Книга Книга мертвых читать онлайн. Книге мертвых


Египетская книга мертвых. Это книга о жизни, победившей смерть

Египетская книга мертвых. Это книга о жизни, победившей смерть.

Оценить статью

Египетская книга мертвых— это не книга о смерти. Это книга о жизни, победившей смерть. Парадоксально, но столь эффектное название, ставшее почти таким же распространенным символом Древнего Египта как пирамиды, мумии и папирус, совершенно не соответствует содержанию и идее самого произведения.

 

Более того — оно прямо противоположно по смыслу подлинному его названию. Но дело не только в Египетской книге мертвых — проблема несравненно шире.

    Уже давным-давно Древний Египет совершенно превратно представляется европейцами страной смерти, в которой жили люди, якобы поклонявшиеся ей и всю жизнь готовившиеся умереть.

 

Отчасти, это закономерное следствие источников наших знаний — вероятно, больше 95% памятников Древнего Египта найдены в гробницах.

 

Попробуйте представить, какое впечатление произведет наша цивилизация, если будущему историку предоставить только материал наших некрополей?

 

    И, наоборот, далеко не все древнеегипетские памятники будут не специалистом ассоциироваться с миром мертвых.

 

 

Например, на стенах гробниц чиновников эпохи пирамид представлены практически все стороны жизни на Ниле: сельскохозяйственные работы, ремесла, охота и рыболовство и т. д. И как представлены — ярко и солнечно!

 

Не удивительно, что среди этих изображений встречаются даже юмористические. Кстати, любовь к шутке отличает современных египтян от других арабов — здесь сохранился не только антропологический тип, но и национальный характер.

 

К сожалению, эта тема — смеховая культура древних египтян — пока остается почти закрытой зоной для египтологов. Причина, конечно, не в отсутствии интереса к этой проблеме у ученых, а в сложности ее решения.

 

 

Давно прозвучавший смех — как запах — бывает почти неуловим.

 

Он различен в различные эпохи и у разных народов, различен в разных слоях одного и того же общества, а если в культуре господствует индивидуальное начало, он в какой-то мере различен и у каждого смеющегося.

 

Даже зафиксированный текстами юмор (например, излюбленный прием египетских писцов — игра слов) улавливается порой с большим трудом, и вероятно, часто остается необнаруженным.

 

Изучение смеховой культуры требует от историка проникновения в довольно аморфную и зыбкую область менталитета.

 

 

    Примечательно, что именно в эпоху Нового царства (XVI-XI вв. до н. э.), главный период бытования Книги Мертвых (впрочем, важна, конечно, и ее более поздняя «Саисская редакция»), резко возрастает количество юмористических текстов и рисунков.

 

К этому времени относится удивительный мифологический рассказ «Тяжба Хора с Сетхом», в котором осмеянию подвергаются основные боги Египта. И ладно бы Сетх, скомпрометированный убийством Осириса и выставленный здесь глупым качком, публично оскорбляют самого царя богов Амона-Ра!

 

Еще веселее эротические рисунки — имеется даже «сборничек комиксов» (Туринский эротический папирус: изображения примечательны тем, что они именно юмористические, а не похабщины ради).

 

 

    Итак, название «Книга Мертвых» прочно связалось с погребальными текстами, хотя египтологи (сами, кстати, «пустившие» это название в свет) хорошо знают, что оно более чем условно. Подлинное название произведения переводится: «Изречения выхода в день».

 

В нем отражается вся основная суть этого замечательного текста — помочь умершему миновать все опасности загробного мира, пройти посмертный суд и вместе с солнечной баркой бога Ра вновь вернуться на землю, т. е. ожить, воскреснуть — «обновиться», как говорили египтяне.

 

Победить врага — смерть, чтобы вести духовно-чувственное существование в омоложенном, нестареющем теле на вечно прекрасной плодородной земле в окружении своих родных и близких.

 

 

 

Это книга о преодолении смерти, о победе над ней и одновременно о том как это сделать.

 

Необходимо подчеркнуть, что в одной из центральных по значению Глав Книги Мертвых нашла выражение одна из величайших идей человеческой культуры — идея загробного воздаяния (ее рождение в Египте относится к более ранним периодам.

 

В гробницах Древнего царства покойный заявляет в своей «автобиографии»: «Я давал хлеб голодному, воду — жаждущему, одежду — нагому… [Делал так], чтобы было хорошо мне у бога великого».

 

 

А как вам понравиться: «Из-за меня никто не провел ночь без сна» (т. е. я никого не расстроил, не обидел, не разгневал).

 

 

    Книга Мертвых имела колоссальное значение для духовной и религиозной жизни древних египтян. Она не была ни погребальным ритуалом в чистом виде, ни молитвенником, ни сборником мифов.

 

Трудно даже сразу подобрать подходящее название для этого удивительного и необычайно важного памятника.

 

 

 

 

Действительно, говоря о ней, легче перечислить, чем она не была; или, может быть, будет вернее сказать, что для египтян она была всем этим одновременно — в религиозной литературе христианства, буддизма и ислама, т. е. великих мировых религий нет ничего, что можно было бы сравнить с этим поразительным произведением богословской мысли высочайшей древней языческой культуры.

 

 

Видимо, можно сказать, что Книга Мертвых была квинтэссенцией, средоточием духовных, религиозных и мировоззренческих представлений тысячелетней культуры, прошедшей уникальный для мировой истории (протяженностью свыше 3 тысяч лет!), никем не пресекавшийся путь от древнейших первобытных очагов сознания до высочайшей цивилизации, сыгравшей колоссальную роль в мировой культуре и никогда не терявшей теснейшей преемственной связи со своим «доисторическим» прошлым.

 

 

   

В Египте до Книги Мертвых (а ее древнейшие списки относятся к XVII-XVI вв. до н. э.) существовала могучая традиция заупокойной литературы — это Тексты пирамид, записанные в конце Древнего царства (XXIV-XXII в. до н. э.), а датируемые более удаленными от нас периодами, и Тексты саркофагов (XXI-XVIII в. до н. э.).

 

Для нас — это, наверное, действительно странное произведение — разновременный по происхождению конгломерат весьма «практических» изречений, вплоть до прямого (как нам кажется) обмана загробных судей, туманных диалогов, магических заклинаний и текстов, удивительных по своей образной и художественной силе, потрясающих своим духовным, философско-этическим прозрением.

 

 

Для египтян, отправляющихся в царство Осириса, хрупкий папирусный свиток был почти единственной реально осязаемой надеждой пройти невредимым через кошмарный, ужасающий, населенный чудовищами мир — мир змей, скорпионов, призраков, непреодолимых преград, озер пламени и магических кристаллов.

 

 

Мир, восходящий к бесконечно далеким временам первобытных обрядов инициации, сумрачным туманным осколком сохранившийся на протяжении тысячелетий.

 

Для древних египтян их волшебный свиток был священной книгой, божественным откровением, дарованным людям свыше — представление, далеким отблеском сверкнувшее в скрижалях Моисея.

 

 

    Определяя свою письменность как «меду нечер» — «божественная речь», египтяне возводили ее изобретение к великому богу мудрости и знания Тоту, а свитки священных книг называли «Бау Ра» — «Душами [бога] Ра».

 

Божественное происхождение Книги Мертвых было очевидным и, как все божественное, ей сопутствовала тайна: «Сделай книгу так, чтобы не видел человеческий глаз — она расширяет шаги на небе, на земле, в преисподней. Она полезнее церемоний отныне и вовеки» (Глава 144).

   

 

 

Эти последние слова наилучшим образом отражают отношение самих древних египтян к этому замечательному произведению.

 

Без представления о том, чем же была для них Книга Мертвых, видимо нельзя постичь сути и духа их удивительной культуры — слишком уж много представлений о бытии и мировом порядке в нее попало.

Так что может быть не так уж и не правы были те, кто называл Книгу Мертвых Библией Древнего Египта. Что можно утверждать уверенно — это первая в истории иллюстрированная книга.

 

 

Самые интересные статьи:

Похожее

ezoterik-page.com

Читать книгу Древнеегипетская книга мертвых. Слово устремленного к Свету

Предисловие

ДЕЯНИЕ, МЫСЛЬ И СЛОВО: ДРЕВНЕЕГИПЕТСКИЙ ПОГРЕБАЛЬНЫЙ КУЛЬТ И ЕГО ДУХОВНОЕ ОФОРМЛЕНИЕ

Языческое египетское богословие — явление поистине величественное: оно развивалось дольше, чем существует вся европейская цивилизация, — более 3600 лет. Влияние, оказанное им на все существовавшие и существующие богословские учения, огромно. Подлинные первоначала всех эзотерических учений Запада и Востока залегают в грандиозном здании храма египетских культов, таинств и обрядов.

Всё, что было высказано великими учителями других народов после угасания египетской цивилизации, меркнет в сравнении со светом древнейшего учения египетских посвящённых. Все позднейшие учения последователей Моисея, Иисуса, Адонирама и Мухаммеда — лишь невнятные недомолвки; вся позднейшая обрядность — лишь неловкое приспособление древнего ритуального наследия; все таинства — лишь подобие или даже профанация.

Многие учения обильно черпали из озера божественного знания Египта имена, сюжеты, мифы, концептуальные понятия, фундаментальные положения и целые текстовые фрагменты. Так поступали орфики, ближе всех стоявшие к первоистокам. Так поступал Моисей, создавая своё Пятикнижие. Давно известно всё «египетское» в христианстве. Остаются незамеченными иные египетские влияния в эклектичных доктринах Мухаммеда и вольных каменщиков, но их опознание — лишь дело времени.

Египетская мифология вовсе не нуждается в «научной реконструкции генезиса и древнейшего своего состояния». Всё лежит на поверхности, обо всём имеются ясные указания и пояснения как самой египетской, так и других древних традиций. И при всём этом конкретные формы возникновения и развития египетской религии далеко неясны европейским учёным-египтологам. Возникновение и ранние этапы развития многих мифов и культов теряются во тьме веков додинастического периода Египта.

Погребальные действия доисторических аборигенов Нила (меламподов) коренились в их инстинкте социальной привязанности. Поэтому общая линия развития форм погребения в долине Нила шла от стремления сохранить тело умершего (через мумификацию) к хранению его поблизости своего жилья сначала в обычной полуземлянке, пещере или в земляной могиле, а затем в специальном склепе.

Позднейшая практика мумификации породила и развитие особых видов урн для хранения внутренностей умершего (так называемые канопы) и особых футляров для хранения самой мумии (так называемые саркофаги).

Знатоки древностей доисторического Египта утверждают, что погребения верхнеегипетских меламподов на протяжении тысячелетий оставались неизменными — это погребения тела в эмбриональном положении на левом боку, в большинстве случаев головой на юг и лицом к западу, в земляных могилах прямоугольной или овальной формы.

В дельте Нила, куда попадали чужеземцы, погребения выполнялись по другому обычаю: телам придано эмбриональное положение на левом боку, головой к северу и лицом к востоку. «Отец мой, подымись со своего левого бока и повернись на правый к этой свежей воде и к этому тёплому хлебу, которые я принес тебе», — это изречение из «Текстов Пирамид» свидетельствует об общепринятом обряде погребения. Отмечаются могильники, где половина умерших повернута головой на юг и обращена лицом к западу, а половина — головой к северу и лицом к востоку, что свидетельствует о мирном сожительстве крупных этнических групп, возможно, различного происхождения.

Меламподов всегда устрашала мысль о повреждении тела умершего, и они всячески стремились сохранить его целостность. Повреждение останков в некоторых захоронениях относят на счёт нападений шакалов и крыс. Следов умышленного расчленения тела или мумификации нет, но встречались могилы, выложенные циновками и матами, с телами, обернутыми шкурами. И уже в древнейшую пору с умершими погребалась их домашняя утварь.

Осмысление и словесное сопровождение этих погребальных действий в течение веков превратились в особый погребальный культ Древнего Египта.

Древние египтяне имели прочно укоренившийся обычай хоронить вместе с умершим произведения заупокойной литературы (Саху), целью которой было обеспечить умершему блаженное существование в мире ином.

С конца III династии (около 2625 г. до нашей эры) жрецы заупокойного культа читали по свитку папируса панихиды, а, следовательно, уже существовал письменный канон заупокойной службы.

Фараоны V и VI царских домов (2355–2155 гг. до нашей эры) повелели начертать художественно исполненными иероглифами, окрашенными в зеленый цвет, заупокойные тексты на стенах внутренних помещений их пирамид.

Полагают, что стремление обеспечить себе заупокойный культ магическими надписями внутри пирамиды возникло у фараонов, ощущавших признаки распада Древнего царства и ненадёжность существовавшего заупокойного культа.

Свод всех заупокойных царских панихид Древнего царства получил условное название «Тексты Пирамид»..[1]

Первый период междуцарствия и раздробленности Египта (2150–2040 гг. до нашей эры) породил новый канон заупокойных магических текстов, предназначенных для местной знати и удельных правителей различных округов-номов. Он получил наименование «Тексты Саркофагов».[2] Эти тексты содержат некоторое количество речений из «Текстов Пирамид», но в основном состоят из сочинений жрецов того времени, как правило, в форме диалогов.

Магические тексты, открывавшие умершему потусторонние обители и сообщавшие ему, как правильно обрести бессмертие, начали записывать на папирусе при фараонах Среднего царства (около 2010–1785 гг. до нашей эры).

Со стенок саркофагов тексты панихид перешли на свитки папирусов, которые клали внутрь гроба. Заупокойные тексты Нового царства (1550–1070 гг. до н. э.), записанные на папирусах, и получили наименование «Книга Мёртвых»..[3]

«Книга Мёртвых» включает древнейшие речения из «Текстов Пирамид», речения со стенок саркофагов и речения жрецов заупокойного культа Нового царства. Таким образом, свод «Книги Мёртвых» создавался приблизительно с 2325 по 1700 гг. до нашей эры, а её окончательная редакция, дошедшая до наших времён, относится к эпохе Саисской династии (663–525 гг. до нашей эры).

С учётом того, что традиционные заупокойные речения существовали в устной и даже письменной форме задолго до их фиксации на стенах царских пирамид, «Книга Мёртвых» отражает развитие египетской заупокойной службы с III до первой половины I тысячелетия до нашей эры и является одной из самых долгоживущих книг магического и божественного содержания в мире.

«Книга Мёртвых» создавалась преимущественно в округах Среднего и Нижнего Египта жречеством Абидоса, Панополя, Гермополя, Гераклеополя, Мемфиса, Гелиополя, Бусириса и Буто. Фиванские жрецы не имели отношения к её созданию, так как имя Амона в ней прямо не упоминается.

«Книга Мёртвых» разделяется приблизительно на четыре крупных раздела:

Первый раздел включает главы с 1 по 16, сопровождавшие шествие погребальной процессии к некрополю, молитвы о «выходе (умершего) днём» и гимны богам Ра и Осирису.

Второй раздел (главы 17–63) содержит описание обрядов «выхода (умершего) днём» и возрождения его, победу над силами тьмы, обессиливания врагов умершего, приобретения им власти над стихиями.

Третий раздел (64 — 129 главы) включает описание следующих обрядов, сопровождавших «выход (умершего) днём»: превращение умершего в божество, приобщение его к Ладье Миллионов Лет, познание различных таинств, возвращение в гробницу и Загробный Суд.

Четвёртый раздел охватывает главы с 130 по 162, где описываются магические обряды, имевшие целью обезопасить мумию, а также приводятся поминальные тексты, прославляющие имя умершего. Эти речения читались в течение года после смерти в определённые праздники и в дни подношения даров умершему.

Со временем «Книга Мёртвых» была вытеснена новыми заупокойными сводами типа книги «Амдуат»[4] («[Книга] о том, что в Дуате»), «Книги Врат» и тому подобными. Все они были начертаны на стенах царских скальных гробниц XVI–XIII вв. до нашей эры. Заупокойная литература Египта развивалась и позже, в персидские, македонские, эллинистические и римские времена. Помимо «Книги Мёртвых» появилось немало более кратких и стройных заупокойных книг, но авторитет «Книги Мёртвых» сохранялся до времен Клеопатры, Антония и Цезаря.

Результатом тысячелетних осмыслений погребальных обычаев, возникших из-за стремления сохранить тело умершего поблизости от его родных и близких, и медитативного познания сущности человеческого существа является учение великих посвященных Египта о человеке.

Посвящённые Древнего Египта считали, что человек — это многомерное существо, которое имеет семь оболочек (из которых были поименованы пять), соответствующих семи уровням его существования.

Первая оболочка человека(древнеегипетское Сах) — его вещественное тело, видимая часть человеческого существа. Она является лишь малой частью того, что на самом деле представляет собой человек.

Главное назначение оболочки Сах — входить в соприкосновение и взаимодействие с вещественным, телесным миром и действовать в нём. Для этого она снабжена кожей, чувствительными нервами, мышцами, сухожилиями, кровеносными сосудами и многим другим.

По состоянию и виду тела посвящённый мог судить о состоянии остальных оболочек человека. Чистый Сах здорового человека являлся следствием его духовной чистоты. Пороки и недуги Сах считались следствием нечистоты энергетических оболочек.

Чистое тело могло со временем загрязниться и стать ритуально нечистым, а загрязнённое тело могло быть очищено. Египетские посвящённые полагали, что загрязнения в духовных оболочках, в конце концов, проникают и в вещественное тело, где проявляются в виде физических недугов.

Очистить Сах можно было употреблением более чистой пищи и питья, проведением обрядов ритуального очищения при помощи воды, солей натрия, воскурений, мазей, а также очищением духовных оболочек при помощи молитв, заклинаний, гимнов и тому подобного.

Египтяне дорожили сохранностью тела умершего. Более всего они заботились о сохранности головы — «седалища жизни».

Обезглавливание и сожжение считались в Египте страшной участью. Не менее отвратительным представлялось быть растерзанным шакалами. Этого желали только врагам богов.

Тело покойного тщательно омывали, очищали солями натрия, умащали и бальзамировали. Первые, ещё несовершенные попытки мумификации тел имели место уже при царях первых династий (начало III тысячелетия до нашей эры).

Чтобы подстраховать умершего на случай уничтожения его Сах, египтяне устанавливали в гробницах портретные копии умершего из дерева и камня, в которые при необходимости могли вселяться его энергетические оболочки.

Считалось, что боги также имеют Сах, то есть данное в ощущениях тело. Помимо тел, созданных природой, боги стали пользоваться и оболочками, изготовленными людьми — изваяниями, священными предметами и изображениями в храмах.

Вторая оболочка человека (древнеегипетское Ку, позднеегипетское Ка, Кэ) представляла собой его жизненную энергию, эфирное тело, энергетический двойник человека, душу — двойник. Из современных понятий более всего этому соответствует термин «биополе».

Ка — это, с одной стороны, совокупность психических ощущений живого человека, а с другой — Ка неазрывно связано с личностью, индивидуальностью умершего, его телесными и духовными чертами.

Посвящённые могли узреть Ка в виде цветного, радужного сияния вокруг вещественного тела. Обычно вещественное тело и энергетический двойник человека не разлучаются. Но при слабом здоровье, сильном нервном потрясении или возбуждении эфирная оболочка Ка может частично покинуть тело Сах. В результате этого человек впадает в полубессознательное состояние или транс.

Незадолго до смерти, когда энергетическому двойнику Ка становится неуютно в вещественном теле Сах, он может выйти из него. (В этом заключено удивительное явление привидения-двойника — многие видят своих двойников перед смертью.)

После смерти человека его Ка может находиться в потустороннем мире, чтобы встретить там умершего, направляющегося к своему Ка. Они оба пребывают в мире ином, вместе с тем Ка обитает в гробнице, в которой покоятся останки умершего, и принимает там подношения от живых родственников умершего (вернее, принимает энергетические двойники — Ка яств и напитков, ладана и прочего.)

Уже в гробницах вельмож Древнего царства ставились каменные или деревянные портретные изваяния умершего, которые в случае уничтожения или повреждения его мумии должны были стать пристанищем для Ка умершего. Портретное сходство изваяния было очень важно, чтобы душа — Ка узнала его и вселилась в него.

Боги также имели Ка. Бог Птах имел свое Ка в святилище Мемфиса. Бог Ра имел 14 Ка — по мужскому и женскому аспекту на индивидуально отраженную энергию каждого светила (Солнца и Земли, Луны, Меркурия, Венеры, Марса, Юпитера и Сатурна).

Третья оболочка человека(древнеегипетское Би, Ба, Бэ) — сущность человека, то, что называют «жизненной силой», душа-проявление, оболочка подсознания, которую в современной литературе нередко именуют «астральным телом».

Ба образуется из совокупности человеческих чувств, желаний, эмоций. Ба с удивительной быстротой меняет свою форму под влиянием каждого воздействия ощущении, чувств, желаний и мыслей.

В Древнем царстве считалось, что Ба обладают только боги, цари и первосвященники, то есть великие посвящённые.

Ба мыслилось как нечто отдельно существующее только после смерти великого посвящённого. Ба изображалось в виде сокола с головой человека. Полагали также, что Ба — это энергия, которая оживляет изваяние или фетиш бога, или мумию (при этом Сах и Ба мыслились связанными тесными узами).

Когда сущность (Ба) отделяется от тела (Сах), последнее впадает в сонное оцепенение. Посвящённые египтяне могли по своему желанию совершать в виде Ба странствия в различные места и даже в мир иной.

Вместе с тем Ба, которое, как птица, могло покидать тело спящего, мумию в гробнице, изваяние бога или царя и удаляться сколь угодно далеко, неизменно должно было возвращаться к тому телу, чьей душой оно являлось. Ба изображалось иногда сидящим на дереве близ гробницы, пьющим воду из пруда, но непременно спускающимся в гробницу к телу, с которым оно было связано.

Ба образуют мир иной душ и мир сновидений. Более того, именно Ба умершего обладало способностью переселяться в другие тела, переходить в другую вещественную сущность.

В «Книге Мертвых» говорится о вселении Ба умершего в божественного золотого ястреба, в птицу Феникс, в журавля, ласточку, овна, крокодила, змею.

Боги тоже имели свои души Ба, нередко несколько. Бог Ра обладал даже семью Ба, астральными энергиями семи светил (Солнца и Земли, Луны, Меркурия, Венеры, Марса, Юпитера и Сатурна). Кроме того, планета Марс считалась Ба Гора (Красный Гор), Юпитер — Ба Гора и Ба Сета, Сатурн — Ба быка Гора .

Неподвижные звёзды и созвездия также рассматривались как Ба богов. К примеру, созвездие Ориона считалось Ба Осириса (особенно Пояс Ориона), созвездие Большого Пса (звезда Сириус) — Ба Исиды. 36 звёздных деканов воплощали Ба определённых богов.

Иногда один бог считался Ба другого бога. В частности, Ра именуется в текстах Ба Нуна, Апис — Ба Птаха, Сокарис — Ба Осириса.

Четвёртая оболочка человека(древнегипетское Иб, позднеегипетское Эб) — душа-сердце, вместилище человеческого сознания (для сравнения более всего подходит современное понятие «ментальное тело»). Эб образовано человеческими мыслями и мыслеобразами. Эб чрезвычайно подвижно, прозрачно и нежно. Согласно ощущениям посвящённых, при поступательном развитии Эб приобретает сияющую неземную красоту. Эб — это бессмертная душа.

Средоточием человеческого сознания египетские посвящённые считали сердце. Отсюда — единое именование для двух понятий: «ментальное тело» и «сердце». После смерти человека Эб возвращается к своему всеобщему первоисточнику — Эб бога Осириса.

Эб рассматривалось как нечто, наиболее осведомлённое о скрытых помыслах человека и тайных мотивах его поступков. Поэтому на Загробном Суде Эб могло стать опасным свидетелем, дать богам неблагоприятные показания о земной жизни умершего. Ведь Эб фиксирует запись всех добрых и злых мыслей человека.

«Книга Мёртвых» (главы 27 и 30) содержит магические заклинания, побуждающие Эб не свидетельствовать на Загробном Суде против умершего.

В процессе мумификации тела в него нередко вкладывали искусственное сердце в виде изваяния скарабея с начертанными на нём заклинаниями. Амулет скарабея пеленался и над сердцем мумии. Эб-скарабей должен был обеспечить умершему благоприятные показания о его земных деяниях на Загробном Суде.

Данная символика иносказательно

www.bookol.ru

Книга Мертвых | Geo - Непознанный мир: Земля

Парадоксально, но эффектное название, ставшее таким же символом Древнего Египта, как пирамиды, мумии и папирус, совершенно не соответствует идее этого произведения. «Книгой мертвого человека» (по-арабски Кitab al-Маууit) египтяне XIX века называли папирусные свитки с таинственными письменами и рисунками, которые они находили вместе с мумиями своих далеких предков. Содержания текста они, разумеется, не знали, поскольку язык и письменность Древнего Египта уже два тысячелетия как были забыты.

 

Подлинное название этого текста прямо противоположно по смыслу – «Рау ну перэт эм херу», «Изречения выхода в день». Его суть – помочь умершему миновать опасности загробного мира, пройти посмертный суд и вместе с солнечной баркой бога Ра вновь вернуться на землю, воскреснуть – «обновиться», как говорили египтяне. И потом вести духовно-чувственное существование в омоложенном, нестареющем теле на вечно прекрасной плодородной земле в окружении родных и близких. Это книга о том, как победить смерть.

 

Когда заговорили стены усыпальниц

 

История «Книги Мертвых» восходит к далеким временам, когда в долине Нила складывался культ местных богов и соответствующий погребальный ритуал. Видимо, еще до объединения Египта в одно государство, в дописьменный период, начал составляться сборник заупокойных формул. Много позже, при фараонах V–VI династий (ок. 2355 года до н. э.), он был начертан на стенах погребальных камер царских пирамид, уже весьма скромных по размерам – грандиозные пирамиды в Гизе «безмолвны». В первый раз это произошло при фараоне Унисе, на исходе V династии во второй половине эпохи Древнего царства.

 

Обнаруживший в конце XIX века эти тексты французский египтолог Гастон Масперо назвал их «Текстами Пирамид». Судя по всему, это была запись погребального ритуала царской особы. В некрополях Древнего царства вы не найдете ничего о загробной жизни простых умерших. Это, конечно, не означает, что простые египтяне не задумывались о том, что ждет их после смерти. Но, говоря об эпохе Древнего царства, мы можем судить только о посмертном бытии фараона. Он должен был предстать перед богами и вступить в их сонм.

Умерев, он взлетал на небо и там, в бесконечном звездном пространстве, плыл с солнечным богом Ра в Ладье Миллионов Лет. «Тексты Пирамид» гласят: «Твои крылья растут, как у сокола, ты широкогрудый, как ястреб, на которого взирают вечером, после того как он пересек небо». «Летит летящий. Он улетел от вас, люди, ибо он не принадлежит Земле, он принадлежит небу...»

 

что было написано на Саркофагах

 

Замечательный ученый, основатель российской школы египтологии, Борис Александрович Тураев писал: «Тексты Пирамид» – первое звено той непрерывной цепи заупокойных магических памятников, которая тянется на всем протяжении египетской языческой (отчасти и христианской) цивилизации». Ученый перечисляет то, из чего состоят «Тексты Пирамид» – это заговоры, ссылки на историю богов, возгласы и формулы заупокойных обрядов, заклинания против демонов, пресмыкающихся и врагов умершего царя, молитвы и обрывки мифов.

«Все это написано архаическим языком и <…> орфографией, приспособленной для магических целей и избегавшей употребления иероглифов, изображавших живые существа, способные вредить покойному даже со стен надписи. Зеленый цвет иероглифов, цвет воскресения <…> свидетельствует, что этот древнейший литературный памятник человечества является вместе с тем и древнейшим словесным протестом против смерти и средством словесной борьбы с нею – борьбы, <…> которая выражалась дотоле в сооружении колоссальных царских гробниц…»

 

На исходе Древнего царства, в конце III тысячелетия до н. э. уже не только фараон располагал заупокойными текстами, отправляясь в царство богов. «Тексты Пирамид» появляются на стенках прямоугольных деревянных саркофагов подданных владык Египта. В «Текстах Саркофагов» связанный с обожествлявшимся фараоном солнечный культ переплетается с хтоническим (земным). Загробный мир расположен в особом месте, куда каждую ночь отправляется Ра со своей свитой, чтобы сразиться с силами мрака. Магические формулы и заклинания, упоминания мифов (уже относящихся к Осирису) и литургические речитативы разделены на «изречения» или главы, которые имеют свои названия. Многие из них потом вошли в «Книгу Мертвых».

 

под сенью неба загробного царства

 

На саркофагах XII династии (ок. 1991 г. до н. э.) появляется еще один текст, относящийся по языку к эпохе Древнего царства. Это знаменитая «Книга Двух Путей». Она ведет почивших к Полям Хотеп («Полям Мира») – полям вечного блаженства, где растет пшеница в рост человека, где не бывает неурожаев и голода, где покойные пребывают в нескончаемом блаженстве под сенью Наунет – таинственного неба загробного царства.

 

В «Книге Двух Путей» впервые появляются рисунки. Б.А. Тураев писал: «Это иллюстрированный vade mecum <путеводитель – М.Ч.> покойника, облегчающий ему путь по суше и воде загробного мира и состоящий из карты последнего и текстов, которые распадаются на 16 глав (собственно «изречений») в трех группах. Первая группа начинается обращением к какому-то божеству, дающему пропуск для путешествия по некрополю Сокара Ра-Сетау, где умерший облегчает страдания Осириса, который затем прославляется. Странствующий затем говорит о своей победе над врагом, которого держит в своих когтях, как лев. Все это заканчивается словами: «Книга сия была под сандалиями Тота. Конец ее»...

Вторая группа говорит о паломничестве умершего по египетским святыням, очевидно, перенесенным в иной мир. Он заходит и в Гелиополь, и в Буто, и в «Дом жизни Абидоса», и «на чистую землю Нила»; везде видит местные святыни и примечательности.

Третья группа собственно и представляет «Книгу о двух путях». После изображения дверей к этим путям дается карта, разделенная во всю длину красной полосой, изображающей «море огненное»: сверху от нее – «водные пути», снизу – сухопутные. Первые ведут сначала вдоль огненного озера; текст предупреждает на перекрестке у огненного моря: «не иди к нему». На суше душа проходит по плотинам, охраняемым стражами, перед которыми приходится читать «изречение прохождения» или выдавать себя за богов для свободного пропуска. Оба пути сходятся, кажется, у Абидоса».

 

возьми с собой папирус…

 

Не зная топографии загробного мира и всех его обитателей «в лицо», достичь мест вечного блаженства практически невозможно. Без карты и подробных изображений нельзя пускаться в дорогу по двум путям царства мертвых. Удивительные рисунки, облегчавшие это опасное путешествие, стали со временем важной частью папирусов «Книги Мертвых».

 

С концом Среднего царства, освобождением от поработителей-гиксосов и образованием «империи» заупокойные тексты на папирусе становятся достоянием почти всех египтян. Новый сборник погребальных текстов постепенно заменяет «Тексты Саркофагов».

В конце Среднего царства появляются первые папирусные свитки, а с XVIII династии (ок. 1552 г. до н. э.) они распространяются повсеместно. Американский исследователь Джеймс Бэйки пишет: «Религиозные тексты, касающиеся подземного мира, были собраны вместе и записаны в той форме, которую мы теперь знаем как «Книгу Мертвых». Каждый египтянин, который мог заплатить писцу за список священных текстов, брал с собой в могилу свиток папируса. Это мог быть короткий отрывок или внушительное произведение, достигавшее сотни или более футов длины и заключавшее все меры предосторожности, какие мудрость египетского писца знала против опасностей мрачного мира Дуата.

Вот почему девять из каждых десяти египетских папирусов – погребальные папирусы, и девять из десяти погребальных папирусов – копии того, что мы знаем как «Книгу Мертвых».

 

Изготовление свитка было делом куда более простым, чем роспись громоздкого саркофага. К тому же в эпоху Нового царства распространяются непригодные для длинных надписей саркофаги, повторяющие форму человеческого тела. Изготовление «Книги Мертвых» было поставлено почти на поток: на папирусе просто оставляли свободное место для имени покупателя.

 

скарабей, положенный на сердце

 

Вобрав фрагменты «Текстов Пирамид» и «Текстов Саркофагов», «Книга Мертвых» стала самостоятельным произведением – итогом долгого развития египетской религиозной мысли. В эпоху Нового царства (1580–1085 гг. до н. э.) главным в заупокойном культе становится Осирис – мудрый владыка царства мертвых, он вершит посмертный суд и восстанавливает справедливость. Его дом стоит на Полях Иалу («Полях Камыша»), где трудятся почившие.

 

Богословская мысль египтян прошла непростой путь. В «Книге Мертвых» уже не найти ни Каннибальского гимна «Текстов Пирамид», где умерший царь пожирает богов, ни описаний ужаса, который он в них вселяет («Земля дрожит, небо содрогается и боги трепещут, когда поднимается этот Пепи правогласный»). Боги «Книги Мертвых» – беспристрастные судьи, перед ними покойный держит ответ о своих земных делах. Можно, правда, попытаться облегчить свою участь с помощью магических заклинаний – выучить наизусть или прочитать имена всех 42 богов, с которыми предстоит иметь дело, и тем самым как бы получить над ними власть. Можно, в конце концов, положить себе скарабея на сердце, чтобы оно помалкивало о дурных делах хозяина, когда придет время отвечать за все.

мир, подчиненный вечному закону

 

«Книга Мертвых» вроде бы гарантирует счастливое завершение суда, но, видимо, полной уверенности в этом у египтян не было. Что покажут весы, на которых взвешивают сердце покойного перед лицом бога мудрости Тота? Это ведь он написал «Книгу Мертвых» и придумал ее заклинания. У праведника шансов на вечное блаженство по результатам этого расследования явно больше. В сборнике появляются главы «Венца оправдания» и так называемая Исповедь отрицания: в ней покойный клянется, что не совершал таких-то и таких-то дурных поступков – своеобразный моральный кодекс эпохи Нового царства.

 

Говорят, что Древний Египет так и не создал своей философии. Да, чего-либо, похожего на учения античных философов, мы не обнаружим. Но это не означает, что у египтян отсутствовало сколько-нибудь упорядоченное понимание окружающего мира и явлений, его наполняющих. Египтянин жил в мире, где порядок вещей установился в незапамятные времена и подчиняется неизменному закону. Язык отражал такую форму мышления, при котором глагола в нашем понимании не было, а значит, не было и грамматического времени. Похоже, время египтяне воспринимали так, как его воспринимают дети – как единый поток, бесконечную цепь неизменностей. Египетский мир был наполнен бессчетным количеством явлений и действий, и человек не столько совершал эти действия, сколько являлся в каждый конкретный момент их характеристикой. Само понятие личности отличалось от нашего. Египтяне были «хему» своего царя, его «выражением», «проявлением», частичкой – как многочисленные боги Египта были частями тела породившего их единого божества.

 

Тело, душа, имя, тень и двойник…

 

Получается, что все люди вместе составляли тело государства. Слово, обозначавшее у египтян собственно Египет, долину Нила, мы переводим как «родина». Дословно же это «нутро». Египет – идеальное место, где все в природе находится в теснейшей и давно определенной взаимосвязи. Мир богов и мир людей связывает фараон – одновременно бог и человек. От его силы и здоровья зависит процветание страны, он – средоточие ее могущества и жизненной силы. Без его ритуальных действий не произойдет разлив Нила, а это уже национальная катастрофа.

Если фараон не проведет первой борозды при начале полевых работ, земля не будет оплодотворена, и все останутся без пропитания. Когда египтяне громоздили камень на камень, строя гигантские пирамиды, они не просто покорялись безжалостному «восточному деспотизму». Создавая новую оболочку, защиту царю, они обеспечивали вечное существование и процветание своей страны.

 

Вселенная древних египтян состояла из пяти частей: небо, земля, вода, горы и потусторонний Дуат. Все в единстве – и в определенном противопоставлении. Мифология вообще любит противоположности: право – лево, верх – низ, мужской – женский. Но, может быть, нигде так ярко не проявлялась двойственность мира, как у египтян.

 

Как произошла вселенная, человек себе хорошо представлял, хотя единой теории не было. Каждая крупная богословская школа приписывала эту честь различным божествам. Творцом считался тот бог, которому поклонялись в данном религиозном центре. Методы творения тоже были разными. Но все эти концепции сходятся в одном: в начале времен был хаос, преобразованный творцом в упорядоченное мироздание, живущее по определенным законам.

 

Человек – творение Бога. Его проявление и образ живет в хену – теле страны, где все существует по установленному порядку вещей, поддерживаемому «сыном Бога по плоти его» – фараоном. Себя египтянин, видимо, воспринимал как совокупность нескольких сущностей: тело, Ба (душа), имя, тень и Ка (двойник). От их гармоничного взаимодействия зависели жизнь и здоровье человека.

Когда наступала смерть, эти субстанции отделялись друг от друга и начинали вести фактически самостоятельное существование, а место единой личности занимал Ах – не вполне ясная категория, возможно, в какой-то степени соответствующая нашему понятию «дух». Покойного, как мы уже знаем, ожидали нелегкие испытания на том свете. Потусторонний мир – Дуат – располагался не на небе, не на земле, не в воде и не в горах. Это иной мир, параллельный миру земному. Но они связаны между собой. В Дуат на ночь уходит бог-солнце, и туда же отправляются умершие.

Судя но некоторым признакам, наш мир и Дуат пересекаются в некоторых точках. Дуату принадлежат святые места – Абидос, Гелиополь, Пе, Деп. Но они же – реально существующие города Древнего Египта. Это частая картина в разных мифологиях. В святых местах строились храмы, туда отправлялись паломники, там устраивались пышные празднества и церемонии, там находились оракулы.

 

что могли сделать маги древнего египта

 

Как и многие другие народы, египтяне были уверены, что на некоторые события и даже на высшие силы иного мира можно воздействовать. Например, повлиять на судьбу покойного. Для этих целей прибегали к магии.

 

Магия Древнего Египта, притягивающая любителей мистики и сокровенных знаний древности, по сути близка к заклинаниям шаманов. Шаман воздействует на потусторонние силы, его обряды совершаются здесь, но имеют результаты «там». Лишь немногие чародеи умеют воздействовать при помощи магии на этот мир. Вот почему заклинания «Книги Мертвых» имеют результат в Дуате и не действуют здесь.

 

Покойный также может влиять на нашу жизнь. До нас дошло немало писем египтян, адресованных почившим с просьбами помочь в чем-то или хотя бы не вредить живым.

 

Дуат – это свернутое в кольцо пространство, по площади многократно превосходящее Египет. Можно предположить, что в нем имеются два уровня, условно говоря – «рай» и «ад». «Рай» – это Поля Хотеп, соответствующие пространству от Фив до Гелиополя. Туда покойный попадает, пройдя взвешивание сердца на весах. «Ад» – пространство, переполненное подчиняющимися Осирису ужасными демонами и безжалостными чудовищами. Через него покойный должен пройти, чтобы достичь Зала Двух Истин. С нашей точки зрения восприятия пространства, все эти ужасы должны находиться в Аменти («Запад») – первом регионе Дуата, где вершится посмертный суд. Кстати, позже египетские христиане-копты называли преисподнюю именно так – Аменти.

 

Но вернемся к «Книге Мертвых». Чтобы посмертное существование продолжалось вечно, надо обеспечить жизнь и процветание всех «самоопределившихся» сущностей. Конечным результатом должно стать воскресение покойного. Здесь много сходного с христианством. Смерть для египтян – враг, безжалостный и коварный. Но, как и у христиан, этого врага можно победить («Христос воскрес из мертвых, смертью смерть поправ и сущим во гробах живот даровав»). Ведь Осирис, пройдя через мученическую гибель, потом воскрес и восседает на троне в Зале Двух Истин, верша суд над умершими. Отныне египтяне получили возможность побеждать смерть.

 

После Страшного суда христиан ждет вечная жизнь в преображенном теле, исполненном Духом Божьим. Тело египтянина тоже воскреснет и преобразится, когда все человеческие сущности вновь соберутся вместе. До этого момента тело нужно уберечь от тления или на крайний случай заменить иной оболочкой – статуей, изображением. После воскресения человека ждет прекрасное духовно-чувственное существование, в котором нет страданий и невзгод, и время не властно над людьми.

 

Однако не магические действия и заклинания гарантируют жизнь вечную. Совсем нет! Они помогают избежать козней враждебных сил (кстати, и христиане совершают определенные действия с той же целью), но все зависит от того, как человек жил на Земле.

 

Есть еще одна знаменитая «Книга Мертвых», написанная в другое время и в другой точке земли – тибетская «Бардо Тодол». Она образно описывает погружение в океан архетипов на границе между жизнью и смертью. Эта книга рисует все более чудовищные картины адских мучений и в конечном итоге намекает, что все это есть твое же порождение. Опять мы сталкиваемся с мыслью, что после смерти будем пожинать плоды того, что посеяли на Земле.

 

Во время посмертного суда покойный египтянин клянется в несовершении 42 грехов. Вердикт будет оправдательным, если покойный говорит правду. Иначе ему придется пережить те же ощущения, что и следующему путем тибетского бардо. Но последнего ждет более низкое перевоплощение, а у египтянина впереди либо вечное блаженство, либо полное уничтожение. Перевоплощений «Перэт эм херу» не знает. То, что мы принимаем за переселение души, на самом деле – магическая возможность приобретать любой желаемый облик.

 

«Бардо Тодол» – очень мрачная книга. Ее главная цель – помочь умирающему избежать новых воплощений и достичь нирваны. По мере прохождения различных бардо, ему постоянно предлагаются несколько вариантов решения своей судьбы и подсказывается наилучший из них. Но каждый раз предполагается, что умирающий не смог им воспользоваться, и перед ним немедленно открывается новый выбор – уже в худших условиях. «Бардо Тодол» словно говорит: «Надейся на лучшее – рассчитывай на худшее». Вопрос лишь в том, что считать лучшим?

 

свиток, который давал надежду

 

У египетской «Книги Мертвых» обратная цель – человек должен остаться собой, достичь жизни вечной и вкусить мирного счастья созерцания «лика дня» в присутствии великого Бога и встретиться с родными в ином мире, где все невзгоды уже позади. «Книга Мертвых» оставляет усопшего в объятиях его близких в благоуханных садах Полей Хотеп. За ее часто туманными изречениями и магическими формулами читаются те же чаяния, что и у тех, кто исповедует прощение грехов, воскресение тела, жизнь вечную.

 

В 1920 году Б.А. Тураев писал: «...говорить о переводе «Книги мертвых» на новые языки не приходится – уже в лучших, более древних рукописях ее тексты искажены и переполнены непонятными местами. <…> нет для египтолога книги более неприятной и до безнадежности трудной, чем этот сборник... ввиду бесконечного количества загадочных намеков, мистического языка и, особенно, безграмотности искаженного текста».

 

Это действительно странное произведение – разновременная смесь практических наставлений, туманных диалогов, магических заклинаний и удивительных по образной силе текстов, потрясающих своим философско-этическим, духовным прозрением.

Но для египтянина, отправляющегося в царство теней, хрупкий папирусный свиток был почти единственной осязаемой надеждой пройти невредимым через ужасающий, населенный чудовищами мир – мир ядовитых змей и скорпионов, пугающих призраков и непреодолимых преград, озер пламени и магических кристаллов. Этот непостижимый мир восходит к отдаленным временам первобытных обрядов, сумрачным туманным осколком сохранился он на протяжении тысячелетий.

Для египтян их волшебный свиток был священной книгой, божественным откровением, дарованным людям, подобно тем истинам, что далеким отблеском сверкнут позже в скрижалях Моисея.

 

Библия древнего египта

 

Без «Книги Мертвых» нельзя постичь сути и духа удивительной и сложной культуры египтян. Слишком много их представлений о бытии и мировом порядке в нее попало. Может быть, не так уж и неправы те, кто называли «Книгу Мертвых» Библией Древнего Египта. Особо следует сказать о рисунках «Книги Мертвых». И не только потому, что это первый в истории цивилизации пример книжной иллюстрации. Изображения имели огромное значение для «Книги Мертвых». Часто при нехватке места на листе переписчики предпочитали не дописать текст, но уместить рисунок. Во времена ХХI династии (ок. 1070–945 гг. до н. э.) даже появились экземпляры «Книги Мертвых», состоящие из одних рисунков.

 

Природа египетского рисунчатого письма такова, что изображения на страницах «Книги Мертвых» древними египтянами прочитывались почти как текст – и для них они были куда более информативны, чем для нас.

Опасные странствия покойного, таинственные обитатели загробного царства, магические действия персонажей и странные предметы, которыми они оперируют, – все это оживает на листах папируса. И перед зрителем разворачивается (в буквальном смысле разворачивается, ведь «Книга Мертвых» – это свиток) созданный тысячелетиями духовных исканий поразительный мир – фантастический для нас и такой страшный и понятный для древних жителей Египта.

www.geo.ru

Уоллес Бадж — «Книга Мёртвых»[131]

Уоллес Бадж — «Книга Мёртвых»[131]

Книга Мёртвых — не запись ритуала

Собрание глав или отдельных составляющих, которые древние египтяне писали на стенах гробниц, на боковых поверхностях саркофагов и гробов, а также на папирусе, амулетах и прочих предметах, помещаемых в гробницу, были названы Шампольоном «записью погребального ритуала». Это неверное определение было принято де Руже, который в своём «Исследовании погребального ритуала древних египтян» объясняет свою точку зрения и заключает, что приведённые им доводы «достаточно обосновывают, следуя избранному ходу рассуждений, то название, которое избрал Шампольон». Грамматика Шампольона свидетельствует, что он тщательно изучил каждую часть так называемого «ритуала», а множество кратких фрагментов, которые он перевёл, служат доказательством того, что он понял назначение источника и верно оценил его роль с религиозной точки зрения. Однако он ни разу не приводит всесторонний анализ хотя бы одной главы, так же как ни один фрагмент не переводит полностью от начала до конца. Если бы этот замечательный учёный прожил подольше, он бы убедился, что то, что он переводит вовсе не было «ритуалом». Это собрание отдельных глав Лепсиус в 1842 году назвал «Книгой Мёртвых», под таким названием источник известен и в наше время.

Ранние публикации Книги Мёртвых

К наиболее ранним частичным или полным публикациям Книги Мёртвых можно отнести следующие: Cadet (J. Marc). Copie figure d’un rouleau de Papyrus trouve a Thebes, dans un tombeau des Rois. - Strassburg, 1805: Fontana. Copie figure d’un rouleau de Papyrus trouve en Egypte, publiee par Fontana et expliquee par Joseph de Hammer. - Vienna, 1822; Senkowski, Exemplum Papyri Aeqyptiacae quam in peregrinatione sua repertam Universitati Cracoviensi dono dedit. - Petropoli, 1826; Young. Hieroglyphics: Fol., IV Pl. - London, 1823: Hawkins. Papyri in the Hieroglyphic and Hieratic character from the Collection of the Earl of Belmore: Fol., 8 Pl. - London, 1843; Rosselini. Breve notizia intorno un frammento di Papiro funebre egizo essistente nel ducale museo di Parma: 8 Vol. - Parma, 1839; Description de l’Egypte / Ed. Jomard. - Antiquities. - T. II.

Наиболее значительной стала публикация Лепсиусом в 1842 году 165 глав Туринского папируса; это издание вышло под названием «Египетская Книга Мёртвых» («Das Todtenbuch der Aegypter»).

Тексты Пирамид

Обычай покрывать стены погребальных камер заупокойными текстами восходит к V династии, в ту эпоху крупные отдельные иероглифы, сгруппированные в строки, чередовались с архитектурными украшениями. К концу VI династии пространство, отведённое для декоративных целей, значительно сузилось. Иероглифы стали меньше по размеру, а надписи высекались на стенах камер и коридоров, которые прежде, в более ранние периоды, оставались гладкими.

К пирамидам V–VI династии, чьи внутренние стены покрыты надписями, относятся пирамиды Унаса, Тети, Пепи I, Пепи II и Секеремсафа; эти надписи обычно называют «Текстами пирамид». Во французском переводе они были опубликованы Масперо.

Тексты Саркофагов

В эпоху XI династии распространился обычай наносить заупокойные тексты на стенки деревянных гробов или саркофагов. Тексты подобного рода, выполненные иератическим письмом, были опубликованы Лепсиусом и Бирчем. В этот период Книгу Мёртвых начинают писать на папирусе.

Тексты Книги Мёртвых на папирусе

После изгнания из Египта гиксосов царями-фиванцами появляются тексты Книги Мёртвых на папирусах, которые были различной длины и ширины. Папирусный свиток обычно помещали в прямоугольную нишу в стене гробницы либо в самый гроб, рядом с мумией. Иногда его клали между ногами, а иногда прижимали к телу погребальными пеленами. Длина и стиль такого папируса целиком зависели от фантазии родственников покойного. Богато иллюстрированная или, наоборот, лишенная каких бы то ни было изображений, Книга Мёртвых составляла непременную част заупокойного имущества, которым торговали жрецы, ответственные за погребение. Если заказчик был богатым человеком, он мог купить самую лучшую копию. Если он был беден, то довольствовался неиллюстрированным текстом. На готовых копиях оставляли пустые места, куда вписывалось имя покойного, для которого её приобретали. Сохранились и такие копии, в которых, вследствие небрежности или пренебрежения к умершему, не проставлено никаких имён. Многочисленные дурно выполненные, пестрящие ошибками копии Книги Мёртвых, которые не редкость в музеях Европы, видимо, представляют собой неизбежное следствие дешевизны. Однако можно обнаружить небрежность и на самых прекрасных папирусах, а некоторые шедевры этого вида искусства хранят грубые ошибки, свидетельствующие не столько о небрежности переписчика, сколько о непонимании воспроизводимого текста.

Виньетки и Иллюстрации Книги Мёртвых

Книга Мёртвых писалась иероглифическими и иератическими знаками и украшалась изображениями богов, священных животных и птиц, мифологическими сценами, видами погребальных процессий и прочее. Для выполнения подобных иллюстраций использовалось до 13 цветов. Названия глав, колонтитулы и некоторые абзацы исполнялись красными чернилами, а основной текст — чёрными. Иероглифический текст обычно писали вертикальными строчками, а иератический — горизонтальными. Виньетки и иллюстрации делались одним мастером, а текст другим. Иногда создаётся впечатление, что родственники покойного тратили почти всю назначенную сумму, чтобы заказать копию Книги Мёртвых у лучшего художника, в то время как текст доверяли заурядному писцу. Хотя многие языковые неточности, которые встречаются в этих папирусах, следует приписать небрежности копиистов, всё же очевидно, что большая часть ошибок явилась следствием непонимания смысла написанного. Подчас писец не знал даже, где начало, а где конец какой-либо главы. В доказательство Э. Навилль привёл копию 77-ой главы из одного из папирусов, которая начиналась с неправильного конца, далее в своей публикации Навилль поместил правильный текст данного источника. Текстологические исследования позволили сделать вывод, что обычно над изготовлением одной копии Книги Мёртвых трудилось более одного писца и одного художника. Хотя есть виньетки и тексты, исполненные одной рукой.

Редакции Книги Мёртвых

Согласно Э. Навиллю, следует различать четыре редакции Книги Мёртвых:

1. Созданные в эпоху Древнего и Среднего царства в записи иероглифами.

2. Фиванская редакция, которая датируется XVIII–XX династиями, также исполненная иероглифами.

3. Редакция, примыкающая к фиванской, относящаяся ко времени XX династии, написанная иератическим письмом; она отличается тем, что главы приведены не по порядку.

4. Тексты Саисского и Птоломеевского периодов, исполненные как иероглификой, так и иератикой, свидетельствуют, что родственники покойного по своему желанию могли сокращать и увеличивать количество глав. Вероятно, в течении XVIII Династии при написании подобных текстов не пользовались иератикой вообще.

Полное издание Книги Мёртвых

В сентябре 1874 года на особом заседании Международного конгресса востоковедов была принята резолюция, согласно которой для дальнейшего изучения древнего Египта необходимо было предпринять наиболее полное и комментированное издание Книги мёртвых, этой истинной «библии древних египтян». Далее было решено, что подобное издание должно включать текст источника в трёх вариантах: 1. Эпохи Древнего царства; 2. Эпохи XVIII династии и Нового царства; 3. Времени правления XXVI династии (Псамметиха).

На конгрессе был сформирован Комитет, куда вошли господа Бирч, Лепсиус, Шаба и Навилль. Э. Навилль взял на себя труд подготовить работу к печати. По ходатайству Лепсиуса Берлинская Академия наук выделила 3000 марок на предварительные расходы, а прусское правительство добавило к этому 4800 талеров на публикацию. Когда Э. Навилль начал собирать материал, он убедился, что текстов эпохи Древнего царства очень мало, текстов же XXVI династии множество и разница между ними незначительна. Вследствие этого он оставил идею включить в публикацию памятники первого и третьего периодов и на четвёртом Международном конгрессе востоковедов, который проходил в 1878 году во Флоренции, он обратился к Комитету с просьбой об изменении первоначального плана.

Э. Навилль заявил, что готов сосредоточить свои усилия на подготовке комментированного издания Фиванской редакции Книги Мёртвых. Он считал, что для создания наиболее выверенной публикации следует отобрать наилучшие копии, из которых путём сравнения и составить окончательный вариант. В 1886 году Навилль выпустил в свет двухтомных труд, который содержал результаты его 12-летних исследований. В первый том вошли текст и виньетки, тщательно скопированные госпожой Навилль; второй том содержит различные текстовые варианты. В небольшой книге в четвёртую долю листа, которая вышла несколько месяцев спустя, содержатся четыре главы, в которых рассматривается Фиванская редакция Книги Мёртвых, её история, значение, а также стиль написания. Приводится описание папирусов, вошедших в публикацию Э. Навилля, комментарии к каждой главе Книги Мёртвых и список названий этих глав в иероглифике. Текст Фиванской редакции у Навилля содержит много неправильных прочтений, но, тем не менее, он чрезвычайно важен, ибо может быть использован для подготовки нового критического издания. Господин Навилль оказал науке огромную услугу, сведя воедино разрозненный материал.

Последние публикации отдельных текстов Книги Мёртвых

Среди важнейших публикаций текстов Фиванской редакции Книги Мёртвых следует упомянуть следующие: Photographs of the Papyrus of Nebseni in the British Museum. — 1876, fol.; Facsimile of the Papyrus of Ani. — 1890, fol.; Papyrus Funeraire de Nebset / Ed. Pierret. — 1872; Leemans. Papyrus Egyptien Funeraire Hieroglyphique du Musee a Leide. — 1882. — Livr. 5, part III.

Прекрасным примером иероглифической Книги Мёртвых не ранее XXVI династии может служить Туринский папирус, опубликованный Лепсиусом в 1842 году. Перевод полон грубых ошибок и тёмных мест, однако об этой работе стоит упомянуть, ибо она имеет известное значение. Замечательным образцом иератического источника более позднего периода, чем XXVI династия, является памятник, опубликованный де Руже.

Переводы Книги Мёртвых

Английский перевод Книги Мёртвых был выполнен Бирчем в английском издании книги Бансена. Французский перевод вышел в Париже в 1882 году. Оба были сделаны с Туринского папируса. Немецкий перевод первых 15 глав был подготовлен Бругшем. Исследования наиболее интересных глав были проведены Бирчем, Масперо, Лефебюром, Гийессом, Пьере и другими. Некоторые «дополнительные» главы опубликованы в 1881 году в Лейдене Плейтом с переводом и комментарием. Значительная часть Книги Мёртвых была переведена на итальянский язык.

Древность происхождения Книги Мёртвых

Время возникновения Книги Мёртвых неизвестно, однако нет сомнений, что отдельные части её столь древни, как вся египетская цивилизация. Согласно фиванской традиции, например, 130-я глава была создана в эпоху Хесепти, пятого фараона I династии; возникновение 64-й главы иногда связывают с правлением Микерина (IV династия). Тогда же появилась и 178-я глава, текст которой сохранился на крышке саркофага, хранящейся в Британском музее (№ 6647). Древнейшие главы Книги Мёртвых были созданы в Гелиополе, великом святилище и центре создания религиозных учений древнего Египта. Гелиополь был для египтян тем же, чем Иерусалим для евреев и Мекка для мусульман. Увеличение объёма глав и их числа проходило медленно, но верно. Можно предположить, что время от времени проводились исправления текстов.

Египетской название Книги Мёртвых

Наиболее обычным названием Книги Мёртвых было (prt m hrw), что принято переводить как «Выход, или выхождение, днём». Возможно, таково было только традиционное название, перевод которого представлялся учёным неоднозначным. Другое название — (r n si’kr xw), «Изречение о придании силы просветлённому духу». Автором Книги Мёртвых считался бог Тот.

Книга Мёртвых состоит из ряда глав, каждая из них есть отдельное произведение, которое можно было добавить или, наоборот, опустить по желанию заказчика. Шампольон разделял этот сложный источник на три части: главы 1-15; 16-125; 126 — до конца. Но если бы учёный располагал большим временем для изучения памятника, он сам убедился бы, что его деление чисто произвольное.

Назначение Книги Мёртвых

Книга Мёртвых посвящена странствиям покойного в Именти, где он общается с бестелесными богами и иными обитающими там существами, читая молитвы и распевая гимны великим богам, повторяя магические формулы, способные уберечь его от недругов, которые чинят ему препятствия. Книга Мёртвых призвана была дать покойному возможность восторжествовать над всеми обитателями загробного мира. Некоторые тексты, чтобы принести пользу покойному, должны были писаться на амулетах и погребальных пеленах. Содержание одних глав сводится к описанию устройства погребальной камеры и касается наиболее значительных предметов заупокойного имущества. Другие содержат текст отрицательной исповеди покойного перед советом 42 богов и описывают сцену взвешивания сердца на Суде Осириса. Иллюстрации рисуют Поля Иару (Элисиум) и так далее. К сожалению, нет возможности привести здесь хотя бы краткое содержание всех глав Книги Мёртвых или даже все их названия. То, что сказано выше, надеюсь, вдохновит ведущих авторитетов на написание лучших книг, к чему так часто звучат призывы с этих страниц.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

esoterics.wikireading.ru

Книга Книга мертвых читать онлайн Дуглас Престон

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд. Книга мертвых

Пендергаст – 7

Трилогия Диогена – 3

 

– Доброе утро, док! – снова и снова повторял Керли, одинаково приветливо кивая спешившим на службу клерку из отдела писем и директору по науке. Хранители назначались и уходили в отставку; директора вступали в должность, получали славу и почести, а потом с позором изгонялись. Каждый человек, возделывающий землю, обречен в конце концов оказаться погребенным под нею, но невозможно себе представить, чтобы Керли когда-нибудь покинул свою будку. Он был такой же неотъемлемой частью музея, как ультразавр, встречающий посетителей в Большой ротонде.

– Здорово, приятель!

Услышав непривычно фамильярное обращение, старик нахмурился и, подняв глаза, успел заметить посыльного, швырнувшего в окно увесистый пакет, который приземлился как раз на маленькую полку, где охранник держал табак и рукавицы.

– Послушайте! – воскликнул Керли и, выглянув из окна, замахал руками. – Эй, я вам говорю!

Но посыльный уже мчался прочь на велосипеде с толстыми шинами, и старик разглядел лишь туго набитый рюкзак у него на спине.

– О Господи! – пробормотал Керли, уставившись на сверток длиной примерно двенадцать, а шириной и толщиной восемь дюймов. Грязная коричневая оберточная бумага была перевязана старинной бечевкой, какой уже давно никто не пользуется, и выглядела так, словно посылка вместе с доставившим ее человеком побывала под колесами грузовика. Надпись, сделанная неровным детским почерком, гласила: «Музей естественной истории, хранителю коллекции камней и минералов».

Задумчиво глядя на сверток, старик вытряхнул трубку. Каждую неделю дети присылают в музей сотни посылок с «пожертвованиями» – от раздавленных жуков и самых обычных, не представляющих никакого научного интереса камней до наконечников для стрел и мумифицированных трупов животных, погибших под колесами автомобилей. Вздыхая, Керли с трудом поднялся со стула и сунул сверток под мышку. Положил трубку на полку, открыл дверь и, моргая, вышел на солнечный свет. Потом направился в сторону отдела корреспонденции, который находился всего в нескольких футах от его будки, – чтобы попасть в него, нужно было лишь перейти подъездную аллею.

– Что это у вас, мистер Таттл? – раздался голос у него за спиной.

Керли обернулся и увидел Дигби Гринлоу, недавно назначенного помощником директора по административным вопросам, – тот выходил из туннеля, ведущего от служебной парковки.

Керли ответил не сразу. Ему не нравился Гринлоу с его снисходительным «мистер Таттл». Несколько недель назад помощник директора сделал ему замечание – дескать, он недостаточно тщательно проверяет пропуска у сотрудников, «практически не заглядывает в них». Черт возьми, ему и не нужно в них заглядывать! Он в лицо знает каждого служащего музея.

– Посылка, – нехотя пробормотал старик.

В голосе Гринлоу зазвучали менторские нотки:

– Посылки полагается сдавать непосредственно в отдел корреспонденции. А вы не должны покидать свой пост.

Керли продолжал идти. Достигнув определенного возраста, он обнаружил, что самый верный способ бороться с неприятностями – делать вид, что их нет. Вот и сейчас он слышал, что шаги помощника по административным вопросам у него за спиной ускорились, но не остановился.

Решив, что старик глуховат, Гринлоу заговорил громче:

– Мистер Таттл! Я сказал, что вы не должны покидать свой пост!

Керли наконец остановился и резко обернулся.

– Спасибо, доктор! – С этими словами он протянул посылку Гринлоу.

Гринлоу посмотрел на сверток и отвел глаза.

– Я не говорил, что собираюсь отнести его сам.

knijky.ru

КНИГА МЕРТВЫХ - это... Что такое КНИГА МЕРТВЫХ?

 КНИГА МЕРТВЫХ собрание заклинаний, которое египтяне (в эпоху Нового царства и позднее) помещали в гробницы, чтобы умершие могли благополучно преодолеть опасности потустороннего мира и обрести просветленное бессмертие. В эпоху Древнего царства существовал обычай чтения вслух заклинаний для умершего царя, что должно было обеспечить ему загробную жизнь. Эти заклинания в современной науке получили название Текстов пирамид, потому что их записывали на стенах подземных помещений пирамид V и VI династий. Позднее подобные тексты стали записывать и в гробницах египетских вельмож. Ко времени Среднего царства собрания заупокойных заклинаний (частью - старых, частью - сочиненных заново по их образцу) записывались уже на поверхности саркофагов и стали доступны каждому, кто мог приобрести такой саркофаг. Многие заклинания из Текстов саркофагов позднее были включены в сборники заклинаний Нового царства. В Новом царстве и позднее их записывали на папирусных свитках, а иногда на коже. Эти свитки и получили название Книги мертвых, несмотря на то, что они сильно различаются по содержанию и расположению текстов. Ученые выделяют две главные редакции этой книги: редакцию Нового царства и вторую, более позднюю (Саисская - Римская эпохи). Заклинания для очередного сборника каждый раз отбирались достаточно произвольно; кроме того, сам текст того или иного заклинания часто варьирует от одного папируса к другому. Заклинания представляют собой, по сути дела, магические формулы, цель которых - помочь умершему пройти через все испытания и опасности, с которыми он столкнется после смерти. Но поскольку заклинания происходят из многих и разнородных источников, концепция потусторонней жизни остается неясной. Из текстов следует, что умерший вновь обретает власть над своим бренным телом и, как и прежде, наслаждается радостями жизни; он может присоединиться к солнечному богу Ра, пересекающему небосклон в своей барке; может превратиться в ласточку, змею или крокодила или даже слиться с богом Осирисом.

Энциклопедия Кольера. — Открытое общество. 2000.

Смотреть что такое "КНИГА МЕРТВЫХ" в других словарях:

  • КНИГА МЕРТВЫХ — КНИГА МЕРТВЫХ, древнеегипетские религиозные тексты, которые помещались в захоронения, чтобы оградить покойника и напутствовать его в загробной жизни. «Книга мертвых» составлялась, начиная с периода Нового царства (16 в. до н. э.) и до конца… …   Энциклопедический словарь

  • Книга Мертвых — Древнеегипетская Книга мёртвых Тибетская Книга мёртвых Некрономикон встречается в Мифах о Ктулху (Говарда Лавкрафта) Книга мёртвых третий альбом группы Amatory …   Википедия

  • Книга мертвых — Древнеегипетская Книга мёртвых Тибетская Книга мёртвых Некрономикон встречается в Мифах о Ктулху (Говарда Лавкрафта) Книга мёртвых третий альбом группы Amatory …   Википедия

  • Книга Мертвых — наиболее распространенный памятник древнеегипетской священной литературы. Это ряд не связанных между собой 186 текстов ( глав ), различной длины, начиная от длинных поэтических гимнов и кончая однострочными магическими формулами, имевшими целью… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Книга Мертвых —     Древний египетский ритуальный и оккультный труд, приписываемый Тоту Гермесу. Найден в саркофагах древних мумий. Источник: Теософский словарь …   Религиозные термины

  • КНИГА МЕРТВЫХ — Древний египетский ритуальный и оккультный труд, приписываемый Тоту Гермесу. Найден в саркофагах древних мумий …   Теософский словарь

  • Книга мертвых (фильм) — Книга мёртвых Necronomicon Жанр фильм ужасов Режиссёр Брайан Юзна Кристоф Ган Судзуки Канеко …   Википедия

  • Книга мертвых (альбом) — Книга Мёртвых CD Записан 2006 Жанры Nu Metal Лейбл Капкан Records Продюсер Капкан Records …   Википедия

  • Древнеегипетская Книга мертвых — «Книга мёртвых» в иероглифах …   Википедия

  • Египетская Книга мертвых — «Книга мёртвых» в иероглифах …   Википедия

Книги

  • Книга мертвых, Лимонов Эдуард Вениаминович. Смерть - профессиональная болезнь человека. Она неизбежна, и потому всякая человеческая жизнь - трагедия. Мертвых намного больше, чем живых, и наш интерес к ним огромен. У каждого человека… Подробнее  Купить за 440 грн (только Украина)
  • Книга мертвых, Джон Ллойд, Джон Митчинсон. Леонардо Да Винчи и Сальватор Дали, Зигмунд Фрейд и Байрон, Ганс Христиан Андерсен и Казанова, Никола Тесла и Карл Маркс. Что между ними общего. А то, что они умерли, итеперь по ту сторону… Подробнее  Купить за 360 руб
  • Книга мертвых, Лимонов Эдуард Вениаминович. Смерть - профессиональная болезнь человека. Она неизбежна, и потому всякая человеческая жизнь - трагедия. Мертвых намного больше, чем живых, и наш интерес к ним огромен. У каждого человека… Подробнее  Купить за 355 руб
Другие книги по запросу «КНИГА МЕРТВЫХ» >>

dic.academic.ru

Книга Мертвых » ИнфоГлаз

Древнеегипетская «Книга Мертвых» — это не книга о смерти. Это книга о жизни, победившей смерть. Парадоксально, но столь эффектное название, ставшее почти таким же распространенным символом Древнего Египта, как пирамиды, мумии и папирус, совершенно не соответствует содержанию и идее самого произведения. Более того, оно прямо противоположно по смыслу подлинному его названию. «Книга Мертвых» — это калька с арабского Kitab al-Mayyit («Книга мертвого человека»). Этим термином нынешние египтяне обозначали папирусные свитки с таинственными письменами и рисунками, которые они находили вместе с мумиями своих далеких предков, никак не распространяя его на содержание текста, которого они, разумеется, не знали.

Уже давным-давно Древний Египет совершенно превратно представлялся европейцам страной смерти, в которой жили люди, поклонявшиеся ей и всю жизнь готовившиеся умереть. Видимо, поэтому название «Книга Мертвых» так прочно связалось с этими погребальными текстами, хотя египтологи хорошо знают, что оно более чем условно. Подлинным названием произведения было «Эр ну перэт эм херу» — «Изречения выхода в день». В нем отражается основная суть этого замечательного текста: помочь умершему миновать все опасности загробного мира, пройти посмертный суд и вместе с солнечной баркой бога Ра вновь вернуться на землю, т. е. ожить, воскреснуть — «обновиться», как говорили египтяне. Победить смерть, чтобы вести уже потом духовно-чувственное существование в омоложенном, прекрасном, нестареющем теле на вечно прекрасной плодородной земле в окружении своих родных и близких.

Это книга о преодолении смерти, о победе над ней и одновременно о том, как это сделать …-

&nbsp-

История «Книги Мертвых» восходит к бесконечно отдаленным временам, когда первобытные религиозные представления древних обитателей нильской долины стали складываться во все более усложнявшийся культ местных богов и оформившийся в своих основных особенностях погребальный ритуал. Видимо, еще до объединения Египта в одно государство, в дописьменный период, начал складываться сборник заупокойных формул, много позднее, при фараонах V — VI династий (ок. 2355 г. до н. э.) начертанный на стенах погребальных камер уже весьма скромных по размерам царских пирамид (знаменитые грандиозные пирамиды в Гизе — «безмолвны»). В первый раз это произошло при фараоне Унисе, уже на исходе Древнего царства.

Эти надписи обнаружил в конце прошлого века выдающийся французский египтолог Г. Масперо и назвал их «Текстами Пирамид». Это произведение, судя по всему, было записью погребального ритуала и касалось исключительно царской особы, что, естественно не означает, что у всех прочих обитателей Египта вообще не было никаких представлений о посмертном существовании. Однако в гробницах некрополей Древнего царства текстов, касающихся посмертного проживания «простых» умерших, нет. Так что, говоря об эпохе Древнего царства, мы можем судить только о посмертном бытии фараона, которого ожидало предстояние перед богами и вступление в их сонм. После смерти он взлетал на небо и там, в бесконечном звездном пространстве, плыл вместе с солнечным богом Ра в «Ладье Миллионов Лет». «Твои крылья растут, как у сокола, ты широкогрудый, как ястреб, на которого взирают вечером, после того как он пересек небо»- «Летит летящий. Он улетел от вас, люди, ибо он не принадлежит Земле, он принадлежит небу…-»

&nbsp-

&nbsp-

&nbsp-

В «Текстах Пирамид», как пишет замечательный русский ученый Б. А. Тураев, «…-было найдено первое звено той непрерывной цепи заупокойных магических памятников, которая тянется на всем протяжении египетской языческой (отчасти и христианской) цивилизации и наиболее известным представителем которой до тех пор [до обнаружения «Текстов Пирамид» — М. Ч.] был сборник, названный в науке «Книгой Мертвых»…- Для тех, кому известны этого рода произведения у других народов, здесь найдутся знакомые черты: заговоры, действенность которых основана на вере в силу слова, в силу знания имен существ, с которыми связано загробное благополучие, ссылки на прецеденты из истории богов, а вследствие этого — намеки на мифы, нередко для нас непонятные, употребление храмовых ритуальных текстов в качестве заговоров, иногда с приписками, свидетельствующими силу данного изречения в устах знающего и правильно произносящего его. Таким образом, эта богатая сокровищница заключает в себе возгласы и формулы, сопровождавшие заупокойные обряды, — заклинания против демонов, пресмыкающихся и других врагов умершего царя, молитвы и обрывки мифов, служившие тем же магическим целям. Все это написано архаическим языком и письмом, архаической орфографией, приспособленной для магических целей и избегавшей употребления иероглифов, изображавших живые существа, способные вредить покойному даже со стен надписи. Зеленый цвет иероглифов, цвет воскресения, уже внешним видом свидетельствует, что этот древнейший литературный памятник человечества является вместе с тем и древнейшим словесным протестом против смерти и средством словесной борьбы с нею — борьбы, явившейся в помощь монументальной борьбе, которая выражалась дотоле в сооружении колоссальных царских гробниц, лишенных каких-либо надписей или изображений» (Б. А. Тураев «Египетская литература». Т. I. М. 1920, с. 36-37).

С завершением Древнего царства, в конце третьего тысячелетия до н. э., погребальная литература претерпевает значительные изменения. Теперь не только фараон располагал заупокойными текстами, отправляясь в царство богов: подобная судьба ожидала каждого. Уже при последних династиях Древнего царства «Тексты Пирамид» начинают покидать погребальные камеры всеегипетских владык и появляются на внутренних и внешних стенках прямоугольных деревянных саркофагов их подданных. Во многом — это те же «Тексты Пирамид», но все-таки они уже настолько от них отличаются, что явно представляют собой новый этап развития заупокойной литературы. В «Текстах Саркофагов» (так их называют в научной литературе) связанный с обожествлявшимся фараоном солнечный культ переплетается с хтоническим (земным)- загробный мир располагается в совершенно особом месте пространства вселенной, куда каждую ночь отправляется Ра со своей свитой, чтобы сразиться с силами мрака. Здесь, как и в «Текстах Пирамид», много магических формул и заклинаний, упоминаний древних мифов (уже в большей степени относящихся к Осирису) и литургических речитативов. Все это разделено на отдельные «изречения», или главы, которые имеют свои названия, многие из которых вошли потом в «Книгу Мертвых». На саркофагах XII-й династии (ок. 1991 г. до н. э.) появляется еще один текст, посвященный загробным странствиям и относящийся по языку к эпохе Древнего царства. Это знаменитая «Книга Двух Путей», созданная для того, чтобы облегчить почившим дорогу к Полям Хотеи (Поля Мира) — полям вечного блаженства, где пшеница в рост человека, где не бывает неурожаев и голода, где покойные пребывают в нескончаемом блаженстве под сенью Наунет — таинственного неба загробного царства.

Именно в «Книге Двух Путей» впервые появляются иллюстрирующие текст изображения, имеющие столь важное значение в «Книге Мертвых». Б. А. Тураев пишет о «Книге Двух Путей» так: «Это иллюстрированный vade mecum покойника, облегчающий ему путь по суше и воде загробного мира и состоящий из карты последнего и текстов, которые распадаются на 16 «глав» (сб. «изречений») в трех группах. Первая группа начинается обращением к какому-то божеству, дающему пропуск для путешествия по некрополю Сокара Ра-Сетау, где умерший облегчает страдания Осириса, который затем прославляется. Странствующий затем говорит о своей победе над врагом, которого держит в своих когтях, как лев. Все это заканчивается словами: «Книга сия была под сандалиями Тота. Конец ее»…- Вторая группа говорит о паломничестве умершего по различным египетским святыням, очевидно, перенесенным в иной мир. Он заходит и в Гелиополь, и в Буто, и в «Дом жизни Абидоса», и «на чистую землю Нила»- везде видит местные святыни и примечательности. Третья группа собственно и представляет «Книгу о двух путях». После изображения дверей к этим путям дается карта, разделенная во всю длину красной полосой, изображающей «море огненное»: сверху от нее — «водные пути», снизу — сухопутные. Первые ведут сначала вдоль огненного озера- текст предупреждает на перекрестке у огненного моря: «не иди к нему». На суше душа проходит по плотинам, охраняемым стражами, перед которыми приходится читать «изречение прохождения» или выдавать себя за богов для свободного пропуски. Оба пути сходятся, кажется, у Абидоса» (там же, с. 60 — 61). Как видно из приведенного описания, достижение мест вечного блаженства было нелегким а порой и смертельно опасным и становилось практически невозможным без точного знания топографии загробного мира и иредставления «в лицо» его обитателей.

Без точной карты и подробного изображения нельзя было отправляться в дорогу по двум путям царства мертвых. Отныне заупокойная литература стала сопровождаться рисунками, облегчавшими это рискованное путешествие и ставшими со временем самостоятельным видом египетской графики — неотъемлемой частью папирусов «Книги Мертвых».

&nbsp-

&nbsp-

С концом Среднего царства, завершением победоносной борьбы с поработителями-гиксосами и образованием «империи» наступает и новый период в развитии религиозной литературы. В эту пору заупокойные тексты, записанные на папирусе, становятся достоянием почти всех слоев населения. Как и в предыдущую эпоху, складывается свой основной сборник погребальных текстов, заменивший «Тексты Саркофагов» Среднего царства. Уже в самом его конце появляются первые папирусные свитки, а с XVIII-й династии (ок. 1552 г. до н. э.) они распространяются повсеместно. «С этого времени начиная,…- религиозные тексты, касающиеся подземного мира, были собраны вместе и записаны в той форме, которую мы теперь знаем как «Книгу Мертвых», и каждый египтянин, который был достаточно состоятелен, чтобы позволить себе заплатить писцу даже за самый неполный список священных текстов, брал с собой в могилу свиток папируса, который мог быть коротким отрывком, заключавшим не более чем самые необходимые главы, или мог быть внушительным произведением, достигавшим сотни или более футов длины и заключавшим все меры предосторожности, какие мудрость египетского писца знала против опасностей мрачного мира Дуата [загробного мира — М. Ч.]. Вот почему девять из каждых десяти египетских папирусов — погребальные папирусы, и почему девять из каждых десяти погребальных папирусов — копии того, что мы знаем как «Книгу Мертвых», другие же являются копиями позднейших вариантов и сокращений этой основной книги — «Книга Врат», «Книга Дыхания», «Книга знания того, что есть в подземном мире», и так далее» (J. Baikie «Egyptian Papyri and Papyrus-hunting». N. Y. 1971, p. 34 — 35).

Безусловно, изготовление папирусных свитков требовало гораздо меньше затрат времени и средств, чем роспись громоздких деревянных ящиков. Также следует помнить, что в эпоху Нового царства получают распространение антропоидные саркофаги, повторяющие форму человеческого тела и непригодные для помещения длинных надписей. Новый папирусный сборник изготовлялся почти что «на потоке» с оставлением свободного пространства для имени покупателя. Так сделано подавляющее большинство свитков.

«Книга Мертвых» не была просто копией «Текстов Саркофагов». Как последние, включив в себя фрагменты «Текстов Пирамид», оставались самостоятельным произведением, так и этот сборник, вобравший части и тех и других, стал отличным от них произведением. «Книга Мертвых» явилась как бы итогом всего долгого развития египетской религиозной литературы. Этот, третий этап ее существования, соответствующий эпохе Нового царства (1580 — 1085 гг. до н. э.), показывает, какой непростой путь прошла богословская мысль за долгие сотни лет. Главным объектом заупокойного культа становится Осирис — хтоническое божество, Благой Бог, мудрый владыка царства мертвых, подземное солнце, вершащее посмертный суд и восстанавливающее справедливость, чей дом находится прямо на Полях Иалу (Поля Камыша), где трудятся почившие.

&nbsp-

&nbsp-

В «Книге Мертвых» уже нельзя найти таких представлений, как Каннибальский гимн «Текстов Пирамид», где умерший царь пожирает богов- или изречений, где описывается, какой ужас он в них вселяет: «Земля дрожит, небо содрогается и боги трепещут, когда поднимается этот Пепи правогласный». Здесь взаимоотношения с богами уже совсем иные. В «Книге Мертвых» боги — беспристрастные судьи, перед которыми покойный должен будет держать ответ о своих земных делах. Можно, правда, попытаться облегчить свою участь с помощью магических заклинаний- можно выучить наизусть (или прочитать в свитке) имена всех сорока двух богов, с которыми предстоит иметь дело, и тем самым как бы получить над ними власть- можно, в конце концов, положить себе скарабея на сердце, чтобы оно помалкивало о дурных делах хозяина, когда придет время отвечать за все. Но, хотя «Книга Мертвых» вроде бы гарантирует счастливое завершение суда, видимо, полной уверенности в этом у египтян не было. Что еще покажут божественные весы, на которых взвешивают сердце покойного перед лицом бога Тота, который написал саму «Книгу Мертвых» и придумал все ее заклинания? У праведника шансов на вечное блаженство явно больше. Не случайно в сборнике появляются главы «Венца оправдания» и так называемая «негативная исповедь», в которой покойный клянется, что не совершал таких-то и таких-то дурных поступков: своеобразный моральный кодекс древних египтян эпохи Нового царства.

Можно часто услышать, что древние египтяне не создали какой бы то ни было философии. И действительно, чего-либо, похожего на учения античных философов, мы в Египте не обнаружим. Но это вовсе не означает, что у египтян, для которых их космогония фактически и являлась философией, вообще отсутствовало сколько-нибудь упорядоченное понимание окружающего их мира и явлений, его наполняющих. Древний египтянин жил в мире, в котором существующий порядок вещей установился в незапамятные времена творения и с тех пор не меняется, подчиняясь точному и неизменному закону. Его язык отражал такую форму мышления, при которой отношения людей и предметов выражались далеко не так очевидно, как у нас. В этом языке не было глагола в нашем его понимании, а следовательно, не было и грамматического времени. Время египтяне, похоже, воспринимали так же, как, видимо, его воспринимают дети: как единый поток, бесконечную цепь неизменностей.

Создается впечатление, что египетский мир был наполнен бессчетным количеством различных явлений и действий, и человек не столько совершал эти действия, сколько являлся в каждый конкретный момент как бы характеристикой этого действия. Это будет понятнее, если мы вспомним, что понятие личности у египтян тоже весьма отличалось от нашего. Ведь египтяне были «хему» своего царя, то есть его «выражением», «проявлением», его частичкой, точно так же, как многочисленные боги были частями тела породившего их единого божества.

Таким образом получается, что все египтяне вместе составляли тело своего государства. Слово, обозначавшее в египетском языке собственно Египет, то есть долину Нила, и которое мы достаточно точно переводим как «Родина», дословно означает «нутро». То есть египетское государство — это то идеальное место, где все в природе находится в теснейшей и вполне определенной взаимосвязи. Связь мира богов и мира людей осуществляется через фараона — существо двойной природы, сразу бога и человека. Таким образом, от царя зависит практически все нормальное функционирование государства, от его силы и здоровья зависит процветание страны и всех, кто в ней обитает. Можно сказать, что фараон — это средоточие могущества, мощи и жизненной силы государства. Фараон — носитель абсолютной власти, но и колоссальных обязанностей. Без его ритуальных действий не произойдет разлив Нила, а это уже национальная катастрофа- если фараон не проведет первой борозды при начале полевых работ, земля не будет оплодотворена и страна останется без пропитания. Поэтому когда египтяне всей страной громоздили камень на камень, создавая гигантские пирамиды, нельзя говорить, что это было лишь проявлением безжалостного «восточного деспотизма». Создавая новую оболочку, защиту своему царю, они тем самым в первую очередь обеспечивали вечное существование и процветание своей страны.

&nbsp-

&nbsp-

Вселенная древних египтян состояла из пяти частей: небо, земля, вода, Дуат (потустороннее), горы. Все это находилось в единстве, но и в определенном противопоставлении. Свойственное мифологическому мышлению попарное противопоставление всего сущего по принципу: право — лево, верх — низ, мужской — женский прослеживается в древнеегипетской картине мира. Но, может быть, нигде так ярко не проявлялся дуализм этого мира.

Как произошла вселенная, человек тоже себе хорошо представлял, хотя в Египте не существовало единой теории происхождения мира, богов и людей. Каждая крупная богословская школа имела свою космогонию и теогонию, где честь создания вселенной приписывалась различным божествам- каждая школа считала творцом того бога, которому поклонялись в данном религиозном центре. Методы творениия тоже были разными- пожалуй, единственное, что объединяет все различные концепции, это представление о том, что в начале времен существовал хаос, в результате творения преобразованный в упорядоченное мироздание, живущее по вполне определенным законам.

Итак, человек — творение Бога- его проявление и образ живет в хену — теле страны, где все существует по установленному порядку вещей, поддерживаемому «сыном Бога по плоти его». Самого себя египтянин, видимо, воспринимал как совокупность нескольких сущностей: тело, Ба (душа), имя, тень и Ка (двойник). От правильного и гармоничного взаимодействия этих сущностей зависели жизнь и здоровье человека. Когда наступала смерть, все эти субстанции отделялись друг от друга и начинали вести фактически самостоятельное существование, а место единой личности занимал Ах — не вполне ясная категория, возможно, в какой-то степени соответствующая нашему понятию «дух». После смерти, как мы уже знаем, покойного ожидали нелегкие испытания на том свете.

Потусторонний мир — Дуат был одной из частей вселенной и располагался он, как это понятно из самого «набора» этих частей, не на небе, не на Земле, не в воде и не на горах. Это именно иной мир, существующий параллельно миру земному. Но эти два мира неразрывно связаны между собой. В Дуат на ночь уходит бог-солнце, туда же отправляются и умершие. Судя по некоторым признакам, наш мир и Дуат пересекаются в некоторых особенно священных точках. Если судить по топографии Дуата, ему принадлежат такие святые места, как Абидос, Гелиополь, Пе и Депу. Но они же — и реально существующие города нашего мира. Такая картина часто присутствует в самых разных мифологиях. В этих святых местах строились храмы, туда отправлялись паломники, там устраивались пышные празднества и церемонии, там находились оракулы.

Как у очень многих других народов, у египтян была уверенность, что на некоторые события в ином мире можно влиять и отсюда. Можно, например, как-то повлиять на судьбу покойного или повоздействовать на высшие силы, действующие «оттуда». Для этих целей прибегали к магии.

Магия древних египтян — это одно из самых притягательных явлений для современных почитателей мистики и сокровенных знаний древности, но по сути она очень близка к действиям, совершаемым шаманами, чья деятельность в основном и направлена на воздействие на потусторонние силы иного мира. Обряды, совершаемые здесь, имеют результаты «там». Только очень немногие чародеи умеют действовать магически непосредственно в этом мире. Вот почему заклинания «Книги Мертвых» имеют результат в Дуате и не действуют здесь. Но и покойный может с того света влиять на нашу жизнь. До нас дошло немало писем, адресованных почитавшим, с просьбами помочь в чем-то или с призывами не вредить живым.

Иной мир египтян в целом соответствует общемировым представлениям о подобных местах. Язык мифа и вся система мифологического мышления демонстрируют множество кардинальных отличий нашего восприятия пространства от архаического. Так, например, мифическое пространство неадекватно геометрическому, хотя по форме оно столь же структурно организовано, как и последнее. Дуат — это свернутое в кольцо пространство, многократно превосходящее по площади Египет. Можно предположить, что оно имеет, два уровня: Поля Хотел, соответствующие пространству от Фив до Гелиополя, куда покойный попадает, пройдя взвешивание сердца на весах, т. е. египетский рай- и пространство, переполненное кошмарными обителями демонов и безжалостными чудовищами, через которое покойный должен пройти для достижения Зала Двух Истин. С нашей точки зрения восприятия пространства, все эти ужасы должны находиться в Аменти (дословно «Запад» — первый регион Дуата, где вершится посмертный суд). Христиане-копты, очень любившие описывать ужасы ада, словом «Аменти» обозначали именно преисподнюю. Обитающие в Дуате демоны подчиняются Осирису.

&nbsp-

&nbsp-

Но вернемся к представлениям египтян об их посмертном существовании, отразившемся в «Книге Мертвых». Для того, чтобы оно могло продолжаться вечно, надо было обеспечить жизнь и процветание всех «самоопределившихся» сущностей. Конечным результатом всех посмертных эволюции должно было стать воскресение покойного. Это очень сложное представление, обнаруживающее много сходного с христианством. Смерть для египтян была врагом, безжалостным и коварным. Но, как и у христиан, она — победима. «Христос воскрес из мертвых, смертью смерть поправ и сущим во гробах живот даровав». Первым же из египтян смерть победил Осирис. Пройдя через мученическую гибель, он воскрес и восседает на троне в Зале Двух Истин, верша суд над умершими. Отныне египтяне получили возможность побеждать смерть.

После страшного суда христиан ждет вечная жизнь в воскресшем преображенном теле, преисполненном Духом Божьим. Тело египтянина тоже воскреснет и преобразится, когда все человеческие сущности вновь соберутся вместе. Но египтяне считали, что тело до этого срока нужно уберечь от тления или на крайний случай заменить его иной оболочкой — статуей либо изображением. После воскресения, победы над смертью, человека ждет прекрасное духовно-чувственное существование, когда не будет страданий и невзгод и время не будет властно над людьми. Но неверно было-бы считать (как это иногда делается), что магические действия и заклинания гарантируют человеку жизнь вечную. Совсем нет! Они призваны только помочь избежать злых козней со стороны враждебных сил (ведь и христиане совершают определенные действия с той же целью), но конечный результат зависит все-таки от того, как человек прожил свою земную жизнь.

Бардо Тодол (тибетская «Книга Мертвых»), быть может, наиболее образно описывающая погружение в океан архетипов в момент пограничного состояния между жизнью и смертью, рисует все более и более чудовищные картины поистине адских мучений и в конечном итоге намекает, что все это есть твое же порождение. То-есть опять мы сталкиваемся с мыслью, что на том свете мы будем пожинать плоды того, что посеяли на Земле. Во время посмертного суда покойный египтянин клянется в несовершении сорока двух грехов. Но, несмотря ни на какую магию, вердикт будет оправдательным, если покойный говорит правду. В противном случае ему придется пережить те же ощущения, что и следующему путем тибетского бардо. Но у последнего результатом будет более низкое перевоплощение, а у египтянина впереди либо вечное блаженство, либо полное уничтожение. Перевоплощений «Перэт эм херу» не знает. То, что очень часто воспринимается нами, как переселение души, на самом деле — магическая возможность приобретать любой желаемый облик.

«Бардо Тодол» — очень мрачная книга. Строго говоря, главная ее цель — это помочь умирающему избежать новых воплощений и достичь нирваны (вечного блаженства). По мере прохождения различных бардо, ему постоянно предлагаются несколько вариантов решений своей судьбы и подсказывается наилучший из них. Но каждый раз предполагается, что умирающий не смог им воспользоваться, и перед ним немедленно открывается новый выбор, но уже в более худших условиях. Можно сказать, что в «Бардо Тодол» применен принцип: «Надейся на лучшее — рассчитывай на худшее». Вопрос лишь в том, что здесь понимать, как лучшее.

В отличие от тибетской «Книги Мертвых», «Перэт эм херу» преследует совершенно обратную цель: остаться самим собой, достичь жизни вечной и вкусить мирного счастья созерцания «лика дня» в присутствии великого Бога и встречи с родными в ином мире, где все невзгоды уже позади. «Книга Мертвых» оставляет человека в объятиях его близких в благоуханных садах Полей Хотен, и за ее часто туманными изречениями и магическими формулами читаются те же чаяния, что и у тех, кто исповедует прошение грехов, воскрешение тела, жизнь вечную.

В 1920 г. Б. А. Тураев писал: «…-говорить о переводе «Книги мертвых» на новые языки не приходится — уже в лучших, более древних рукописях ее тексты искажены и переполнены непонятными местами. Несмотря на то, что едва ли какой другой памятник мировой литературы дошел до нас в таком подавляющем количестве списков от разных эпох, нет для египтолога книги более неприятной и до безнадежности трудной, чем этот сборник…- ввиду бесконечного количества загадочных намеков, мистического языка и, особенно, безграмотности искаженного текста». Для нас это, наверное, действительно странное произведение: разновременный по происхождению конгломерат весьма практических изречений, туманных диалогов, магических заклинаний и текстов, удивительных по своей образной и художественной силе, потрясающих своим духовным, философско-этическим прозрением. Для египтян, отправляющихся в царство теней, хрупкий папирусный свиток был почти единственной реально осязаемой надеждой пройти невредимыми через кошмарный, ужасающий, населенный чудовищами мир — мир змей, скорпионов, призраков, непреодолимых преград, озер пламени и магических кристаллов, мир, восходящий к бесконечно отдаленным временам первобытных обрядов и сумрачным туманным осколком сохранившийся на протяжении тысячелетий. Для египтян их волшебный свиток был священной книгой, божественным откровением, дарованным людям, как представление, далеким отблеском сверкнувшее в скрижалях Моисея.

Без представления о том, чем же была «Книга Мертвых» для древних египтян, нельзя постичь сути и духа их удивительной культуры. Слишком уж много их представлений о бытии и мировом порядке в нее попало. Может быть, не так уж и неправы те, кто называл «Книгу Мертвых» Библией Древнего Египта.

&nbsp-

&nbsp-

&nbsp-

Теперь — о самом тексте. «Книга Мертвых» представляет собой сборник различных по назначению изречений, часто в литературе условно именуемых главами. Их можно разделить на три категории: молитвы и гимны различным богам, магические заклинания и записи погребального ритуала (объяснения, как установить погребальное ложе, как обставить погребальную камеру и т. п.). Порядок и число изречений в разных списках были различными. Причем, не последнюю роль здесь играла состоятельность заказчика. Общее число изречений, обнаруженных в разных экземплярах «Книги Мертвых», — 193, но фактически полного собрания глав, видимо, не существовало (во всяком случае, таковое до сих пор не обнаружено). Каждый волен был выбрать то, что он считал необходимым, сообразно своим убеждениям и возможностям. Поэтому в одних экземплярах мы обнаруживаем десятки глав, а в других — единицы. Существовал также текст, именовавшийся «Перэт эм херу в одной главе», который при необходимости мог заменить все остальные. Нынешняя нумерация глав была предложена немецким египтологом прошлого века Р. Лепсиусом на основании изданного им экземпляра «Книги Мертвых» достаточно поздней, Птолемеевской эпохи (305 — 30 гг. до н. э.), когда порядок следования изречений был уже унифицирован. Хотя подавляющее число изречений имеют заглавия, они далеко не всегда соответствуют содержанию самого текста- в первую очередь это относится к заклинаниям. Говорить о логической структуре каждого свитка трудно, но если рассматривать весь сборник в целом, то она становится более заметной. Видимо, по такому принципу и действовали писцы Саисской эпохи (664 — 525 гг. до н. э.), составляя свою редакцию текста.

Содержание «Книги Мертвых» можно разделить на четыре части (как это сделал французский египтолог А. Морэ): 1) Главы 1 — 16: шествие погребальной процессии к некрополю- молитвы о «выходе в день»- гимны солнцу и Осирису. 2) Главы 17 — 63: «выход в день» и возрождение умершего- его победа над силами тьмы- бессилие врагов- власть умершего над стихиями. 3) Главы 64 — 129: «выход в день» — превращение умершего в божество- приобщение ею к солнечной ладье- познание равных таинств- возвращение в гробницу- загробный суд. 4) Главы 130 — 162: прославление умершего — тексты, предназначенные для чтения в течение года (в определенные праздники, в дни подношения даров умершему) и имеющие целью обезопасить мумию. Это — содержание собственно «Перэт эм херу»- перед 163-й главой стоит заглавие: «Привнесенное из другой книги в добавление к «Перэт эм херу», и далее следует еще 30 глав.

Колоссальную роль играли рисунки (часто — высочайшего уровня мастерства), помещаемые вместе с текстом: первый в истории пример книжной иллюстрации. Так содержание получало не только словесное, но и изобразительное выражение. Египтянам, для которых вообще всяческие изображения имели огромное значение, эти рисунки представлялись настолько важными, что очень часто при нехватке места на лижете они предпочитали не дописать текст, но уместить иллюстрацию- а во времена XXI-й династии (ок. 1070 — 945 гг. до н. э.) даже появились экземпляры «Книги Мертвых», состоящие из одних рисунков.

Природа египетского рисунчатого письма такова, что изображения на страницах «Книги Мертвых» египтянами не только рассматривались, но и читались почти так же, как и текст. В этом отношении иллюстрации к сборнику были для современников более информативны, чем для нас. Опасные странствия покойного, таинственные обитатели загробного царства, магические действия персонажей и странные предметы, которыми они оперируют, — все это оживает на листах папируса, и перед нами разворачивается (в буквальном смысле: ведь это свиток) поразительный мир, созданный тысячелетиями духовных исканий, такой фантастический для нас и такой страшный и понятный для древних обитателей Египта.

&nbsp-

&nbsp-

Вот тут можно почитать эту книгу в переводе Шапошников А. - http://www.e-reading.club/book.php?book=131316

&nbsp-

&nbsp-

&nbsp-источники

Автор перевода с древнеегипетского, введения и комментариев М. А. Чегодаев. (сотрудник Института востоковедения РАН)

http://pstgu.ru/download/1180370552.mertvyh.pdf

http://samlib.ru/w/wiktorija_a/egipetskajaknigamertwyh.shtml

http://lifeglobe.net/entry/1258

&nbsp-

А вот еще интересные литературные памятники истории: вот например Самая странная литературная аномалия — книга Codex Seraphinianus, а вот Тайна Велесовой книги и Самая загадочная рукопись в мире -Манускрипт Войнича (54Мб). А так же тут вы можете скачать всем известную Библию Дьявола

infoglaz.ru