Книга "Терроризм - взгляд изнутри" - Скачать бесплатно, читать онлайн. Книга террористов


Настольная книга террориста - Автор Неизвестен

  • Обложка: Замуж за врага (СИ)

    Просмотров: 3384

    Замуж за врага (СИ)

    Ева Никольская

    ОН — охотник за головами, ведьмак с даром сирены и мерзавец, по вине которого мой отец попал за…

  • Обложка: Не Святой Валентин (СИ)

    Просмотров: 3115

    Не Святой Валентин (СИ)

    Елена Николаева

    Застукав новоиспечённого мужа за изменой в день их свадьбы, отчаявшаяся Валерия сбегает. Имея…

  • Обложка: Золушка (ЛП)

    Просмотров: 2960

    Золушка (ЛП)

    Джоуэл Киллиан

    — Я получил то, зачем приехал, — говорю я, наслаждаясь ужасом, который отражается на лице…

  • Обложка: Чёрный вдовец (СИ)

    Просмотров: 2207

    Чёрный вдовец (СИ)

    Ирина Успенская

    Даже если ты лорд и далеко не безобидный мальчик, это не мешает судьбе подкидывать проблемы одна…

  • Обложка: Роза для Палача (СИ)

    Просмотров: 2011

    Роза для Палача (СИ)

    Франциска Вудворт

    Каждый из нас носит маску. Любимый жених может оказаться подлым изменником, случайный знакомый —…

  • Обложка: Гильдия (СИ)

    Просмотров: 1914

    Гильдия (СИ)

    Елена Звездная

    С Первым апреля!С весной, замечательные мои! Не забудьте влюбиться, в первую очередь в себя, потому…

  • Обложка: Жена поневоле (СИ)

    Просмотров: 1802

    Жена поневоле (СИ)

    Анастасия Маркова

    Подписывая брачный договор, Оливия даже не подозревала, как над ней жестоко подшутит судьба, решив,…

  • Обложка: Мой невыносимый босс (СИ)

    Просмотров: 1611

    Мой невыносимый босс (СИ)

    Матильда Старр

    Что делать, если твой новый босс совершенно невыносим, но уволиться ты не можешь? А если он к тому…

  • Обложка: Невеста Серебряного Дракона (СИ)

    Просмотров: 1503

    Невеста Серебряного Дракона (СИ)

    Сказа Ламанская

    Замечательная книга Форы Клевер "Охота за сердцем короля" позволяет с неожиданной стороны взглянуть…

  • Обложка: Дикая кошка (СИ)

    Просмотров: 1438

    Дикая кошка (СИ)

    Мелек Челик

    Меня зовут Александра. Довольно странное имя для этих мест. Но не оно меня выделяет из общей массы…

  • Обложка: Секретарша (СИ)

    Просмотров: 1368

    Секретарша (СИ)

    Надежда Волгина

    Макс — большой босс, перфекционист и мрачный тип. Он срочно нуждается в опытном секретаре. Но вот…

  • Обложка: Академия Мира. Два Бога за моим телом (СИ)

    Просмотров: 1258

    Академия Мира. Два Бога за моим телом (СИ)

    Алекс Анжело

    Передо мной стоял выбор: выйти замуж за старого графа Олдуса, или пройти экзамен и поступить в…

  • Обложка: Батарейка для арда (СИ)

    Просмотров: 1253

    Батарейка для арда (СИ)

    Яна Ясная

    Все знают, что этот мир защищают воины-арды. Они почти каждый день рискуют жизнью, сдерживая жутких…

  • Обложка: Тайна Чёрного дракона (СИ)

    Просмотров: 1146

    Тайна Чёрного дракона (СИ)

    Аманди Хоуп

     Иной мир оказался совсем не сказочным. Я лишь пытаюсь выжить и вернуться. 

  • Обложка: Все хотят замуж (СИ)

    Просмотров: 1116

    Все хотят замуж (СИ)

    Елена Вилар

    Для того чтобы увидеть истинный оттенок собственных чувств, иногда стоит оказаться на краю земли. И…

  • Обложка: Императорский отбор. Поцелованная Тьмой (СИ)

    Просмотров: 1080

    Императорский отбор. Поцелованная Тьмой (СИ)

    Кристина Корр

    Было у Императора четыре сына. И пришло время одному из них жениться. Собрали Совет Пяти, и с…

  • Обложка: Пара волка (ЛП)

    Просмотров: 1077

    Пара волка (ЛП)

    София Стерн

    Дана долгое время не была дома, но, после звонка тети, расстроившей ее плохими новостями, она…

  • Обложка: Харрисон (ЛП)

    Просмотров: 1048

    Харрисон (ЛП)

    Терра Вольф

    После единственной ночи, проведенной с фигуристой официанткой, медведь-перевертыш Джеймс Харрисон…

  • Обложка: Стрелы сквозь Арчера (ЛП)

    Просмотров: 966

    Стрелы сквозь Арчера (ЛП)

    Нэш Саммерс

    После потери родителей Арчер Харт охвачен скорбью. Каждый день он с трудом проходит через уроки,…

  • Обложка: Строитель (ЛП)

    Просмотров: 930

    Строитель (ЛП)

    Фрэнки Лав

    Я наблюдал за тем, как Лотти спускается по ступеням и идет в мою сторону, уперев руки в округлые…

  • Обложка: Я твой хозяин! (СИ)

    Просмотров: 929

    Я твой хозяин! (СИ)

    Кристина Амарант

    Еще вчера ты — Наама ди Вине, избалованная аристократка, почти принцесса, а сегодня — дочь…

  • Обложка: Доминант 80 лвл. Обнажи свою душу (СИ)

    Просмотров: 881

    Доминант 80 лвл. Обнажи свою душу (СИ)

    Мила Ваниль

    Дина приехала в Москву в поисках работы и, едва сойдя с поезда, стала жертвой мошенников. От…

  • Обложка: Бомж из номера люкс (СИ)

    Просмотров: 869

    Бомж из номера люкс (СИ)

    Ева Горская

    Проснулась с тяжелой головой и не менее тяжелой рукой на своей груди. Открывать глаза было боязно,…

  • Обложка: Неземная любовь (СИ)

    Просмотров: 703

    Неземная любовь (СИ)

    Lita Wolf

    Едешь к жениху? Но по дороге тебя похищают. Паника, ужас! Кто эти люди, чего хотят? Их окружают…

  • Обложка: Джекс (ЛП)

    Просмотров: 672

    Джекс (ЛП)

    Инка Лорин Минден

    Джекс состоит в элитном подразделении, которое удерживает всякий сброд подальше от города. Когда…

  • Обложка: Городские легенды Уэстенса (СИ)

    Просмотров: 632

    Городские легенды Уэстенса (СИ)

    Елена Звездная

    От всех прочих городков северной Ландрии наш Уэстенс отличал один неоспоримо положительный факт — у…

  • Обложка: В подарок высшему вампиру (СИ)

    Просмотров: 622

    В подарок высшему вампиру (СИ)

    Дарья Урусова

    Я живу на окраине леса. Времена нынче трудные. Только недавно закончилась война. Живу совсем одна.…

  • Обложка: Принцесса моих кошмаров

    Просмотров: 569

    Принцесса моих кошмаров

    Lina Mur

    Роскошный закрытый университет, где правит королевская чета, и все ей поклоняются и боятся,…

  • itexts.net

    Поваренная книга террориста — Urbanculture

    Конструкция взрывателя суровой русской бомбы из книгиПоваренная книга террориста — суровый экстремистский текст Российского производства, подробно описывающий создание взрывных устройств в домашних условиях из общедоступных в продаже веществ.

    Что из себя представляет[править]

    В 1960 году Уильям Пауэлл, в качестве протеста против войны во Вьетнаме, опубликовал в США «Поваренную книгу анархиста», которая содержала следующие разделы:

    • Изготовление взрывчатки
    • Электроника, подрывная деятельность и слежка
    • Наркотические вещества
    • Физические приемы устранения противника в рукопашном бою

    Благодаря усиленному действию спецслужб бестселлер был к началу 90-х наконец полностью изьят из общего доступа, хотя при большом желании оригинальный текст ещё можно отыскать на всяких Tor-ах.

    Поваренная книга террориста есть русский ответ буржуйскому оригиналу, по другой версии это перевод 1-й главы книги анархиста с новыми дополнениями. Написан неизвестным автором, представляет собой сборник рецептов, взятых из разных источников, по заверениям автора часть рецептов была проверена им на практике.

    Аццкая машины смерти, созданная юннатамиСписок рецептов действительно впечатляет своей полнотой: здесь и самовоспламеняющиеся смеси от банального коктейля Молотова до разных напалмов и термитов, сенсорные врывчатки, часовые и электронные взрыватели, более десятка рецептов приготовления взрывчатых веществ и взрывных устройств от простейщей бомбы до вакуумных. Большинство схем примитивны и работают по принципу «Поджигай и убегай». А чего только стоят названия вроде «Бомба из баллончика для сифона», «Бомба из оксида свинца», «Газовые бомбы», «Французский аммонал», «Гексаметилентрипероксиддиамин» и даже кустарный вариант производства нитроглицерина. Короче говоря рай для начинающего юнного пиротехника.

    Некоторые рецепты, вроде того-же кустарного нитроглицерина доставляют бодрым зарядом позитива. Любой хоть немного грамотный химик знает, что попытка выполнить описанные в книге рецепты приведёт к немедленному взрыву и экстерминатусу пиротехника, еще до того, как он успеет сообразить что произошло. Причём, чтобы понять это даже не нужно справочника по химии. Создаётся впечатление что подобные рецепты писались специально для того, чтобы избавить общество от начинающих террористов. Правда в тексте сразу идёт примечание: «Прим. составителя: Следует заметить, что данный рецепт приведён скорее для расширения кругозора читателя. Пробовать его на практике не рекомендуется.». Ну хоть и на том спасибо.

    IRL и в Интернетах[править]

    Книга запрещена, при обнаружении ментами можно если и не получить уголовный срок, то условный очень даже можно, хотя в Федеральный список экстремистских материалов данный текст не входит. Понятно, что книгу запрещают вовсе не из-за террористов, кому надо и так знает всё, что необходимо безо всяких там «Поваренных книг», запрещается она, чтобы малолетний пиротехник случайно не подорвал ненароком самого себя или ещё кого-нибудь и чтобы потом не пришлось собирать кусочки состоявшего героя вперемежку с кусочками соседей по квартире по всему микрорайону. Причина, по которой та самая шпана любит подобные книги довольно проста — петарды давно надоели, кроме шума они ничего больше не производят, а увидеть собственноручно устроенный настоящий а не киношный взрыв очень уж хочется, да и повод похвастаться перед одноклассниками это даёт. Вот и химичат они по всяким «поваренным книгам» в надежде на то, что у них наконец получится что-нибудь действительно мощное и круто взрывающееся. Но когда они увлечены своей работой, рядом с ними лучше не стоять. От греха подальше.

    • Легко находится даже в открытой сети по одноименному запросу в Яндексе. А в даркнетах этого и подобного добра просто навалом. Здесь мы не будем приводить конкретных ссылок, дабы нас не обвинили в экстремизме.

    urbanculture.in

    Читать онлайн книгу «Терроризм - взгляд изнутри» бесплатно — Страница 1

    Терроризм - взгляд изнутри

    Глава 1.

    ОПРЕДЕЛЕНИЕ ТЕРРОРИЗМА

    Что такое терроризм? Найдется немного слов, столь прочно укоренившихся в словаре современного человека. Взять хотя бы слово «Интернет» — еще один слишком часто употребляемый термин, который также стал неотъемлемой частью жаргона конца XX века. Большинство людей имеет обобщенное и достаточно смутное представление о том, что являет собой терроризм, многим недостает ясного и по-настоящему правильного толкования данного слова. Подобная неясность поддерживается отчасти современными средствами массовой информации, чьи попытки передать зачастую сложную и запутанную информацию при наименьших затратах эфирного времени и печатного пространства привели к беспорядочному клеймению словом «терроризм» проявлений насилия самого широкого спектра. Откройте любую газету, включите любой канал телевидения, и в одной и той же программе или статье вы найдете несопоставимые между собой действия, названные одним словом — «терроризм», будь то подрыв здания, убийство главы правительства, расстрел мирных жителей военным подразделением, отравление продуктов питания на полках магазинов или преднамеренное заражение лекарственных препаратов, отпускаемых без рецепта в аптеке. Факт остается фактом, но, в сущности, любое открытое проявление насилия, расцененное обществом как антисоциальное, — неважно, проведено ли оно настроенными против правительства диссидентами или самим правительством, преступными группировками или отдельными преступными лицами, учиняющей беспорядки толпой или вооруженными активистами, лицами с психическими отклонениями или вымогателями — называется терроризмом.

    Толковый словарь — не лучший нам помощник. Наиболее авторитетный источник на английском языке, всеми почитаемый Оксфордский толковый словарь дает крайне мало информации по вышеозначенному вопросу. Его трактовка слишком буквальна и исторична, чтобы использовать ее для описания современного феномена. Она приведена ниже.

    Терроризм. Система террора.

    1. Политика устрашения, подобная той, которую проводила правящая партия во Франции в ходе Великой французской революции с 1789 по 1794 год; любая система террора.

    2. обыч. Политика, призванная устрашить тех, против кого она направлена; применение методов устрашения; факт запугивания или пребывание в состоянии запугиваемого.

    Ни одно из приведенных выше толкований нам не подходит. Из подобного определения прочитавший не узнает, что же такое есть терроризм. Вместо этого он почерпнет в первую очередь некие сведения из истории, а также узнает устаревшее значение данного слова, которое в отношении к современному использованию термина «терроризм» представляется бесполезным анахронизмом. Второе определение представляется более полезным. Оно точно передает такое качество терроризма, как устрашение. Однако оно довольно широко и включает в себя любые действия, которые могут устрашить и запутать любого человека. Хотя это определение отчасти передает суть явления, все же оно недостаточно для точного определения современного феномена под названием «терроризм».

    Чуть более удовлетворительное объяснение можно отыскать в том же словаре, открыв толкование слова, которое означает злоумышленника, совершающего террористический акт.

    Словарь дает следующее определение слова «террорист»:

    1. Политический термин;

    а) употребляется для обозначения якобинцев и их сподвижников, а также партизан, действовавших в годы Великой французской революции, в особенности тех, кто принимал участие в революционных трибуналах в эпоху террора;

    б) любой, кто пытается продвигать собственные взгляды методом систематического насильственного запугивания; спец. термин употребляется для обозначения членов любой из экстремистских революционных организаций в царской России.

    Такое определение куда более уместно. Во-первых, оно непосредственно знакомит читателя с политическим подтекстом слова «терроризм». Далее мы увидим, что этот характерный признак терроризма является первостепенным в понимании его целей и мотиваций. Этот признак также является решающим в проведении различия между терроризмом и прочими формами насилия.

    Термин «терроризм» в наиболее широко применяемом сегодня смысле имеет исключительно политическую окраску. Терроризм также неизбежно связан с властью: с погоней за властью, с приобретением власти и с использованием ее для достижения политических изменений. Таким образом, терроризм есть насилие или, что не менее важно, угроза насилием, используемая и нацеленная на достижение или продвижение некоей политической цели. Поскольку этот существенный момент должным образом подчеркнут, читатель может оценить значимость дополнительного определения понятия «террорист», предлагаемого Оксфордским толковым словарем английского языка, приведенного выше: «Любой, кто пытается продвигать собственные взгляды методом систематического насильственного запугивания». Это определение четко выражает другой характерный признак терроризма, определяя террористический акт как хорошо спланированное, просчитанное и систематическое действие. Однако если объяснение термина столь просто, то почему так сложно определить, что же такое терроризм? Наиболее вероятная причина — то, как часто изменялось значение этого термина на протяжении двух последних столетий.

    ИЗМЕНЕНИЕ ЗНАЧЕНИЯ ТЕРМИНА «ТЕРРОРИЗМ»

    Слово «терроризм» впервые получило распространение в годы Великой французской революции. В отличие от современного его значения, в ту эпоху этот термин имел исключительно положительный оттенок. Система управления, называемая режимом террора, появившаяся в 1793—1794 годах, от которой и произошло английское слово «терроризм», была установлена ради поддержания порядка в анархический переходный период, последовавший за восстаниями 1789 года и отмеченный беспорядками и потрясениями, как это случалось в ходе революций в других странах. Таким образом, в отличие от терроризма в современном понимании, означающем некую революционную или антиправительственную деятельность, проводимую негосударственными или субнациональными организациями, режим террора был инструментом управления нового революционного государства. Его назначением было также укрепление власти нового правительства путем устрашения тех, кто вел контрреволюционную, подрывающую интересы новой власти деятельность, а также диссидентов, рассматриваемых режимом как враги народа. Комитету общественной безопасности и Революционному трибуналу (в современном языке — Народному суду) соответственно были вверены широкие полномочия для ареста и осуждения, а также публичной казни на гильотине лиц, обвиняемых в предательстве, иначе—в реакционной деятельности. Таким образом, каждый гражданин хорошо усвоил, чем может грозить ему сопротивление новому революционному порядку или проявление ностальгии по старому режиму.

    По иронии судьбы терроризм в своем первоначальном значении был тесно связан с идеями добродетели и демократическими взглядами. Лидер революционного движения Максимилиан Робеспьер твердо верил, что добродетель должна стать основным побуждением для деятельности народного правительства в мирное время, однако в неспокойное время революционных потрясений она должна объединяться с террором ради процветания демократии. Он часто апеллировал к добродетели, без которой террор становится злом, однако и добродетель без поддержки террора становится беспомощной. Робеспьер заявлял: террор есть не что иное, как правосудие,  скорое, строгое И непреклонное, И   тем не менее он является эманацией добродетели.

    Несмотря на подобное отличие от более позднего значения, термин «терроризм» времен Великой французской революции все же имеет, по крайней мере, две важные характеристики, совпадающие с современным его значением. Во-первых, режим террора не носил ни случайный, ни беспорядочный характер, какой приписывают террору современные средства массовой информации, а, наоборот, действовал упорядоченно, продуманно и систематично. Во-вторых, единственной его целью и оправданием служило создание «нового и лучшего общества» взамен старой, неизлечимо коррумпированной и недемократической политической системы, что роднит режим террора с терроризмом в современном понимании. В самом деле, неопределенное и утопическое толкование главных задач революции, предложенное Робеспьером, замечательным образом сходно настроем и сущностью с напыщенными, пропитанными идеями «светлого будущего» манифестами, издаваемыми многими революционными террористическими, преимущественно левосторонними марксистскими организациями. К примеру, в 1794 году Робеспьер сделал заявление, имевшее зловещее сходство в манере выражения с официальными сообщениями революционных группировок, таких, как немецкая Фракция Красной армии и итальянские Красные бригады, существовавших два века спустя. Заявление было следующим:

    «Нам необходим такой порядок вещей, <...> при котором искусства будут служить украшением свободы, облагораживающей их, а торговля станет источником благосостояния для простого народа, а не способом наживы, питающим чудовищную роскошь единиц. Для своей страны мы требуем нравственности взамен эгоизма, честности взамен хваленой чести, закона взамен приверженности традициям, исполнения долга взамен следованию законам морали, власти разума взамен следованию моде, осмеяния безнравственности взамен презрения к малоимущим...»

    Судьба Великой французской революции, как и прочих революций, была печальной — она уничтожила сама себя. Восьмого термидора[1] второго года по новому календарю, принятому революционным правительством (26 июля 1794 года), Робеспьер объявил Национальному конвенту, что располагает новым списком лиц, предавших идеи революции[2]. Экстремисты, опасаясь, что оказались в этом списке, объединились с приверженцами умеренных взглядов, отрекшись и от Робеспьера, и от его режима террора. Робеспьер и его ближайшие сторонники встретили ту же судьбу, что и 40 тысяч казненных на гильотине[3]. Таким был конец террора; впоследствии термин «терроризм» стал обозначать любые злоупотребления официальной власти с открытым криминальным подтекстом. Спустя год после казни Робеспьера английское слово «терроризм» стало известно общественности благодаря работам Эдмунда Берка[4], автора памфлетов против Великой французской революции, писавшего о «тысячах адских псов, называемых террористами, которых спустили на невинных людей». Одним из наиболее далеко идущих последствий Великой французской революции стал импульс, который эта революция дала всем антимонархическим движениям в Европе. Раболепство народа перед монархами, получившими свою власть от Бога посредством божественного права на царствование, а не в результате всенародных выборов, все больше ставилось под вопрос на разбуженном политическими изменениями континенте. С приходом националистических идей, включавших представление о государственности и гражданстве, основанных на национальной общности подданных государства вместо принадлежности к королевскому роду, стали появляться новые государства-нации, подобно Германии и Италии. Между тем значительные социально-экономические изменения, вызванные индустриальной революцией, привели к появлению новой «универсалистской» идеологии (пример — коммунизм/марксизм), порожденной отчуждением и эксплуататорскими условиями капиталистического мира XIX века. В этой атмосфере зарождалась новая эпоха террора, во время которой понятие «терроризм» приобрело свое основное, знакомое современному миру значение революционной антиправительственной деятельности. Его основоположником, возможно, является итальянский революционный демократ Карло Пизакане, пожертвовавший титулом герцога Сан Джовани ради того, чтобы встретить смерть во время злополучного мятежа против правления династии Бурбонов в 1857 году[5]. Пизакане стал известен вовсе не тем, что являлся ярым сторонником федерализма и мютюэлизма[6], а своей теорией о «пропаганде действием»[7], главная идея которой оказала огромное влияние на умы бунтовщиков и террористов последующих эпох. «Пропаганда идеи — недостижимая цель, — писал Пизакане. — Идеи рождаются из деяний, а не наоборот. Знание не дает людям свободы, но свобода способна дать познания». Применение насилия, по словам Пизакане, необходимо не только для привлечения внимания общества или предания огласке идеи, но ради просвещения, обучения и, наконец, сплочения народа во имя революции. Он также утверждал, что морализующее действие насилия превосходит по своей эффективности издание памфлетов, настенных плакатов или устроительство собраний. Возможно, первой организацией, применившей теорию Пизакане, стала «Народная воля». Она была основана в 1878 году[8] и представляла собой небольшую группу русских конституционалистов[9], бросивших вызов царизму. Для «Народной воли» апатия и отчуждение русского народа не оставляло иного пути, как обратиться к смелым и зрелищным актам насилия, призванным привлечь внимание к вышеозначенной группе и ее целям. Однако в отличие от многих террористических группировок конца XX века, также использовавших принцип «пропаганды действием» для оправдания беспричинного убийства мирных граждан в попытке донести свои идеи до общественности через шок и ужас, вызванный массовым кровопролитием, народовольцы демонстрировали почти донкихотское отношение к насилию, ими творимому. Для народовольцев пропаганда действием означала, прежде всего, избирательное уничтожение отдельных лиц, которые, по их мнению, являлись воплощением автократического и тиранического режима[10]. Таким образом, главными их жертвами становились: царь, ближайшие его родственники, высокопоставленные государственные чиновники. Их уничтожение имело огромное символическое значение, ведь каждый из них являлся олицетворением коррумпированной и деспотической власти. Существенным моментом в идеологии этого движения было то, что ни одной лишней капли крови не должно проливаться ради идеи, какой благородной или полезной она бы ни казалась. Несмотря на то, что своих жертв они выбирали с крайней осторожностью и осмотрительностью, народовольцев не покидало чувство глубочайшего сожаления о том, что им приходится лишить жизни другого человека. Непоколебимое следование этому принципу нагляднее всего проявилось во время неудачного покушения на жизнь великого князя Сергея Александровича[11], проведенного организацией — преемницей «Народной воли» в 1905 году. Когда показалась царская карета, террорист, которому было поручено уничтожить великого князя[12], обнаружил, что вместе с ним в карете находятся его дети[13], и отменил выполнение миссии, не желая нанести вред семье князя. Великий князь был убит во время следующего нападения[14]. В качестве сравнения можно привести подрыв самолета рейса 103 авиакомпании «Пан-Американ» в воздухе над Локерби, Шотландия, произведенный террористами в декабре 1988 года, унесший жизни 259 человек — невинных мужчин, женщин и детей, находившихся на борту, а также одиннадцати жителей городка, на который упали обломки самолета. По иронии судьбы самое громкое деяние народовольцев положило конец их деятельности. Первого марта 1881 года активисты этого движения совершили убийство Александра II. Провал предыдущих восьми заговоров против царя подтолкнул народовольцев на крайние меры ради успешного завершения задуманного. Каждого из четырех добровольцев снабдили взрывным устройством и разместили по нескольким маршрутам следования царского эскорта. В то время как двое из них стояли в ожидании на одной улице, санная повозка, в которой находился царь, приблизилась к месту, где находился первый террорист. Он кинул бомбу в проезжающие сани, но промахнулся на несколько сантиметров. Вся свита пришла в смятение, в то время как казаки из царского эскорта схватили незадачливого преступника. Царь вышел из саней, чтобы рассмотреть раненного взрывом случайного прохожего. Как рассказывает история, царь произнес: «Слава Богу, я цел», после чего из толпы вынырнул второй заговорщик и взорвал бомбу, убив и себя, и царя[15]. На головы народовольцев обрушился весь гнев правительства. Действуя согласно информации, полученной от арестованного заговорщика, тайная полиция атаковала явки активистов и их убежища. Им удалось схватить почти всех заговорщиков, которых тут же осудили и приговорили к казни через повешение. Новая информация, полученная в результате облав, навела полицию на прочих лиц, причастных к заговору. Таким образом, спустя всего год после убийства царя на свободе остался всего один народоволец. Но и она вскоре была арестована[16]. К 1883 году первое поколение террористов «Народной воли» прекратило свое существование, однако позже появились различные преемственные организации, продолжившие борьбу народовольцев[17]. К тому времени последствия устранения царя не могли быть известны ни приговоренным к казни, ни тем, кто томился в тюрьмах или был сослан в Сибирь. Но вдобавок к тому, что деятельность народовольцев положила начало свержению царизма в России, она еще и оказала огромное влияние на умы отдельных революционеров и антимонархических группировок по всей стране. Принцип пропаганды действием, использованный в антиправительственной деятельности «Народной воли», стал моделью для подражания для зарождающегося анархического движения[18]. Спустя четыре месяца после убийства царя группа лиц с радикальными убеждениями созвала в Лондоне «конференцию анархистов», которая публично поддержала устранение монарха, превознеся казнь тирана как способ достижения революционных изменений. Надеясь возглавить мировое движение анархистов, участники конференции решили организовать Анархистский интернационал (иначе «Черный интернационал»). Хотя эту идею так и не удалось воплотить в жизнь, как и прочие амбициозные намерения, известность, которую принесла им несуществующая Международная партия анархистов, способствовала созданию мифа об их притязании на мировую революцию и таким образом породила страхи и подозрения, превосходящие их реальные успехи на политическом фронте. Однако террор, осуществленный анархистами, был несоизмерим с их притязаниями и некоординируем. Движение делало ставку на действие отдельных лиц или небольших групп схожих во взглядах активистов, что делало их обнаружение и предотвращение актов террора особенно трудным для полиции, и это лишь увеличивало страхи властей. К примеру, вслед за убийством президента США Уильяма МакКинли, осуществленным в 1901 году молодым беженцем из Венгрии Леоном Чолгошем[19], который не являлся членом какой-либо группировки анархистов, но попал под влияние их идей, Конгресс США незамедлительно издал закон, запрещающий членам движения анархистов или любому, «кто разуверился в действиях правительства или противостоит оному», въезжать на территорию Соединенных Штатов. Однако при том, что анархисты были ответственны за целую серию убийств глав государств и ряд особенно крупных взрывов, организованных в период с 1878 года по 20-е годы прошлого столетия[20], в общем и целом их движение кроме волны страха, чьи масштабы зачастую преувеличивают, произвело самое незначительное воздействие на политическую ситуацию как у себя в стране, так и во всех странах, где велась их деятельность. Однако в движении анархистов имеется одна интересная деталь: широко известно, что технические достижения, появившиеся в ходе информационной революции XX столетия, сделали доступными материалы по способам изготовления и применения бомб, а также многие другие приемы, используемые террористами. Их можно получить через Всемирную сеть Интернет, на компьютерном компакт-диске, или в обычной библиотеке, или книжном магазине. Однако почти за век до этого одним из наиболее развитых направлений деятельности анархистов было кустарное изготовление и распространение инструкций типа «сделай сам» и изданий, рассказывающих о методах насилия и нанесения ущерба[21]. В канун Первой мировой войны терроризм по-прежнему сохранил революционный подтекст. К началу войны растущие беспорядки и брожения в обществе, вызванные идеологией партии ирредентистов[22], уже будоражили распадающиеся Оттоманскую и Габсбургскую империи. В 80-х и 90-х годах XIX столетия армянское военизированное националистическое движение в Турции использовало террористические методы и приемы в отношении Оттоманского господства, которые позже будут взяты на вооружение многими этнонациональными и сепаратистскими движениями, возникшими после окончания Второй мировой войны. Целью армянского движения было одновременное нанесение удара по деспотическому чуждому режиму путем неоднократных атак на колониальное правительство и службы охраны, с целью получить поддержку местного населения, а также привлечь внимание мировой общественности. Примерно в то же время в районе, охватывающем территорию современных Греции, Болгарии и Сербии, действовала Внутренняя македонская революционная организация[23]. Хотя македонцев не постигла ужасная судьба жителей Армении в годы Первой мировой войны — тогда погибло около одного миллиона армян, а само их истребление считается первым государственным геноцидом[24], Македонская революционная организация так и не приблизила Македонию к обретению статуса независимого государства. Впоследствии эта организация превратилась в преступную группировку, состоящую из наемных бандитов и политических убийц. События в Боснии, приведшие к Первой мировой войне, получили большую известность, так как явно оказали катастрофическое влияние на положение дел во всем мире. Небольшие группы настроенных против правительства националистов — преимущественно сербская интеллигенция, студенты и даже школьники, назвавшиеся «Млада Босна», или «Молодая Босния», — протестовали против власти Габсбургов. Хотя это движение характеризуется некоторыми историками как организация, состоящая из «обманутых, нищих, подавленных и неспособных к адаптации подростков» (а ведь многие наблюдатели именно так отзываются о современных террористах сегодня, называя их безмозглыми, одержимыми и неприспособленными к жизни людьми), именно представитель движения «Молодая Босния», Таврило Принцип, совершил убийство австрийского престолонаследника, эрцгерцога Франца Фердинанда в Сараеве 28 июня 1914 года[25]. Это происшествие положило начало цепи событий, ввергших мир в Первую мировую войну. Кажущиеся на первый взгляд неумелыми юнцами члены «Молодой Боснии» были горячо преданы идее обретения южными славянскими народами — словенцами, хорватами и сербами — политической независимости и активно применяли убийство высокопоставленных лиц для достижения этой цели. В этом отношении у «Молодой Боснии» было больше общего с радикальными республиканцами, вроде Джузеппе Мадзини[26], наиболее ярого сторонника объединения Италии в XIX веке, чем с движениями наподобие «Народной воли», несмотря на то, что и те и другие разделяли мнение о геноциде тирании как о наиболее эффективном методе борьбы. И все же самым заметным различием была степень вовлечения и размеры поддержки акции «Молодой Боснии» прочими сербскими теневыми националистическими организациями. Особенно сербским тайным обществом под названием « Народна обрана», или «Народная оборона», «Народна обрана» была основана в 1908 году для содействия сербской культурной и национальной деятельности. Впоследствии эта организация начала использовать более жестокие методы борьбы, после того как движение все больше втягивалось в противостояние австрийскому господству. Их деятельность включала террористические акты, проводимые по большей части в соседней Боснии и Герцеговине. Несмотря на то, что интересы «Народной обраны», действующей от лица лишь сербов, не совпадали с целями участников движения «Молодая Босния», имеющими более масштабные планы по объединению всех южных славян, лидеры обеих организаций были довольны тем, что управляли и пользовались эмоциональным характером боснийских националистов и молодых фанатиков в собственных целях.

    «Народна обрана» активно занималась вербовкой, подготовкой и вооружением молодых активистов Боснии и Герцеговины, принадлежавших к таким движениям, как «Молодая Босния», которых затем задействовали в бунтарских актах, направленных против правящей династии Габсбургов. Как раз за четыре года до убийства эрцгерцога подросток из Герцеговины, подготовленный офицером сербской армии, имевшим связи с «Народной обраной», совершил покушение на губернатора Боснии. Однако, несмотря на то что в ряды «Народной обраны» входили высокопоставленные чиновники из правительства Сербии, это движение не контролировалось исключительно государством и не зависело от него напрямую. Сколь бы слабыми ни являлись связи этой организации с государственной властью, но и они были намеренно стерты, когда в 1911 году от «Народной обраны» отделилась радикальная фракция, организовавшая собственное движение под названием «Уединенье или смрт», то есть «Союз или смерть», более известное под названием «Црна рука», или «Черная рука». Эта отколовшаяся группа отличалась большей воинственностью и скрытностью и была охарактеризована одним историком как вобравшая в себя «наиболее отталкивающие черты ранних анархистских ячеек, причастных к целой серии убийств в Европе, чьи методы, освещенные в трудах русских анархистов, повлияли на деятельность молодых сербских активистов, а также на членов американской организации под названием Ку-клукс-клан. Они практиковали кровавые ритуалы и клятвы верности, убийства отступников, присвоение личных номеров, распространение среди сподвижников взрывчатых веществ и огнестрельного оружия. Между Боснией и Сербией существовал постоянный канал».

    Эта группа, продолжавшая поддерживать тесные связи с породившей ее организацией, состояла в основном из офицеров Сербской армии. Возглавлял группу подполковник Драгутин Дмитриевич[27] (более известный под псевдонимом Апис[28]), который являлся начальником разведывательной службы Генерального штаба Сербской армии. Располагая прямым доступом к военной технике, оборудованию для наблюдения и разведки, а также для военной подготовки, «Черная рука» эффективно осуществляла контроль над всеми секретными операциями сербских групп в Боснии[29], хотя существовала явная связь между сербской армией, «Черной рукой» и «Молодой Боснией», было бы ошибкой рассматривать эту связь как прямое подчинение, скорее как непосредственный контроль. Несомненно, сербское правительство было хорошо осведомлено о целях «Черной руки» и жестоких способах их достижения. Взять хотя бы тот факт, что сербский кронпринц Александр был одним из покровителей организации. Однако это не означало, что сербское правительство также являлось ярым сторонником войны с Австрией, как лидеры «Черной руки», или что оно готово было дать разрешение на осуществление организацией куда более решительных планов по разжиганию международной террористической деятельности, направленной против Габсбургов. Есть некоторые свидетельства, которые позволяют предположить, что «Черная рука» пыталась натравить Австрию на Сербию и таким образом столкнуть две страны в военном конфликте, активно поощряя заговор «Молодой Боснии» с целью убийства эрцгерцога. По свидетельству одного ревизиониста о событиях, предшествующих убийству, несмотря на то, что пистолет, из которого стрелял Принцип, был взят со склада оружия сербской армии в Крагуеваце[30] и предоставлен ему «Черной рукой», и хотя Принцип проходил подготовку в лагере «Черной руки» в Сербии, прежде чем его тайком переправили назад за границу незадолго до предполагаемого убийства, в последний момент Дмитриевич склонился под давлением правительства к тому, чтобы отменить покушение, и попытался остановить убийцу. Согласно этой версии, Принцип и его поделыцики отказались подчиняться новому приказу и продолжили выполнение плана. Таким образом, вопреки распространенному мнению, убийство эрцгерцога не было напрямую заказано или санкционировано сербским правительством. Однако неявные связи между высокопоставленными лицами из правительства, старшим военным руководством и якобы независимыми, транснациональными террористическими организациями, а также хитросплетение интриг, тайных заговоров, подпольное снабжение оружием и военная подготовка, проведение разведки и предоставление политического убежища, которые являлись неотъемлемой частью этих связей, дают возможность провести историческую параллель с современным явлением, таким, как спонсируемый государственными структурами терроризм (имеется в виду активная и зачастую тайная поддержка, снабжение и помощь, предоставляемые иностранным правительством какой-либо группе террористов).

    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

    www.litlib.net

    Исторический справочник. Терроризм и террористы. Справочник

    Жаринов Константин Вячеславович

    Терроризм и террористы: Исторический справочник

    В последние годы мы все чаще и чаще слышим слова «терроризм» и «террористы». Сообщениями о террористических актах пестрят газетные полосы, о них рассказывают дикторы радио и телевидения. Но если лет десять-пятнадцать назад все это нас не касалось, так как происходило где-то далеко, то сегодня волна террора накрыла Россию и ряд других стран СНГ. Для многих наших граждан терроризм из абстрактного понятия превратился во вполне реальный кошмар. Достаточно вспомнить серию взрывов жилых домов, осуществленных чеченскими террористами в Москве и других российских городах.

    Терроризм как социально-политическое явление далеко не молод. Его история насчитывает минимум полтора века. За рубежом функционируют десятки научных центров по изучению терроризма, существует обширная литература (в том числе популярная), посвященная всестороннему анализу этого негативного феномена общественной жизни. К сожалению, русскоязычные работы аналогичной тематики представлены в основном газетно-журнальной публицистикой. Серьезные научные исследования по терроризму, осуществленные в СНГ, немногочисленны и известны к тому же лишь узкому кругу специалистов.

    Данный справочник представляет собой фактически первый на русском языке общедоступный сборник информации о международном и отечественном терроризме. Автор попытался выявить историческое происхождение терроризма, его социально-психологические особенности и питательную среду, классифицировать основные направления, раскрыть теоретическую подоплеку. Он также привел сведения обо всех сколько-нибудь известных террористических организациях и террористах прошлого и настоящего, о совершенных ими террористических актах.

    Такой справочник издается, как уже сказано, впервые. Учитывая это обстоятельство, мы допускаем вероятность наличия в нем некоторых неточностей или разночтений в названиях организаций, в именах и фамилиях упоминаемых лиц, в датировке отдельных событий. К тому же он далеко не полон. Мы будем признательны всём, кто выскажет нам в этой связи свои замечания, дополнения, уточнения.

    Поделитесь на страничке

    Следующая глава >

    biography.wikireading.ru

    Читать Терроризм и террористы. Справочник - Жаринов Константин Вячеславович - Страница 1

    Жаринов Константин Вячеславович

    Терроризм и террористы: Исторический справочник

    От редактора

    В последние годы мы все чаще и чаще слышим слова «терроризм» и «террористы». Сообщениями о террористических актах пестрят газетные полосы, о них рассказывают дикторы радио и телевидения. Но если лет десять-пятнадцать назад все это нас не касалось, так как происходило где-то далеко, то сегодня волна террора накрыла Россию и ряд других стран СНГ. Для многих наших граждан терроризм из абстрактного понятия превратился во вполне реальный кошмар. Достаточно вспомнить серию взрывов жилых домов, осуществленных чеченскими террористами в Москве и других российских городах.

    Терроризм как социально-политическое явление далеко не молод. Его история насчитывает минимум полтора века. За рубежом функционируют десятки научных центров по изучению терроризма, существует обширная литература (в том числе популярная), посвященная всестороннему анализу этого негативного феномена общественной жизни. К сожалению, русскоязычные работы аналогичной тематики представлены в основном газетно-журнальной публицистикой. Серьезные научные исследования по терроризму, осуществленные в СНГ, немногочисленны и известны к тому же лишь узкому кругу специалистов.

    Данный справочник представляет собой фактически первый на русском языке общедоступный сборник информации о международном и отечественном терроризме. Автор попытался выявить историческое происхождение терроризма, его социально-психологические особенности и питательную среду, классифицировать основные направления, раскрыть теоретическую подоплеку. Он также привел сведения обо всех сколько-нибудь известных террористических организациях и террористах прошлого и настоящего, о совершенных ими террористических актах.

    Такой справочник издается, как уже сказано, впервые. Учитывая это обстоятельство, мы допускаем вероятность наличия в нем некоторых неточностей или разночтений в названиях организаций, в именах и фамилиях упоминаемых лиц, в датировке отдельных событий. К тому же он далеко не полон. Мы будем признательны всём, кто выскажет нам в этой связи свои замечания, дополнения, уточнения.

    ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК ТЕРРОРИЗМА

    Политический терроризм зародился в нач. XIX в. после окончания наполеоновских войн. Активность одиночек, чем был терроризм вначале, во 2-й пол. XIX в. превратилась в целое политическое направление со своей идеологией, политическими целями, лидерами и героями. В XX в. терроризм окончательно оформился как значимый политический фактор. Террористы больше не находятся на обочине политики, они — в гуще событий, С ними стремятся заключить союзы руководители самых могущественных государств. К концу XX в. благодаря развитию техники терроризм становится угрозой не отдельным личностям, как было прежде, но приобретает значение глобальной проблемы, угрожающей всему человечеству.

    ЕВРОПА, 1818–1918. РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ТЕРРОРИЗМ

    Первоначально терроризм носил характер индивидуальной активности и осуществлялся приверженцами революционных идей. К первым терактам чаще всего относят убийство писателя А. Коцебу (1819) в Германии и убийство герцога Беррийского (1820, акт, направленный на пресечение династии Бурбонов). В первом случае террористический акт должен был «освободить» Европу от политического диктата Российской Империи, во втором — проложить дорогу республиканскому режиму во Франции.

    Постнаполеоновская эпоха сменилась революционным подъемом 1830—40-х гг. В этот период получили развитие национализм, анархизм, социализм, приверженцы радикальных проявлений которых обращались к насильственным действиям. К основным направлениям терроризма в XIX в. относятся терроризм анархистов и националистический терроризм.

    Анархизм далеко не всегда сводится к насилию. Но в прошлом веке отождествление анархизма с терроризмом стало общим местом, фактически, сам термин «анархист» был равнозначен термину «террорист». Почти все государства Европы и Америки пострадали от террористических действий анархистов. Наиболее мощные движения анархистов существовали в католических странах Южной Европы (Италия, Испания, Франция) и в России, где идеология анархизма распространилась в русской революционной среде, а также среди поляков, украинцев, евреев, латышей. Анархистский терроризм стал привилегией представителей различных маргинальных слоев общества, не нашедших своего места в политической жизни.

    Националистический терроризм в Европе имел место на территории Великобритании (Ирландия), Турции (Македония, Армения), Австро-Венгрии (Босния, Галиция), Сербии (Косово) национал-революционными организациями. Активизировался в конце XIX — нач. XX в. Террористы боролись за суверенитет своих исторических территорий. Наиболее активными были организации македонцев и армян в Турции и ирландские террористы в Великобритании, что было связано как с острыми национальными, так и обострившимися в период революционного кризиса начала века социально-политическими конфликтами. На территории континентальных европейских стран терроризм носил менее активный характер и осуществлялся преимущественно террористами-одиночками и незначительными группами.

    РОССИЯ, 1861–1914. РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ТЕРРОРИЗМ

    Наиболее яркое явление терроризма XIX в. — терроризм русских народников. Среди множества групп, действовавших в 1870—80-е гг. выделялась «Народная воля», подготовившая 8 покушений на царя-освободителя Александра II (убит 1.3.1881). Эта организация обладала разработанной политической программой, опиравшейся на опыт народнического движения 1860—70-х гг., и осознанным стремлением насильственным путем устранить монархический порядок. Народовольцами была создана эффективная система конспирации и проведения боевых операций, позволявшая совершать диверсии на территории всей Европейской России против тщательно охраняемого императора. В истории революционного движения народовольцы остались как пример самопожертвования. Несмотря на многочисленные неудачи, они не отказались от антиправительственной деятельности и в самые критические моменты проявили волю и решимость идти до конца.

    Прямым продолжением терроризма народовольцев стал революционный терроризм нач. XX в., активизировавшийся накануне революции 1905—07, достигший апогея во время массовых революционных выступлений и продолжавшийся некоторое время после их завершения. Терроризм 1900—10-х гг. ассоциируется, прежде всего, с деятельностью «Боевой организации» Центрального комитета партии социалистов-революционеров (БО ЦК ПСР). Однако это лишь фрагмент, хотя и один из самых ярких, в общей картине террористической деятельности революционеров. Терроризм в России революционных лет отличался крайним идеологическим и организационным разнообразием. В рамках терроризма ПСР действовали несколько «летучих отрядов», осуществлявших операции в различных регионах России. Экстремисты эсеры-максималисты создали собственные боевые структуры, которые рассматривались как непосредственно делающие революцию путем убийств и экспроприации. Собственные боевые группы имели также большевики и различные анархистские группы.

    На противоположном политическом полюсе находились черносотенные организации, не создававшие в отличие от левых партий специализированных боевых структур, но довольно энергично использовавшие методы насилия в отношении политических противников — левых и либералов. Жертвами черносотенцев, как и левых террористов, стали сотни человек.

    online-knigi.com

    Читать онлайн книгу «Террористы» бесплатно — Страница 1

    Эй-Ай (3)

    Книга третья. Земляне

    Степан Вартанов

    © Степан Вартанов, 2014

    svartanov.com

    Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

    Глава 1

    Гармоничные отношения между начальником и подчиненными – это краеугольный камень чего?

    Один президент

    Когда Раби вошел в комнату, Хирург поздоровался. Выражалось это проявление вежливости в том, что голова его наклонилась на несколько градусов вперед, а пальцы, перебирающие четки, слегка замедлили свою работу. На этот раз, для разнообразия, это были четки красного дерева. Ну по крайней мере из чего-то темно-коричневого.

    – Каникулы закончены, – сказал Хирург в тот момент, когда нормальный человек сказал бы «садитесь». Раби зло посмотрел на своего начальника. Сидит. Пальцы крутит. Тебя бы за эти самые пальцы… А лучше – за шею твою, за жирную…

    Вслух он, разумеется, ничего такого не сказал. В свои тридцать пять лет Раби твердо знал, что когда речь идет о Хирурге, молчание – не просто золото. Оно – жизненная необходимость. Так что он просто вздохнул горестно, всем своим видом показывая, что каникулы были слишком короткими, а предшествовавшая им работа – слишком тяжелой.

    И то, и другое, кстати, было чистейшей правдой. Раби и его группа вернулись «с дела» три дня назад, после того как взбесившаяся техника, захватившая Манхэтген, принялась самоуничтожаться и армия смогла наконец войти в город. До этого он и его подчиненные провели две недели на стадионе, куда их эти самые роботы доставили. То есть сначала их скрутило то, что они по простоте душевной приняли за машину для уборки мусора, а потом прибыл настоящий мусоровоз – и так они на практике разрешили вопрос о том, что происходит в Нью-Йорке с теми группами, которые не возвращаются.

    До того, впрочем, они успели посетить пару музеев и спрятали в укромных местах несколько картин, ценность которых, по словам Хирурга, им лучше было даже не знать. Спрятали в расчете на то, что рано или поздно Манхэттен будет освобожден. Босс, как всегда, оказался прав.

    Вот только пятнадцать дней на стадионе под почти непрекращающимся дождем сильно подействовали Раби на нервы.

    – Ты отправляешься обратно, в Скалистые горы, – сказал Хирург. – Ну-ну, не вздрагивай. Кто-то же должен…

    – Но босс! – Подумать только, минуту назад Раби считал себя несчастным. Скалистые горы! Вот теперь ему и правда не повезло.

    – Мы там уже… были… – горестно произнес несчастный гангстер. – Я…

    Он вздохнул. Спорить с Хирургом не хотелось. Во-первых, все равно будет по его, а во-вторых – хуже ведь будет…

    – Ингрид послать! – с надеждой предложил Раби. – Пусть…

    Хирург кашлянул, и Раби тут же умолк.

    – Я понимаю, – мягко сказал Хирург, – что операция в Скалистых горах была полным провалом. Я допускаю даже, что это не вполне ваша вина… Но там осталась машина, помнишь? Машина с товаром на сумму в шестьсот миллионов экю. Ты предлагаешь ее там и оставить, правда?

    – Я… – Раби попытался сосредоточиться. Это было непросто, его переполняло чувство обиды, да и страха тоже. До этого у Раби никогда не было галлюцинаций, и то, что он испытал в поселке Серебряная Шахта, здорово его напугало.

    – Машина, – произнес Раби, стараясь, чтобы его голос звучал убедительно, – лежит в озере. Там глубоко. Сто метров. Так Джон сказал. Который аквалангист.

    – Верно, верно, – кивнул Хирург, поощряя своего подчиненного к продолжению кивком головы и легкой отеческой улыбкой, от которой кровь прямо-таки стыла в жилах. – И полиция ее поднимет не сегодня-завтра. И что она там найдет?

    – Наркотики, – вздохнул Раби.

    – Она найдет там отпечатки ваших пальцев! – Хирург ткнул в сторону своего собеседника толстым пальцем, похожим на добрую немецкую сосиску. Вторая рука «крестного отца» продолжала трудиться над четками.

    – Но что же делать?! – испуганно спросил Раби. Об отпечатках он как-то не подумал.

    – Сжечь машину, причем так, чтобы пропали отпечатки – спецгорючим воспользуетесь, – и увести товар из-под носа у полиции, – отозвался Хирург. – После того как они поднимут ее со дна.

    – Ага… – Раби задумался. Выхода не было, но по крайней мере можно проявить энтузиазм.

    – И когда нам… выступать? – Он все еще надеялся на каникулы.

    – Как насчет немедленно? – спросил Хирург. – И кстати, не «вам», то есть не всем вам. Фреда возьмешь. Работа несложная, а то, что вы вытворяете вчетвером, мне, если честно, успело уже надоесть.

    Подумать только, минуту назад Раби считал себя несчастным.

    * * *

    Примерно в это же время и – что удивительно – в этом же районе Бостона происходила другая встреча. Присутствовавшие на ней люди, безусловно, не являлись гангстерами, напротив, они стояли на страже закона и как раз в этот момент перед законом отчитывались. Образно говоря. Закон в данном случае олицетворял Полковник, человек практических взглядов, и гораздо больше, чем торговцы наркотиками, его раздражал агент ФБР Палмер.

    Они сидели в средних размеров кабинете где-то глубоко под землей, Палмер, его напарница Молли и Полковник. Как мы уже упоминали, Палмер только что закончил отчитываться о проделанной работе и теперь ел начальство глазами. Начальство же пыталось облечь свой ответ в подобающую форму, а потому пока молчало.

    Что касается агента Молли, то она сидела на краешке стула и, недовольно поджав губы, косилась на Палмера. И поза, и лицо ее очень ясно выражали одну простую мысль, точнее, один простой вопрос. «За что?!» – думала Молли. Если бы дружелюбие и вправду обладало живительной силой, Палмер был бы давно и безнадежно мертв. Оно не обладало, и похоже, эта мысль служила для Молли еще одним источником огорчения.

    Наконец Полковник решил, что пауза затянулась и надо что-то сказать. Что-нибудь нейтральное.

    – Это что за чушь собачья?! – начал он. Палмер не ответил, да впрочем, вопрос был риторическим.

    – Привидения, торгующие наркотиками, под прикрытием Эй-Ай, пропавших десять лет назад, и при этом сделанных из фанеры, притом не просто привидения, а привидения-телепаты… Вы…

    – Вы не так поняли! – жалобно воскликнул Палмер. – Что касается привидений…

    – Я не закончил! – громыхнул Полковник. По лицу Молли блуждала блаженная улыбка.

    – Что вы, вы оба, себе позволяете?

    Улыбка пропала.

    – Какие привидения? И что это? Вот это? Бантик? При чем тут бантик?

    – Согласно показаниям свидетельницы, бантик и лазерный луч… – Палмер запнулся и взглянул на свою напарницу, словно ожидая поддержки.

    – Полагаю, – быстро произнесла та, – что бантик и вообще большая часть описанных в докладе агента Палмера деталей являются не чем иным, как результатом воздействия попавших в местный водозабор наркотических веществ. Дополнение к докладу, страница два.

    Полковник кивнул и перевернул страницу. Пробежал текст глазами и кивнул еще раз.

    – Хорошая работа, – сказал он. – По крайней мере хоть один из вас сохранил способность ясно мыслить.

    – Могу ли я попросить, сэр? – немедленно сказала Молли.

    – Да?

    – Возможно, с другим напарником…

    – Будете работать вместе, пока не начнет получаться. – Полковник взмахом руки отмел возражения несчастной девушки и вернулся к тексту, который держал перед собой.

    – Паранормальные явления, – с отвращением в голосе произнес он. – Черт знает что!

    – Но фотография, сэр!

    Похоже, Полковник не любил, когда с ним спорят. Он бросил в сторону Палмера грозный взгляд и зашуршал страницами, пытаясь найти упоминаемое вещественное доказательство.

    – Дефект пленки, – сказал он наконец. – Вы чем снимали?

    – Цифровой камерой, – отозвался Палмер.

    – И что это по-вашему?

    – Мы полагаем, что это – Эй-Ай, – ответил Палмер. – Из проекта «Железный солдат». Они обладали очень совершенной системой маскировки… Для того времени, естественно, – поправился он.

    – Эй-Ай… – кивнул Полковник. – Это тот, что сделан из фанеры?

    – Я полагаю, – сказала вдруг Молли, – что это просто дефект. Или, скажем, он пил кофе, а когда машина накренилась…

    – Ты же там была, Молли! – яростно прошипел Палмер. – Ты же видела, как этот призрак сбивает пули! Почему ты…

    – Если бы он сбивал пули, как ты утверждаешь, лазером, то полиция не нашла бы их на месте перестрелки, – возразила Молли. Теперь она тоже шипела, похоже, эта перепалка была продолжением какого-то давнего спора. – А они нашли. Логика. Это тебе не цистерны с меркаптаном обстреливать! Ты просто мазал, а потом…

    Полковник с интересом прислушивался к разгоревшейся дискуссии.

    «Молодо-зелено, – подумал он. – Ясно же, что они влюблены друг в друга и боятся друг другу в этом признаться. Сделаем-ка мы доброе дело…»

    – Короче, – сказал он, поднимая руку. – Вы возвращаетесь на место и повторяете расследование. Я хочу, чтобы в следующий раз вы представили один совместный доклад вместо двух. Понятно?

    – Но сэр!

    – Вопрос исчерпан.

    Полковник проводил взглядом покидающих его кабинет агентов и усмехнулся. Эх, молодость!

    Если бы он был телепатом, он бы мог заметить, что мысли его подчиненных заняты вовсе не вопросами неразделенной любви, как он полагал. Они мечтали прибить друг друга, и мечтали всерьез.

    Еще они мечтали прибить его, Полковника, но это для них было не главное.

    Глава 2

    Тот, кто использует выражение «жизнь бьет ключом… по голове», никогда по-настоящему ключом по голове не получал.

    Уокер, техасский рейнджер

    День начался отвратительно. Для начала автоматическая поилка затопила крольчатник, и Бобу пришлось провести полчаса по щиколотку в холодной воде, пытаясь перекрыть утечку, и при этом не наступить на барахтающихся в воде кроликов. Затем он попытался принять душ, только чтобы обнаружить, что поилка выкачала из резервуара всю холодную воду и остался только кипяток. Впрочем, нет, не всю. Бобу хватило, чтобы намылиться.

    Затем появилась полиция. Без стука и предупреждения – дверь слетела с петель и в комнату ввалились штурмовики в черных масках. Секундой позже вылетело окно, и оттуда тоже кто-то полез, с автоматом наперевес. Вышедшего на шум из ванной Боба, как был, в шампуне, поставили голого к стене и начали задавать дурацкие вопросы. Затем без всяких объяснений они отбыли.

    Вне всяких сомнений, это был спецназ, созданное недавно подразделение для борьбы с организованной преступностью. Боб уже не раз видел этих ребят в странной серо-стальной форме – не живьем, конечно, а в программе новостей. Но он как-то не ожидал, что спецназ приедет в гости к нему, Бобу. Потирая отбитый о стену локоть, Боб направился в душ, только чтобы обнаружить, что горячая вода кончилась, а холодная, наоборот, появилась. В том числе – на полу.

    * * *

    Кое-как смыв с себя шампунь холодной водой, Боб взял экран и выбрался на крыльцо – греться на солнышке. В Интернете находилось несколько человек из числа его друзей, но беседа как-то не складывалась. Зато когда Боб затребовал информацию по спецназу, он обнаружил, что ребята в сером посетили не только его одного. И что он еще легко отделался. Президент Соединенных Штатов, за неимением международных террористов, боролся с торговцами наркотиками. Вероятно, от безысходности. Как всегда в Америке, из этого сделали шоу.

    – Я, – жаловался Боб заспанному Владимиру получасом спустя, – так и не понял, чего они от меня хотели.

    – Лучше об этом и не думай, – посоветовал русский. – Поверь, себе дороже.

    – Да я… – начал было Боб, но тут запищал сигнал – кто-то вызывал киберпанка по сети.

    – Общайся, – усмехнулся Владимир. – Я подожду.

    – Ага… – Боб ткнул пальцем в мигающую иконку, и на экране возникла встрепанная голова. Принадлежала она молодому человеку, шатену, в мятой рубашке и уехавшем в сторону галстуке. Но что было действительно необычно – за спиной у молодого человека Боб мог ясно видеть стандартную рубку космического корабля «спун», правда, изрядно заставленную какими-то решетчатыми ящиками, тем не менее вполне узнаваемую. Неужели ему звонят из космоса? Словно подтверждая его мысль, по экрану медленно пролетел, вращаясь в невесомости, блокнот.

    – Ну? – спросил раздраженно молодой человек.

    – Ну… здравствуйте… – осторожно сказал Боб.

    – Посадят меня наконец?! – Этот парень был не просто раздражен, внезапно понял Боб, он был в ярости.

    Кто-то, кажется, Владимир, засмеялся. А может быть, это был Ахмет? Или Поль?

    – Простите, – еще осторожнее поинтересовался Боб, – а вам что, собственно, нужно?

    – Послушай, ты, чучело бородатое! – Как хорошо, что молодой человек был в космосе, иначе, пожалуй, дело дошло бы до мордобоя. – Сколько можно меня здесь держать?

    – Простите…

    – Не прощу! Мне плевать на приоритеты, вы или сажаете меня, или имеете дело с моим адвокатом!

    – Ну хорошо, – успокаивающе произнес Боб. – Садитесь…

    Это было ошибкой. Молодой человек буквально взорвался. Брызжа слюной, он высказал Бобу все, что о нем думал, включая вещи, которых несчастный киберпанк предпочел бы не знать. Судя по количеству появившихся на экране иконок, друзья Боба внимали этой гневной тираде, стараясь не пропустить ни слова. Наверное, Владимир постарался. Оповестил.

    Прошло не менее пятнадцати минут взаимного обмена любезностями, прежде чем картина наконец прояснилась. Молодой человек был в космосе, что да, то да. В своем «спуне» он вращался вокруг Луны, и это было проблемой. Бедняга пятый час ожидал посадки. Как только с Земли прибывал очередной транспорт с более высоким приоритетом, «спун» отодвигали в конец очереди. А вообще-то он был корреспондентом и летел делать какой-то репортаж.

    – Ага, – удовлетворенно кивнул Боб. – И поэтому вы решили позвонить ко мне на птицеферму. Я понимаю…

    – На какую птицеферму? – удивился молодой человек. – А… а разве это не лунная база?

    – Это фирма «Монолит» в Скалистых горах. Ну… Соединенные Штаты Америки.

    – Вы хотите сказать, – молодой человек все еще сомневался, – что ваша птицефабрика…

    – Птицеферма, – поправил Боб. – Но на самом деле мы еще разводим кроликов.

    –… оборудована антеннами космической связи?

    – Ну… – Боб был в затруднении. Впрочем, ему тут же пришли на помощь.

    – Антенн у Боба никаких нет, – сказал кто-то из «слушателей», коих насчитывалось уже свыше полусотни. – Световоды, как у всех. А вот вы вещаете на пол-Америки через натовскую спутниковую сеть.

    – Привет кроликам, – грустно резюмировал человек на экране, и в этот момент новый голос велел катеру СПУН-12—23—а заткнуться, освободить частоту и не мешать работе ЛРТ. ЛРТ означало – Лунный РадиоТелескоп. Не успел Боб раскрыть рта, как его экран пошел сыпать искрами…

    * * *

    Когда тебе сорок, верить в предрассудки глупо. Еще глупее верить в предрассудки в свой день рождения, а уж если верить, так и подавно следует веселиться. Существует же примета, что как встретишь день рождения, так и проведешь год… К тому же Боб был убежденным материалистом, что не раз испытывали на себе Эй-Ай, его воспитанники, равно как и его многочисленные «сетевые» друзья и знакомые. Но что делать, если с тобой приключается одна неприятность за другой?

    Боб не верил в приметы. Ни в черных кошек, ни в «пятницу, тринадцатое», ни даже в новомодных «посланников». Он всю жизнь провел здесь, в Серебряном, рассчитывая только на свои силы, в одиночку создавая фундамент фирмы «Монолит» и мужественно отражая «пращи и стрелы яростной судьбы».

    В этом-то было и дело.

    В судьбе.

    Когда Боб это понял? Он затруднился бы вспомнить. Сейчас ему казалось, что он знал об этом всегда. Судьба не любила Боба. Или нет. Не так. Судьба его любила. Она все время была поблизости, подставляя ножки, заботливо убирая соломку из тех мест, где киберпанку было суждено приземлиться, поскользнувшись на ею же, судьбой, подложенной арбузной корке… И это было унизительно.

    Однако раз в году, в день Бобова рождения, удача могла бы вести себя помягче. Дать человеку выспаться, например, а не будить его воплями «Виндоуз-миллениум» о наводнении в УПРК. Или вот этот экран… Новый же почти был! Только-только гарантия истекла.

    * * *

    Жизнь продолжалась там, за стенами домика. Где-то в пещере с видом на горные вершины медитировал Люк. Дыхательные упражнения йогов, о которых он прочитал в какой-то бульварной газетенке, произвели на беднягу неизгладимое впечатление, а упоминание о смысле жизни и вовсе… Владимир, цинизма в котором было даже больше, чем в Бобе, пообещал, что третий глаз у Люка откроется после дождичка в четверг, но переубедить Эй-Ай не сумел, разве что привил тому стойкий интерес к прогнозам погоды. Отсутствие необходимых для дыхательных упражнений органов, как-то: легких, Эй-Ай также не считал непреодолимой помехой.

    Мак ушел бродить по индейским тропам. Аккумуляторы Эй-Ай были теперь гораздо мощнее, чем раньше, и уйти он мог довольно далеко. А мог и поблизости быть, впрочем… Он, как и все Бобовы друзья, знал про «судьбу», и энтузиазм его казался Бобу совершенно неуместен. Да, Боб понимал, что Эй-Ай интересно. Ему, Бобу, тоже было интересно – пока он не понял, что эпицентром является он сам. Сейчас Боб просто сидел и ждал. У него опустились руки.

    Кира, кажется, была с детьми. Никакой тайны от воспитателей, разумеется, не получилось, но те, как ни странно, не возражали. Этот факт до сих пор вызывал у киберпанков изумление, впрочем, быть может, дело было в том, что Кира, единственная в этом лагере, слушалась старших.

    Что касается Гика, то они с Гариком поставили палатку в горах, в часе ходьбы от «Монолита», и работали над очередной идеей технического гения. По мнению Боба и остальных киберпанков, Гарик свихнулся, а Гик был просто невинной жертвой.

    * * *

    – Завтрак! – вспомнилось вдруг Бобу. – Как я мог забыть! Это будет… – Он задумался. Затем с усмешкой вытащил из кармана монетку и взвесил ее на ладони. – Орел символизирует яичницу с беконом, – изрек он глубокомысленно. – Решка же будет бутербродом с этой пакостью, которую Гарик притащил. Да, именно так.

    Он легонько подбросил монетку в воздух, проследил за тем, как она взлетела, кувыркаясь, почти к самому потолку и затем упала на пол. Что-то было не так. Боб моргнул и вновь уставился на монетку, которая спокойно стояла на ребре.

    Разумеется, она стояла не просто так. Она попала в щель между досками. Но вероятность такого события…

    – Судьба! – проворчал Боб. – Что же мне – голодать?

    Он нагнулся, чтобы поднять монетку. Затем встал на колени и потянул сильнее. Монетка не поддавалась. Прошло секунд десять, прежде чем оторопь прошла и киберпанк понял, что произошло. Когда он стоял в том углу, доски прогибались и между ними образовывалась щель. Когда он подошел, доски распрямились и зажали монетку. Простая механика. Плюс, конечно, судьба.

    – Ну все! – яростно прошипел Боб. – С меня хватит!

    – Ты! – Боб знал, что обращаться к судьбе бесполезно, потому что никакой судьбы нет. Ему было наплевать. На какое-то время он потерял контроль над собой. – Если ты правда моя судьба такая, – говорил он, чуть не плача, – то хоть раз перестань издеваться. Сделай доброе дело. Ну хоть раз! Ну вот сегодня – мой день рождения. Ну хоть бы дочка пришла, что ли. А? В гости?

    Судьба не ответила, разве что вы посчитаете ответом сообщение домашнего компьютера, что в курятнике начался пожар.

    Глава 3

    Земля. Небо. Между Землей и Небом – Луна.

    В жизни каждого человека наступает момент, когда он обращается к вере. «Почему я такой?» – спрашивает человек. Или – «Почему я такая?» Или – в более общем случае – «Почему я такое…?» Как водится, за неимением точного ответа человечество разделилось на приверженцев различных религий и сект, и в результате из ответов на этот простой вопрос можно составить библиотеку.

    – Потому что ты… – так ответили как-то раз бродячему философу из Канады в баре города Москвы, когда тот по привычке принялся приставать к окружающим со своим любимым вопросом. Говорят, что то ли ответ этот, то ли последовавшие за ним действия вызвали у спрашивающего мистическое озарение, и именно так были созданы покорившие весь мир сосиски, фаршированные овощами. Очень похоже на правду.

    Однако серьезные люди подходят к этому вопросу серьезно, а озарение дано испытать не всем. Последователи теории хаоса, например, полагают, что мир случаен, и люди тоже случайны, и в том, что «вы такой», виноваты исключительно семья, школа и местная полиция, которая неизвестно чем занималась, пока еще можно было исправить положение при помощи дисциплинарных мер. Все просто и логично.

    Но в жизни каждого человека наступает момент, когда он обращается к вере. Это случается в момент кризиса или, например, когда человек вдруг видит нечто, что в его концепцию «нормального» мира просто не вписывается. Например, бантик, который летает по воздуху на высоте метра от земли и валит деревья лазерным лучом. Тогда человек идет в церковь – за ответами. Впрочем, сторонники теории хаоса полагают, что он идет туда скорее за поддержкой, будучи стадным животным…

    – В церковь? – удивленно переспросила Моника.

    – Я запуталась, – призналась Линда. Она посмотрела на мать, словно ожидая возражений, но возражений не последовало.

    – Вреда это не принесет, – пожала плечами женщина. – Я бы тоже с тобой съездила, но… – Она кивнула в сторону рабочего стола. Моника работала дизайнером.

    Так получилось, что в этот день Линда заперла свое придорожное кафе на замок и повела принадлежащий ее матери грузовичок в сторону близлежащего городка – своей церкви в Серебряном не было.

    * * *

    – В церковь? – удивленно спросил Люк, не прерывая дыхательных упражнений. – Почему в церковь?

    – Люди уделяют много внимания религии, – объяснила Кира. – Может быть, это необходимое условие для того, чтобы стать человеком.

    – Боб полагает, – возразил Мак, – что религия – это предрассудок. Впрочем, – добавил он, подумав, – сегодня я слышал, как он молится.

    – Боб? – удивился участвующий в беседе на правах слушателя Владимир.

    – Он просил судьбу перестать устраивать диверсии в крольчатнике, а вместо этого прислать ему в гости дочь. Я как раз проходил мимо его комнаты.

    – Не путай молитву и скрежет зубовный, сын мой! – нравоучительно произнес Владимир. – Если Боб – верующий, то я – папа римский… извините за каламбур.

    – Тем не менее…

    – Как ты это себе представляешь? – спросил Люк.

    – Что это за шипение? – удивилась Кира. – У тебя неполадки?

    – Это я дышу.

    – Чем дышишь?

    – Динамиками.

    – Дурдом, – резюмировал Владимир. – Кстати, Люк прав. Что ты собираешься делать – молиться?

    – Мне не о чем молиться, – возразила Кира. – У меня все есть. Я собираюсь исповедаться.

    * * *

    Церковь стояла на пригорке, и восходящее солнце красиво ее освещало. С полминуты Кира смотрела на церковь и горы за ней, затем медленно пошла вперед, обходя слева выходящих из здания после утренней службы прихожан – так, чтобы они видели ее на фоне церковной стены. Медленно – потому что она задействовала режим невидимости.

    Внутри церковь была гулкой, просторной и тоже красивой. Однако, тщательно проанализировав свои чувства, Кира не нашла ничего, что могло бы быть истолковано как религиозный трепет, впрочем, она уже бывала в созданных методами виртуальной реальности церквях в Интернете, как в моделях, так и в действующих, войти в которые можно было с любого терминала на Земле. Так что ничего нового она не увидела. Но может быть, этот человек в смешной одежде сможет ответить на ее вопросы…

    Она вошла в кабинку для исповеди и отключила режим невидимости. У священника по ту сторону полупрозрачной занавески глаза полезли на лоб.

    – Вопрос первый, святой отец, – без предисловий начала Эй-Ай. – Являюсь ли я живым существом?

    * * *

    Линда вздохнула и переступила церковный порог. Сначала она хотела перекреститься, но затем поняла, что не знает как. Тогда она просто поежилась и пошла вперед. В церкви царил прохладный полумрак, пахло ладаном – если конечно, это был ладан, – и от всего этого странно замирало сердце.

    Затем в противоположном углу зала что-то упало со звоном, с треском распахнулась дверь, и Линда увидела священника.

    Она сразу поняла, что беседы на религиозные темы придется отложить. На священнике не было лица. Он направился в сторону алтаря, опрокинул по пути какой-то высоченный подсвечник, развернулся в сторону Линды, не видя ее, и прошел мимо, бормоча что-то о грехах и наказании за гордыню. Руки святого отца сжимали крест, а голос дрожал и ломался.

    Линда совсем собралась было уходить, когда открылась вторая дверь в кабинке для исповеди. Там было две двери, в этой кабинке, для священника и для посетителя. Священник ушел, подумала Линда, значит, это тот, кто его так расстроил.

    Затем дверь закрылась. Никто не вышел. Девушка по прежнему была одна в зале, но она словно чувствовала присутствие кого-то еще. Мороз по коже… Затем открылась и закрылась дверь, ведущая на улицу. Снова никого. Это были слишком. Линда поспешно направилась к выходу, сдерживаясь, чтобы не побежать. Ей никогда не было так страшно, хотя, если вдуматься, никаких причин для этого не существовало.

    * * *

    В десятке километров от нее, в горах, Люк поднял голову, отрываясь от созерцания синтезированного подпрограммой тактической симуляции цветка лотоса.

    – Мне кажется, – сообщил он окружающему миру, – я только что испытал озарение. Кстати, кто-нибудь знает, как ставится ударение в слове «сатори»?

    – Люк? – с тревогой произнес Владимир.

    – Я посмотрю в словаре, – вздохнул Люк. – Кира?

    – Кира здесь.

    – Сколько у тебя горючего в двигателе мягкой посадки?

    Глава 4

    Разбился! А говорили – железный!

    Чайка по имени Джонатан Ливингстон

    Из церкви Линда пошла на городскую ярмарку. Впрочем, все это было, конечно, условно. В городке едва насчитывалось две тысячи жителей, и ярмарка состояла из десятка столиков, на которых народ торговал своими поделками. Так, от нечего делать торговал. Ярмарка должна была успокоить нервы девушки.

    Продавались тут довольно бездарные картины, самодельная посуда, бывшая в употреблении люстра и тому подобное барахло. Линда купила мороженое и побрела в обход. Через пять минут она обнаружила, что стоит перед палаткой предсказательницы судьбы и в сотый раз читает первую строчку афиши. Девушка вздохнула и повернулась было, чтобы уйти, но в этот момент ее схватили за руку.

    Это был старик-китаец, правда, старик очень глубокий, больше похожий на сморщенную обезьянку. Он еле двигался, но все-таки обходился без посторонней помощи. Еще он что-то шепелявил, явно обращаясь к Линде.

    – Что? – переспросила девушка. «Китайский английский» было решительно невозможно понять. Китаец повторил. Наконец девушка поняла, чего от нее добиваются. Этот старикан решил, что она гадалка! И он хотел…

    – Где есть моя племянник?

    – Он потерялся?

    – Она потерялся… лась…

    – Она девочка?

    – Она умирать. Где?

    – Где умерла ваша племянница?

    – Моя племянник умирать Пекин! – сердито прошепелявил китаец. – Моя хотеть знай, где душа моя племянник… ца?

    В конце концов, Линде было всего шестнадцать лет, и несмотря на то что в вопросах религии она была очень слаба, девушка знала что такое грех. Грехом, причем тяжким, было упускать такую возможность.

    1 2

    www.litlib.net

    Книга "Терроризм - взгляд изнутри"

    Последние комментарии

     
     

    Терроризм - взгляд изнутри

    Терроризм - взгляд изнутри Автор: Хоффман Брюс Жанр: Публицистика Серия: non-fiction Язык: русский Год: 2003 Издатель: Ультра.Культура ISBN: 5-98042-025-8 Город: Москва Переводчик: Е. Сажина Добавил: Admin 4 Июн 12 Проверил: Admin 4 Июн 12 Формат:  FB2 (266 Kb)  RTF (229 Kb)  TXT (240 Kb)  HTML (345 Kb)  EPUB (582 Kb)  MOBI (962 Kb)  JAR (283 Kb)  JAD (0 Kb) Скачать бесплатно книгу Терроризм - взгляд изнутри Читать онлайн книгу Терроризм - взгляд изнутри

    Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

    Аннотация

    В своем исследовании американский аналитик Брюс Хоффман рассматривает терроризм во всех его проявлениях. Как менялось само определение террора и его технологии, каковы сейчас национальные и религиозные особенности террористов? Чем террор левых отличается от террора правых? Как действуют вербовщики и вдохновители? Каков эффект терроризма в СМИ и реакция на него спецслужб? Хоффман отвечает на эти и множество других вопросов на примере палестинского, североирландского, кипрского и других конфликтов, ежедневно провоцирующих новые взрывы адских машин.

    Объявления

    Где купить?

    Нравится книга? Поделись с друзьями!

    Другие книги серии "non-fiction"

    Похожие книги

    Комментарии к книге "Терроризм - взгляд изнутри"

    Комментарий не найдено
    Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
     

    www.rulit.me