Читать онлайн "Её последняя Барби" - RuLit - Страница 1. Книги барби


читать о том, почему нужно бороться с ленью

В одной волшебной стране под названием Игрушечный Магазин жила красивая девушка по имени Барби. У нее были чудные золотистые волосы и огромные голубые глаза, которые вызывали восхищение у всех, кто когда-либо встречался с нашей красавицей. Другие игрушки в магазине не были настолько же красивыми, поэтому считали Барби своей принцессой и даже немножко ей завидовали. Кукла привыкла постоянно менять наряды и ничего не делать, ее жизнь была безоблачной и беззаботной, словно волшебная сказка про Барби, а не реальность. Но однажды в магазин пришел покупатель и выбрал ее в качестве подарка для любимой доченьки и все очень резко поменялось.

Сказка про Барби: новые приключения красавицы

Катя, так звали новоиспеченную хозяйку Барби, сначала очень обрадовалась красивой кукле. Она целый день не выпускала ее из рук, меняла наряды, делала прически и показывала свой дом. Барби все это очень понравилось. Но, как оказалось, жизнь в новой хозяйки существенно отличалась от Игрушечного Магазина, где все другие куклы восхищались нашей красоткой, выполняли всю ее работу и делали ее центром Вселенной. Барби, засыпая в уютной кроватке и укрываясь мягким кружевным одеялом, даже подумать не могла, что с утра все так резко поменяется.

Рано-утром Катя разбудила все свои игрушки и начала раздавать приказы: кто будет готовить обед, а кто убираться в комнате. Девочка была очень трудолюбивой и во всем наследовала свою маму – взрослую и мудрую женщину, которая умела не только красиво одеваться, но также и вкусно готовить, делать дом уютным, а в свободное время много читала и интересовалась искусством. Барби, которая привыкла интересоваться лишь своим внешним видом, такое поведение казалось по меньшей мере непонятным, если не скучным. Поэтому она очень удивилась и возмутилась, когда Катя поручила ей стирку. Сначала она решила возмущаться и протестовать, а потом поняла, что лучше просто не обращать внимание на задания Кати, продолжая заниматься своими делами.Увидев, что Барби целый день ленилась и ничего не делала, Катя расстроилась, но решила, что такое поведение связано лишь с тем, что кукла не успела адаптироваться. Но, к большому огорчению девочки, Барби продолжала лениться и на следующий день. Катя подумала, что может кукла хочет больше развлечений, поэтому решила почитать интересную книжку про времена года. Но Барби и это не понравилось: она продолжала валяться в постели, мечтая о новых платьях, прическах и вечеринках.Катя поняла, что новую куклу перевоспитать не получиться, поэтому просто перестала обращать на нее внимание. Она продолжала играть со своими старыми игрушками, учила их готовить, стирать, рисовать, находила в интернете интересные бесплатные сказки. Про Барби со временем все забыли.Кукле было очень горько и скучно, поэтому однажды она решила изменить свою жизнь. Ведь на самом деле она вовсе не была плохой, просто много ленилась. Осознав свою проблему, она начала бороться с ленью и понемногу учиться разной работе. Естественно, сначала у нее ничего не получалось, но ее попытки увидели другие куклы. Они вовсе не начали насмехаться над несчастной Барби, а решили ей помочь и научить всему, что уже умели. В скором времени, Катины игрушки подружились между собой: старые куклы научили Барби готовить, а она рассказала им о новых модных тенденциях и помогла сделать красивые прически. Катя осталась очень довольной, а Барби стала ее любимой куклой. С тех пор она больше никогда не ленилась.

comments powered by HyperComments

nochdobra.com

Русскоязычные журналы и книги о кукле Барби

Русскоязычные издания о кукле Барби немногочисленны. И хотя Барби часто упоминается в прессе, мы будем ссылаться только на те периодические издания, где Барби было уделено существенное внимание.

Здесь приводится список информативных источников: детские издания о приключениях Барби, раскраски и пр. не перечислены!

ЛОЛА (Фан-клуб «Б»)

Журнал для детей среднего и старшего возраста, издававшийся в России, с редколлегией в Вильнюсе. В ранних 2000-х стал знаковым и для зарождающегося российского сообщества поклонников и коллекционеров Барби. Журнал изобилует «живыми» фотографиями кукол, содержит информацию об истории Барби, многочисленные статьи для девочек о рукоделиях, культуре, психологии и т.д. В приложении-вкладке публиковались выкройки и схемы, раскладки для изготовления мебели. На настоящий момент «Лола» является раритетом.

Барби. Энциклопедия моды

Изд. Dorling Kindersley (2000), Аст, Астрель (2002-2004).

ISBN  5-17-022367-6, 5-271-08118-4, 0-7513-6899-7

128 стр., цв.илл.

Красочная книга об истории Барби, ее друзьях, гардеробе и аксессуарах. Издавалась на русском языке дважды: в 2002 (мягкая обложка) и 2004 (твердая обложка, большое подарочное издание). До сих пор периодически встречается в книжных магазинах и магазинах игрушек. Энциклопедия составлена с официального разрешения Mattel, и очевидна основательная работа, проделанная над ней. На каждой странице около десятка фотографий Барби, включая раритеты. Книга охватывает все исторические периоды производства Барби, рассказывает о ее предшественницах, о модных тенденциях в гардеробе Барби, о дизайнерах, генеалогическом древе и друзьях Барби. Примечателен раздел с фото и описанием интерьеров Барби, румбоксов и переносок — в русскоязычной прессе внимание на этом обычно не заострялось.

Куклы Мира

Изд. Аванта+

ISBN   5-98986-097-8, 5-94623-074-3, 5-94623-119-7

184/186 стр, цв.илл.

Дважды переиздававшаяся энциклопедия кукольной культуры «Куклы Мира» — едва ли не самая информативная тематическая книга на русском языке. Охватывает множество тем - от древних кукольных театров до современных художников-кукольников. Кукле Барби посвящено несколько разворотов, причем материал производит впечатление довольно скрупулезно подготовленного. Представлена информация о разработке куклы, ее распространении на региональных рынках, о Барби в современности, работе дизайнеров с куклой и т.д. Есть краткие материалы о конкурентах и аналогах Барби.

Линор Горалик

ISBN   5-86793-418-7

Тираж 3000 экз

320 стр., цв.илл.

Книга, опубликованная в 2005 году, является первым специализированным изданием о кукле Барби, написанном российским автором. Включает историю Барби, восприятие Барби в американском обществе (этот блок довольно вторичен по отношению к изданию M.G.Lord «Forever Barbie», 1994-1995), коллекционирование Барби, точки зрения на психологию игры с куклой, описание арт-проектов с участием Барби, информацию о кукле Барби в России. Встречаются фактические неточности и повторы, но в целом данный труд безусловно заслуживает внимания (особенно если учесть, что в середине 2000-х «кукольный Интернет» был довольно слабо развит, а единичные российские коллекционеры лишь изредка отмечались на досках объявлений, женских форумах или в блогах).

Fashion по-американски

Марина Письменская, Екатерина Зиборова

Журнал «Кукольный Мастер» №2(26) лето 2010, с.38-41

Изд. РКД-Пресс

Основной объем статьи об американских куклах, естественно, посвящен Барби. Цитата: «Барби долго не воспринималась как объект для изучения и коллекционирования, ведь она была дешевой штамповкой с миллионными тиражами. Однако игровые куклы долго не «живут», и первые Барби в идеальном состоянии быстро стали раритетом, сформировался подпольный рынок этих кукол. Лишь в конце 1970-х коллекционная ценность Барби была официально признана UFDC. Вслед за Барби этот статус получили и другие «штампованные» куклы. Уже к своему 35-летнему юбилею винтажные Барби сравнялись по цене с антикварными куклами…» Статья сопровождается многочисленными фотографиями Яны Юринсон — коллекционные Барби NRFB, Silkstone Barbie, сценки.

Художественные куклы. Большая иллюстрированная энциклопедия

Б.Голдовский

Изд. Дизайн Хаус

ISBN   978-5-903500-07-9

296 стр, цв.илл.

Тираж 2000 экз.

Изначально издание планировалось как энциклопедия авторских кукол, но в итоге мир увидела книга, где собрана информация о куклах всех видов и эпох.  В статьях о промышленных куклах — масса фактических ошибок и неточностей. Кукла Барби названа «первой гламурной куклой» (что ошибочно), «криппом» (при этом ни иные fashion-куклы, ни BJD почему-то к криппам не отнесены), определение «fashion-кукла» к Барби в тексте не применяется. Кен назван женихом Барби, хотя он всегда позиционировался как друг. Также делался акцент на том, что Барби владеет розовым Шевроле «Корвет», хотя это отнюдь не первая модель авто, которая появилась в гараже куклы, и более того — розовый цвет никогда не был доминирующим в автопарке Барби до ранних 1990-х! Фраза «Платья от Кристиана Диора» указывает на то, что Барби якобы одевал «сам Кристиан Диор», хотя обе Christian Dior Barbie появились только в 1990-х и были выпущены спустя более 40 лет со дня кончины Кристиана Диора. Тон статьи не соответствует идее энциклопедии — она воспринимается как обзорная статья для неспециализированного журнала. Есть ощущение, что статью о Барби для энциклопедии писал человек, никогда не занимавшийся этой темой вплотную, что в формате энциклопедии недопустимо. Исходник Вы можете прочитать здесь.

 

barbieplanet.ru

Книга: Барби

Mattel,БарбиBarbie. Друзья Барби. Развивающая книжка с наклейкамиБарби очень любит животных и заботится о них. Познакомься с ее дикими и домашними друзьями. Выполняй задания, предлагаемые в книжке, подбирай красочные многоразовые наклейки. Играть с Барби интересно… — Эгмонт Россия, (формат: 60x90/8, 16 стр.) Развивающая книжка (50 многоразовых наклеек) Подробнее...2014113бумажная книга
БарбиКарнавальная маска Barbie "Барби" с героиней историй про "Барби" очаровательно украсит наряд юной принцессы, придав ее костюму грациозность и загадочность. Особенности:Детская маска на резинке… — (формат: 60x90/8, 16 стр.) Подробнее...99бумажная книга
Олег СиницынБарби — Автор, электронная книга Подробнее...5.99электронная книга
БарбиВ этой замечательной книжке тебя ждет встреча с героями любимого мультфильма. И это не только чудесный альбом с наклейками, но и прекрасная раскраска! Чтобы правильно раскрасить картинки, тебе нужно… — Эгмонт, (формат: 70x100/8, 16 стр.) Наклей и раскрась! Подробнее...201484бумажная книга
Олег Геннадьевич СиницынБарби — Олег Синицын, (формат: 70x100/8, 16 стр.) Подробнее...бумажная книга
БарбиКнижка-раскраска. Для детей младшего школьного возраста — Эгмонт, (формат: 60x90/8, 16 стр.) Волшебная раскраска Подробнее...201651бумажная книга
Барби. — (формат: 60x90/8, 16 стр.) Подробнее...60бумажная книга
Капелла МассимилианоБарби. The Icon. Полная энциклопедияБарби от компании Mattel - определённо одна из наиболее узнаваемых игрушек на планете! Эта утончённая кукла не только стала лучшей подругой для миллиардов детей, но и превратилась в настоящую икону… — АСТ, (формат: 60x90/8, 16 стр.) Подробнее...20183780бумажная книга
Капелла М.Барби: The Icon. Полная энциклопедияБарби от компании Mattel – определённо одна из наиболее узнаваемых игрушек на планете! Эта утончённая кукла не только стала лучшей подругой для миллиардов детей, но ипревратилась в настоящую икону… — Издательство «АСТ», (формат: 60x90/8, 16 стр.) Барби. Энциклопедия Подробнее...20182571бумажная книга
Капелла М.Барби: The Icon. Полная энциклопедияБарби от компании Mattel – определённо одна из наиболее узнаваемых игрушек на планете! Эта утончённая кукла не только стала лучшей подругой для миллиардов детей, но ипревратилась в настоящую икону… — АСТ, (формат: 70x100/8, 208 стр.) барби. энциклопедия Подробнее...20183304бумажная книга
Капелла М.Барби: The Icon. Полная энциклопедия"Барби от компании Mattel – определённо одна из наиболее узнаваемых игрушек на планете! Эта утончённая кукла не только стала лучшей подругой для миллиардов детей, но ипревратилась в настоящую икону… — АСТ, (формат: Твердая бумажная, 208 стр.) Подробнее...20183130бумажная книга
Массимилиано КапеллаБарби: The Icon. Полная энциклопедияБарби от компании Mattel определённо одна из наиболее узнаваемых игрушек на планете! Эта утончённая кукла не только стала лучшей подругой для миллиардов детей, но и превратилась в настоящую икону… — АСТ, (формат: Твердая бумажная, 208 стр.) Барби. Энциклопедия Подробнее...20183916бумажная книга
Дейкало Ю.Барби. Энциклопедия модыБарби - кукла-мечта девочек во всем мире, воплощение миллионов детских фантазий. Эта уникальная книга рассказывает об увлекательном прошлом и настоящем всемирно знаменитой куклы Барби — АСТ, Барби Подробнее...801бумажная книга
Барби. Развивающая книжка с наклейкамиБарби очень любит животных заботится о них. Познакомься с ее дикими и домашними друзьями. Выполняй задания, предлагаемые в книжке, подбирай красочные многоразовыенаклейки. Играть с Барби интересно и… — Эгмонт Россия Лтд., (формат: 60x90/8, 16 стр.) Развивающая книжка (50 многоразовых наклеек) Подробнее...2012153бумажная книга

dic.academic.ru

Читать онлайн "Её последняя Барби" - RuLit

Автор неизвестен

Её последняя Барби

Eе последняя Барби

Пятилетней Нине не нравилось в детском саду. Воспитательницы все время вязали шапочки и зевали, а зимой не выводили детей на прогулку. Мальчишки в группе собирали игрушки из "киндерсюрпризов" и все время толкались, а девочки приносили из дома Барби и обсуждали их наряды.

Только у Нины не было Барби. С ней жила бабушка, а мама с папой работали в Соединенных Штатах и раз в полгода приезжали к дочке. Они считали, что Барби это сугубо американская игрушка и только американские дети умеют правильно с ней играть, а русским детям нужны чебурашки, волки и айболиты (откуда им было знать, что за время их отсутствия с московских прилавков исчезли красивые веселы мурзилки и появились однообразные китайские котятки и щенята).

У Нины жил Айболит, доставшийся в наследство от старшей сестры, но он ей не нравился. Айболит был в белом халате, очках и лысый, а у Барби сверкали золотые локоны, красивое платье струилось по тонкой талии...

Нина долго терпела, но однажды все таки попросила бабушку купить Барби. "и коем случае - разволновались родители на другом конце света, - если ей непременн нужна красивая кукла, купите ходячую Катю или Машу, но Барби исключено!"

У Кати было белое капроновое платье, твердые румяные щеки и толстые неуклюжи ножки, обутые в тупоносые тапочки. Ростом она была с Нину, а при ходьбе вертела головой и жеманно произносила "ма-муа-а".

Когда озадаченная малышка попыталась пройтись с Катей, та не удержалась и упал на Нину с мерзким воплем. Нина обиделась и разревелась. Девочку успокоили, но пр виде Кати она в испуге жалась к ближайшей стене и звала на помощь. Пришлось Кат подарить вологодским родственникам.

А Нина тосковала днем и ночью. Во сне она видела улыбающуюся Барби, которая поманив изящной рукой, исчезала то в волнах океана, то в звездном небе, а однажд улетела в в бездонный колодец. Ребенок заболел.

Ее лихорадило днем и ночью, пропал аппетит. Домашний доктор, выслушав эту нелепую грустную историю болезни, рассердился, обвинил родных маленькой девочки в отсталости и порекомендовал не теряя времени купить самую шикарную Барби и не терзать несчастную больную внучку.

Когда ине дали в руки Барби, она решила, что это опять сон и с опаской стал ждать, когда исчезнет это прекрасное создание. "Вот, опять Барби пришла. Какая ты красивая, добрая. В новых туфельках. И не убегаешь? Я не буду просыпаться, раз ты не уходишь". Нина решила не просыпаться и покрепче зажмурилась. о именно тогда кукла исчезла, а открыв глаза девочка снова ее увидела.

"Да, золотко мое, она настоящая и твоя - улыбнулась бабушка - играй с ней, сколько хочешь, только вот запеканочку скушай". И Нина съела запеканку.

Быстро превратившись из больного ребенка в здоровую веселую девчушку, Ниночка принялась любовно разглядывать свое сокровище. Кроме атласно-гипюрового платья

Барби были туфельки на высоких каблучках, шляпка с цветочком, сумочка через плечо самое замечательное - кружевное белье, которое вместе с туфельками Нина поскорее стянула и ахнула: у ее обожаемой Барби, роскошной, гибкой, с безупречным маникюром, не было письки! То есть не было ни в каком, даже нарисованном виде. Для Нины это было неожиданностью. При таких красивых больших сиськах не иметь даже самую маленькую писечку - такое не укладывалось в головку маленькой девочки. От удивления она забыла об окружающих и даже не стала спрашивать об учиненном безобразии над Барби.

Тем не менее кукла ей по прежнему улыбалась и кокетливо поджав ноги, намекала что пора ее одеть-обуть и поиграть вдвоем. Так и сделали. К одетой красотке придраться было невозможно и Нина весело провела вечер перед сном.

Барби во сне больше не приходила. Утром выздоровевшее дитя отправилось в садик с куклой и имело большой успех, так как у новенькой Барби было самое большое приданое в количестве двух чемоданов с нарядами, парикмахерские принадлежности надувной унитазик с ковриком в виде сердечка.

Нина окончательно успокоилась, когда обнаружила, что и у других Барби тоже не письки. Так они зажили душа в душу, иночка, Барби и бабушка, которая тоже очен полюбила куклу. Когда Нина засыпала, бабушка брала Барби на руки, разглаживала складочки на платье, сгибала-разгибала длинные ноги, взбивала пышные волосы и примеряла разные лифчики к пластмассовому бюсту.

Так прошла неделя, другая, месяц, и никто не заметил, как приблизился срок приезд родителей. ине было все равно, с кем ходить в сад и кто ее будет одевать по утрам кормили мама и бабушка одинаково вкусно и в зоопарк водили с одинаковой регулярностью, а папа вообще не выходил из кабинета, так что в жизни Нины с приездом родителей ничего не менялось. А бабушка вдруг приуныла. Она была приходящей и имела отдельную квартиру, где проживала постоянно и куда ей предстояло вернуться по приезде дочки с мужем.

Так все и случилось. Мама с папой приехали, распаковали чемоданы, раздали подарки и каждый занялся своим делом. Бабушка приходила в гости раз в две недели гуляла с иночкой, или ее вызывали внеурочно, если родители уходили в гости. В таки случаях Нину из садика забирала бабушка, сидела с ней, кормила ужином, укладывал спать, дожидаясь загулявших детей, ночевала и утром уходила. Нина немного повзрослела. Теперь у нее физические изъяны Барби вызывали не изумление, а скоре сожаление. Оставшись с куклой наедине девочка ласково гладила совершенную по форме грудь, уродливую промежность. А для сравнения иночка поглаживала иногда себя . Она воображала, что скоро вырастет большой, у нее будут длинные волосы, красивые сиськи, как у Барби, и с гордостью почесывала свою маленькую писюльку.

Все больше детское восхищение куклой уступало место искреннему сочувствию. неизвестно, к чему бы это привело, если б не вульгарная простуда, настигшая Нину на улице и уложившая детку в постель. Срочно выписали бабушку в сиделки, напоили больную малиновым чаем и оставили выздоравливать. Все разбежались, кто - на работу, а бабушка - в магазин за молоком . И Нина осталась одна. Такое случалос редко.

И вот она бродит по квартире, как впервые. Вот родительская спальня, пахнет духам и клубникой, все хорошо знакомое и привычное. А вот папин кабинет, здесь нет ничег особенного, кроме скелета в углу, который кусается за палец, а теперь стоит с сигарето в зубах и черной повязкой на правом глазу. Дверь в большом шкафу с папками и тубусами приоткрыта и оттуда пахнет сладким вазелином ( у Нины был такой детски крем, ей мазали губки зимой и от этого они бывали липкими и жирными, но не трескались, как у многих). Нина открыла шкаф и повисла на дверной ручке: в шкаф стояла большая, как мама, Барби и ласково улыбалась, не мигая.

Барби была голая. И красивая. Гораздо красивее, чем маленькая. "Вот здорово подумала Нина , - папа наверно, мне ее привез из Америки, но для меня она пока большая и он решил спрятать, пока я вырасту. Папочка меня любит и хочет сделать приятное. Я буду хорошо питаться, слушаться маму и быстро вырасту. А когда вырасту подарят эту большую куклу. Я буду притворяться, что ничего не знаю, чтоб было интересней ее мне дарить, а пока никого нет, я немного поиграю", - сообразила маленькая умница и полезла в шкаф к Барби.

Каково же было ее изумление, когда кукла стала наклоняться и более того, прижимать Нину к пышной груди! Девочка в ответном порыве прильнула к доброй фее и скользнув рукой обнаружила к своей большой радости писечку! Почти как у мамы, красивую и волосатую! И с дырочкой, откуда все девочки писают!

"Наконец-то у меня будет самая-самая лучшая Барби, только бы ее не унесли отсюда" - подумав, Нина чмокнула куклу, прикрыла дверь и побежала в свою комнату. С тех пор иночка изменилась. а ее лице все чаще блуждала загадочная, почти женская улыбка. "Растет дочь, взрослеет" - умилялась мама.

А Нина заводила свой будильник-грибок под одеялом и каждую ночь, проснувшись три часа, бегала в кабинет. Теперь она все время старалась заболеть и любым способо остаться в одиночестве. о таких дней было совсем немного. аконец родители уехал в командировку и Нина осталась с бабушкой. Вернувшись из сада Нина сосредоточенн занялась мозаикой, посмотрела мультики, поужинала и почистив зубы, лукаво предложила: "Бабуль, давай ложиться рано, а то я не высыпаюсь и неохота в садик вставать, а?" - Бабушка с радостью согласилась и уложила прилежную внучку. "Бабушка раньше засыпает, чем мама с папой" - подумала Нина и завела будильник на час ночи.

www.rulit.me

Читать книгу Барби Олега Синицына : онлайн чтение

Олег Синицын

Барби

Бор был настолько густым и мрачным, что мне пришлось включить фары, когда я въехал в него, свернув с пустой магистрали. Казалось, сосны специально здесь поставлены, чтобы загораживать солнце, потому что этот путь, которым мы следуем, требует погружения в себя, осмысления, для кого-то покаяния. Перед кем? Понятия не имею. Наверное, перед тем, кто сидит внутри. Хотя для Ленки все это лишнее. Ей лучше вообще не думать. Она начнет представлять, что ее ждет, и замкнется, как это делает обычно. Она не плачет, как остальные дети ее возраста, – уходит в себя. Так было не всегда. Но так повелось с того самого дня.

– Включить музыку? – спросил я.

– Не надо. – Она глядела в окно на мелькающую череду одинаковых стволов. Пальцами, ноготки на которых покрыты маминым лаком, перебирала складки на платье Барби. Не знаю, кто его сшил, подозреваю, что это сделали намного позднее, чем изготовили саму игрушку. Почему? Потому что на грубую кройку платья я могу смотреть без отвращения, зато при виде куклы меня пробирает нервная дрожь и холодок бежит по спине. Не представляю, как Ленка может постоянно носить ее с собой и бесконечно поглаживать ладошкой. Значит, как-то может, раз носит. Более того, моя дочь почему-то играет только с ней и не касается других игрушек, которыми забиты два глубоких ящика. Она даже называет ее не игрушкой, а доченькой. Как-то раз я спросил, почему ты выбрала именно эту? Она пожала плечиками и ответила: «Мне стало ее жаль».

– Почему у сосен иголки колючие?

– Наверное для того, чтобы птицы не садились и не выклевывали зерна у шишек.

– Да-а?.. А кто их сделал такими?

– Не знаю… Сами сделались. Природа сделала.

– Папа, а мне будет больно? – вдруг спросила она, повернувшись ко мне. Ее глаза, похожие на две черешни, смотрели искренне и требовали такого же искреннего ответа.

– Ты будешь спать и ничего не почувствуешь.

Она ничего не почувствует. Зато меня ждут четыре часа инквизиторских пыток, которые устроят собственные мысли. Они уже сейчас приступили к артподготовке, подняв из глубин воспоминания, когда доктор Смоловский допрашивал меня с пристрастием прожженного следователя. Не было ли злокачественных опухолей у ваших родителей или родственников? Родственников вашей жены? Двоюродных братьев и сестер? Может быть, онколог выполнял стандартную процедуру, но каждый вопрос протыкал меня словно шпагой.

Откуда возникла опухоль у шестилетней девочки? Такая коренная и неоперабельная? Несовместимая с жизнью?

– Хочешь? – спросила она, достав из кармана прозрачный пакетик, в котором лежали положенные мной утром две дольки яблока. Две абсолютно одинаковые на вкус дольки, имеющие одинаковую структуру и одинаково здоровые клетки… Последнее время почему-то меня так и тянет сказать про клетки. Про те, которые бывают доброкачественные и злокачественные.

Я знал причину, хотя трудно согласиться с собой, но куда денешься от собственных мыслей. Больно признавать, что вина лежит именно на тебе. Впрочем, родители всегда в ответе за то, что происходит с их детьми, даже если подросшие «киски» и «зайчики» бросают жен и детей, уходят в глубокий запой, исследуют комфортабельность скамьи подсудимых. Но в данном случае я говорю не о пробелах в воспитании. Не о тех, кто забывает вкладывать свою душу в собственных детей. А о секундной потере концентрации…

Картина того дня до сих пор стоит перед глазами. В то время мы жили у родителей жены, занимая одну из двух комнат – квадратную, размером четыре на четыре. Светка отправилась полоскать белье, меня оставила смотреть за дитём. Я сидел на диване, а Ленка изучала его географию, ползая из края в край, на середине пути перебираясь через папу, который следит за дочкой внимательно, но иногда поглядывает на мелькающие картинки, несущиеся с экрана телевизора – демона современных квартир.

Ничто не предвещало беды. Ленка находилась далеко от края, когда взгляд папы на секунду приковала брюнетка из рекламы шампуня. Из чертовой рекламы! В этот момент Ленка попыталась сделать то, что делают все дети во всем мире, что природой предписано к исполнению. Ленка попыталась подняться на ноги.

«Почему ты не держал ее? – говорила Светлана, повернув ко мне распухшее от слез лицо. – Неужели не знаешь, что ее нужно придерживать!»

Конечно, знаю. Я делал это десятки раз, когда Ленка пыталась подняться. Придерживал ее за подмышки, маленькие такие ямочки, каждая глубиной не больше наперстка. А в этот раз не успел.

Еще слабенькие связки не вынесли нагрузки. И малышка кувырнулась с дивана, вдребезги разбив затылком журнальный столик из закаленного стекла. Она лежала посреди осколков, похожих на мутные кусочки льда, и даже не плакала, а только смотрела на меня испуганно; под ее затылком, карабкаясь по волокнам ковра, расползалось темное пятно. Позже, через несколько лет я искал шрам под ее волосами, но не находил. Зато теперь, когда волосы выпали после лучевой терапии, он открылся – увеличенный, растянувшийся у основания черепа в зловещей усмешке. Так вот, с того дня, когда она лежала посреди осколков, глядя на меня так, словно поняв что-то… с того дня даже в самые суровые моменты своей жизни она не плачет. Замыкается на себе, а последнее время стала прижимать к груди эту мерзкую куклу, такую же лысую, как и моя дочь.

Вырвавшись из воспоминаний, я неожиданно обнаружил, что больше не еду на машине, а стою в уютном холле загородной клиники. Похоже на провал в памяти. Я не помню, как закончилась дорога, как я въехал на территорию, где припарковал машину… Боже, а Ленка-то где? Куда ты ее подевал, растяпа!

Да вот же она, я держу ее за руку. Малышка выглядит спокойной и не по-детски сосредоточенной. Во рту у меня застоялый яблочный вкус. Все-таки я взял дольку, одну из двух одинаковых.

В холле нас встречал Виктор Иванович, который Смоловский. Посвященный член секты врачевателей выглядел довольно уверенно. Редкие волосы зачесаны поперек лысины – он из тех людей, которые, обнаружив плешь, не бреют всю голову, а тщательно скрывают пустоты, что выглядит напрасным и даже комичным. Его искусственные зубы были ровными, белыми и совершенно ненатуральными.

– Какая у тебя… – произнес Виктор Иванович, обращаясь к девочке после рукопожатия со мной. Он хотел сказать комплимент, но вдруг увидел, что находится в руках моей дочери, поэтому следующие его слова получились притворными, а губы раздвинулись в натужной улыбке. – Какая у тебя красивая кукла!

Ленка сразу уловила фальш, ее фиг обманешь. Но ответила она так, как доктор ожидал от нее, шестилетнего ребенка:

– Ее зовут Барби! Она моя доченька!

«Доченьку» мы купили в Белизе.

Когда химия и лучевая терапия не повлияли на темпы развития опухоли, мы отправились путешествовать. Я спешил, боялся, что не успею. Продал дачу, назанимал денег, и мы с Ленкой поехали по миру. Побывали в трех странах, одна из которых – солнечный Белиз, сказочной красоты кусочек Латинской Америки. Карибское море, тропики, белый песок. Куклу мы нашли на одном из торговых развалов, где местные жители продают собственные поделки, выдавая их за древние статуэтки майя. Во владениях загорелой морщинистой старухи среди ожерелий и национальных индейских одежд лежала крохотная, не больше пятнадцати сантиметров в длину, фигурка. Овальная голова, в которой проткнуты три дыры: две поменьше и одна побольше – глаза и рот. Непропорциональное тело, сделанное непонятно из чего – то ли из скрученного затвердевшего пергамента, то ли из высушенного дерева. Короткие ручки и ножки вытянуты вдоль тела. Они не сгибались и не поворачивались, кисть на одной руке обломана. Помню, я сказал о том, какая она ужасная. На что Ленка ответила: «А мне нравится! Я назову ее Барби».

– Ты будешь рядом со мной? – спросила она, и я обнаружил, что мы уже переместились в палату, в которой моей девочке предстоит лежать после операции.

– Буду. Обязательно.

– Где ты будешь? Я хочу видеть тебя.

Я посмотрел на Виктора Ивановича, который маячил напротив. Врач отрицательно покачал головой.

– Когда тебя положат в кроватку… – Какой я деликатный, прямо детский психолог, назвал операционный стол кроваткой. – …справа от тебя будет стена. Я буду стоять за ней. Смотри на нее и представляй, будто я не за ней, а перед ней. Ведь разницы никакой!

– Ладно, папа. Жаль, что мама не поехала с нами.

– Да, конечно. – Только мамы здесь не хватало. Светлана Александровна так накачалась с вечера седативными препаратами, что минут десять приказывала мне снять ласты, а затем пыталась лизать дверную ручку, очевидно представляя себя собакой. Я счел благоразумным не брать ее в клинику.

…Об экспериментальной клинике я узнал уже после Белиза, когда надежды не осталось. Один знакомый рассказал о комплексе зданий в загородном бору, в которых доктора сначала прививают крысам раковую опухоль, а затем ее доблестно вылечивают. Они впрыскивают в район пораженного органа субстанцию, которая распадается на лекарственные микроскопические частицы. «Нанороботов», – сказал знакомый.

Принцип действия нанороботов я до конца не понял даже из уст Смоловского, когда встретился с ним в клинике. Мы сидели в его кабинете: я нервно крутил ключницу, он, щурясь, разглядывал распечатки томографа, сияющие яркими карнавальными красками – синими, красными, желтыми. А со стены, с копии гравюры Густава Доре, на нас измученно взирал Иисус, приколоченный к кресту.

Смоловский сказал, что принцип действия изобретенных институтом нанороботов является очень сложным биохимическим процессом. Он так умно рассуждал об этом, что мне показалось – он и сам не знает, как действуют его букашки. Тем не менее, в клинике уже четвертый год проводился комплекс экспериментов не только на крысах, но и на людях, пораженных тяжелыми формами рака. И до пятидесяти процентов вылечивались полностью. У меня вновь появилась надежда.

– Глиобластома продолговатого мозга, – говорил тогда Смоловский. – Неоперабельная. Терапия не дает регрессии опухоли, верно? Это билет в один конец.

Я не ответил. Что я мог сказать? Из-за поганой рекламы кто-то выписал моей дочери билет в один конец. Туда, откуда возвращаются только в воспоминаниях.

– Мы попытаемся помочь девочке. Но, знаете, опухоль образовалась на очень… ммм… необычном участке. Некоторые суеверные люди считают…

– Суеверия меня не интересуют, – ответил я, крепко сжав кожаную ключницу. – Меня интересует жизнь моей дочери.

– Мы впрыснем «Люцифера» вот в эту зону. – Он указал авторучкой в один из срезов на распечатке томографа.

– Люцифера?

– Так называется наш препарат… не волнуйтесь, к дьяволу он отношения не имеет. В переводе с латыни «люцифер» означает «несущий свет». Самоориентирующиеся наночастицы, из которых состоит лекарство, через капилляры проникнут в пораженную область, заставят раковые клетки поглотить себя и… глиобластома отправится туда, откуда она взялась.

– Это получится?

– С вероятностью в тридцать процентов.

– Так мало… – разочарованно выдохнул я.

– То, чем мы занимаемся, уже находится за гранью возможностей, отпущенных человеку, – очень серьезно произнес Смоловский.

…Я опять обнаружил, что воспоминания ввергли меня в забытье. Я стоял один в коридоре перед закрытой дверью. Ленки рядом уже не было. Неужели?.. Ее увезли, а я даже не успел проститься! Сказать пару слов, обнять. Или мы простились, но я этого не помню? Проклятье. Это ужасно.

Только чуть позже я обнаружил, что держу в руках куклу. Которую она назвала Барби, а я бы назвал Гадкой Уродливой Каракатицей С Дырами Вместо Глаз. Перед расставанием дочь, очевидно, сунула ее мне. Сухое и шероховатое на ощупь тельце игрушки казалось просто отвратительным. Почему Ленке стало жалко эту мерзость?

Я сунул куклу в пластиковый пакет, который вспух от сложенных в него Ленкиных вещей – свитер, ботинки, платье, детские колготки, книжка «Золотой ключик», в которой мы добрались до середины.

...

конец ознакомительного фрагмента

iknigi.net

Книга: Барби

Mattel,БарбиBarbie. Друзья Барби. Развивающая книжка с наклейкамиБарби очень любит животных и заботится о них. Познакомься с ее дикими и домашними друзьями. Выполняй задания, предлагаемые в книжке, подбирай красочные многоразовые наклейки. Играть с Барби интересно… — Эгмонт Россия, (формат: 60x90/8, 16 стр.) Развивающая книжка (50 многоразовых наклеек) Подробнее...2014113бумажная книга
БарбиКарнавальная маска Barbie "Барби" с героиней историй про "Барби" очаровательно украсит наряд юной принцессы, придав ее костюму грациозность и загадочность. Особенности:Детская маска на резинке… — (формат: 60x90/8, 16 стр.) Подробнее...99бумажная книга
Олег СиницынБарби — Автор, электронная книга Подробнее...5.99электронная книга
БарбиВ этой замечательной книжке тебя ждет встреча с героями любимого мультфильма. И это не только чудесный альбом с наклейками, но и прекрасная раскраска! Чтобы правильно раскрасить картинки, тебе нужно… — Эгмонт, (формат: 70x100/8, 16 стр.) Наклей и раскрась! Подробнее...201484бумажная книга
Олег Геннадьевич СиницынБарби — Олег Синицын, (формат: 70x100/8, 16 стр.) Подробнее...бумажная книга
БарбиКнижка-раскраска. Для детей младшего школьного возраста — Эгмонт, (формат: 60x90/8, 16 стр.) Волшебная раскраска Подробнее...201651бумажная книга
Барби. — (формат: 60x90/8, 16 стр.) Подробнее...60бумажная книга
Капелла МассимилианоБарби. The Icon. Полная энциклопедияБарби от компании Mattel - определённо одна из наиболее узнаваемых игрушек на планете! Эта утончённая кукла не только стала лучшей подругой для миллиардов детей, но и превратилась в настоящую икону… — АСТ, (формат: 60x90/8, 16 стр.) Подробнее...20183780бумажная книга
Капелла М.Барби: The Icon. Полная энциклопедияБарби от компании Mattel – определённо одна из наиболее узнаваемых игрушек на планете! Эта утончённая кукла не только стала лучшей подругой для миллиардов детей, но ипревратилась в настоящую икону… — Издательство «АСТ», (формат: 60x90/8, 16 стр.) Барби. Энциклопедия Подробнее...20182571бумажная книга
Капелла М.Барби: The Icon. Полная энциклопедияБарби от компании Mattel – определённо одна из наиболее узнаваемых игрушек на планете! Эта утончённая кукла не только стала лучшей подругой для миллиардов детей, но ипревратилась в настоящую икону… — АСТ, (формат: 70x100/8, 208 стр.) барби. энциклопедия Подробнее...20183304бумажная книга
Капелла М.Барби: The Icon. Полная энциклопедия"Барби от компании Mattel – определённо одна из наиболее узнаваемых игрушек на планете! Эта утончённая кукла не только стала лучшей подругой для миллиардов детей, но ипревратилась в настоящую икону… — АСТ, (формат: Твердая бумажная, 208 стр.) Подробнее...20183130бумажная книга
Массимилиано КапеллаБарби: The Icon. Полная энциклопедияБарби от компании Mattel определённо одна из наиболее узнаваемых игрушек на планете! Эта утончённая кукла не только стала лучшей подругой для миллиардов детей, но и превратилась в настоящую икону… — АСТ, (формат: Твердая бумажная, 208 стр.) Барби. Энциклопедия Подробнее...20183916бумажная книга
Дейкало Ю.Барби. Энциклопедия модыБарби - кукла-мечта девочек во всем мире, воплощение миллионов детских фантазий. Эта уникальная книга рассказывает об увлекательном прошлом и настоящем всемирно знаменитой куклы Барби — АСТ, Барби Подробнее...801бумажная книга
Барби. Развивающая книжка с наклейкамиБарби очень любит животных заботится о них. Познакомься с ее дикими и домашними друзьями. Выполняй задания, предлагаемые в книжке, подбирай красочные многоразовыенаклейки. Играть с Барби интересно и… — Эгмонт Россия Лтд., (формат: 60x90/8, 16 стр.) Развивающая книжка (50 многоразовых наклеек) Подробнее...2012153бумажная книга

dic.academic.ru

Читать книгу Барби »Синицын Олег »Библиотека книг

БарбиОлег Геннадьевич Синицын

Рассказы

Олег Синицын

Барби

Бор был настолько густым и мрачным, что мне пришлось включить фары, когда я въехал в него, свернув с пустой магистрали. Казалось, сосны специально здесь поставлены, чтобы загораживать солнце, потому что этот путь, которым мы следуем, требует погружения в себя, осмысления, для кого-то покаяния. Перед кем? Понятия не имею. Наверное, перед тем, кто сидит внутри. Хотя для Ленки все это лишнее. Ей лучше вообще не думать. Она начнет представлять, что ее ждет, и замкнется, как это делает обычно. Она не плачет, как остальные дети ее возраста, – уходит в себя. Так было не всегда. Но так повелось с того самого дня.

– Включить музыку? – спросил я.

– Не надо. – Она глядела в окно на мелькающую череду одинаковых стволов. Пальцами, ноготки на которых покрыты маминым лаком, перебирала складки на платье Барби. Не знаю, кто его сшил, подозреваю, что это сделали намного позднее, чем изготовили саму игрушку. Почему? Потому что на грубую кройку платья я могу смотреть без отвращения, зато при виде куклы меня пробирает нервная дрожь и холодок бежит по спине. Не представляю, как Ленка может постоянно носить ее с собой и бесконечно поглаживать ладошкой. Значит, как-то может, раз носит. Более того, моя дочь почему-то играет только с ней и не касается других игрушек, которыми забиты два глубоких ящика. Она даже называет ее не игрушкой, а доченькой. Как-то раз я спросил, почему ты выбрала именно эту? Она пожала плечиками и ответила: «Мне стало ее жаль».

– Почему у сосен иголки колючие?

– Наверное для того, чтобы птицы не садились и не выклевывали зерна у шишек.

– Да-а?.. А кто их сделал такими?

– Не знаю… Сами сделались. Природа сделала.

– Папа, а мне будет больно? – вдруг спросила она, повернувшись ко мне. Ее глаза, похожие на две черешни, смотрели искренне и требовали такого же искреннего ответа.

– Ты будешь спать и ничего не почувствуешь.

Она ничего не почувствует. Зато меня ждут четыре часа инквизиторских пыток, которые устроят собственные мысли. Они уже сейчас приступили к артподготовке, подняв из глубин воспоминания, когда доктор Смоловский допрашивал меня с пристрастием прожженного следователя. Не было ли злокачественных опухолей у ваших родителей или родственников? Родственников вашей жены? Двоюродных братьев и сестер? Может быть, онколог выполнял стандартную процедуру, но каждый вопрос протыкал меня словно шпагой.

Откуда возникла опухоль у шестилетней девочки? Такая коренная и неоперабельная? Несовместимая с жизнью?

– Хочешь? – спросила она, достав из кармана прозрачный пакетик, в котором лежали положенные мной утром две дольки яблока. Две абсолютно одинаковые на вкус дольки, имеющие одинаковую структуру и одинаково _здоровые_ клетки… Последнее время почему-то меня так и тянет сказать про клетки. Про те, которые бывают доброкачественные и злокачественные.

Я знал причину, хотя трудно согласиться с собой, но куда денешься от собственных мыслей. Больно признавать, что вина лежит именно на тебе. Впрочем, родители всегда в ответе за то, что происходит с их детьми, даже если подросшие «киски» и «зайчики» бросают жен и детей, уходят в глубокий запой, исследуют комфортабельность скамьи подсудимых. Но в данном случае я говорю не о пробелах в воспитании. Не о тех, кто забывает вкладывать свою душу в собственных детей. А о секундной потере концентрации…

Картина того дня до сих пор стоит перед глазами. В то время мы жили у родителей жены, занимая одну из двух комнат – квадратную, размером четыре на четыре. Светка отправилась полоскать белье, меня оставила смотреть за дитём. Я сидел на диване, а Ленка изучала его географию, ползая из края в край, на середине пути перебираясь через папу, который следит за дочкой внимательно, но иногда поглядывает на мелькающие картинки, несущиеся с экрана телевизора – демона современных квартир.

Ничто не предвещало беды. Ленка находилась далеко от края, когда взгляд папы на секунду приковала брюнетка из рекламы шампуня. Из чертовой рекламы! В этот момент Ленка попыталась сделать то, что делают все дети во всем мире, что природой предписано к исполнению. Ленка попыталась подняться на ноги.

«Почему ты не держал ее? – говорила Светлана, повернув ко мне распухшее от слез лицо. – Неужели не знаешь, что ее нужно придерживать!»

Конечно, знаю. Я делал это десятки раз, когда Ленка пыталась подняться. Придерживал ее за подмышки, маленькие такие ямочки, каждая глубиной не больше наперстка. А в этот раз не успел.

Еще слабенькие связки не вынесли нагрузки. И малышка кувырнулась с дивана, вдребезги разбив затылком журнальный столик из закаленного стекла. Она лежала посреди осколков, похожих на мутные кусочки льда, и даже не плакала, а только смотрела на меня испуганно; под ее затылком, карабкаясь по волокнам ковра, расползалось темное пятно. Позже, через несколько лет я искал шрам под ее волосами, но не находил. Зато теперь, когда волосы выпали после лучевой терапии, он открылся – увеличенный, растянувшийся у основания черепа в зловещей усмешке. Так вот, с того дня, когда она лежала посреди осколков, глядя на меня так, словно поняв что-то… с того дня даже в самые суровые моменты своей жизни она не плачет. Замыкается на себе, а последнее время стала прижимать к груди эту мерзкую куклу, такую же лысую, как и моя дочь.

Вырвавшись из воспоминаний, я неожиданно обнаружил, что больше не еду на машине, а стою в уютном холле загородной клиники. Похоже на провал в памяти. Я не помню, как закончилась дорога, как я въехал на территорию, где припарковал машину… Боже, а Ленка-то где? Куда ты ее подевал, растяпа!

Да вот же она, я держу ее за руку. Малышка выглядит спокойной и не по-детски сосредоточенной. Во рту у меня застоялый яблочный вкус. Все-таки я взял дольку, одну из двух одинаковых.

В холле нас встречал Виктор Иванович, который Смоловский. Посвященный член секты врачевателей выглядел довольно уверенно. Редкие волосы зачесаны поперек лысины – он из тех людей, которые, обнаружив плешь, не бреют всю голову, а тщательно скрывают пустоты, что выглядит напрасным и даже комичным. Его искусственные зубы были ровными, белыми и совершенно ненатуральными.

– Какая у тебя… – произнес Виктор Иванович, обращаясь к девочке после рукопожатия со мной. Он хотел сказать комплимент, но вдруг увидел, _что_ находится в руках моей дочери, поэтому следующие его слова получились притворными, а губы раздвинулись в натужной улыбке. – _Какая_у_тебя_красивая_кукла!_

Ленка сразу уловила фальш, ее фиг обманешь. Но ответила она так, как доктор ожидал от нее, шестилетнего ребенка:

– Ее зовут Барби! Она моя доченька!

«Доченьку» мы купили в Белизе.

Когда химия и лучевая терапия не повлияли на темпы развития опухоли, мы отправились путешествовать. Я спешил, боялся, что не успею. Продал дачу, назанимал денег, и мы с Ленкой поехали по миру. Побывали в трех странах, одна из которых – солнечный Белиз, сказочной красоты кусочек Латинской Америки. Карибское море, тропики, белый песок. Куклу мы нашли на одном из торговых развалов, где местные жители продают собственные поделки, выдавая их за древние статуэтки майя. Во владениях загорелой морщинистой старухи среди ожерелий и национальных индейских одежд лежала крохотная, не больше пятнадцати сантиметров в длину, фигурка. Овальная голова, в которой проткнуты три дыры: две поменьше и одна побольше – глаза и рот. Непропорциональное тело, сделанное непонятно из чего – то ли из скрученного затвердевшего пергамента, то ли из высушенного дерева. Короткие ручки и ножки вытянуты вдоль тела. Они не сгибались и не поворачивались, кисть на одной руке обломана. Помню, я сказал о том, какая она ужасная. На что Ленка ответила: «А мне нравится! Я назову ее Барби».

– Ты будешь рядом со мной? – спросила она, и я обнаружил, что мы уже переместились в палату, в которой моей девочке предстоит лежать после операции.

– Буду. Обязательно.

– Где ты будешь? Я хочу видеть тебя.

Я посмотрел на Виктора Ивановича, который маячил напротив. Врач отрицательно покачал головой.

– Когда тебя положат в кроватку… – Какой я деликатный, прямо детский психолог, назвал операционный стол кроваткой. – …справа от тебя будет стена. Я буду стоять за ней. Смотри на нее и представляй, будто я не за ней, а перед ней. Ведь разницы никакой!

– Ладно, папа. Жаль, что мама не поехала с нами.

– Да, конечно. – Только мамы здесь не хватало. Светлана Александровна так накачалась с вечера седативными препаратами, что минут десять приказывала мне снять ласты, а затем пыталась лизать дверную ручку, очевидно представляя себя собакой. Я счел благоразумным не брать ее в клинику.

…Об экспериментальной клинике я узнал уже после Белиза, когда надежды не осталось. Один знакомый рассказал о комплексе зданий в загородном бору, в которых доктора сначала прививают крысам раковую опухоль, а затем ее доблестно вылечивают. Они впрыскивают в район пораженного органа субстанцию, которая распадается на лекарственные микроскопические частицы. «Нанороботов», – сказал знакомый.

Принцип действия нанороботов я до конца не понял даже из уст Смоловского, когда встретился с ним в клинике. Мы сидели в его кабинете: я нервно крутил ключницу, он, щурясь, разглядывал распечатки томографа, сияющие яркими карнавальными красками – синими, красными, желтыми. А со стены, с копии гравюры Густава Доре, на нас измученно взирал Иисус, приколоченный к кресту.

Смоловский сказал, что принцип действия изобретенных институтом нанороботов является очень сложным биохимическим процессом. Он так умно рассуждал об этом, что мне показалось – он и сам не знает, как действуют его букашки. Тем не менее, в клинике уже четвертый год проводился комплекс экспериментов не только на крысах, но и на людях, пораженных тяжелыми формами рака. И до пятидесяти процентов вылечивались полностью. У меня вновь появилась надежда.

– Глиобластома продолговатого мозга, – говорил тогда Смоловский. – Неоперабельная. Терапия не дает регрессии опухоли, верно? Это билет в один конец.

Я не ответил. Что я мог сказать? Из-за поганой рекламы кто-то выписал моей дочери билет в один конец. Туда, откуда возвращаются только в воспоминаниях.

– Мы попытаемся помочь девочке. Но, знаете, опухоль образовалась на очень… ммм… необычном участке. Некоторые суеверные люди считают…

– Суеверия меня не интересуют, – ответил я, крепко сжав кожаную ключницу. – Меня интересует жизнь моей дочери.

– Мы впрыснем «Люцифера» вот в эту зону. – Он указал авторучкой в один из срезов на распечатке томографа.

– Люцифера?

– Так называется наш препарат… не волнуйтесь, к дьяволу он отношения не имеет. В переводе с латыни «люцифер» означает «несущий свет». Самоориентирующиеся наночастицы, из которых состоит лекарство, через капилляры проникнут в пораженную область, заставят раковые клетки поглотить себя и… глиобластома отправится туда, откуда она взялась.

– Это получится?

– С вероятностью в тридцать процентов.

– Так мало… – разочарованно выдохнул я.

– То, чем мы занимаемся, _уже_ находится за гранью возможностей, отпущенных человеку, – очень серьезно произнес Смоловский.

…Я опять обнаружил, что воспоминания ввергли меня в забытье. Я стоял один в коридоре перед закрытой дверью. Ленки рядом уже не было. Неужели?.. Ее увезли, а я даже не успел проститься! Сказать пару слов, обнять. Или мы простились, но я этого не помню? Проклятье. Это ужасно.

Только чуть позже я обнаружил, что держу в руках куклу. Которую она назвала Барби, а я бы назвал Гадкой Уродливой Каракатицей С Дырами Вместо Глаз. Перед расставанием дочь, очевидно, сунула ее мне. Сухое и шероховатое на ощупь тельце игрушки казалось просто отвратительным. Почему Ленке стало жалко эту мерзость?

Я сунул куклу в пластиковый пакет, который вспух от сложенных в него Ленкиных вещей – свитер, ботинки, платье, детские колготки, книжка «Золотой ключик», в которой мы добрались до середины. Потом Барби долго провалялась в этом пакете. Больше двух лет. Но что поделать, если с этого дня она перестала быть нужной.

Странное ирреальное чувство, когда смотришь, как из громады аппарата «Кэнон» выезжает ксерокопия. Вот был чистый лист – своеобразный сосуд, ожидающий, зовущий наполнить его. И был лист, в данном случае, с бланком. И вот, по мановению волшебных лучей графы и строчки переносятся с одного на другой. Фокус? Нет. Волшебство? Нет. Обыкновенные человеческие технологии. Не близкие к запретной черте, но все же…

Я смотрел, как медсестра штампует бланки обследований, когда она вышла из палаты. Ленка вышла. Моя Ленка. Правда, не совсем моя. И странно все это.

Новость об успешно проведенной операции стала для меня неожиданностью. Я готовился к худшему. Намного худшему. Все-таки, человек не такой живучий, как белая подопытная крыса, и тридцать процентов это не восемьдесят. Но после звонка ассистента Смоловского я почувствовал, как с груди убралась каменная плита, которая давила на меня в последние годы. Описать свою радость не могу. Трудно это описать. Невозможно, наверное. Как оказалось позже, плита все-таки не убралась, а только сдвинулась, навалившись еще сильнее.

Мы с женой примчались в клинику на следующий день, но пустили нас в палату только через двое суток. И в первый момент я подумал, что мы перепутали комнаты.

Глядящие на нас глаза не были двумя черешнями, к которым я привык. Чужие глаза. Ленка словно не узнала нас, хотя назвала правильно: мама Света и папа Антон. И не проявила ни толики эмоций, когда Светка принялась яростно лобызать ее, едва не отвернув голову. Позже жена сказала, что ощущения были такими, словно она целует не дочь, а пластмассовый манекен.

– Смотри, кто тебя встречает! – сказал я, когда пришла моя очередь присесть на кровать. Ошеломленная жена осталась за спиной, глотая прорывающиеся всхлипывания.

Я показал дочери Барби, которая шаманскими глазами-дырами глядела на старую хозяйку сквозь пластик пакета.

– Какая гадость, – ответила Ленка и отвернула бритую голову. На этом наше свидание закончилось.

Когда мы выходили из палаты, Светку пробила истерика.

– Это не моя девочка! Верните мне мою девочку!

Смоловского я нашел в его собственном кабинете. Он сразу попытался скрыться от меня, что-то лепеча о срочном совещании, но ничего у него не вышло. Я запер дверь, а ключ положил в свой карман.

– Она полностью здорова, – говорил он уверенно, хотя мне казалось, что под этой уверенностью он что-то скрывает. – Опухоль уничтожена. Девочка переживает послеоперационный шок. Ей нужно время, чтобы прийти в себя.

– А что стало с этими вашими… нанороботами? – спросил я. – Может, это они виноваты? Ваш препарат «Люцифер»?

– Наночастицы погибли вместе с опухолью. Анализы крови не выявили следов препарата. Операция прошла замечательно. Потерпите. Расслабьтесь. Она придет в себя.

Ленку мне отдали такой же лысой, какой я сдал ее в клинику. В машине ехали молча.

– А почему мама не приехала? – задала она единственный вопрос.

Я не ответил. Не потому, что Светка опять наглоталась таблеток и хохотала без умолку. Не потому. В вопросе моей дочери сквозило неприкрытое безразличие. Ленку – Новую Ленку, как я теперь ее называю – мама не интересовала. Она задала дежурный вопрос, который должна была задать. Потому что так положено в данной ситуации, не больше.

– Хочешь яблочка? – спросил я, протягивая ей целлофановый пакет с дольками.

Она съела все без остатка. Делиться не посчитала нужным.

Так в нашем доме поселился чужой человек. Не мой ребенок. Та любящая отзывчивая девочка ушла куда-то. Иногда я думаю о том, что лучше бы не было той операции. Лучше бы я похоронил ее, чем наблюдать каждый день крайний эгоизм и полн/>Конец ознакомительного фрагментаПолную версию можно скачать по ссылке

www.libtxt.ru