13 Книг, которые светят свет на беспокойство. Книга тревожность


Книги о тревоге и тревожности

На этой странице вы можете прочитать аннотации и скачать книги о тревоге и тревожности на английском языке.

1. «Anxiety disorders and phobias: A cognitive perspective» Aaron T. Beck, Gary Emery, Ruth L. Greenberg скачать

2. «Living with anxiety disorders» Allen R. Miller скачать

3. «Separation anxiety in children and adolescents» Andrew R. Eisen, Charles E. Schaefer скачать

4. «Understanding panic and other anxiety disorders» Benjamin Root скачать

5. «Social anxiety disorder» Borwin Bandelow, Dan J. Stein скачать

6. «Living well with anxiety: What your doctor doesn’t tell you… that you need to know» Carolyn Chambers Clark скачать

7. «Insomnia and anxiety» Colleen E. Carney, Jack D. Edinger скачать

8. «Change your brain, change your life: The breakthrough program for conquering anxiety, depression, obsessiveness, anger and impulsiveness» Daniel G. Amen скачать

9. «Cognitive therapy of anxiety disorders» David A. Clark, Aaaron T. Beck скачать

10. «Childhood anxiety disorders» Debotah C. Beidel, Samuel M. Turner скачать

11. «Overcoming school anxiety: how to help your children deal wiyh separation, tests, homework, bullies, math phobia and other worries» Diane Peters Mayer скачать

12. «The anxiety cure for kids: A guide for parents» Elizabeth DuPont Spencer, Robert L. DuPont, Caroline M. Dupont скачать

13. «Free yourself from anxiety» Emma Fletcher, Martha Langley скачать

14. «Healing anxiety naturally» Harold H. Bloomfield скачать

15. «Help yourself move out of depression and anxiety» Helgs A. H. Rowe скачать

16. «Psychological approaches to generalized anxiety disorder» Holly Hazlett-Stevens скачать

17. «Treating generalized anxiety disorder» Jayne L. Rygh, William C. Sanderson скачать

18. «Calming your anxious mind» Jeffrey Brantley скачать

19. «How to master anxiety» Joe Griffin, Ivan Tyrrell скачать

20. «Concepts and controversies in obsessive-compulsive disorder» Jonathan S. Abramowitz, Arthur C. Houts (editors) скачать

21. «Anxiety disorders» Larina Kase, Debotah Roth Ledley скачать

22. «Mood and anxiety disorders during pregnancy and postpartum» Lee S. Cohen, Ruta M. Nonacs скачать

23. «School phobia, panic attacks and anxiety in children» Marianna Csoti скачать

24. «The complete idiot’s guide to controlling anxiety» Joni E. Johnston скачать

25. «The encyclopedia of phobias, fears and anxieties» Ronald M. Doctor, Ada P. Kahn, Christine Adamec скачать

26. «Cognitive behavioral therapy for social anxiety disorder» Stefan G. Hofmann, Michael W. Otto скачать

27. «Anxiety disorders in children and adolescents» Tracy L. Morris, John S. March скачать

28. «Anxiety disorders in adults» Vladan Starcevic скачать

stop-abuse.ru

Детская тревожность \ Книга Разума

Тревожностью обычно называют повышенную склонность испытывать опасения и беспокойство. В каких-то ситуациях тревога оправдана и даже полезна: она мобилизует человека, позволяет избежать опасности или решить проблему. Это так называемая ситуативная тревожность.

Но бывает, что тревога сопровождает человека во всех жизненных обстоятельствах, даже объективно благополучных. То есть становится устойчивой чертой личности.

Такая личность испытывает постоянный безотчетный страх, неопределенное ощущение угрозы. Любое событие воспринимается как неблагоприятное и опасное.

Тревожный ребенок постоянно подавлен, находится настороже, ему трудно устанавливать контакты с окружающими. Мир воспринимается как пугающий и враждебный. Постепенно закрепляется заниженная самооценка и мрачный взгляд на свое будущее. В этом случае речь идет о повышенной тревожности.

Откуда берется повышенная тревожность?

- Если дома, в семье постоянная тревожно-мнительная атмосфера. Если родители сами все время чего-то опасаются и о чем-то беспокоятся. Такое состояние очень заразительно, и ребенок перенимает у взрослых нездоровую форму реагирования на все, даже на ординарные события жизни.

- Если ребенок испытывает недостаток информации (или пользуется недостоверной информацией). Старайтесь следить за тем, что он читает, какие передачи смотрит, какие эмоции при этом испытывает. Нам иногда трудно понять, как дети интерпретируют то или иное событие.

- Однако тревожные дети могут вырасти не только у тревожных родителей. Авторитарный стиль родительского воспитания в семье тоже не способствует внутреннему спокойствию ребенка. Родители, которые не сомневаются и не беспокоятся, твердо знают, чего и как добиваться от жизни. А главное - чего они хотят добиться от своего ребенка. Такой ребенок постоянно должен оправдывать высокие ожидания взрослых. Он находится в ситуации постоянного напряженного ожидания: сумел - не сумел угодить родителям. Особенно трудно ребенку приходится, если требования и реакции взрослых непредсказуемы и непоследовательны.

Авторы книги "Эмоциональная устойчивость школьника" Б. И. Кочубей и Е. В. Новикова считают, что тревожность развивается вследствие наличия у ребенка внутреннего конфликта, который может быть вызван:

  1. Противоречивыми требованиями, предъявляемыми родителями, либо родителями и школой (детским садом). Например, родители не пускают ребенка в школу из-за плохого самочувствия, а учитель ставит "двойку" в журнал и отчитывает его за пропуск урока в присутствии других детей.
  2. Неадекватными требованиями (чаще всего завышенными). Например, родители неоднократно повторяют ребенку, что он непременно должен быть отличником, не могут и не хотят смириться с тем, что сын или дочь получает в школе не только "пятерки" и не является лучшим учеником класса.
  3. Негативными требованиями, которые унижают ребенка, ставят его в зависимое положение. Например, воспитатель или учитель говорят ребенку: "Если ты расскажешь, кто плохо себя вел в мое отсутствие, я не сообщу маме, что ты подрался".

Специалисты считают, что в дошкольном и младшем школьном возрасте более тревожны мальчики, а после 12 лет - девочки. При этом девочки больше волнуются по поводу взаимоотношений с другими людьми, а мальчиков в большей степени беспокоят насилие и наказание. Совершив какой-либо "неблаговидный" поступок, девочки переживают, что мама или педагог плохо о них подумают, а подружки откажутся играть с ними. В этой же ситуации мальчики, скорее всего, будут бояться, что их накажут взрослые или побьют сверстники.

Что нужно делать, чтобы тревожность не стала устойчивой личностной чертой вашего ребенка?

- По возможности, конечно, контролировать свои реакции на различные жизненные обстоятельства. Учить только необходимым мерам безопасности. Не представлять ребенку мир исключительно как враждебный, где его на каждом шагу подстерегают несчастья.

- Не превращать жизнь ребенка в постоянную борьбу за достижения. Ваше одобрение полагается ему не только как награда за успехи, но и просто потому, что он ваш. Постоянные опасения, тревога не помогут, а скорее помешают ему добиться чего-то значительного в жизни.

Иногда дети не говорят прямо о своих тревожных ощущениях. Они шумно ведут себя, стараются привлечь внимание детей и взрослых клоунскими или хулиганскими выходками. Им необходимо понимание и сочувствие, а достигают они своим поведением прямо противоположного результата.

Некоторые дети рассказывают фантастические, вымышленные истории о самом себе. Или постоянно просят помощи взрослых, пытаются занять их исключительно своей особой. Другие проявляют чрезмерное дружелюбие ко взрослым, слишком озабочены тем, чтобы завоевать одобрение и симпатии окружающих. Со всеми всегда соглашаются. Иногда взрослых устраивает последний вариант поведения - старание ребенка заслужить признание окружающих. Но ведь эта эмоциональная зависимость может сохраниться и когда ребенок вырастет.

Как помочь тревожному ребенку?

Такому ребенку очень полезно посещать групповые психокоррекционные занятия - после консультации с психологом. Тема детской тревожности достаточно разработана в психологии, и обычно эффект от таких занятий ощутимый.

Один из основных способов помощи - метод десенсибилизации. Ребенка последовательно помещают в ситуации, вызывающие у него тревогу. Начиная с таких, которые лишь немного волнуют его, и, заканчивая теми, которые вызывают сильную тревогу и даже страх.

Если этот метод применяется на взрослых, то его обязательно дополняют релаксацией, расслаблением. Для маленьких детей это не так-то просто, поэтому релаксацию заменяют сосанием конфеты.

Используют в работе с детьми игры-драматизации (в "страшную школу", например). Сюжеты выбираются в зависимости от того, какие ситуации тревожат ребенка больше всего. Применяются приемы рисования страхов, рассказов о своих страхах. В таких занятиях не ставится цель полностью избавить ребенка от тревоги. Но они помогут ему более свободно и открыто выражать свои чувства, повысят уверенность в себе. Постепенно он научится больше контролировать свои эмоции.

Попробуйте дома выполнить с ребенком одно из упражнений. Тревожным детям часто мешает справиться с каким-то заданием страх. "У меня это не получится", "Я этого не сумею", - говорят они себе. Если ребенок отказывается взяться за дело по этим мотивам, попросите его представить себе малыша, который знает и умеет намного меньше, чем он. Например, не умеет считать, не знает букв и т. д. Затем пускай представит себе другого ребенка, который наверняка справится с заданием. Ему будет легко убедиться, что он далеко ушел от неумехи и может, если попробует, приблизиться к полному умению.

Теперь попросите его сказать: "Я не могу..." - и объяснить самому себе, почему ему трудно выполнить это задание. "Я могу..." - отметить то, что уже сейчас ему по силам. "Я сумею..." - насколько он справится с заданием, если приложит все усилия. Подчеркните, что каждый что-то не умеет, чего-то не может, но каждый, если захочет, добьется своей цели.

Подробнее см. Как помочь тревожному ребенку

Как выявить тревожного ребенка

Необходимо понаблюдать за ребенком, вызывающим опасения, в разные дни недели, во время обучения и свободной деятельности (на перемене, на улице), в общении с другими детьми. См. →

Советы родителям тревожного ребенка

Совершенно очевидно, что ни один родитель не стремится к тому, чтобы его ребенок стал тревожным. Однако порой действия взрослых способствуют развитию этого качества у детей... См. →

knigarazuma.ru

Читать книгу Тревога и тревожность. Хрестоматия Валерий Астапов : онлайн чтение

Текущая страница: 6 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 12 страниц]

Из нашего онтологического анализа можно вывести ряд принципов, которые помогут в совместной работе теологов и врачей, имеющих дело с тревогой. Вот основополагающий принцип: экзистенциальная тревога в своих трех главных формах не касается врача в его «качестве» врача, хотя он должен иметь о ней ясное представление; и наоборот, невротическая тревога во всех своих формах не касается пастора в его «качестве» пастора, хотя он должен иметь о ней ясное представление. Духовник ставит вопрос о таком мужестве быть, которое устраняет невротическую тревогу. Но, как показал наш онтологический анализ, невротическая тревога – это неспособность принять экзистенциальную тревогу на себя. Следовательно, задача духовника включает в себя также и задачу врача. Однако ни одна из этих задач не связана исключительно с теми, кто выполняет ее профессионально. Врач, особенно психотерапевт, косвенным образом может передать пациенту мужество быть и способность принять экзистенциальную тревогу на себя. Поступая таким образом, он не становится духовником и никогда не должен пытаться заменить духовника, но он может способствовать предельному самоутверждению пациента, выполняя тем самым задачу духовника. И наоборот, духовник или кто-либо другой может оказать медицинскую помощь. При этом он не становится врачом, и ни один духовник в своем «качестве» духовника не должен стремиться им стать, хотя он может обладать способностью исцелять как душу, так и тело и содействовать устранению невротической тревоги.

Если применить этот основополагающий принцип к трем главным формам экзистенциальной тревоги, то можно вывести и другие принципы. Тревога судьбы и смерти порождает непатологическое стремление к надежности. Целые области цивилизации служат тому, чтобы обезопасить человека от ударов судьбы и смерти. Человек понимает, что абсолютная и окончательная надежность невозможна. Он также понимает, что жизнь снова и снова требует от него мужества частично или даже целиком отказаться от надежности ради полного самоутверждения. Однако он пытается максимально ограничить власть судьбы и угрозы смерти. Патологическая тревога судьбы и смерти толкает к такой надежности, которая сравнима с надежностью тюремного заключения. Человек, живущий в этой тюрьме, не способен уйти от надежности, созданной за счет ограничений, которые он сам на себя наложил. Однако эти ограничения не основаны на полноценном осознании реальности. Поэтому надежность невротика нереалистична. Он боится того, чего не следует бояться, и считает надежным то, что ненадежно. Тревога, которую он неспособен принять на себя, порождает образы, не имеющие никакого основания в реальности; однако эта тревога не реагирует на то, чего действительно следует опасаться. Это значит, что человек стремится убежать от частных опасностей, хотя они едва ли реальны, и подавляет в себе осознание неизбежной смерти, хотя это и есть постоянно присутствующая реальность. «Замещенный страх» есть следствие патологической формы тревоги судьбы и смерти. Та же структура присуща патологическим формам тревоги вины и осуждения. Обычная экзистенциальная тревога вины побуждает личность к попыткам избежать тревоги (обычно называемой нечистой совестью), избегая вины. Нравственная самодисциплина и обычаи должны создать нравственное совершенство, хотя человек по-прежнему осознает, что эти средства не позволяют устранить несовершенство, которое задано самой экзистенциальной ситуацией человека, его отчуждением от своего истинного бытия. Невротическая тревога стремится к тому же самому, но только ограниченным, фиксированным и нереалистическим способом. Тревожное ощущение собственной вины, страх почувствовать себя осужденным настолько сильны, что делают почти невозможными ответственные решения и любой вид нравственного действия. Но полностью избежать решений и действий невозможно, и поэтому они сводятся к минимуму, однако этот минимум воспринимается как само совершенство, а та сфера, в которой эти решения и действия осуществляются, защищается от любых побуждений выйти за ее пределы. Отрыв от реальности и в этом случае ведет к тому, что сознание виды смещается, становится «замещенным». Невротик, сделавший мораль средством своей самозащиты, видит вину там, где ее нет вовсе, либо там, где она имеет косвенный характер. А осознание реальной вины и то самоосуждение, которое тождественно экзистенциальному самоотчуждению человека, подавляются, ибо мужество, которое могло бы принять их в себя, отсутствует.

Патологические формы тревоги пустоты и отсутствия смысла обнаруживают те же особенности. Экзистенциальная тревога сомнения побуждает личность создавать себе уверенность за счет тех систем смысла, которые опираются на традицию и авторитет. Такие способы создания и сохранения уверенности уменьшают тревогу вопреки тому элементу сомнения, который задан конечной природой человеческой духовности, и вопреки той угрозе отсутствия смысла, которая задана отчуждением человека. Невротическая тревога строит тесный замок уверенности, который можно защищать и который действительно защищается с крайним упорством. В этом замкнутом пространстве способность человека спрашивать не допускается к актуализации; а если возникает опасность ее актуализации за счет вопросов, задаваемых извне, то невротик защищается фанатическим отвержением вопроса. Однако замок не подвергаемой сомнению уверенности построен не на скальпе реальности. Неспособность невротика к полноте встречи с реальностью делает его сомнения, как и его уверенность, нереалистичными. И его сомнение, и его уверенность – «замещенные», они направлены не туда, куда следует.

Невротик сомневается в том, что практически несомненно; он проявляет уверенность там, где уместнее было бы сомневаться. И самое главное, невротик не допускает вопроса о смысле во всем его универсальном и радикальном значении. Конечно, сам этот вопрос – в нем, ибо этот вопрос присутствует в каждом человеке как человеке в условиях экзистенциального отчуждения. Но невротик не может допустить этот вопрос, ведь он не обладает мужеством принять на себя тревогу пустоты или сомнения и отсутствия смысла.

Анализ патологической тревоги в ее соотношении с экзистенциальной тревогой выявил следующие принципы:

1. Экзистенциальная тревога имеет онтологический характер, ее невозможно устранить, а мужество быть должно принять ее на себя.

2. Патологическая тревога есть следствие неудачной попытки «Я» принять тревогу на себя.

3. Патологическая тревога ведет к самоутверждению, имеющему ограниченную, фиксированную и нереалистическую основу, и к вынужденной защите этой основы.

4. Патологическая тревога, соотносясь с тревогой судьбы и смерти, порождает нереалистическую надежность; соотносясь с тревогой виды и осуждения – нереалистическое совершенство, соотносясь с тревогой сомнения и отсутствия смысла – нереалистическую уверенность.

5. Патологическая тревога, если она диагностирована, становится объектом врачебной помощи, экзистенциальная тревога – объект помощи духовника. Нельзя сказать, что врач или священник действует только строго в соответствии со своей профессиональной функцией: пастор может оказаться целителем, а психотерапевт – духовником, и каждый человек может стать и тем и другим для своего «ближнего». Однако не следует смешивать эти две функции, а членам этих профессий не следует пытаться подменить друг друга. Их общая задача – помочь людям достичь полного самоутверждения, обрести мужество быть.

Н. Д. ЛевитовПсихическое состояние беспокойства, тревоги10   Печатается по: Вопросы психологии. – 1969. – № 1. – С. 131–137.

[Закрыть]

Среди различных психических состояний, являющихся предметом научного исследования, довольно большое внимание уделяется состоянию, обозначаемому па английском языке термином anxiety, иногда anxiousness. На русский язык значение этого термина переводится как «беспокойство», «тревога». Другие его значения – «сильное желание», «тоска», «озабоченность». Первое значение наиболее адекватно английскому термину, поэтому в дальнейшем мы будем говорить о психическом состоянии беспокойства, тревоги (условно обозначим его БТ).

В 1926 г. 3. Фрейд выпустил в свет монографию «Торможения, симптомы, беспокойства», в которой впервые выделил и акцентировал состояние беспокойства, тревоги. Он охарактеризовал это состояние как эмоциональное, включающее в себя переживание ожидания и неопределенности, чувство беспомощности. Но такая характеристика указывает не столько на компоненты рассматриваемого состояния, сколько на его внутренние причины.

В современной литературе интерпретация БТ как эмоционального состояния является господствующей, причем чаще всего это состояние сближается с эмоцией страха.

Так, один из первых исследователей БТ в США Маурер определял это состояние как условный страх, т. е. страх, вызываемый не безусловным, а условным устрашающим раздражителем.

Д. Льюис в книге «Научные принципы психологии» определяет БТ как форму невротической реакции, которая заключает в себе условный страх. При этом он различает БТ «связанное», вызываемое определенными внешними объектами, и «разлитое», вызываемое внутренними стимулами, сохраняющееся в течение длительного времени.

Б. Босселмен в категорической форме утверждает, что симптомотология состояния БТ идентична с реакцией страха.

Дон Байрн, давая обзор исследовательских работ по проблеме БТ, указывает, что часто психологи определяют данное явление именно как эмоциональное состояние с генерализованным чувством страха. Он приводит и другие мнения психологов, согласно которым БТ относится не к эмоции страха, а к области мотивации. Однако Дон Байрн не сообщает об основаниях для противопоставления эмоционального состояния мотивации и сам в резюмирующей части главы о БТ рассматривает это явление как эмоциональное состояние, что, конечно, не исключает значения как мотива, побуждающего к деятельности.

Определяя состояние БТ, американские психологи обычно подчеркивают в нем антиципацию возможностей неприятности и тем самым опасения, как бы она не произошла.

‹…› Несмотря на большое число исследований, в понимании БТ зарубежными психологами имеется много неясностей. Эти неясности привели некоторых авторов к весьма скептическим заключениям.

Так, Сэрбин полагает, что термин anxiety изжил себя и, пока он не имеет точного определения, лучше его в науке не применять.

К сходному выводу приходит и Д. Льюис. Он утверждает, что «понятие anxiety само находится под ударом, и существует возможность, что когда-нибудь в будущем без него обойдутся».

Несмотря на то что эти скептические голоса не останавливают усилий исследователей БТ, теоретическое освещение данной проблемы остается недостаточным.

Необходимо установить некоторые общие положения, относящиеся как к психологической характеристике БТ, так и к вызывающим это состояние причинам. Эти положения вытекают как из научных исследований БТ, так и из жизненных наблюдений.

Прежде всего надо подчеркнуть, что речь идет не просто о реакции или мотивации, а именно о психическом состоянии, которое хотя и выражается в своеобразии как реакций, так и мотивов, но полностью к ним не сводится. Как и всякое психическое состояние, БТ сложно и только условно, по преобладающему в нем компоненту, может быть охарактеризовано как эмоциональное состояние. Поэтому так важно учитывать особенности как ситуаций, провоцирующих это состояние, так и его внешних и внутренних проявлений, в том числе переживаний, которые могут существенным образом влиять на поведение.

Несомненно, что во многих состояниях БТ значительное место занимает страх в форме опасения, но было бы неправильным, как это некоторые делают, считать БТ и страх синонимами. Прежде всего бывают состояния БТ, в которых страх отсутствует или занимает незначительное место.

Например, человек переживает беспокойство, когда частые телефонные звонки мешают ему сосредоточиться на работе. В этом беспокойстве страха нет, если не допускать произвольной интерпретации, объясняющей беспокойство страхом или опасением не выполнить работу. Также и беспокойство, нетерпеливое ожидание вовсе не должно обязательно сопровождаться боязнью, что ожидаемое не произойдет. Здесь в психическом состоянии на первый план выступает именно нетерпеливость, досада. Не характеризуется страхом и беспокойство как подражание окружающим беспокойным людям.

Но и в тех многочисленных БТ, где страх в той или другой форме и степени переживается, он специфичен. В каждом БТ перед экзаменом имеется страх, но в одних случаях он так доминирует, что лучше прямо говорить о состоянии страха, иногда принимающего форму паники, а в других случаях страх имеет форму относительно спокойного опасения.

В отличие от термина «беспокойство», в термине «тревога» акцентируется компонент страха, и потому тревогу можно отнести к своеобразной форме страха. Однако и в тревоге очень заметны переживания беспокойства как нарушение покоя, волнение, смятение. В таком смысле следует, например, понимать выражения А. С. Пушкина: «О если б голос мой умел сердца тревожить!», «Британской музы небылицы тревожат сон отроковицы», «Мой покой бесовское мечтанье тревожило».

Состояние БТ вызывается также изменениями в условиях жизни, в привычной деятельности, нарушением динамического стереотипа. И. П. Павлов считал, что при ломке динамического стереотипа возникают отрицательные эмоции, к которым, несомненно, мы можем отнести и БТ.

В экспериментальных ситуациях неожиданное изменение условий вызывает у испытуемых такое состояние, которое часто приводит к замедлению или качественному ухудшению выполнения работы. Если принять во внимание интроспективные показания, то в этом состоянии имеются такие компоненты, как недоумение, удивление, беспокойство. Изменения условий несколько озадачивают испытуемых, нарушают уже выработавшуюся у них установку, и это их в какой-то мере тревожит.

Известно, что при появлении постороннего человека в лаборатории И. П. Павлова у собак наблюдалось внешнее торможение: замедлялась выработка условных рефлексов, а иногда возникали беспорядочные хаотические реакции.

Явления ошибки также переживаются субъективно как БТ. Это подтверждается опытами по рефлекторной методике с людьми, прежде всего с детьми.

БТ при изменениях условий, ломке стереотипа всегда содержит в себе боязнь антиципируемых неприятностей, но когда человек расстается с привычной для него обстановкой, БТ переживается несколько иначе, в ней заметно выступает грусть, вызванная расставанием с тем, к чему человек привык.

Состояние БТ одной из своих причин имеет действие раздражителя, условно связанного с неприятностью, угрозой. В этом состоянии в качестве его компонента выступает чувство опасения или страха.

Значение антиципации неприятности, угрозы хорошо иллюстрируется на примере мнительных людей. Эти люди часто остро и обычно неадекватно объективному положению беспокоятся за свое здоровье, постоянно переживают тревогу, преувеличивая возможность заболеть или серьезность имеющегося у них заболевания. Боязнь заболеть как выражение состояния БТ возникает и у людей, не отличающихся мнительностью. Например, во время эпидемии человеку естественно переживать беспокойство, и потому он принимает предупредительные меры.

Иногда состояние БТ вызывается антиципацией воображаемой неприятности или угрозы. Такое состояние нередко переживают и учащиеся, хорошо подготовленные к ответу, – они волнуются, представляя возможную неприятность. Мнительность проявляется не только в связи с возможностью заболеть, но и в связи с возможностью какой-либо другой, часто воображаемой неприятности. В несколько утрированной форме такая мнительность характерна для чеховского Беликова – «человека в футляре» с его типичным: «Как бы чего не вышло».

Было бы неправильно БТ, вызываемое антиципацией неприятности, угрозы, считать всегда отрицательным состоянием.

Ученый антиципирует возможные возражения, критику. Чем более он видит недостаточность своего материала и своей аргументации, тем острее он данное состояние переживает, конечно, не доходя до такого страха, который дезорганизует деятельность.

Состояние БТ может также порождаться отсрочкой, задержкой в появлении ожидаемого объекта или действия.

Жизненные наблюдения дают много примеров провоцирования БД отсрочкой подкрепления. Когда ребенку обещают что-либо для него приятное, например какой-нибудь подарок, и отсрочивают исполнение обещания, то ребенок обыкновенно томится в ожидании, беспокоясь, а вдруг он обещанного не получит.

‹…› Как мы видим, нарушители спокойствия, порождающие БТ, разнообразны. Соответственно этому БТ можно определить как психическое состояние, которое вызывается возможными или вероятными неприятностями, неожиданностью, изменениями в привычной обстановке и деятельности, задержкой приятного, желательного и выражающееся в специфических переживаниях (опасения, волнения, нарушения покоя и др.) и реакциях.

‹…› Необходимо строго различать БТ как психическое состояние и как более или менее устойчивую черту характера. Проводившиеся исследования в значительной степени посвящены БТ как черте пли проявлению личности, характера. Однако в решении проблемы места БТ в структуре и формировании личности остается много неясного.

Так, данные факторного анализа пока противоречивы и мало способствуют решению проблемы.

Кэттел пришел к выводу, что существует отдельный фактор «черты-состояния» БТ, который может быть измерен анкетами и тестами и который отличается от стресса и нервозности. Кэттел связывает БТ с целым рядом других факторов, обозначаемых им с использованием фрейдистской терминологии. Эти факторы: «слабость его», «страх перед лишениями», «давление» и др. (бессознательных влечений), «застенчивость», «параноидальность», «недостаток интеграции» и «сопротивление сублимации». Вряд ли сопоставление БТ с этими факторами может многое дать, тем более что сам Кэттел не совсем уверен в решении вопроса: являются ли эти факторы причинами БТ или БТ – причиной этих факторов.

В списке из 13 факторов темперамента, которые выделили Гилфорд и Циммерман, есть фактор спокойствие-нервозность, выделенный этими авторами, но фактор депрессии одним из своих проявлений также имеет беспокойство.

Тэрстон, переработав данные работы Мура, в которой основное внимание сосредоточено на синдроме «замедленность-депрессивность» и не упоминается БТ, выделил БТ как особый фактор.

Айзенк, изучая патологические случаи, выделил два параметра: невротизм-психотизм и экстравертность-интровертность. К характерным чертам психостении и интровертности Айзенк отнес эмоциональную неустойчивость, одним из проявлений которой является anxiety.

То, что БТ свидетельствует (особенно в патологических случаях) об эмоциональной неустойчивости, не подлежит сомнению, но следует еще проверить вывод Айзенка о нехарактерности эмоциональной неустойчивости, а вместе с нею и БТ для экстравертированных.

В исследовании Индлера, Ханта и Розенцвейга найдены три показателя тревожности (anxiousness). Первый – психическое состояние по данным самонаблюдения, второй – физиологические компоненты, третий – реакции самозащиты.

Среди 21 фактора личности, которые выделили Кэттел и Саундерс, есть и фактор «тревожность», который проявляется в большой впечатлительности при затруднениях, обостренном чувстве вины и недооценке себя, высоком уровне напряжения.

На основании исследований по методу факторного анализа можно сделать тот общий вывод, что БТ может быть как отдельным фактором, так и проявлением другого фактора, например эмоциональной неустойчивости или депрессии. Вероятно, результаты были бы более убедительными, если бы факторному анализу предшествовало обстоятельное научное описание БТ в различных его вариантах, и если бы была резче проведена грань между нормальными и патологическими случаями.

В каком соотношении находится БТ с физиологическими и психологическими компонентами личности? Как и в какой мере состояние БТ выражается в свойствах корковых процессов, которые кладутся в основу различных типов высшей нервной деятельности?

На одной из клинических сред возникла при обсуждении состояния больного психастенией дискуссия между А. Н. Пахомовым и И. П. Павловым. А. Н. Пахомов высказал предположение, что больной чрезмерно «заряжен», перенасыщен энергией, в результате чего произошло переключение эмоционального фонда на неправильный путь. И. П. Павлов иначе истолковал состояние больного. «Тут просто тревожное состояние, мы и собак видим таких слабых. Какой же это перезаряд? Это тревожное хаотическое состояние и далее: „Это вовсе не проявление силы, а есть проявление неуравновешенности, выскакивание этих движений (беспорядочных у больного. – Н. Л.). Эмоция всегда имеет определенный характер, направленный в одну сторону: гнев, трусость, страх, а это хаотическое состояние и больше ничего“. „Раздражительная слабость, кто же это не знает? Это вовсе не сила“.

Павлов обратил внимание на то», что больной непременно думает о всякой «пустяковине», как ее нужно понимать, что из этого выйдет и т. д. «Очевидно, постоянно через вторую сигнальную систему все это идет». У больного однообразное состояние «в этом дурацком думанье».

В приведенных высказываниях Павлова обращают на себя внимание следующие моменты. Тревожное состояние – показатель слабости нервной системы, хаотичности нервных процессов. В этом состоянии на первый план выступает вторая сигнальная система, разобщенная с первой, и в результате этого, если пользоваться терминологией Павлова, «словесного буйства» возникает «дурацкое думанье», постоянная настороженность.

На другой клинической среде Павлов приводит пример из собственной жизни, когда он как-то утром должен был встать и одеться так, чтобы не разбудить спящего в той же комнате другого человека: «Представьте себе, до сих пор, когда расчесываю волосы, я получаю сильное ощущение, не могу отделаться от мысли, что другой это тоже слышит».

‹…› Если сближать БТ со страхом, то это состояние должно рассматриваться в своей физиологической природе как тормозное. Из ряда недвусмысленных высказываний Павлова по этому вопросу приведем одно. «Несомненно, что физиологическая основа страха есть торможение. Значит, во всем динамическом ряду – страх и боязнь, это будут все различные степени и маленькие вариации тормозного процесса».

Немало проведено исследований по коррелированию БТ с тестами на интеллект. Результаты этих исследований противоречивы, но можно установить в них преобладающую тенденцию: БТ или совсем не коррелирует с тестами на интеллект, или коррелирует отрицательно, но эта корреляция незначительна. Для суждения о соотношении БТ со специальными способностями никаких научных данных нет.

Если БТ рассматривать в характерологическом плане, то возможно большое число индивидуальных вариантов, которые в самой общей форме мы представляем в такой схеме:

БТ – черта характера.

I. Положительная.

A. Адекватность раздражителям.

Б. Самоконтроль.

B. «Культурные» формы реакции.

Г. Отсутствие «вязкости», легкое изживание БТ.

II. Отрицательная.

A. Неадекватность раздражителя.

Б. Ослабление самоконтроля.

B. Резкие, аффективные формы реакции.

Г. «Вязкость».

Далее следует различать БТ в зависимости от широты круга вызывающих это состояние объектов. Одни люди беспокоятся, тревожатся по разным случаям, эти люди как бы всегда «настроены» на такое состояние, а другие люди его переживают только в отношении определенных объектов или в определенных ситуациях. Например, есть люди вообще-то спокойные, но остро переживающие БТ при изменении жизненных условий или когда приходится выступать на собраниях.

Когда, далее, ставится вопрос о роли БТ в формировании личности, то часто он решается односторонне. Многие авторы, как, например, Сэлливен, Кэттел и Шэйер, Блэйк и Мултон, склонны рассматривать БТ как показатель неприспособленности человека к среде. Действительно, некоторые, и особенно патологические, формы БТ, чаще входящие в более сложные симптомокомплексы, свидетельствуют о неспособности или неумении человека адекватно реагировать на объекты и ситуации. БТ, как выше указывалось, имеет отрицательное значение именно в тех случаях, когда оно неадекватно объектам и ситуациям, имеет такие формы, которые свидетельствуют о потере самоконтроля, и плохо изживаются. Во всяком случае, взгляд психолога ФРГ И. Мюллера на БТ как на состояние, всегда дезорганизующее сознание и деятельность, противоречит фактам.

БТ даже в тех случаях, когда означает недостаток приспособления к среде, далеко не всегда является патологическим явлением. Так, в частности, смотрит на этот вопрос автор книги «Психологическое приспособление» Л. Кроу, в которой есть глава, посвященная роли БТ в приспособлении к жизни. Бисселмен в книге «Неврозы и психозы» говорит, что БТ состояние не обязательно психопатическое. Оно может быть даже положительным явлением, показателем близости к сердцу того дела, которому человек служит.

Для дальнейшего изучения роли БТ в структуре и динамике личности необходимо обратиться (помимо использованных) к монографическому методу. Он позволит на небольшом числе лиц проводить длительное наблюдение, опросы и эксперименты с учетом всех жизненных условий, в которых БТ формируется или как эпизодическое состояние, или как черта характера.

Имеются перспективы для постановки вопроса о БТ в плане возрастной и педагогической, а также социальной психологии.

iknigi.net

Тревожность книги

Диагностика и лечение тревожности у детей по книге Е

Диагностика и лечение тревожности у детей по книге Е. А. Кирилловой "Тревожный ребенок"

Авторы книги «Тревожный ребенок» — Е. А. Кириллова и Е. Э. Беляева — широко раскрыли актуальную проблему современности, с которой сталкиваются многие родители. В этой книге вы встретите причины возникновения тревожности, полезные советы, а также игры и упражнения, помогающие бороться с тревожностью ребенка.

В первой части книги ( с 1 по 8 главу) приведены наиболее общие психологические сведения, касающиеся тревожности у детей. Чрезмерно тревожный ребенок с трудом адаптируется, настороженно относится к переменам, ему трудно устанавливать новые контакты. Для того, чтобы справляться с чувством тревоги, с отношениями и ситуациями, возбуждающими это переживание, дети невольно открывают для себя разнообразные способы защиты, к которым относятся ритуальные действия, некоторые устойчивые привычки, погружение в мир собственных фантазий или односторонних увлечений, уход в болезнь, апатию и агрессивные реакции. Способность родителей справляться с собственной тревогой, стабильность и предсказуемость семейных отношений создает атмосферу безопасности и помогает детям преодолевать негативные эмоциональные состояния.

Вторая часть книги ( с 9 по 14 главу) содержит советы и практические рекомендации для родителей. Здесь приведены типичные случаи воспитательных и бытовых жизненных затруднений, с которыми сталкиваются родители тревожных детей. Разбираются вопросы, побуждающие родителей обращаться к психологам за помощью. Наиболее типичные последствия проявления тревожности у детей обнаруживаются в проблемах, связанных с заниженной самооценкой, в устойчивом нежелании ребенка выходить за пределы привычного опыта, осваивать новые сферы и виды активности, в отказах пробовать незнакомые блюда, в затруднениях в общении при установлении новых контактов.

В третьей части книги представлены разнообразные упражнения и игры. Многие из них традиционно психологи используют для работы с тревожными детьми. В нашем случае описания адаптированы к использованию в семье, для организации детско-родительских взаимоотношений. Совместные игры взрослого и ребенка позволяют накапливать благоприятный семейный опыт, укреплять взаимоотношения сотрудничества в атмосфере позитивного, эмоционально-насыщенного общения.

Прихожан А

Прихожан А.М., Прихожан А.М. Психология тревожности: дошкольный и школьный возраст

Книга может быть полезна психологам-исследователям в области общей, социальной психологии, психологии развития, практическим психологам и педагогам, а также студентам соответствующих специальностей.

История и современное состояние проблемы тревожности

Тревожность, тревога и страх

Психологические причины тревожности и способы ее преодоления

Особенности состояния тревоги и страхи у детей разных возрастов

Динамика уровня тревожности учащихся (1-11-й классы).

Содержание страхов и тревог у детей разных возрастов

Характер переживания страхов и тревог. Формы проявления

Влияние тревоги на успешность деятельности

Феноменология тревожности как устойчивого образования

Распространенность устойчивой тревожности у детей и подростков.

Стабильность тревожности как личностного образования

Виды тревожности. Общая и частная тревожность

Формы и «маски» тревожности. Влияние тревожности на деятельность и развитие личности

О причинах тревожности как свойства личности

Эмоциональный опыт тревожных детей и подростков

Внешние источники тревожности

Внутриличностные источники тревожности

Заключение. Причины, профилактика и преодоление тревожности

Россия в глобальной политике

Презентация книги «Контуры тревожного будущего. Россия и мир в 2020 году»

22 июня в 16:00 в зале №1 состоится презентация книги «Контуры тревожного будущего. Россия и мир в 2020 году» под редакцией доцентов кафедры прикладного анализа международных проблем А.Безрукова и А.Сушенцова.

Геополитический прогноз описывает основные тенденции, формирующие облик мира и место России в нем к 2020 году. Книга предлагает ответ на ключевые вопросы современного мирового развития, определяет возможные сценарии для России и выводит прогноз наилучшего будущего для нее.

В дискуссии примут участие соавторы книги: специалист по стратегическому планированию, доцент МГИМО А.Безруков, директор по развитию агентства «Внешняя политика» М.Мамонов, доцент РГГУ С.Маркедонов, старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Н.Силаев, руководитель агентства «Внешняя политика», доцент МГИМО А.Сушенцов.

Избранные фрагменты книги доступны на Google Books.

Проход в здание МГИМО будет осуществляться через центральный вход со стороны ул. Лобачевского (Схема проезда).

Пожалуйста, заполните регистрационную форму для оформления пропуска и получения обновлений о мероприятии.

Текст книги — Психология тревожности: дошкольный и школьный возраст — Анна Прихожан

Текст книги "Психология тревожности: дошкольный и школьный возраст — Анна Прихожан"

Это произведение, предположительно, находится в статусе ‘public domain’. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Все это способствует накоплению отрицательного эмоционального опыта, осуществляющегося по механизму «заколдованного психологического круга», который в целях исследования мы, видимо, можем искусственно разорвать в любом месте, с равной достоверностью объявляя приведенные выше факты как предпосылкой, так и результатом тревожности. Важным в данном случае представляется, однако, выявление путей и механизмов накопления отрицательного эмоционального опыта, который, в свою очередь, порождает соответствующие прогностические оценки и во многом определяет модальность непосредственных переживаний.

Можно думать, что именно указанные особенности эмоционального опыта влияют на характер переживания тревоги как диффузного, беспредметного состояния. Они создают своеобразное «силовое поле», которое приписывает отрицательную модальность всему непосредственно воспринимаемому окружению и экстраполирует его в будущее, направляя действие такого поля за пределы объективируемого окружения и сосредоточивая его на неопределенных, плохо предсказуемых и в дальнейшем принципиально непроверяемых областях. Накопление отрицательного эмоционального опыта осуществляется по механизму «заколдованного психологического круга».

Кроме того, необходимо учесть, что факты, характеризующие особенности так называемого «семейного фона», относятся в основном к детям дошкольного и младшего школьного возраста. Вопросы влияния характеристик семьи и особенностей семейного воспитания на тревожность более старших детей и подростков разрозненны и встречаются главным образом в работах, посвященных другим проблемам, в качестве некоторой дополнительной характеристики (см., например, Е. Т. Соколова, 1989; Е. Т. Соколова, И. Г. Чеснова, 1986; А. С. Спиваковская, 1988; И. Г. Чеснова, 1987).

Все сказанное ставит задачу конкретизации общих представлений о влиянии семейных характеристик на тревожность детей разных возрастов, что требует, прежде всего, изучения связи между различными факторами семейного воспитания и тревожностью.

Проведенный нами анализ причин тревожности в более старших возрастах, вплоть до юношеского, осуществленный в ходе клинического изучения тревожных подростков из числа обратившихся в консультацию Психологического института РАО, также обнаруживает связь тревожности с характеристиками семьи и семейного воспитания. Однако в этом случае эти характеристики оказываются опосредованными особенностями Я-концепции школьника, его отношения к себе, ценностных ориентаций и т. п. Эти результаты согласуются с литературными данными о влиянии особенностей отношения родителей на формирование отношения подростка к себе (Е. Т. Соколова, И. Г. Чеснова, 1986, И. Г. Чеснова, 1987, C. Куперсмит, 1967, и др.).

Для детального анализа этой проблемы мы сочли необходимым, прежде всего, проанализировать взаимосвязь тревожности детей и родителей. В этой части работы участвовали дошкольники, а также учащиеся 2, 3, 6 и 10-х классов и их родители. Всего 28 дошкольников (5–6 лет), 109 школьников и соответственно 137 родителей, преимущественно матерей. Тревожность у дошкольников и учащихся 2-х классов определялась по методике Е. Амен, у всех остальных школьников – по шкале тревожности (MAS) Дж. Тейлор: детскому варианту (CMAS) – в 3-х и 6-х классах и взрослому – в 10-м классе. Для родителей во всех случаях использовался взрослый вариант шкалы Дж. Тейлор. Работа с дошкольниками и учащимися вторых классов проводилась индивидуально, а с остальными школьниками – коллективно. Родителям дошкольников шкала предъявлялась индивидуально, а всем остальным в ходе родительских собраний.

Для сопоставления использовался коэффициент корреляции Пирсона. Проведенный анализ показал наличие прямой связи между тревожностью детей и родителей в группах дошкольников, учащихся 2-х и 3-х классов (коэффициенты корреляции +0,69 – +0,62), слабой прямой связи в 6-х классах (+0,43) и слабой обратной – в 10-х (–0,36).

Таким образом, связь тревожности детей и родителей отмечается в основном в дошкольном, младшем школьном и подростковом возрастах. По этой возрастной группе наши результаты соответствуют литературным данным о том, что эмоциональные трудности и проблемы чаще встречаются у тех детей, родители которых характеризуются личностными нарушениями, склонностью к неврозоподобным состояниям, депрессии и т. п. (см., например, М. Раттер, 1987).

В дальнейшем эти данные были подтверждены с помощью разработанной нами методики «Родительская и профессиональная тревожность» (приложение 4).

[Закрыть] , характеризующей практически здоровых людей.

Гораздо более вероятным представляется влияние тревожности родителей на тревожность детей через подражание, воздействие на условия жизни ребенка (например, ограничение контактов со сверстниками, чрезмерная опека и т. п.), на что указывает и М. Раттер.

Далее мы рассмотрели связь эмоционального самочувствия родителей и наличия у детей устойчивой тревожности. Ориентируясь на приведенные выше данные, мы проводили эту работу с учащимися начальной школы (2– 3-е классы – 73 чел.) и их родителями (вновь в основном матерями). Тревожность детей выявлялась по модифицированной нами методике Е. Амен (см. приложение 6). В этой части работы принимали участие только тревожные и эмоционально благополучные испытуемые (соответственно 39 и 34 чел.).

Для работы с родителями использовалась методика «Градусник» Ю. Н. Киселева, с помощью которой мы просили родителей оценить, каково обычно их самочувствие, преобладающий фон настроения.

Применялась 50-балльная шкала с пятью интервалами:

1–10 баллов – постоянно раздраженное состояние, «на грани взрыва»;

11–20 баллов – постоянные волнения, беспокойство, уныние, неверие в себя;

21–30 баллов – спокойное, уравновешенное состояние;

31–40 баллов – в основном хорошее, радостное;

41–50 баллов – постоянно приподнятое, бодрое, активное.

Распределение родителей тревожных и эмоционально благополучных испытуемых по ответам на этот вопрос представлено в табл. 12.

Таблица 12. Самооценка эмоционального самочувствия родителей тревожных и эмоционально благополучных младших школьников.

Из таблицы видно, что за единственным исключением – крайнего правого интервала шкалы (41—50 баллов), оценки своего состояния как постоянно бодрого, активного – самооценка эмоционального самочувствия родителей тревожных и эмоционально благополучных детей существенно различается. Если родители тревожных детей почти в 60% случаев характеризуют свое состояние как раздраженное, унылое и безрадостное, то родители эмоционально спокойных детей, напротив, более чем в 70% случаев определяют свое обычное самочувствие как спокойное, уравновешенное или радостное.

Кроме того, мы попросили родителей оценить частоту и интенсивность переживания ими страхов, опасений. Для этого в первом случае предлагалась 7-балльная шкала с градациями от 1 (почти никогда) до 7 (почти всегда), во втором – 5-балльная с градациями от 1 (очень слабые опасения) до 5 (сильные, острые опасения). Результаты этих проб представлены в табл. 13.

Из полученных данных видно, что родители тревожных детей испытывают страхи и опасения чаще и переживают их более интенсивно, чем родители эмоционально благополучных.

Рассмотрим теперь данные о том, как соотносятся страхи детей и родителей по содержанию. Выше (см. раздел 2.2) мы уже говорили о тех областях, с которыми в наибольшей степени связаны страхи детей. Теперь проанализируем их для младшего школьного возраста более подробно, обратив особое внимание на связь страхов детей и страхов родителей. Необходимо отметить, что представленные ниже данные относительно содержания страхов родителей не являются показательными с точки зрения изучения содержания страхов взрослых людей, поскольку, во-первых, работа проводилась с весьма ограниченной выборкой – родители учащихся начальной школы, в подавляющем большинстве – женщины; во-вторых, она проходила в школе, и была как бы изначально ориентирована на актуализацию переживаний, связанных с ребенком; в-третьих, в ней использовался перечень страхов, собранный в ходе предварительных опытов на аналогичной выборке.

Таблица 13. Самооценка частоты и интенсивности переживания страхов и опасений родителями тревожных и эмоционально благополучных младших школьников.

Данные о страхах и опасениях родителей мы получали в ходе индивидуальных бесед. Полученные ответы были разделены на 22 категории, 10 наиболее частотных по группе родителей тревожных школьников даны в табл. 14. Для сравнения представлены и совпадающие или близкие по содержанию страхи детей. Мы рассматриваем здесь только группу тревожных детей, однако следует отметить, что результаты по группе эмоционально благополучных имеют сходный, хотя и не такой яркий характер.

Таблица 14. Содержание страхов тревожных детей и их родителей.

Конечно, эту самооценку нельзя полностью отождествлять с реальными переживаниями, однако она, на наш взгляд, очень показательна, поскольку именно самооценка часто проявляется в общении взрослого с детьми, в его рассказах, жалобах, требованиях к детям и т. п.

Все это, очевидно, является формой выражения происходящих макросоциальных изменений на семейном, микросоциальном уровне. Переживание нестабильности окружающего мира, предчувствие постоянной угрозы (т. е. тревоги в собственном смысле слова) со стороны взрослых транслируется ребенку взрослыми, причем оно аффективно насыщено гиперзаботой о его жизни и здоровье. Это создает у него чувство беззащитности, неуверенности, развивает и подкрепляет тревожность по закону заколдованного психологического круга. Данные лонгитюдного исследования, о котором говорилось выше, свидетельствуют, что у многих из участвовавших в этой опыте детей (47%) тревожность сохранилась на протяжении младшего школьного – подросткового возраста (3–7-е классы).

Полученные данные свидетельствуют, что тревожные дети растут в семьях, в которых, по крайней мере, один из взрослых испытывает эмоциональное неблагополучие. Клинический анализ случаев показал также, что матери тревожных детей делятся на три условные группы:

а) очень активные, сильные, стремящиеся полностью «выстраивать» и контролировать жизнь ребенка и всей семьи;

Причем во всех этих группах процент тревожных взрослых достаточно высок.

Еще более показательным явился выбор взрослого, который оценил бы ребенка по его собственному выбору. Как и следовало ожидать, большинство детей и в той, и в другой группе выбрали близких родственников. Однако если нетревожные дошкольники и младшие школьники выбирали в основном тех, кто оценивал их так же, как мама, или выше, то у тревожных – преобладали взрослые, относящиеся, по их мнению, к ним еще более критично, чем мама. Таких ожидаемых оценок в этой группе 71,9%, в то время как в группе эмоционально благополучных – 15,6%.

Таким образом, данные по этой пробе указывают на то, что тревожные дети чувствуют себя в семье значительно менее уверенно, чем нетревожные, семья не дает им переживания межличностной надежности, защищенности, особенно важного для детей того возраста.

В подростковом и раннем юношеском возрастах для изучения характера отношения детей к родителям и связанных с ними переживаний мы воспользовались детским вариантом теста незаконченных предложений Б. Форера (Психологическая диагностика и коррекция…, 1991). Этот тест, содержащий 100 предложений и имеющий развернутую схему обработки, направлен на выявление отношения школьника к различным социальным объектам, его желаний, мотивов, реакций на внешние воздействия. Мы еще будем обращаться к его результатам.

Рассмотрим данные, касающиеся характеристик матери и отца (табл. 15) и отношения к ним (табл. 16). В этой части работы участвовали учащиеся 7– 10-х классов, по 50 тревожных и эмоционально благополучных испытуемых, девушек и юношей примерно поровну. Тревожность определялась по сочетанию проективного и прямого показателя. В качестве первого выступал набор незаконченных предложений, в качестве второго – шкала социально-ситуационной тревоги, страха О. Кондаша. Все испытуемые были из полных семей. Результаты представлены в виде коэффициента значимости характеристики, т. е. по отношению к числу испытуемых группы, в ответах которых встречалась данная характеристика. Показатели коэффициента значимости находятся в диапазоне от 0 (характеристика не встречалась ни у одного испытуемого группы) до 1 (характеристика встречается у всех испытуемых).

Остановимся на данных по каждой из родительских фигур. Как в группе эмоционально благополучных, так и в группе тревожных испытуемых при характеристике матери наиболее высокие индексы значимости имеют такие позитивные качества, как «принимающая», «заботливая». На них в обеих группах указывают более 65% испытуемых.

Таблица 15. Характеристики родителей с точки зрения подростков.

Три первых места по степени выраженности в группе тревожных испытуемых занимают такие характеристики матери, как «принимающая», «заботливая» и «холодная», четвертое место – «непредсказуемая», но она выражена существенно меньше, чем две первые. В группе эмоционально благополучных – наиболее представленным оказывается качество «принимающая», затем с некоторым отрывом следуют «заботливая» и «сочувствующая».

Обращает на себя внимание, что в группе эмоционально благополучных представление о заботливости матери выражено существенно слабее. Напротив, о таком позитивном качестве матери, как «сочувствие», достоверно чаще упоминают эмоционально благополучные подростки. В группе тревожных достоверно больше таких негативных характеристик матери, которые свидетельствуют о «непредсказуемости» и «доминантности» матери.

Отец эмоционально благополучными и тревожными подростками характеризуется по-разному. Здесь достоверные различия получены по большинству как позитивных, так и негативных качеств. Это свидетельствует о том, что эмоционально благополучные подростки воспринимают отца как фигуру, прежде всего, позитивную. Более 65% испытуемых этой группы подчеркнули такие качества отца, как «принимающий», «заботливый», занимающие по степени выраженности первые два места. В группе тревожных школьников ни одна из характеристик не получила такого высокого индекса значимости, разброс данных очень велик. Первые места по степени выраженности занимают такие характеристики, как «требовательный», «доминантный», и одинаково представленные «принимающий» и «ненадежный, непредсказуемый», на которые указывают около половины подростков, входящих в эту группу.

В целом можно сказать, что тревожным подростком мать чаще воспринимается, как принимающая, заботливая, но одновременно ненадежная и доминантная, а отец – как требовательный, принимающий, но доминантный и ненадежный.

Эмоционально благополучный школьник в основном воспринимает мать, как принимающую, заботливую и сочувствующую, а отца – как принимающего, заботливого, но требовательного.

Интересны данные о требовательности родителей. Опираясь на имеющиеся в литературе положения (см. Б. Филлипс, 1972, и др.), относящиеся, правда, к младшему школьному возрасту, следовало бы ожидать, что эта характеристика будет выражена в группе тревожных в наибольшей степени. Однако это не так: по отношению к матери она оказывается выраженной существенно меньше, а по отношению к отцу примерно в такой же степени, как и в группе эмоционально благополучных.

Таким образом, родители в восприятии тревожных подростков отличаются непредсказуемостью и доминантностью, а также более слабой, по сравнению с их эмоционально благополучными сверстниками, выраженностью принятия и заботы со стороны отца.

Эти результаты интересным образом сочетаются с характеристиками переживаний, связанных у подростка с отцом и матерью (табл. 16).

Представленные в табл. 16 результаты свидетельствуют, что по отношению к матери и в той и в другой группе ярко выраженными оказываются позитивные переживания: «принятие» и «сочувствие». В группе эмоционально благополучных школьников к этому добавляется также чувство защищенности, уверенности в том, что мама всегда поможет, поддержит, поймет. Это переживание оказывается значительно менее выраженным у тревожных школьников, где значительную представленность имеют такие чувства, как «зависимость» и «вина».

Таблица 16. Переживания, связанные у подростков с матерью и отцом.

На основании полученных данных можно сделать вывод о том, что тревожные школьники в большей степени, чем их эмоционально благополучные сверстники, фиксируются на негативных характеристиках родителей и своего отношения к ним. В этой группе также более конфликтной оказывается фигура отца.

Итак, в подростковом и раннем юношеском возрасте обнаруживают связь с тревожностью в основном те же самые характеристики семейного воспитания, что и на более ранних этапах: непредсказуемость поведения родителей, создающая ощущение нестабильности, – с одной стороны, и их авторитарная, доминантная позиция, – с другой. В переживаниях тревожных школьников выраженными оказываются чувства собственной зависимости и вины и невыраженным – чувство защищенности.

Обобщая данные, касающиеся влияния особенностей семейного воспитания и детско-родительских отношений на тревожность детей, можно сказать, что возникновению и закреплению тревожности способствует, с одной стороны, все, что нарушает чувство защищенности ребенка в семье, а с другой, – все, что ограничивает социальный опыт ребенка, заставляя его всецело ориентироваться на семью.

Это произведение, предположительно, находится в статусе ‘public domain’. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Источники: Диагностика и лечение тревожности у детей по книге ЕАвторы книги "Тревожный ребенок" — Е. А. Кириллова и Е. Э. Беляева — широко раскрыли актуальную проблему современности, с которой сталкиваются многие родители.В первой части книги приведены наиболее общие психологические сведения, касающиеся тревожности у детей. Чрезмерно тревожный ребенок с трудом адаптируется, настороженно относится к переменам, ему трудно устанавливать новые контакты.http://chudo-udo.com/trevozhnost-u-detejПрихожан А2-е изд. СПб.: Питер, 2007. 192 с.: ил. Серия Детскому психологу . В книге рассматриваются такие понятия, как страх, тревога, тревожность. Здесь излагаются результаты многолетнего исследования источников, причин, возрастных и индивидуальных форм проявления тревожности на разных этапах детства: от…http://www.twirpx.com/file/407207/Россия в глобальной политикеПрезентация книги «Контуры тревожного будущего. Россия и мир в 2020 году» 22 июня в 16:00 в зале №1 состоится презентация книги «Контуры тревожного будущего. Россия иhttp://globalaffairs.ru/event/Prezentatciya-knigi-Kontury-trevozhnogo-buduschego-Rossiya-i-mir-v-2020-godu-17522Текст книги — Психология тревожности: дошкольный и школьный возраст — Анна ПрихожанЧитать книгу Психология тревожности: дошкольный и школьный возраст Анны Михайловны Прихожан — страница 10 текста книги : о разорвать в любом месте, с равной достоверностью объявляя приведенные выше факты как предпосылкой, так и результатом тревожности. Важным в данном случае представляется, однако, выявление путей и мехhttp://iknigi.net/avtor-anna-prihozhan/53964-psihologiya-trevozhnosti-doshkolnyy-i-shkolnyy-vozrast-anna-prihozhan/read/page-10.html

notoffended.ru

💊 Лучшие 13 книг о тревоге 2018

Лучшие 13 книг о тревоге

Тревога приходит во многих формах и может влиять на людей по-разному. Если вы имеете дело с беспокойством, вы определенно не одиноки. Это наиболее распространенное психическое здоровье проблемы, с которыми сталкиваются американцы. Беспокойство затрагивает 40 миллионов взрослых или 18 процентов населения.

Типы тревожных расстройств включают генерализованное тревожное расстройство (GAD), социальную тревожность, паническое расстройство и специфические фобии. Любой, кто живет с беспокойством, знает, что он может имеют прямое влияние на ваше качество жизни, но хорошая новость заключается в том, что тревога во всех ее формах поддается лечению. Наиболее распространенными способами лечения беспокойства являются психотерапия, методы управления стрессом, медикаменты и аэробные упражнения. size-fits-all. Возможно, вы сочтете несколько различных методов для управления симптомами.

книги помощи могут быть хорошим способом узнать о новых методах или попробовать все, что хорошо сработало для других. В приведенных ниже книгах предлагаются различные конструктивные способы борьбы с симптомами тревоги с разных точек зрения.

Dare

Автор Барри МакДонах просит читателей беспокоиться о том, чтобы сделать свое худшее. Книга фокусируется на встречных тревожных мыслях и бросает вызов им вместо того, чтобы кормить их или пытаться игнорировать их. Техника МакДонага основана на научных данных и его 10-летней помощи людям с тревогой. В книгу также входит бесплатное приложение и аудиокнига, которые можно использовать для расслабления и облегчения тревоги.

Declutter Your Mind

Вы слышали, как полезно рекламировать свое жизненное пространство. «Declutter Your Mind» применяет эту ту же философию к вашему ментальному пространству, при этом идея состоит в том, что негативные и тревожные мысли занимают ценную ментальную недвижимость. В книге основное внимание уделяется обучению методам внимательности, позволяющим вам присутствовать в данный момент и взять под контроль ваш мыслительный процесс.

Hardcore Self Help: F ** k Тревога

Если вы не используете традиционные книги самопомощи и хотите сказать, что беспокойство вышло, «Hardcore Self Help: F ** k Тревога "- это для вас. Философия книги заключается в том, что чтение книги самопомощи не должно быть тяжелым делом. В книге автор Роберт Дафф откровенно говорит и плетёт ругательства и юмора на протяжении всей информации и полезных советов.

Книга беспокойства и фобии

Ощущение беспокойства требует работы. Но без руководства многие из нас не знают, с чего начать. «Книга беспокойства и фобии» - это именно то, что предлагает название. Это книга, разработанная, чтобы помочь вам изучить инструменты и навыки для эффективного управления симптомами тревоги. Написанная когнитивным поведенческим психотерапевтом, книга основана на текущих клинических исследованиях тревожности и ее лечении.

Пищевой раствор против беспокойства

Нездоровая диета может оказывать действие на более чем холестерин и артериальное давление. Как говорится в «The Anti-Anxiety Food Solution», продукты также влияют на химию и эмоции мозга.Книга предлагает советы о том, как есть больше питательных веществ и уменьшить тягу. Существуют также советы о том, как уменьшить симптомы тревоги.

Моя эпоха тревоги: страх, надежда, страх и поиск мира разума

Беспокойство может быть очень личным опытом, когда так много людей испытывают его по-разному. Автор Скотт Стоссель ссылается на свою личную историю с тревогой, чтобы исследовать историю состояния. Он также предлагает мнения ученых, философов и других авторов. В дополнение к напоминанию о многих методах лечения, в том числе о некоторых странных, которые были разработаны для облегчения тревоги, «My Age of Anxiety» также предоставляет личные истории людей, которые нашли успех в борьбе с их симптомами.

Высокочувствительный человек: как процветать, когда мир переполняет вас

Если другие описали вас как «слишком чувствитель

ru.oldmedic.com