Книга «ТОТЕМ: Хищники». Часть 1 (Наталья Лакедемонская, 2015). Книга тотем


Хищники читать онлайн бесплатно на Lifeinbooks.ru

Книга «ТОТЕМ: Хищники». Часть 1

Наталья Лакедемонская

О книге: Книга «ТОТЕМ: Хищники» – это action в жанре фэнтези, с интригующим любовным треугольником и хорошим концом. ТОТЕМ это легкое увлекательное чтиво, позволяющее приятно провести время. В книге "ТОТЕМ: Хищники" вы не найдете вампиров, эльфов и магии. Только одно уникальное свойство людей, которое до неузнаваемости изменило мир. Краткое содержание: Мия, молодая девушка, живущая в мире, где мужчины имеют удивительную способность принимать облик своего тотемного животного. Эти особенности раскололи весь мир на 3 основные части; людей обладающих Тотемами из рода хищных животных, травоядных и птиц. Родина главной героини – Себар, крупнейшая держава общества хищников, одного из самых воинственных и закрытых обществ мира. Агрессивный темперамент звериной сущности мужчин ее расы приводит к постоянным конфликтам между хищными державами, что тормозит технический прогресс и беспощадно сокращает численность населения. Одна из таких кровопролитных войн унесла жизнь родителей 4-х летней Мии. Девочку удочерил лучший друг отца и брат по оружию, Рид. Жена Рида, как и мать Мии, погибла в той же войне, но не от вражеского клинка, а от загадочной и смертоносной эпидемии, оставив после себя маленького сына по имени Ким. Ким и Рид приняли Мию, как родную, и девочка обрела новую любящую семью. Но в 14-ти летнем возрасте жизнь Мии сильно изменилась…

Книга "ТОТЕМ: Хищники" Часть 1

Книга I из серии Тотем

Лакедемонская Наталья

Глава первая

– Ну, пожалуйста, расскажи!!! – канючила сестра.

– Зачем тебе?! Это уроки мужской принадлежности. Мне вот совершенно неинтересно, что рассказывают на уроках женской, – ответил брат.

– Могу рассказать! – с готовностью ответила Мия и поудобнее уселась на кровати. – После шестнадцати – замуж за того, кого приведут родители, дальше – муж, дети и дом! Увлекательно, правда? Интересно, как они растянут такой унылый сценарий на весь оставшийся учебный год? Думаю, что на этом предмете буду отсыпаться.

Ким засмеялся. Ему всегда нравилось чувство юмора сестры.

– Знаешь, Ким, если бы не занятия по лекарственным травам, тотемике и истории держав, я бы вообще школу бросила.

– Все-таки ты странная, Мия. Знаешь, что про тебя сказал Гай? – спросил брат.

– А он знает о моем существовании? – колко отозвалась Мия.

Ким усмехнулся и продолжил:

– Он сказал, что ты сумасшедшая, и только травоядное согласится взять тебя в жены!

– Сам он – травоядное!!! И ты не влепил ему по физиономии?! Я все расскажу Риду! – она отвернулась. – На ваших дурацких занятиях не учат защищать Дитя Аскера?

– Ну, конечно, я проучил его, – успокоил брат.

– Большое спасибо! – ехидно произнесла Мия.

– Не за что! – в тон сестре ответил Ким. – Он задолжал мне сто Зар, пришлось выбивать.

Девушка резко вскочила, но Ким ловко поймал ее за руку и усадил обратно.

– Прости, я пошутил.

– Прощу, если расскажешь, что было на занятиях по мужской принадлежности, – отозвалась девушка.

– Ах ты, хитрюга! А я-то, бизон, купился на твою оскорбленную физиономию! – рассмеялся Ким. – Ну, хорошо. Только коротко, завтра рано вставать.

– Договорились! – бодро отозвалась сестра.

Мия прикрыла босые ноги лоскутным одеялом и с интересом уставилась на брата. Польщенный таким вниманием Ким с важным видом начал рассказывать.

– Значит, так. После окончания школы мы ищем Тотем. И пока не найдем, нас никуда не принимают. После слияния все без исключения обязаны прийти на освидетельствование и пройти оглашение. Потом надо выбрать гражданскую и военную специальности. Затем – поступаем в училище. Там коптимся еще два года, получаем стипендию…

– А если ты провалил оглашение?! – перебила Мия.

– Меня это не волнует, я точно его пройду! – гордо ответил молодой человек.

– Ой, ладно тебе, Ким, это ведь не от тебя зависит. Вдруг твой Тотем – травоядное и до оглашения ты не будешь допущен? – настаивала девушка.

– Мне плевать, от кого это зависит, но я – точно не жалкое травоядное! Посмотри на меня, разве я похож на овцу?!

Ким согнул руку в локте и поиграл мускулатурой.

– Нет, ты похож на хвастливого сурка, – ответила девушка и рассмеялась.

Брат толчком спихнул ее с кровати, натянул одеяло до подбородка и обиженно повернулся к стене. Мия потрясла его за плечо, Ким сел на кровати и уставился на нее.

– Что еще?– спросил он с вызовом.

– Все-таки несправедливо, что у женщин нет Тотема, – сказала Мия, не замечая его тона.

– Зачем тебе Тотем? Твое дело детей рожать, убирать дом, еду готовить, – ответил Ким.

– А представь себя на моем месте. Представь, что тебя впереди ждет только замужество с незнакомым мужчиной, грязные полы, котлы с тарелками и кричащие кульки, – грустно ответила девушка.

– Мне замужество даже со знакомым мужчиной представить страшно, не то что с незнакомым.

Мия и Ким громко расхохотались. Отсмеявшись, Мия повернулась к маленькому окошку, а Ким важным тоном сказал:

– Смирись, Мия, такой уж порядок вещей.

– Легко тебе говорить… Ладно, спокойной ночи, – отозвалась девушка.

Мия взяла с полки свечу в медном подсвечнике и задумчиво поплелась в свою комнату. В доме было тихо, только временами за окном покрикивали ночные птицы. Девушке не спалось. В памяти возник образ могучего Зверовоина Гира – ее отца, которого она знала только по рассказам Рида. Рид был лучшим другом Гира, поэтому усыновил ее после гибели товарища в битве. У Рида к тому времени уже был свой ребенок – Ким. Он стал сводным братом приемной девочке. Мия любила Рида и Кима как родных. Они были настоящей семьей.

Рид много рассказывал про подвиги ее настоящего отца и очень уважительно отзывался о матери. Рассказывал, как, будучи одноклассниками, Гир и Рид стали лучшими друзьями, они вместе отправились на поиски Тотемов, а после блистательного оглашения поступили в военное училище. Их взяли без экзаменов, так как Рид слился с кугуаром, а Гир – с ирбисом.

По окончании обучения они нашли наставника, который обучил их мастерству равновесного слияния. И лучшие друзья стали Зверовоинами, элитой и гордостью Себара – ее родного края. Неудивительно, что когда они посватались к дочерям могучего Гора, главного предводителя отряда Зверовоинов, он им не отказал.

Ния, старшая дочь, была Дитя Аскера. Гор усыновил ее после пожара на пограничном хребте, в котором погибла вся ее семья. Она вышла за Гира и родила дочь, которую назвали Мия. Младшая, Мая, вступила в брак с Ридом, у них родился сын, названный Кимом.

Постоянные войны уносили множество жизней и сиротили детей. Смерть и утраты были частью жизни хищного общества, и традиции, связанные с ними, глубоко впитались в его культуру и быт. Вот и она – Дитя Аскера, сирота великого воина, охраняемая личность в культуре хищников. Все дети и жены убитых воинов получали этот статус и опекались до конца жизни.

Мия с грустью вспоминала рассказ Рида о смерти ее мамы. Сестры Ния и Мая очень любили друг друга, поэтому, когда началась семилетняя война с душмангами, они вместе помогали лечить раненых в палаточном госпитале, сопровождавшем войско. Но сестры погибли не от вражеского клыка, а от внезапной заразной болезни, которая спустилась с гор

Страница 2 из 12

вместе с врагом. Болезнь разносилась стремительно и унесла множество жизней, как с той, так и с другой стороны. Спустя пять месяцев после смерти Маи и Нии в решающем сражении у приграничной расщелины погиб Гир, прихватив с собой множество вражеских жизней. Рид дрался бок о бок с ее отцом в том сражении и был сильно ранен. Он едва не лишился ноги, которая так и не зажила до сих пор.

С того времени Рид, Ким и Мия стали одной семьей. Мие было всего три года, когда она осиротела, и собственных воспоминаний о родителях у нее не осталось. Самые ранние связаны с Ридом, который ковыляет с костылем по дому, с вечно ворчащей, но очень доброй бабушкой, Умой, матерью Рида. Ума была строгой мудрой женщиной. Она очень любила Мию и Кима, баловала их, несмотря на слабые протесты Рида, который сам души не чаял в сыне и обожал Мию. Дети росли в любви и уюте. Ума дарила Мие женское тепло, а Рид – мужскую заботу.

Воспоминания сменились глубоким сном. Свеча догорала на столе, освещая скромную комнату, и ее свет таял в лучах утренней зари.

Девушка всегда просыпалась с рассветом. Она спрыгнула с кровати и быстро оделась, ежась от утреннего холода. Снизу раздавался привычный шум: Рид собирался на работу. Мия сбежала вниз, на ходу схватила с тарелки лепешку с сыром и вышла из дома. Рид был уже во дворе. Он укоризненно покачал головой, увидев, как Мия держит лепешку в зубах и, прыгая на одной ноге, пытается натянуть на вторую ботинок. Ким всегда просыпался с трудом, поэтому догнал Мию с Ридом уже на улице.

Идти было недалеко. После травмы Рид не мог больше воевать и преподавал боевые искусства в главном учебном заведении Предлесья. Поэтому их семье предоставили жильё рядом со школой.

Весело беседуя, семья шла сквозь сонный город. По улицам стелился утренний туман, покрывая старую брусчатку мостовой холодной влагой. В утренних сумерках дома из бурого камня казались еще более темными и сутулыми. Несмотря на близость к центру, эта часть города не блистала архитектурой. Здесь царили скромность и умеренность, поскольку этот район населяли небогатые семьи высокого статуса.

Погода была пасмурная, моросил мелкий дождь. Когда Мия с отцом и братом добрались до школы, подол школьной юбки промок насквозь.

Расписание сегодня было сносное, настроение Мии тоже. Она вошла в просторную прихожую и осмотрелась. Все как обычно. Старшеклассницы, Леа и Уза, каждая со своей свитой, толпились в раздевалке у круглого медного зеркала в потрескавшейся раме.

Уза Великолепная, так за глаза называли старшеклассницу Мия и ее лучшая подруга Кая, отличалась исключительной внешностью: прекрасная фигура, черные, как смоль, волосы, красиво очерченные скулы, идеальная кожа. Ее темно-коричневые хищные глаза поражали с первого взгляда. А когда Уза проходила по коридору, за ней стелился изысканный аромат духов.

Старшеклассница была из богатой, но не очень именитой семьи. Тотем ее отца был енот, что не прибавляло ее роду веса в обществе. Но это и не требовалось при их достатке и ее потрясающей внешности.

Посоревноваться с Узой могла только Леа, яркая шатенка с изумрудными глазами. Она была пышной девушкой, но ее формы были выдающимися именно в тех местах, где объем так ценится противоположным полом. Роскошные кудри ослепляли шелковым блеском. Все это сочеталось с изящной шеей и тонкой талией. Семья Леи уступала в достатке семье соперницы, но превосходила знатностью. Ее отец был гепардом, хищником первого уровня, это очень уважаемый и редкий Тотем.

Леа была на год младше Узы, которая училась последний год.

Мия всегда смотрела на них с удовольствием. Их красота не вызывала в добродушной Мие зависти, напротив, девушка радовалась за щедро одаренных природой одноклассниц и всякий раз любовалась красавицами.

Мия и Кая входили в число немногих, кто не предпринимал попыток войти в окружение блистательных старшеклассниц. Прихвостни Леи и Узы забавляли подруг, давая много поводов для острых шуточек. Уза и Леа были избалованы славой. Их, несомненно, ждала роскошная жизнь и выгодное замужество сразу после школы. Они не помнили имен и половины девушек, которые услужливо крутились вокруг них, но Мию знали и в лицо, и по имени. Секрет такого внимания крылся в Киме, и Мия прекрасно это знала. Каждый раз, входя в общий корпус с Кимом, девушка замечала, как хищные глаза Леи и Узы впивались в молодого человека. И неудивительно! Он был очень красив: высокий, плечистый, статный. Кроме того, Рид обучил сына боевым искусствам, и Ким стал лучшим воином школы и всего Предлесья в своей возрастной категории. Молодой человек был очень силен и быстр, а его фигура поражала зрелой мужественностью.

Кая рассказывала, что многие делают ставки, какой из хищников станет его Тотемом.

Обычно облик человека внешними чертами схож с Тотемом. Например, большой мускулистый здоровяк никогда не сольется с хорьком. Поэтому, глядя на Кима, можно было предположить в нем самого могучего и быстрого хищника.

Для четырнадцатилетней Мии Ким и Рид были безупречны. Несмотря на то, что отец и сын были непохожи характерами, их объединяло одно важное качество – они были настоящими мужчинами.

Рид – молчаливый, сильный и заботливый. Ученики уважали его и боялись. Он никогда не терял самообладания, был справедлив, но если ученик переступал границу дозволенного, Рид молча, без особых объяснений показательно размазывал провинившегося подростка по тренировочной арене. Судя по рассказам Кима, такое случалось редко, но если случалось – это было зрелищно.

Рид всегда казался Мие загадочным. Все чувства и эмоции мужчина скрывал, но он не был угрюмой каменной глыбой. Дома Рид был заботливым, любящим и даже нежным отцом.

Шестнадцатилетний Ким, напротив, был очень эмоциональным и мгновенно вспыхивал, если что-то было ему не по нраву. Красивый, дерзкий, полный сил и амбиций, он не спускал никаких оскорблений и нередко поколачивал одноклассников. В тринадцать лет он подрался с одним из сильнейших учеников выпускного класса. Ким дрался, как зверь. Схватку он проиграл, но это было неважно, а важно было то, что, будучи тринадцатилетним сопляком, он изрядно потрепал здоровяка, который вымогал деньги у половины школы. В той драке Киму рассекли бровь, но этот шрам он носит с гордостью как напоминание о своей первой стоящей битве. Образ молодого человека дополнялся острым умом и порой неуместным правдолюбием.

Ким мечтал о воинской славе, грезил поединками чести и великими боями. Еще не получив Тотем, Ким обучался у отца теории равновесного слияния. А этот навык дается только самым выносливым и одаренным воинам. Несмотря на горячий нрав, молодой человек беспрекословно слушался Рида – он бесконечно уважал отца.

Мие было легко с Кимом, с ней он был очень чутким. Молодой человек любил сестру и старался не обижать, поэтому они никогда не ссорились. С ним Мия могла поговорить о чем угодно. Их взгляды не всегда совпадали, но девушку располагали к брату его доброта, прямолинейность и принципиальность. Но его главным достоинством была готовность терпеливо выслушать от сестры любую девичью чушь.

– Пока, Мия, встретимся дома, – бросил Ким, удаляясь в мужской корпус на занятия.

Мия молча смотрела ему в след и размышляла: «Интересно, Ким

Страница 3 из 12

планирует жениться? Какая из этих роскошных невест ему больше нравится? Посватайся он к любой, у него есть шанс получить разрешение родителей. Во-первых, девушки и сами явно не против выйти за него. Во-вторых, он сын Зверовоина, а это очень высокий статус. Если Ким сольется с хищником хотя бы второго уровня – волком или рысью, у него все равно будут шансы».

Когда Ким скрылся из виду, Мия с неприкрытым интересом начала разглядывать Узу и Лею.

– Ты влюбилась?! Строишь планы посвататься к этим красоткам, но еще не решила к какой именно? – звонко рассмеялась рядом Кая.

– Они для меня староваты. Когда мне стукнет шестнадцать, у них уже появятся седые волосы и морщины, – ответила Мия на колкость подруги.

– Если мы опоздаем на урок по женской принадлежности, седые волосы появятся у нас. Помнишь, как страшна в гневе Скверная Ока? – отозвалась подруга.

Час занятий по женской принадлежности тянулся невероятно долго. Казалось, что время остановилось. Мия не раз замечала, какой уставшей выходит с этого предмета. Урок вела Ока, получившая за свою злобную надменность прозвище «Скверная». Вот и сейчас она расхаживала между рядами столов лектория и властным голосом диктовала текст. Мия никогда не писала на ее лекциях. Для девочки было загадкой, зачем Скверная Ока взялась вести этот предмет. Что она, бывшая красавица, дитя знатнейшего и богатейшего рода, знает о жизни обычных женщин? Чему она могла научить Мию, которая с девяти лет полностью ведет хозяйство своей семьи? Знает ли Ока, чем выбелить старый хлопок, или как выбрать на рынке баранину? Девушка ставила это под большое сомнение, как и целесообразность предмета в целом.

Погруженная в эти размышления, Мия не заметила, как к ней подплыла Ока и заглянула в записи.

– Мия! – металлическим голосом прорекла Ока.

Девушка вздрогнула, подняла на учительницу глаза и вскочила с места.

– Слушаю Вас, уважаемая Ока, – бодро сказала Мия.

– Почему Вы не записываете?! – холодно осведомилась преподавательница.

– Заслушалась, уважаемая Ока, – отчеканила девушка.

– Заслушались настолько, что не записали даже тему?

Последовала недолгая пауза. Ока сверлила Мию глазами.

– Ну, что ж, это легко проверить. В чем, по-вашему, главный талант женщины? – спросила учительница.

Мия вздохнула с облегчением. Она знала, что, по мнению Скверной Оки, было главным талантом женщины.

– Красота. Но, поскольку я данного таланта лишена, решила не рвать себе сердце записями на эту тему, а просто внимательно слушала Ваше повествование, – незамедлительно ответила Мия.

Лекторий застыл в ожидании реакции Скверной Оки. Она славилась неуравновешенным нравом и при каждом удобном случае громко и в самых унизительных выражениях оскорбляла учеников. Вопреки ожиданиям, Ока слегка кивнула, небрежно махнула рукой, приказывая сесть, и поплыла дальше, продолжая диктовать лекцию.

«Обошлось», – выдохнула про себя Мия.

После того, как это невероятно долгое занятие закончилось, Кая подошла к столу Мии, чтобы выразить свое восхищение. Мия встала и комично раскланялась перед подругой. Перемена подходила к концу, и девушки сломя голову понеслись в общий корпус на историю держав.

Общий корпус был местом совместных занятий женского и мужского потоков. Но лекторий все равно был поделен на мужскую и женскую стороны, которые разделял широкий проход. Двери для входа юношей и девушек тоже были разные – каждая со своей стороны лектория.

Мия и Кая так запыхались, добираясь до лектория, что буквально ввалились в зал аудитории. Им повезло: занятие еще не началось. Только подруги сели на свои места, вошел преподаватель. В аудитории моментально стало тихо.

Историю держав преподавал бывший посол Себара, Многоуважаемый Рон. Он очень интересно вел свой предмет. Его секрет был в том, что посол сам любил историю хищного общества и разбавлял сухое повествование рассказами о реальных событиях, свидетелем которых был сам. Кроме того, он был необыкновенно харизматичный мужчина. Его Тотемным животным был белый волк, невероятно редкое и эффектное животное. Сам Многоуважаемый Рон с детства имел абсолютно белый цвет волос. Одним словом, это был незаурядный во всех отношениях человек.

Его занятия не пропускал никто. Все писали, а в моменты лирических отступлений затаив дыхание слушали истории педагога. Каждое занятие по истории держав Мия ждала с нетерпением.

– Тема сегодняшнего занятия – война с варлонгами, получившая название «Красная», – начал учитель.

Мужчина повернулся к доске и каллиграфическим почерком вывел тему.

– Кому известно, чем знаменательна эта война? – спросил посол, повернувшись к ученикам.

Аудитория зашелестела, но ни одна рука не поднялась.

– Итак, – продолжил преподаватель, – она знаменательна тем, что имела рекордное количество жертв и вошла в историю, как самая кровопролитная.

Многоуважаемый Рон окинул взглядом аудиторию.

– В этой войне участвовали все крупные державы хищного общества, а именно, – мужчина снова отвернулся к доске и начал писать, комментируя, – Варлонг, Душманг, Игунг, Варгиз и Себар.

Преподаватель отложил мел и повернулся к аудитории. Дождавшись, когда ученики перепишут перечень, посол продолжил рассказ.

– На стороне Варлонга выступали войска Душманга, на стороне Себара – Варгиз и Игунг. Огромные потери понесли все участники войны без исключения. Эта двадцатилетняя война истребила более шестидесяти процентов мужского населения всего хищного общества. Победителей в этой войне не было! Это единственная война во всей истории держав, которая закончилась ничьей. Когда восемьдесят процентов населения воюющих сторон стали составлять женщины и дети, войну было решено прекратить. Созвали совет Держателей. Именно тогда и был введен запрет на войны в человеческом обличии. Исключением стали поединки чести, в которых лучшие воины дрались один на один, применяя и Тотем, и человеческий облик. С тех пор массовые схватки проводятся только в животном облике.

Преподаватель замолчал и дал время записать.

– Как вы думаете, почему было принято подобное решение? – спросил он после паузы.

На этот раз рук поднялось много.

– Прошу Вас, Цен, – и мужчина показал на поднявшего руку ученика.

– Потому что жертв в такой битве гораздо меньше, так как животные не могут применять оружие, – с энтузиазмом ответил юноша.

– Отлично, Цен, садитесь, – похвалил Рон и продолжил. – На совете Красной войны был принят закон о проведении массовых сражений только в образе Тотемов. Было условлено, что за нарушение этого закона провинившуюся державу должны немедленно атаковать четыре остальных участника совета. Войны в человеческом обличии провозглашались большим бесчестьем и проявлением трусости.

В мужской стороне зала начал нарастать гул.

– Кто назовет государство, которое единственный раз за всю историю нарушило этот закон, получит высшую отметку за занятие, – слегка повысив голос, сказал учитель.

В аудитории воцарилась тишина. Не поднялась ни одна рука.

Вдруг, неожиданно для самой себя, Мия подняла руку. Это вызвало моментальное жужжание аудитории. С мужской секции лектория послышался оскорбительный свист. Девушка покраснела и быстро опустила

Страница 4 из 12

руку.

Дело в том, что присутствие женщин на истории держав воспринималось, как огромное одолжение. В свое время из-за этого общего занятия было много шума. Преподаватели школы разделились на два лагеря. Одни считали, что женщине вообще не следует знать этот предмет. Вторые утверждали, что знание истории подпитывает патриотизм и гордость за своих мужчин. В итоге было решено внести историю держав в учебную программу слабого пола. А поскольку читать один и тот же предмет дважды в разных аудиториях – дело трудоемкое, решили создать общий корпус. Но по неписаному правилу никому из девушек не позволялось обращать на себя внимание. Они не поднимали рук и не участвовали в дискуссиях, а сидели тихо, как в гостях навострив уши. Девушкам не нужно было писать контрольные и сдавать экзамены по этому предмету. Такой же порядок был на другом любимом предмете Мии – тотемике, где рассказывалось о животных и птицах, которые являлись человеческими Тотемами.

Многоуважаемый Рон сделал вид, что не заметил реакции аудитории. Он ободряюще улыбнулся девушке и жестом попросил встать. Мия покраснела еще гуще и встала. Гул в лектории стал нарастать. Девушке хотелось провалиться сквозь землю.

– Как Вас зовут? – спросил преподаватель.

После вопроса учителя в аудитории мгновенно воцарилась тишина.

– Мия, – выдохнула девушка.

– Так, какое государство нарушило закон?

– Игунг, – дрожащим голосом ответила Мия.

– Откуда Вам это известно? – удивленно спросил преподаватель.

– Мне неизвестно, я предположила, так как никогда не слышала про эту державу.

– Блестяще! Вы очень сообразительны, Мия, – похвалил Рон.

В аудитории снова начал нарастать гул, но учитель движением руки успокоил аудиторию.

– Итак, спустя десять лет в битве с маленьким кочевым племенем Держатель Игунга нарушил этот закон. Он приказал своим воинам сражаться в человеческом облике, надеясь, что истребит племя полностью, и никому не станет известно о его предательстве. Но он ошибся. Одному воину племени удалось сбежать в образе своего Тотема – ласки, маленького хищника. История даже сохранила его имя – Рук. Ласка очень юркий и быстрый зверек. Размером с ладонь, весом с горстку риса, он обладает невероятно острыми зубами и завидным проворством. Этот хищник причислен к Тотемам первого уровня. Но думаю, вам расскажут это на уроках тотемики, если уже не рассказали. Однако я отвлекся. Когда позор Держателя Игунга стал известен, остальные четыре державы, забыв про все свои разногласия, поднялись на бой с нарушителем и не оставили камня на камне от провинившейся державы. А его территории разделили между собой, поделив на равные части. Но это еще не конец всей истории. Тот самый воин истребленного племени годом позже открыл для нас чудо равновесного слияния. Вам, наверное, неизвестно, что первый Зверовоин в истории был Лаской? И поверьте, он был непобедим! Никому не известно, как Руку это удалось, но он слился с Тотемом воедино и стал одновременно человеком и зверем. Представьте себе ласку размером с человека, с острыми клыками и когтями, ее стремительностью и силой, да еще умеющую держать оружие и носить латы! Так Рук стал первым из элиты Зверовоинов. Когда состарился, он многих пытался обучить своему искусству, но из пятидесяти его учеников только двое сумели освоить равновесное слияние. Думаю, вы и без меня знаете, что для этого нужны талант и годы тренировок.

Рон замолчал. К великому облегчению Мии урок закончился.

– О чем ты думала?! – возмутилась Кая.

Подруги уже сидели в женской части столовой.

– Разве похоже, что я думала? – рассеянно сказала Мия. – Если бы я думала в тот момент, то не подняла бы руку.

– О небо! – вдруг воскликнула она. – Это обязательно дойдет до Кима и, наверняка, до Рида! Какой позор!

– Ладно, не переживай. Если Рид выгонит тебя из дома, ты поселишься на нашем дереве, и я буду тебя подкармливать, – попыталась утешить подругу Кая.

– Это совершенно несмешно, – обиделась Мия.

Есть не хотелось и, оставив лучшую подругу болтать с другими одноклассницами, Мия ушла из столовой. Даже любимые уроки лекарственных трав и первой помощи не подняли девушке настроение. После занятий Мия грустно поплелась домой. По дороге ее нагнала Кая.

– Ты что, все еще дуешься? – удивленно спросила Кая. – Ну, прости меня. Слушай, я принесла сногсшибательную новость! Ты обязательно меня простишь!

– Отстань от ме

lifeinbooks.net

Хищники». Часть 1. Глава вторая (Наталья Лакедемонская, 2015)

С того дня жизнь Мии изменилась. После разговора с отцом она твердо решила освоить врачевательство. Это будет несложно – в школьной библиотеке есть масса книг на эту тему. К сожалению, она больше не общалась с Каей – единственной подругой. Одноклассники и раньше считали Мию чудаковатой, а теперь она оказалась практически в полной изоляции. Но Мию все это не очень заботило, у нее была цель. Теперь она часами пропадала в лесу в поисках растений, заинтересовавших ее своими целебными свойствами. Мия рассказала отцу о своем новом увлечении. Он с радостью выслушал ее и подарил несколько книг о лекарственных травах, оставшихся от ее мамы и тети. Кроме того, отец купил ей большой острый нож для прорубания ветвей в труднопроходимых местах леса. Мия с благодарностью приняла эти подарки. Нож она постоянно носила с собой, а книги выучила практически наизусть.

В одной из них Мия наткнулась на удивительные сведения. Оказалось, что невероятно ядовитое растение, Себарский Молчун, может приносить пользу. Сила яда Молчуна была такова, что стоило человеку коснуться его листьев, как в месте прикосновения начинала скапливаться жидкость, обезвоживая весь организм. Через два дня больной умирал, превратившись в сухую мумию, при этом пораженное место отекало до ужасающих размеров. Но ядовитыми были не только листья растения. Если человек вдыхал пыльцу, у него отекало горло, и он не мог говорить. За это растение и назвали Молчуном. Позже наступали паралич дыхательных путей и смерть. Раньше Себарский Молчун был распространен в местных лесах, но жертв было настолько много, что люди начали его истреблять. Однако Мия знала, что растение можно найти на дальней кромке леса за бурыми болотами.

Девушка вычитала, что отвар семян Себарского Молчуна оказывает сильное тонизирующее действие и магическим образом замедляет процесс старения. Кроме того, больной человек, пьющий отвар семян, необычайно быстро поправляется. Но недостатки растения настолько затмевали его достоинства, что он вычеркнут почти из всех книг по лекарственным травам. Несмотря на всю опасность задумки, Мия твердо решила добыть семена смертельно опасного растения и проверить на практике его свойства. Поскольку на дворе стояла зима, ядовитых листьев, цветов и пыльцы растения можно не бояться, а семена наверняка сохранились под снегом и собирать их можно без опаски. Зимой бурые болота покрыты льдом, поэтому перебраться через них будет проще, чем летом. Единственной сложностью было найти семена, однако и тут удача была на стороне Мии. Семена Молчуна представляют собой коробочки, наподобие семян мака, а найти их можно по запаху – даже после высыхания они источают сильный цветочный аромат.

В один из выходных дней Мия направилась на поиски семян Молчуна. В случае успеха девушка планировала собрать все, что найдет, сварить отвар, а потом продавать его аптекарям, не раскрывая рецепт.

Ранним декабрьским утром, прихватив с собой еду, теплые носки, книгу и подаренный нож, девушка тронулась в путь. День был морозным, но солнечным. Всю ночь валил снег, и лес стоял укрытый белым одеялом. Воздух искрился от мороза. Мия с трудом пробиралась сквозь высокие сугробы. Ресницы и брови девушки покрылись инеем, подол шерстяной юбки промок, но Мия упорно шла вперед.

Через несколько часов она была на границе бурых болот. Мия очень устала и решила остановиться отдохнуть и перекусить. Под солнечными лучами заснеженный лес искрился бриллиантовым блеском и казался сказочным. Девушка присела на поваленное дерево, достала лепешку и кусок сыра, открыла глиняную бутыль с травяным отваром и с удовольствием начала есть. Снег на поляне был ровным, как простыня, только кое-где виднелись цепочки птичьих следов. Мия задумалась. Вот птицы – редкие и загадочные Тотемы. Она никогда не слышала, чтобы кто-нибудь из выпускников хищного сообщества слился с птицей. Некоторые полагали, что это невозможно. Но птицы мелькали в истории хищного общества, что доказывало их существование, как Тотемов. Более того, птицы были невероятно развиты и совершенно непобедимы. Ни одному хищнику за всю историю держав не удалось убить птицу. Поговаривали, что общество птиц возгордилось и основало воздушную державу, потеряв всякий интерес к нижнему миру.

Тем временем Мия начала замерзать. Одежда промокла, в сапоги набился снег, холодный воздух добрался до тела. Дольше сидеть было нельзя. Девушка продолжила путь. После отдыха ноги отказывались идти, но спустя некоторое время Мия снова продвигалась сквозь сугробы в том же ритме, что и до привала.

Бурые болота были покрыты льдом, поэтому девушка без проблем пересекла непроходимые топи и начала поиски растения на противоположной границе. Она раскапывала сугробы, доставая сушняк, внимательно рассматривала и обнюхивала найденные растения.

Прошло три часа, а поиски так и не увенчались успехом. Мие пора было уходить, чтобы успеть вернуться до наступления темноты. Она безумно устала, а впереди был нелегкий путь домой.

Грустная и разочарованная, девушка поплелась обратно. Ноги отказывались идти, Мия то и дело падала. Ей нужен был отдых. Прямо посреди болот девушка увидела большое упавшее дерево и решила отдохнуть на нем. Она села на могучий ствол и решила выпить бодрящего отвара. Мия достала бутылку из котомки, но та выскользнула из замерзших пальцев и упала в глубокий пушистый снег. Девушка спрыгнула в сугроб и тут же провалилась по пояс. Она с трудом нащупала бутылку с отваром у самой земли под снегом и уже хотела снова забраться на лежащее дерево, как в нос ей ударил сладкий дурманящий цветочный аромат.

Девушка вскрикнула от радости и принялась расчищать снег. У самой земли под сугробом оказалось великое множество коробочек с семенами Молчуна. Не замечая времени, девушка собирала и собирала, пока не набрала целый мешок. Семян оставалось еще много, но лес начал погружаться в сумрак. Мия спохватилась и, решив собрать оставшееся в следующий раз, быстро направилась домой.

«Главное – добраться до холмов засветло, а там я и с завязанными глазами проберусь», – думала Мия. Ей повезло, по вытоптанной ею же тропинке идти было значительно легче и быстрее. Поэтому до холмов она дошла вовремя.

Мокрая, уставшая, но довольная собой Мия вернулась домой глубокой ночью.

– Мия, где ты была?! Мы тут чуть с ума не сошли! – бросился к ней брат.

– В лесу я была. А где Рид? – она села на лавку, скинула с ног промокшие насквозь сапоги и виноватыми глазами посмотрела на брата.

– Он обратился и ищет тебя в окрестностях! – возмущенно ответил Ким.

– Ох, простите меня, пожалуйста! Я думала, что вернусь раньше, – расстроенно простонала сестра.

За дверью послышалось рычание. Мия быстро распахнула дверь. Из темноты на нее уставились блестящие глаза кугуара. Мгновение, и в дверях вместо хищного создания появился Рид.

– Мия, с тобой все в порядке?! – встревоженно спросил отец.

– Прости, папа, я не рассчитала силы. Забрела слишком далеко, ну и вот… Больше такого не повторится, обещаю.

– Я очень на это надеюсь, – ответил отец.

Ким закатил глаза: «Вечно этим девчонкам все сходит с рук».

На следующий день после школы Мия почти бежала домой – впереди было много интересных дел. Она закрылась в своей комнате, достала мешок с семенами и высыпала их на стол, после чего принялась вытряхивать на чистую холщовую тряпочку их из коробочек для просушки. Отобрав подсохшие семена, она спустилась в кухню, развела очаг и в старом медном котелке сделала первую порцию отвара.

Напиток имел невероятно сильный и приятный цветочный аромат. В руководстве предписывалось добавлять его по нескольку капель в чай. Теперь главная сложность состояла в том, чтобы опробовать его действие. Но как? Мие совсем не хотелось отравиться ядовитым растением.

В этот же день дела привели девушку на рынок. Там она встретила Старую Юку, у которой всегда покупала яйца. Мия перекладывала купленный товар в корзинку и вполуха слушала болтовню словоохотливой старушки. А та рассказывала о том, что куры постарели, как и она сама, и половину курятника можно уже в суп наладить, да ведь это какие же убытки хозяйству… И тут Мию осенило! Она уговорила Юку дать попробовать настой своей самой никчемной несушке и рассказать на следующий день, что произойдет. Они договорились, что девушка купит несушку, если та сдохнет от лекарства. Как именно должно подействовать лекарство, и что это за отвар, Мия не рассказала. Пришлось немного доплатить за то, чтобы Юка все держала в строжайшем секрете.

Мия так разволновалась, что долго не могла заснуть. Утром ее разбудил Ким. Девушка резко подскочила на кровати.

– Что?! А?! Все плохо?! – спросонья воскликнула она, вытаращив глаза на Кима.

– Ты о чем?! – удивился Ким.

– Ох, это ты… – с облегчением выдохнула девушка. – Да ни о чем. Так. Кошмар приснился. А ты чего вскочил раньше меня?

– Чтобы тебя удивить, – засмеялся Ким. – Я–то встал, как всегда. Это ты проспала! Ладно, вставай. Отец уже ушел, так что нам тоже пора, а то опоздаем.

Они все-таки опоздали и получили замечания. Более того, Скверная Ока в качестве наказания заставила Мию после уроков мыть лекторий, поэтому домой девушка вернулась позже всех. В дверях ее встретил озадаченный отец.

– Что за дела у тебя со старой Юкой? – строго спросил Рид.

– Попросила ее мне помочь кое в чем, а что? – немного смутившись, ответила девушка.

– Она заходила, спрашивала тебя, очень расстроилась, что не застала. Я спросил, зачем ты ей нужна, так она как-то замялась и сказала, что зайдет позже.

Мия похолодела: «Расстроена?! Значит несушка сдохла! Надеюсь, до отца все это не дойдет».

Девушка не рассказала отцу о своем опасном походе на болота и об экспериментах с Молчуном, так как боялась, что из-за экспериментов с ядовитым растением он вообще запретит ей заниматься травами.

Мия переживала, что смерть несушки рассердит Юку и та расскажет Риду о вчерашней сделке. Спустя два часа в дверь постучали – это была Юка. Мия быстро отворила дверь и выскочила на улицу, почти столкнув старушку с крыльца.

– Что за варево ты мне вчера дала?! – прошептала Юка, подозрительно озираясь по сторонам.

– Ничего особенного, цветочный отвар, – осторожно сказала девушка.

– А много его у тебя? – продолжала допрашивать старушка.

– Что случилось? Что-то с несушкой? – тихо спросила Мия.

– Вчера я дала отвар своей несушке. Она уже давно несла самое большее – по одному яичку в неделю, и я уже грозилась сварить из этой лентяйки суп, поэтому споила ей весь твой пузырек. Но когда пришла сегодня в курятник, просто остолбенела! И Юка, понизив голос, продолжила: – Она снесла семь яиц за раз! Понимаешь, семь! Мои лучшие несушки откладывают четыре, а эта дохлятина – сразу семь!! Я даже не поверила, что они настоящие и приготовила их. Это были самые лучшие яйца, которые мне доводилось пробовать! Я верну твои деньги и доплачу сверху, если ты дашь мне еще этого варева, – взволнованно закончила старушка и вопросительно уставилась на Мию.

– Конечно, дам, Юка. Но обещай никому не рассказывать. Приходи завтра вечером, я наварю тебе пару бутылей – надолго хватит, – ответила радостная Мия.

К вечеру следующего дня отвар был готов. Довольная Юка дала обещание год снабжать Мию свежими яйцами бесплатно.

Спустя несколько дней девушка отважилась попробовать лекарство на себе и добавила одну каплю отвара в полный чайник с чаем. Напиток приобрел приятный цветочный аромат, а результат оказался невероятным! Чай с отваром обладал настолько сильным тонизирующим эффектом, что Мия переделала всю домашнюю работу, нисколько при этом не устав.

С того дня девушка всегда добавляла настой семян Молчуна в общий заварочный чайник. И с удовольствием наблюдала, какими бодрыми и энергичными становились Ким и Рид.

Успех с Молчуном окрылил девушку, и поиск уникальных рецептов и диковинных трав стал ее страстью. Она покупала редкие и дорогие книги по траволечению и прочитывала их от корки до корки. Чаще всего в них было то, что она уже знала, но иногда встречались интересные рецепты.

Спустя два месяца после удачи с Молчуном девушка добыла редкий, но невероятно ценный гриб под названием Древесный Лоптун. Этот многолетний гриб не водился нигде, кроме себарских лесов, но даже в них был редкостью. Гриб, твердый, как дерево, следовало растереть в порошок, растопить с бараньим жиром и сделать мазь, которая, по словам автора, могла залечить даже очень глубокие порезы и рваные раны. Его свойства Мие удалось проверить после драки Кима с Гаем. Девушка помазала брату рассеченный лоб, сбитые в кровь кулаки и ушибы на теле. Через три дня от ран брата не осталось и следа. Ким горячо благодарил сестру за исцеление, а бедняга Гай еще неделю ходил зелено-фиолетовый от синяков.

Еще через месяц Мия добыла Каменный Орех, настой которого лечил сильнейшие лихорадки и простуды. Девушка была очень горда своей коллекцией, но никому о ней не рассказывала. Она не верила, что когда-нибудь выйдет замуж, и понимала, что отец не сможет содержать ее вечно. Рано или поздно ей придется столкнуться с нуждой, и тогда ей очень пригодятся эти драгоценные находки.

Благодаря купленным книгам, Мия узнала, какой недуг одиннадцать лет назад унес жизни ее матери и тети. Сухой Мор был самой загадочной и непобедимой болезнью, с которой пришлось столкнуться хищному обществу. Сначала возникала обычная простуда: насморк, кашель, температура. На второй день к этим симптомам добавлялась красная сыпь вокруг шеи. А на третий день начиналось интенсивное обезвоживание организма. На четвертый или пятый день человек высыхал настолько, что умирал. За это болезнь и назвали Сухой Мор. Этот недуг был невероятно заразен. Одиннадцать лет назад победить его удалось лишь полным истреблением всех заболевших. После неудачных попыток найти лекарство и вылечить больных, заразившихся изолировали и дали им умереть. С тех пор болезнь не возвращалась. Не удалось также понять, откуда она пришла и была ли ранее.

Кроме книг про врачевательство, девушку бесконечно увлекали учебники по топографии Ормана – священного леса, куда после окончания школы все юноши отправлялись на поиски Тотема.

С детства магический Орман завораживал ее. Но, поскольку девушкам не преподавали топографию священного леса, Мия только по рассказам Рида могла себе его представить. Приобретенные книги открыли ей Орман во всей красе. Священный лес объединял в себе все климатические зоны мира. У девушки захватывало дух при мысли, сколько редких бесценных растений можно там найти. Именно тогда в ней зародилась дерзкая мечта когда-нибудь попасть в Орман.

Мия знала, что священный лес был под охраной Хранителей – непобедимых воинов, представителей всех рас. Быть Хранителем – высшая честь для любого мужчины. Существовал ряд правил поведения в Ормане, соблюдение которых и были призваны контролировать Хранители. Главное правило – не убить ни одно животное. Даже если на тебя напал взбешенный гризли, ты не имеешь права ранить его, можешь только бежать и прятаться. В книге было написано, что убийцу животного Хранители арестовывают. А что с нарушителем происходит далее, не знает никто. Но автор утверждает, что такое случается крайне редко, поскольку Хранителям практически всегда удается предотвратить кровопролитие.

К великому сожалению Мии, в учебниках очень мало рассказывалось о Хранителях, поэтому девушка решила расспросить Рида и Кима. Вечером после ужина, когда вся семья собралась в гостиной возле горящего очага, Мия с непринужденным видом спросила:

– Пап, а кто такие Хранители?

Отец удивленно посмотрел на девушку.

– Откуда тебе известно про Хранителей? – спросил он, в голосе послышалось недовольство.

– Мия, девушкам этого знать не нужно, лучше научись вышивать, – ехидно произнес Ким.

– Зашить тебе рот я и без учителей сумею, – парировала девушка и показала брату язык.

– Силенок не хватит, сестренка, – сказал Ким и подмигнул.

– Ну, папа, расскажи, пожалуйста, – Мия снова обратилась к отцу.

Ким с Ридом переглянулись. Им очень не нравилось, что Мия отличается от других девушек. Ее необычные увлечения и отшельничество настораживали. Они не раз обсуждали это между собой, но слишком ее любили, чтобы запретить пропадать в лесу и заниматься тем, что ей нравится. Отца и брата тревожил ее интерес к Тотемам, войнам и священному лесу. Женщине не следовало знать такие вещи, и уж тем более – проявлять к этому открытый интерес.

– Они защищают мигрировавших для слияния животных, – неохотно ответил Рид.

Дочь ждала продолжения, но его не последовало. Однако сдаваться Мия не собиралась.

– Это все, что ты знаешь? – с невинным видом спросила она.

– Нет, это все, что должна знать ты, – отрезал Рид.

Отец редко бывал так категоричен и строг. Резкий ответ сильно задел дочь. Щеки Мии вспыхнули, на глазах выступили слезы.

– За что ты так со мной? – выдохнула она. – За то, что я женщина?! Но, папа, посмотри на меня! У меня две руки, две ноги, как и у любого мужчины! Я такой же человек, как ты и Ким.

– Да в том-то и дело, что не такой же, Мия. Как ты не понимаешь? Ты не об Ормане должна думать, а как замуж выйти, детей нарожать, – с досадой проговорил Рид.

Мия смотрела на него с такой обидой и удивлением, что Рид почувствовал себя виноватым.

– Я не хочу замуж! Не хочу детей! Я хочу, чтобы меня перестали считать недочеловеком хотя бы дома! – выкрикивала Мия, глядя на Рида.

Ким съежился в кресле и изумленно наблюдал за этой сценой. Подобные ссоры в доме были большой редкостью. Но этот разговор назревал давно.

– Ты сейчас не хочешь детей, но потом захочешь, поверь. Это инстинкты, от них не уйдешь. Кроме того, ты должна понимать, что я не вечен, и не смогу содержать тебя долго, – голос отца дрогнул. Он любил Мию и не мог себе представить, что когда-нибудь уйдет, оставив ее одну без защиты и средств к существованию.

– Прошу тебя, Мия, ну хоть ради меня, попытайся быть как все! – горько взмолился Рид.

– Посмотри на меня, папа, я не такая, как все. Уже не такая. И я ничего не могу с собой поделать. Я просто очень хочу, чтобы хотя бы ты принимал меня такой, какая я есть. Неужели недостаточно того, что я вне дома – изгой?!

Мия разрыдалась, слезы душили, не давая говорить. Девушка резко развернулась и пошла в свою комнату.

Она долго плакала, лежа в кровати. А потом незаметно провалилась в сон. Девушку разбудил стук в дверь. Она посмотрела в окно – на улице было еще темно.

– Да, – сонно прохрипела Мия.

В комнату вошел Рид. Он сел на край кровати и заговорил.

– Мия, прости меня. Ты заслуживаешь, чтобы я принимал тебя такой, какая ты есть. Ведь это я во всем виноват.

– В чем виноват?– удивилась Мия.

– Я – мужчина, к тому же – военный, и понятия не имею, как нужно воспитывать дочерей. У тебя не было матери, Ума ушла слишком рано. Тебе не у кого было научиться быть женщиной. А мы с Кимом настолько увлечены военным делом, что заразили тебя этой страстью. Твой интерес к Тотемам, Орману и Хранителям – полностью моя вина.

– Не говори так! Ты лучший в мире отец, а Ким лучший в мире брат. И я люблю вас больше всех на свете. Не вини себя, просто так случилось. Но я не могу притворяться даже ради тебя. Неужели, если я буду замужем и при детях, но при этом несчастна, ты будешь рад? Я готова скрывать свой интерес при посторонних. Но умоляю, не заставляй меня притворяться еще и дома, – Мия тяжело вздохнула. – А насчет того, что не сможешь меня содержать… Не волнуйся. Я смогу прокормиться врачевательством. Я уже многому научилась.

– Ох, Мия! – выдохнул Рид и обнял дочь.

– Пап, ответь мне на вопрос. Почему в Хранители принимают только лучших из лучших? – тихо спросила Мия.

Рид вздохнул и начал рассказывать.

– Около семидесяти лет назад один из Держателей крупной хищной державы попытался истребить всех травоядных в Ормане. Он ненавидел их, считал ошибкой природы и хотел уничтожить их как вид.

– Ну, мы недалеко от него ушли, – грустно сказала девушка.

– И это был не единственный случай нападения на Орман, – продолжал Рид, – Во все времена слишком амбициозные правители пытались с помощью Ормана решить свои проблемы. Мне известны, как минимум, четыре попытки захватить лес с целью установления господства одного вида над другими. Священный лес часто подвергается атакам различных банд, поскольку является важным и ценным местом всех людей нашего мира. Именно поэтому один Хранитель должен уметь справиться с десятком обычных воинов.

– А кто решает, достоин воин быть Хранителем или нет? – спросила Мия.

– Ежегодно проводятся отборочные состязания среди всех рас. Наши земли посещает представитель Хранителей от хищной расы и назначает день отбора. Победители состязаний отбывают с представителем на территорию Ормана. Как это происходит у травоядных, и есть ли травоядные Хранители, мне не известно. Точно знаю, есть Хранители среди птиц. Известно это потому, что сейчас Верховный Хранитель – птица сапсан, – отец замолчал.

– А кто решает, кому быть Верховным Хранителем? – не унималась дочь.

– Это сложное дело. Главы всех государств мира собираются и выдвигают свои кандидатуры. Кандидаты проходят свои отборочные соревнования. Состязаются не только в боевой подготовке. Я был крайне удивлен, когда узнал, что у претендентов исследуют уровень интеллекта, и проверяют способность к милосердию. Все эти испытания крайне сложны, поэтому прошедший их считается непревзойденным воином.

– И надолго его выбирают? – продолжала расспросы Мия.

– Каждый год он обязан подтверждать свой титул. Рекордный срок, в течение которого один человек занимал этот пост, был, насколько мне известно, десять лет. И это был хищник. Зверовоин по имени Рук.

– Тот самый Рук?! Первый Зверовоин хищников! – перебила дочь.

– Да, именно он. Все, Мия, на сегодня достаточно. Тебе утром в школу. Пора спать.

Рид поцеловал Мию в лоб и удалился из комнаты. Рассказ о Хранителях настолько взбудоражил девушку, что она так и не заснула. Но утренний чай с настоем семян Молчуна взбодрил девушку, и от бессонной вялости не осталось и следа.

Мия поторопилась в школу. С того дня, как она поссорилась с Каей, прошло полгода. Красавица Уза так и не появилась больше в школе. Для семей, покрытых позором слияния с травоядными, это было обычным делом. Члены таких семей теряли работу и были отрезаны от общества.

Для Мии школа тоже стала испытанием. Похоже, Кая рассказала одноклассникам об отношении подруги к травоядным, потому что с того дня с Мией никто не разговаривал. Открыто издеваться над девушкой никто не рискнул бы, опасаясь тяжелых кулаков Кима, но бойкот был объявлен. А после случая с поднятой рукой на истории держав и преподаватели изменили отношение к девушке. Учителя редко вызывали Мию к доске, часто занижали оценки. Предвзятое отношение чувствовалось на всех уроках, кроме истории держав. Многоуважаемый Рон проникся к девушке симпатией, страстное увлечение его предметом вызывало в преподавателе уважение. Кроме этого для Мии в школе не было больше ничего отрадного.

Даже учителя по траволечению и первой помощи ставили низкие оценки. Девушке было обидно, поскольку за эти полгода она изучила предмет лучше их самих. Единственной причиной, по которой Мия до сих пор не бросила школу, была библиотека. Книги в хищном обществе были рукописными и стоили очень дорого, а в библиотеке для учеников школы к ним был свободный доступ. Школьная библиотека была необычайно обширна, и все ненастные дни, когда в лесу было нечего делать, Мия проводила в читальном зале.

Библиотекарем была Сморщенная Дуа, которая отличалась немногословностью и полным безразличием к школьникам. Она была настолько стара, что выглядела, как сморщенный сухой лист. Дуа, как старый ящер, неспешно и беззвучно плавала между стеллажами, появляясь будто из воздуха в самые неподходящие моменты, чем иногда доводила учеников почти до обморока.

К Мие библиотекарша относилась настороженно. За все время работы в библиотеке Дуа не помнила ни одного ученика, настолько интересовавшегося книгами. Она была уверена, что девчонка притворяется усердной, а на самом деле что-то задумала. Старушка часто открыто надзирала за Мией, но девушку, поглощенную изучением книг, это не заботило. Когда учебный год подошел к концу, Сморщенная Дуа вздохнула с облегчением.

Мия не могла похвастаться отличными оценками, но радость избавления от тягостной повинности посещать уроки не могло омрачить ничто. Кроме того, близилось событие, которого в их семье все ждали с большим волнением и радостью. Ким окончил школу с отличием и собирался в Орман на поиски своего Тотема!

kartaslov.ru

Книга «ТОТЕМ: Хищники» (Часть 1)(СИ) - Лакедемонская Наталья

  • Просмотров: 3084

    Я тебе не нянька! (СИ)

    Мира Славная

    Глупо быть влюбленной в собственного босса. Особенно если у него уже есть семья. Я бы так и…

  • Просмотров: 2862

    Бунтарка. (не)правильная любовь (СИ)

    Екатерина Васина

    Наверное, во всем виноват кот. Или подруга, которая предложила временно пожить в пустующей…

  • Просмотров: 2547

    Синеглазка или Не будите спящего медведя! (СИ)

    Анна Кувайкова

    Кому-то судьба дарит подарки, а кому-то одни неприятности.Кто-то становится Принцессой из Золушки,…

  • Просмотров: 2531

    Мой любимый босс (СИ)

    Янита Безликая

    Безответно любить восемь лет лучшего друга. Переспать с ним и уехать на два года в другой город.…

  • Просмотров: 2513

    Между Призраком и Зверем

    Марьяна Сурикова

    Одна роковая встреча, и жизнь неприметной библиотекарши бесповоротно изменилась. Теперь ей…

  • Просмотров: 2426

    Измена (СИ)

    Полина Рей

    Влад привык брать всё, что пожелает, не оглядываясь на ту, что рядом с ним. И когда встречает…

  • Просмотров: 2167

    Закон подлости (СИ)

    Карина Небесова

    В первый раз я встретила этого нахала в маршрутке, когда опаздывала на собеседование. Он меня за то…

  • Просмотров: 1924

    У любви пушистый хвост, или В погоне за счастьем! (СИ)

    Ольга Гусейнова

    Если коварные родственники не думают о твоем личном счастье, более того, рьяно ему мешают, значит,…

  • Просмотров: 1922

    Не люблю тебя, но уважаю (СИ)

    Лилия Швайг

    Утонула и очнулась в другом мире? Не беда! Главное, что ты в своём теле и обрела новую семью. Пусть…

  • Просмотров: 1859

    Выкуп инопланетного дикаря (ЛП)

    Калиста Скай

    Быть похищенной инопланетянами никогда не было в моем списке желаний.Но они явно не знали об этом,…

  • Просмотров: 1841

    Отдых с последствиями (СИ)

    Ольга Олие

    Казалось бы, что может произойти на курорте? Океан, солнце, пальмы, развлечения. Да только наш…

  • Просмотров: 1748

    Соблазни меня (СИ)

    Рита Мейз

    Девочка, которая только что все потеряла. И тот, кто никогда ни в чем не нуждался.У нее нет ничего,…

  • Просмотров: 1576

    Временная невеста (СИ)

    Дарья Острожных

    Своенравному правителю мало знать родословную и сумму приданого, он хочет лично увидеть каждую…

  • Просмотров: 1430

    Оболочка (СИ)

    Кристина Леола

    Первая жизнь Киры Чиж оборвалась трагично рано. Вторая — началась там, куда ещё не ступала нога…

  • Просмотров: 1334

    Ожиданиям вопреки (СИ)

    Джорджиана Золомон

    Когда местный криминальный авторитет, которому ты отказала много лет назад, решает, что сейчас…

  • Просмотров: 1330

    Невеста особого назначения (СИ)

    Елена Соловьева

    Теперь я лучшая ученица закрытой академии, опытный воин. И приключения мои только начинаются. Совет…

  • Просмотров: 1234

    Алисандра. Игры со Смертью (СИ)

    Надежда Олешкевич

    Если тебе сказали: "Крепись, малышка" - беги. Только вперед, без оглядки, куда-нибудь, не…

  • Просмотров: 1184

    Нам нельзя (СИ)

    Катя Вереск

    Я поехала на семейное торжество, не зная, что там будет он — тот, кого я любила десять лет тому…

  • Просмотров: 1072

    Принеси-ка мне удачу (СИ)

    Оксана Алексеева

    Рита приносит удачу, а Матвею, владельцу торговой сети, как раз нужна капля везения. И как кстати,…

  • Просмотров: 1060

    Безумие Эджа (ЛП)

    Сюзан Смит

    Иногда единственный способ выжить — позволить безумию одержать верх…Эдж мало что помнил о своем…

  • Просмотров: 1048

    Соблазни меня нежно

    Дарья Кова

    22 года замечательный возраст. Никаких обязательств, проблем и ... мозгов. Плывешь по течению,…

  • Просмотров: 977

    Девственник (ЛП)

    Дженика Сноу

    Куинн. Я встретил Изабель, когда мне было десять. Я влюбился в нее прежде, чем понял, что это…

  • Просмотров: 972

    Подмена (СИ)

    Ирина Мудрая

    В жестоком мире двуликих любовь - непозволительная роскошь. Как быть презренной полукровке?…

  • Просмотров: 928

    Ледышка или Снежная Королева для рокера (СИ)

    Анна Кувайкова

    Не доверяйте рыжим. Даже если вы давно знакомы. Даже если пережили вместе не одну неприятность и…

  • Просмотров: 885

    Мятежный Като (ЛП)

    Элисса Эббот

    Он берет то, что хочет. И он хочет меня. Когда у нас заканчивается топливо в сотнях световых лет от…

  • Просмотров: 782

    Ришик или Личная собственность медведя (СИ)

    Анна Кувайкова

    Жизнь - штука коварная. В один момент она гладит тебя по голове, в другой с размаху бьёт в спину.…

  • Просмотров: 632

    И пусть будет переполох (СИ)

    Biffiy

    Джульетта и Леонард встретились пять лет назад в спортзале и жутко не понравились друг другу. Но…

  • Просмотров: 612

    Мой предприимчивый Викинг (СИ)

    Марина Булгарина

    Всегда считала, что настойчивые мужчины — миф. Но после отпуска, по возвращению обратно в Россию,…

  • itexts.net

    Хищники». Часть 1. *** (Наталья Лакедемонская, 2015)

    Книга "ТОТЕМ: Хищники" Часть 1

    Книга I из серии Тотем

    Лакедемонская Наталья

    – Ну, пожалуйста, расскажи!!! – канючила сестра.

    – Зачем тебе?! Это уроки мужской принадлежности. Мне вот совершенно неинтересно, что рассказывают на уроках женской, – ответил брат.

    – Могу рассказать! – с готовностью ответила Мия и поудобнее уселась на кровати. – После шестнадцати – замуж за того, кого приведут родители, дальше – муж, дети и дом! Увлекательно, правда? Интересно, как они растянут такой унылый сценарий на весь оставшийся учебный год? Думаю, что на этом предмете буду отсыпаться.

    Ким засмеялся. Ему всегда нравилось чувство юмора сестры.

    – Знаешь, Ким, если бы не занятия по лекарственным травам, тотемике и истории держав, я бы вообще школу бросила.

    – Все-таки ты странная, Мия. Знаешь, что про тебя сказал Гай? – спросил брат.

    – А он знает о моем существовании? – колко отозвалась Мия.

    Ким усмехнулся и продолжил:

    – Он сказал, что ты сумасшедшая, и только травоядное согласится взять тебя в жены!

    – Сам он – травоядное!!! И ты не влепил ему по физиономии?! Я все расскажу Риду! – она отвернулась. – На ваших дурацких занятиях не учат защищать Дитя Аскера?

    – Ну, конечно, я проучил его, – успокоил брат.

    – Большое спасибо! – ехидно произнесла Мия.

    – Не за что! – в тон сестре ответил Ким. – Он задолжал мне сто Зар, пришлось выбивать.

    Девушка резко вскочила, но Ким ловко поймал ее за руку и усадил обратно.

    – Прости, я пошутил.

    – Прощу, если расскажешь, что было на занятиях по мужской принадлежности, – отозвалась девушка.

    – Ах ты, хитрюга! А я-то, бизон, купился на твою оскорбленную физиономию! – рассмеялся Ким. – Ну, хорошо. Только коротко, завтра рано вставать.

    – Договорились! – бодро отозвалась сестра.

    Мия прикрыла босые ноги лоскутным одеялом и с интересом уставилась на брата. Польщенный таким вниманием Ким с важным видом начал рассказывать.

    – Значит, так. После окончания школы мы ищем Тотем. И пока не найдем, нас никуда не принимают. После слияния все без исключения обязаны прийти на освидетельствование и пройти оглашение. Потом надо выбрать гражданскую и военную специальности. Затем – поступаем в училище. Там коптимся еще два года, получаем стипендию…

    – А если ты провалил оглашение?! – перебила Мия.

    – Меня это не волнует, я точно его пройду! – гордо ответил молодой человек.

    – Ой, ладно тебе, Ким, это ведь не от тебя зависит. Вдруг твой Тотем – травоядное и до оглашения ты не будешь допущен? – настаивала девушка.

    – Мне плевать, от кого это зависит, но я – точно не жалкое травоядное! Посмотри на меня, разве я похож на овцу?!

    Ким согнул руку в локте и поиграл мускулатурой.

    – Нет, ты похож на хвастливого сурка, – ответила девушка и рассмеялась.

    Брат толчком спихнул ее с кровати, натянул одеяло до подбородка и обиженно повернулся к стене. Мия потрясла его за плечо, Ким сел на кровати и уставился на нее.

    – Что еще?– спросил он с вызовом.

    – Все-таки несправедливо, что у женщин нет Тотема, – сказала Мия, не замечая его тона.

    – Зачем тебе Тотем? Твое дело детей рожать, убирать дом, еду готовить, – ответил Ким.

    – А представь себя на моем месте. Представь, что тебя впереди ждет только замужество с незнакомым мужчиной, грязные полы, котлы с тарелками и кричащие кульки, – грустно ответила девушка.

    – Мне замужество даже со знакомым мужчиной представить страшно, не то что с незнакомым.

    Мия и Ким громко расхохотались. Отсмеявшись, Мия повернулась к маленькому окошку, а Ким важным тоном сказал:

    – Смирись, Мия, такой уж порядок вещей.

    – Легко тебе говорить… Ладно, спокойной ночи, – отозвалась девушка.

    Мия взяла с полки свечу в медном подсвечнике и задумчиво поплелась в свою комнату. В доме было тихо, только временами за окном покрикивали ночные птицы. Девушке не спалось. В памяти возник образ могучего Зверовоина Гира – ее отца, которого она знала только по рассказам Рида. Рид был лучшим другом Гира, поэтому усыновил ее после гибели товарища в битве. У Рида к тому времени уже был свой ребенок – Ким. Он стал сводным братом приемной девочке. Мия любила Рида и Кима как родных. Они были настоящей семьей.

    Рид много рассказывал про подвиги ее настоящего отца и очень уважительно отзывался о матери. Рассказывал, как, будучи одноклассниками, Гир и Рид стали лучшими друзьями, они вместе отправились на поиски Тотемов, а после блистательного оглашения поступили в военное училище. Их взяли без экзаменов, так как Рид слился с кугуаром, а Гир – с ирбисом.

    По окончании обучения они нашли наставника, который обучил их мастерству равновесного слияния. И лучшие друзья стали Зверовоинами, элитой и гордостью Себара – ее родного края. Неудивительно, что когда они посватались к дочерям могучего Гора, главного предводителя отряда Зверовоинов, он им не отказал.

    Ния, старшая дочь, была Дитя Аскера. Гор усыновил ее после пожара на пограничном хребте, в котором погибла вся ее семья. Она вышла за Гира и родила дочь, которую назвали Мия. Младшая, Мая, вступила в брак с Ридом, у них родился сын, названный Кимом.

    Постоянные войны уносили множество жизней и сиротили детей. Смерть и утраты были частью жизни хищного общества, и традиции, связанные с ними, глубоко впитались в его культуру и быт. Вот и она – Дитя Аскера, сирота великого воина, охраняемая личность в культуре хищников. Все дети и жены убитых воинов получали этот статус и опекались до конца жизни.

    Мия с грустью вспоминала рассказ Рида о смерти ее мамы. Сестры Ния и Мая очень любили друг друга, поэтому, когда началась семилетняя война с душмангами, они вместе помогали лечить раненых в палаточном госпитале, сопровождавшем войско. Но сестры погибли не от вражеского клыка, а от внезапной заразной болезни, которая спустилась с гор вместе с врагом. Болезнь разносилась стремительно и унесла множество жизней, как с той, так и с другой стороны. Спустя пять месяцев после смерти Маи и Нии в решающем сражении у приграничной расщелины погиб Гир, прихватив с собой множество вражеских жизней. Рид дрался бок о бок с ее отцом в том сражении и был сильно ранен. Он едва не лишился ноги, которая так и не зажила до сих пор.

    С того времени Рид, Ким и Мия стали одной семьей. Мие было всего три года, когда она осиротела, и собственных воспоминаний о родителях у нее не осталось. Самые ранние связаны с Ридом, который ковыляет с костылем по дому, с вечно ворчащей, но очень доброй бабушкой, Умой, матерью Рида. Ума была строгой мудрой женщиной. Она очень любила Мию и Кима, баловала их, несмотря на слабые протесты Рида, который сам души не чаял в сыне и обожал Мию. Дети росли в любви и уюте. Ума дарила Мие женское тепло, а Рид – мужскую заботу.

    Воспоминания сменились глубоким сном. Свеча догорала на столе, освещая скромную комнату, и ее свет таял в лучах утренней зари.

    Девушка всегда просыпалась с рассветом. Она спрыгнула с кровати и быстро оделась, ежась от утреннего холода. Снизу раздавался привычный шум: Рид собирался на работу. Мия сбежала вниз, на ходу схватила с тарелки лепешку с сыром и вышла из дома. Рид был уже во дворе. Он укоризненно покачал головой, увидев, как Мия держит лепешку в зубах и, прыгая на одной ноге, пытается натянуть на вторую ботинок. Ким всегда просыпался с трудом, поэтому догнал Мию с Ридом уже на улице.

    Идти было недалеко. После травмы Рид не мог больше воевать и преподавал боевые искусства в главном учебном заведении Предлесья. Поэтому их семье предоставили жильё рядом со школой.

    Весело беседуя, семья шла сквозь сонный город. По улицам стелился утренний туман, покрывая старую брусчатку мостовой холодной влагой. В утренних сумерках дома из бурого камня казались еще более темными и сутулыми. Несмотря на близость к центру, эта часть города не блистала архитектурой. Здесь царили скромность и умеренность, поскольку этот район населяли небогатые семьи высокого статуса.

    Погода была пасмурная, моросил мелкий дождь. Когда Мия с отцом и братом добрались до школы, подол школьной юбки промок насквозь.

    Расписание сегодня было сносное, настроение Мии тоже. Она вошла в просторную прихожую и осмотрелась. Все как обычно. Старшеклассницы, Леа и Уза, каждая со своей свитой, толпились в раздевалке у круглого медного зеркала в потрескавшейся раме.

    Уза Великолепная, так за глаза называли старшеклассницу Мия и ее лучшая подруга Кая, отличалась исключительной внешностью: прекрасная фигура, черные, как смоль, волосы, красиво очерченные скулы, идеальная кожа. Ее темно-коричневые хищные глаза поражали с первого взгляда. А когда Уза проходила по коридору, за ней стелился изысканный аромат духов.

    Старшеклассница была из богатой, но не очень именитой семьи. Тотем ее отца был енот, что не прибавляло ее роду веса в обществе. Но это и не требовалось при их достатке и ее потрясающей внешности.

    Посоревноваться с Узой могла только Леа, яркая шатенка с изумрудными глазами. Она была пышной девушкой, но ее формы были выдающимися именно в тех местах, где объем так ценится противоположным полом. Роскошные кудри ослепляли шелковым блеском. Все это сочеталось с изящной шеей и тонкой талией. Семья Леи уступала в достатке семье соперницы, но превосходила знатностью. Ее отец был гепардом, хищником первого уровня, это очень уважаемый и редкий Тотем.

    Леа была на год младше Узы, которая училась последний год.

    Мия всегда смотрела на них с удовольствием. Их красота не вызывала в добродушной Мие зависти, напротив, девушка радовалась за щедро одаренных природой одноклассниц и всякий раз любовалась красавицами.

    Мия и Кая входили в число немногих, кто не предпринимал попыток войти в окружение блистательных старшеклассниц. Прихвостни Леи и Узы забавляли подруг, давая много поводов для острых шуточек. Уза и Леа были избалованы славой. Их, несомненно, ждала роскошная жизнь и выгодное замужество сразу после школы. Они не помнили имен и половины девушек, которые услужливо крутились вокруг них, но Мию знали и в лицо, и по имени. Секрет такого внимания крылся в Киме, и Мия прекрасно это знала. Каждый раз, входя в общий корпус с Кимом, девушка замечала, как хищные глаза Леи и Узы впивались в молодого человека. И неудивительно! Он был очень красив: высокий, плечистый, статный. Кроме того, Рид обучил сына боевым искусствам, и Ким стал лучшим воином школы и всего Предлесья в своей возрастной категории. Молодой человек был очень силен и быстр, а его фигура поражала зрелой мужественностью.

    Кая рассказывала, что многие делают ставки, какой из хищников станет его Тотемом.

    Обычно облик человека внешними чертами схож с Тотемом. Например, большой мускулистый здоровяк никогда не сольется с хорьком. Поэтому, глядя на Кима, можно было предположить в нем самого могучего и быстрого хищника.

    Для четырнадцатилетней Мии Ким и Рид были безупречны. Несмотря на то, что отец и сын были непохожи характерами, их объединяло одно важное качество – они были настоящими мужчинами.

    Рид – молчаливый, сильный и заботливый. Ученики уважали его и боялись. Он никогда не терял самообладания, был справедлив, но если ученик переступал границу дозволенного, Рид молча, без особых объяснений показательно размазывал провинившегося подростка по тренировочной арене. Судя по рассказам Кима, такое случалось редко, но если случалось – это было зрелищно.

    Рид всегда казался Мие загадочным. Все чувства и эмоции мужчина скрывал, но он не был угрюмой каменной глыбой. Дома Рид был заботливым, любящим и даже нежным отцом.

    Шестнадцатилетний Ким, напротив, был очень эмоциональным и мгновенно вспыхивал, если что-то было ему не по нраву. Красивый, дерзкий, полный сил и амбиций, он не спускал никаких оскорблений и нередко поколачивал одноклассников. В тринадцать лет он подрался с одним из сильнейших учеников выпускного класса. Ким дрался, как зверь. Схватку он проиграл, но это было неважно, а важно было то, что, будучи тринадцатилетним сопляком, он изрядно потрепал здоровяка, который вымогал деньги у половины школы. В той драке Киму рассекли бровь, но этот шрам он носит с гордостью как напоминание о своей первой стоящей битве. Образ молодого человека дополнялся острым умом и порой неуместным правдолюбием.

    Ким мечтал о воинской славе, грезил поединками чести и великими боями. Еще не получив Тотем, Ким обучался у отца теории равновесного слияния. А этот навык дается только самым выносливым и одаренным воинам. Несмотря на горячий нрав, молодой человек беспрекословно слушался Рида – он бесконечно уважал отца.

    Мие было легко с Кимом, с ней он был очень чутким. Молодой человек любил сестру и старался не обижать, поэтому они никогда не ссорились. С ним Мия могла поговорить о чем угодно. Их взгляды не всегда совпадали, но девушку располагали к брату его доброта, прямолинейность и принципиальность. Но его главным достоинством была готовность терпеливо выслушать от сестры любую девичью чушь.

    – Пока, Мия, встретимся дома, – бросил Ким, удаляясь в мужской корпус на занятия.

    Мия молча смотрела ему в след и размышляла: «Интересно, Ким планирует жениться? Какая из этих роскошных невест ему больше нравится? Посватайся он к любой, у него есть шанс получить разрешение родителей. Во-первых, девушки и сами явно не против выйти за него. Во-вторых, он сын Зверовоина, а это очень высокий статус. Если Ким сольется с хищником хотя бы второго уровня – волком или рысью, у него все равно будут шансы».

    Когда Ким скрылся из виду, Мия с неприкрытым интересом начала разглядывать Узу и Лею.

    – Ты влюбилась?! Строишь планы посвататься к этим красоткам, но еще не решила к какой именно? – звонко рассмеялась рядом Кая.

    – Они для меня староваты. Когда мне стукнет шестнадцать, у них уже появятся седые волосы и морщины, – ответила Мия на колкость подруги.

    – Если мы опоздаем на урок по женской принадлежности, седые волосы появятся у нас. Помнишь, как страшна в гневе Скверная Ока? – отозвалась подруга.

    Час занятий по женской принадлежности тянулся невероятно долго. Казалось, что время остановилось. Мия не раз замечала, какой уставшей выходит с этого предмета. Урок вела Ока, получившая за свою злобную надменность прозвище «Скверная». Вот и сейчас она расхаживала между рядами столов лектория и властным голосом диктовала текст. Мия никогда не писала на ее лекциях. Для девочки было загадкой, зачем Скверная Ока взялась вести этот предмет. Что она, бывшая красавица, дитя знатнейшего и богатейшего рода, знает о жизни обычных женщин? Чему она могла научить Мию, которая с девяти лет полностью ведет хозяйство своей семьи? Знает ли Ока, чем выбелить старый хлопок, или как выбрать на рынке баранину? Девушка ставила это под большое сомнение, как и целесообразность предмета в целом.

    Погруженная в эти размышления, Мия не заметила, как к ней подплыла Ока и заглянула в записи.

    – Мия! – металлическим голосом прорекла Ока.

    Девушка вздрогнула, подняла на учительницу глаза и вскочила с места.

    – Слушаю Вас, уважаемая Ока, – бодро сказала Мия.

    – Почему Вы не записываете?! – холодно осведомилась преподавательница.

    – Заслушалась, уважаемая Ока, – отчеканила девушка.

    – Заслушались настолько, что не записали даже тему?

    Последовала недолгая пауза. Ока сверлила Мию глазами.

    – Ну, что ж, это легко проверить. В чем, по-вашему, главный талант женщины? – спросила учительница.

    Мия вздохнула с облегчением. Она знала, что, по мнению Скверной Оки, было главным талантом женщины.

    – Красота. Но, поскольку я данного таланта лишена, решила не рвать себе сердце записями на эту тему, а просто внимательно слушала Ваше повествование, – незамедлительно ответила Мия.

    Лекторий застыл в ожидании реакции Скверной Оки. Она славилась неуравновешенным нравом и при каждом удобном случае громко и в самых унизительных выражениях оскорбляла учеников. Вопреки ожиданиям, Ока слегка кивнула, небрежно махнула рукой, приказывая сесть, и поплыла дальше, продолжая диктовать лекцию.

    «Обошлось», – выдохнула про себя Мия.

    После того, как это невероятно долгое занятие закончилось, Кая подошла к столу Мии, чтобы выразить свое восхищение. Мия встала и комично раскланялась перед подругой. Перемена подходила к концу, и девушки сломя голову понеслись в общий корпус на историю держав.

    Общий корпус был местом совместных занятий женского и мужского потоков. Но лекторий все равно был поделен на мужскую и женскую стороны, которые разделял широкий проход. Двери для входа юношей и девушек тоже были разные – каждая со своей стороны лектория.

    Мия и Кая так запыхались, добираясь до лектория, что буквально ввалились в зал аудитории. Им повезло: занятие еще не началось. Только подруги сели на свои места, вошел преподаватель. В аудитории моментально стало тихо.

    Историю держав преподавал бывший посол Себара, Многоуважаемый Рон. Он очень интересно вел свой предмет. Его секрет был в том, что посол сам любил историю хищного общества и разбавлял сухое повествование рассказами о реальных событиях, свидетелем которых был сам. Кроме того, он был необыкновенно харизматичный мужчина. Его Тотемным животным был белый волк, невероятно редкое и эффектное животное. Сам Многоуважаемый Рон с детства имел абсолютно белый цвет волос. Одним словом, это был незаурядный во всех отношениях человек.

    Его занятия не пропускал никто. Все писали, а в моменты лирических отступлений затаив дыхание слушали истории педагога. Каждое занятие по истории держав Мия ждала с нетерпением.

    – Тема сегодняшнего занятия – война с варлонгами, получившая название «Красная», – начал учитель.

    Мужчина повернулся к доске и каллиграфическим почерком вывел тему.

    – Кому известно, чем знаменательна эта война? – спросил посол, повернувшись к ученикам.

    Аудитория зашелестела, но ни одна рука не поднялась.

    – Итак, – продолжил преподаватель, – она знаменательна тем, что имела рекордное количество жертв и вошла в историю, как самая кровопролитная.

    Многоуважаемый Рон окинул взглядом аудиторию.

    – В этой войне участвовали все крупные державы хищного общества, а именно, – мужчина снова отвернулся к доске и начал писать, комментируя, – Варлонг, Душманг, Игунг, Варгиз и Себар.

    Преподаватель отложил мел и повернулся к аудитории. Дождавшись, когда ученики перепишут перечень, посол продолжил рассказ.

    – На стороне Варлонга выступали войска Душманга, на стороне Себара – Варгиз и Игунг. Огромные потери понесли все участники войны без исключения. Эта двадцатилетняя война истребила более шестидесяти процентов мужского населения всего хищного общества. Победителей в этой войне не было! Это единственная война во всей истории держав, которая закончилась ничьей. Когда восемьдесят процентов населения воюющих сторон стали составлять женщины и дети, войну было решено прекратить. Созвали совет Держателей. Именно тогда и был введен запрет на войны в человеческом обличии. Исключением стали поединки чести, в которых лучшие воины дрались один на один, применяя и Тотем, и человеческий облик. С тех пор массовые схватки проводятся только в животном облике.

    Преподаватель замолчал и дал время записать.

    – Как вы думаете, почему было принято подобное решение? – спросил он после паузы.

    На этот раз рук поднялось много.

    – Прошу Вас, Цен, – и мужчина показал на поднявшего руку ученика.

    – Потому что жертв в такой битве гораздо меньше, так как животные не могут применять оружие, – с энтузиазмом ответил юноша.

    – Отлично, Цен, садитесь, – похвалил Рон и продолжил. – На совете Красной войны был принят закон о проведении массовых сражений только в образе Тотемов. Было условлено, что за нарушение этого закона провинившуюся державу должны немедленно атаковать четыре остальных участника совета. Войны в человеческом обличии провозглашались большим бесчестьем и проявлением трусости.

    В мужской стороне зала начал нарастать гул.

    – Кто назовет государство, которое единственный раз за всю историю нарушило этот закон, получит высшую отметку за занятие, – слегка повысив голос, сказал учитель.

    В аудитории воцарилась тишина. Не поднялась ни одна рука.

    Вдруг, неожиданно для самой себя, Мия подняла руку. Это вызвало моментальное жужжание аудитории. С мужской секции лектория послышался оскорбительный свист. Девушка покраснела и быстро опустила руку.

    Дело в том, что присутствие женщин на истории держав воспринималось, как огромное одолжение. В свое время из-за этого общего занятия было много шума. Преподаватели школы разделились на два лагеря. Одни считали, что женщине вообще не следует знать этот предмет. Вторые утверждали, что знание истории подпитывает патриотизм и гордость за своих мужчин. В итоге было решено внести историю держав в учебную программу слабого пола. А поскольку читать один и тот же предмет дважды в разных аудиториях – дело трудоемкое, решили создать общий корпус. Но по неписаному правилу никому из девушек не позволялось обращать на себя внимание. Они не поднимали рук и не участвовали в дискуссиях, а сидели тихо, как в гостях навострив уши. Девушкам не нужно было писать контрольные и сдавать экзамены по этому предмету. Такой же порядок был на другом любимом предмете Мии – тотемике, где рассказывалось о животных и птицах, которые являлись человеческими Тотемами.

    Многоуважаемый Рон сделал вид, что не заметил реакции аудитории. Он ободряюще улыбнулся девушке и жестом попросил встать. Мия покраснела еще гуще и встала. Гул в лектории стал нарастать. Девушке хотелось провалиться сквозь землю.

    – Как Вас зовут? – спросил преподаватель.

    После вопроса учителя в аудитории мгновенно воцарилась тишина.

    – Мия, – выдохнула девушка.

    – Так, какое государство нарушило закон?

    – Игунг, – дрожащим голосом ответила Мия.

    – Откуда Вам это известно? – удивленно спросил преподаватель.

    – Мне неизвестно, я предположила, так как никогда не слышала про эту державу.

    – Блестяще! Вы очень сообразительны, Мия, – похвалил Рон.

    В аудитории снова начал нарастать гул, но учитель движением руки успокоил аудиторию.

    – Итак, спустя десять лет в битве с маленьким кочевым племенем Держатель Игунга нарушил этот закон. Он приказал своим воинам сражаться в человеческом облике, надеясь, что истребит племя полностью, и никому не станет известно о его предательстве. Но он ошибся. Одному воину племени удалось сбежать в образе своего Тотема – ласки, маленького хищника. История даже сохранила его имя – Рук. Ласка очень юркий и быстрый зверек. Размером с ладонь, весом с горстку риса, он обладает невероятно острыми зубами и завидным проворством. Этот хищник причислен к Тотемам первого уровня. Но думаю, вам расскажут это на уроках тотемики, если уже не рассказали. Однако я отвлекся. Когда позор Держателя Игунга стал известен, остальные четыре державы, забыв про все свои разногласия, поднялись на бой с нарушителем и не оставили камня на камне от провинившейся державы. А его территории разделили между собой, поделив на равные части. Но это еще не конец всей истории. Тот самый воин истребленного племени годом позже открыл для нас чудо равновесного слияния. Вам, наверное, неизвестно, что первый Зверовоин в истории был Лаской? И поверьте, он был непобедим! Никому не известно, как Руку это удалось, но он слился с Тотемом воедино и стал одновременно человеком и зверем. Представьте себе ласку размером с человека, с острыми клыками и когтями, ее стремительностью и силой, да еще умеющую держать оружие и носить латы! Так Рук стал первым из элиты Зверовоинов. Когда состарился, он многих пытался обучить своему искусству, но из пятидесяти его учеников только двое сумели освоить равновесное слияние. Думаю, вы и без меня знаете, что для этого нужны талант и годы тренировок.

    Рон замолчал. К великому облегчению Мии урок закончился.

    – О чем ты думала?! – возмутилась Кая.

    Подруги уже сидели в женской части столовой.

    – Разве похоже, что я думала? – рассеянно сказала Мия. – Если бы я думала в тот момент, то не подняла бы руку.

    – О небо! – вдруг воскликнула она. – Это обязательно дойдет до Кима и, наверняка, до Рида! Какой позор!

    – Ладно, не переживай. Если Рид выгонит тебя из дома, ты поселишься на нашем дереве, и я буду тебя подкармливать, – попыталась утешить подругу Кая.

    – Это совершенно несмешно, – обиделась Мия.

    Есть не хотелось и, оставив лучшую подругу болтать с другими одноклассницами, Мия ушла из столовой. Даже любимые уроки лекарственных трав и первой помощи не подняли девушке настроение. После занятий Мия грустно поплелась домой. По дороге ее нагнала Кая.

    – Ты что, все еще дуешься? – удивленно спросила Кая. – Ну, прости меня. Слушай, я принесла сногсшибательную новость! Ты обязательно меня простишь!

    – Отстань от меня, жалкое травоядное, – отмахнулась Мия.

    – За травоядное ты мне еще ответишь, а вот новость я тебе все-таки расскажу. Ты помнишь старшего брата Узы – Гуна? Он окончил школу два года назад.

    – Помню, конечно, – ответила подруга без особого энтузиазма.

    – Он вернулся и прошел освидетельствование, – Кая выдержала театральную паузу, глядя на реакцию подруги.

    – Ну, не томи! – воскликнула Мия.

    – Но он не прошел оглашение! – победоносно закончила Кая.

    – Не может быть! Ужас! Старший брат Узы – травоядное?!

    – Да, вся школа только об этом и говорит! Поэтому можешь спать спокойно – твоя выходка на истории забыта, – Кая торжествующе посмотрела на подругу.

    – Ох, ну зачем ты опять напомнила? – огорчилась Мия.

    – Да ладно тебе. А ты заметила, что Узы не было на обеде?

    – Нет, я разозлилась на себя, а потом обиделась на тебя и ничего кроме тарелки с обедом не видела, – улыбнулась девушка.

    – Интересно, как теперь Уза будет себя вести в школе? И что станет с ее свитой? Леа, наверное, ликует! Уза ей теперь не соперница! Это же позор для семьи – никакая красота его не смоет! Нет, ты представляешь, брат – травоядное, это даже не кузен или племянник, это брат! Жуть какая!

    – А мне жалко Гуна, – задумчиво сказала Мия.

    Кая резко остановилась и удивленно уставилась на подругу.

    – Слушай, ты меня пугаешь. В каком смысле – жалко?

    – Ну, он же не виноват. Это может случиться с каждым. И потом он пришел на освидетельствование, узнав о позорном Тотеме, хотя многие сбегают еще до этой процедуры, значит – не трус.

    – Не трус? Я ушам своим не верю. О чем ты?! Он к папочке своему побежал, невзирая на то, что позор в семью на своем овечьем хвосте принес. А папочка его с детства из всех передряг вытягивал. Они и так знатностью не отличались, а тут такое! Лучше бы вообще из Ормана не возвращался. У родных была бы надежда, что он умер и не опозорил семью, – возмутилась Кая.

    – Умер?! Кая, ты сама себя слышишь? А ты не думаешь, что родные все равно любят Гуна? От того, что его Тотем травоядное, он не стал для них хуже. Вспомни, на тотемике нам говорили, что только семьдесят процентов мужчин из хищных семей сливаются с хищниками. Пять его не находят. Десять погибают в Ормане. Остается целых пятнадцать процентов слияний с травоядными. То есть из ста юношей пятнадцать – травоядные! Если бы твой брат слился с леммингом, ты бы отвернулась от него? – Мия возмущенно смотрела в глаза подруге.

    – Гер никогда бы не слился с леммингом, потому что ни одна женщина из моего рода никогда не путалась с травоядными! – гордо заявила Кая.

    – Это не передается по наследству! Тотем не выбирают и не наследуют. Ты в своей жизни видела хоть одно травоядное? Их депортируют на третий день после освидетельствования. Они исчезают навсегда. Я не говорю, что быть травоядным – это круто, просто нельзя унижать мужчину только потому, что ему достался не тот Тотем. Это все равно что отвернуться от человека за цвет глаз или волос. Можно ненавидеть варлонгов – они наши многовековые враги и унесли много себарских жизней. Но в чем виноват Гун?! Он же родился в Себаре, учился в нашей школе и был нормальным парнем, – Мия замолчала и отвернулась от Каи.

    – Травоядные – это ошибка природы! Хищники рождены господствовать над ними. Ты только вдумайся, ведь он теперь еда для любого Тотема нашей хищной расы. Ни воин, ни гражданин, а кусок мяса! Он подножный корм. Гун теперь не часть нашего общества, и нечего его жалеть! – Кая почти кричала на подругу.

    – Ты шутишь?! Я понимаю, остальные злые и ограниченные, но только не ты. Скажи, что так не думаешь. Ты не можешь быть такой жестокой! – взмолилась Мия.

    – А ты не думала, что проблема не во всех нас, а в тебе? Думаешь, умнее всех? – Кая посмотрела на подругу с вызовом.

    По щекам Мии покатились слезы, она резко развернулась и пошла в сторону дома. Вот так, в одно мгновенье, близкая подруга стала не просто чужим, а враждебным человеком. Кая была единственной подругой Мии, и эта утрата была для нее страшным, а главное – неожиданным ударом.

    Кая не подозревала, насколько сильно ранила Мию, которая и так всегда чувствовала себя чужой в школе. После смерти любимой бабушки Умы девушка стала очень одинокой, как будто в ее жизни появились пустоты, которые не смогли заполнить ни Ким, ни Рид. Со смертью бабушки у нее пропал источник ласки, женского тепла и чуткого отношения. Ее детство закончилось тогда, в девять лет.

    Мия пришла из школы и никак не могла успокоиться. Она легла на свою кровать, уткнулась носом в подушку и тихо заплакала.

    – Мия, спустись, пожалуйста, мне нужно с тобой поговорить, – позвал снизу Рид.

    Девушка вытерла слезы и неохотно поплелась в гостиную. Когда она вошла, отец стоял спиной к ней и что-то разбирал на столе. Ким в глубокой задумчивости сидел в кресле у камина.

    – Да, папа, – бесцветным голосом сказала Мия.

    – Я хочу поговорить о твоем поведении на уроке истории держав, Мия, – не поворачиваясь, сказал Рид.

    Ким оторвал взгляд от камина, посмотрел на сестру и замер. Мия стояла заплаканная, с опухшими глазами и лицом, покрытым красными пятнами. Сердце брата сжалось, Ким не выносил, когда она плакала.

    – Мия, что случилось, кто тебя обидел?! – встревоженно спросил брат.

    От этих слов Рид резко повернулся и посмотрел на дочь. Девушка смутилась и ничего не ответила.

    – Если ты так расстроилась из-за этого случая – не переживай, мы с Кимом тебя не осуждаем. Я просто хотел поинтересоваться, что тобой двигало в тот момент? – растерянно проговорил отец.

    – Прости папа, просто… было очень интересно… я была так увлечена… ,что забыла, что я не человек, – прошептала девушка, и по ее щекам снова полились слезы.

    – Кто сказал тебе, что ты не человек?! – возмутился Ким.

    Отец жестом попросил его замолчать.

    – Ну, конечно, ты – человек, просто правила поведения для молодых людей и девушек разные, поскольку у них разное предназначение, – ласково сказал Рид, обнимая дочь за плечи.

    – Все это ужасно несправедливо, – сквозь слёзы проговорила Мия.

    – Что именно? – спросил отец.

    – Что женщины должны всю жизнь возиться с грязной посудой на кухне, с грядками в огороде, и вытирать сопливые носы детям. Не хочу быть женщиной, по мне – это хуже, чем быть травоядным!

    – Быть женщиной не значит только убирать, стирать и готовить. Когда ты повзрослеешь, тебе захочется иметь детей. Поверь, это огромное счастье видеть, как они растут. Тебе захочется создавать для них чистоту и уют. У женщин тоже по-своему интересная жизнь. В конце концов, можешь стать врачевателем, как твоя мать. Это очень уважаемая профессия, в которую допускают женщин. А потом, возможно, к тебе посватается тот, кого ты полюбишь, и кто полюбит тебя, – успокаивал ее отец.

    – Папа, ну посмотри на меня, кто меня полюбит! Я же непролазная серость. Гай прав, меня только травоядное в жены захочет, – Мия закрыла лицо руками и зарыдала в голос.

    Рид прижал к груди плачущую девочку.

    Ким расстроено смотрел на них. Он и предположить не мог, что его маленькая сестра мучается такими переживаниями. Особенно Кима задело, как сестра оценивает свою внешность – непролазная серость.

    Конечно, в общепринятом представлении, Мию нельзя было назвать красавицей: узкое вытянутое лицо, печальные широко расставленные глаза, темно-русые волосы. Она была далека от кричащей красоты таких эталонов, как Уза и Лея. Но было в ней что-то очаровательное, какая-то скрытая утонченность, даже женственность. Ким не мог понять, в чем именно это выражалось, но невысокая худенькая Мия была по-особенному обаятельна. Она с детства вызывала в нем желание защитить и позаботиться. Мия не казалась жалкой, скорее хрупкой и ранимой. Брата всегда подкупала доброта сестры и легкий неунывающий характер.

    Но кто, кроме него, мог знать про эти качества, ведь юношам запрещалось общаться с девушками до их замужества. Брат представил себе Мию замужем, его передернуло, и он решил прекратить все размышления на эту тему.

    – Ты так расстроилась из-за этого происшествия на истории? – ласково спросил Рид, заглядывая девушке в лицо.

    – Не только. Я поссорилась с Каей.

    – Почему?

    – Знаешь, оказалось, что она жестокая, – грустно ответила дочь, – я больше не хочу с ней общаться.

    – Расскажи, что произошло?

    Мия вытерла лицо кухонным полотенцем, шмыгнула носом и возмущенно заговорила.

    – Мы поссорились из-за Гуна, вернее из-за того, что он травоядное. Кая считает, что если человек слился не с хищником, он не человек, а я так не считаю. Мне неприятно, что все смеются над Гуном, он не виноват и не сделал ничего плохого. Ведь Тотем не выбирают, как не выбирают пол, цвет волос и глаз. Мы с ним в чем-то похожи, я ведь тоже не выбирала: родиться мне мальчиком или девочкой, а в результате оба страдаем.

    Ким удивленно смотрел на Мию. Неужели ей жаль травоядное?! Он был в полном недоумении, брату хотелось объяснить ей, что нет ничего унизительнее, чем слиться, например, с лосем – животным, представляющим собой еду. Юноша был уверен, что с травоядными сливаются не просто так. Гун явно был неполноценным человеком, если его Тотемом оказалось травоядное.

    – Ты у меня очень добрая, Мия, я тебя люблю, – вздохнул Рид и погладил дочь по голове.

    Ким не поверил своим ушам: «И это все?! Все, что мог сказать Рид – могучий и непобедимый Зверовоин! Что за чушь – жалеть травоядных!». Но он не посмел возразить отцу, поэтому, насупившись, сидел в кресле и молчал.

    А к Мие после разговора с отцом вернулось привычное хорошее настроение. Она умылась холодной водой, надела передник, принадлежавший еще Уме, и принялась за стряпню. После ужина девушка вымыла посуду, подмела каменный пол, заштопала брату рубашку и ни разу за все это время не задумалась о том, что выполняет унизительную женскую работу. Закончила она поздно и, совершенно вымотанная, быстро заснула.

    kartaslov.ru

    Хищники». Часть 1. Глава третья (Наталья Лакедемонская, 2015)

    – Даже не верится, что завтра мы отбываем в Орман, – взвинченный Ким мерил шагами гостиную.

    – Ты все вещи собрал? – спросил Рид.

    – Конечно! Еще днем, – бодро ответил сын.

    – А как долго туда добираться? И на чем вы поедете? – поинтересовалась Мия.

    – Около недели, плюс-минус один день. А поедем верхом, карету нам не подадут, – важно ответил брат.

    – Я напекла тебе в дорогу пирожки, твои любимые – с яблоком и корицей. А что вы будете есть в Ормане? Ведь неизвестно, сколько вы там пробудете, – спросила сестра.

    – На охотничьем деле нам подробно объяснили, чем можно прокормиться в Ормане. Не переживай за меня, Мия, – с улыбкой ответил брат.

    – Интересно, ты внешне изменишься после слияния? – задумчиво проговорила Мия.

    – Конечно, перестану носить эти детские рубахи. И наконец-то одену Вестис, – ответил Ким.

    Вестисом в хищном обществе называли мужскую одежду, которая снималась одним движением руки в случае изменения. Полотно из хлопковых ниток специальным образом крепилось на теле, и в случае, если мужчине нужно было быстро принять облик животного, Вестис снимался одним легким движением.

    Молодые люди, не прошедшие слияние, носили обычные рубахи и кофты. Но, как только мужчина приобретал Тотем, Вестис становился его основной одеждой.

    – Для меня всегда было загадкой, как мужчины его так проворно расстегивают во время изменения… – начала Мия.

    – Так, пора спать. Завтра провожатые заедут на рассвете. Нужно хорошенько отдохнуть, – перебил отец.

    – Пап, ну посмотри на него, – она кивнула в сторону брата. – Разве похоже, что он сегодня заснет?

    Мия оказалась права. Когда на рассвете в дверь их дома постучали, Ким, взволнованный, с бледным от бессонницы лицом, помчался открывать дверь. Мия поспешила вниз попрощаться с братом. Она быстро сбежала с лестницы и бросилась Киму на шею.

    – Возвращайся скорее! Уверена, ты поразишь всех своим Тотемом! Удачи тебе! – и она горячо поцеловала его в щеку.

    Юноша вышел на улицу, вскочил на коня, которого Рид держал за повод, и галопом поскакал за процессией. А Мия еще долго смотрела вслед брату.

    Спустя час Мия и Рид молча сидели в теплой гостиной. Все было как обычно: в камине горел огонь, за окном светило солнце, те же стены, та же мебель, но теперь все было другое. Мие казалось, что теперь ничего не будет, как прежде. Без Кима дом стал пустым и тихим. Нет больше колких шуточек, смеха, беззаботной болтовни. Все будто замерло в ожидании его возвращения. Перед глазами все еще стояла вереница коней, увозящих юношей в Орман.

    – Пап, а почему коней и других домашних животных можно убивать? – неожиданно спросила девушка.

    – Потому что они не являются Тотемами, – ответил отец.

    – Это я знаю. Но почему они не являются Тотемами?

    – Ну, видимо, в процессе одомашнивания у них пропал дар слияния, – предположил Рид.

    – А кто-нибудь это проверял? Вдруг где-то далеко есть люди, которые умирают из-за того, что тут мы убиваем баранов и других животных?

    – Не переживай, Мия, Хранители изучили этот вопрос и точно выяснили, что домашний скот Тотемами не является, – заверил отец.

    Чем больше девушка узнавала об Ормане и Тотемах, тем больше вопросов у нее возникало. Мия понимала, что отца тревожат ее расспросы, поэтому старалась к нему не приставать. Ей очень не хватало брата, ведь он многое ей рассказывал, и его расспрашивать она не стеснялась.

    Мия и Рид очень переживали за Кима, но от тех, кто находится в Ормане, никогда не приходило вестей. Оставалось сидеть и ждать, и ожидание это было невыносимым.

    Мию спасало только лето. Весь лес превратился в настоящую сокровищницу для девушки. Она целыми днями пропадала в зеленых кущах, а по вечерам перетряхивала, сушила, перетирала и расфасовывала все добытое накануне. Чтобы Рид не слишком тосковал по сыну, Мия и ему нашла работу. Она попросила отца сделать небольшую пристройку, где можно было бы готовить и хранить лекарственные отвары.

    Рид поддерживал увлечение дочери, особенно после того, как она помогла ему избавиться от постоянной боли в раненом бедре. Однажды она сделала ему на ночь компресс, и боль, невыносимо терзавшая мужчину по ночам, отступила. Отец впервые за многие годы выспался. Когда девушка узнала, что компресс помог, быстро приготовила какую-то душистую мазь и велела мазать ногу тонким слоем перед сном. С тех пор боль мужчину больше не беспокоила, а Рид окончательно поверил в способности дочери.

    Дни летели с невероятной скоростью. Мия сбивалась с ног, собирая травы, стебли, листья и соцветия. Не успевал отцвести один вид, как начинал цвести другой. Хорошо, что с отъездом Кима работы по дому стало гораздо меньше. Девушка могла почти все время посвятить сбору и обработке трав. Особенно богаты редкими травами оказались бурые болота. Шаг за шагом Мия изучила их досконально. Но место с зарослями Себарского Молчуна девушка обходила стороной.

    Лето подходило к концу, из Ормана поодиночке стали возвращаться одноклассники Кима. Они проходили освидетельствование, а затем оглашение.

    Эти процедуры были обязательными для всех юношей, прошедших слияние. На освидетельствовании специальная комиссия определяла, с каким животным слился человек. Данные заносились в державный реестр. Затем шло оглашение. Официальное мероприятие, на котором открыто объявлялись результаты освидетельствования и выдавались соответствующие документы.

    Если юноша слился с травоядным Тотемом, документы ему не выдавались. В школьной среде это называлось – провалить оглашение.

    Одноклассники Кима оказались невероятно одарены Тотемами. Волки, лисы, рыси. Ближе к сентябрю вернулся Гай. Он стал звездой курса, его Тотем – пантера. Семья молодого человека была очень горда. Пантера Гая была великолепна. После слияния его старшего брата с черным барсом никто поверить не мог, что младший затмит такой Тотем. В одной семье редко встречаются два хищника первого порядка, да еще у родных братьев.

    Все, затаив дыхание, ждали Кима – главного конкурента Гая. Но время шло, а Ким все не возвращался. В доме с каждым днем нарастала тревога. Рид и Мия всерьез переживали за его жизнь. Иногда юноши не возвращались из Ормана. Священный лес таил множество опасностей, любая ошибка могла стоить жизни, поэтому юношей обучали всем тонкостям выживания в Ормане.

    – Не волнуйся, пап, может его Тотем – зимнее животное, и оно еще не мигрировало в Орман, – успокаивала отца Мия.

    – Мне уже все равно, какое там оно – зимнее или летнее. Лишь бы он вернулся живой, – тревожился Рид.

    – А может, он слился с травоядным и не приедет, чтобы не навлечь на нас позор? – шепотом предположила девушка.

    – Он не поступит с нами так. Ким должен найти способ сообщить нам, что жив. С кем бы он ни слился, – жестко ответил Рид.

    В ноябре стали ходить слухи, что Ким не вернется. Рид был убит горем. Он старел на глазах. Только сейчас Мия поняла, насколько сильно он любил сына. Девушка окружила отца заботой, сократила вылазки в лес, стала больше времени проводить дома. Готовила только его любимые блюда, развлекала разговорами и делала все, чтобы развеять Рида. Но чем ближе подходила зима, тем молчаливее и грустнее становился отец. Учебный год был в самом разгаре, Рид был вынужден собрать волю в кулак и, как ни в чем не бывало, продолжать преподавать боевые искусства. Мия, все такая же одинокая и отвергнутая, отбывала уроки в школе, а потом неслась домой в ожидании новостей. Но их все не было.

    Однажды ночью Мия проснулась от приглушенных мужских голосов, доносившихся с первого этажа. Она прислушалась. Один голос принадлежал Риду, другой был ей незнаком.

    «Что случилось? И кто это там с Ридом?» – подумала Мия. Девушка оделась и поспешила вниз. Заглянув в гостиную, Мия вскрикнула и как вкопанная остановилась на пороге. У камина стояли Рид и Ким. Мужчины услышали ее возглас и резко обернулись. Мия, не в силах сдвинуться с места, смотрела на брата и рыдала.

    – Ну, перестань, Мия! Никогда не мог смотреть, как ты плачешь, – ласково проговорил брат.

    Мия сорвалась с места и бросилась Киму на шею, как в то утро, перед его отъездом в Орман. Она расцеловала его, а потом уткнулась в широкую грудь и, всхлипывая, что-то неразборчиво бубнила. Брат и сам едва сдерживал слезы.

    Когда девушка немного успокоилась, она посмотрела на отца. Рид был чем-то встревожен, но глаза его светились от счастья, словно не было долгих месяцев ожидания и уныния. Мия улыбнулась и обняла Рида. Она была счастлива, что вся семья была снова в сборе.

    – О чем вы спорили? И почему ты меня не разбудил? – поинтересовалась Мия, глядя на брата.

    От этого вопроса мужчины сразу помрачнели. Сердце девушки сжалось. Что-то очень плохое случилось, если омрачило радость такой долгожданной встречи. И Мия сразу догадалась, что именно.

    – Мне плевать с кем ты слился, слышишь? – слезы с новой силой полились из ее глаз. – Я не отпущу тебя никуда. Ты не представляешь, что мы тут пережили. Я пойду с тобой, куда бы тебя ни сослали!

    Рид обнял Мию. Задыхаясь от слёз, девушка продолжала говорить:

    – Да что такое с этим миром?! Это несправедливо! Ты мой брат, никакой Тотем этого не изменит. Я люблю тебя, не уходи от нас! Никогда больше нас не бросай!

    Она смотрела на Кима, полными отчаяния глазами.

    Брат был убит горем. Он знал, сколько еще боли ей предстоит пережить из-за того несмываемого позора, который он навлек на семью. Ее отвергнет общество, она будет страдать от нужды, когда отец умрет. Ким ненавидел себя и презирал весь этот мир. Он вспоминал, что недавно сам был частью этой огромной несправедливости, припомнил, как маленькая Мия убеждала его, что все это жестоко, а он был глух к ее словам.

    Но обратного пути не было. Ему суждено покинуть родных, которых ожидает судьба, возможно еще более ужасная, чем его собственная. Он смотрел на Мию и грел свое сердце о ее родное лицо, в котором уже начинали проступать оттенки женского очарования. Именно тогда он впервые понял, что никогда в жизни не встретит девушку, которую полюбит так же сильно. От этих мыслей к горлу подкатили слезы.

    – Прости, Мия, – выдохнул Ким.

    Он сел в кресло, опустил голову и устало закрыл глаза.

    – Кто ты, Ким? – неожиданно спросила сестра.

    Ким вздрогнул и с укором посмотрел на сестру. От стыда ему хотелось провалиться сквозь землю.

    – Олень, – ответил за него Рид. – Мия, иди спать, нам с Кимом многое нужно обсудить.

    Но девушка и так поняла, что дальнейшие расспросы неуместны. Она молча кивнула и отправилась в свою комнату.

    На следующее утро Ким отправился на освидетельствование. Юношу сопровождал Рид. Мия знала, что Киму придется измениться на глазах комиссии, после чего ему вручат письменное уведомление о депортации. На третий день после выдачи уведомления ему предстоит отбыть за стену, так называли цепь высоких гор, отгораживающие земли хищной расы. Горы располагались настолько плотно друг к другу, что были похожи на сплошную стену, которая прерывалась только на границе с Орманом и в узком проходе, ведущем в земли травоядного общества. Это место называлось Врата.

    Не успел Ким вернуться с освидетельствования, а в окна их дома уже заглядывали любопытные зеваки и доносился оскорбительный свист. Весть о позоре с ураганной скоростью разнеслась по Предлесью, но Мию это не угнетало, она твердо решила прожить эти три дня счастливо, не думая о том, что будет завтра, и ни о чем не жалея. Ни одна слеза не должна была омрачить последние драгоценные дни общения с братом. Дожидаясь Кима и Рида, Мия готовила настоящий пир. Даже на улице был ощутим запах вкуснейшей выпечки, доносящийся из кухонного окна. Она встретила своих мужчин застольем, которому позавидовал бы сам Держатель Себара.

    Отец с братом не заставили себя долго ждать. Усталые и грустные, они вошли в дом. У порога их ждала улыбающаяся Мия. Девушка с детства умела рассмешить Кима и поднять настроение отцу. Через полчаса от их хандры не осталось и следа. Они за обе щеки уплетали приготовленные Мией вкусности, увлеченно болтали и смеялись, вспоминая забавные случаи из детства.

    В этот вечер, как и в последующие два дня, никто не вспоминал про Орман, Тотемы и изгнание. Мия не ходила в школу. Только Риду приходилось уходить на занятия, но после их окончания он спешил домой. Мия и Ким были неразлучны. Сестра много рассказывала молодому человеку про свои успехи. Хвасталась драгоценными сборами и отварами, показала пристройку, которую сделал для нее Рид. Они дурачились, играли в снежки и, как в детстве, перед сном рассказывали друг другу страшные истории. Мия готова была сделать что угодно, только бы Ким не грустил.

    За день до отъезда они отправились проведать могилы своих матерей. Отец был в школе, и молодые люди решили пойти одни. Кладбище находилось на другом конце города. Дорога была долгой, но за приятной беседой, время пролетело незаметно. Старые ворота городского кладбища были приоткрыты, ветер качал кованые створки, а те отвечали ему унылым скрипом. Молодые люди беспрепятственно вошли на территорию. Почти все надгробья и памятники были погребены под толстым слоем снега. Только кое-где виднелись свежие тропинки и земляные следы от свежевскопанных могил. Несмотря на сугробы, Мия с Кимом быстро отыскали нужные надгробья и принялись за работу. Они расчистили снег и привели могилы в порядок: зажгли траурные лампады, положили цветы и венки. После того, как работа была окончена, Ким сел у надгробья матери и горько заплакал. Это было его последнее свидание с ней. Мия тихо стояла в стороне, переминаясь от холода с ноги на ногу.

    Начало темнеть, и молодые люди поспешили домой, но не успели они отойти от кладбища, как сзади послышался свист и голоса. Мия обернулась – их догоняла компания подростков. Многих из них Мия знала по школе.

    – А мы гуляли, вдруг слышим – копыта цокают, решили посмотреть, что за овца тут топчется? – раздался голос Гая.

    – Эй, ты! Не боишься рога застудить? – заржал незнакомый, более взрослый, голос.

    Ким остановился. Он узнал голос Гая и его старшего брата.

    – Когда начнется драка, беги со всех ног домой, – прошептал Ким.

    – Я не…

    Но не успела девушка договорить, как Ким резко обернулся и ответил обидчикам:

    – Какой бы Тотем ты не получил, Гай, ты как был сосунком, так им и останешься.

    – Что ты сейчас проблеял, травоядное?! – заорал Гай и быстро пошел навстречу Киму.

    Его дружки поспешили за ним.

    – А зачем тебе столько помощников, боишься один с овцой не справиться? – насмехался Ким.

    – Они вмешиваться не будут, не трясись, травоядыш, – отвечал Гай.

    – Я твоих прихлебателей не боюсь, Гай, если они перед тобой пресмыкаются, значит еще ничтожнее тебя, – ответил Ким.

    После этих слов трое дружков Гая изменились и бросились на Кима. Это были два волка средних размеров и один лис. Мия онемела от ужаса. Ни одному оленю не устоять против таких хищников.

    Те олени, которых она видела на иллюстрациях в школьных учебниках, были тощие убогие создания. Ким, видимо, сошел с ума или решил распрощаться с жизнью, раз дразнит этих бандитов. Девушка посмотрела на брата. Ким ловко сбросил с себя Вестис и изменился. Мия ахнула! Перед ней появилось великолепное животное: огромное, со шкурой, отливающей темной бронзой, с острыми могучими рогами! Волки и лис на его фоне смотрелись котятами. Олень стремительно рванулся навстречу обидчикам. Мия заметила, что не только она была ошарашена, увидев такое грозное травоядное. На секунду обидчики замешкались.

    Немного опомнившись, волки обступили Кима с боков, а лис имел неосторожность зайти с тыла. Резким ударом копыт лис был отправлен далеко в кусты. Волки носились вокруг и беспомощно подпрыгивали, пытаясь вгрызться оленю в бока. Через несколько секунд, острые рога отшвырнули одного из волков в придорожную канаву. Видя это, второй волк отступил, но, завидев подмогу, снова ринулся в бой. Лесной кот, енотовидная собака, шакал, гиена, рысь, корсак, гривистый волк уже неслись в сторону Кима. Лай и рычание наполнили улицу. Животные набросились на оленя. Завязалась нешуточная драка. Мия стояла поодаль, дрожа и не решаясь бежать. Девушка пыталась разглядеть, что происходит, но темнота и снежные вихри, поднятые участниками побоища, мешали ей. Не в силах хоть что-нибудь увидеть, Мия прислушивалась. Вдруг до нее донесся звук удара и визг. Она увидела, как гиена отлетела в сторону. Спустя мгновение в ту же сторону кувырком отправился шакал. Одного за другим олень отбрасывал хищников то рогами, то копытами. Не прошло и пяти минут, как все хищники лежали в снегу. Многие были без сознания, некоторые скулили и пытались встать на трясущиеся лапы.

    Ким остановился и впился взглядом в Гая. Девушка заметила, что не вся компания участвовала в схватке. Гай, его брат и еще несколько совсем молодых ребят стояли и наблюдали за дракой издали. Мия поняла, что все, не участвовавшие в схватке, кроме Гая и его брата, еще слишком молоды и не прошли слияния.

    «Но почему Гай с братом медлят?» – недоумевала она.

    – Значит, ты козел! – засмеялся брат Гая.

    – Большой рогатый козел! – подхватил Гай.

    Ким начал рыть копытом землю и угрожающе водить мордой по воздуху. Густой пар валил из ноздрей животного. Гай с братом синхронно рванулись вперед, изменяясь на бегу. Спустя мгновение на Кима неслись два черных как смоль хищника: черная пантера и барс. Мия вскрикнула от ужаса. Стало очевидно, что Ким живым отсюда не уйдет.

    Девушка достала нож, подаренный отцом. Ей было наплевать, честно ли вмешиваться женщине в подобные конфликты. Она не даст убить брата. Но тут произошло нечто. Олень начал изменяться, словно обратно в человека, но изменение остановилось, не завершившись. Перед ней стоял наполовину человек, наполовину животное. Огромный воин с мордой и рогами оленя, но человеческим телом. Всю поверхность кожи покрывала коричневая, с золотистым блеском шерсть.

    Нападавшие остановились. Ничего подобного они никогда не видели и теперь не знали, что делать. Зато Мия знала, она окликнула брата и бросила ему нож. Он ловко поймал клинок и посмотрел на своих противников.

    По законам схватки нападавшие не могли продолжить бой в образе людей. Да и изменись они обратно в человека, справиться с Кимом им бы не удалось. А поскольку Зверовоин являлся одновременно и зверем, и человеком, он мог участвовать в драке с применением оружия.

    Растерянные и испуганные, братья не решались продолжить бой. Пауза затянулась. Разбросанные по сторонам хищники начали приходить в себя. Но увидев Кима, в ужасе столбенели. Никто не ожидал такого поворота. Считалось, что травоядные настолько ущербны, что не способны на равновесное слияние.

    Ким с вызовом смотрел на Гая. В его руке угрожающе поблескивал клинок. И Гай сдался. Он изменился в человека и быстро накинул Вестис. Мия огляделась по сторонам – то же самое проделали его дружки. Тех, кто все еще был без сознания, они уносили в образе животных.

    – Я никому не расскажу, что тебя уделал козел! – рассмеялся им вслед Ким, надевая Вестис на свое уже человеческое тело.

    Но Гай даже не обернулся. Когда толпа подростков скрылась из виду, Ким обернулся к Мие и протянул нож.

    – Спасибо, сестренка. Ты помогла нагнать на них страха.

    – Я сама чуть со страха не умерла, – честно призналась девушка.

    Ким приобнял сестру и немного встряхнул:

    – Ничего не бойся, когда я рядом.

    – Шутишь?! Да с тобой спокойно по улице пройти нельзя. Ты рекордсмен по потасовкам и неприятностям! – ответила сестра.

    – Был… – неожиданно грустно ответил Ким.

    Мия опомнилась. Она совсем забыла, что завтра брата депортируют, и они больше никогда не увидятся. Вся радость от выигранной драки мгновенно испарилась. Молодые люди молча поплелись домой. Но молчание продлилось недолго. Мия быстро взяла себя в руки и, чтобы разрядить обстановку, спросила:

    – Ты расскажешь мне, как нашел Тотем и стал Зверовоином?

    – Конечно. Тотем я нашел спустя две недели после приезда в Орман. Нас учили выслеживать Тотем, но мой нашелся сам. Мы словно магниты двигались сквозь лес навстречу друг другу. И однажды утром просто столкнулись у родника. Я сразу понял, что он мой Тотем. Не знаю, как, просто понял и все. Думаю, он почувствовал то же самое. Я подошел и прикоснулся к его морде. А дальше произошло слияние. Это необыкновенное чувство. Его сложно описать. Не было никакой боли, которой пугают выпускников, я не терял сознание. Я почувствовал в себе какую то завершенность. Словно раньше во мне была пустота, которая теперь исчезла.

    – Две недели? Но тебя не было полгода. Где ты пропадал? – удивилась Мия.

    – Я остался в Ормане. Понимая, какой позор навлеку на вас, скитался по священному лесу. А потом решил, что может мой Тотем и травоядное, но не все потеряно. Отец рассказал мне в теории основы и тонкости равновесного слияния, и я начал тренироваться. Невозможно передать, как я был разочарован Тотемом, и сначала это мешало. Ведь главное правило равновесного слияния – это абсолютное единение с Тотемом. Я должен был полностью принять свое животное, прочувствовать его до кончиков копыт и слиться. Понадобилось полгода, чтобы смириться со своим провалом. И вот, когда я смирился с мыслью, что я – олень в прямом и переносном смысле, унял свои амбиции и сдался – у меня получилось! Это невероятные ощущения, Мия! Я чувствовал в груди чужое сердце! У меня был другой пульс – в сто раз громче! Зрение в двадцать раз острее! Усы! Не могу передать насколько это полезный орган чувств, как люди без них не вымерли? – засмеялся Ким.

    – Я горжусь тобой, Ким! Не от тебя зависело, какое животное твой Тотем. Но все, что зависело от тебя, ты сделал. Мне еще долго будут сниться обалдевшие физиономии Гая и его брата, – звонко смеялась Мия.

    Ребята быстро добрались до дома. Ким рассказывал об Ормане, и дорога показалась вдвое короче. Дома их ждал Рид. Вся семья села ужинать и делиться новостями.

    – Серьезно, пап, ты бы его видел! Здоровенный, мускулы почище, чем у гепарда, рога острые, как лезвия, а в руке нож! Это было потрясающее зрелище! – восторженно тараторила Мия.

    Ким покраснел, он был очень польщен. Рид слушал с интересом. Потом мужчины начали обсуждать подробности равновесного слияния. Мия убрала со стола и отправилась на кухню мыть посуду. Когда она вернулась в гостиную, Рид все еще продолжал выспрашивать у Кима непонятные тонкости про психический баланс и психофизическую гармонию. Девушка уютно устроилась в кресле напротив камина и задремала. Очень хотелось перебраться в кровать, но она не могла потерять драгоценные минуты общения с братом перед его отъездом. Постепенно дремота перешла в глубокий сон. Ей снилось, что она плывет по воздуху… Мия открыла глаза и увидела лицо Кима, который нес ее в комнату. Брат осторожно положил ее на кровать, прикрыл одеялом и поцеловал в лоб.

    – Спокойной ночи, красавица,– прошептал он.

    Когда Мия проснулась, за окном было уже светло. Поняв, что проспала слишком долго, она быстро оделась и побежала вниз. В гостиной сидел грустный отец. Девушка поняла, что Ким уже уехал.

    – Почему вы не разбудили меня?! – закричала Мия.

    – Он попросил этого не делать. Знал, что ты будешь плакать. Ему и так было тяжело, – сказал Рид.

    Он встал, подошел к дочери и обнял. Они долго так стояли в тихой опустевшей гостиной. Слова были не нужны – каждый переживал утрату молча.

    С того дня дома стало грустно, каждый угол напоминал о Киме, и это было невыносимо.

    kartaslov.ru

    Хищники». Часть 1. Глава четвертая (Наталья Лакедемонская, 2015)

    О книге: Книга «ТОТЕМ: Хищники» – это action в жанре фэнтези, с интригующим любовным треугольником и хорошим концом. ТОТЕМ это легкое увлекательное чтиво, позволяющее приятно провести время. В книге "ТОТЕМ: Хищники" вы не найдете вампиров, эльфов и магии. Только одно уникальное свойство людей, которое до неузнаваемости изменило мир. Краткое содержание: Мия, молодая девушка, живущая в мире, где мужчины имеют удивительную способность принимать облик своего тотемного животного. Эти особенности раскололи весь мир на 3 основные части; людей обладающих Тотемами из рода хищных животных, травоядных и птиц. Родина главной героини – Себар, крупнейшая держава общества хищников, одного из самых воинственных и закрытых обществ мира. Агрессивный темперамент звериной сущности мужчин ее расы приводит к постоянным конфликтам между хищными державами, что тормозит технический прогресс и беспощадно сокращает численность населения. Одна из таких кровопролитных войн унесла жизнь родителей 4-х летней Мии. Девочку удочерил лучший друг отца и брат по оружию, Рид. Жена Рида, как и мать Мии, погибла в той же войне, но не от вражеского клинка, а от загадочной и смертоносной эпидемии, оставив после себя маленького сына по имени Ким. Ким и Рид приняли Мию, как родную, и девочка обрела новую любящую семью. Но в 14-ти летнем возрасте жизнь Мии сильно изменилась…

    Оглавление

    Глава четвертая

    Из-за позора Кима Рида уволили из школы. Мия тоже перестала посещать занятия. Ее не унижали, не оскорбляли, поскольку она была Дитя Аскера, просто в школьной библиотеке кончились интересные книги. А невероятно скучные предметы системы женского образования не могли дать ей ничего нового.

    Конец ознакомительного фрагмента.

    kartaslov.ru