Книга Вслепую @bookwithsecret. Книга вслепую


Книга Вслепую читать онлайн Карин Слотер

Карин Слотер. Вслепую

Округ Грант - 1

 

Моему отцу, который привил мне любовь к Югу,

и Билли Беннету, который вдохновил меня о нем написать.

 

Понедельник

 

1

 

Сара Линтон развалилась на стуле, бубня в телефонную трубку нежное «да, мамочка». Интересно, наступит ли день, когда мать перестанет видеть в ней ребенка…

– Да, мамочка, – повторила Сара, постукивая авторучкой по столу.

Щеки пылали жаром, накатило щемящее чувство неловкости.

Раздался стук в дверь кабинета.

– Доктор Линтон?

Сара едва подавила вздох облегчения.

– Мне нужно идти, – сказала она матери. Та бросила последний упрек и повесила трубку.

Нелли Морган открыла дверь и сурово посмотрела на Сару. Нелли, офис-менеджер детской клиники Хартсдейла, была единственной из руководства, кого Сара знала лично. Нелли управляла учреждением с незапамятных времен, еще когда Сара сама здесь лечилась.

– У тебя щеки горят, – отметила Нелли.

– На меня только что накричала мать.

– И видимо, по делу. – Нелли приподняла бровь.

– Видимо, – произнесла Сара, надеясь закрыть тему.

– Из лаборатории пришли анализы на Джимми Пауэлла, – сказала Нелли, не сводя взгляда с Сары. – И почта, – добавила она, бросив стопку писем в корзину с входящей корреспонденцией.

Пластик прогнулся под новым весом.

Сара вздохнула, пробегая глазами факс. В хорошие дни она имела дело только с воспалением уха или горла. Теперь предстояло сообщить родителям, что их двенадцатилетний сын болен острой миелобластозной лейкемией.

– Плохие новости, – догадалась Нелли.

Она достаточно долго проработала в клинике, чтобы понимать вести из лаборатории.

– Плохие, – подтвердила Сара, потирая глаза. – Совсем плохие. – Она откинулась на спинку стула и спросила: – Пауэллы сейчас в Диснейленде, верно?

– Да, у мальчика день рождения, – ответила Нелли. – Сегодня вечером должны вернуться.

Саре стало очень грустно. У нее никак не могло войти в привычку сообщать подобные вещи.

– Я запишу их на утро, – предложила Нелли.

– Ладно. – Положив результаты анализов в карту Джимми Пауэлла, Сара взглянула на часы на стене и громко ахнула. – Они отстают? – Она сверила время с наручными часами. – Я должна была встретиться с Тесс пятнадцать минут назад, мы хотели вместе пообедать.

Нелли взглянула на собственные часы:

– Так поздно? Пора, скорее, ужинать.

– Это единственное свободное окошко. – Собирая больничные карты, Сара задела корзину с письмами, и вся стопка полетела на пол, треснул пластик. – Черт!

Нелли бросилась было их собирать, но Сара остановила ее. Она не любила, когда люди за ней убирали, к тому же если Нелли и сумеет опуститься на колени, то уж точно не поднимется сама, без посторонней помощи.

– Не нужно, я подберу, – сказала Сара, подхватив с пола всю стопку и бросив ее на стол. – Что-нибудь еще?

Нелли расплылась в улыбке:

– На третьей линии Толливер.

У Сары екнуло сердце. Она работала городским педиатром и коронером – следователем по делам о насильственной смерти. Джеффри Толливер, ее бывший муж, служил начальником полиции. Он мог позвонить Саре посреди дня только по двум причинам, и ни одна из них не предвещала ничего приятного.

Сара встала и взяла трубку, надеясь на меньшее из зол: «Кто-то умер».

Голос Джеффри был искажен, и Сара решила, что он звонит по сотовому.

knijky.ru

Книга Вслепую @bookwithsecret Instagram Users, Photos, Hashtag Featured

3 weeks ago

25 ЛУЧШИХ КНИГ ПО САМОРАЗВИТИЮ И ЭФФЕКТИВНОСТИ⠀ ⠀⠀ ⠀⠀ 1. «Магия утра», Х. Элрод⠀ Создать утренний ритуал самосовершенствования.⠀ ⠀⠀ 2. «Гибкое сознание», К. Дуэк⠀ Изменить характер и развить творческие способности и интеллект.⠀ ⠀⠀ 3. «Семь навыков высокоэффективных людей», С. Кови⠀ Научиться пониманию себя и внутренней работе.⠀ ⠀⠀ 4. «Как привести дела в порядок», Д. Аллен⠀ Освободить сознание от потока задач.⠀ ⠀⠀ 5. «Инструменты титанов», Т. Феррис⠀ Учиться у выдающихся личностей.⠀ ⠀⠀ 6 .«Чек-лист», А. Гаванде⠀ Избегать ошибок, используя чек-лист.⠀ ⠀⠀ 7. «Гид по хорошей жизни», У. Б. Ирвин⠀ Преобразить жизнь.⠀ ⠀⠀ 8. «Жёсткий менеджмент», Д. Кеннеди⠀ Избавиться от пожирателей времени и взять жизнь под контроль.⠀ ⠀⠀ 9. «Код экстраординарности», В. Лакияни⠀ Выбрать жизнь в соответствии с предназначением.⠀ ⠀⠀ 10. «Эссенциализм», Г. Маккеон⠀ Избавиться от лишнего.⠀ ⠀⠀ 11. «С победой в уме», Л. Бэшем⠀ Научиться ментальной тренировке.⠀ ⠀⠀ 12. «Привычка делать все вовремя», Н. Фьоре⠀ Понять причины прокрастинации и справиться с ней.⠀ ⠀⠀ 13. «Кайдзен: шаг за шагом к цели», Р. Маурер⠀ Маленькими шагами к большим целям.⠀ ⠀⠀ 14. «Правила мозга», Д. Медина⠀ Работать эффективнее и чувствовать себя счастливее.⠀ ⠀⠀ 15. «18 минут», П. Брегман⠀ Изменить жизнь к лучшему.⠀ ⠀⠀ 16. «Психокибернетика», М. Мольц⠀ Запрограммировать себя на успех.⠀ ⠀⠀ 17. «Восхождение супермена», С. Котлер⠀ Работать в состоянии потока.⠀ ⠀⠀ 18. «Ты очень крутой!», Д. Синчеро⠀ Услышать свой истинный голос и жить жизнью мечты.⠀ ⠀⠀ 19. «Максимальная концентрация», Л. Палладино⠀ Достигнуть расслабленно-сосредоточенного состояния.⠀ ⠀⠀ 20. «Моджо», М. Голдсмит⠀ Входить в состояние сознания, в котором удаётся всё.⠀ ⠀⠀ 21. «Привычка достигать», Б. Рот⠀ ⠀⠀ 22. «Гениальность на заказ», М. Леви⠀ Раскрыть творческие способности с помощью фрирайтинга.⠀ ⠀⠀ ⠀ 23. «Тонкое искусство пофигизма», М. Мэнсон⠀ Спокойно относиться к неудачами, знать, на что направить усилия.⠀ ⠀⠀ ⠀ 24. «Мастерство», Д. Леонард⠀ Выбрать достойный путь в жизни — путь мастерства.⠀ ⠀⠀ ⠀ 25. «Как Адам Смит может изменить вашу жизнь», Р. Робертс⠀ ⠀ ⠀ ⠀ ⠀ Ну а что касается нашей коллекции, то каждая из наших крошечек может изменить вашу жизнь! 📚

462 0

www.buzzsta.com

Читать онлайн книгу Вслепую - Карин Слотер бесплатно. 1-я страница текста книги.

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 17 страниц)

Назад к карточке книги

Карин СлотерВслепую

Моему отцу, который привил мне любовь к Югу,

и Билли Беннету, который вдохновил меня о нем написать.

Понедельник
1

Сара Линтон развалилась на стуле, бубня в телефонную трубку нежное «да, мамочка». Интересно, наступит ли день, когда мать перестанет видеть в ней ребенка…

– Да, мамочка, – повторила Сара, постукивая авторучкой по столу.

Щеки пылали жаром, накатило щемящее чувство неловкости.

Раздался стук в дверь кабинета.

– Доктор Линтон?

Сара едва подавила вздох облегчения.

– Мне нужно идти, – сказала она матери. Та бросила последний упрек и повесила трубку.

Нелли Морган открыла дверь и сурово посмотрела на Сару. Нелли, офис-менеджер детской клиники Хартсдейла, была единственной из руководства, кого Сара знала лично. Нелли управляла учреждением с незапамятных времен, еще когда Сара сама здесь лечилась.

– У тебя щеки горят, – отметила Нелли.

– На меня только что накричала мать.

– И видимо, по делу. – Нелли приподняла бровь.

– Видимо, – произнесла Сара, надеясь закрыть тему.

– Из лаборатории пришли анализы на Джимми Пауэлла, – сказала Нелли, не сводя взгляда с Сары. – И почта, – добавила она, бросив стопку писем в корзину с входящей корреспонденцией.

Пластик прогнулся под новым весом.

Сара вздохнула, пробегая глазами факс. В хорошие дни она имела дело только с воспалением уха или горла. Теперь предстояло сообщить родителям, что их двенадцатилетний сын болен острой миелобластозной лейкемией.

– Плохие новости, – догадалась Нелли.

Она достаточно долго проработала в клинике, чтобы понимать вести из лаборатории.

– Плохие, – подтвердила Сара, потирая глаза. – Совсем плохие. – Она откинулась на спинку стула и спросила: – Пауэллы сейчас в Диснейленде, верно?

– Да, у мальчика день рождения, – ответила Нелли. – Сегодня вечером должны вернуться.

Саре стало очень грустно. У нее никак не могло войти в привычку сообщать подобные вещи.

– Я запищу их на утро, – предложила Нелли.

– Ладно. – Положив результаты анализов в карту Джимми Пауэлла, Сара взглянула на часы на стене и громко ахнула. – Они отстают? – Она сверила время с наручными часами. – Я должна была встретиться с Тесс пятнадцать минут назад, мы хотели вместе пообедать.

Нелли взглянула на собственные часы:

– Так поздно? Пора, скорее, ужинать.

– Это единственное свободное окошко. – Собирая больничные карты, Сара задела корзину с письмами, и вся стопка полетела на пол, треснул пластик. – Черт!

Нелли бросилась было их собирать, но Сара остановила ее. Она не любила, когда люди за ней убирали, к тому же если Нелли и сумеет опуститься на колени, то уж точно не поднимется сама, без посторонней помощи.

– Не нужно, я подберу, – сказала Сара, подхватив с пола всю стопку и бросив ее на стол. – Что-нибудь еще?

Нелли расплылась в улыбке:

– На третьей линии Толливер.

У Сары екнуло сердце. Она работала городским педиатром и коронером – следователем по делам о насильственной смерти. Джеффри Толливер, ее бывший муж, служил начальником полиции. Он мог позвонить Саре посреди дня только по двум причинам, и ни одна из них не предвещала ничего приятного.

Сара встала и взяла трубку, надеясь на меньшее из зол: «Кто-то умер».

Голос Джеффри был искажен, и Сара решила, что он звонит по сотовому.

– Ты извини, – сказал он, – но я вишу на телефоне уже десять минут. А если б это был неотложный случай?

Сара начала сгребать бумаги в портфель. В клинике существовало общепринятое мнение, что Джеффри должен пройти через огонь и воду, чтобы связаться с Сарой. Ее удивило, что Нелли вообще не забыла сказать, что он звонит.

– Сара?

Сара взглянула на дверь и пробормотала:

– Знала же, что нужно сматываться.

– Что? – спросил он, и за голосом в трубке послышалось эхо.

– Я предупреждала, чтобы меня сразу звали в экстренных случаях, – выдумала она. – Где ты?

– В колледже. Жду здешних увальней.

Так он называл охрану студенческого городка технологического университета Гранта – государственного учебного заведения в центре города.

– Что случилось?

– Просто хотел спросить, как у тебя дела.

– У меня все прекрасно, – фыркнула Сара и достала бумаги, не понимая, зачем запихнула их в портфель.

Она просмотрела некоторые карты и положила их в боковой карман.

– Я опаздываю на обед с Тесс. Что ты хотел?

Джеффри был обескуражен столь резким тоном.

– Вчера ты показалась мне сильно расстроенной, – сказал он. – В церкви.

– Я не была расстроенной, – пробормотала Сара, просматривая почту. Замерла, натолкнувшись на открытку. На лицевой стороне изображение университета Эмори в Атланте, ее альма-матер. Рядом с напечатанным адресом детской клиники слова: «Для чего ты оставил меня?»

– Сара?

Ее бросило в жар.

– Мне надо идти.

– Сара, я…

Сара повесила трубку, засунула в портфель еще три карты и открытку и вышла через запасной вход, чтобы никто не заметил.

На улице в глаза ударил яркий солнечный свет. В воздухе появился холодок, которого еще утром не было, темные тучи обещали к вечеру дождь.

Мимо промчался красный «тандерберд», из окна высунулась детская ручка.

– Привет, доктор Линтон! – крикнул ребенок.

– Привет, – махнула Сара в ответ, переходя через дорогу. Перекладывая портфель из руки в руку, она пересекла лужайку перед колледжем. Повернув направо на тротуар, прошла по Мейн-стрит и через пять минут оказалась в закусочной.

Тесс сидела за дальним столиком в пустом помещении и ела гамбургер, хмурая и недовольная.

– Извини за опоздание, – сказала Сара, подходя к сестре, и улыбнулась.

Тесс продолжала сердито глядеть на нес.

– Мы договаривались в два. Сейчас уже полтретьего.

– Нужно было разобраться с бумагами, – объяснила Сара, демонстрируя набитый портфель.

Тесс работала водопроводчиком, как и их отец. Забитые стоки – дело нешуточное, но Линтону и Тесс редко приходилось отвечать на срочные звонки, которые Сару донимали постоянно. Родные не могли понять, насколько у нее бывают загружены дни, и неизменно обижались на опоздания.

– Я звонила в морг в два, – заявила Тесс, грызя картофель фри. – Тебя там не было.

Сара со вздохом села и зачесала волосы.

– Я забежала на секунду в клинику, позвонила мама и украла у меня кучу времени. – Она остановилась на обычном предлоге. – Можешь дуться на меня весь обед, а можешь простить, тогда я куплю тебе шоколадный торт с кремом.

– «Ред велвет», – потребовала Тесс.

– По рукам, – согласилась Сара с неимоверным облегчением. Ей хватало проблем с матерью.

– Кстати, о телефонных звонках, – начала Тесс, и Сара сразу поняла, о чем речь. – Как там Джеффри?

Сара приподнялась, сунула руку в передний карман и достала оттуда две пятидолларовые купюры.

– Он позвонил, когда я выходила из клиники.

– Что сказал?

– Я повесила трубку до того, как он успел что-либо сказать, – ответила Сара, передавая сестре деньги.

Тесс сунула их в задний карман голубых джинсов.

– Говоришь, мама звонила? Ох, она на тебя сердита.

– Я сама на себя сердита, – вздохнула Сара.

Два года прошло после развода, а она до сих пор не могла отделаться от бывшего мужа. Сара колебалась между ненавистью к Джеффри Толливеру и презрением к самой себе за эту ненависть. Ей бы хотелось однажды проснуться и не думать о нем, напрочь выкинуть из своей жизни. Вчера, как и сегодня, этого не получилось.

Пасхальное воскресенье было важным событием для ее матери. Сара не отличалась религиозностью, но надеть колготки раз в год – не такая уж большая цена за счастье Кэти Линтон. Сара не ожидала, что Джеффри тоже придет в церковь. Она случайно заметила его после первого гимна. Джеффри сидел на три ряда дальше, справа, и они одновременно увидели друг друга. Сара заставила себя отвернуться первой.

Пришлось тупо смотреть на проповедника, не слыша его слов, и спиной чувствовать взгляд Джеффри. От этого пристального взгляда Сару бросило в жар. Несмотря на присутствие матери, Тесс и отца – они все сидели рядом, – ее тело реагировало на внимание Джеффри. По весне Сара превращалась в совершенно другого человека.

Она ерзала на стуле, практически ощущая, как Джеффри прикасается к ней, как по коже скользит его ладонь… и тут мать толкнула ее локтем в бок. Судя по выражению лица, она догадалась, что у Сары на уме, и была полна негодования. Кэти сердито сложила руки на груди, всем своим видом показывая, что ее дочь попадет в ад, если может думать о сексе в баптистской церкви в пасхальное воскресенье.

Последовала молитва, еще один гимн. Выждав достаточное количество времени, Сара взглянула через плечо па Джеффри и обнаружила, что он спит, свесив голову на грудь. В этом вся проблема с Джеффри: мысли о нем намного лучше реальности.

Тесс постучала по столу, чтобы привлечь внимание сестры:

– Сара?

Сара прижала руку к груди, чувствуя, что сердце бьется так же часто, как вчерашним утром в церкви.

– Что?

Тесс одарила ее многозначительным взглядом, но, к счастью, промолчала.

– Что тебе сказал Джеб?

– Когда?

– Я видела, как вы разговаривали после работы. Так что он сказал?

Сара не знала, врать или нет. Наконец ответила:

– Он пригласил меня пообедать, но я отказалась, потому что уже договорилась с тобой.

– Ты могла переиграть.

– Мы идем ужинать в среду, – пожала плечами Сара.

Тесс довольно хлопнула в ладоши.

– Боже! – простонала Сара. – И о чем я думала!

– Явно не о Джеффри, – отметила Тесс. – Так?

Сара взяла меню, хотя оно было ей совершенно не нужно. Ее семья обедала в закусочной «Грант» на заправочной станции каждую неделю, и единственное изменение в меню произошло, когда Пит Уэйн, владелец, добавил к десертам козинаки из арахиса в честь тогдашнего президента Джимми Картера.

Тесс осторожно забрала у Сары меню.

– Ты в порядке?

– Опять весна, – сказала Сара, роясь в портфеле. Она нашла открытку и показала Тесс. Сестра не взяла ее, и Сара зачитала вслух: – «Для чего ты оставил меня?»

Она положила открытку на стол, ожидая реакции Тесс.

– Это из Библии? – уточнила Тесс.

Сара уставилась в окно, пытаясь успокоиться. Вдруг она встала со словами:

– Мне нужно помыть руки.

Махнув рукой, Сара удалилась в глубь закусочной, к туалету, едва сдерживая слезы. Дверь в дамскую комнату не вмещалась в косяк еще с незапамятных времен, поэтому Сара с силой дернула за ручку. Маленькое помещение с черно-белым кафелем было прохладным и тихим. Она прислонилась спиной к стене и закрыла лицо руками, пытаясь избавиться от впечатлений последних двух часов. Из головы не выходили результаты анализов Джимми Пауэлла. Двенадцать лет назад, когда Сара проходила интернатуру в больнице Грейди в Атланте, она узнала, что такое смерть, и, казалось, привыкла к ней. Отделение неотложки в Грейди считалось лучшим на весь юго-восток, и Сара насмотрелась на сложные травмы: от ребенка, проглотившего пачку лезвий, до девочки-подростка, которой сделали нелегальный аборт вешалкой для одежды.

Когда в детской клинике появлялся очередной Джимми Пауэлл, Сару сокрушал ужас. Джимми Пауэлл, который любит смотреть баскетбол в колледже, который собрал огромную коллекцию наклеек и показал ее Саре, почти наверняка умрет в течение года.

Сара небрежно завязала волосы в хвост, дожидаясь, пока раковина наполнится холодной водой. Наклонилась, воротя нос от тошнотворно сладкого запаха. Видимо, Пит залил в трубу уксус, чтобы оттуда не пахло кислятиной. Старое ухищрение водопроводчиков, но Саре не нравился запах уксуса.

Она задержала дыхание, омыла лицо водой, чтобы взбодриться. Судя по отражению в зеркале, ничего не изменилось, только на блузке появилось мокрое пятно.

– Прекрасно, – пробормотала Сара.

Она вытерла руки о брюки и подошла к туалетной кабинке. Взглянув на содержимое унитаза, решила воспользоваться другим, для инвалидов, открыла соседнюю дверцу и остолбенела.

Сара попятилась назад, пока не наткнулась на раковину. Пришлось схватиться за нее руками, чтобы не потерять равновесие. Во рту появился привкус металла, и Сара сделала пару глубоких вдохов, чтобы не потерять сознание. Она опустила голову, крепко зажмурилась, медленно досчитала до пяти и открыла глаза.

На унитазе сидела Сибилл Адамс, преподавательница из колледжа. Голова запрокинута к кафельной стене, веки опущены. Штаны спущены до лодыжек, ноги широко раздвинуты. Ее ударили ножом в живот. Кровь залила унитаз и капала на пол.

Сара заставила себя подойти ближе. Блузка Сибилл задралась, обнажив длинную вертикальную рану, которая опускалась до самого лобка, разделив пополам пупок. Другое ножевое ранение, более глубокое, проходило горизонтально под грудью. Именно отгула струилась кровь, стекая по телу. Сара приложила руку к ране, пытаясь остановить кровотечение, но кровь просочилась меж пальцев, сжавших плоть, словно красную губку.

Сара вытерла руки о блузку, затем наклонила голову Сибилл вперед. С губ слетел слабый стон, но Сара не могла понять, то ли это простой выхлоп воздуха из легких, то ли мольба живой женщины.

– Сибилл? – прошептала Сара, едва выдавив из себя имя. Горло сковал страх, лишив возможности говорить. – Сибилл? – повторила она, поднимая веко большим пальцем. Кожа оказалась горячей, будто женщина долго загорала на солнце. С правой стороны лицо покрывал большой синяк. Сара прикоснулась к кровоподтеку, и кость под пальцами хрустнула со щелчком, словно столкнулись два мраморных шарика.

Трясущейся рукой Сара нащупала сонную артерию. Почувствовала легкий трепет – то ли дрожь собственных пальцев, толи пульс еще не угасшей жизни. Сара закрыла глаза и сосредоточилась, пытаясь провести грань между этими ощущениями.

Вдруг тело резко наклонилось вперед и обрушилось на Сару, повалив ее на пол. Все вокруг забрызгалось кровью, и Сара инстинктивно оттолкнула бьющуюся в судорогах женщину, пытаясь найти точку опоры на скользком полу. Наконец ей удалось подняться. Она приподняла Сибилл за плечи, чтобы помочь ей справиться с конвульсиями, но те внезапно прекратились. Сара прильнула ухом ко рту, нет ли там дыхания. Нет.

Стоя на коленях, Сара стала делать массаж сердца. Затем искусственное дыхание. Грудь женщины приподнялась на мгновение, не более. Сара повторила попытку и едва не захлебнулась, наглотавшись чужой крови. Несколько раз сплюнула и хотела было продолжить, но поняла, что уже поздно. Глаза Сибилл закатились, из легких со свистом выходил последний воздух. Между ног потекла струйка мочи.

Она была мертва.

2

Округ Грант назван в честь доброго дядюшки Гранта – не Улисса, а Лемюэля Пратта Гранта, строителя железных дорог, который в середине первого десятилетия XIX века протянул ветку из Атланты в южную Джорджию, до самого моря. Именно по рельсам Гранта поезда везли хлопок и иной товар через всю Джорджию. Благодаря этой ветке на карте появились такие города, как Хартсдейл, Мэдисон и Эйвондейл, а нескольким населенным пунктам даже дали имя Гранта. В начале Гражданской войны полковник Грант разработал план защиты, на случай если Атланта окажется в осаде; к сожалению, железнодорожные линии ему удавались лучше, чем фронтовые.

Во время Великой депрессии жители Эйвондейла, Хартсдейла и Мэдисона решили объединить свои полицейские и пожарные отделения, а также школы в один округ. Так они сэкономили деньги на необходимом и убедили железную дорогу не закрывать ветку Гранта. В 1928 году в Мэдисоне расположили военную базу. Несколько лет спустя Эйвондейл стал пунктом технического обслуживания поездов линии Атланта – Саванна. Прошло еще пара лет, и в Хартсдейле возник колледж Гранта. Округ процветал почти шестьдесят лет, пока не начались сокращения расходов, слияния и рейганомика, которые нанесли сокрушительный удар по экономике Мэдисона и Эйвондейла. Если бы не колледж, который в 1946-м стал называться технологическим университетом Гранта, Хартсдейл ждала бы та же участь, что и другие города.

Колледж питал город жизненной силой, и мэр Хартсдейла велел начальнику полиции Джеффри Толливеру поддерживать в учебном заведении абсолютное спокойствие, пригрозив снятием с должности. Джеффри как раз этим и занимался – обсуждал с охраной университетского городка, как положить конец кражам велосипедов, и тут зазвонил его сотовый. Он не сразу узнал голос Сары и даже подумал, что его разыскивают. За восемь совместно прожитых лет Сара никогда не говорила с таким отчаянием. Дрожащим голосом она произнесла три слова, которые Джеффри меньше всего ожидал от нее: «Ты мне нужен».

Джеффри повернул налево за ворота колледжа и повел свой «линкольн» по Мейн-стрит к закусочной. Весна в этом году наступила рано, кизиловые деревья уже цвели вдоль дороги белой завесой. Женщины из общества садоводов высадили тюльпаны на клумбах у тротуаров, пара девочек-старшеклассниц подметала в наказание улицу, вместо того чтобы сидеть после уроков в школе. Владелец магазина одежды выставил на тротуар стойку с платьями, а у скобяной лавки организовали продажу товара под открытым небом. Джеффри понимал, что в закусочной его ждет совсем иная обстановка.

Он открыл окно, чтобы проветрить машину. Галстук, который он неосознанно затянул, давил на горло. Джеффри без конца прокручивал в голове телефонный звонок Сары, пытаясь понять, что стоит за голым фактом: в закусочной зарезали Сибилл Адамс.

Проработав в полиции двадцать лет, Толливер не знал, как реагировать на такое происшествие. Половина службы прошла в Бирмингеме, в Алабаме, где человеческая смерть мало кого удивляла. Почти каждую неделю ему приходилось расследовать очередное убийство – следствие бирмингемской нищеты: то наркодельцы не поладят, то бытовая ссора зайдет в тупик, а оружие всегда под рукой. Если бы Сара звонила из Мэдисона или Эйвондейла, Джеффри так бы не волновался. Там уже давно стоит проблема наркотиков и бандитских нападений. Хартсдейл слыл жемчужиной трех городов. За десять лет здесь произошел лишь один подозрительный случай: старушку хватил сердечный удар, когда она увидела, как внук пытается украсть ее телевизор.

– Шеф?

Джеффри наклонился и взял радиотелефон.

– Да?

– Я сделала все, как вы сказали.

Звонила Марла Симмс из полицейского участка.

– Хорошо, – ответил Джеффри и добавил: – Жди указаний.

Марла не стала задавать очевидных вопросов. Грант – маленький городок, и даже в участке найдутся люди, которые все разболтают. Джеффри же хотел как можно дольше сохранять секретность.

– У тебя все нормально?

– Да, сэр, – после паузы произнесла она.

Джеффри положил сотовый в карман куртки и вышел из машины. Фрэнк Уоллис, старший следователь отдела, уже стоял в оцеплении снаружи закусочной.

– Кто-нибудь входил, выходил? – спросил Джеффри.

Фрэнк покачал головой.

– У задней двери стоит Брэд. Сигнализация выключена. Преступник, видимо, этим и воспользовался.

Джеффри бросил взгляд на улицу. Бетти Рейнолдс, хозяйка лавки «Тысяча мелочей», мела тротуар и подозрительно косилась на закусочную. Скоро соберутся люди, если не из любопытства, то просто поужинать.

Джеффри повернулся к Фрэнку:

– Никто ничего не видел?

– Ничего, – подтвердил Уоллис. – Она пришла из дому. Пит сказал, она заходит каждый понедельник после наплыва посетителей.

Джеффри напряженно кивнул и направился внутрь. Закусочная «Грант» находилась в середине Мейн-стрит. Просторные красные кабинки, прилавок в белую крапинку, хромированные поручни и автомат для раздачи соломинок… Закусочная совсем не изменилась с того дня, как Пит открыл свое дело. Даже жесткий белый линолеум на полу, настолько потертый, что местами проглядывали пятна черного клея, не перестилали. Последние десять лет Джеффри обедал здесь почти каждый день. В закусочной приятно было расслабиться после общения с отбросами общества. Он огляделся в пустом помещении, понимая, что оно навсегда утратило для него прежнюю атмосферу.

Тесс Линтон сидела у прилавка, обхватив голову руками. Пит Уэйн расположился напротив и тупо пялился в окно. Со дня гибели шаттла «Челленджер» он впервые вышел из кухни без поварского колпака. Волосы образовали на макушке хохолок, от чего лицо казалось еще более вытянутым, чем обычно.

– Тесс? – позвал Джеффри и положил руку ей на плечо. Она в слезах бросилась ему на шею. Джеффри погладил ее по голове и кивнул Питу.

Пит Уэйн, весельчак по натуре, был в шоке. Он едва узнал Джеффри и, отвернувшись, снова стал смотреть в окно, его губы беззвучно шевелились.

В повисшей тишине Тесс снова села. Она не могла достать салфетку, и Джеффри предложил ей свой платок. Дождался, пока она высморкается, затем спросил:

– Где Сара?

Тесс сложила платок.

– До сих пор в туалете. Не знаю… – Голос Тесс оборвался. – Там столько крови. Она не пустила меня.

Он кивнул, убрал волосы с ее лица. Сара всячески оберегала младшую сестру, этой заботой проникся и Джеффри, когда они поженились. Даже после развода Джеффри считал Тесс и всех Линтонов своей семьей.

– Ты как? – спросил он.

Тесс кивнула:

– Иди, ты ей нужен.

Джеффри пропустил ее слова мимо ушей. Если бы Сара не работала коронером, он бы ее вообще не видел. Чтобы они оказались в одном месте, кому-то надо умереть. Что еще можно сказать об их отношениях?

Пройдя в глубь закусочной, Джеффри почувствовал страх. Он знал, что произошло нечто чудовищное. Знал, что Сибилл Адамс убили. Однако не представлял, чего ожидать. От увиденного сперло дыхание.

Кругом все было в крови: рубашка и брюки Сары спереди полностью вымокли, как будто ее полили из душа. На полу – кровавые следы от обуви и ладоней, словно здесь шла упорная борьба.

Джеффри застыл в проходе с широко раскрытыми глазами и пытался отдышаться.

– Закрой дверь, – прошептала Сара, не отнимая руки ото лба Сибилл.

Он повиновался и прошел внутрь вдоль стены. Рот открылся, но оттуда не вылетело ни звука. На языке крутились очевидные вопросы, только Джеффри не хотел слышать ответы. Он хотел забрать Сару отсюда, посадить в машину и увезти так далеко, чтобы они забыли, как выглядит и пахнет это место. В воздухе стояла атмосфера насилия, оседая в горле болезненно-липким привкусом. Рождалось ощущение, что ты сам завяз в грязи.

– Очень похожа на Лену, – наконец произнес Джеффри, имея в виду сестру-близнеца жертвы, которая работала следователем на его участке. – На секунду я даже решил…

Джеффри замолчал, не в силах договорить.

– У Лены волосы длиннее.

– Да, – согласился он, не отводя глаз от Сибилл.

Джеффри повидал немало жутких происшествий, но никогда не знал лично потерпевших при особо тяжком убийстве. Он и с Сибилл не был знаком, но в таком крошечном городке, как Хартсдейл, любой человек тебе сосед.

Сара прочистила горло.

– Ты уже сказал Лене?

Вопрос обрушился на него, как шквал. Еще будучи вторую неделю в должности начальника полиции, он принял на работу Лену Адамс, окончившую академию в Мэйконе. В те далекие годы она была, как и Джеффри, аутсайдером. Восемь лет спустя он продвинул ее до следователя. Тридцатитрехлетняя Лена – самый молодой следователь и единственная женщина в главном отделе. Л теперь ее сестру убили на их территории, в двухстах метрах от полицейского участка. Он почувствовал вину – удушающее ощущение.

– Джеффри?

Он сделал глубокий вдох.

– Лена ведет расследование в Мэйконе, – наконец ответил Джеффри. – Я позвонил в дорожный патруль, чтобы ее привезли.

Сара взглянула на него покрасневшими глазами, но не расплакалась. Это утешило Джеффри, потому что он ни разу не видел, чтобы Сара плакала. Если б такое случилось, го и в нем что-то сломалось бы.

– Ты знал, что она слепая? – спросила Сара.

Джеффри прислонился к стене. Он как-то забыл эту деталь.

– Она даже не видела, как надвигается опасность, – прошептала Сара и наклонилась к Сибилл.

Как обычно, Джеффри представить не мог, о чем Сара думает, и решил подождать, пока она сама не заговорит. Очевидно, ей нужно время, чтобы собраться с мыслями.

Толливер засунул руки в карманы, оглядывая помещение: две кабинки с деревянными дверцами напротив раковины, очень старой, с расположенными друг напротив друга вентилями холодной и горячей воды. Над раковиной – зеркало с пятнами, потертое по краям. Общая площадь – не больше двадцати квадратных футов, причем черно-белый кафель на полу зрительно уменьшал пространство. Теперь пол покрывала кровавая лужа. Джеффри никогда не страдал клаустрофобией, но от молчания Сары казалось, что здесь присутствует некто четвертый. Чтобы отвлечься, начальник полиции перевел взгляд на белый потолок.

Наконец Сара подала голос – сильный, уверенный.

– Она сидела на унитазе, когда я нашла ее.

Джеффри достал маленькую записную книжку. Ручкой из нагрудного кармана принялся записывать произошедшие события в описании Сары, чей голос стал необычайно монотонным, когда она приводила клинические детали смерти Сибилл.

– Затем я попросила Тесс принести мой сотовый. – Сара замолчала, и Джеффри быстро среагировал:

– Она в порядке. По дороге я позвонил Эдди.

– Ты сказал ему, что произошло?

Джеффри попытался улыбнуться. Отец Сары откровенно недолюбливал бывшего зятя.

– Еще повезло, что он не повесил трубку сразу.

На лице Сары не появилось ни намека на улыбку, но она впервые за все время встретилась с Джеффри глазами. В ее взгляде промелькнула нежность, которой Джеффри не видел целую вечность.

– Сейчас сделаю предварительный осмотр, и можно увозить в морг.

Джеффри засунул блокнот в куртку. Сара осторожно опустила голову Сибилл на пол, выпрямилась и вытерла руки о брюки.

– Хочу, чтобы ее вымыли до появления Лены.

Джеффри кивнул.

– Ей добираться два часа. Времени хватит, чтобы все привести в порядок. – Он вдруг увидел, что задвижка на двери кабинки выбита. – Когда ты ее нашла, задвижка уже была выбита?

– Она выбита с тех пор, как мне исполнилось семь, – сказала Сара и ткнула пальцем в портфель на полу. – Дай мне пару перчаток.

Джеффри открыл портфель, стараясь не заляпаться кровью, и достал из внутреннего кармана пару латексных перчаток. Потом спросил:

– Ты уверена, что хочешь сделать это сама? Мы можем вызвать кого-нибудь из Атланты.

Сара покачала головой, с профессиональной ловкостью надевая перчатки.

– Я не хочу, чтобы к ней прикасались посторонние.

Джеффри понял, что она имеет в виду. Это дело округа. И разбираться должны люди округа.

Сара уперла руки в бока, обходя тело. Она пыталась найти новый угол зрения, отстраниться от произошедшего. Джеффри поймал себя на мысли, что следит за действиями бывшей жены. Сара была высокой, почти метр восемьдесят, с глубоко посаженными зелеными глазами и темно-рыжими волосами. Он невольно задумался, вспоминая, как хорошо с ней было, и тут ее резкий голос вернул его к реальности.

– Джеффри? – Сара задержала на нем взгляд, затем повернулась к кабинке. – Как я уже говорила, когда я открыла кабинку, она сидела на унитазе. Мы упали на пол, я перекатила ее на спину.

Она взяла руки Сибилл, пристально разглядывая ногти.

– Тут ничего. Видимо, ее застали врасплох, она не знала, что происходит.

– Думаешь, все произошло быстро?

– Не так уж и быстро. Свои действия, похоже, он рассчитал заранее. До моего прихода все было довольно чисто. Если б я не зашла, она бы истекла кровью в туалете. – Сара отвернулась. – Точнее, зайди я вовремя, она была бы жива.

– Откуда тебе было знать… – начал Джеффри. Сара скривилась.

– На запястьях синяки – там, где руки могли удариться о перекладины для инвалидов. А еще, – она слегка раздвинула ноги Сибилл, – вот тут, на ногах.

Джеффри опустил взгляд. Кожа с внутренней стороны колен была поцарапана.

– От чего это?

– Стульчак. Края довольно острые. Наверное, она сильно сжимала ноги, когда сопротивлялась. Здесь остался кусочек кожи.

Джеффри посмотрел на унитаз, затем снова на Сару.

– Думаешь, он толкнул ее на стульчак, а затем заколол?

Вместо ответа Сара показала на обнаженный торс Сибилл.

– Порез неглубокий, до середины, – объяснила она, надавливая на живот так, чтобы открылась рана. – Полагаю, это обоюдоострое лезвие. С обеих сторон видно V-образное проникновение.

Сара с легкостью скользнула указательным пальцем в рану. Рана хлюпнула. Джеффри заскрежетал зубами и отвернулся. Сара бросила на него вопросительный взгляд:

– Все нормально?

Он кивнул, боясь открыть рот.

Она пошарила пальцем внутри раны под грудью. Оттуда засочилась кровь.

– Нож по меньшей мере десять сантиметров длиной, – заключила Сара, наблюдая за Джеффри. – Тебе нехорошо?

Он покачал головой, борясь с тошнотой. Сара извлекла палец и продолжила:

– Очень острое лезвие. Вошло уверенно, значит, как я уже говорила, он знал, что делает, с самого начала.

– А что он делал?

– Разрезал ей живот, – деловым тоном произнесла Сара. – Точно просчитанные надрезы – один вдоль, один поперек – затем удар внутрь посередине. Он, видимо, и явился фатальным. Причина смерти – скорее всего обескровление.

– Она истекла кровью до смерти?

Сара пожала плечами:

– А что еще предположить? Истекла кровью. Десяти минут достаточно.

Джеффри передернуло.

– Это крест, да? – указал он на рану.

Сара внимательно посмотрела на надрезы.

– Ну да. То есть вполне возможно.

– Думаешь, дело какого-нибудь религиозного фанатика?

– Разве они насилуют? – спросила она и осеклась, увидев выражение лица Джеффри. – Что с тобой?

– Ее изнасиловали? – Он стал выискивать глазами характерные следы. Ни синяков на бедрах, ни царапин в области таза. – Ты что-то обнаружила?

Сара молчала.

– Нет, то есть не знаю, – наконец ответила она.

– Что ты нашла?

– Ничего. – Она стянула перчатки. – Просто так решила. Закончу в морге.

– Я не…

– Позвоню Карлосу, чтобы отвез ее, – сказала Сара, имея в виду своего помощника. – Подъезжай за мной, когда разберешься здесь, ладно?

Джеффри даже не кивнул, и тогда она добавила:

– Я не уверена насчет изнасилования. Джефф. Правда. Это всего лишь предположение.

Он не знал, что сказать. Джеффри давно уяснил, что его бывшая жена никогда не делает предположений на пустом месте.

– Сара, ты в порядке?

Она безрадостно улыбнулась и повторила:

– В порядке ли я? Боже, Джеффри, что за дурацкий вопрос. – Она подошла к двери и остановилась, затем четко произнесла: – Ты должен найти человека, который это сделал.

– Знаю.

– Нет, Джеффри. – Сара повернулась и пронзила его взглядом. – Это ритуальное умерщвление, а не случайное убийство. Посмотри на ее тело. Посмотри, в каком виде ее здесь оставили. – Сара сделала паузу, затем продолжила: – Кто бы ни отправил на тот свет Сибилл Адамс, он все детально продумал. Он знал, где ее найти. Он последовал за ней в туалет. Это умышленное убийство с целью заявить о себе.

Джеффри имел дело с подобными случаями и прекрасно понимал, о чем говорит Сара. Тут орудовал профессионал. И он, вероятно, задумал нечто чудовищное.

Сара не заметила реакции Джеффри.

– Думаешь, он остановится на одной жертве?

– Нет, – на сей раз без колебаний ответил Джеффри.

Назад к карточке книги "Вслепую"

itexts.net