки с водкой, и от людей, чьи имена, возможно, еще не один десяток лет будут помнить потомки – хотя бы как авторов учебников или научных теорий. Как ни странно – и с первыми, и со вторыми я сталкивался регулярно. Безобидные пьянчужки облюбовали единственную лавочку запущенного когда-то сквера, а теперь скорее порядком загаженного мини-перелеска между одной из задних калиток в ограде университета и ближайшей подходящей остановкой автобуса, а маститые доктора наук и куда менее маститые при них кандидаты в высокой концентрации пребывали внутри лабораторного корпуса того же учебного заведения. Первые выражали свои простые мысли прямо, в основном при помощи трех дюжин существительных (вроде «паленка» и «закусь») и скромного словаря табуированной лексики, вторые, даром что физики и математики, могли завернуть такое, что и сами забывали начало фразы к ее концу… но в одном сходились и те и другие: мечты – сбываются. Н-да.

Обычно фраза эта произносится в ключе ироническом, даже издевательском: мол, смотри – за что боролись, на то и напоролись. Или – «ну ты же сам этого хотел». Мечтал в детстве водить троллейбус, выучился на физ-химика, а потом пошел в таксисты? Мечты сбываются! Говорил про величие Родины? Вот тебе пара в зачетку, и готовься это величие поддержать с автоматом в руках: мечты сбываются! Хотел стать выдающимся ученым, чтобы твои открытия спасали людей и вели человечество к светлому будущему? Вот тебе журнал испытаний, агрегат, полтора тупых второкурсника в подои… в помощники – и давай, твори свою науку: мечты сбываются! Мать их так…

Собственно, глупая, как я теперь понимаю, мечта «быть полезным человечеству» посетила меня где-то в конце второго курса первого вуза – именно тогда, когда я, молодой придурок, окончательно осознал: наука – это действительно то, что способно буквально «мир менять». Юношеский максимализм в моих девятнадцатилетних мозгах горел с невероятной силой, с девушками, как это часто бывает у молодых «слишком много думающих» людей, не везло, преподаватели, которых я искренне уважал, в один голос твердили о «все в ваших руках» – ну как тут было не проникнуться? И я проникся. Даже более чем – нашел себе научрука, получил место лаборанта с мизерной зарплатой, которая тем не менее хорошо складывалась с госстипендией, и с горячим сердцем и широко открытыми глазами приготовился показать себя – городу и миру…

…действительность «после корочек диплома» оказалась для меня чем-то вроде ушата холодной воды в лицо. Несколько перспективных лабораторий и НПО с удовольствием приняли детей преподавателей (учившихся вместе со мной) – как оказалось, именно там работали хотя бы «на четверть ставки консультантом» их отцы и матери, народ попроще споро подался кто в пригретое по знакомству местечко вроде «оператора MPT-установки» в частном госпитале, кто – на месячные курсы бухгалтеров или годовые – экономистов (а что, от армии-то отмазались), очкарики-ботаники, у которых общение с людьми не задалось еще сильнее, чем у меня, – толкаясь боками, кинулись на бюджетные места аспирантуры… Остальным же, как оказалось, хватило места лаборанта или лаборантки в больнице или поликлинике рядом с домом: ну и пусть зарплата вполовину от преуспевающего менеджера – зато работа полдня и молоко за вредность дают…

Лезть в аспирантуру мне решительно не хотелось – работа в вузе пусть даже и доцентом в ожидании, когда найдется местечко в более-менее «прорывном» научном проекте, меня не привлекала совершенно, «обычная» лаборантская работа казалась чем-то вроде «предательства мечты» – нафига я тогда, спрашивается, так старался? Теплых мест и знакомых искать по той же причине не хотелось еще больше – максимализм еще не ушел из моей головы… короче, я решился на второе высшее. Если что я и вынес из работы младшим лаборантом во время студенчества – совмещение двух разных областей знаний автоматически делало из тебя ценного специалиста, достойного принятия на «неудобное» «переходное» место, вроде инженера-программиста, например, или вот биофизика.

Раскрутить родителей на оплату еще трех курсов уже технического института мне удалось без особых проблем – во-первых, все-таки первое образование я получил на бюджете, а во-вторых, в двадцать два года я все еще был для них «сыночкой» и «шапку надень, там холодно» – может, не в последнюю очередь оттого, что так и не смог найти девушку, ради которой хотелось спускать деньги на съемную жилплощадь… Это теперь-то я понимаю, что именно с квартиры и стоило начинать. И с хотя бы Kia в кредит – статусные маркеры в социуме, они часто значат побольше, чем голливудская улыбка и «стальной», бугрящийся мускулами пресс. Как бы то ни было, минус три года – и я добился своего. Кроме того, получив массу свободного времени на тех предметах, что мне перезачли, я успел поработать на нормально оплачиваемых местах: и пресловутым менеджером, и хелпдескером-эникейщиком, спасающим тетушек-бухгалтеров, и программистом – хорошо хоть до макдаковца-бутербрододела не скатился. И вот, являясь не только выпускником биофака, но и вполне себе «инженером», я вернулся в альма-матер… ну да, вы поняли. Мечты – сбываются.

Я получил свою «перспективную тему», на которой уже кормилось два доктора наук и три кандидата, установку, принцип действия которой до конца не понимал никто из них (слепили из частей и кое-как подключили – хорошо!), упомянутый подоп… добровольно-принудительно привлеченный человеческий материал в лице неуспевающих студентов. Разносторонний опыт предыдущих мест занятости (а вовсе не корочки второго диплома, кстати) помог мне в течение месяца написать примитивное рабочее ПО для, с позволения сказать, тестового стенда, заменившее десятки человеко-часов вбивания результатов в таблички экселя, вычистить комп от вирусов и вполне материальных тараканов (заодно и памяти добавил, «шоб летало»), сменить волноводы из «крутой» меди на не дающие для звуковых волн эхо стеклянные трубки – и результат со страшной силой «попер»! Попер настолько, что даже профы-«рулевые» проекта внезапно и с

Страница 2 из 20

огромным удивлением осознали – клянча очередной грант по теме, уже можно будет показать какие-то результаты, а не «много умных слов», и преисполнились восторга. Более того – мне повысили зарплату аж до среднего манагерского уровня – теперь, с некоторым натягом, хватало и на съемную «хату» без шика, и на «тачку», «сильно б/у» – правда, все это у меня уже было. Мечты… ну – вы поняли.

Собственно, после получения «работы мечты» можно было уже не дергаться: «потолка» возможностей для своего нынешнего статуса я достиг. За шесть месяцев мое имя уже три раза появилось (самым последним – да, но важен факт!) на страницах научных журналов в заголовках достаточно серьезных статей: есть некоторый минимум того, сколько раз в год действующий ученый должен издаться, и грантовая тема в руках двух профессоров, «паровозила», если использовать игровую лексику, за собой всех причастных, в число которых теперь входил ваш покорный слуга. Мне была твердо обещана протекция в составлении диссертации на кандидатский уровень – достаточно было просто систематизировать и так собираемые данные… и просто – подождать. Каких-нибудь два-три года, еще пять-десять «попаданий» на страницы индексируемой прессы, толика приложенных собственных усилий тогда, когда установка освобождается от базовой загрузки… Короче, я просто вынужден был констатировать факт – имея на руках стартовые условия «простого смертного», добиться большего или того же быстрее было можно – но каким-то совсем уже некрасивым способом, типа завести постоянную любовницу лет на двадцать пять старше среди профессуры… или любовника. Тьфу, гадость! Впрочем, говорят, что в артистических кругах такое вообще в порядке вещей… тьфу, тьфу, даже думать о таком мерзко! В общем, я хочу сказать – меня все должно было в сложившейся ситуации более чем устраивать. Должно. Было. Ага…

Так бывает – ты долго добиваешься чего-то, а когда получаешь, внезапно обнаруживаешь, что уже… перегорел, что ли. Мне просто, как бы это сказать… больше не хотелось «осчастливливать человечество силой своей науки» любой ценой. Было понятно, что мне уже не изобрести «лекарство от рака» или, тем более уже, «мир во всем мире»: направление публикаций очертил фронт моих занятий работы на годы вперед… если, конечно, не бросить все и не попытаться заново, – но такая попытка будет уже рассматриваться потенциальными работодателями как огромный минус в биографии. Это при том, что у меня после технического второго вуза не сказать, чтобы был огромный простор для работы – по счастью, в универе меня еще помнили и преподы, и лаборанты, и проблем с поиском заинтересованных в услугах специалиста моего профиля людей не было. Можно было бы, конечно, полгода назад попробовать поискать теплые местечки и в других лабораториях – фармакологических, быть может, или там генетических… но в таком случае никто не гарантировал бы вообще какой-либо научной карьеры. Объективно – я поступил правильно, да и биофизика головного мозга на самом деле очень важная тема: не исключено, что текущие исследования будут потом использоваться в космосе в аппаратах для поддержки умственной активности космонавтов, или в комплексах виртуальной реальности, а может – чем черт не шутит! – станут прологом в создании нейросоединения компьютер-человек! Возможно, уже лет через тридцать я буду одним из ведущих ученых в государственном или частном научном центре – одним из немногих, кто начинал в этой теме, и уже одно мое имя будет гарантией выделения грантов и залогом научных успехов! А пятьдесят лет – это не так уж и много, верно? Можно сказать – буду молодым преуспевающим доктором наук, возможно – профессором с «громким» багажом открытий за спиной, даже без лысины. Буду учебники писать…

…проклятье! Как подумаю о будущем – так тошно становится. И никакой возможности сделать хоть что-то сейчас! Даже не знаю, чего было раньше в моих мыслях больше – наивного тщеславия или действительно альтруизма? Н-да… видимо, я уже начинаю «складываться как научный работник» – вот, необходимый цинизм уже отрастил. Мечты сбываются, верно? Впрочем, события, произошедшие буквально через несколько часов после того, как я решил поупражняться в самоцинизме, быстро показали, что до научного профессионализма мне как до Китая раком! Может, в том, что у ведущих молодых ученых, как правило, уже возрастом за сорок, действительно что-то есть: по крайней мере, жизненный опыт, помноженный на практику, не дает им по-глупому влипать в ситуации… примерно как влип я. Боже, как вспомню себя тогда, так стыдно становится. Цинизм он отрастил, видите ли… ага. Н-да.

Часть первая

Дано

1

Читали Ефремова? Да-да, ту самую книгу, «спиралло-конус, продукт чужого разума». Я вот читал, но почему-то совершенно не подумал, что совершаю ту же ошибку. Ибо сказано – не знаешь, не лезь… по крайней мере сам – не лезь! Ведь были же «хомячки», в смысле – подоп… тьфу, подчиненные студенты. Ну что стоило подождать до завтра и проверить на них? Ну да, я же «самый умный», мать…

Установку все те же студенты ласково обозвали «глюкотроном». Потому что стул, пошедший в основу шасси, действительно на трон похож, со спинкой высокой и подлокотниками, а торчащие жесткие каркасные трубки волноводов, веером расходящиеся из-за спинки и поворачивающие к голове испытуемого, чем-то и впрямь напоминали торчащие мечи, как их изобразил сценарист-режиссер экранизации мартеновской саги. Ну а глюки… Рабочей, и очень сырой, версией у нас считалось, что установка сочетанным слабым[1 - «Слабое» в контексте эксперимента означает, что воздействие по вложенной энергии меньше, чем энергетика собственных процессов образца, в данном случае – мозга человека. То есть не способна генерировать токи большие, чем генерирует сама кора головного мозга, и уж тем более не может физическим воздействием повлиять на ткани или органы головы.] воздействием инфразвука и слабой же бесконтактной электромагнитной стимуляцией растормаживания гипокамп[2 - Гипокамп – это эволюционно самый древний отдел мозга, отвечает за эмоции, за сопряжение больших полушарий со стволом мозга, за… да много за что. В том числе – и за сложные инстинктивные реакции, которые в том числе могут быть инициированы инфразвуком: это никакая не фэнтези, самый настоящий достоверный факт.], а картинки – некий результат осмысленных образов, ни много ни мало – прямиком из наследственной памяти! Остается отделить их от бреда, красивых картинок обнаженных красоток и прочей фигни, которой битком набит разум мужчины, и вуаля – окно в прошлое. Как бы. Тьфу.

А я – дебил! Ну, что уж тут скрывать-то от самого себя? С собой честным надо быть. Решил, что охренеть какой биофизик? Сам можешь разобраться в только что придуманном сочетании условий и не будешь ставить в известность старших коллег о теории? Получай, блин! Селективность воздействия захотелось повысить резонансом, не повышая мощность самого устройства до опасного уровня – я вдруг внезапно понял, что никакой привязки звукоизлучателей к геометрии черепа никто из работников лабы даже не попытался сделать. А ведь это – реальная возможность повысить силу воздействия в целевой зоне, одновременно отсекая зоны

Страница 3 из 20

«шума» – более «новые» части мозга! Гипокампальная область окажется в зоне перекрестного сложения волн… И ведь все просто! Программа расчета – есть, матмодель черепа человека – есть, стекла для трубок дофига. А коллеги, чистые или физики, или биологи, или математики – не додумались: моя «фишка» с двойным образованием опять сыграла. И ведь получилось, судя по всему. Не иначе, я реально чертов гений. «Настоящий ученый», мать его… интересно, что подумали обнаружившие мое пускающее слюну тело коллеги, найдя его в установке? Или это сделала охрана на вечернем обходе? Именно тело, я не оговорился – сам я как бы попал. В смысле, не как бы, а реально попал. В самом прямом смысле!

2

Все произошло… как-то буднично. Вот я укладываю голову на подголовник кресла и фиксирую специальным ремнем, одним глазом кося в монитор с обратным отсчетом до пуска питания… и вот я – без паузы – обнаруживаю себя стоящим на плоской крыше донжона на рассвете, когда диск местного солнца наполовину показался из-за кромки далекого горизонта, и в голове моей гораздо больше информации, чем было локальную секунду назад. И почему-то ни капли этим не удивлен.

Впрочем, Леон тоже молодец, взял и решил убиться. И нет, чтобы, как любой нормальный человек, спрыгнуть там с башни замка или еще откуда, или вены порезать (вдоль, чтобы зашить, если что, труднее было) в бане, так нет же. Решил использовать «проклятье Уничижения». Маму расстраивать он не захотел, оказывается. Разумеется, безвольному, глупо хлопающему глазами телу она бы обрадовалась – логика железная! Ладно… Несомненно, проклятье было произведено и штатно сработало. Оно, проклятье это, стирает саму суть личности, а кое-кем надоумленный ребенок посчитал, что его личность «есть суть злодеяние», то есть само проклятие пропадет, если личность, так сказать, удалить. Вот проблема, обычно проклятие это используется против кого-то, и матрицу замены личности задает сам малефик или ведьма, обычно свою же, слегка урезанную. Получается идеальный помощник, немного ограниченный, зато верный, исполнительный и не растерявший ни капли знаний. Можно и наоборот, своих знаний вложить, и именно это проделала та сильная, но немного плохо знавшая теорию ведьма, что умудрилась сцепиться с… ладно, что уж тут вилять – моей матерью. Матерью тела Леона, а Леон – получается, теперь я… вот свезло так свезло, что называется.

История начала всех злоключений оказалась довольно простая: мать у меня тут – Благословленная Светом, и проклятье попало в плод. Беременная женщина не пострадала, а ее противница тоже была как-то занята, горела в сплошной стене плазмы. И был бы тут не я, самопроизвольный аборт, если бы папика вовремя не прокляли в одном из походов. Проклятье по отцовской линии однозначно склоняло рожденного от проклятого «во зло и тьму». То есть должен был получиться слабенький, но гадкий отморозок, очень хитрый, но тупой… уже обожаю темную магию, ага. А в результате получился умный не по годам ребенок, в юном возрасте нарастивший мощность интеллекта почти до взрослых величин. Уж не знаю, что выросло бы из мальчика в другой среде, но тут… проблема оказалась в родителях, и в… гм, как бы его назвать – без мата? Одном… ммм, кадре. Родители привили ребенку совершенно оторванный от мира идеализм, несмотря на все признаки, упорно пытаясь превратить созревающего темного мага в того, кто, по их мнению, должен стать наследником замка и прилегающих земель, а второй («кадр») – не иначе как от большого ума, понарассказывал о плохих темных, и об «ублюдке светлого рода, засоряющем светлое лоно рыцарей-князей» (точная цитата). Убью завистливого гада! Это было моей самой первой эмоцией в новом мире.

3

Ощутив себя на вершине самой большой жилой башни, я сразу знал несколько вещей:

1. У меня (моего тела?) отличные, хотя и не экстравыдающиеся способности к школам «темной магии» или, если по-простому, магии непрямых и отложенных атак. Замечательно… кажется.

2. В голове у меня «сидит» справочник, даже скорее база данных по бабской, простите, «ведьминой» школе заклинаний, алхимии, зельеготовке и траво/звероведению. Полезных знаний… кажется. Например, я теперь знаю, какую часть кишок черной мыши использовать для утопления соседской курицы в луже от копытца порося другого соседа. Это полезно – или как?

3. Астеническое, очень худое сложение тела (и это в возрасте пяти лет, ужас!), гарантирующее мне невозможность взять в будущем руки не то что двуручник, но даже просто тяжелый меч. Ой, черт! Почему у меня образ мага ассоциируется с бугаистым мужиком с огромным мечом или молотом в руках?! Поправка – светлого мага. А что с темными? Н-да, как все запущено-то… Стоп. МНЕ ПЯТЬ ЛЕТ?!

Знаете, что самое странное? Умом я понимал, что мне нужно чуть ли не на ушах ходить от такого «попадания»… и совершенно ничего не испытывал по этому поводу. Так бы мог чувствовать себя профессиональный игрок в какой-то навороченной компьютерной игрушке будущего: вроде реальность вокруг достаточно реальная, но… для него это просто рутина. Не игра, не приключение – работа. Единственное легкое облегчение – сразу попал на пятый уровень, а не на первый…

…и вот тут эмоции «врубились». Уж не знаю – был ли это эффект «оглушения» гипокампа инфразвуком, только что закончившийся, или еще что… короче, меня конкретно «вставило». Так, что следующие сколько-то там минут я вообще не думал ни о чем – только внимал окружающему миру! В итоге, я «очнулся», разглядывая уже не рассвет, а внутреннюю стену спиральной лестницы в донжоне. Стена эта клятая вывела меня из строя еще минут на пять – просто пялился на немного обработанные камни, известковые, гранитные, базальтовые, с вкраплениями слюды, просто сложенные в стену в произвольном порядке, но примерно одинаковые. Это было нечто! Я видел каждую трещину, и я понимал, что запомню эти камни на всю жизнь и буду вспоминать перед смертью, последним. А еще я почувствовал себя… реально пятилетним, наверное.

Мир, оказывается, рождал каждый миг кучу вопросов, и каждый начинался с «почему». Допустим, почему небо синее, я знал (и оценил как состав атмосферы, видимо близкий к земному, так и схожий спектр светила). Но вот нафига мне знать, чем скрепляли камни – магией, раствором, и если последнее – то каким? Но интересно же! Впрочем, еще секунд через двадцать меня безумно интересовало, что же будет на завтрак, а про стену я и думать забыл. Небо! Завтрак! Наконец-то «отпустило»… и – о боже! – жрать, срочно жрать!

4

Вбежав в трапезную с довольной улыбкой поперек мордочки, я изрядно порвал шаблон двух старших сестер (упс, у меня есть сестры?!). Вечно угрюмый тормознутый мелкий с «проклятьем на челе», и вдруг такое, и подавиться не долго. Впрочем, нефиг было начинать жрать без меня. Кстати, в нашем, довольно изрядном княжеском замке было всего 22 человека обслуживающего персонала, и на двух меньше дружинников. Княжеский оплот, блин, если что, не хватит и на три стены из четырех. Впрочем, мама же дома сидит, пока отца нет… Отлично, получается, все, что помнил Леон, – я тоже помню. И уже говорю «нашем», совершенно не чувствуя дискомфорта… видимо, у меня все-таки что-то не то с головой. Или нет? Подумаю после еды!

Тем временем сестры

Страница 4 из 20

отстучались по спине друг другу и с плохо скрытой опаской наблюдали за мной. А я что? Я ничего. Уселся на свой стул по правую руку от матери (автоматически и совершенно не раздумывая), которая пододвинула мне тарелку, дождался, пока «тетя» Лесей наполнит ее кашей, и принялся за еду. Удобно, когда все взрослые для тебя «дядя» и «тетя», кроме родителей и сестер, конечно. Кроме одного не очень взрослого пи… в смысле, отплатившего злом за добро.

Этим «кем-то» был младший конюх, притащенный папочкой то ли нищий, попавшийся по дороге, то ли раскаявшийся вор, то ли еще какой урод. Нет, он не воровал и не портил вещи, не настолько тупой, да и «заложили» бы его остальные слуги в момент. Нет, он просто внушал Леону, наследнику, кстати, княжества, что он пропащий человек и вообще лишняя обуза родителям. В основном рассказывая страшные, точнее, скорее тошнотворные истории про «темных», и много раз повторял, что я проклятье семьи. Хотя конкретно я теперь понимаю, что он просто завидовал моему положению. Ну, с этой тушкой я еще успею поговорить.

Я набросился на еду. Тут же вспомнив, что Леон был к еде не то чтобы равнодушен, просто в силу возраста изрядно привередлив, а в силу неплохого самоконтроля – сильно сдержан в проявлении эмоций. Но сдерживаться в еде я даже не пытался – организм громко требовал ЖРАТЬ, а организм свой надо слушать, так-то. Или язву желудка в юном возрасте заработать можно!

Н-да. Попаданец из тех книжек, которые я заглатывал мегабайтами, будучи студентом (иногда и в ущерб обеду), должен был бы по возможности ограничить отличия в своем поведении от оригинала, долго шифроваться, спалиться на какой-нибудь фигне и признаться, что «я не он», бесконечно любимой красивой девушке. У меня в силу текущего возраста в пять с половиной лет девушки быть не могло, зато осталось прекрасное «палево» на крыше донжона: медленно тающий след темной магии. С другой стороны – сомневаюсь, что выброс был сильный. Темная магия – темная еще и потому, что малозаметная (черт, реально вспоминается, как будто я все это знал всегда!). Я же… Ладно, будем считать, что это был тонкий расчет, сделанный моей интуицией: что-то я все равно сделаю не так, буду напрягаться, если попытаюсь «играть» прошлого Леона, и мать и сестры точно заметят. Проследят мой путь по замку (а народу тут все-таки достаточно много), найдут след и задумаются, «а что это такое было». И напридумывают, особенно мать, невесть что. Благословленная Светом сделать с тьмой внутри меня все равно ничего не может, свет меняет свет, тьму формирует тьма – первое правило здешней магии, спасибо ведьминому архиву. Темным, с нашей семейной репутацией, меня все равно показывать не будут, и я просто добьюсь очередной тихой истерики у рыцаря-княгини. Естественно, она поплачется служанкам (вообще, со слугами наш род поддерживает скорее дружеские отношения, что слуги, естественно, очень ценят… да, кроме отдельных уродов). Естественно, служанки будут шептаться между собой, и пойдет еще одна волна слухов о «проклятом княжиче». Ненавижу! Я тут живу меньше часа, но уже не просто принимаю семейные проблемы за свои – они и есть мои! Да и обидно стать мертвым княжичем только из-за слухов – мало ли у кого еще поведет крышу из «лучших побуждений» осчастливить любимую княгиню-хозяйку замка путем прекращения жизни меня?

Так что я «решил» вести себя максимально естественно: моя собственная «взрослость» сознания, наложенная на взрывной гормональный баланс ребенка, будет сильно похожа на «поборовшего» проклятье Леона… интересно, я сам-то в это верю или нет? Ай, и пофиг! Вот доем и подумаю. Главное – максимально естественно вести себя с окружающими – потому что с теперешним темпераментом любое притворство будет заметно, как прожектор в темноте! Кстати, интересно: ведьма, поделившаяся со мной знаниями, считала, что «сторона силы» накладывает отпечаток на пользователя. Типа темные – этакие подколодные змеи, хитрые суки и предатели, а светлые – прямые как дубины (и в плане силы удара тоже), радостные дебилы с повышенным конфидентом везения (а то бы не выжили). То есть у меня должен быть «естественный скилл» на притворство и обман… и где? Мням-мням, а вкусно в замке готовят! Кстати, а что это я ем? На вкус напоминает картофельное пюре, а вот мясо к гарниру – однозначно говядина. Или нет? A-а, в любом случае кончилось.

Я мысленно придавил разбегающиеся в стороны мысли, как тараканов – тапком, и оторвался от тарелки. Стресс ли от «переселения души» сейчас со мной творился, или просто гормональный баланс разыгрался, но ощущения немного напоминали таковые перед экзаменом в особый отрезок времени: 3 часа ночи, в 9 – начало. Ты понимать, что теперь уже не можешь вспомнить ни х… ничего, но при этом нервная система уже не может больше трястись, и ты ловишь «веселый кураж»: «а вот пройду!» Мысленно выдохнув, я сделал то же, что всегда делал в такой ситуации: посмотрел на ближайшую дверь и прошептал: «на…й – это

lifeinbooks.net

Читать книгу Темный княжич Сергея Плотникова : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 23 страниц) [доступный отрывок для чтения: 16 страниц]

Сергей Александрович ПлотниковТемный княжич

© Сергей Плотников, 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2016

Пролог

Мечты сбываются. Я не раз и не два слышал эту фразу – от людей, для которых жизнь начиналась и кончалась на дне бутылки с водкой, и от людей, чьи имена, возможно, еще не один десяток лет будут помнить потомки – хотя бы как авторов учебников или научных теорий. Как ни странно – и с первыми, и со вторыми я сталкивался регулярно. Безобидные пьянчужки облюбовали единственную лавочку запущенного когда-то сквера, а теперь скорее порядком загаженного мини-перелеска между одной из задних калиток в ограде университета и ближайшей подходящей остановкой автобуса, а маститые доктора наук и куда менее маститые при них кандидаты в высокой концентрации пребывали внутри лабораторного корпуса того же учебного заведения. Первые выражали свои простые мысли прямо, в основном при помощи трех дюжин существительных (вроде «паленка» и «закусь») и скромного словаря табуированной лексики, вторые, даром что физики и математики, могли завернуть такое, что и сами забывали начало фразы к ее концу… но в одном сходились и те и другие: мечты – сбываются. Н-да.

Обычно фраза эта произносится в ключе ироническом, даже издевательском: мол, смотри – за что боролись, на то и напоролись. Или – «ну ты же сам этого хотел». Мечтал в детстве водить троллейбус, выучился на физ-химика, а потом пошел в таксисты? Мечты сбываются! Говорил про величие Родины? Вот тебе пара в зачетку, и готовься это величие поддержать с автоматом в руках: мечты сбываются! Хотел стать выдающимся ученым, чтобы твои открытия спасали людей и вели человечество к светлому будущему? Вот тебе журнал испытаний, агрегат, полтора тупых второкурсника в подои… в помощники – и давай, твори свою науку: мечты сбываются! Мать их так…

Собственно, глупая, как я теперь понимаю, мечта «быть полезным человечеству» посетила меня где-то в конце второго курса первого вуза – именно тогда, когда я, молодой придурок, окончательно осознал: наука – это действительно то, что способно буквально «мир менять». Юношеский максимализм в моих девятнадцатилетних мозгах горел с невероятной силой, с девушками, как это часто бывает у молодых «слишком много думающих» людей, не везло, преподаватели, которых я искренне уважал, в один голос твердили о «все в ваших руках» – ну как тут было не проникнуться? И я проникся. Даже более чем – нашел себе научрука, получил место лаборанта с мизерной зарплатой, которая тем не менее хорошо складывалась с госстипендией, и с горячим сердцем и широко открытыми глазами приготовился показать себя – городу и миру…

…действительность «после корочек диплома» оказалась для меня чем-то вроде ушата холодной воды в лицо. Несколько перспективных лабораторий и НПО с удовольствием приняли детей преподавателей (учившихся вместе со мной) – как оказалось, именно там работали хотя бы «на четверть ставки консультантом» их отцы и матери, народ попроще споро подался кто в пригретое по знакомству местечко вроде «оператора MPT-установки» в частном госпитале, кто – на месячные курсы бухгалтеров или годовые – экономистов (а что, от армии-то отмазались), очкарики-ботаники, у которых общение с людьми не задалось еще сильнее, чем у меня, – толкаясь боками, кинулись на бюджетные места аспирантуры… Остальным же, как оказалось, хватило места лаборанта или лаборантки в больнице или поликлинике рядом с домом: ну и пусть зарплата вполовину от преуспевающего менеджера – зато работа полдня и молоко за вредность дают…

Лезть в аспирантуру мне решительно не хотелось – работа в вузе пусть даже и доцентом в ожидании, когда найдется местечко в более-менее «прорывном» научном проекте, меня не привлекала совершенно, «обычная» лаборантская работа казалась чем-то вроде «предательства мечты» – нафига я тогда, спрашивается, так старался? Теплых мест и знакомых искать по той же причине не хотелось еще больше – максимализм еще не ушел из моей головы… короче, я решился на второе высшее. Если что я и вынес из работы младшим лаборантом во время студенчества – совмещение двух разных областей знаний автоматически делало из тебя ценного специалиста, достойного принятия на «неудобное» «переходное» место, вроде инженера-программиста, например, или вот биофизика.

Раскрутить родителей на оплату еще трех курсов уже технического института мне удалось без особых проблем – во-первых, все-таки первое образование я получил на бюджете, а во-вторых, в двадцать два года я все еще был для них «сыночкой» и «шапку надень, там холодно» – может, не в последнюю очередь оттого, что так и не смог найти девушку, ради которой хотелось спускать деньги на съемную жилплощадь… Это теперь-то я понимаю, что именно с квартиры и стоило начинать. И с хотя бы Kia в кредит – статусные маркеры в социуме, они часто значат побольше, чем голливудская улыбка и «стальной», бугрящийся мускулами пресс. Как бы то ни было, минус три года – и я добился своего. Кроме того, получив массу свободного времени на тех предметах, что мне перезачли, я успел поработать на нормально оплачиваемых местах: и пресловутым менеджером, и хелпдескером-эникейщиком, спасающим тетушек-бухгалтеров, и программистом – хорошо хоть до макдаковца-бутербрододела не скатился. И вот, являясь не только выпускником биофака, но и вполне себе «инженером», я вернулся в альма-матер… ну да, вы поняли. Мечты – сбываются.

Я получил свою «перспективную тему», на которой уже кормилось два доктора наук и три кандидата, установку, принцип действия которой до конца не понимал никто из них (слепили из частей и кое-как подключили – хорошо!), упомянутый подоп… добровольно-принудительно привлеченный человеческий материал в лице неуспевающих студентов. Разносторонний опыт предыдущих мест занятости (а вовсе не корочки второго диплома, кстати) помог мне в течение месяца написать примитивное рабочее ПО для, с позволения сказать, тестового стенда, заменившее десятки человеко-часов вбивания результатов в таблички экселя, вычистить комп от вирусов и вполне материальных тараканов (заодно и памяти добавил, «шоб летало»), сменить волноводы из «крутой» меди на не дающие для звуковых волн эхо стеклянные трубки – и результат со страшной силой «попер»! Попер настолько, что даже профы-«рулевые» проекта внезапно и с огромным удивлением осознали – клянча очередной грант по теме, уже можно будет показать какие-то результаты, а не «много умных слов», и преисполнились восторга. Более того – мне повысили зарплату аж до среднего манагерского уровня – теперь, с некоторым натягом, хватало и на съемную «хату» без шика, и на «тачку», «сильно б/у» – правда, все это у меня уже было. Мечты… ну – вы поняли.

Собственно, после получения «работы мечты» можно было уже не дергаться: «потолка» возможностей для своего нынешнего статуса я достиг. За шесть месяцев мое имя уже три раза появилось (самым последним – да, но важен факт!) на страницах научных журналов в заголовках достаточно серьезных статей: есть некоторый минимум того, сколько раз в год действующий ученый должен издаться, и грантовая тема в руках двух профессоров, «паровозила», если использовать игровую лексику, за собой всех причастных, в число которых теперь входил ваш покорный слуга. Мне была твердо обещана протекция в составлении диссертации на кандидатский уровень – достаточно было просто систематизировать и так собираемые данные… и просто – подождать. Каких-нибудь два-три года, еще пять-десять «попаданий» на страницы индексируемой прессы, толика приложенных собственных усилий тогда, когда установка освобождается от базовой загрузки… Короче, я просто вынужден был констатировать факт – имея на руках стартовые условия «простого смертного», добиться большего или того же быстрее было можно – но каким-то совсем уже некрасивым способом, типа завести постоянную любовницу лет на двадцать пять старше среди профессуры… или любовника. Тьфу, гадость! Впрочем, говорят, что в артистических кругах такое вообще в порядке вещей… тьфу, тьфу, даже думать о таком мерзко! В общем, я хочу сказать – меня все должно было в сложившейся ситуации более чем устраивать. Должно. Было. Ага…

Так бывает – ты долго добиваешься чего-то, а когда получаешь, внезапно обнаруживаешь, что уже… перегорел, что ли. Мне просто, как бы это сказать… больше не хотелось «осчастливливать человечество силой своей науки» любой ценой. Было понятно, что мне уже не изобрести «лекарство от рака» или, тем более уже, «мир во всем мире»: направление публикаций очертил фронт моих занятий работы на годы вперед… если, конечно, не бросить все и не попытаться заново, – но такая попытка будет уже рассматриваться потенциальными работодателями как огромный минус в биографии. Это при том, что у меня после технического второго вуза не сказать, чтобы был огромный простор для работы – по счастью, в универе меня еще помнили и преподы, и лаборанты, и проблем с поиском заинтересованных в услугах специалиста моего профиля людей не было. Можно было бы, конечно, полгода назад попробовать поискать теплые местечки и в других лабораториях – фармакологических, быть может, или там генетических… но в таком случае никто не гарантировал бы вообще какой-либо научной карьеры. Объективно – я поступил правильно, да и биофизика головного мозга на самом деле очень важная тема: не исключено, что текущие исследования будут потом использоваться в космосе в аппаратах для поддержки умственной активности космонавтов, или в комплексах виртуальной реальности, а может – чем черт не шутит! – станут прологом в создании нейросоединения компьютер-человек! Возможно, уже лет через тридцать я буду одним из ведущих ученых в государственном или частном научном центре – одним из немногих, кто начинал в этой теме, и уже одно мое имя будет гарантией выделения грантов и залогом научных успехов! А пятьдесят лет – это не так уж и много, верно? Можно сказать – буду молодым преуспевающим доктором наук, возможно – профессором с «громким» багажом открытий за спиной, даже без лысины. Буду учебники писать…

…проклятье! Как подумаю о будущем – так тошно становится. И никакой возможности сделать хоть что-то сейчас! Даже не знаю, чего было раньше в моих мыслях больше – наивного тщеславия или действительно альтруизма? Н-да… видимо, я уже начинаю «складываться как научный работник» – вот, необходимый цинизм уже отрастил. Мечты сбываются, верно? Впрочем, события, произошедшие буквально через несколько часов после того, как я решил поупражняться в самоцинизме, быстро показали, что до научного профессионализма мне как до Китая раком! Может, в том, что у ведущих молодых ученых, как правило, уже возрастом за сорок, действительно что-то есть: по крайней мере, жизненный опыт, помноженный на практику, не дает им по-глупому влипать в ситуации… примерно как влип я. Боже, как вспомню себя тогда, так стыдно становится. Цинизм он отрастил, видите ли… ага. Н-да.

Часть перваяДано
1

Читали Ефремова? Да-да, ту самую книгу, «спиралло-конус, продукт чужого разума». Я вот читал, но почему-то совершенно не подумал, что совершаю ту же ошибку. Ибо сказано – не знаешь, не лезь… по крайней мере сам – не лезь! Ведь были же «хомячки», в смысле – подоп… тьфу, подчиненные студенты. Ну что стоило подождать до завтра и проверить на них? Ну да, я же «самый умный», мать…

Установку все те же студенты ласково обозвали «глюкотроном». Потому что стул, пошедший в основу шасси, действительно на трон похож, со спинкой высокой и подлокотниками, а торчащие жесткие каркасные трубки волноводов, веером расходящиеся из-за спинки и поворачивающие к голове испытуемого, чем-то и впрямь напоминали торчащие мечи, как их изобразил сценарист-режиссер экранизации мартеновской саги. Ну а глюки… Рабочей, и очень сырой, версией у нас считалось, что установка сочетанным слабым1   «Слабое» в контексте эксперимента означает, что воздействие по вложенной энергии меньше, чем энергетика собственных процессов образца, в данном случае – мозга человека. То есть не способна генерировать токи большие, чем генерирует сама кора головного мозга, и уж тем более не может физическим воздействием повлиять на ткани или органы головы.

[Закрыть] воздействием инфразвука и слабой же бесконтактной электромагнитной стимуляцией растормаживания гипокамп2   Гипокамп – это эволюционно самый древний отдел мозга, отвечает за эмоции, за сопряжение больших полушарий со стволом мозга, за… да много за что. В том числе – и за сложные инстинктивные реакции, которые в том числе могут быть инициированы инфразвуком: это никакая не фэнтези, самый настоящий достоверный факт.

[Закрыть], а картинки – некий результат осмысленных образов, ни много ни мало – прямиком из наследственной памяти! Остается отделить их от бреда, красивых картинок обнаженных красоток и прочей фигни, которой битком набит разум мужчины, и вуаля – окно в прошлое. Как бы. Тьфу.

А я – дебил! Ну, что уж тут скрывать-то от самого себя? С собой честным надо быть. Решил, что охренеть какой биофизик? Сам можешь разобраться в только что придуманном сочетании условий и не будешь ставить в известность старших коллег о теории? Получай, блин! Селективность воздействия захотелось повысить резонансом, не повышая мощность самого устройства до опасного уровня – я вдруг внезапно понял, что никакой привязки звукоизлучателей к геометрии черепа никто из работников лабы даже не попытался сделать. А ведь это – реальная возможность повысить силу воздействия в целевой зоне, одновременно отсекая зоны «шума» – более «новые» части мозга! Гипокампальная область окажется в зоне перекрестного сложения волн… И ведь все просто! Программа расчета – есть, матмодель черепа человека – есть, стекла для трубок дофига. А коллеги, чистые или физики, или биологи, или математики – не додумались: моя «фишка» с двойным образованием опять сыграла. И ведь получилось, судя по всему. Не иначе, я реально чертов гений. «Настоящий ученый», мать его… интересно, что подумали обнаружившие мое пускающее слюну тело коллеги, найдя его в установке? Или это сделала охрана на вечернем обходе? Именно тело, я не оговорился – сам я как бы попал. В смысле, не как бы, а реально попал. В самом прямом смысле!

2

Все произошло… как-то буднично. Вот я укладываю голову на подголовник кресла и фиксирую специальным ремнем, одним глазом кося в монитор с обратным отсчетом до пуска питания… и вот я – без паузы – обнаруживаю себя стоящим на плоской крыше донжона на рассвете, когда диск местного солнца наполовину показался из-за кромки далекого горизонта, и в голове моей гораздо больше информации, чем было локальную секунду назад. И почему-то ни капли этим не удивлен.

Впрочем, Леон тоже молодец, взял и решил убиться. И нет, чтобы, как любой нормальный человек, спрыгнуть там с башни замка или еще откуда, или вены порезать (вдоль, чтобы зашить, если что, труднее было) в бане, так нет же. Решил использовать «проклятье Уничижения». Маму расстраивать он не захотел, оказывается. Разумеется, безвольному, глупо хлопающему глазами телу она бы обрадовалась – логика железная! Ладно… Несомненно, проклятье было произведено и штатно сработало. Оно, проклятье это, стирает саму суть личности, а кое-кем надоумленный ребенок посчитал, что его личность «есть суть злодеяние», то есть само проклятие пропадет, если личность, так сказать, удалить. Вот проблема, обычно проклятие это используется против кого-то, и матрицу замены личности задает сам малефик или ведьма, обычно свою же, слегка урезанную. Получается идеальный помощник, немного ограниченный, зато верный, исполнительный и не растерявший ни капли знаний. Можно и наоборот, своих знаний вложить, и именно это проделала та сильная, но немного плохо знавшая теорию ведьма, что умудрилась сцепиться с… ладно, что уж тут вилять – моей матерью. Матерью тела Леона, а Леон – получается, теперь я… вот свезло так свезло, что называется.

История начала всех злоключений оказалась довольно простая: мать у меня тут – Благословленная Светом, и проклятье попало в плод. Беременная женщина не пострадала, а ее противница тоже была как-то занята, горела в сплошной стене плазмы. И был бы тут не я, самопроизвольный аборт, если бы папика вовремя не прокляли в одном из походов. Проклятье по отцовской линии однозначно склоняло рожденного от проклятого «во зло и тьму». То есть должен был получиться слабенький, но гадкий отморозок, очень хитрый, но тупой… уже обожаю темную магию, ага. А в результате получился умный не по годам ребенок, в юном возрасте нарастивший мощность интеллекта почти до взрослых величин. Уж не знаю, что выросло бы из мальчика в другой среде, но тут… проблема оказалась в родителях, и в… гм, как бы его назвать – без мата? Одном… ммм, кадре. Родители привили ребенку совершенно оторванный от мира идеализм, несмотря на все признаки, упорно пытаясь превратить созревающего темного мага в того, кто, по их мнению, должен стать наследником замка и прилегающих земель, а второй («кадр») – не иначе как от большого ума, понарассказывал о плохих темных, и об «ублюдке светлого рода, засоряющем светлое лоно рыцарей-князей» (точная цитата). Убью завистливого гада! Это было моей самой первой эмоцией в новом мире.

3

Ощутив себя на вершине самой большой жилой башни, я сразу знал несколько вещей:

1. У меня (моего тела?) отличные, хотя и не экстравыдающиеся способности к школам «темной магии» или, если по-простому, магии непрямых и отложенных атак. Замечательно… кажется.

2. В голове у меня «сидит» справочник, даже скорее база данных по бабской, простите, «ведьминой» школе заклинаний, алхимии, зельеготовке и траво/звероведению. Полезных знаний… кажется. Например, я теперь знаю, какую часть кишок черной мыши использовать для утопления соседской курицы в луже от копытца порося другого соседа. Это полезно – или как?

3. Астеническое, очень худое сложение тела (и это в возрасте пяти лет, ужас!), гарантирующее мне невозможность взять в будущем руки не то что двуручник, но даже просто тяжелый меч. Ой, черт! Почему у меня образ мага ассоциируется с бугаистым мужиком с огромным мечом или молотом в руках?! Поправка – светлого мага. А что с темными? Н-да, как все запущено-то… Стоп. МНЕ ПЯТЬ ЛЕТ?!

Знаете, что самое странное? Умом я понимал, что мне нужно чуть ли не на ушах ходить от такого «попадания»… и совершенно ничего не испытывал по этому поводу. Так бы мог чувствовать себя профессиональный игрок в какой-то навороченной компьютерной игрушке будущего: вроде реальность вокруг достаточно реальная, но… для него это просто рутина. Не игра, не приключение – работа. Единственное легкое облегчение – сразу попал на пятый уровень, а не на первый…

…и вот тут эмоции «врубились». Уж не знаю – был ли это эффект «оглушения» гипокампа инфразвуком, только что закончившийся, или еще что… короче, меня конкретно «вставило». Так, что следующие сколько-то там минут я вообще не думал ни о чем – только внимал окружающему миру! В итоге, я «очнулся», разглядывая уже не рассвет, а внутреннюю стену спиральной лестницы в донжоне. Стена эта клятая вывела меня из строя еще минут на пять – просто пялился на немного обработанные камни, известковые, гранитные, базальтовые, с вкраплениями слюды, просто сложенные в стену в произвольном порядке, но примерно одинаковые. Это было нечто! Я видел каждую трещину, и я понимал, что запомню эти камни на всю жизнь и буду вспоминать перед смертью, последним. А еще я почувствовал себя… реально пятилетним, наверное.

Мир, оказывается, рождал каждый миг кучу вопросов, и каждый начинался с «почему». Допустим, почему небо синее, я знал (и оценил как состав атмосферы, видимо близкий к земному, так и схожий спектр светила). Но вот нафига мне знать, чем скрепляли камни – магией, раствором, и если последнее – то каким? Но интересно же! Впрочем, еще секунд через двадцать меня безумно интересовало, что же будет на завтрак, а про стену я и думать забыл. Небо! Завтрак! Наконец-то «отпустило»… и – о боже! – жрать, срочно жрать!

4

Вбежав в трапезную с довольной улыбкой поперек мордочки, я изрядно порвал шаблон двух старших сестер (упс, у меня есть сестры?!). Вечно угрюмый тормознутый мелкий с «проклятьем на челе», и вдруг такое, и подавиться не долго. Впрочем, нефиг было начинать жрать без меня. Кстати, в нашем, довольно изрядном княжеском замке было всего 22 человека обслуживающего персонала, и на двух меньше дружинников. Княжеский оплот, блин, если что, не хватит и на три стены из четырех. Впрочем, мама же дома сидит, пока отца нет… Отлично, получается, все, что помнил Леон, – я тоже помню. И уже говорю «нашем», совершенно не чувствуя дискомфорта… видимо, у меня все-таки что-то не то с головой. Или нет? Подумаю после еды!

Тем временем сестры отстучались по спине друг другу и с плохо скрытой опаской наблюдали за мной. А я что? Я ничего. Уселся на свой стул по правую руку от матери (автоматически и совершенно не раздумывая), которая пододвинула мне тарелку, дождался, пока «тетя» Лесей наполнит ее кашей, и принялся за еду. Удобно, когда все взрослые для тебя «дядя» и «тетя», кроме родителей и сестер, конечно. Кроме одного не очень взрослого пи… в смысле, отплатившего злом за добро.

Этим «кем-то» был младший конюх, притащенный папочкой то ли нищий, попавшийся по дороге, то ли раскаявшийся вор, то ли еще какой урод. Нет, он не воровал и не портил вещи, не настолько тупой, да и «заложили» бы его остальные слуги в момент. Нет, он просто внушал Леону, наследнику, кстати, княжества, что он пропащий человек и вообще лишняя обуза родителям. В основном рассказывая страшные, точнее, скорее тошнотворные истории про «темных», и много раз повторял, что я проклятье семьи. Хотя конкретно я теперь понимаю, что он просто завидовал моему положению. Ну, с этой тушкой я еще успею поговорить.

Я набросился на еду. Тут же вспомнив, что Леон был к еде не то чтобы равнодушен, просто в силу возраста изрядно привередлив, а в силу неплохого самоконтроля – сильно сдержан в проявлении эмоций. Но сдерживаться в еде я даже не пытался – организм громко требовал ЖРАТЬ, а организм свой надо слушать, так-то. Или язву желудка в юном возрасте заработать можно!

Н-да. Попаданец из тех книжек, которые я заглатывал мегабайтами, будучи студентом (иногда и в ущерб обеду), должен был бы по возможности ограничить отличия в своем поведении от оригинала, долго шифроваться, спалиться на какой-нибудь фигне и признаться, что «я не он», бесконечно любимой красивой девушке. У меня в силу текущего возраста в пять с половиной лет девушки быть не могло, зато осталось прекрасное «палево» на крыше донжона: медленно тающий след темной магии. С другой стороны – сомневаюсь, что выброс был сильный. Темная магия – темная еще и потому, что малозаметная (черт, реально вспоминается, как будто я все это знал всегда!). Я же… Ладно, будем считать, что это был тонкий расчет, сделанный моей интуицией: что-то я все равно сделаю не так, буду напрягаться, если попытаюсь «играть» прошлого Леона, и мать и сестры точно заметят. Проследят мой путь по замку (а народу тут все-таки достаточно много), найдут след и задумаются, «а что это такое было». И напридумывают, особенно мать, невесть что. Благословленная Светом сделать с тьмой внутри меня все равно ничего не может, свет меняет свет, тьму формирует тьма – первое правило здешней магии, спасибо ведьминому архиву. Темным, с нашей семейной репутацией, меня все равно показывать не будут, и я просто добьюсь очередной тихой истерики у рыцаря-княгини. Естественно, она поплачется служанкам (вообще, со слугами наш род поддерживает скорее дружеские отношения, что слуги, естественно, очень ценят… да, кроме отдельных уродов). Естественно, служанки будут шептаться между собой, и пойдет еще одна волна слухов о «проклятом княжиче». Ненавижу! Я тут живу меньше часа, но уже не просто принимаю семейные проблемы за свои – они и есть мои! Да и обидно стать мертвым княжичем только из-за слухов – мало ли у кого еще поведет крышу из «лучших побуждений» осчастливить любимую княгиню-хозяйку замка путем прекращения жизни меня?

Так что я «решил» вести себя максимально естественно: моя собственная «взрослость» сознания, наложенная на взрывной гормональный баланс ребенка, будет сильно похожа на «поборовшего» проклятье Леона… интересно, я сам-то в это верю или нет? Ай, и пофиг! Вот доем и подумаю. Главное – максимально естественно вести себя с окружающими – потому что с теперешним темпераментом любое притворство будет заметно, как прожектор в темноте! Кстати, интересно: ведьма, поделившаяся со мной знаниями, считала, что «сторона силы» накладывает отпечаток на пользователя. Типа темные – этакие подколодные змеи, хитрые суки и предатели, а светлые – прямые как дубины (и в плане силы удара тоже), радостные дебилы с повышенным конфидентом везения (а то бы не выжили). То есть у меня должен быть «естественный скилл» на притворство и обман… и где? Мням-мням, а вкусно в замке готовят! Кстати, а что это я ем? На вкус напоминает картофельное пюре, а вот мясо к гарниру – однозначно говядина. Или нет? A-а, в любом случае кончилось.

Я мысленно придавил разбегающиеся в стороны мысли, как тараканов – тапком, и оторвался от тарелки. Стресс ли от «переселения души» сейчас со мной творился, или просто гормональный баланс разыгрался, но ощущения немного напоминали таковые перед экзаменом в особый отрезок времени: 3 часа ночи, в 9 – начало. Ты понимать, что теперь уже не можешь вспомнить ни х… ничего, но при этом нервная система уже не может больше трястись, и ты ловишь «веселый кураж»: «а вот пройду!» Мысленно выдохнув, я сделал то же, что всегда делал в такой ситуации: посмотрел на ближайшую дверь и прошептал: «на…й – это вон туда!» И очень удивился – аутотренинг внезапно помог. Или я просто наелся?

Видимо, мое лицо, когда я оторвался от тарелки и проводил сеанс самопсихотерапии, было чересчур одухотворенным. Вдобавок я сожрал чуть ли не четверную порцию понравившегося блюда, и это все – минуты за три. Поймав обеспокоенный взгляд матери, широко ей улыбнулся и проговорил:

– Какой вкусный у нас сегодня завтрак! – Так, а теперь внимание на тетю Лесси (тетя, тетя… никакая она не тетя – повариха самая обычная. Впрочем, готовит классно!). – Спасибо, мне так понравилось!

Мама ощутимо расслабилась и с легкой улыбкой спросила:

– Ты сегодня просто необычно активный. Что-то хорошее случилось?

– Да, мам! Я сегодня смотрел на рассвет! – Вот так. Мне пять лет, могу отвечать, не заморачиваясь тем, чтобы фраза была целиком понятной всем. Логика ребенка – настоящий клад для попаданца. Боже, я что – и на экзаменах так себя вел?!

Молодая женщина, и не скажешь, что моей матери тут сорок с хвостиком, еще раз улыбнулась.

– А я уже думала, что ты слишком суров, чтобы улыбаться. Раз так, рада, что я ошиблась.

А уж я-то как рад! Как бы эту идиотскую лыбу согнать с лица?

Мать продолжила воздавать должное трапезе, мои сестры, искоса поглядывая на меня, также вернулись к еде. Сестры, да. Какие-то они… здоровенные. И блондинки обе! Мама, скорее, шатенка, волосы приятного оттенка красного дерева, нормального для женщины среднего роста – около метра семьдесят, если я правильно сопоставил размеры, а вот сестры… М-да, удались девушки в отсутствующего сейчас отца семейства: рослые, уверенные в себе особы, волосы у старшей, двадцатилетней Юи, в платину, у младшей, Яны, которой только четырнадцать лет, – в золото. Мать им, конечно, достает макушкой повыше плеча, но… не сильно так. Гордый профиль, четкий шаг… да, корона на ушах не повиснет, точно. Налезла бы на роскошную шапку волос, что у одной, что у другой. Девушки не выглядели щуплыми, но и толстыми тоже: гармоничные фигурки, подчеркнутые повседневными платьями (кстати, фасон совсем как в оставленном мной на Земле XXI веке, разве что подол до середины голени). Рыцарь-княгиня одета чуть более богато, диадема, бледно-желтая, чуть украшенная, оттеняет утонченное лицо. И рядом с ней – мелкий, плюгавый я. Кстати, а у меня с лицом что?

Недолго думая (в этом я теперь, кажется, просто ас!), я пододвинул к себе полированный (серебряный, надо полагать) поднос, составил с него тарелку с хлебом (не нарезной батон, но вполне себе пшеничный… или аналог, как-то не интересовался Леон этим) и попытался разглядеть отражение. Фух, вроде ничего особо страшного… Чуть смазанное, мое лицо вполне прилично отразилось в полированном металле. Ну, я не упырь, уже хорошо! Шутка, блин. А лицо, если присмотреться, у меня ничего так, с мамой и сестрами проступают сходные черты, только волосы черные, и глаза – радужка темная. Кстати, с сестрами сходства больше, это как раз логично. А вот отсутствие характерной детской пухлости – не есть хорошо. Есть нехорошо, то есть… тьфу! Жрать надо больше! Кажется, согласно с базой данных ведьмы, потолстеть мне не грозит так и так.

iknigi.net

Темный княжич читать онлайн - Сергей Плотников

Сергей Плотников

Темный княжич

Пролог

Мечты сбываются. Я не раз и не два слышал эту фразу — от людей, для которых жизнь начиналась и кончалась на дне бутылки с водкой, и от людей, чьи имена, возможно, еще не один десяток лет будут помнить потомки — хотя бы как авторов учебников или научных теорий. Как ни странно — и с первыми, и со вторыми я сталкивался регулярно. Безобидные пьянчужки облюбовали единственную лавочку запущенного когда-то сквера, а теперь скорее порядком загаженного мини-перелеска между одной из задних калиток в ограде университета и ближайшей подходящей остановкой автобуса, а маститые доктора наук и куда менее маститые при них кандидаты в высокой концентрации пребывали внутри лабораторного корпуса того же учебного заведения. Первые выражали свои простые мысли прямо, в основном при помощи трех дюжин существительных (вроде «паленка» и «закусь») и скромного словаря табуированной лексики, вторые, даром что физики и математики, могли завернуть такое, что и сами забывали начало фразы к ее концу… но в одном сходились и те и другие: мечты — сбываются. Н-да.

Обычно фраза эта произносится в ключе ироническом, даже издевательском: мол, смотри — за что боролись, на то и напоролись. Или — «ну ты же сам этого хотел». Мечтал в детстве водить троллейбус, выучился на физ-химика, а потом пошел в таксисты? Мечты сбываются! Говорил про величие Родины? Вот тебе пара в зачетку, и готовься это величие поддержать с автоматом в руках: мечты сбываются! Хотел стать выдающимся ученым, чтобы твои открытия спасали людей и вели человечество к светлому будущему? Вот тебе журнал испытаний, агрегат, полтора тупых второкурсника в подои… в помощники — и давай, твори свою науку: мечты сбываются! Мать их так…

Собственно, глупая, как я теперь понимаю, мечта «быть полезным человечеству» посетила меня где-то в конце второго курса первого вуза — именно тогда, когда я, молодой придурок, окончательно осознал: наука — это действительно то, что способно буквально «мир менять». Юношеский максимализм в моих девятнадцатилетних мозгах горел с невероятной силой, с девушками, как это часто бывает у молодых «слишком много думающих» людей, не везло, преподаватели, которых я искренне уважал, в один голос твердили о «все в ваших руках» — ну как тут было не проникнуться? И я проникся. Даже более чем — нашел себе научрука, получил место лаборанта с мизерной зарплатой, которая тем не менее хорошо складывалась с госстипендией, и с горячим сердцем и широко открытыми глазами приготовился показать себя — городу и миру…

…действительность «после корочек диплома» оказалась для меня чем-то вроде ушата холодной воды в лицо. Несколько перспективных лабораторий и НПО с удовольствием приняли детей преподавателей (учившихся вместе со мной) — как оказалось, именно там работали хотя бы «на четверть ставки консультантом» их отцы и матери, народ попроще споро подался кто в пригретое по знакомству местечко вроде «оператора MPT-установки» в частном госпитале, кто — на месячные курсы бухгалтеров или годовые — экономистов (а что, от армии-то отмазались), очкарики-ботаники, у которых общение с людьми не задалось еще сильнее, чем у меня, — толкаясь боками, кинулись на бюджетные места аспирантуры… Остальным же, как оказалось, хватило места лаборанта или лаборантки в больнице или поликлинике рядом с домом: ну и пусть зарплата вполовину от преуспевающего менеджера — зато работа полдня и молоко за вредность дают…

Лезть в аспирантуру мне решительно не хотелось — работа в вузе пусть даже и доцентом в ожидании, когда найдется местечко в более-менее «прорывном» научном проекте, меня не привлекала совершенно, «обычная» лаборантская работа казалась чем-то вроде «предательства мечты» — нафига я тогда, спрашивается, так старался? Теплых мест и знакомых искать по той же причине не хотелось еще больше — максимализм еще не ушел из моей головы… короче, я решился на второе высшее. Если что я и вынес из работы младшим лаборантом во время студенчества — совмещение двух разных областей знаний автоматически делало из тебя ценного специалиста, достойного принятия на «неудобное» «переходное» место, вроде инженера-программиста, например, или вот биофизика.

Раскрутить родителей на оплату еще трех курсов уже технического института мне удалось без особых проблем — во-первых, все-таки первое образование я получил на бюджете, а во-вторых, в двадцать два года я все еще был для них «сыночкой» и «шапку надень, там холодно» — может, не в последнюю очередь оттого, что так и не смог найти девушку, ради которой хотелось спускать деньги на съемную жилплощадь… Это теперь-то я понимаю, что именно с квартиры и стоило начинать. И с хотя бы Kia в кредит — статусные маркеры в социуме, они часто значат побольше, чем голливудская улыбка и «стальной», бугрящийся мускулами пресс. Как бы то ни было, минус три года — и я добился своего. Кроме того, получив массу свободного времени на тех предметах, что мне перезачли, я успел поработать на нормально оплачиваемых местах: и пресловутым менеджером, и хелпдескером-эникейщиком, спасающим тетушек-бухгалтеров, и программистом — хорошо хоть до макдаковца-бутербрододела не скатился. И вот, являясь не только выпускником биофака, но и вполне себе «инженером», я вернулся в альма-матер… ну да, вы поняли. Мечты — сбываются.

Я получил свою «перспективную тему», на которой уже кормилось два доктора наук и три кандидата, установку, принцип действия которой до конца не понимал никто из них (слепили из частей и кое-как подключили — хорошо!), упомянутый подоп… добровольно-принудительно привлеченный человеческий материал в лице неуспевающих студентов. Разносторонний опыт предыдущих мест занятости (а вовсе не корочки второго диплома, кстати) помог мне в течение месяца написать примитивное рабочее ПО для, с позволения сказать, тестового стенда, заменившее десятки человеко-часов вбивания результатов в таблички экселя, вычистить комп от вирусов и вполне материальных тараканов (заодно и памяти добавил, «шоб летало»), сменить волноводы из «крутой» меди на не дающие для звуковых волн эхо стеклянные трубки — и результат со страшной силой «попер»! Попер настолько, что даже профы-«рулевые» проекта внезапно и с огромным удивлением осознали — клянча очередной грант по теме, уже можно будет показать какие-то результаты, а не «много умных слов», и преисполнились восторга. Более того — мне повысили зарплату аж до среднего манагерского уровня — теперь, с некоторым натягом, хватало и на съемную «хату» без шика, и на «тачку», «сильно б/у» — правда, все это у меня уже было. Мечты… ну — вы поняли.

Собственно, после получения «работы мечты» можно было уже не дергаться: «потолка» возможностей для своего нынешнего статуса я достиг. За шесть месяцев мое имя уже три раза появилось (самым последним — да, но важен факт!) на страницах научных журналов в заголовках достаточно серьезных статей: есть некоторый минимум того, сколько раз в год действующий ученый должен издаться, и грантовая тема в руках двух профессоров, «паровозила», если использовать игровую лексику, за собой всех причастных, в число которых теперь входил ваш покорный слуга. Мне была твердо обещана протекция в составлении диссертации на кандидатский уровень — достаточно было просто систематизировать и так собираемые данные… и просто — подождать. Каких-нибудь два-три года, еще пять-десять «попаданий» на страницы индексируемой прессы, толика приложенных собственных усилий тогда, когда установка освобождается от базовой загрузки… Короче, я просто вынужден был констатировать факт — имея на руках стартовые условия «простого смертного», добиться большего или того же быстрее было можно — но каким-то совсем уже некрасивым способом, типа завести постоянную любовницу лет на двадцать пять старше среди профессуры… или любовника. Тьфу, гадость! Впрочем, говорят, что в артистических кругах такое вообще в порядке вещей… тьфу, тьфу, даже думать о таком мерзко! В общем, я хочу сказать — меня все должно было в сложившейся ситуации более чем устраивать. Должно. Было. Ага…

Так бывает — ты долго добиваешься чего-то, а когда получаешь, внезапно обнаруживаешь, что уже… перегорел, что ли. Мне просто, как бы это сказать… больше не хотелось «осчастливливать человечество силой своей науки» любой ценой. Было понятно, что мне уже не изобрести «лекарство от рака» или, тем более уже, «мир во всем мире»: направление публикаций очертил фронт моих занятий работы на годы вперед… если, конечно, не бросить все и не попытаться заново, — но такая попытка будет уже рассматриваться потенциальными работодателями как огромный минус в биографии. Это при том, что у меня после технического второго вуза не сказать, чтобы был огромный простор для работы — по счастью, в универе меня еще помнили и преподы, и лаборанты, и проблем с поиском заинтересованных в услугах специалиста моего профиля людей не было. Можно было бы, конечно, полгода назад попробовать поискать теплые местечки и в других лабораториях — фармакологических, быть может, или там генетических… но в таком случае никто не гарантировал бы вообще какой-либо научной карьеры. Объективно — я поступил правильно, да и биофизика головного мозга на самом деле очень важная тема: не исключено, что текущие исследования будут потом использоваться в космосе в аппаратах для поддержки умственной активности космонавтов, или в комплексах виртуальной реальности, а может — чем черт не шутит! — станут прологом в создании нейросоединения компьютер-человек! Возможно, уже лет через тридцать я буду одним из ведущих ученых в государственном или частном научном центре — одним из немногих, кто начинал в этой теме, и уже одно мое имя будет гарантией выделения грантов и залогом научных успехов! А пятьдесят лет — это не так уж и много, верно? Можно сказать — буду молодым преуспевающим доктором наук, возможно — профессором с «громким» багажом открытий за спиной, даже без лысины. Буду учебники писать…

knizhnik.org

Читать онлайн "Темный княжич" автора Плотников Сергей Александрович - RuLit

Сергей Александрович Плотников

Темный княжич

© Сергей Плотников, 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2016

Мечты сбываются. Я не раз и не два слышал эту фразу – от людей, для которых жизнь начиналась и кончалась на дне бутылки с водкой, и от людей, чьи имена, возможно, еще не один десяток лет будут помнить потомки – хотя бы как авторов учебников или научных теорий. Как ни странно – и с первыми, и со вторыми я сталкивался регулярно. Безобидные пьянчужки облюбовали единственную лавочку запущенного когда-то сквера, а теперь скорее порядком загаженного мини-перелеска между одной из задних калиток в ограде университета и ближайшей подходящей остановкой автобуса, а маститые доктора наук и куда менее маститые при них кандидаты в высокой концентрации пребывали внутри лабораторного корпуса того же учебного заведения. Первые выражали свои простые мысли прямо, в основном при помощи трех дюжин существительных (вроде «паленка» и «закусь») и скромного словаря табуированной лексики, вторые, даром что физики и математики, могли завернуть такое, что и сами забывали начало фразы к ее концу… но в одном сходились и те и другие: мечты – сбываются. Н-да.

Обычно фраза эта произносится в ключе ироническом, даже издевательском: мол, смотри – за что боролись, на то и напоролись. Или – «ну ты же сам этого хотел». Мечтал в детстве водить троллейбус, выучился на физ-химика, а потом пошел в таксисты? Мечты сбываются! Говорил про величие Родины? Вот тебе пара в зачетку, и готовься это величие поддержать с автоматом в руках: мечты сбываются! Хотел стать выдающимся ученым, чтобы твои открытия спасали людей и вели человечество к светлому будущему? Вот тебе журнал испытаний, агрегат, полтора тупых второкурсника в подои… в помощники – и давай, твори свою науку: мечты сбываются! Мать их так…

Собственно, глупая, как я теперь понимаю, мечта «быть полезным человечеству» посетила меня где-то в конце второго курса первого вуза – именно тогда, когда я, молодой придурок, окончательно осознал: наука – это действительно то, что способно буквально «мир менять». Юношеский максимализм в моих девятнадцатилетних мозгах горел с невероятной силой, с девушками, как это часто бывает у молодых «слишком много думающих» людей, не везло, преподаватели, которых я искренне уважал, в один голос твердили о «все в ваших руках» – ну как тут было не проникнуться? И я проникся. Даже более чем – нашел себе научрука, получил место лаборанта с мизерной зарплатой, которая тем не менее хорошо складывалась с госстипендией, и с горячим сердцем и широко открытыми глазами приготовился показать себя – городу и миру…

…действительность «после корочек диплома» оказалась для меня чем-то вроде ушата холодной воды в лицо. Несколько перспективных лабораторий и НПО с удовольствием приняли детей преподавателей (учившихся вместе со мной) – как оказалось, именно там работали хотя бы «на четверть ставки консультантом» их отцы и матери, народ попроще споро подался кто в пригретое по знакомству местечко вроде «оператора MPT-установки» в частном госпитале, кто – на месячные курсы бухгалтеров или годовые – экономистов (а что, от армии-то отмазались), очкарики-ботаники, у которых общение с людьми не задалось еще сильнее, чем у меня, – толкаясь боками, кинулись на бюджетные места аспирантуры… Остальным же, как оказалось, хватило места лаборанта или лаборантки в больнице или поликлинике рядом с домом: ну и пусть зарплата вполовину от преуспевающего менеджера – зато работа полдня и молоко за вредность дают…

Лезть в аспирантуру мне решительно не хотелось – работа в вузе пусть даже и доцентом в ожидании, когда найдется местечко в более-менее «прорывном» научном проекте, меня не привлекала совершенно, «обычная» лаборантская работа казалась чем-то вроде «предательства мечты» – нафига я тогда, спрашивается, так старался? Теплых мест и знакомых искать по той же причине не хотелось еще больше – максимализм еще не ушел из моей головы… короче, я решился на второе высшее. Если что я и вынес из работы младшим лаборантом во время студенчества – совмещение двух разных областей знаний автоматически делало из тебя ценного специалиста, достойного принятия на «неудобное» «переходное» место, вроде инженера-программиста, например, или вот биофизика.

Раскрутить родителей на оплату еще трех курсов уже технического института мне удалось без особых проблем – во-первых, все-таки первое образование я получил на бюджете, а во-вторых, в двадцать два года я все еще был для них «сыночкой» и «шапку надень, там холодно» – может, не в последнюю очередь оттого, что так и не смог найти девушку, ради которой хотелось спускать деньги на съемную жилплощадь… Это теперь-то я понимаю, что именно с квартиры и стоило начинать. И с хотя бы Kia в кредит – статусные маркеры в социуме, они часто значат побольше, чем голливудская улыбка и «стальной», бугрящийся мускулами пресс. Как бы то ни было, минус три года – и я добился своего. Кроме того, получив массу свободного времени на тех предметах, что мне перезачли, я успел поработать на нормально оплачиваемых местах: и пресловутым менеджером, и хелпдескером-эникейщиком, спасающим тетушек-бухгалтеров, и программистом – хорошо хоть до макдаковца-бутербрододела не скатился. И вот, являясь не только выпускником биофака, но и вполне себе «инженером», я вернулся в альма-матер… ну да, вы поняли. Мечты – сбываются.

www.rulit.me

Читать онлайн "Темный княжич" автора Плотников Сергей Александрович - RuLit

– Что-то не так с подносом? – не выдержала наконец Яна – мои манипуляции ее занимали почему-то гораздо сильнее, чем сестру и мать.

– Просто захотел сравнить, насколько я на тебя похож, – совершенно честно ответил я.

Яна вытаращила глаза, Юи тихонько хихикнула.

– Да совершенно не похож! – вспылила девчонка. – Мелочь!

– Яна! – окрикнула хозяйка стола. Мне показалось, или в зрачках матери полыхнул огонь?

– П-прости, Лео… – пробормотала резко уткнувшаяся в тарелку средненькая. Так, а у матери взгляд опять стал напряженным.

– Сын. Тебе кто-то сказал, что ты не похож на сестру?

– Ммм, не то чтобы сказал… Услышал… – протянул я. Как зовут это б…го конюха. Шпак? Жан? A-а, вспомнил! – Шан вроде говорил кому-то.

– Говорил что?

– Ну что-то о том, что Яна как кобылка необъезженная, а черный так и останется мулом, даже если снизу будет что-то видно… – Отлично, первое задание класса «темный маг»: очерни ближнего своего – выполнено успешно! Бл…ин, как же меня несет-то. Надо как-то свалить из-за стола и попробовать успокоиться… о, у меня комната же есть. Я, кстати, передал близко к тексту, что слышал, правда не в одном разговоре, а в течение последнего года. А я творчески скомпилировал… Упс!

А вот такой княжич-наследник свою мать еще не видел точно. И жаль – глупостей бы не наделал… впрочем – теперь-то что. И пламя в глазах мне не привиделось. А «тетя» Лесси отвернулась, и в глазах… да, слезы в глазах. Хм, это она расстроилась, что меня так приложили? Мать тем временем плавно встала из-за стола, кивнула нам «продолжать завтрак» и вышла из трапезной. Краем глаза я поймал сочувствующее выражение на лице Юи, Яна выглядела задумчивой.

– Что-то я не поняла… – начала было средняя сестра, но не договорила. Старшая покачала головой, показав глазами на меня. А я что – я ничего. Сижу, пью молоко. Леон его терпеть не мог, а молоко – самый полезный продукт для темного мага. Еще красное вино – малокровие постоянно преследуют вынужденных использовать то собственную кровь, то волосы, то еще какую-нибудь часть тела в ритуалах малефиков и ведьм. Вот же геморройная профессия мне досталась! Или просто ведьма была алкоголичкой и любительницей молока? И, черт, ведь придется овладевать знаниями – деться некуда: я же княжич теперь, а княжич – должен быть магом. Что-то я сильно сомневаюсь, что смогу «вернуться назад» – теперь это мое место, мое тело, и… мой шанс? Так, а вот это, похоже, знания самого Леона.

На территории Раро – длинного побережья континента, где в том числе находилось наше княжество, темная магия не запрещена. Запрещены преступления, совершенно стандартный свод законов, общий для конгломерата прибрежных стран. Воровство, злонамеренная порча здоровья, причинение необоснованного ущерба имуществу и так далее. И как назло, три четверти темных умений так или иначе нарушали уголовный кодекс. Если светлый маг или паладин, наткнувшись на хамство, оскорбление или попытку убить и ограбить, просто бил на поражение, то малефики и ведьмы были вынуждены отступать, а потом бить в спину: как я и говорил, прямых атак в темной магии нет. Зато можно подчинить человеческий разум, проклясть определенную территорию (и все там умрут/сойдут с ума/перережут друг друга/еще какая пакость). А для этого – жертвы (курицы не всегда подходят), заломы на полях или другая не очень полезная для крестьян деятельность. В общем, неблагородные темных не любят, но приходится терпеть (оп-па, как интересно! А вот это опять архив пошел) – светлые любых направлений не могут бить тонко: выборочно уморить вредителей на поле, не тронув пчел и шмелей, заставить волков, нападавших на овец, ночью выйти к частоколу и аккуратно рядком околеть, и, главное, лечение. Медицина светлых отлично подходит для сильных организмов, прокачка энергией активирует иммунную систему и скрытые резервы регенерации, но вот в случае ослабленного организма, особенно если это инфекция – только на ведьм и надежда. Темная магия – хороший антибиотик. Интересно как…

Сестры вполголоса разговорились о каких-то хозяйственных делах (хм, вот и не скажешь, что дуры-блондинки), а я откинулся на спинку стула. Сытость, непривычная, как выяснилось, этому телу, немного клонила в сон, я лениво (наконец-то чертов «завод» сумасшедшего приступа энергии кончился!) стал сам с собой рассуждать, чем займусь сегодня. Чем там занимался обычно Леон? И вообще, чем занимаются княжеские детки? Ага, у девиц занятия – кроме «изящной культуры» (боже мой, ну и название для занятий по этикету, дипломатии, моде и еще хрен знает чему специфически-женскому) девушкам преподавали экономику (логично, княжну ждет роль жены-хозяйки как минимум баронского феода, а вообще тут принцев и королей хоть ложкой ешь), основы натурального хозяйства (как что работает, вплоть до натурных занятий, не исключая мытье посуды и стирку), и, та-дам! – самооборона и боевые искусства! Вот тебе и замки с феодалами: какое замечательное у знати половое равноправие. Магию, кстати, тоже преподают. Всю эту информацию мне тоже донесли на той самой «изящной культуре», занятия по которой у меня начались после пятого дня рождения. Типа мне, то есть Лео, ставили девиц в пример: сестры не отлынивают, и я не должен. Так, а что я еще должен? Княжича, да еще и наследника, должны были бы тренировать на тех же дисциплинах, только вместо экономики поместья – экономика феода. Но это лет этак с десяти, когда голова должна соображать, а не тупо запоминать, как геральдику в рамках «изящной» этой самой. А вот магию должны были начать преподавать – но облом. Нет у меня семейных способностей, а пустить в замок темного мага… гм, я бы первый заорал, что против. И сейчас заору: архив-то у меня есть, а в нем такое… Так, что еще упустил? Занятия самообороны для детей мужского пола, обозванные «боевыми навыками», у меня занятия тоже не начались. По медико-биологическим причинам, как я уже и говорил: слишком слаб. Интересно, теперь ситуация поправится? Может быть, попросить мам… что это было?

www.rulit.me