Центр поморской культуры. Книга вирма


Книга Вирма (1993) — Пролог

Пламя вечных мук

Огни огромного круга начали гаснуть, и лесные своды эхом повторяли звуки ночных зверей. Дурные предчувствия закрались в душу прежде весёлых собравшихся. По периметру каэрна была выставлена стража, и все обитатели священного места сгрудились теснее, чтобы защититься от неизвестного, таящегося в ночи.

Чтобы было светлее, огни разожгли вновь, но они не могли разогнать пелену, покрывающую души собравшихся здесь. Ночью Лунные танцоры сплетут рассказ о гибели целого племени из-за вероломства. Оборотни принимают близко к сердцу эту легенду, так как подобная судьба может постигнуть каждого.

Спустя несколько гнетущих мгновений, все взоры устремились к мириадам лесных теней. Историю рассказывают из темноты, так как Гару верят, что если зло не видит тебя, то не сможет и утащить в ночь. Эта традиция бережно сохраняется со времени, когда Белые плакальщики были украдены у Геи. И она оберегает оборотней с тех пор. Не откажутся от неё и сегодняшней ночью.

Бестелесные голоса Лунных танцоров прорезали ночь, и история началась:

Как и всегда, в то время алчность и жажда власти разрывали сообщества людей на части. Миньоны Вирма радовались человеческим страданиям: некогда гордая Римская Империя орошала страницы истории последними каплями своей крови. Это было время перемен, когда зло боролось за души людей и избавляло от страданий, которым подвергались близкие. Это было время, когда наши братья — Белые плакальщики — были отняты от нас, соблазнённые Вирмом. Это история нашего величайшего поражения.

Продвижение римлян было остановлено упрямыми Белыми плакальщиками и их родичами пиктами, оказавшими кровожадным легионам достойное сопротивление. Многие циклы луны велась битва между двумя великими армиями. Холмы и долины Каледонии покрылись кровью, а небо затянулось дымом от тысяч погребальных костров. Крики умирающих были музыкой, под которую воины танцевали.

Так же быстро и внезапно, как началось, сражение закончилось. Впервые за множество ночей армии откатились назад, чтобы посчитать павших и зализать раны. Затишье действует воинам на нервы; это беспокойство может понять только омытый смертью. Холодное безмолвие — худшая часть войны.

В течение этого мнимого затишья, фоморы использовали предательство и хитрость, чтобы обойти защиту и развратить утомлённых воинов. Они спешно прошли сквозь всю страну к древним твердыням Вирма, лежащим в болотах Шотландии. Собрав всю ярость, гноящуюся в их чёрных душах, они принялись пробуждать извращённые каэрны. Фоморы выпустили на свободу множество омерзительных Бейнов, долгое время пробывших в заточении, чтобы они собирали мечты людей и предавали их забвению.

И вновь спокойствие было нарушено, и вновь война пронеслась по стране. Реки вновь наполнились кровью отчаявшихся людей. К сожалению, Бейны принесли пиктам не только войну: скрытно они начали делать из них одержимых, и эти новосозданные фоморы соблазняли и совокуплялись с остальными, оскверняя благородную кровь отравой Вирма.

Прошли годы, и бывшие враги оставили пиктов в покое, так как их поражение было неминуемым. Был нанесён смертельный удар, и пиктам оставалось только ждать, когда родятся их ужасные звероподобные дети, которые навечно погрузят традиции во тьму. Ночь подступила к пиктам и, казалось, что надежда потеряна.

Отродья Бейнов распространяли беспорядок и предательство, и в результате Белые плакальщики пришли на помощь своим кинфолкам, желая отомстить Вирму за нанесённое оскорбление.

Они поспешили на север к ямам Вирма, из которых вышли их противники, в печали и ярости из-за мучений, претерпеваемых кинфолками. Они не сомневались в принятом решении, зная, что никогда больше не отважатся на это. В молчаливом смирении Белые плакальщики вошли в яму тьмы.

Они купались в лучах славы, спускаясь по извилистым туннелям и сражаясь со своими противниками. Путь к центру логовища безумия не был простым. Брат за братом попадал в объятия смерти, когда римские фоморы наносили из темноты удар и попирали безжизненные тела павших под их мечами. Но исполненные ярости и отваги поколений воинов Белые плакальщики теснили прислужников Вирма, пока не достигли чёрного колодца, находящегося в центре каэрна. И тем скрепили свою судьбу.

Лишь один Белый плакальщик избежал оскверняющих щупалец Вирма и достиг поверхности. Его звали Корорук. Он пробил себе путь наверх, где, невзирая на охвативший его страх, прорвался сквозь земли людей к каэрну Белых плакальщиков. Там он рассказал, как Вирм протянул из адской дыры чёрные щупальца, и схватил его соратников, и затащил их в чернильно-чёрную яму, наполненную криками и стонами тысяч невидимых чудовищ.Корорук рассказал о том, как он беспомощно смотрел на родичей, которых отняли у него и поместили в вопящее логово. Он злился, так как не мог помочь им, пока они не вернулись из ямы.

Но расщеплённые сознания и тела, появившиеся из чёрного каэрна, уже не были Гару. Они были чудовищно искорёжены, а их глаза горели пламенем вечных мук. Тёмное коварство звучало в их голосах, когда они говорили с ним, со своим братом, утверждая, что больше не являются Белыми плакальщиками, но Танцорами Чёрной Спирали.Корорук — последний из своей стаи — рассказав всё это, впал в милосердное забытьё.Ночью, когда измученный разум Корорука невольно провалился в горячечный сон, его осквернённые родичи добрались до ослабевшего Гару и насытили свой голод его плотью. Возможно, такая судьба куда лучше той, что разделили извращённые Гару. По крайней мере, его душа обретёт покой.

Сегодня, благодаря его отваге, мы можем рассказать эту историю. Он в одиночку сражался со своей бывшей стаей и смог передать эту историю другим оборотням, чтобы они не разделили судьбу Белых плакальщиков. Пусть Гея бережно хранит и согревает его.В поисках Белых плакальщиков Танцоры Чёрной Спирали опустошили страну. Они разрушили места, которые некогда звали домом, и это ознаменовало конец Белых плакальщиков как племени.

Ночь за ночью они прочёсывали леса бывшей родины и охотились на тех, кого недавно считали кинфолками. Никакой жалости не было к тем. кто отказывался проследовать путями Вирма — большая часть племени Белых плакальщиков была жестоко убита. Искалеченные тела погибших служили напоминанием тем, кто не желал принимать жуткой правды Танцоров.

Но нашлись и те, кто присоединился к бывшим родичам и, как и Чёрные Спирали, навсегда предал Гею. Они добровольно предавались тьме по нескольким причинам; некоторые из-за силы, которую мог дать Вирм, другие ради возможности сокрушить своих врагов, а ещё были те, кто просто не желал видеть своё племя разделённым. Это были поистине тёмные времена для всех оборотней.

Присоединившиеся к Чёрным Спиралям были отправлены в мерзкое логовище Вирма и погружены в чёрную яму. Они сходили с ума и занимали место рядом со своими товарищами. За несколько дней гордое племя Белых плакальщиков прекратило своё существование.Покончив с этим, Чёрные Спирали зарылись в безопасные глубины земли. Они обитают там и поныне, почти не выбираясь наружу, разве только для распространения своей заразы и коварного обольщения людей. Чёрные Спирали всё ещё рыскают в тенях человеческих устремлений, повсюду неся извращение. От них ничто не защищено.

Запомните этот рассказ и свято храните его. Пронесите его через поколения, так чтобы никто из нас не забыл. Этот урок не должен повториться вновь.

Огни полностью погасли. Остался лишь багровый отсвет догорающих углей да призрачный след плавно уносящегося в ночь дыма. Безмолвие, сковавшее сердца собравшихся, пробудет ещё некоторое время в каждом из них, как и всегда после пересказа этой трагедии.

Один за одним они растворились в ночи, скорбя о потерянных родичах. Наконец, тьма поглотила их вместе с извечными тайнами ночи. Гару знают, что Вирм ждёт и наблюдает.

Всё вновь погрузилось в тишину. 

Введение

Like a snake crawling up your spine

You got a feeling that you can’t define

You got no ideas and you got no time

Cause there’s a crack in the sidewalk

Come the rains and come the floods

Wash away our flesh and blood.

- House of Freaks, «Crack in the Sidewalk»

Во тьме и на свету незримо извивается Вирм. Его кольца охватывают мир. И мир медленно задыхается и умирает в его скользких чешуйчатых объятьях. Болезнь разъедает Гею, и Она задыхается от боли. Недуг усиливается, но никто этого не замечает.

Никто, кроме Гару, последней линии обороны против извращения и распада. Они — воины и защитники Геи. Последняя надежда повернуть вспять поток энтропии и побороть Вирма. И для этого им нужна ярость.

Первобытный зверь

Злость и отчаяние Вирма первобытны. Его кольца завлекают в извращающие объятия всё сущее. Все, кого они коснутся, испытывают то же безумие, что и Вирм. Из-за этого сумасшествия затронутые Вирмом познают его ярость.

Зверь, столь же ужасный как вампиры или оборотни, является древним наследием взаимоотношений с Вирмом. Зверь — это чувства без разума, чистое влечение и ничего боле. Зверь — это и есть Вирм, но проявляется он во многих формах, подобно раздробленной личности Вирма.

Подобно Вирму, пленённому Структурной паутиной, Зверь скован человеческим сознанием. Эти оковы не могут полностью сдержать его, но и не дают ему вырваться. Когда звериная ярость доходит до предела, он испускает рёв, являющийся безумием. Зверь — это отражение Вирма в Паутине.

В Гару Зверь бодрствует. И хотя их ярость служит проявлением гнева и боли Геи, Вирм извращает даже Её гнев, а Зверь неистовствует в Гару. На долю оборотней выпало поддерживать внутреннюю чистоту, даже если в них прорастает семя Вирма.

Таящийся внутри

Вирм нечасто проявляется открыто, но скрыт внутри извращаемых им вещей. Очень немногие способны чувствовать Вирм, так как это требует глубокой связи с ним. Ярость даёт Гару такую связь.

С помощью тёмного семени ярости, оборотни могут разоблачать Вирм под любой маскировкой. Оно даёт им связь, необходимую для восприятия проявлений Вирма, отыскания их и сражения с ними. Этим они вселяют ужас в прислужников Вирма. Гару могут обращать клокочущую в них чёрную злобу, злобу, питаемую Вирмом, против него самого, борясь с противником его же оружием.

Между тем, оборотни не должны позволять этому семени пустить корни, питать его ложными желаниями и злыми помыслами, или они станут его рабами. Однажды освобождённые, стремления Вирма уже не сковать: их необходимо уничтожить.

Тема

Тема этой книги заключается в извращении — сущности Вирма. Это общая нить, связывающая всех прислужников Вирма. Через извращение и порчу возвышенных целей и идеалов Вирм наделяет силой. Человеколюбие, ставшее алчностью, мир — жестокостью, а любовь — ненавистью, всё это питает Вирм. Гару должны стеречь границы снаружи… и изнутри.

Настроение

Предчувствие скорого конца — это всеобщее настроение в преддверии Апокалипсиса. Долг Гару — предотвратить его. К сожалению, слишком многие уступают Харано, оплакивая ещё не потерянное. Любое существо из данной книги сделает судьбу встретившегося с ним мрачнее. На плечи каждого воина Геи ложится борьба с собственным отчаянием и необходимость обратить его против Вирма.

Как использовать эту книгу

Книга Вирма — это сборник материалов по Вирму и его стремлениям ко всеобщему извращению. Она предназначена для Рассказчиков, и содержит секреты, которые не должны стать достоянием игроков. Посмотрите правде в глаза: загадка не принесёт удовольствия, если Вы знаете её решение. Любой может прочесть эту книгу, но Вы можете испортить себе игру в дальнейшем, если не будете Рассказчиком.

Книга Вирма — мрачная книга со зловещим содержанием. Существа и люди из неё являются антагонистами Гару и не слишком-то дружелюбны. Если и есть в этой книге премудрость, то она сокрыта в сумасшествии. Книга Вирма отражает нашу тёмную сторону, раздутую до фантастических пропорций. Только некоторые вещи в этой книге фантастичны, другие же даже чересчур реальны. Опасность, которую несут окружающей среде страсть к наживе и хищническое освоение, не вымысел.

О чём эта книга

Легенды Гару: Огонь вечных мук — Гару редко рассказывают эту историю, но это необходимо делать, если они не хотят повторить судьбу Белых Плакальщиков (ныне жутких Танцоров Чёрной Спирали) и поддаться извращению Вирмом.

Глава первая: Танцоры Чёрной Спирали, клыки Вирма — Эта глава рассказывает о «пропавшем племени» Гару: их обществе, их ужасных обрядах, их Литании и их безумии.

Глава вторая: Корпорация Пентекс, кольца Вирма — Пентекс — это транснациональная корпорация, чьё экономическое и политическое влияние по-настоящему пугает, так как его источник лежит в Вирме. Глава содержит сведения об отделах Пентекса, его специальных проектах, развращённом Совете директоров, многочисленных дочерних компаниях и тактике по извращению мира.

Глава третья: Малфеас, логово Вирма — В Глубокой Умбре лежит королевство отвратительного извращения, Малфеас. Оно служит оперативной базой многих наиболее могучих служителей Вирма. Здесь вынашиваются планы по вторжению в королевство Геи и сокрушению всякого сопротивления владычеству Вирма.

Глава четвёртая: Вирм — Сам зверь непосредственно. Вирм всеобъемлющ, зло, почти непредставимое в истинной форме. Другим он видится в образе множества различных существ: от змеи, свернувшийся вокруг мира кольцом, до многоголовой гидры разрушения и злобы.

Глава пятая: Выводок Вирма — Здесь описаны дары и тотемы Танцоров Чёрной Спирали, фоморы-агенты Пентекса, монстры, наводняющие Землю, твари, блуждающие по Умбре и извращённые фетиши. А также правила по использованию этих ужасающих вещей.

Использование Вирма в Вашей Хронике

Вовлечь Вирма и его прислужников в игру можно множеством различных способов. Они являются основными сверхъестественными противниками Гару. В мире готик-панка Апокалипсиса, маньяк-убийца, расстрелявший в угаре 30 школьников, скорее всего не будет одержим сущностью из мира духов. Впрочем, это не снимает с него вины, так как он может по собственной воле служить Вирму ради обещаний могущества. Зверя впускают внутрь.

Однако люди могут быть достаточно жестокими и без помощи Бейнов или Вирма. Не объясняйте созданиями Вирма всё зло мира. Бейнов лучше использовать в качестве заключительного этапа процесса извращения. Одержимость — словно сахарная глазурь на торте уже порченной жизни.

И всё-таки, не упускайте возможности для создания трагической ситуации. Насильственная одержимость, борьба за собственную душу может стать очень драматичной и только подчеркнуть темы свободной воли и внутренней чистоты.

Другим событием, которое может произойти во время битвы с Вирмом, является смерть. Не бойтесь делать смерть неотъемлемой и драматической частью игр. Не разрешайте мёртвым персонажам оживать вновь и появляться под конец приключения. Все величайшие саги и легенды содержат рассказы о смерти героя. Властелин колец потерял бы жизненный элемент высочайшей жертвенности, если Боромир не погиб бы в бою с орками и внутренней порочностью (смотрите выше об одержимости Бейном). Жертвенность — важная часть мифических сказаний, из которых Апокалипсис черпает свои истории. Смерть — это сущность Апокалипсиса, ведь на кону стоит гибель мира.

Апокалипсис даёт шанс шагнуть в мир крайностей, в живой миф о людях с кристально чистым восприятием собственного мира. Подобному восприятию нам, современным людям, живущим в мире неясностей, остаётся только позавидовать. Мы потеряли проницательность и целостность.

Звон колокола

Наступает ночь… Вирм властвует над миром. Его прислужники, достигнув высот власти, командуют армиями бесшумного уничтожения, или поселились в тихих тёмных местечках, готовые вползти в мир, чтобы сеять хаос.

Гару должны быть сильными, чтобы бороться с этими силами. Они должны придерживаться древних путей, но оставаться открытыми новому знанию. Только им известна правда, заслонённая погибающим миром, только им видны знаки Апокалипсиса.

Все пророчества исполнились. В решающей битве — под звон колокола грядущего уничтожения — только героям под силу изменить судьбу мира.

wod.su

Глава 4. Вирм | Все оттенки Тьмы

Его слуги заполонили миры материи и духа. Его влияние простирается от кабинетов директоров корпораций до древних логовищ тёмных духов. И во всех этих местах его боятся. Его зовут Вирм.

Многие интересовались природой Вирма. Каждому своему последователю или врагу он показывает иное лицо. И хотя многие считают, что им известна его сущность, она неизвестна никому. Настоящий Вирм давным-давно попался во Фрактальную сеть безумной Вивер. Сам он связан и не может двигаться, но его сны и кошмары свободно бродят, воплощаясь в различных формах.

Его образы — лишь искажённые отражения на стремительных потоках времени. Никто не знает всей правды о Вирме, ибо безумие препятствует осмысленному восприятию.

Космология

Так много историй было рассказано о заре времён. Я расскажу ещё одну. В ней есть истина, но есть и ложь. Ты должен решить к чему прислушаться, ибо это Испытание и Зеркало. Твои мысли — это отражение твоего выбора и взгляда на вещи.Я долго раздумывал над этими рассказами. Я слышал многие и должен был выбрать единственный. Возможно, я ошибся. Но только мне решать.Теперь ты слушай и выбирай.

Лоа Двуязыкий, старейшина Звездочётов

Весы равновесия

На заре времён, когда Творение было молодым, были Трое. Один бегал туда и обратно, неистовый и исступлённый, переполненный энергией. Это был Вильд. Вторая невозмутимо сидела на месте, тянулась за рябью, оставляемой Вильдом, и сплетала из неё нити. Это была Вивер. Третье смотрело на остальных, и увиденное ему не нравилось. Творение неконтролируемо неслось вперёд, и Вирм решил сдержать его.

Вирм вытянул свой хвост и сжал в кольцо всё Творение, ограничив Вивер и Вильда. Затем он широко распахнул пасть и проглотил собственный хвост, запечатывая Творение и делая его своим. Всё в кольце Вирма обрело гармонию, как он и хотел, и каждая вещь получила причитающееся ей. Так Вирм стал силой Равновесия.

Вильд извергал свои соки на поля Творения. Вивер брала их и придавала им облик и форму. В то время существование обрело множество вещей, исторгнутых Вильдом, получивших форму от Вивер и охраняемых Вирмом. Тогда же появились и первые целестины, включая Гею и миры, выросшие вокруг неё.

Гару воспринимают Триаду в представимой форме. Вивер — женского пола, и её часто зовут Тётушка Паучиха. Вильд — мужчина, когда-то его звали Дядюшка Хаос. Вирм не то и не другое, также его называют Оно.

Изначально Вирм поддерживал Равновесие множеством способов. Одним из них был Рост. Когда Вивер спрядала слишком много, Вирм побуждал Вильда творить, чтобы уравновесить спрядённое Паучихой. Другим было Разрушение. Когда Вивер или Вильд творили слишком много, Вирм ударял хвостом, уничтожая это и возвращая баланс. Из этих двух методов произошёл цикл рождения и смерти, а также время.

Когда время запустило свой бег, произошло нечто таинственное.

Сеть безумия

Вивер оплела Фрактальной сетью всю вселенную. Но было сплетено кое-что ещё, до тех пор неведомое. Вивер приобрела сознание.

Как это произошло — остаётся загадкой, несмотря на все домыслы. Стеклоходы заявляют, что акт плетения Фрактальной сети дал жизнь сознанию, её сыну. Когда нити Формы были сплетены вместе, появилось противопоставление, различие между одной вещью и другой, что потребовало разума для его интерпретации.

Звездочёты утверждают, что эта новая форма бытия появилась из-за вмешательства Вирма, его стремления уравновесить растущую сеть и Вильда. Они считают, что согласное взаимодействие между Вильдом и Фрактальной сетью стало причиной появления у Вивер сознания. Только благодаря циклу изменения и застоя может развиться сознание или понимание.

В любом случае, новообретённое самосознание повергло Вивер в шок, и она стала плести всё больше и больше, яростно пытаясь возобладать над Вильдом, чтобы окончить своё творение. Вирм усилил нажим, чтобы сокрушить лишнее. А Вивер расстраивалась всё сильнее, потому что не могла закончить свою Сеть без того, чтобы Вильд не изменил её или Вирм не уничтожил её часть.

Тогда Вивер оглядела всю Сеть новым осмысленным взглядом… и ничего не увидела. Изумительные, затейливые узоры не имели смысла. Всё, над чем она работала, всё, чем она была… было пустым звуком. Её новый разум не мог вынести чудовищной бессмысленности трудов, и она сошла с ума.

Она продолжала прясть и прясть, отдельно от Триады и не обращая внимания на вмешательство. Но Сеть нуждалась во вмешательстве Вильда, в динамизме, оживляющем статичную форму. Только в этом взаимодействии был смысл.

Пленение Вирма

Вирм пытался уравновесить растущую Фрактальную сеть путём уничтожения, но она расширялась слишком быстро. Вивер стала плести с маниакальной энергией, чтобы воплотить своё безумие и достигнуть бессмысленной цели.

Если раньше Вирм устанавливал равновесие путём роста и уничтожения, теперь он только уничтожал, так как ничто другое не могло удержать Вивер в узде. Но это изнурило Вирма, и он больше не мог сражаться. Он попался в Сеть и был вплетён в бессмысленный Фрактал.

Силы Равновесия не стало. Теперь Вирм стал Порчей, так как застойное Равновесие есть ничто иное, как распад и энтропия. Тот, что когда-то глотал свой хвост из-за стремления к целостности, теперь глотал его из-за ужасающей жажды поглощать.

Порча

Вирм в отчаянии. Он пытается заключить Вильда в Сеть. Со страшной силой он хочет ввести его в своё извращённое и статичное состояние. Но Вильд не может поддаться Вивер без того, чтобы погибнуть. Вселенная балансирует на грани, когда Вирм сжимает всё сущее, чтобы завлечь его в свою недвижимую клетку.

В ней он сидит, опутанный Фрактальной сетью, и посылает к Теллуриану свои безумные мысли. Эти его мысленные дети принимают в мирах Геи гротескную и порочную форму. Это множество личин Вирма — головы Гидры.

В некотором смысле, Вирм — шизофреник. Безумие и горе пленения во Фрактальной сети раскололи его личность. Он шлёт свои разъярённые мысли и чувства, чтобы они могли обрести форму и действовать там, где сам он не может. Эти чувства и мысли обретают собственное существование.

Троичный Вирм

Как сила Равновесия, Вирм использовал силы остальной Триады. Но с тех пор, как Равновесие было нарушено, стало возможно всё. Теперь Вирм пытается взять на себя функции Вивер и Вильда, однако его цель — уничтожить Вильда и опутать всё сетью безумия Вивер, чтобы мироздание разделило с ним его горе. Вивер с Вильдом стараются вовсю, чтобы достичь собственных целей, но это лишь играет на руку Вирму и ещё больше подрывает Равновесие. Вирм разделился на три субсущности, две из которых — жалкая пародия на Вильда и Вивер.

Считается, что вместе эти Вирмы равны по силе целестине Гее, но пока они разделены, эту силу невозможно задействовать полностью. Если они когда-нибудь объединятся в единый целеустремлённый организм — Апокалипсис на пороге. Основная причина, по которой Вирм ещё не уничтожил мир, заключается в том, что у его многочисленных воплощений есть собственные цели, но нет общего руководящего разума.

Порча: Вирм-Осквернитель

Вирм действует в Королевстве через своих слуг, которые разносят порчу в собственных целях. Порча — это вывернутая наизнанку сила Равновесия. Она доводит извращённость до предела и не даёт сделать собственный выбор. Порча — это сердцевина сумасшедшего Вирма, это она воплощена в Вирме-Осквернителе.

Многие человеческие мифы описывают как безвыходное положение Вирма, так и его власть над другими. Он и падший ангел, и змей из райского сада. Вирм-Осквернитель — наиболее могущественное воплощение Вирма.

Поглощение: Пожиратель душ

Вирму необходимо пожирать. Контроль над вселенной ускользнул от него, и теперь он пытается поглотить всё вокруг, чтобы убедить себя, что он владеет мирозданием. Сила Поглощения — это подражающая Вивер личность Вирма, та его часть, которая стремится к статическому равновесию. Как раньше Вивер пыталась упорядочить всё в соответствии со своими представлениями, так теперь Вирм пытается затолкнуть всё в свою пасть. Часть Вирма, которая стремится пожрать всё, называется Пожирателем душ или уроборосом.

Сила этого Вирма проявляется в увядании больного. Слабеющее здоровье утоляет голод Пожирателя душ.

Однажды этот Вирм прорвался в земной мир, но был изгнан ценой величайшего самопожертвования всего племени гару Кроатоан. Этому существу служит лорд мельинов Турифуг — он пытается создать проход, по которому Пожиратель душ вновь проникнет в миры Геи.

Погибель: Зверь войны

Разрушение — последний аспект Вирма, его личность, которая имитирует Вильда. Когда-то Вильд неудержимо мчал чрез вселенную. Он являл собой чистый хаос, и ничто не могло остановить его, кроме Вирма. Перед ним ни одна форма не могла остаться неизменной… Теперь так и с Вирмом Погибели, известным как Зверь войны.

Он — первобытное выражение ярости, вызванной пленением. Этот Вирм в виде Зверя безумия завладевает всеми, извращая человечность вампиров и благородство гару.

Потомство Фенриса зовёт его Змеем Мидгарда или Йормунгандом. Этому существу служит мельин Хеллбрингер.

Вирмы-Страсти

Он вздыхал, в нём страсть бурлила,У него мутился разум.И в свой лоб влепил он пулю.Чтоб со всем покончить разом.

Уильям Мейкпис Теккерей (Пер. А. Васильчикова)

Среди множества мыслей Вирма, которые откалываются и устремляются к Теллуриану, преобладают Страсти. Страсти — простейшие, или основные, эмоции Вирма. Они получают автономию лишь в ограниченной форме: это чувствующие, но не мыслящие существа. Это ничто иное, как чистые эмоции. Впрочем, они получают разум через своих слуг, таких как инкарны-мельины.

Эти Вирмы могущественны и примитивны, почти недосягаемы и непостижимы. С ними практически невозможно общаться без посредничества мельинов или губителей-инкарн. Однако некоторые смертные, например, Совет директоров «Пентекса», общаются с ними напрямую.

Танцоры Чёрной Спирали дают Вирмам-Страстям имена, но нет признаков, что они откликаются на них или хотя бы узнают их. Совет директоров «Пентекса» называет их либо Благодетелями, либо по эмоции, которую они представляют.

Вирмов Страстей больше, чем здесь перечислено: для каждой скверной эмоции есть свой Вирм.

Фобок, Страх

Страх — сильная эмоция, его можно обнаружить почти везде. У Вирма страха множество рабов, в отчаянии принимающих его власть над миром: сводящий внутренности страх. Если вы боитесь, вы служите Фобоку. Он питается вашим страхом.

Этой Страсти служит инкарна Хакейкен, тотем, с помощью которого смертные могут обращаться к столь могущественному Вирму.

Карнала, Вожделение

Вожделение — это чувство, порождённое Геей, оно влечёт её детей друг к другу. Но испорченное вожделение, нацеленное на извращения, неудовлетворённое вожделение — всё это область Вирма-Вожделения. Он злорадствует, видя в других грубую страсть, и превращает её в неугасимую похоть. Отчаяние из-за неудовлетворённого желания приводит к насилию, которое питает Карналу.

Императрица мельинов Элиара — главный служитель Вожделения. Это к ней взывают Чёрные Спирали и другие прислужники, чтобы получить дары похоти.

Ворус, Алчность

В человеческом обществе эта Страсть проявляется в виде безудержной меркантильности, расхищении природных богатств и хамства ведущих ток-шоу. Алчность питает всё это. Чем больше её жертвы гребут под себя, тем сильнее становится Ворус.

Ворус извращает общественные идеалы, чтобы некоторым хотелось больше остальных и они брали это силой. С помощью Карналы, Вирма-Вожделения, он внушает своим жертвам бессмысленные и ненужные желания. Это может оказаться пристрастием к фаст-фуду, гоночным машинам или модной одежде. Чтобы получить эти вещи, люди готовы пожертвовать природой и вымирающими видами животных. Натуральные вещи стоят на пути искусственных желаний.

Маштрак, Властолюбие

Это одна из наиболее могущественных Страстей, ибо в умах многих людей она воздвигла себе неприступную цитадель. Она столь сильна, что иногда её считают частью человеческой природы. Целые области психологии и философии посвящены «жажде власти». Всепоглощающее стремление к власти — это то, чего хочет эта Страсть. Целые слои общества следуют ей: от политиков и предпринимателей до военных диктаторов.

У Маштрака нет определённых служителей-мельинов: все твари Вирма служат ему по своей природе. Ему не нужен отдельный представитель — за него говорят все.

Абхора, Ненависть

Вотчина этой Страсти — ссоры и разногласия. Ненависть — источник её силы. Чем больше в мире ненависти, тем больше силы получает Абхора. Этот Вирм строит империи и теряет их из-за вмешательства людей мира и доброй воли. Но каждая новая потеря лишь сильнее раззадоривает его.

Месть — дитя Абхоры; так что даже гару подвержены его влиянию. Любая вендетта и любое желание отомстить усиливает Вирма-Ненависть.

За достижением целей этого Вирма следит лорд мельинов Сталь.

Ангу, Жестокость

Этот неоднозначный Вирм ещё более абстрактен, чем остальные Страсти. Его последователи знают, что он многообразен и любит представать в различных формах. Жестокость может принимать множество видов от психического насилия до пыток. Истинная сила Ангу лежит в жестокости во имя «общего блага», когда идеалы забываются и извращаются ради жестоких целей. Вирм-Ложь также принимает участие в этом пиршестве.

Кроме того, Ангу питается болью, а длительная и преднамеренная боль ещё вкуснее. Леди Эйф служит голосом этой Страсти.

Пселак, Ложь

Эта Страсть скрывает правду и окутывает мир вуалью фальши и обмана. Лицемерие — основное её оружие, и многие индейцы узнали об этом «благодаря» двуличным европейцам. Когда кто-то врёт, он не только разрушает частичку мира, но и питает Пселака.

Мельин Мен Дюбуа служит этой Страсти. Благодаря ему даже прислужники Вирма врут и обманывают друг друга. Губитель-инкарна Кирияма — тотем Чёрных Спиралей — лучший посредник между Пселаком и смертными, взыскующими его даров.

Сайкора, Паранойя

Этот Вирм объединился со Страстями Страха и Ненависти. Вместе они погружают жертву в атмосферу подозрительности, и вскоре её окружает паранойя и недоверие, уверенность, что «все» ополчились на неё. Эта Страсть совращает даже гару: межплеменные конфликты, как правило, возникают её стараниями. Нынешнее предубеждение против племени Уктена может быть работой этой сущности.

Дож мельинов Клайпс время от времени помогает Сайкоре.

Ри, Отчаяние

Отчаяние осквернило множество сердец. Его мертвящее касание вызывает сокрушительную печаль и чувство потери, заставляя многих отказаться от борьбы за лучшее существование. Жертвы Ри могут только отчаиваться и тосковать. Считается, что эта Страсть вызывает харано — этим словом гару называют непосильное отчаяние, возникающее даже у величайших из героев.

Вирму Отчаяния служит мельин Безымянный ангел отчаяния. Некоторые считают, что Безымянный ангел — это сам Вирм, скрытый под видимой маской, настолько сильно его самосознание. Ходят слухи, что среди всех Страстей только Отчаяние обладает подобием разума.

Летарг, Апатия

Предположительно, этот Вирм — производная или дитя Отчаяния. Вместо печали он приносит апатию и безразличие. Апатией поражено множество людей, живущих в пригородах, которые ничего не предпринимают по поводу распространяющейся порчи. Открывая жертвам глаза на рост уровня загрязнения и убеждая их, что с этим ничего не поделаешь, Летарг черпает силы из их равнодушного отчаяния.

Большинство успехов этого Вирма было достигнуто под руководством лорда Турифуга.

Вирмы стихий

Помимо троичного Вирма и Страстей, есть Вирмы, которые воплощают отдельные стихии. Считается, что они сделаны из экскрементов изначального Вирма. Их четверо; каждый — гротескная пародия на один из первоэлементов.

У этих Вирмов нет разума, они — вещество. Это позволяет инкарнам и другим служителям Вирма свободно использовать их в своих целях. Порождаемые Вирмами стихий яглинги и гафлинги становятся элементалями. Чёрные Спирали пробовали дать им имена, но они не слушали их.

Хога (Смог)

Это вывернутый образ Воздуха. Дышать ядовитыми испарениями этого существа невозможно. Хога проявляется на земле в ядовитых выбросах фабрик, смоге и токсичной копоти.

Вирмом Смога управляет мельин лорд Чок. С ним необходимо согласовать любое использование сил Смога.

Фурмас (Вирмогонь)

Это мрачное пламя — извращённый Огонь. Тело этого Вирма — токсичный жар, который пылает в центре земли. Всякий вирмогонь родом оттуда. Некоторые могучие Чёрные Спирали способны призывать вирмогонь и давать ему форму, но только у мельина Керна есть подлинная власть над ним.

Х’ругг (Грязь)

Х’ругг соответствует Земле. Считается, что он — худший из отбросов Вирма. Он проявляется в токсичных свалках. Всё, до чего дотронется, он превращает в новую порцию грязи. Грязь не способна подпитывать силы. По слухам, «Пентекс» с помощью Чёрных Спиралей готовится выпустить в продажу тесто, которое при определённом замешивании становится воплощением Грязи. Этому отвратительному Вирму служит лорд Коллум.

Вакша (Токсин)

Тёмное отражение Воды. Смертельный яд Вакши течёт во множестве веществ. Какую бы форму он не принял, он убьёт любого. Опаснейшие образцы уличных наркотиков — самоe его тело, его «причастие». Им управляет мельин леди Юл, на совести которой наплыв нелегальных лекарств, вызывающих отравление.

«Мечта одним… кошмар для прочих!»

Мерлин из фильма «Экскалибур»

Гару

«Дурак! Сиди смирно и слушай. Считаешь, что ты силён и способен на многое? Ха! Ты ничего ещё не знаешь о противнике… ты ещё не чуял вони Вирма. Вот когда его слуги вонзят когти в твоё нежное тельце, тогда ты побежишь к мамочке и пожалеешь, что был таким дураком!

Не слушай никого. Они лгут. Они скажут, что Вирмов много, и не все они одинаково извращены. Пф! Не слушай этих идиотов! Вирм — это Вирм, и все его воплощения — это зло! Они пожирают Гею множеством пастей, и она кричит в долгой агонии.

Твоей матери больно, тупица! Ты поможешь ей, или собираешься сидеть здесь, обдумывая загадки Вирма? Вставай! Дерись!»

Защитникам Геи хорошо известно о Вирме и его пагубном влиянии на мир. Гару обязаны противопоставить ярость порче. Они — последняя линия обороны Геи, но периметр дал брешь.

Для гару Вирм — единое существо, хотя они и знают о множестве его личин. Однако считается, что это хитрость, способ одурачить последователей и заставить их действовать в соответствии со своими планами. Гару думают, что разглядели под множеством масок лицо Единого Вирма. Для них смрад Вирма означает только зло, и не имеет никакого значения, в каком виде оно приходит.

Танцоры Чёрной Спирали

«Ах… слушай… вслушайся в своё сердцебиение. В пульсирующей в ушах крови ты сможешь услышать Его. Как он ворочается во тьме. Это наш повелитель, наш отец.

Наша мать была слаба и не могла дать нам даров. Нам — её возлюбленным детям! Мы страдали подобно остальным Её созданиям, мы, которые были лучше их всех. Но Вирм показал нам подлинный путь, путь к силе, соответствующей нашему высокому положению. Один взгляд в зеркало и мы узнали… да, мы узнали, что только сумасшедший выживет.

Знай это, наш секрет: Вирмов много. Он раздроблен, как и мы. Сумасшедший и стенающий, Он приходит к нам в виде многих. Избери одного и хорошо служи ему, и тогда обретёшь силу. Уничтожай любого, кто усомнится, что твой Вирм — это Истинный Вирм! Да, их много, но только твой — Единственный…

Ты озадачен? Хорошо… парадокс — благо для разума. Но одного мало. Нет, нужен парадокс за парадоксом, пока разум не треснет под их весом! Только сломанный разум ходит свободно! Только расколотая душа может охватить Всё!»

Много лет назад Танцоры Чёрной Спирали бросили Гею и связали свою судьбу с Вирмом. Все Чёрные Спирали в известной степени безумны из-за того, что видели чистую Порчу. Разумеется, они считают себя единственными просветлёнными гару и насмехаются над остальными, кто, подобно Звездочётам, претендует на поиск мистических истин. Ведь Чёрные Спирали уже нашли Истину.

Танцоры Чёрной Спирали считают, что Вирм — это множество существ, которое они зовут Гидрой, множеством личин Вирма. Его воплощения соперничают между собой за господство над Равновесием. Чёрные Спирали поняли, что наиболее действенный способ обрести личное могущество — это стать союзником одного из Вирмов и молиться о его окончательной победе над остальными.

Корпорация «Пентекс»

«Здравствуйте, джентльмены. Приступим к делу. Наш исполнительный директор обратил внимание, что не все сотрудники получили необходимый минимум информации о Благодетелях. Это недопустимо, так как продвижение наших интересов зависит от грамотных решений руководителей основных филиалов.

Перед вами лежит папка с инструкциями, копии которых можно при необходимости раздать в ваших отделах. Позвольте мне подытожить прилагаемый отчёт.

Направляющих нас существ в любых документах необходимо называть Благодетелями. Каждый член Совета директоров ответственен за исполнение целей одного из них.

Это иногда приводит к тому, что компания работает над противоположными задачами, поэтому-то и необходимо взаимодействие между отделами. Все отделы докладывают исполнительному директору. Отделы, которые не отчитались своевременно и точно о своих действиях, подвергаются штрафным санкциям согласно Уставу «Пентекса», раздел 5b, § 13. Надеюсь, джентльмены, нет нужды повторять, что в случае недоразумения возможности реабилитироваться не будет. Так что всегда будьте в курсе текущих дел.

Спасибо за внимание. Объявляю совещание оконченным».

Международный холдинг «Пентекс» продвигает интересы Вирма в Королевстве. Об этой зловещей цели известно далеко не всем сотрудникам. Только руководителям и тем, кому «знать необходимо», открывают правду о Вирме.

Совет директоров — это группа людей, которые руководят деятельностью компании. Поэтому его члены посвящены во многие тайны Вирма. Каждый из членов Совета отвечает перед одной из голов Гидры.

«Пентекс» хорошо знает состояние Вирма. Но даже ему неизвестно, насколько Вирм расколот. Многочисленные воплощения, направляющие Совет, работают над противоположными целями, умножая внутренние конфликты. Грамотное использование этой информации, быть может, способно парализовать работу компании.

Люди

Вирм извращает Гею с помощью людей-марионеток. Неведение — ключ к контролю над людьми. Мелочные желания, такие как богатство, власть и похоть — ниточки, за которые он дёргает человечество.

Отчасти в этом виноваты гару. Во времена Импергия люди отчаянно хватались за самую незначительную власть, лишь бы успокоить первобытный ужас, внушаемый человечеству оборотнями. Человеческая жажда могущества, безопасности и власти — это определённо заслуга гару.

Люди не знают о Вирме и той участи, которою он им уготовал.

Маги

«Как мне кажется, вопрос Вирма не стоит и выеденного яйца. Это космологическая концепция вымирающей расы гару, более известной как „ оборотни“.

Вирм — это их представления о порче. Их примитивное сознание представляет абстрактный процесс энтропии в виде духа. Дикари придерживаются анимизма и рассматривают любое явление как живое существо, обладающее личностью. Но рациональный подход обеспечивает разносторонний взгляд на вещи.

Энтропия — явление, присущее вселенной. Отрицать это бессмысленно. Гару, вымирающие в результате естественного хода эволюции, пытаются возложить ответственность за это на кого-то конкретного, пытаются найти ветряные мельницы, с которыми можно сразиться. Но победить энтропию невозможно, можно лишь приостановить её путём направленного распространения новой жизни.

С наступлением нового тысячелетия энтропия возрастает. Гару инстинктивно чувствуют это и интерпретируют как растущую мощь Вирма. Следует признать, что персонификация сложной для понимания абстракции действительно даёт оборотням некоторые силы для борьбы с ней…»

У каждого могущественного и влиятельного мага есть собственное мнение о Вирме. Индивидуалистичные маги не похожи один на другого, и каждый может хранить собственные тайны, связанные с Вирмом. Однако наиболее «рациональные» подписались бы под вышеприведённым мнением.

Вампиры

«Да будут прокляты эти блохастые твари! Как они смеют обращаться со мной, будто я дьявол во плоти! Я едва пережил встречу с одним из них.

Знаешь, это уже расизм. То есть они всех нас считают „извращёнными“. И этот их „Вирм“! Да что это за хрень такая? По мне, так это всё какой-то страх перед сексуальной сублимацией.

Не, ну правда! Бегать на четвереньках по лесам, когда можно сидеть в милой кафешке типа этой, потягивая… что они там любят пить… и болтать с такой красавицей, как ты…»

Прoклятые, как себя называют молодые вампиры, немало пострадали от гару. Большинство сородичей никогда не слышало о Вирме и не понимает, за что люпины (гару) так их ненавидят.

Из всех вампирских кланов больше всего о верованиях оборотней знают Гангрелы: некоторые даже поняли, почему гару их ненавидят. Бoльшая часть вампиров насмехается над представлениями гару, согласно которым все сородичи — извращённые дети Вирма, но некоторые нашли в них прискорбную правду.

Большинство вампиров не интересуется верованиями оборотней, особенно о таких первобытных вещах как Вирм. Заинтересовавшиеся же с восхищением считают его замечательной моделью своей «прoклятой» личности.

Текущая деятельность

Многочисленные воплощения Вирма постоянно замышляют коварные планы по извращению Теллуриана. Они редко работают сообща, и даже тогда общее дело страдает от ярости и распрей.

Вирм наиболее опасен, когда его силы направляют разумные последователи, такие как инкарны-мельины, Комитет Малфеаса или Совет директоров «Пентекса». Когда силы врага собраны — оборотней ждёт схватка.

Вирмы, о которых рассказывается в этой главе, должны оставаться на задворках мрачного мира готик-панка. С ними нельзя повстречаться в открытую. Они стоят за действиями вероломных злоумышленников. Вирмы — вершители судеб, они превращают мир в ад на земле, сами оставаясь в тени. Вирмов нельзя встретить лицом к лицу: они слишком велики, слишком сильны. Им можно противостоять только через столкновение со слугами.

И всё же легенды гласят, что в день Апокалипсиса величайшие герои гару сразятся с самими Вирмами на Краю Миров.

wod.su

Введение | Все оттенки Тьмы

Like a snake crawling up your spineYou got a feeling that you can’t defineYou got no ideas and you got no timeCause there’s a crack in the sidewalkCome the rains and come the floodsWash away our flesh and blood.

(House of Freaks, “Crack in the Sidewalk”)

Во тьме и на свету незримо извивается Вирм, сжимая мир кольцами. Мир медленно задыхается и умирает в его скользких чешуйчатых объятьях. Болезнь разъедает Гею, и Она корчится от боли. Недуг усиливается, но никто этого не замечает.

Никто, кроме гару, последней линии обороны против порчи и распада. Они — воины и защитники Геи. Последняя надежда повернуть вспять поток энтропии и побороть Вирма. И для этого им нужна ярость.

Первобытный зверь

Злоба и отчаяние Вирма первобытны. Его кольца завлекают в извращающие объятия всё сущее. Все, кого они коснутся, разделяют с Вирмом безумие. Через это сумасшествие затронутые Вирмом познают его ярость.

Зверь, одинаково ужасный для вампиров и оборотней — древнее наследие взаимоотношений с Вирмом. Зверь — это чувства без разума, чистое влечение и ничего более. Зверь — это и есть Вирм, но проявляется он во многих формах, ибо сознание Духа Равновесия расколото.

Словно Вирм, пленённый Фрактальной сетью, Зверь скован человеческим сознанием. Эти оковы не могут полностью сдержать его, но и не дают ему вырваться. Когда звериная ярость доходит до предела, он ревёт, насылая безумие. Зверь — это отражение Вирма в Сети.

Зверь в гару не дремлет. И хотя их ярость — проявление гнева и боли Геи, Вирм извращает даже Её гнев, и Зверь неистовствует в Её воинах. Оборотням пристало поддерживать внутреннюю чистоту, несмотря на то, что в них прорастает семя Вирма.

Таящийся внутри

Вирм нечасто проявляется открыто, скрываясь внутри извращаемых им вещей. Очень немногие способны чувствовать Вирма, так как это требует глубокой связи с ним. Ярость даёт Гару такую связь.

С помощью тёмного семени ярости оборотни способны разоблачить Вирм под любой личиной. Оно помогает им чувствовать его проявления, отыскивать их и сражаться с ними. Поэтому прислужники Вирма так боятся оборотней. Гару могут обращать клокочущую в них чёрную злобу, питаемую Вирмом, против него самого, борясь с противником его же оружием.

Но гару не должны позволять этому семени пустить корни, питать его ложными желаниями и злыми помыслами, или они станут его рабами. Однажды освобождённые стремления Вирма уже не сковать: их необходимо уничтожить.

Тема

Тема этой книги — порча; порча — сущность Вирма. Это общая нить, связывающая всех его прислужников. Через извращение и порчу возвышенных целей и идеалов Вирм наделяет силой. Щедрость, ставшая скупостью, мир — жестокостью, а любовь — ненавистью, всё это питает Вирма. Гару должны стеречь границы как снаружи… так и изнутри.

Настроение

Предчувствие скорого конца — это всеобщее настроение в преддверии Апокалипсиса. Долг гару — предотвратить его. К сожалению, слишком многие уступают харано, оплакивая то, что ещё можно сохранить. Любое существо из этой книги сделает судьбу встретившегося с ним мрачнее. На плечи каждого воина Геи ложится борьба с собственным отчаянием и необходимость обратить его против Вирма.

Как использовать эту книгу

«Книга Вирма» — это сборник материалов по Вирму и его стремлениям ко всеобщему извращению. Она предназначена для рассказчиков и содержит секреты, которые не должны стать достоянием игроков. Посмотрите правде в глаза: загадка не принесёт удовольствия, если вы знаете её решение. Любой может прочесть эту книгу, но игрок лишь испортит себе удовольствие.

«Книга Вирма» — мрачная книга со зловещим содержанием. Существа и люди из неё — антагонисты гару, милыми их не назовёшь. Если и есть в этой книге премудрость, то она кроется в сумасшествии. «Книга Вирма» отражает тёмную сторону нашего мира, раздутую до гротескных масштабов. Не все вещи в этой книге фантастичны, некоторые даже чересчур реальны. Опасность, которую несут окружающей среде страсть к наживе и хищническое освоение природы, отнюдь не вымысел.

О чём эта книга

Легенды гару. Пламя вечных мук. Гару редко рассказывают эту историю, но знать её необходимо, чтобы не повторить судьбу Белых плакальщиков (ныне жутких Танцоров Чёрной Спирали) и не поддаться порчи Вирма.

Глава 1. Танцоры Чёрной Спирали, клыки Вирма. Эта глава повествует о «потерянном племени» гару: их обществе, их ужасных обрядах, их Литании и их безумии.

Глава 2. Корпорация «Пентекс», кольца Вирма. «Пентекс» — транснациональная корпорация, чьё экономическое и политическое влияние по-настоящему пугает, ибо его источник лежит в Вирме. Глава содержит сведения об отделах «Пентекса», его специальных проектах, порочном Совете директоров, многочисленных дочерних компаниях и тактике по извращению мира.

Глава 3. Малфеас, логово Вирма. В Глубокой Умбре лежит отвратительный мир порчи и скверны, Малфеас. Это оперативная база многих самых могучих служителей Вирма. Здесь вынашиваются планы по вторжению в королевство Геи и сокрушению всякого сопротивления владычеству Вирма.

Глава 4. Вирм. Сам зверь. Вирм всеобъемлющ, он зло, непредставимое в истинной форме. Он является в образе множества различных существ: от змея, свернувшегося кольцом вокруг мира, до многоглавой гидры разрушения и злобы.

Глава 5. Порождения Вирма. Здесь описаны Дары и тотемы Танцоров Чёрной Спирали; фоморы-агенты «Пентекса»; чудовища, наводняющие Землю; твари, блуждающие по Умбре и извращённые фетиши. А также правила по использованию всего этого в игре.

Вирм в вашей хронике

Вовлечь Вирма и его прислужников в игру можно множеством различных способов. Они — основные сверхъестественные противники гару. В мире готик-панка «Апокалипсиса» маньяк-убийца, расстрелявший в угаре тридцать школьников, скорее всего будет одержим сущностью из мира духов. Впрочем, это не снимает с него вины, так как он может добровольно служить Вирму ради обещанного могущества. Зверь не входит без приглашения.

Люди могут быть достаточно жестокими и без помощи губителей или Вирма. Не объясняйте созданиями Вирма всё зло мира. Губителей лучше использовать на заключительном этапе падения. Одержимость — словно сахарная глазурь на торте уже порченой жизни.

Не пренебрегайте ничем для создания трагического момента. Насильственная одержимость, борьба за собственную душу может стать весьма эмоциональным ходом и только подчеркнуть темы свободной воли и внутренней чистоты.

Другим исходом битвы с Вирмом может стать смерть. Не бойтесь делать её неотъемлемой и драматической частью игр. Не разрешайте мёртвым персонажам оживать и появляться под конец приключения. Во всех величайших сагах и легендах есть рассказы о смерти героя. « Властелин колец» потерял бы живой элемент высочайшей жертвенности, не пади Боромир в бою с орками и собственной порочностью (смотрите выше об одержимости губителем). Жертвенность — важная часть мифических сказаний, из которых «Апокалипсис» черпает свои истории. Смерть — это сущность Апокалипсиса, ведь на кону стоит гибель мира.

«Апокалипсис» даёт шанс шагнуть в мир крайностей, в живой миф о людях с кристально чистым восприятием окружающей реальности. Подобному восприятию нам, современным людям, живущим в мире двойственности, остаётся только позавидовать. Мы потеряли ясный взор и целостность.

Набат

Конец близок… Вирм господствует над миром. Его прислужники, достигнув высот власти, стоят во главе незримых карательных армий или поселились в тихих тёмных местечках, готовые вползти в мир и сеять хаос.

Гару должны быть сильными, чтобы бороться с ними. Они должны придерживаться древних обычаев, но оставаться открытыми новому знанию. Только им известно, почему мир гибнет, только им видны знаки Апокалипсиса.

Пророчества исполнились. В решающей битве — под звук набата грядущего уничтожения — только героям под силу изменить судьбу мира.

wod.su

Легенды гару. Пламя вечных мук

Огни большого круга начали гаснуть, под пологом леса эхо вторило ночным зверям. Дурные предчувствия закрались в душу прежде весёлого собрания. По периметру каэрна выставили стражу, и все обитатели священного места сгрудились теснее, чтобы защититься от неведомых опасностей, таящихся в ночи.

Чтобы было светлее, огни разожгли вновь, но они не изгнали тени из душ собравшихся. Ночью Лунные танцоры сплетут рассказ о вероломном уничтожении целого племени. Оборотни принимают эту легенду близко к сердцу, ведь подобная участь может постигнуть каждого.

Спустя несколько гнетущих мгновений все взоры устремились к мириадам лесных теней. Историю рассказывают под покровом темноты: гару верят, что зло не может утащить в ночь тех, кого не видит. Эта традиция бережно сохраняется со времени похищения Белых плакальщиков из лона Геи. И она оберегает оборотней всё это время. Не откажутся от неё и нынешней ночью.

Бестелесные голоса Лунных танцоров прорезали ночь, ознаменовав начало истории.

Как и всегда, в то время алчность и жажда власти разрывали государства людей на части. Слуги Вирма радовались страданиям, выпавшим на долю человечества: некогда гордая Римская Империя орошала страницы истории последними каплями своей крови. Это было время перемен, когда зло стремилось завладеть сердцами людей и только смерть могла положить конец страданиям. Это было время, когда наши братья — Белые плакальщики — были отняты у нас, соблазнённые Вирмом. Это история нашего величайшего поражения.

Продвижение римлян было остановлено упрямыми Белыми плакальщиками и их родичами пиктами, оказавшими кровожадным легионам достойное сопротивление. Много лун сменилось, пока шла битва между двумя великими армиями. Холмы и долины Каледонии покрылись кровью, а небо затянуло дымом от тысяч погребальных костров. Крики умирающих были музыкой, под которую воины танцевали.

Так же быстро и внезапно, как началось, сражение закончилось. Впервые за много ночей армии откатились назад, чтобы посчитать павших и зализать раны. Затишье воинам не по душе; это беспокойство может понять только омытый смертью. Холодное безмолвие — худшая доля на войне.

В течение этого мнимого затишья фоморы воспользовались предательством и хитростью, чтобы обойти защиту и прокрасться мимо утомлённых воинов. Они спешно прошли сквозь всю страну к древним твердыням Вирма, лежащим в болотах Шотландии. Собрав всю ярость, гноящуюся в их чёрных душах, они принялись пробуждать извращённые каэрны. Фоморы освободили из долгого заточения множество омерзительных губителей, чтобы они собрали мечты людей и предали их забвению.

И вновь спокойствие было нарушено, и вновь война прокатилась по стране. Реки вновь наполнились кровью отчаявшихся людей. К сожалению, губители принесли пиктам не только войну: украдкой они вселялись в них, и появившиеся фоморы соблазняли людей и совокуплялись с ними, оскверняя благородную кровь отравой Вирма.

Прошли годы, и старые враги оставили пиктов в покое, ведь поражение людей было неминуемо. Был нанесён смертельный удар, и пиктам оставалось только ждать рождения ужасных звероподобных детей, которые предадут традиции забвению. Ночь подступила к пиктам и, казалось, что надежда потеряна.

Отродья губителей сеяли хаос и предательство, и Белые плакальщики пришли на помощь своим кинфолкам, стремясь отомстить Вирму за нанесённое оскорбление.

Они поспешили на север к ямам Вирма, из которых выползли их противники; поспешили, обуреваемые скорбью и яростью из-за мучений, которые выпали на долю кинфолков. Перед ними встал выбор: отважиться на отчаянный шаг сейчас или никогда боле. В молчаливом смирении Белые плакальщики вошли в яму тьмы.

Они отважно прорубали себе путь вниз по извилистым туннелям. Путь к центру логовища безумия не был простым. Брат за братом падал в объятия смерти, когда римские фоморы наносили удары из темноты и попирали безжизненные тела павших под их мечами. Но, исполненные ярости и отваги поколений воинов, Белые плакальщики теснили прислужников Вирма, пока не достигли чёрного колодца в центре каэрна. И тем скрепили свою судьбу.

Лишь один Белый плакальщик избежал оскверняющих щупалец Вирма и выбрался на поверхность. Имя его — Корорук. Он пробил себе путь наверх и, невзирая на охвативший его страх, прорвался сквозь земли людей к каэрну Белых плакальщиков. Там он рассказал, как Вирм протянул из адской ямы чёрные щупальца, и схватил его соратников, и затащил их в чернильно-чёрную дыру, наполненную криками и стонами тысяч невидимых чудовищ.

Корорук рассказал о том, как беспомощно смотрел на родичей, которых отняли у него и втянули в вопящее логово. Он злился, бессильный помочь им, покуда они не вернулись из ямы. Но расщеплённые сознания и тела, вышедшие из чёрного каэрна, уже не были гару. Они были чудовищно искорёжены, а их глаза горели пламенем вечных мук. Тёмное коварство звучало в их голосах, когда они говорили с ним, со своим братом, утверждая, что они больше не Белые плакальщики, но Танцоры Чёрной Спирали.

Корорук — последний из своей стаи — рассказал всё это и впал в милосердное забытьё.

Ночью, когда измученный разум Корорука невольно провалился в горячечный сон, его осквернённые родичи добрались до ослабевшего гару и насытили голод его плотью. Возможно, такая судьба лучше той, что разделили извращённые оборотни. По крайней мере, его душа обрела покой.

Сегодня, благодаря его отваге, мы можем рассказать эту историю. Он один пошёл наперекор стае и смог передать эту историю другим оборотням, чтобы они не разделили судьбу Белых плакальщиков. Пусть Гея бережно хранит и согревает его.

В поисках Белых плакальщиков Танцоры Чёрной Спирали прошли по стране с огнём и мечом. Они разрушили места, которые некогда звали домом, и это ознаменовало конец Белых плакальщиков как племени.

Ночь за ночью они прочёсывали леса бывшей родины и охотились на тех, кого недавно считали кинфолками. Никакой жалости не было к тем, кто отказывался проследовать путями Вирма — бoльшая часть племени Белых плакальщиков была жестоко убита. Искалеченные тела погибших стали уроком тем, кто не желал принимать жуткой правды Танцоров.

Но нашлись и те, кто присоединился к бывшим родичам и вместе с Чёрными Спиралями навсегда предал Гею. Некоторые добровольно предались тьме из-за силы, которую мог дать Вирм, другие ради возможности сокрушить своих врагов, а ещё были те, кто просто не желал видеть своё племя разделённым. Это были поистине тёмные времена для всех оборотней.

Примкнувших к Чёрным Спиралям привели в мерзкое логовище Вирма и погрузили в чёрную яму. Они лишились разума и заняли место рядом со своими товарищами. За несколько дней гордое племя Белых плакальщиков прекратило своё существование.

Покончив с этим, Чёрные Спирали зарылись в безопасные глубины земли. Они обитают там и поныне, выбираясь наружу только для распространения своей заразы и для коварного обольщения людей. Чёрные Спирали всё ещё рыскают в тенях человеческих устремлений, повсюду неся порчу и разлад. От них не может быть надёжной защиты.

Запомните этот рассказ и свято храните его. Пронесите его через поколения, чтобы никто из нас не забыл. Этот урок не должен повториться вновь.

Огни полностью погасли. Остался лишь багровый отсвет догорающих углей да призрачный след дыма, который плавно уносился в ночь. Безмолвие, сковавшее сердца собравшихся, ещё некоторое время пробудет с ними, как и всегда после пересказа этой трагедии.

Один за другим они растворились в ночи, скорбя о потерянных родичах. Наконец, тьма поглотила их вместе с извечными тайнами ночи. Гару знают, что Вирм ждёт и наблюдает.

Всё вновь погрузилось в тишину.

wod.su

Презентация книги «Вирма» | Центр поморской культуры

6 июля в зале администрации Беломорского района и 8 июля в Доме культуры Сумского Посада состоялись презентации книги Светланы Кошкиной «Вирма», вышедшей в июле в издательстве «BAREA» (г. Петрозаводск). Данный очерк – первый выпуск в серии «Исторические поселения Беломорского района».

Автор книги, сотрудник Центра поморской культуры г. Беломорска, посвятил свое исследование уроженцам старинного поморского села Вирмы. В его истории немало интересных и значимых событий, с некоторыми из которых и предлагается познакомиться читателям. Рецензентом издания выступила В.П. Кузнецова, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Института языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской академии наук.

 Презентация книги в зале администрации Беломорского района.

Фото В.С. Дрягуева

Огромную ценность представляют впервые опубликованные документы и фотографии из личных архивов жителей села Вирмы, городов Беломорска и Петрозаводска, а также материалы из источников XIX – начала XX веков: «Метрических книг Виремского прихода», «Адрес-календаря Архангельской губернии», «Памятных книжек Архангельской губернии», «Архангельских епархиальных ведомостей» и др. из фондов Архангельской областной научной библиотеки им. Н.А. Добролюбова, Национальной библиотеки и Национального архива Республики Карелия, архива Беломорского муниципального района.

Коренные виремчанки Мария Разумовна Подлесская

и Галина Николаевна Давидович 

Лишь только малая толика многовековой истории села нашла отражение в книге, которая увидела свет во многом благодаря виремчанам: их цепкой памяти, любви к малой Родине. Неоценимую помощь оказали они автору.

Издание адресовано всем интересующимся историей Русского Севера, а также англоязычным читателям: информация о книге, подписи к фотографиям и документам переведены на английский язык.

Немало положительных отзывов прозвучало в адрес организаторов презентаций, на которых можно было услышать аудиозаписи старожил Вирмы, посмотреть фотографии из личных архивов виремчан, видеозарисовку «Вирма». Неоценимую помощь оказали сотрудники Фонограммархива Института языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН, предоставившие для проведения вечеров аудиозаписи 1959 года: поморские песни в исполнении виремских женщин Фатины Васильевны Поповой, Анфусы Николаевны Чистиковой, Анастасии Ивановны Чистиковой, Глафиры Михайловны Афанасьевой.

Дарья Юрова, воспитанница Петрозаводской детской школы искусств

имени М.А. Балакирева 

 

 Любовь Викторовна Сидорова, начальник отдела культуры 

администрации Беломорского района 

 

Светлана Викторовна Кошкина 

Кроме того, огромную поддержку оказали участники Сумпосадской фольклорной группы, радушно встретившие организаторов мероприятия в старинном поморском селе Сумский Посад. Мы признательны за помощь в проведении презентаций И.В. Кузичевой, Главе Беломорского муниципального района, Л.В. Сидоровой, начальнику отдела культуры администрации Беломорского района, Т.А. Бахиревой, депутату Совета Сумпосадского сельского поселения, Н.Г. Мошкаревой, методисту Сумпосадского дома культуры, М.В. Июдиной, заместителю директора Петрозаводской детской школы искусств им. М.А. Балакирева, а также самой юной участнице, воспитаннице этой школы Дарье Юровой, исполнившей песню «Я хочу, чтобы не было больше войны».

Необходимо добавить, что Л.В. Сидорова, начальник отдела культуры администрации Беломорского района, вручила автору книги С.В. Кошкиной Почетную грамоту Министерства культуры Республики Карелия за большой личный вклад в дело сохранения историко-культурного наследия Беломорского района и продвижение творческих идей в области исторического и литературного краеведения.

Организаторы и участники презентации книги «Вирма» 

 

 Сумпосадская фольклорная группа на презентации книги

в Сумпосадском доме культуры 

 

Ирина Викторовна Кузичева, Глава Беломорского муниципального района

во время выступления на презентации книги

в Сумпосадском доме культуры 

 

 Организаторы и участники презентации книги в Сумском Посаде 

О.А. Степанова,

Центр поморской культуры

pomorskibereg.ru

Презентация книги «Вирма» — Поморский берег

6 июля в зале администрации Беломорского района и 8 июля в Доме культуры Сумского Посада состоялись презентации книги Светланы Кошкиной «Вирма», вышедшей в июле в издательстве «BAREA» (г. Петрозаводск). Данный очерк – первый выпуск в серии «Исторические поселения Беломорского района».

Автор книги, сотрудник Центра поморской культуры г. Беломорска, посвятил свое исследование уроженцам старинного поморского села Вирмы. В его истории немало интересных и значимых событий, с некоторыми из которых и предлагается познакомиться читателям. Рецензентом издания выступила В.П. Кузнецова, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Института языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской академии наук.

Огромную ценность представляют впервые опубликованные документы и фотографии из личных архивов жителей села Вирмы, городов Беломорска и Петрозаводска, а также материалы из источников XIX – начала XX веков: «Метрических книг Виремского прихода», «Адрес-календаря Архангельской губернии», «Памятных книжек Архангельской губернии», «Архангельских епархиальных ведомостей» и др. из фондов Архангельской областной научной библиотеки им. Н.А. Добролюбова, Национальной библиотеки и Национального архива Республики Карелия, архива Беломорского муниципального района.

Лишь только малая толика многовековой истории села нашла отражение в книге, которая увидела свет во многом благодаря виремчанам: их цепкой памяти, любви к малой Родине. Неоценимую помощь оказали они автору.

Издание адресовано всем интересующимся историей Русского Севера, а также англоязычным читателям: информация о книге, подписи к фотографиям и документам переведены на английский язык.

Немало положительных отзывов прозвучало в адрес организаторов презентаций, на которых можно было услышать аудиозаписи старожил Вирмы, посмотреть фотографии из личных архивов виремчан, видеозарисовку «Вирма». Неоценимую помощь оказали сотрудники Фонограммархива Института языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН, предоставившие для проведения вечеров аудиозаписи 1959 года: поморские песни в исполнении виремских женщин Фатины Васильевны Поповой, Анфусы Николаевны Чистиковой, Анастасии Ивановны Чистиковой, Глафиры Михайловны Афанасьевой.

Кроме того, огромную поддержку оказали участники Сумпосадской фольклорной группы, радушно встретившие организаторов мероприятия в старинном поморском селе Сумский Посад. Мы признательны за помощь в проведении презентаций И.В. Кузичевой, Главе Беломорского муниципального района, Л.В. Сидоровой, начальнику отдела культуры администрации Беломорского района, Т.А. Бахиревой, депутату Совета Сумпосадского сельского поселения, Н.Г. Мошкаревой, методисту Сумпосадского дома культуры, М.В. Июдиной, заместителю директора Петрозаводской детской школы искусств им. М.А. Балакирева, а также самой юной участнице, воспитаннице этой школы Дарье Юровой, исполнившей песню «Я хочу, чтобы не было больше войны».

Необходимо добавить, что Л.В. Сидорова, начальник отдела культуры администрации Беломорского района, вручила автору книги С.В. Кошкиной Почетную грамоту Министерства культуры Республики Карелия за большой личный вклад в дело сохранения историко-культурного наследия Беломорского района и продвижение творческих идей в области исторического и литературного краеведения.

О.А. Степанова,

Центр поморской культуры

Фотогалерея "Презентация книги «Вирма»

В зале администрации Беломорского района

Дарья Юрова, воспитанница Петрозаводской детской школы

искусств имени М.А. Балакирева

Коренные виремчанки М.Р. Подлесская и Г.Н. Давидович

Л.В. Сидорова, начальник отдела культуры

администрации Беломорского района

А.А. Попов

А.Н. Крючкова, Почетный гражданин Беломорска

Автор книги С.В. Кошкина

Сумпосадская фольклорная группа на презентации книги

в Сумпосадском доме культуры

Организаторы и участники презентации книги в Сумпосаде

Читать книгу С.В. Кошкиной «Вирма»

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

karjalanmu.ru

Вирма | Центр поморской культуры

В 35 км к юго-востоку от административного центра Беломорского района города Беломорска между селением Сумпосад и деревней Сухое расположено старинное поморское поселение Вирма. Оно раскинулось по берегам мелководной и узкой, впадающей в Белое море речки Вирмы.

Вирма. Фото Валерия Кошкина

Считается, что еще в начале XII века виремские земли обосновали карелы, нашедшие здесь саамов, которые ушли дальше на север. Позже, как и старинное селение Сороку, Вирму начали заселять новгородцы, и она, наряду с другими поморскими селами и деревнями, долгое время являлась вотчиной Марфы-посадницы, а затем и Соловецкой обители. Река Вирма упоминается в письменных источниках с 1459 года.

Как пишет историк В. О. Ключевский, в селении на Вирме у пристани, на приобретенной Соловецким монастырем земле был двор, в котором жил монастырский приказчик, «старец-ватаман», и хранились «всякие потребы и запасы», «есть намек и на то, что здесь рано образовалась волость и содействием монастыря поставлена церковь, одна из первых в крае, при которой жил назначавшийся монастырем «инок-иерей», соединявший с должностью приходского священника обязанность надзора за монастырским двором».Из писцовых книг Обонежской Пятины писца Л. Лихачева 1563 года: «В Вирме реки поставлена церковь ново после письма верховный апостол Петр и Павел, а у церкви черный поп… деревня у Вирмы 1 двор дьяка, 1 двор пономарский, 1 двор монастырский… деревня на усть Вермы на Корзе, 17 крестьянских дворов, 11 дворов бобыльских, 3 обжи…»Эта запись свидетельствует о том, уже в те далекие времена Вирма была довольно крупным поморским селением, в ней располагался церковный приход. Первым священ-ником был некто Иоанн Сорокин.Таковы первые упоминания о Петропавловской церкви – уникальном памятнике деревянного зодчества, который и сегодня возвышается у подошвы гранитной скалы на левом берегу реки Вирмы.Каждый год 12 июля в Вирме отмечается праздник Петра и Павла, как двух почитаемых «первоверховных святых апостолов», что ревниво служили Господу и распространяли Христову веру.

Старинное поморское село Вирма. Фото Валерия Кошкина

В 1838 году село Вирма было приписано к Сумскому приходу, но в 1893-м восстановлено в самостоятельный приход. С этого времени священником Виремского прихода начал служить Михаил Ильин Тамицкий.

В 1896 году количество дворов составляло 70, жителей – 385 человек.В начале XX века жители Вирмы продолжали заниматься рыболовством. Жизнь виремских рыбаков, промышлявших каждую весну на Мурманском берегу, описал в 1913 году известный краевед Поморья Иван Матвеевич Дуров:«Виремские промышленники в общей сложности имеют около 55–60 промысловых судов типа шняк и ёл. Промышленники на эти суда набираются в той же Вирме, что, считая по 3 человека на ёлу, составляет 165–180 человек (не считая занятых на горе). Подавляющему большинству (за исключением некоторых хозяев судов, которые едут на Мурман через Архангельск), приходится ехать на Мурман прямым рейсом мурманского пароходства. Всей этой массе рыбаков приходится садиться на пароход на Сумском рейде. От Вирмы до места посадки 15–17 верст. Но главная беда в том, что ехать приходится мелкими проливами, доступными для проезда мелких карбасов, и то лишь во время прилива. Такое положение посадки создает массу неудобств для рыбаков, для которых прибыть на Мурман вовремя является вопросом первой важности».

Храм Петра и Павла. Фото Валерия Кошкина

В 1930-х годах Вирма не избежала участи коллективизации: здесь, как и повсеместно, организовали рыболовецкий колхоз «Труженик». Его рыбаки вели промысел в Белом и Баренцевом морях, добывали водоросли фукус и ламинарию, известную под названием морская капуста. В 1932 году на мурманский промысел из виремского колхоза отправились 22 рыбака. В колхозе насчитывалось 8 бригад, 50 процентов всех рыбаков, занятых на путине – женщины.

 Читать книгу С.В. Кошкиной «Вирма» (Петрозаводск, 2012)

Вирма: виртуальная выставка фотографий и документов из фондов Центра поморской культуры http://pomorskibereg.ru/virma/

 

pomorskibereg.ru