«Великолепный век. Роксолана и Султан» Наталья Павлищева читать онлайн - страница 1. Книга великолепный век


Великолепный век. Роксолана и Султан читать онлайн - Наталья Павлищева

Наталья Павлищева

Великолепный век. Роксолана и султан

Воля — неволя…

Музыка… она сводила с ума, потому что была протяжной, тоскливой, усиливая и без того мрачное настроение.

Неволя… Что может быть горше? Особенно если попала в нее прямо перед свадьбой. Налетели, дома подожгли, людей рубили без жалости и часто без смысла. Крик женский и детский стоял такой, что и бушующее пламя заглушить не могло. Но не дома, не скарб стали главной добычей набежников, они гонялись за людьми, прежде всего за девушками и женщинами.

Насте пересидеть бы, спрятаться в кустах или вообще лесу, но увидела, как занялась церковь, в которой отец был священником, метнулась:

— Тато!

И попала на глаза страшному, черному… Подхватил прямо с земли в седло, захохотал, помчал… И кончились Настина волюшка и прежняя жизнь.

Не у нее одной, у этого торговца невольниками оказались пятеро рогатинских девушек, а сколько еще у других?

Из задумчивости Настю вывел окрик хозяина, ему тоже не понравилась мелодия. Завели другую, более живую, зазвучали бубны, зазвенели какие-то колокольчики, но веселья все равно не получалось: видно, на душе у музыкантов не радостней, чем у полонянок, а может, они и сами невольники? Хозяин снова закричал, музыка прекратилась вовсе.

И тогда Настя вдруг затянула песню, свою, домашнюю, ту, что пели на воле. Девушки подхватили. Теперь черный страшный степняк кричал уже на них. Кричал, но бить не бил, только вращал глазами страшно и плетью размахивал.

— А драться боится?

Одна из полонянок усмехнулась:

— Мустафа? Боится шкуры наши попортить.

— Какие шкуры?

— Кожу нежную, девичью. Чтоб следов не осталось.

— А если я сама себе попорчу?

Девушка, что объясняла, горестно вздохнула:

— Ты, видать, только попала в полон, не знаешь, каково это. Отберут красивых, остальных отправят на тяжелую работу по дому. А из красивых снова отберут умных.

— Зачем это?

Настя подсела ближе, чтобы тоже послушать, что станет говорить девушка. Та тяжело кашляла, задыхалась, видно, была больна, но продолжила:

— Пока говорить могу, скажу вам, чего бояться и как себя вести. Бежать отсюда некуда, вокруг — то ли степь, то ли море будет. А когда в Кафу привезут, так и вовсе чужой город. Потому, если жить хотите, привыкайте.

Невольницам два пути: некрасивым, как уже сказала, в рабыни на тяжелый труд, а тем, кто лицом да станом удался, путь в наложницы. Это рабыни для услады.

— Какой еще?

— Мужчин услаждать. Их мужчины, кроме четырех жен, еще могут сколько угодно вот таких рабынь держать, чтоб каждую ночь новая была. Гарем называется. Кто поспособней, тех обучать начнут.

— Чему же?

— А многому. Языку своему и многим чужим, какие выучишь. Письму, счету, пению, танцам, играть научат на разных инструментах, Коран обязательно…

— Это что?

— Вроде Библии нашей или Священного Писания.

— Читать?

— Нет, женщине его читать не положено, это для них Святая книга. Только пересказывать станут, а вы чтоб запоминали. А еще как мужчину ублажать…

Настя, не выдержав, звонко расхохоталась:

— А это как?

— Куклы у них есть деревянные, станут учить, как с нее халат снять, как разуть, как приласкать…

— Вот еще!

— А кто спрашивать будет?

— Ты сама говорила, что шкуру попортить боятся? Так я ее испорчу!

— И попадешь, порченая, в рабыни к какому-нибудь злому хозяину, станет тебя бить ежедневно, голодом морить и насиловать.

— Ой!

— А ты как думала? Но ты-то красивая — если не дура и учиться сможешь, в любой гарем попадешь.

— А если я не хочу?

— Ты свои желания дома оставила, здесь они никому не нужны. Здесь только одно: выжить и попасть в хорошие руки…

Девушка еще что-то рассказывала, но Насте уже вовсе не хотелось слушать. Ее слова не лучше тоскливой музыки.

Пока их и впрямь берегли, даже связывали мягкой веревкой, чтоб кожу рук не натереть, а дальше-то что?

Вдруг дверь распахнулась явно от удара снаружи, двое слуг втащили и безжалостно бросили посередине девушку. Она была сильно избита, лицо залито кровью, рука неестественно выгнута.

Настя, не выдержав, бросилась к бедняге. Ее примеру последовали еще двое.

— За что ее так?!

Слуга обернулся от двери, коверкая язык, коротко бросил:

— Бежат памагла. Шайтан!

Двери закрылись, сквозь небольшие щели проникало мало света, но глаза девушек уже привыкли к полумраку. Они принялись отирать кровь у бедолаги, смочили ее губы, дали немного попить. Рука видно, была сломана в суставе, потому что, стоило ее тронуть, девушка закричала. Но среди полонянок нашлась разумная, все же устроили подобие лубка, избитой стало легче.

— Кому ты бежать помогла?

— Марысе…

Голос еле слышный.

— Удалось?

— Поймают… куда здесь денешься, если вокруг одни они?

— А если поймают, то что сделают? Убьют?

— Красивых не убивают сразу. Мучить будут долго, — ответила та, что рассказывала про гарем. — Ты думаешь, у меня кашель от болезни? Не было той болезни, пока я хозяину не нагрубила. Вернее, хозяйский сынок лапать стал, я ударила. Так избили в ответ, что теперь едва дышать могу.

— А если всем сразу вдруг отказаться повиноваться? Сразу всех не побьют?

— Побьют и всех сразу, на всех дубинок хватит.

Всю ночь Настя размышляла о том, как можно сбежать. Их и впрямь не связывали, руки берегли, не били. Она понимала, что это пока. Представить себе, что будет ласкать хозяина или кого-то подобного, просто не могла. Нет уж, лучше бежать, хотя бы попытаться, если не удастся, то убьют. Только бы без мучений.

Она попыталась и попалась тут же. Куда бежать-то, если вокруг степь и псы голодные?

И вот теперь стояла перед хозяином, а двое здоровенных слуг держали за плечи и руки. Вырываться бесполезно, но Настя уже знала, что сделает, как только руки отпустят — метнется и вцепится ногтями в противную рожу Мустафы, да так вцепится, чтобы не сразу оторвали. А там будь что будет.

Чтобы крымчак не разглядел это намерение в ее глазах, опустила их долу, стояла, точно неживая.

Но наброситься на Мустафу не удалось, он кивнул, чтобы пока подержали так, и еще что-то приказал по-своему, непонятно что. Слуги вывели во двор трех огромных псов, рвавшихся с цепей, таких злых, что слюна капала с клыков. У Насти все обмерло внутри: зачем псы?!

— Всем смотреть! Не смейте закрывать глаза или отворачиваться!

Во двор втащили еле живую девушку. Кто-то, видно, узнал, ахнул:

— Марыся!

Ее оставили на коленях, подняться у бедняжки сил не было. И тогда…

— Глаза открыть! Смотреть!

Голос хозяина дошел почти до визга, потому что смотреть на то, как здоровенные псы рвали нежное девичье тело, не смог никто. Кто-то из девушек забился в истерике, а Настя просто повисла без сознания на руках у слуг.

Очнулась от выплеснутой в лицо воды. Хозяин протянул руку в сторону пировавших псов:

— Смотри! Смотри! Но это не твоя участь. Ты красивая и неглупая, я за тебя много денег получу. Запомни вот это, бежать надумаешь — я не тебя, сначала их по одной своим собакам скормлю или шкуру живьем спущу и на воротах повешу. Поняла? Будешь бегать — ловить не стану, но каждый день, пока не вернешься, по одной буду вот так! — его рука снова указала во двор.

Он брызгал слюной, глаза побелели от злости, руки в кулаки сжались от желания самому разорвать строптивую полонянку. Но денег жалко, потому стерпел, еще раз фыркнул, как дикий кот:

— Их жизни от тебя зависят!

Вечером он за какую-то провинность до полусмерти избил одну из своих служанок, та тихо выла, валяясь в луже крови во дворе.

Девушка, помогавшая Марысе бежать, сошла с ума: она вдруг встала на четвереньки и с рычанием поползла к собакам, пытаясь отнять «добычу»; псы разорвали и ее.

Ночью никто заснуть не мог, Настя просто чувствовала, что два десятка глаз наблюдают за ней, не отрываясь.

— Я не сбегу, не бойтесь… Не сбегу…

Кто-то разрыдался, не выдержав, за первой принялась плакать еще одна, потом еще. Немного погодя плакали уже все, одна из девушек заголосила:

— Ой, мамо моя!..

Тут же прибежали слуги, принялись раздавать пинки налево-направо, но даже при свете факелов умудрялись не задевать Настю — видно, было приказано беречь. Осознавшие это девушки стали за нее прятаться.

— Шайтан!

Их заперли, а на следующий день ни еды, ни даже воды не давали. Той, что оставалась в небольшом кумгане, хватило только на пару часов. Все сидели молча, напряженно ожидая, что же будет, и боясь подойти к двери.

Но кто-то из девушек все же не выдержал, в комнатке жарко, воды нет, окон нет, дверь заперта… Прильнувшая к тонкой щели полонянка сначала молчала, потом тревожно сообщила:

— Они собираются куда-то! Грузят все.

— А… мы? Неужели нас оставят?!

Это означало бы медленную, мучительную смерть от жары и обезвоживания. Их комната и не комната вовсе, а амбар бывший, вернее, его закуток — тесный, грязный, но двери крепкие и снаружи подперты.

Головы как одна повернулись к Насте, словно она могла выпустить всех из этого амбара. Девушка смотрела на подруг по несчастью и понимала, что от нее ждут помощи и избавления.

Стоило шагнуть к двери, как подглядывавшая тут же отступила в сторону, то ли боясь, то ли признавая старшинство. Хотелось крикнуть:

— Какое старшинство?! Я сама девчонка!

Но она заколотила в дверь и закричала, прижавшись губами к щели:

— Эй! Эй! Позовите хозяина!

Подошел слуга:

— Чего тебе?

— Скажи хозяину, что я буду послушной!

Снаружи только хмыкнули, мол, кому твоя послушность теперь нужна?

— Я сделаю все, что он потребует! Клянусь!

Как легко слетела клятва с губ! Не давши слова — крепись, а давши слово — держись. Или наоборот? Все равно, поклялась, теперь должна быть послушной рабой.

Но клятва нечестная, дана извергу жестокому, который собакам двух девушек скормил. Настя обернулась к остальным и увидела в их глазах благодарность. Вот эти глаза, полные слез и мольбы, были куда сильней любых клятв. Даже если завтра дверь окажется незапертой, а собаки далеко, она не побежит, потому что есть еще десять девушек, которых скормят голодным псам. Теперь их жизни зависят от нее, а ее собственная ей не принадлежит.

Пока думала, пришел хозяин. Спокойно оглядел всех, долго смотрел на саму Настю, чуть покачался с пятки на носок, засунув за пояс засаленного халата толстенькие пальцы, больше похожие на обрубки (Настя даже подумала, не отгрызли ли их те самые псы?), хмыкнул:

— Хорошо… сейчас дальше поедем.

Поехали, вернее, Настю и еще двух девушек посадили в повозку, остальные пошли следом. Она пыталась протестовать, но слуга замахнулся и перетянул плетью одну из с трудом ковылявших полонянок, потом обернулся к Насте и назидательно произнес:

— За тебя! Ты болтать будешь, их бить будут.

Вот это плен так плен! Что там кандалы да плеть. Куда трудней, когда за тебя других бьют.

Так и ехали до самого побережья — Настя молча в повозке, страшно боясь чем-то не угодить хозяину или его слугам, а девушки следом, спотыкаясь и сбивая ноги и бдительно следя за тем, что делает или говорит эта славянка.

Настя плакала, хозяин снова пригрозил, что побьет подруг, пришлось даже слезы сдерживать. Постепенно она словно одеревенела, застыла в ожидании чего-то страшного. Никто больше не сбежал, но по пути трое умерли — та самая девушка, что кашляла, и еще две, тоже слабые. Их тела бросили на дороге на съедение бродячим псам.

Полонянок везли в Кафу, но до Кафы нужно плыть, а у хозяина кораблей не было, да и не собирался он так далеко, потому переуступил другим. Теперь их разделили: Настя с тремя девушками попала к крымчанину, который собирал красивых рабынь со всего побережья, чтобы продать на невольничьем рынке в Кафе.

Но ее саму не продали, Настя впервые услышала слово «бакшиш» — «подарок». Она подарок?

— Он же хотел за меня деньги выручить?

В последние дни, когда полонянок рядом уже не осталось, только двое, те, что ехали с ней в повозке, Настя придумывала, как наказать мерзкого хозяина во время продажи. Слышала такое от кашлявшей девушки. Когда покупать красивую пленницу приходит стоящий покупатель, вести себя нужно соответственно. Это означает, что перед молодым следует скромно потупиться и робеть, а перед старым, напротив, призывно глядеть в глаза, словно обещая рай на земле.

— Я тебе покажу рай на земле!

Настя решила, что если теперь наказывать за нее некого, то она опозорит хозяина перед всем рынком, и пусть тогда ее скармливают собакам!

Но ничего этого не вышло, ее подарили! Причем не новому хозяину, а через него кому-то в Кафе. Перевозивший их грек покачал головой:

— Повезло тебе.

— Почему?

— Обучат, попадешь в хороший гарем.

Снова говорили об учебе и о хорошем гареме. Еще одна девушка обнадежила:

— Пока учиться будешь, может, родные узнают, где ты, выкуп привезут.

— А чему учиться?

— Ой, многому. Но это если возьмут.

Настя сидела, обхватив колени руками, и смотрела на воду, которая обвивала борта, закручивалась водоворотиками и оставалась где-то позади. Еще пока ехали степью, на земле была надежда вернуться, а теперь она пропала. Как найти следы в море?

Можно просто перевалить через борт и пойти ко дну, вряд ли выловят. Никого за ее побег из жизни наказывать не станут, деньги не платили — значит, никто не пострадает. Так все просто…

Настя словно разделилась надвое, одна ее половина подталкивала, шептала: прыгни за борт, всего одно движение, и не будет больше этой неизвестности, страха, тоски по дому… Вторая хотела жить, просыпаться поутру и видеть солнышко, слушать пение птиц, дышать, петь, танцевать… даже учиться! Она ведь так молода, столько могло быть хорошего: замужество, детки, радость от каждого прожитого дня.

И эта вторая подсказывала, что пока ничего дурного, кроме самого полона, не случилось. Кого-то другого наказывали, даже убили, но ее и пальцем никто не коснулся. Теперь вот везут в подарок, обещают чему-то учить… Может, все не так уж плохо, а прыгнуть в морскую воду она всегда успеет.

Девушка все больше соглашалась с той второй: вдруг и правда родные ее разыщут, или бежать удастся, или еще что-то произойдет?

Кафа поразила с первого взгляда своей громадой и, главное, многолюдством. Судов в гавани столько, что и места не найти, чтобы приткнуться, гвалт стоял на всех языках, изредка даже слышалась славянская речь. Броситься бы к такому, попросить выкупить и домой увезти, а там уж родные вернут сторицей потраченное.

Она едва так не сделала, услышала, как рослый русоволосый человек кому-то говорил, что завтра отплывает, дернулась, но хозяин вовремя заметил:

— Куда?! И думать забудь! Глупая, уж этот тебя домой не повезет.

— А куда?

— На другой рынок, в Константинополь.

— Царьград?

— Не знаю, как вы там у себя его зовете, только не лучше Кафы. И меня не наказывай, я деньги взял, чтобы тебя привезти в Кафу. Убежишь, что я отвечу?

Значит, все-таки заплатили… Но оказалось — за перевозку.

И снова их разделили, больше Настя девушек, с которыми ехала в повозке, не видела. Ее повели отдельно, но прежде переодели в местную одежду и голову накрыли тонким платком, чтоб лица не было видно.

Пока шли по улицам, Настя больше слышала, чем видела. Ревели верблюды, орали ослы, кричали погонщики, предлагали свой товар купцы, на разные лады расхваливая его достоинства, кто-то ругался, кто-то умолял, кто-то зазывал… многолюдство всегда многоголосо. Кое-какие слова Настя уже понимала, но все равно шум оставался невнятным, а потому пугающим. Плохо, когда не понимаешь, что говорят вокруг.

Ее привели в какой-то большой дом, но не через главный вход, а в узкую боковую калитку, передали старой женщине, одетой во все черное. Та выслушала перевозчика, кивнула, что-то сунула ему в руку. Калитка захлопнулась, и старуха за руку повела Настю в дом.

— Ты русская? Как зовут?

Голос у старухи скрипуч и неприятен. Настя промолчала: было страшно и отвечать не хотелось. Терзала мысль, что тут родные могут ее и не найти, никто не знает, где она.

— Будешь Роксоланой. — Старуха уже стянула с Насти наброшенный на голову платок и внимательно разглядывала ее лицо.

— Я Настя.

— Раньше надо было отвечать. Разденься.

— Что?

— Сними с себя все.

Раздеваться не заставляли нигде, Настя отрицательно покачала головой. Старуха что-то гортанно выкрикнула, в комнату вошли две рослые рабыни, ловко сорвали с девушки всю одежду и встали, держа за руки, как когда-то слуги у Мустафы.

— Чиста? С мужчиной была?

— Нет! — Настя невольно отшатнулась от цепких пальцев старой ведьмы, трогавших грудь.

— Если лжешь, будешь наказана.

Старуха сделала жест, и рабыни подтащили девушку к кровати, поставили раком. Карга обследовала у Насти что-то внутри, слазила пальцами в заднее отверстие. Девушка в ужасе крутилась, пытаясь избавиться от рук старухи, та фыркнула:

— Не вертись! Я должна убедиться, что ты девственна и здорова.

Видно, осмотр в чем-то ее убедил, потому что старуха отдала несколько распоряжений рабыням уже довольным тоном.

Настю повели мыться. Эх, в баньку бы, но после стольких дней невольной грязи она была рада и такому.

Сначала ее просто обливали теплой водой и натирали чем-то жестким, потом проделали это же с большим количеством мыльной пены. Смыли все и разложили на ложе, раскинув руки в стороны. Одна из сопровождавших уселась на ноги, вторая крепко держала руки.

Внутри все свело от ужаса: что они собираются делать?! Но дальше за дело принялись две другие рабыни, поизящней. Они смазали подмышки какой-то смолой и принялись эту смолу скатывать, тем самым безжалостно вырывая волоски. Было больно, очень больно, несмотря на то что кожу смазывали чем-то прохладным.

За подмышками последовали ноги; хорошо, что Настя волосатостью не отличалась, ножки были чистыми. Но затем… она поняла, что боли-то и не видела! Так же безжалостно были вырваны, выкатаны, удалены все остальные волоски и внизу живота тоже.

Потом ее еще раз вымыли, снова покрыли мыльной пеной и сделали массаж. Крепкие руки рабыни, разминавшей плечи, спину, ноги, действовали умело, испытанная боль отступала в потоке наслаждения. Очищенное от грязи тело словно пело.

Потом ее смазали какими-то маслами, одели в наряд, похожий на тот, в каком она пришла, и отвели в небольшую комнату, жестами объяснив, что жить будет здесь. В комнате уже была девушка, при появлении рабынь с новенькой она сначала в испуге отшатнулась, но потом осмелела и уже смотрела с улыбкой.

Когда они с Настей остались вдвоем, девушка поинтересовалась:

— Ты русская, Роксолана?

— Да, а ты?

— Я Гюль. Это будет твое место, — она указала на угол комнаты, где стоял свернутый матрас. — А это мое.

Ее место ничем не отличалось. Маленькое оконце на самом верху, что-то вроде большого сундука низенький топчан-настил, чтобы сидеть. Заметив тоскливый взгляд Насти, Гюль попыталась ее утешить:

— Здесь хорошо, очень хорошо.

Она говорила по-русски с сильным акцентом, немного коверкая слова, но понять можно.

— Я буду учить тебя турецкому языку. Остальному научат другие. Постарайся учиться скорей.

— А чему остальному?

— Нас готовят для гаремов. Мы должны уметь услаждать мужчин не только плотью, но и беседой.

Насте очень хотелось расспросить Гюль и о школе, и, главное, о том, можно ли отсюда выбраться, но она не успела: позвали обедать.

Все-таки до обеда они успели немного поговорить в крошечном садике, где разгуливали еще с десяток девушек.

— Как ты попала сюда?

— Степняки налетели на город, дома пожгли, людей побили, нас в полон захватили. Потом привезли до моря и сюда на корабле. А ты?

— Меня свои продали.

— Тебя продали родственники?! — обомлела Настя.

knizhnik.org

Cкачать книгу Великолепный век. Роксолана и Султан (2013) Наталья Павловна Павлищева бесплатно без регистрации или читать онлайн

Категории

  • Самомотивация
  • Книги, которые стоит прочитать до 30
  • 8 лучших книг для перезагрузки мозгов
  • а так же...
    • 10 книг в жанре Хоррор (10)
    • 10 книг для влюбленных в горы (10)
    • 10 книг о душевнобольных (10)
    • 10 книг по тайм-менеджменту (10)
    • 10 книг про вампиров и прочую нечисть (10)
    • 10 книг про животных (10)
    • 10 книг про путешествия во времени (10)
    • 10 книг с лучшей экранизацией (9)
    • 10 книг с неожиданным финалом (10)
    • 10 книг, вдохновивших на написание музыки (9)
    • 10 книг, которые должна прочитать каждая девушка (10)
    • 10 книг, которые заставят Вас улыбнуться (9)
    • 10 книг, основанных на реальных событиях (10)
    • 10 книг, от которых хочется жить (10)
    • 10 книг, с которыми классно поваляться на пляже (9)
    • 10 лучших книг-антиутопий (8)
    • 15 книг о Любви (14)
    • 15 книг о необычных детях (15)
    • 15 книг о путешествиях (14)
    • 15 книг про пришельцев (15)
    • 20 книг в жанре фэнтэзи (20)
    • 20 книг-автобиографий (18)
    • 8 книг, после которых не останешься прежним (8)
    Смотреть Все а так же...

Поиск

  • Войти /Регистрация
  • Закладки (0)
  • Великолепный век. Роксолана и Султан

Жанры

  • Военное дело
    •       Cпецслужбы
    •       Боевые искусства
    •       Военная документалистика
    •       Военная история
    •       Военная техника и вооружение
    •       Военное дело: прочее
    •       О войне
  • Деловая литература
    •       Банковское дело
    •       Бухучет и аудит
    •       Внешняя торговля
    •       Делопроизводство
    •       Корпоративная культура
    •       Личные финансы
    •       Малый бизнес
    •       Маркетинг, PR, реклама
    •       Недвижимость
    •       О бизнесе популярно

sanctuarium.info

Читать онлайн «Великолепный век» Сулеймана и Хюррем-султан



Menu Menu Auth Онлайн Библиотека
  • Авторизация
    • VkOdnoklassnikiMailruYandexGoogleFacebook
Поиск Фантастика 6581Детективы и Триллеры 7973Проза 1967Любовные романы 10330
  • Современные любовные романы 2576
  • Исторические любовные романы 1927
  • Остросюжетные любовные романы 254
  • Короткие любовные романы 6123
  • Эротика 138
  • Иностранные любовные романы 379
Приключения 6313Детское 7557

litra.info

Книга "Великолепный век. Все тайны знаменитого сериала" Софья Бенуа

Представляем вашему вниманию весьма интересную и увлекательно написанную книгу о сериале Великолепный век, которая к тому же очень удачно оформлена и на каждой странице содержит иллюстрации (фото книги можно увидеть внизу, жмите для увеличения картинки). Для того, чтобы написать эту книгу, автор, Софья Бенуа, использовала большое количество материалов. Они настолько удачно скомпонованы, что книгу можно прочесть на одном дыхании! Чувствуется, что автору очень нравиться сам сериал, а также все те, кто был занят в его создании. Читая эту книгу, особенно нравится то, что Софья Бенуа сумела подобрать множество фактов из истории и очень гармонично смогла поместить их в сюжет этой книги. Читая ее, зрители сериала смогут найти все ответы на вопросы, которые могут возникнуть по ходу просмотра самого сериала. Каждая роль из сериала обозначается существованием реального исторического персонажа. Затем идет повествование об актере, который сыграл эту роль. Здесь предлагается краткая биография актера, его характер и большое количество фактов из его личной жизни. Здесь же предлагается множество фотографий, причем на каждой странице, где актеры представлены не только в своей роли в фильме, но и в реальной жизни. Начало этой книги состоит из краткого посвящения сценаристам и режиссерам Великолепного века. Здесь приводится объяснение тому, почему сериал приобрел такую популярность, а также присутствует много информации об кинематографе Турции. Здесь приводятся названия самых популярных сериалов, которые были сняты в течение последних лет и их рейтинги. Также приводятся названия фильмов, в которых ранее снимались актеры, занятые в этом сериале.

Автору удалось в занимательной форме рассказать о том историческом периоде, когда происходили события этого сериала. В книге приводится большое количество очень интересных фактов, свидетельствующих о происхождении Роксоланы-Хюррем, которая является главной героиней. По различным данным, главную героиню звали то ли Александра, то ли Анастасия. В своей книге, автор очень часто ссылается на произведение, чьим автором является П.Загребельный, который очень удачно описал судьбу и происхождение этой женщины. На место рождения Роксоланы претендуют сегодня два города, кроме того ей уже воздвигли памятник.После этой информации, в книге приводится биография Мерьем Узерли, которая сыграла в сериале Хюррем. Долгое время этой актрисе не предлагали существенных ролей, поэтому известность пришла к ней не сразу. Не менее интересно в этой книге рассказывается об Ибрагиме-Паше, который был не только ближайшим другом Сулеймана, но и имел на него большое влияние. Не зря Сулейман называл его старшим братом. В этой книге очень трогательно рассказывается об их отношениях. Здесь приводятся подробности жизненного пути великого визиря, его амбиции и все то, чем это окончилось. У автора получилась очень интересная глава об исполнителе роли Ибрагима — Окан Ялабыке. Хотя этот актер обладает небольшим ростом и довольно обыкновенной внешностью, он является обладателем мощной харизмы. Сыгравший просто великолепно свою роль актер, в совершенстве владеет интонациями своего голоса. Существует немало поклонников, которые сетуют на то, что из-за «озвучки» они лишены возможности получить удовольствие от таланта этого актера.Поскольку Окан разведен, большинство поклонников надеются на возможный союз между ним и Сельмой Эргеч, которая исполняет в этом сериале роль Хатидже.В этой книге присутствует очень интересная глава, в которой рассказывается о внутренней жизни Гарема. Из нее можно узнать принцип его устройства, его управлении и бюджете, о том как обучали наложниц и детей султана, о титулах и иерархии здесь.Среди поклонников Великолепного века вряд ли найдутся те люди, которые бы не испытывали восхищения от игры и красоты актрисы Небахат Чахре, которая сыграла Валиде-султан. Хотя Небахат так и не обрела своего личного счастья, она остается очень популярной и известной в Турции. Ее по праву можно назвать настоящей иконой красоты и стиля.После этого в книге рассказывается о том, какую роль сыграл в истории Сулейман Великолепный, а также о его судьбе. Известно, что он смог даже пережить собственных детей. Также здесь рассказывается о его женах и детях.В книге очень интересно повествуется о том, как в быту протекала жизнь Султана, о роскоши и великолепии его двора. Прочитав эти строки можно узнать, что самые богатые наряды султан одевал лишь один раз в жизни. Причем в карманы этих нарядов всегда укладывали серебряные и золотые монеты. Если по истечении дня все монеты из карманов не были розданы, они и одежда султана переходили в собственность его слуги-постельничьего. В книге приводится рассказ актера Халит Эргенча, в котором он говорит о том, каким образом ему удалось вжиться в свою роль, и как она буквально завладела им. Даже Мерьем Узерли упоминала о том, что постоянно чувствовала присутствие духа Роксоланы.Очень интересно в книге говориться и о таком любимце зрителей как Матракчи, который является реальным и знаменитым героем.Актриса Сельма Эргенч, которая сыграла Хатидже, в реальной жизни является настоящей моделью. Любовная линия между Хатидже и Ибрагимом является самой активно обсуждаемой между поклонниками этого сериала.Очень близкой и любимой для зрителей является Филиз Ахмет, которая сыграла роль Нягер. Хотя она и уступает по своим внешним данным Сельме, зрители ее все равно очень любят. Сама Филиз признается, что очень боится сцены. Здесь приводится ее рассказ о том, насколько тщательно и долго она продумывала свой образ в этом фильме.Глядя на фото Дайе Хатун, «в жизни» это очень привлекательная женщина. Прототип этой героини в реальной жизни имел все же немного другую судьбу. В действительности Хатун была няней у детей Сулеймана. Известно, что за свою жизнь она совершила очень много добрых дел и на свои средства даже построила школу для детей. Однако умерла она от депрессии. В этой книге есть очень интересная глава, в которой рассказывается про евнухов. Здесь говориться о том, как и откуда они попали в этот гарем, описана их иерархия и обязанности, которые они тут выполняли. Кстати говоря, в Турции кастрация была официально запрещена, поэтому евнухов привозили сюда из других стран.Здесь рассказывается о «любимой» парочке евнухов и актерах, которые великолепно сыграли эти второстепенные роли. Среди зрителей сериала немало и тех, кто очень любят этих героев, наравне с главными персонажами.К актрисе Нур Айсан, которая сыграла роль Махидевран, поклонники относятся с большим уважением. Все приклоняются перед ее талантом и красотой. В реальной жизни ее героиня смогла пережить всех участников этих исторических событий.На съемочной площадке исполнители ролей Махидевран и Хюррем настоящие подруги!Согласно историческим данным, судьба красавца Мустафы, которого сыграл Мехмет Гунсур, довольно трагична. Наверное, мы скоро увидим это в сериале….Последней в этой книге находиться глава, которая посвящена нежным чувствам Хюррем и Султана. Здесь рассказывается о великой силе Любви и об их большой привязанности друг к другу. Известно, что они на самом деле писали друг другу очень нежные письма о любви.Однако в книге не сказано, сможет ли справиться Хюррем с Фирюзе. Видимо автор не захотел приоткрывать тайну самого сериала. Нам же остается дождаться новых серий!Обзор подготовлен специально дkя getser.tv

getser.info