Афган, снова Афган…, стр. 1. Книги афганистан


Библиотека военной истории все книги в FB2

__________________________________________________________________________________________________________

Афганский фронт СССР

Мухин Юрий

(308Kb)

За что воевали в Афганистане и зря ли мы воевали? В головах некоторых граждан нашего с вами общества бытует мнение о том, что восемнадцатилетних мальчиков вагонами гнали на убой в бессмысленной, никому не нужной войне. Гражданам не ясно, что в их собственных головах обитают лживые идеологические штампы, а главное, им невдомек, что головы у разных людей бывают устроены по-разному.

Как доказывается в книге, представленной вашему вниманию, ввод советских войск в Афганистан в 1979 г. был не авантюрой, не ошибкой, как стремятся убедить общественность либералы, а стратегической необходимостью. В той конкретно-исторической обстановке, после изгнания американцев из Ирана и резкой активизации националистических группировок в опасной близи наших южных границ, другого выхода у советского руководства не было.

Советские войска в конце 1979 г. беспрепятственно вошли в Афганистан, выполнили все свои задачи и организованно вернулись на Родину. Девять лет афганской войны — это девять лет мира и спокойствия среднеазиатских советских республик.

Стоило оно того, учитывая, как развернулись события в дальнейшем?

Ответ — да, оно того стоило…

__________________________________________________________________________________________________________

Афганская война Сталина. Битва за Центральную Азию

Тихонов Юрий

(662Kb)

Афганская война началась для СССР не в 1979 году, когда советские войска вошли в Афганистан, а на 60 лет раньше. Еще Ленин называл эту страну «ключом к Центральной Азии». Троцкий вещал, что путь красной конницы в Европу лежит через Индию и Афганистан.

А Сталин не жалел ни сил, ни средств для защиты советских интересов в этом регионе.

Битва за Афганистан – эта великая тайная война, в которой, кроме СССР, участвовали еще и Британия, и Третий Рейх, и США, – затянувшаяся на весь XX век, не закончена до сих пор. И если мы не хотим вновь проиграть в схватке за Азию, нам есть чему поучиться у И. В. Сталина, сумевшего, не вступая в прямой вооруженный конфликт, не только отстоять, но и упрочить влияние России в этой зоне наших национальных интересов.

_________________________________________________________________________________________________________

Тайны афганской войны

А. А. Ляховский, В. М. Забродин

(2.5Mb)

«Тайны афганской войны» назвали свою книгу полковник А.А.Ляховский и подполковник В.М.Забродин. И это не журналистский прием, имеющий целью завлечь читателя. В книге собраны до недавнего времени засекреченные подлинные документы и материалы, связанные с вводом советских войск в Афганистан и ходом боевых действий в течение всей войны, дан их анализ. Из абсолютно достоверных источников читатель узнает о расстановке политических сил с 1978 по 1990 гг. у нас в стране, в руководстве ДРА и афганской оппозиции. Впервые в СССР читатель сам изучит «белые пятна» афганской войны, информация о которой раньше находилась за семью печатями.

Книга рассчитана на массового читателя.

_________________________________________________________________________________________________________

Спецназ в Афганистане

Алексей Чикишев

(164Kb)

Автор, участник боевых действий в Афганистане, награжденный орденами Боевого Красного Знамени и Красной Звезды, медалью "За боевые заслуги", афганским орденом "За храбрость", дает объективную оценку афганских событий 1979-1989 годов и участия в них советского воинского контингента.

Основанная на глубоком знании реальностей войны, истории Афганистана, быта и традиций населяющих его народов, а также на свидетельствах солдат и офицеров спецназа, книга, несомненно, вызовет интерес у широкой читательской аудитории, особенно у тех, кто прошел Афганистан, имел какое-либо отношение к афганской войне или в настоящее время служит в "горячих точках".

_________________________________________________________________________________________________________

Солдаты Афганской войны

Сергей Бояркин

(193Kb)

Документальное свидетельство участника ввода войск в Афганистан. Воспоминания о жестоких нравах, царивших в солдатской среде воздушно-десантных войск.

_______________________________________________________________________________________________________

Ограниченный контингент

Борис Громов

(363Kb)

Генерал-полковник Б. В. Громов участвовал в афганской войне пять с половиной лет. Под его руководством был спланирован и осуществлен вывод советских войск из Афганистана. На основе совершенно секретных документов Архива Президента, которые впервые публикуются, Громов анализирует причины ввода 40-й армии на территорию Афганистана, рассказывает о боевых действиях, проблемах и неудачах Ограниченного континента советских войск.

__________________________________________________________________________________________________________

Моя последняя война

Гареев Махмут

(87Kb)

Автор, командированный в Кабул в качестве главы советской оперативной группы при Президенте Наджибулле, описывает события того времени, общественно–политическую обстановку в стране, противоборствующие силы, военные действия, анализирует причины и следствия проведения военных акций, принятия тех или иных военных и политических решений, их результаты. Описание дается в форме увлекательного рассказа очевидца и непосредственного участника событий.

________________________________________________________________________________________________________

Трагедия и доблесть Афгана

Александр Ляховский

(1.1Mb)

Генерал-майор Ляховский в годы афганской войны был ближайшим помощником руководителя Оперативной группы Министерства обороны СССР и находился в самой гуще событий. В уникальном исследовании автора впервые на основе малоизвестной и секретной информации рассказано об афганской войне. Ляховскому, который работал в закрытых архивах, собирал свидетельства людей, принимавших ключевые военные решения, удалось с максимальной объективностью нарисовать "афганское батальное полотно".

Эта книга, которая читается как увлекательный политический триллер, интересна не только историкам, но и широкому кругу читателей. Особенно сейчас, когда наша страна вновь, как и в годы афганской войны, оказалась в открытой конфронтации с США. Очевидные параллели представляют особый интерес для всех тех, кому небезразлична судьба нашей Родины...

_________________________________________________________________________________________________________

Родная афганская пыль

Алескендер Рамазанов

(194Kb)

Войну можно сравнить с армейским кителем. На его лицевой стороне крепятся боевые награды, нашивки за ранения и контузии, она блещет золотом и звездами погон. Но есть у кителя и изнанка, не видная постороннему глазу. Это - солдатский быт. Как и чем жили "за речкой" наши солдаты, что их радовало и чему они печалились, как и во что одевались, что ели и пили... Перед вами удивительно достоверное и доверительное описание повседневной жизни "шурави" - бойцов ограниченного контингента советских войск в Афганистане; настоящая изнанка войны...

_________________________________________________________________________________________________________

Солдатская сага

Глеб Бобров

(426Kb)

Эта книга - о горьком солдатском хлебе. Выжить на жестокой войне, выжить среди озверевших, сбитых в земляческие стаи сослуживцев, выжить в голоде, жажде, грязи, кишащей тифом и гепатитом - это подвиг. А если при этом еще и не сломаться, не превратиться в животное, сохранить душу незамутненной, сострадающей и любящей, да погибнуть с достоинством, до конца выполнив свой воинский долг - разве это не восхождение на крест? Разве есть что святее солдатской доли?

__________________________________________________________________________________________________________

Война с Востока. Книга об афганском походе

Проханов Александр Андреевич

(1.4Mb)

В старину ставили храмы на полях сражений в память о героях и мучениках, отдавших за Родину жизнь. На Куликовом, на Бородинском, на Прохоровском белеют воинские русские церкви. Эта книга – храм, поставленный во славу русским войскам, прошедшим Афганский поход, с воевавшим войну в Чечне. Я писал страницы и главы, как пишут фрески, где вместо святых и ангелов – офицеры и солдаты России, а вместо коней и нимбов – бэтээры, и танки, и кровавое зарево горящих Кабула и Грозного.

________________________________________________________________________________________________________

firementator.narod.ru

Читать книгу Дневник пехотного лейтенанта. Воспоминания об афганской войне Алексея Орлова : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 9 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Алексей ОрловДневник пехотного лейтенанта. Воспоминания об афганской войне

© Орлов А. Н… 2014

© Издательство «ВегаПринт», макет, 2014

* * *

Посвящается славной пехоте 860-го отдельного Краснознаменного Псковского мотострелкового полка

Fortes fortune adiuvat

(Смелым судьба помогает)

Латинская пословица

Горы Гиндукуша, высота Зуб (2700 м). Здесь располагался мощный душманский укрепрайон, 5-ая мср трижды с боем брала эту высоту.

Записки безупречной правдивости

Об афганских событиях 1980-х годов написано много и снято фильмов немало, особенно в последнее время. Рассказывают о них и те, кто прошел Афганистан, и те, кто там никогда не был.

Именно поэтому так интересен материал, представленный Алексеем Орловым на суд читателя. Основой для написания послужили записи из дневника А. Орлова, который он, практически ежедневно, вел, проходя службу в Афганистане, и сохранившиеся письма жене, а иллюстрациями – фотографии того периода.

Я прочитал этот материал на одном дыхании, многие зарисовки настолько яркие, что порой казалось, я нахожусь на войне и вижу все своими глазами. Изложение событий дано простым языком, без пафоса, как шла служба солдата, выполнявшего свой долг там, куда направила его Родина.

С Алексеем Орловым я учился в одной группе в Общевойсковой академии имени М. В. Фрунзе. Наши совместные годы службы и учебы пролетели очень быстро. После академии военная судьба разбросала нас в разные концы страны. Алексей продолжил службу в Московском военном округе, а я был направлен в Забайкалье. Но та военная закалка, которая всегда была у Алексея, его исключительная честность и порядочность, готовность всегда прийти на помощь товарищу запомнились мне надолго.

Мне вспоминаются его доклады на занятиях по оперативному искусству. Им четко, грамотно и обоснованно принимались решения с учетом минимально прогнозируемых потерь и особенностями реальной обстановки, как и следует настоящему командиру.

Таким же был лейтенант Орлов и во время своей службы в Афганистане. Читая его воспоминания, ловил себя на мысли, что все именно так и было: проблемы и радости, утраты и подвиги, поддержка товарища и предательство негодяя. У каждого, кто избрал профессию военного, и кто, как и Алексей Орлов, посвятил себя полностью честному исполнению воинского долга, действительно было так…

Я твердо знаю, что все, от первой до последней страницы, написанное А. Орловым, правда. Возможно, не все художественно, но он не писатель и не журналист, он – настоящий офицер, и от этого его записки, на мой взгляд, еще более интересны.

Важно и то, что при подготовке книги Алексей Орлов работал с подлинными документами 860-го отдельного мотострелкового полка, в котором он проходил службу в Афганистане, находящимися ныне на хранении в Центральном архиве Министерства обороны Российской Федерации.

Здесь, в архиве, в котором я проходил в службу, а теперь работаю, судьба свела нас еще раз. Приезжая неоднократно, Алексей изучал документы кропотливо и вдумчиво. Архивные документы помогали ему восстановить хронику событий в памяти, а дневники – уточняли детали. Многое бередило душу, о чем-то он рассказывал мне, о чем-то только вспоминал, но не делился ни с кем, а только мрачнел и уносился мыслями в прошлое…

Выход книги Алексея Орлова «Дневники пехотного лейтенанта» – это дань памяти солдатам и офицерам, не вернувшимся с Афганской войны, всем, кто честно исполнил свой воинский долг. Вот с таким настроением я советую прочитать эти воспоминания, посвященные непростому периоду ведения боевых действий в Афганистане и нашей лейтенантской юности.

Игорь ПЕРМЯКОВ, начальник Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации, полковник запаса. Март 2013 г., г. Подольск Московской области

От автора

Что такое война – знают те, кто не знает войну. А кто знает – тому о ней трудно судить однозначно: это ж – как океан, который всегда озадачивает…

Ю. Белаш

Почему я вдруг взялся за эти записки? Четверть века прошло с момента окончания Афганской войны и почти тридцать – как она закончилась для меня.

Разное отношение было к тем, кто воевал на той «необъявленной войне» за прошедшее время: полное умолчание вначале, восторженное с середины восьмидесятых, оплевывание и поливание грязью в девяностых, непонятное сейчас.

В последнее время мне довольно часто задают вопросы: для чего всё это было нужно? Зачем нужны были все понесенные потери? Я всегда отвечаю одинаково – мы выполняли свой долг, мы защищали свою Родину. Все, кто побывал в Афганистане, искренне верили в это (и сейчас никто из тех, кого я знаю, не собирается в этом разувериться).

Мне, как и многим моим сверстникам, довелось оказаться в Афганистане сразу же после окончания училища. Мы, командиры взводов и рот, были настоящими пахарями на той войне. Как трактористы на колхозных полях, так и мы в горах Афганистана делали свою ежедневную, нелегкую, порой рутинную работу. Правда, платой иногда за выполненную работу была – жизнь.

Были среди нас герои настоящие, были по разнарядке, были купленные ордена, но нам, пехотным лейтенантам, они не продавались, мы зарабатывали их своим потом и кровью. С годами возникает множество небылиц, легенд, правда переплетается с ложью. О тяжелом труде лейтенантов пехоты, которые всегда были рядом с солдатами, а в бою всегда впереди, мне хочется рассказать. Хочется рассказать правдиво и беспристрастно. Ни одного слова лжи не будет в этих воспоминаниях, пусть будет моя правда суровой, неприглядной для кого-то, но о ней надо знать. Пусть все, прочитавшие мои воспоминания, узнают о том, чему я был свидетелем, что пришлось пережить.

Место службы – Афганистан

После окончания Омского Общевойскового командного училища в июле 1982 года я получил назначение в Туркестанский военный округ. Так как мне вручили заграничный паспорт, стало ясно, что место предстоящей службы – Афганистан.

Месяц отпуска пролетел незаметно, и вот снова радостная встреча с товарищами. Всех, кто ехал служить за границу, собрали в училище, где вручали предписания. Прощальный вечер пролетел незаметно, спать не ложились, не могли наговориться. И вот начались проводы с Омского железнодорожного вокзала. Кто-то ехал служить в Германию, кто-то – в Монголию, Венгрию, Чехословакию, ну а я – в Афганистан.

Больше двух суток тащился поезд из Омска до Ташкента. Перед Алма-Атой впервые в жизни увидел горы, разглядывал с любопытством, не представляя, что в недалеком будущем будет очень тоскливо от подобных пейзажей.

30 августа

Прибыл в Ташкент. В бюро пропусков штаба округа встретил Юру Рыжкова, однокашника, с 3-го взвода. Поднялись вместе в управление кадров, оба получаем назначение в войсковую часть п/п 89933. Нам разъяснили, что это 860-й отдельный мотострелковый полк, который дислоцируется в г. Файзабад Бадахшанской провинции. Кадровик все уши прожужжал о том, как замечательно нам будет служить в этом полку. Для чего? Мы, выпускники прославленного училища, воспитаны в духе старой офицерской школы. Куда Родина направит – там и будем служить, готовы к любым трудностям и испытаниям. Появился червячок сомнения, не попроситься ли в другую часть. Но пришла здравая мысль – приедем, увидим. Закончив все дела во второй половине дня, решили перекусить. Рядом находился ресторан «Сайохат». Когда вошли, нашему взору предстало удивительное зрелище. В ресторане одни офицеры и прапорщики, ну еще женщины, почему-то показалось, что все они представительницы одной, самой древней профессии. Смешение всех существующих форм одежды: парадная, повседневная, полевая полушерстяная и хлопчатобумажная, комбинезоны танковые черные и песочные, голубые летчиков, были даже некоторые в горной робе, обутые в альпинистские ботинки с триконями.

Играл ансамбль, и перед каждой песней в микрофон звучали объявления: «Для воинов-десантников, возвращающихся из Афганистана, звучит эта песня», «Капитану Иванову, возвращающемуся из Афгана, мы дарим эту песню», «Для офицеров Н-ского полка, возвращающихся в Афганистан, прозвучит эта песня» и так далее. Естественно, за это бросаются деньги, чувствуется, доход музыканты получают неплохой. Пообедали, выпили по сто граммов и, взяв такси, поехали на пересыльный пункт.

Первое, что пришло в голову при виде сарая, в котором стояли двухярусные армейские койки без матрасов – ночлежка, как из пьесы Горького «На дне». То ли казарма какая-то старая, то ли склад какой-то раньше был. Вокруг почти все пьют. Вспоминаются есенинские строки: «Снова пьют здесь, дерутся и плачут». Поют песни с хмельным надрывом, пляшут, кому-то бьют морду, наверное, за дело, кто-то, перебрав, рыгает, кто-то рассказывает о своих подвигах, кто-то рыдает в пьяной истерике – и так почти до утра.

31 августа

Подняли рано, некоторые не ложились вообще. Многие страдают с похмелья, но мужественно терпят. Загрузились в ПАЗик и выехали на военный аэродром Тузель. Здесь нужно пройти таможенный досмотр и паспортный контроль.

Досмотр все проходят по-разному.

Меня спросили, – Первый раз?

– Первый.

– Проходи.

Можно было провезти все что угодно. Но так как мы были инструктированы и в училище, и в штабе округа, то более двух бутылок водки с собой не догадались прихватить. У товарищей с помятыми лицами просили предъявить багаж для осмотра и, не дай Бог, находилась бутылка, превышающая норму. Главное национальное богатство можно было пронести в желудке, но не в багаже, чем многие и пользовались, у кого сколько сил хватит. Некоторых отводили в комнату личного досмотра, где обыскивали по полной программе с раздеванием, отрыванием каблуков, вскрытием консервных банок, выдавливанием зубной пасты из тюбиков и ведь находили спрятанные деньги. В отстойнике в ожидании вылета каких только историй на эту тему не наслушаешься. Бросилось в глаза, что никто не помогает женщинам, их достаточно много, поднести тяжелые чемоданы. На вопросы типа: «Где же рыцари?» – кривые ухмылки и полное игнорирование. Чекистки – ловлю краем уха чей-то возглас. Зато тех девушек, женщин, которые едут из Афганистана, в буквальном смысле носят на руках.

Но вот все закончилось, загрузились в ИЛ-76, большинство самостоятельно, некоторые с помощью товарищей. Взлетаем, налетела грусть, все-таки расстаемся с Родиной. Удастся ли вернуться? Ташкент показался таким родным городом.

Часа через полтора самолет начинает резкое снижение, такое ощущение, что пикируем. Как потом объяснили, подобная экстремальная посадка производится в целях безопасности, меньше шансов быть сбитым. Посадка произведена, самолет заруливает на стоянку, глохнут двигатели, открывается рампа, и…

Мы попадаем в пекло. Такое ощущение, будто ты вошел в парилку, где только что ковшик поддали на каменку. Раскаленное небо, раскаленная земля, все дышит зноем, кругом горы, горы, горы, пыль по щиколотку. Все вокруг, как на цементном заводе, покрыто пылью, земля потрескалась от жары. У рампы стоят два прапорщика, словно сошедшие с экрана американского вестерна ковбои. Прокаленные солнцем лица, лихо заломленные панамы, выгоревшее хэбэ, на плечах автоматы со спаренными, перевязанными изолентой магазинами – «мужественные парни, настоящие боевики». Это прапорщики с пересылки, куда они нас в скором времени и доставили.

Отдали предписания, продовольственные аттестаты, получили инструктаж, устроились. Перевели часы на местное время, на полтора часа вперед московского. Порядка здесь намного больше, чем в Ташкенте. Получили даже постельное белье, позавтракали. В палатках духота, воды нет, это величайшее благо для здешних мест завозят три раза в день, хватает на два часа, пить невозможно, настолько сильно хлорирована. Для тех, кому пришло время убытия в свои части, звучат объявления по громкоговорителю, он почти не умолкает. Сидя в курилке, наблюдаем, как заходит на посадку МИГ-21, садится как-то неуверенно, при посадке вдруг переворачивается и загорается. Позднее прошла информации, что летчик погиб. Вокруг периодически внезапно начинается какая-то стрельба и также внезапно заканчивается. Так прошел первый день пребывания на афганской земле.

1 сентября

Наконец-то дошла очередь и до нас. Уже после обеда громкоговоритель вещает: «Лейтенантам Орлову и Рыжкову прибыть в штаб для получения документов». В очередной раз получаем предписания, продовольственные аттестаты и нас вывозят на аэродром. В Файзабад путь лежит через Кундуз и вскоре туда летит Ан-26.

Минут через сорок приземляемся на кундузском аэродроме. Самолет встречают военные. Объятия, радостные встречи. Один из прапорщиков спрашивает, есть ли кто на Файзабад. Отзываемся и идем через взлетную полосу в расположение роты материального обеспечения полка, она находится в Кундузе. Здесь же файзабадская пересылка для убывающих из полка и прибывающих в полк. Она представляет собой землянку, где впервые располагаемся с комфортом, приятно после палящего солнца отдохнуть в прохладе. Для нас тут же накрывают стол, подают ужин. Расспрашиваем про полк, подходит еще один прапорщик, и начинаются рассказы. Неделю назад в полк прибыла большая колонна по доставке грузов, подорвались танк и БРМ (боевая разведывательная машина), несколько человек погибло. Нас ненавязчиво раскручивают на водку. Юра достает одну, я не поддался, берегу. Выпили, еще поговорили и легли отдыхать.

2 сентября

Сегодня на Файзабад летят «вертушки», так здесь называют вертолеты. Пара МИ-8 везет почту и что-то еще. Договариваемся, садимся, минут через сорок-пятьдесят призем ляемся в файзабадском аэропорту. Нас встречают, точнее, не нас, а вертолеты, здесь все прибывшие вертолеты кто-то встречает. Сегодня честь выпала почтальону, а, может быть, должность его называется как-то по-другому. Автомобиль ЗИЛ-157, в народе называется «мурмон», подкатывает к трапу, перегружаются мешки с почтой, еще какой-то груз, забираемся в кузов и едем в полк. А он, вот он, через речку стоит, рукой подать, но по дороге километра два.

Если смотреть сверху, то полк располагается как бы на полуострове, река Кокча делает здесь петлю, омывая расположение полка с трех сторон. Переезжаем бурную речку по мостику без перил, на въезде стоят постаменты с БМП и БРДМ, между ними металлическая конструкция в виде арки, украшенной лозунгами и плакатами, справа КПП. Краем глаза заметил в правой кормовой двери БМП аккуратное, словно тонким сверлом сделанное отверстие от кумулятивной струи противотанковой гранаты. Нас высаживают у штаба полка, представляющего собой небольшой щитовой домик. Представились командиру полка. Полковник Арутюнян, типичный выходец с Кавказа, пышные усы, украшающие его лицо, только подчеркивали это. Удивительно по-доброму, можно сказать, по-отечески с нами поговорил, пригласил заместителей, познакомил. Не оказалось только начальника штаба, находился в отпуске. После беседы с командиром зашли в строевую часть. Я был назначен в пятую роту, Юра Рыжков – в четвертую. После этого нам было предложено представиться командованию батальона.

В штаб второго батальона нас проводили офицеры, собравшиеся у штаба. Прибытие новых людей – значительное событие в жизни полка и по этому поводу собралась целая группа офицеров и прапорщиков, сработало сарафанное радио. Знакомимся на ходу.

Штаб представляет собой обыкновенную палатку УСТ (унифицированная санитарно-техническая). Командир батальона майор Масловский, высокий, крепкого телосложения, немного развязный, этакая белокурая бестия. Начальник штаба капитан Ильин, строгий, подтянутый, весь такой уставной, чувствуется военная косточка. Замполит майор Екамасов и зампотех майор Санников пока никакого впечатления не произвели. После недолгой беседы, где нам было рассказано о традициях батальона, о том, что второй батальон воюющий, участвует во всех боевых выходах, мы были переданы командирам рот для дальнейшего знакомства. Правда, перед этим я, помня наставления училищных офицеров, предложил вечером представиться по случаю прибытия в славный боевой батальон, что и было принято на ура.

Познакомился с офицерами роты. Командир – капитан Виталий Глушаков. Чувствуется, умный, грамотный офицер, служит здесь около года, замполит – Володя Яковлев и единствен ный на данный момент командир третьего взвода Валера Мещеряков – чуть больше года. Проводили меня в офицерское общежитие, модуль – сборно-щитовой, по сути, фанерный домик. Располагаюсь, мне выделена койка, расставляю чемоданы, развешиваю форму…

Часов в восемнадцать начинают собираться гости, офицеры и прапорщики. Прапорщиков трое: Юра Танкевич, старший техник шестой роты, Костя Бутов, старший техник нашей роты и техник по вооружению батальона Коля Рудникевич, примечательная личность, под два метра ростом, здоровенный, энергичный, оказывается, всего лишь на неделю раньше прибыл. Вечер начался торжественно, наши три бутылки были разлиты человек на двадцать, комбат сказал доброе слово о вливании свежей крови в офицерский состав второго батальона, и… понеслось. На стол была брошена панама, которая буквально через пару минут была заполнена чеками Внешпосылторга. Оказывается, в полку есть несколько точек, где в любое время дня и ночи можно приобрести водку, правда, по цене превышающую ее номинальную стоимость раз в пять, а, если учитывать курс чека к рублю, то раз в десять. Водкой торгуют: командир третьей минометной батареи – капитан, казначей полка – прапорщик, начальник офицерской столовой – вольнонаемная женщина. Вот уж воистину, кому война, а кому мать родная.

Выполнить почетную обязанность вызвался Сергей Рябов, командир взвода шестой роты, «Еж, Ежик», как его называют. Я решил составить ему компанию. Афганская ночь, в метре ничего не видно, как будто в комнате без окон выключили свет, такие возникли у меня ощущения. Чуть ли не на каждом шагу слышится: «Стой два, Стой три, Стой пять» – это такая система паролей здесь. На сегодня установлен семь, то есть нужно ответить недостающую цифру до семи. Но Серега ориентируется уверенно, и минут через двадцать мы с ящиком водки возвращаемся в модуль. Я считал себя крепким в отношении спиртного, тем не менее сломался в час ночи, народ гудел до трех и то потому, что шестая рота в пять утра уходила на боевую задачу. Начальник штаба оказался единственным, кто не пьет водку вообще. Весь вечер потягивал минеральную воду.

Офицерский модуль – сборно-щитовой домик, где жили офицеры и прапорщики. 1982 г.

3 сентября

Утром представили личному составу роты. Расположение роты представляет собой две палатки УСБ (унифицированные санитарно-барачные), каждая человек на пятьдесят для проживания; одну палатку УСБ, где находятся кладовая, бытовая комната и канцелярия; погребок для питьевой воды и курилка; немного в отдалении, в палатке УСТ, огороженной колючей проволокой, комната для хранения оружия.

Познакомился со взводом. По штату со мной – 21 человек, налицо – 18, двое в командировке. В батальоне первый взвод в шутку прозвали «иностранным легионом», потому что служат представители двенадцати национальностей. Во взводе шесть пулеметов Калашникова (ПК), да еще нештатный автоматический гранатомет (АГС-17) – очень мощное оружие. Заместитель командира взвода Боря Сычев ровесник, 1960 года рождения, награжден орденом Красной Звезды, через месяц увольняется, смотрит недоверчиво. Во взводе еще двое увольняются осенью, оба раненые, награжденные, сейчас работают на строительстве офицерской столовой, дембельский аккорд. А пока столовая располагается за штабом нашего батальона и тоже в палатке. Получил экипировку, хэбэ, оружие, правда, вместо ботинок с высокими берцами выдали солдатские парадные ботинки. Ногам легко и удобно, а как в горах, посмотрим.

Вернулась шестая рота, за Файзабадом нарвались на душманов, был бой, но, слава богу, вернулись без потерь. Костя Чурин, командир первого взвода, выпрыгивая из БМП, ударился копчиком об камень, передвигается с трудом, его подначивают, а он злится, подробности боя рассказывают с юмором. Вечером снова был праздник, только водки было мало, зато браги местного производства – сколько хочешь. Местные умельцы приспособили для ее изготовления столитровый бак из ПАКа (полевой автомобильной кухни). Рецепт простой – кипяченая вода, сахар, дрожжи. Сегодня третий день, как была поставлена, и уже дошла. Об этом мне рассказал Рябов Сергей, с которым мы живем в одной комнате, и у нас рядышком находятся койки. С ним у меня с первого дня установились дружеские отношения.

4 сентября

Сегодня парко-хозяйственный день. До обеда работаем в парке боевых машин, после обеда баня. Проверил БМП – новенькие. Они только что пришли в полк с последней колонной. БМП-1ПГ, таких в полку больше нет. На них навешены стальные бортовые экраны, прикрывающие поддерживающие катки, над ними металлические полосы на удалении примерно сантиметров трех, что не позволит пробить борт из ДШК, да и струю кумулятивную разобьет, усилено днище под механиком-водителем и командиром, но, думаю, чисто символически, потому что дополнительная стальная плита толщиной два сантиметра, размером 40×40 см, крепящаяся на болтах, защитить может только морально, на башне установлен станок для крепления АГС-17, вот и все отличия от БМП-1. Пообщался с механиками-водителями, бросилось в глаза, что это особая каста неприкасаемых, занимаются только своим делом, если все на машине в порядке, могут и вздремнуть в десанте, надеюсь, что это правильно.

После обеда пошли в баню. Она построена на берегу речки и представляет собой прилепившуюся к крутому берегу на повороте Кокчи каменную постройку из дикого камня. Рядом ДДА (дезинфекционная душевая установка), автомобиль на базе ГАЗ-66, короче, армейская баня, которая забирает воду из речки, нагревает ее и подает в палатку, или, как в нашем случае, стационарное, сложенное из камня помещение. Внутри моечный зал человек на тридцать, правда, сосков всего восемь, парилка с каменкой и бассейном. Каменка раскалена, температура под 100°С, вода в бассейне ледяная. После парилки так здорово окунуться, жить сразу становиться веселее. Парилка – бассейн – парилка – бассейн – мойка – это я выдержал такой процесс, а некоторые раз по пять-шесть залезали в парилку, у кого, сколько здоровья хватит. После бани, как говорил великий Суворов, – «Продай последнюю рубаху»… – Ничего не продали, но выпили.

5 сентября (воскресенье)

Как ни странно, но в полку проводится спортивный праздник, как будто не покидал родное училище. Подъем переворотом, кросс 1 км, 100 м только не бежали. Я в батальоне прибежал третьим. Первым был капитан Ильин, как оказалось, кандидат в мастера спорта по офицерскому многоборью, вторым Женя Жаворонков, командир шестой роты, с ним всю дистанцию боролся, но пару секунд проиграл. После этого искупались, вода ледяная, холодом прямо обжигает, зато и бодрости прибавляет. На речке хорошо, но нужно готовиться к занятиям. Делу время, потехе час. Сел за конспекты, их к завтрашнему дню нужно написать восемь штук.

6–8 сентября

Занятия, занятия, занятия… Понедельник начался со строевой подготовки. Жара, не могу выдержать питьевой режим, часто пью: родниковую воду, благо родников здесь несколько, холодная, чистейшая, очень вкусная вода, отвар из верблюжьей колючки, своеобразный привкус, но, говорят, в жару лучший вариант – ничего не помогает, а все выпитое тут же выходит потом, и еще сильнее мучает жажда. Старшие товарищи дают рекомендации: днем вообще нельзя пить, в крайнем случае – горло прополоскать, вволю напиться можно только вечером, но пока силы воли не хватает.

Рядом с полком, сразу за колючей проволокой, маленький полигон. Только вышел за ворота 2-го КПП – директриса БМП. Пушечные цели изображают корпуса БТР и БМП, подбитые или подорвавшиеся когда-то, пулеметные – стандартные, установлены на подъемниках, появляются согласно Курсу стрельб.

Справа от директрисы войсковое стрельбище, за ним танкодром. Я в училище всегда стрелял прилично, редко «на хорошо» – в основном «на отлично». Но здесь… Наводчики-операторы короткую остановку делают на две-три секунды вместо десяти, положенных по Курсу и – в цель, в пехоте почти каждая смена стреляет «на отлично», механики-водители все отлично водят, норматив по скорости почти вдвое перекрывают, некоторые еще жалуются, мол, двигатель не тянет – я восхищен.

Все, как в Советском Союзе: строевая, физическая, стрельба, вождение, защита от оружия массового поражения, тактическая подготовка. А где же боевые действия, борьба с врагами? Собирался ведь на войну и жизнь готов отдать за Родину, а тут….

В роте ежемесячно выпускается стенгазета, а в каждом взводе – боевые листки, но в них ничего не пишется об участии в боях, ерунда какая-то «ни о чем» под строгим контролем замполитов. С меня требуются наличие план-конспектов, правильно оформленный журнал боевой подготовки взвода, соблюдение расписания занятий. Куда попал???

iknigi.net

Читать Афган, снова Афган… - Андогский Александр Иванович - Страница 1

Андогский А.И., Дроздов Ю.И., Курилов В.Н., Бахтурин С.Г. 

Афган, снова Афган…

Главная роль в начальный период советского военного присутствия в ДРА отводилась силам специального назначения. Действительно, фактически первой боевой акцией в операции «Шторм-333», которую осуществили 27 декабря 1979 г. советские подразделения и группы спецназа, стал захват дворца Тадж-Бек, где размещалась резиденция главы ДРА, и отстранение от власти Хафизуллы Амина…

Генерал-майор АЛ. Ляховский

Участники операции по взятию дворца Амина в Кабуле в декабре 1979 г. рассказывают, как это было. Среди них бывший руководитель нелегальной разведки СССР, создатель группы специального назначения «Вымпел» генерал-майор в отставке Ю.И. Дроздов; офицер спецотряда «Зенит», профессиональный контрразведчик В.Н. Курилов; работник посольства СССР в Кабуле С.Г. Бахтурин. Впервые публикуются рассекреченные документы из особой папки Политбюро ЦК КПСС по направлению в Афганистан специальных отрядов МО и КГБ и вводу ограниченного контингента войск. Книга весьма актуальна в связи с американской антитеррористической операцией в Афганистане. Ее открывает обзор театра военных действий, сделанный в начале прошлого века начальником Николаевской военной академии Генерального штаба генералом А.И. Андогским

А.И. АНДОГСКИЙ. ВОЕННО-ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ АФГАНИСТАНА

Генерал А.И. Андогский — начальник Николаевской военной академии Генерального штаба [1] в 1917–1918 гг. Обзор театра военных действий публикуется с сокращениями.

Разработка вопросов, касающихся Афганистана, не может отличаться точностью выводов ввиду недостаточного исследования его до настоящего времени. Наибольшего доверия заслуживают данные о топографии и населении пограничных с Россиею и Индиею областей, проверяемые рекогносцировками русских и английских офицеров. Внутри же страны до сих пор не был ни один исследователь; органов военного ведомства (военные агенты и пр.) в Афганистане мы не имеем, равно как нет и постоянных дипломатических сношений с ним. Эти последние носят случайный характер и выполнялись особыми посольствами, имевшими целью как выяснение существующих отношений правительства эмира к соседним государствам, так и установление желаемых… Но наши посольства в Афганистан редки (последнее — генерала Столетова в Кабул в 1878–1879 годах), а потому и данные, ими собранные, устарели и могли бы повести к ложным заключениям. Это в особенности касается данных о средствах Афганистана. Никаких статистических сведений о них — кроме приблизительных вычислений о производительности долины Герируда — нет. Громадное значение поэтому получают всякого рода расспросные сведения, получаемые от пограничных туземцев, особенно же тех из них, которые занимаются транзитом товаров из Индии в Среднюю Азию. Затем газетные известия последнего времени, также питаемые слухами и предположениями, а равно факты из англо-афганских войн дополняют тот скудный материал, на основании которого можно приблизительно судить о производительности страны и вероятной степени обеспеченности местными средствами войск при вторжении в нее…

Глава 1. Относительное положение Афганистана и значение его в борьбе России с Англией

… Через Афганистан проходили все великие завоеватели, направлявшиеся в Индию от берегов Черного, Средиземного и Каспийского морей и из среднеазиатских ханств. Исторические события древних и средних времен, происходившие в Южной Азии, создали у населения поговорку, что никто не может стать государем Индии, не став прежде владетелем Кабула. Другая пословица гласит, что ключи Азиатской империи лежат в Южном Афганистане близ Кандагара.

Распространив сравнительно легко свою власть над Индостаном, британцы обратили взоры на страны, лежащие к западу от Инда. Возможность нового нашествия на Индию по тому же историческому пути, по которому следовали все великие завоеватели, смущала их. Еще сравнительно недавно, около средины XVIII столетия, походы Надир-шаха персидского и Ахмад-шаха афганского доказали, каким опасностям подвержена Индия со стороны Афганистана. С начала XIX века появляется грозный призрак русского нашествия на Индию, с течением времени все с большей силой тяготеющий над нею. Быстрое поступательное движение наше в Средней Азии всегда вызывало опасение в английских государственных людях относительно сохранения британского господства в Индии. Еще в 1858 году появился меморандум сэра Генри Раулинсона, который, основываясь на истории всех русских завоеваний в Средней Азии, доказывает настойчивое стремление России к берегам Амударьи и указывает громадную опасность для британского господства в Индии от распространения русского влияния в Афганистане.

Россия стоит непосредственно на северных границах Афганистана, отделяясь его территорией от англо-индийских владений. Отсюда понятно и значение его в возможной борьбе России с Англией: гранича на севере с нашею среднеазиатской окраиной, на западе с Персией, на юге с Белуджистаном, протягиваясь на юго-восток вплоть до границ Индии и заключая пути наши в ее пределы, Афганистан имеет огромное значение промежуточной территории, прикрывающей от нас Индию и играющей роль буфера…

Поэтому-то с появлением нашим в Туркестане англичане поставили целью прочно утвердить свое влияние в Афганистане, создав из него постоянную преграду против нашествия на северо-западную границу Индии. Потерпев дважды неудачи в попытках всецело подчинить его своему господству (в 1838–1842 и 1879–1880 годах), англо-индийское правительство вступило на путь дипломатических происков с целью создать между владениями России и Англии пояс, который предохранил бы их от всякого соприкосновения, и обеспечить себе содействие Афганистана в возможной борьбе с Россией.

Взаимные отношения России и Англии касательно Афганистана регулируются конвенцией 18 августа 1907 года. Конвенцией этой Россия признала Афганистан находящимся вне сферы русского влияния и обязалась для всех своих политических сношений с ним пользоваться посредством британского правительства; она обязалась также не посылать никаких агентов в Афганистан.

Закрепленное этой конвенцией положение вещей, фактически установившееся уже раньше, до крайности затрудняет изучение Афганистана нами и в высокой степени содействует еще большему развитию английского влияния при дворе эмира…

Глава 2. Физический очерк

1. Границы и протяжение

Северная граница с Россиею и Бухарою. От прохода Зюльфагарского до аула Босаги на берегу Амударьи Афганистан граничит с Закаспийской областью (615 верст). Местность здесь не представляет значительных естественных рубежей. Рекою Мургаб она делится на два участка: западный — пересеченный, хотя вполне доступный для движения, и восточный — сначала степного характера, а затем постепенно переходящий в песчаную пустыню. Общим характерным свойством этой части границы является бедность в воде. Из четырех рек, ее пересекающих, только Мургаб имеет годную для питья воду и постоянное течение в продолжение всего года; прочие же (Кушок, Егри-Гек и Каш) пересыхают уже раннею весною и имеют соленую, чрезвычайно вредную для здоровья воду. Имеющиеся на границе горные родники расположены большею частью, как и реки, на западном участке границы; он же, хотя и слабо, все же населен. Восточный участок — безводен и для поселения непригоден. В зависимости &т таких свойств границы из всего ее протяжения только участок Зюльфагар — Мургаб (225 верст) может служить для сосредоточения значительного отряда. На этом же участке проходят все пути из Закаспийской области к главному предмету действий — Герату. Поэтому только он имеет значение в военном отношении…

online-knigi.com