Книга Брошенные машины читать онлайн. Книги брошенные


Читать книгу Брошенные Василия Евгеньевича Сидорова : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 3 страниц) [доступный отрывок для чтения: 1 страниц]

БрошенныеВасилий Евгеньевич Сидоров

Редактор Наталья Владимировна Сидорова

© Василий Евгеньевич Сидоров, 2017

ISBN 978-5-4485-3577-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Вступление

25 июня 2005 г. Суббота.

В жуткой и душной школьной столовой из колонок лилась громкая музыка, от которой нестерпимо закладывало уши. Тайно подвыпившие выпускники уже вовсю приставали к своим подругам, в дорогих платьях, купленных родителями, ради банального показа собственного благосостояния. Повсюду царило ощущение бесконечного веселья, и в крови вчерашних старшеклассников надежда на новую жизнь плескалась вперемешку с алкоголем. Мужской туалет был занят и, судя по доносящимся звукам, на долго, от чего парню пришлось идти в женский, но сейчас, это уже было неважно. Рванув за ручку и распахнув дверь, ему под ноги выкатился густой табачный дым, словно туман из фильма ужасов. Выпустив его, он зашёл в полутемное помещение с забавной табличкой на стене с перечеркнутой сигаретой, и от её вида на лице выпускника просияла кривая ухмылка. В туалете тусклым желтым светом горела единственная лампочка, торчащая из ржавых остатков плафона, до замены которого никак не доходили собранные на ремонт деньги. Зажигалка в руках парня издала звонкий щелчок, выпуская на волю слабое пламя. От красного уголька сигареты потянулся серо белый дымок, тут же растворяясь в местной «атмосфере». На языке выпускника появился кисловатый привкус никотина, и сбросив пепел в доверху забитую окурками раковину, он посмотрелся в зеркало. В отражении, посреди грязного полумрака, на него смотрел высокий, худой семнадцатилетний парень, чьи красные глаза слезились от густого дыма. Гул басов стих и ди-джей объявил медленный танец, зазвучала приглушенная грустная музыка, и бывшему школьнику стало как никогда страшно, от того, что теперь придется принимать решения самому, в этом сумасшедшем мире.

Сигарета медленно тлела в его пальцах, пока он все еще смотрел сам себе в глаза обещая достигнуть чего-то большего, чем это серая толпа за дверью, о которой через год в его памяти останутся лишь мутные очертания. За дверью раздался восторженный рев голосов, сменившийся громким стуком каблуков, все двинулись посмотреть на салют, что обещал перебудить всех жителей в округе. Разбавленный спирт, принесенный его одноклассником, туманил сознание, но не мог затуманить одну яркую мысль: он во что бы то ни стало поступит на «Журфак». В его голове кружила буря смятенья, все превратилось в адреналиновый взрыв, на смену которому пришло ледяное спокойствие с ноткой страха от будущей неизвестности. Выпускник затушил сигарету в импровизированный урне, и покинул каменный мешок, насквозь пропитанный табаком и хлоркой, еще до конца не осознавая, сколько всего интересного ему принесет это его первое полностью самостоятельное решение в жизни…

Часть первая
Глава I

25 июня. Понедельник.

Темный, длинный, сырой коридор, конца которому не было видно, и только луч фонарика спасительной искрой выхватывал из темноты пустые дверные проемы, в стенах облицованных кафелем. Алексей стоял в холодном поту, отчаянно пытаясь сориентироваться, в этом помещении.

– Морг – подумал он.

Будто молния ударила в него, когда за его спиной раздался глухой хрип, он резко обернулся, направляя дрожащей рукой фонарь в сторону звука, но в глаза ему ударил резкий свет. Леша рванулся в сторону спасительного света, но в этот момент за спиной из темноты разжался усталый болезненный голос, слов которого, было не разобрать…

Динамик мобильного телефона громко запищал, обрывая очередной кошмар, оповещая, своего спящего владельца о том, что пора просыпаться, и он, хоть и не сразу, но сделал это, по обыкновению не придав никакого внимания очередному дурному сну, который к обеду уже забудется.

Тяжелое утро понедельника, которое по своей природе и так безрадостное, отдавалось колокольным звоном в висках молодого человека, а во рту обосновался несанкционированный кошачий туалет. От всего этого создавалось ощущение пробуждения после нескольких дней собственной клинической смерти. Солнце веселым летним лучом пробивалось сквозь пыльное окно, украшенное пожелтевшими шторами, на древней гардине времен Ивана Грозного, освещая собой холостятскую квартиру. В ней висела атмосфера одинокого веселья, в виде запаха пива, табачной вони и останков «закуски». При попытке найти источник звука, худая рука парня смахнула мобильник с затертой, потрескавшейся тумбочки куда вниз, и тот ударился об пол с глухим звуком, ознаменовав начала «Доброго утра». Диван скрипнул уставшими пружинами, и на липкий от разлитого пива пол, опустились волосатые мужские ноги. Мобильник стих, не дождавшись реакции владельца, и перенёс свою звуковую казнь, еще на пару минут.

Найдя сотовый телефон между ножек тумбы, он отключил будильник, после чего двинулся к кухонному столу, который располагался в противоположном углу комнаты. Алексей медленно шёл в заданном направлении, а под его ногами поскрипывал пол, нарушая скучную тишину жилища. Подойдя к единственному окну и нащупав ручку, покрытую вековыми слоями краски, Алексей дернул ее, что есть силы, рама хрустнула, от чего стекло в ней задрожало, открыв доступ бодрящему утреннему холодку. Маленькая квартирка начала наполняться свежим утренним воздухом. С улицы доносилось щебетания птиц, а на мусорных контейнерах, громко каркая, выясняли отношения пара грачей. Мир за окном казался ему, каким-то сказочным, нереальным, от чего он ощущал себя словно узник темницы, наблюдающим за проходящей мимо него жизнью сквозь решетку, обрывающую свет, оставляя за его спиной лишь холодную тьму камеры. Кислород поступил в мозг, ослабевая похмельную, звенящую хватку. Леша сел на табуретку и окинул взглядом свою квартиру, напомнившую ему пару минут назад тюрьму, а затем включил чайник. Каждое движение давалось ему с трудом, отдаваясь ноющей болью, где то глубоко в мозгу. Достав из груды звенящей в раковине посуды любимую кружку, парень сыпанул, почерневшей ложкой, порцию растворимого кофе и залил ее кипятком. Сделав глоток получившегося напитка в его голове сквозь боль начал прорываться голос разума несущий с собой здравые аргументы вперемешку с чувством вины.

– Ну ты и дурак – закрутилась типичная для него мысль.

Допив кофе и поставив чашку на стол, парень машинально переместился в ванную, хотя, это слишком громко звучало для такого помещения. Оно выглядело скорее как декорации к дешевому фильму ужасов, а одиноко болтающаяся на беленом потолке лампочка 60 ватт, удачно завершала мрачный образ. Сегодня все звучало отголоском того выпускного дня, после которого радостные планы сменились разочарованием реальной действительности, только теперь он лишь молча смотрит на свое постаревшее отражение в зеркале, без каких либо надежд. Из открытого крана в раковину побежала струйка холодной воды, шипение которой перебивалось лишь хрустом тупого лезвия по крепкой щетине. Натянув на себя видавшие виды джинсы с футболкой, он надел носки, далеко не первой свежести, ему бы хотелось одеть чистые, но за неимением лучшего пришлось брать то что есть. В голове всплыло субботнее «очередное» обещание самому себе – навести порядок и устроить глобальную стирку, но решив перед этим подкрепиться словно Вини-Пух, при этом заменив мед на пиво, после которого его разум ушёл в глубокую спячку на все выходные. Прихватив ключи и телефон, Леша покинул квартиру, дверь за его спиной громко хлопнула, словно отрезав пути отступления. На тесной узкой лестничной площадке не было ни души, что не могло не радовать, ибо желание видеть, кого-либо сейчас отсутствовало напрочь, и парень понесся в низ, стуча ботинками по бетонной лестнице.

Глава II

Дверь подъезда широко распахнулась, и глаза Алексея закололо от яркого света сменившего полутьму, а его взору открылся небольшой дворик, что сейчас пустовал. В центре него располагалась простенькая детская площадка с горкой и песочницей, да пара деревянных лавочек для родителей, что присматривали за детьми. С правой стороны в тени древних, как сам дом, тополей находились покосившиеся сараи, забитые хламом, от которых противно несло кислым запахом древесной трухи. Преодолев двор своей угловой трехэтажки, что стояла на перекрестке, он вышел на остановку из ныне модного пластика, и нащупав рукой мелочь в кармане, Алексей начал выискивать взглядом нужную ему маршрутку. Дорога раскинувшееся перед ним уходила прямиком, в самый центр города, поэтому с номером автобуса ошибиться было нельзя «ведь он был тут один – единственный».

По улице бродил еще спящий народ, женщины красовались пестрыми платьями, а в воздухе кружил бодрящий аромат лета. Большинство мужиков выглядели после праздников именуемых выходными ничуть не лучше самого Леши, что давало ему легкое утешение, что ни один он такой. На остановке кроме него самого, стояла старушка, бубнящая что-то себе под нос, на которую он не обращал никакого внимания, а на противоположной стороне улицы, у дверей магазина, терся в ожидании открытия опухший пьяница, в грязных синих шортах и красной майке. Мозг парня, как и его старый рабочий компьютер, начал медленно загружаться, от чего в сознании, начался тяжелый внутренний диалог с извечным русским вопросом «Кто виноват и что делать?». И если с первой его частью все было более менее понятно, то на вторую ответ никак не находился, а попытки вспомнить что же стало причиной такого срыва тормозов – ни к чему не приводили. Память упорно отказывалась работать, пытаясь сберечь его от ненужных подробностей. Сделав, все же, волевое усилие он напряг спящие извилины, но ничего кроме накатившего приступа боли так и не получил. По перекрестку пролетела синяя шестерка, подняв столб дорожной пыли, от которой Леша невольно чихнул, и в этот момент в его ушах раздался отвратительный кастрюльный треск глушителя «Газели», что натужно везла пассажиров. По взмаху руки, рыжее чудовище, покорно, со скрежетом тормозов остановилось рядом с ним. Открыв дверь «маршрутки» в нос Леши ударил знакомый по своей квартире запах, к которому словно в дополнение прибавился неприятный «блатняк», звучавший из хрипящей кассетной магнитолы. Залезая в позе «орла», в очень «удобный» дверной проем, и ловя на себе «добрые» взгляды едущих на работу граждан, он сел на потрепанное сиденье и запинаясь, проговорил:

– П-п-ередайте п-п-ожалуйста.

Пугаясь собственной дикции, парень протянул дрожащей рукой мелочь вперед, которая любезно отправилась по рукам к водителю. Рванувшись с места, чудовище понеслось, куда-то вперед, вжимая пассажиров в кресла.

«Да в такой тряске, либо лечить геморрой, либо тренировать космонавтов» – саркастически подумал про себя парень.

В кармане у него завибрировал телефон, не дав перевести дух, и по его телу пробежал холодный разряд, а в голове вновь воцарился болезненный звон.

– Это не к добру – сказал он сам себе холодным голосом, предвидя недоброе.

На монохромном дисплее, с желтой подсветкой, отразился знакомый абонент, который видимо, почувствовал неладное и решил прозвонить ненадежному сотруднику.

– Да Сергей Петрович, здравствуйте – пробормотал он, с тревогой на лице.

– Алексей, рад тебя слышать! Как здоровье? – спросил вежливый, сильный голос на том конце провода.

– Все прекрасно Сергей Петрович, на работу вот еду – ответил Алексей, пытаясь говорить четко, не смотря на головную боль и тряску.

– Смотри, я ведь тебя жду, ты же помнишь свою недавнею статью по статистике безработицы в нашем регионе? – и вежливость абонента перетекла в давление.

– Помню – с грустью в голосе ответил Леша.

– Я думаю особого желания попортить статистику став безработным, у тебя нет? – И на этом вопросе абонент бросил трубку, оставив Алексея в горьких раздумьях о его нелегкой судьбе.

Выпускной вечер был давно позади, но данные себе обещания остались при нем, и от их неисполненности на него накатил приступ тошноты, которые ему с трудом удалось подавить. Многие из тех, кто его так бесил в школьные или университетские годы, уже добились не малых высот, как ему казалось по их интернет страничкам, а он все еще топтался на месте, ненавидя свою жизнь. Алексей чувствовал себя загнанной лошадью, которая как ни бежала, всегда приходила последней, получая в конце ровным счетом ничего! Все что у него сейчас есть эта работа, и дрянная квартирка, больше тянувшая на карцер. Даже не смотря на то, что прошло уже семь лет, и за его плечами университет он все еще возвращался к тому дню, когда дал себе обещание. Тоннельное зрение парня уперлось в увиденные им факты, что он даже не удостоверился проверить, что так важно в его профессии. Не найдя лучшего решения, он пошёл по простому пути ставшему для него в последнее время единственным правильным. Почему то вспомнилась песня, услышанная давным-давно текст, которой гласил «Самый лучший вариант всем глаза залить», что он успешно делал на свою заработную плату, не пытаясь изыскать силы к переменам в лучшую сторону. Поток неприятных мыслей резко оборвался, превратившись в одно слово:

«Остановка!» – прозвучало в его мозгу, возвращая журналиста в реальность.

– Остановите! – крикнул он, во весь голос, взбодрив сонных пассажиров.

Вылетев пулей из машины, Алексей оказался прямо перед дверями серого здания в центре города. Газета, где он работал, располагалась на втором этаже под самой крышей, раскаленной сейчас, словно сковородка. Рванув с силой белую дверную ручку, он влетел в здание, и его тело окутала приятная прохлада, исходившая от толстых бетонных стен украшенных гипсовой плиткой с ракушками.

– Здравствуйте! – поздоровался он на автомате с вахтером, что сидел за хиленьким письменным столом у лестницы, и, не дожидаясь ответа, побежал дальше.

Леша влетел пулей в душный офис, по привычке не поздоровавшись ни с кем. Коллеги уже привыкшие к такому буднему зрелищу так же по привычке не обратили на него никакого внимания, продолжая монотонно, словно заводные игрушки стучать по клавишам. Успокаивая свое сердце после забега, он медленно пошёл к своему изрядно потертому столу, стоявшему напротив двери в кабинет шефа. Совершив привычный пинок по компьютеру, Алексей услышал вой куллеров, до отказа забитых пылью, и на экране громоздкого монитора засветилась загрузка операционной системы. К этому моменту его мозг уже полностью оживился, и был готов приняться за работу, в которой он находил свое душевное успокоение. Несмотря, на первый взгляд, на раздолбайское поведение, работу он не запускал, словно балансируя на лезвии ножа. Упав на свой скрипучий стул, Алексей тут же открыл не законченный документ, лежавший в центре рабочего стола. Клавиатура тут же загрохотала, как заводской пресс, и в окне текстового редактора закипела работа. В этот момент в душную редакцию из своего кабинета выплыл Сергей Петрович. Подтянутый и крепкий мужчина высокого роста лет сорока, в недорогом, но красивом сером пиджаке, он направился к Лешиному столу, словно акула, учуявшая раненную жертву. Заглянув через плечо, он с напряженным лицом рассматривал его пылкую, и не поддельную трудовую деятельность. Положив тяжелую ладонь на его плечо, начальник многозначительно улыбнулся. Алексей, дрогнув от испуга обернулся и, увидев улыбку начальства, тут же понял тонкий намёк.

– Повезло! – раздалось в голове журналиста.

Акула отвела взгляд, поплыв дальше по офису, а затем вовсе скрылась из виду, выйдя за дверь куда-то в глубины прохладного коридора. Сегодня ему как никогда не хотелось нарываться на приключения создаваемые им самим. Голова вновь начала болеть, и раскаркавшаяся за открытым окном ворона начала выводить его из себя, вся окружающая действительность стала ненавистной до предела, еще вот-вот и он взорвется от непонятной ему злости. С холодком по спине пробежала мысль, от которой Алексей так старательно убегал. Его поведение стало как у типичного алкоголика, что раздражался на пустом месте, ради того что бы потом был повод успокоить нервы «огненной водой». Зазвонивший в кармане телефон оборвал его мысли, не дав все продумать до конца.

Глава III

Мобильник непрерывно вибрировал от входящего вызова, а на экране высвечивался номер с пометкой «инкогнито». Леша посмотрел на дисплей и поставив аппарат на беззвучный режим, закинул его с гулким стуком в темную глубину ящика рабочего стола. Выместив злость на телефоне он хоть немного успокоился, ему дико хотелось курить, а во рту царила пустыня, организм бросало в озноб, и желая привести себя в норму журналист попытался сосредоточится хоть на чем то, но ему это не удавалось, текст расплывался а пальцы словно нарочно попадали не в те буквы. Решив, что пара глотков воды ему не помешает, он правился к фильтру, который оказался почти пуст, воспользовавшись моментом пока все заняты, журналист незаметно осушил кувшин и вернулся на рабочее место, удовлетворенный временным утолением жажды. С уходом шефа в офисе воцарилось привычное гудение, и малочисленный коллектив, преимущественно женский, эмоционально обсуждали аварию, что произошла на этих выходных.

Мерседес черный как осенняя ночь, не вписавшись в поворот, пропорол как торпеда старую «Баржу», и протащив пару метров, впечатал её в стену дома, в котором проживал Алексей. В его ушах и без того хватало лишнего шума, поэтому вся входящая информация кусками проваливалась куда-то в глубины мозга, теряясь в его темных закоулках навсегда. Входная дверь печально скрипнула. На пороге появился Сергей Петрович, и в поисках очередной жертвы снова проплыл по притихшей, редакции, после чего удалился в свой кабинет. Время плавно и медленно катилось к обеду, и солнце, достигнув зенита, поливало землю палящем светом, заставляя людей скрываться в тени. Свежий утренний воздух растаял, и ему на смену пришла духота, с запахом пота спрятанного за духами.

– А спонсорского кондиционера как не было, так и нет – прозвучало сварливо в голове Алексея.

Стрелки на циферблате, наконец-то, показали полдень, и все места опустели – как сберегательные книжки граждан в начале 90х. Вдоль стены располагался потрепанный письменный стол, на котором гордо возвышался чайник с микроволновкой, а в засаленной красной подставке для посуды, торчали как колья вечно немытые ножи, доставаемые по праздникам в виде принесенного на чей-нибудь день рождения торта. Женщины, скопившиеся возле него, задорно обсуждали насущные проблемы, попутно доставая припасенные заранее обеды из маленького улепленного магнитами холодильника, стоявшего под столом.

– Вот опять воды в фильтре нет! Леш мог бы и налить, ты тут не один работаешь! – раздался чей то голос, и Алексей решил сделать вид что это не он.

Среди пестрящих красками нарядов дам, выделялась одна старая дева в неком подобии черного балахона, чей поток нытья и морали никогда не иссякал, которая видимо и была недовольна пустым фильтром.

– Могла бы и сама сходить! – подумал он.

Алексей с остервенеем шарил по карманам своих джинс, в поисках денег на пищу богов, в виде пакетика с растворимым супом, и наскребя нужную сумму, отправился в знакомый киоск, который был в двух шагах от работы.

– Что ж мне спокойно не стиралось то, угораздило меня так напиться, ведь держался же! Лучше бы поехал на пляж, а не торчал дома как сыч – мысленно корил себя Алексей за свое нынешнее положение.

Стараясь не натыкаться на бегущих неизвестно куда людей, он все-таки дошёл до заветного ларька. Покупая себе обед Леша попутно смотрел горящими глазами на вожделенную бутылку минералки, изредка перебрасывая взгляд на сигареты, но стесненный в финансах в итоге ограничился обедом. Журналист вернулся обратно с изнывающей от жары улицы в офис весь покрытый капельками пота, а одежда на нем напоминала по жесткости наждачную бумагу, и натирала кожу, доводя его до истерики!

– Понедельник, и все словно против меня – с досадой подумал парень.

Достав из второго ящика стола кружку, когда-то белого цвета, Алексей заварил смесь, и в воздух поднялся знакомый химический аромат концентратов. Медленно сев на стул парень вытянул верхний ящик и нащупал в нем телефон. Судя по количеству вызовов тот, беспрерывно звонил почти до обеда. От этой ситуации ему стало как-то не по себе.

– Вроде никому, денег недолжен, ладно черт с ним, если надо и так найдут! – огрызнулся он в своих мыслях.

Над чашкой поднимался едва заметный пар, взяв ложку в руку, журналист уже приготовился есть, как боковым зрением заметил, что над мим повисла чья-то знакомая тень.

– Привет! – раздался веселый женский голосок.

– Привет – не поднимая глаз, недовольно пробубнил Алексей.

– Что-то ты какой-то сегодня, весь помятый – продолжил голос, пытаясь проявить сострадание, и привлечь внимание к своей персоне.

– Погладить забыли – ответил Леша тем же тоном.

Он поднял глаза, ожидая реакции на дешевую шутку, от которой даже ему было не смешно, и увидел, стоявшую рядом девушку, славянской внешности с кругленьким и милым лицом, на котором сияла добродушная улыбка. Просторная футболка с тропическим лесом скрывала ее пухленькое тело, от посторонних глаз, оставляя простор для фантазии. Реакции все же не последовало, и поэтому он решил перейти к сути.

– Так что хотела то? – холодно сказал он, и в этот момент и недр его брюха вырвался дракон изжоги, создав ему антураж полной свиньи.

– Аня, ау?! – продолжил он, раздражаясь от её молчания, и чувствуя себя дураком. Девушка вернулась в реальность, подавив неприязнь к произошедшему, и собрала мысли в одно предложение.

– Да я просто хотела спросить как твои дела – решив не продолжать бесполезный разговор, она повернулась и пошла к своему столу, заманчиво виляя бедрами.

Чувство вины в душе Алексея расцвело буйным цветом, и он начал жадно поглощать уже частично остывший обед, стараясь не вспоминать о своём неудачном опыте общения с женским полом. В его сердце уже хватало ржавых гнутых гвоздей, шляпки которых обрывались, если их неаккуратно тащить, и оставались там навсегда, от чего он старался, хотя бы, не добавлять новых ран. Возможно поэтому, Леша неосознанно отталкивал её, не смотря на то, что она ему безумно нравилась. Частенько в глубине души он ловил себя на вранье самому себе, пытаясь оправдать свое нынешнее состояние личной жизни, предыдущими неудачами. За дальним столом вновь разбурчалась «старая дева» неся какую-то раздражающую чушь о том, каким хорошим человек был её ныне покойный муж, и переводя внимание Леши со своих проблем на нее.

– Уж не ты ли ему сократила жизненный срок, своей болтовней! – пробурчал себе под нос Алексей.

Время неумолимо текло вперед, приближая конец рабочего дня, где-то за окном вдалеке тарахтел трактор, изредка воцарялось гудение женского коллектива, а клавиши стучали отбойным молотком в ушах журналиста. В скором времени природа сжалилась, и на улице подул легкий ветерок, а жаркое солнце постепенно скрылось за тучами. Работа продвигалась в заданном ритме, верстка статьи, и добавление рекламы были практически закончены. К трем часам остались последние штрихи перед отправкой шефу, который внезапно как ядерный гриб на ясном небе, вырос за плечом из неоткуда, не неся в своем появлении ничего хорошего. Алексей чуть дернулся, ощутив тяжелую руку начальства, у себя на плече, но оборачиваться не стал.

– Сергей Петрович, вы что-то хотели? – официально спросил он, успокаивая дыхание.

Шеф чуть помолчал, оценивая работу и многозначительно морща лоб, наконец прикинув рентабельность, выдал могучим басом:

– Ну, вот поэтому ты и не пополнил ряды безработных, пока – многозначительно сказал Сергей Петрович, опираясь крупным кулаком на стол, от чего хлипкая столешница начала едва слышно трещать.

Распрямившись, шеф дальше начальственно поплыл по офису, держа руки сцепленными за спиной. Лицо Алексея так и осталось в напряженном виде, а на лбу вновь проступили капельки пота. Богатое воображение рисовало ему красочную картину, как он опаздывает на работу, приходя поддатым, и дыша перегаром на шефа, пытается безуспешно оправдаться. Никчемные попытки адвокатской защиты в его исполнении, заканчиваются тем, что в лицо ему прилетает все тот же кулак руководства, и, придя в себя, последнее, что он увидит на этой работе, это приказ об его увольнении. В голове поплыли знакомые мысли с пылкими обещаниями, что именно в этот раз он точно все приведет в порядок, и заживет по новому, при этом сам прекрасно понимая, что не выполнит его.

Рабочий день подошёл к концу, и коллектив начал собираться домой. Сохранив плоды своего труда за день, Алексей выдвинулся к выходу, прихватив телефон из ящика стола. Вся одежда на нем липла к телу, источая неприятный запах, задумавшись о своем внешнем виде, парень на секунду отвлекся, и чуть не влетел с разгона лбом в стену. Увидев это, у Ани, шедшей позади, на лице появилась милая улыбка, а глаза заблестели, и с чуть слышным девичьим смехом она и выскользнула в коридор, пока он приходил в себя. Ударив со злости дверной косяк ладонью, он ухитрился добавить себе проблем в виде ноющей боли от ушиба. Спустившись вниз и попрощавшись с вахтой, Алексей вышел на улицу, потирая ладонь. Перед его глазами расстелилась усталая, после рабочего дня улица, люди вяло топали на остановку, что бы попасть домой, в надежде упасть там на любимый диван перед телевизором. Он пробежал по пешеходному переходу, и оказался на противоположной стороне оживленной улицы.

– Но если есть в кармане пачка сигарет… – мысленно пропел он, в желании покурить.

На остановке маячил разномастный народ, кто-то стоял, забываясь в собственных мыслях, а кто-то уже и в хмельном угаре. По небу ветер гнал синеватые тучи, которые грозились вот-вот обрушить на город ливневый шквал, и журналист поежился от потока холодного ветра. Но его внимание неожиданно привлек человек, что никак не вписывался в общею массу людей, одним простым фактом он стоял и улыбался, думая о чем-то своем и видимо был просто счастлив, на миг этот факт вызвал зависть у парня, и он тут же перевел взгляд. На служебной парковке, куда пал его взор, красовался намытый внедорожник шефа, что поблескивал серебристыми боками кузова.

– Работает мужик – сказал он себе под нос.

Алексей перевел взгляд с джипа на транспортный поток, где среди легковушек появилось синее пятно, с номером 78. Хрипя и вибрируя, перекошенная трудовыми буднями машина остановилась и, рванув с силой входную дверь, Леша начал протискиваться в тесный душный салон, где было лишь одно свободное место в самом хвосте. Передав деньги за проезд, и отвернувшись к окну, Алексей попытался перестроиться на позитивные мысли, поддаваясь такому модному течению как «позитивное мышление», что ставило запрет на жизненный негатив, но ему это слабо удавалось, и как в любой трезвый день проблемы навалились всей толпой. Прямая связь между дорогой и сиденьем лупила, откуда-то снизу, прямо по позвоночнику на каждой яме, и ноющая боль мгновенно растекалась по всему усталому телу, изредка перебивая его думы. На своей остановке Леша с радостью покинул транспортное средство, и, дойдя до края перекрестка, перешел дорогу в сторону своего дома. Сейчас ему очень не хотелось идти в пустую квартиру где его ждет лишь одиночество, и, решив прогуляться, проветрив мозги, он сделал пару десятков шагов обогнув угол дома, после чего оказался возле огромной вмятины в стене, которую наспех замазали цементом что уже успел дать трещину…

iknigi.net

Читать онлайн электронную книгу Брошенный - Брошенный бесплатно и без регистрации!

— Ну, дорогая моя, прогулка в деревню по такой жаре — настоящее безумие! И вообще за последние два месяца у тебя появились какие-то нелепые причуды. Не спрашивая моего согласия, ты увозишь меня к морю, хотя за все сорок пять лет, что мы женаты, тебе ни разу не приходила в голову подобная фантазия. Почему-то выбираешь Фекан, скучнейший городишко, и тут тебя вдруг обуревает такая жажда движения, — тебя, закоренелую домоседку, — что ты желаешь разгуливать по полям в самый знойный день лета. Попроси д'Апреваля сопутствовать тебе, благо он исполняет все твои прихоти. А я пойду отдохнуть после завтрака.

Г-жа де Кадур повернулась к своему давнишнему другу:

— Вы пойдете со мной, д'Апреваль?

Он, улыбаясь, поклонился со старомодной галантностью.

— Готов повсюду следовать за вами, — сказал он.

— Хорошо, ступайте, если не боитесь солнечного удара! — воскликнул г-н де Кадур.

И он вернулся в Отель де Бен подремать в постели часок-другой.

Оставшись вдвоем, старая женщина и ее старый друг тотчас тронулись в путь. Она произнесла очень тихо, сжимая его руку:

— Наконец-то! Наконец!

Он прошептал:

— Вы с ума сошли! Уверяю вас, вы с ума сошли. Подумайте, чем вы рискуете. Если этот человек…

Ее передернуло:

— О Анри, не говорите про него: «этот человек»…

Он продолжал резким тоном:

— Хорошо! Если наш сын о чем-нибудь догадается, если он нас заподозрит, — вы у него в руках, мы оба у него в руках. Вы спокойно жили сорок лет, не видя его. Что с вами сегодня?

Они шли по длинной улице, которая вела от моря к городу. Потом свернули направо, чтобы подняться на возвышенность Этрета. Белая дорога вилась под жгучим ливнем солнечных лучей.

Ослабев от палящего зноя, они двигались медленно, мелкими шажками. Г-жа де Кадур взяла своего друга под руку и шла, устремив вперед неподвижный, тоскливый взгляд.

— Значит, вы тоже ни разу не видели его, — сказала она.

— Нет, ни разу!

— Как же это можно?

— Дорогая, не будем возвращаться к вечному нашему спору. У меня жена и дети, у вас — муж, следовательно, нам обоим надо беречь свою репутацию.

Она ничего не ответила. Она думала о своей далекой молодости, о многом, что минуло и было так печально.

Ее выдали замуж, как выдают всех молодых девушек. Она совсем не знала своего жениха, дипломата, жизнь ее с ним была обычной жизнью всех светских женщин.

Но вот один молодой человек, г-н д'Апреваль, как и она связанный браком, полюбил ее глубоко и страстно; и во время долгого отсутствия г-на де Кадура, уехавшего в Индию с политической миссией, она поддалась искушению.

Как могла она сопротивляться, устоять? Как могла она найти в себе силу и мужество не уступить, когда она тоже любила его? Нет, нет! Это было бы слишком тяжело. Слишком мучительно! Как жестока и коварна жизнь! Можно ли в таких случаях уйти от судьбы, можно ли спастись от роковой неизбежности? Когда женщина одинока, покинута, лишена ласки, не имеет детей, — может ли она постоянно убегать от преследующей ее страсти; кто же решится бежать от солнечного света, обрекая себя на жизнь во мраке до самой смерти?

До чего ясно помнится ей все, всякая мелочь: как он целовал ее, как улыбался и как, входя к ней, останавливался на пороге и смотрел на нее. Что за счастливые дни! Единственные светлые дни в ее жизни, и как быстро они пролетели!

Потом г-жа де Кадур заметила, что она беременна. Какое отчаяние!

А это путешествие на юг, длинное путешествие, и мучения, и непрерывный страх, и эта жизнь, в маленькой уединенной вилле на берегу Средиземного моря, в глубине сада, откуда она не осмеливалась выходить!

Навсегда запомнились ей томительные дни, когда она лежала под апельсиновым деревом, устремив глаза на желто-красные круглые плоды, мелькавшие в зеленой листве. Как хотелось ей выйти, прогуляться к морю — его свежее дыхание долетало через каменную ограду, она слышала плеск коротких волн на берегу, и ей грезилась голубая ширь, сверкающая на солнце, и белые паруса, и очертания горы на горизонте! Но она не смела выглянуть за калитку сада. Вдруг кто-нибудь узнает ее, когда она так обезображена, когда расплывшаяся грузная фигура выдает ее позор!

А дни ожидания, последние мучительные дни! Тревожные признаки! Первые схватки! Потом страшная ночь! Сколько она выстрадала!

Что это была за ночь! Как она стонала, кричала! Она и сейчас еще видела перед собой бледное лицо своего любовника, который поминутно целовал ее руку, видела гладко выбритое лицо врача, белый чепчик сиделки.

И как дрогнуло ее сердце, когда она услышала слабый писк ребенка, похожий на мяуканье, первую попытку человека подать голос!

А следующий день! Следующий день! Единственный день в ее жизни, когда она могла смотреть на своего сына и целовать его, — с тех пор она ни разу, хотя бы издали, не взглянула на него!

С тех пор — долгое и пустое существование, постоянно омраченное мыслью о ребенке! Она больше не видела, ни разу не видела маленькое существо, — рожденное ею, не видела своего сына! Его взяли, унесли, спрятали где-то. Она знала лишь, что его отдали на воспитание в семью нормандских крестьян, что он сам стал крестьянином, удачно женился и был хорошо обеспечен своим отцом, имени которого не знал.

Сколько раз за сорок лет она порывалась ехать к нему — увидеть, обнять его! Она не могла представить себе, что он вырос. Ей всегда вспоминалась человеческая личинка, которую она всего один день обнимала и прижимала к своей истерзанной груди.

Сколько раз говорила она своему любовнику: «Я больше не могу, я хочу, его видеть, я поеду…»

И всегда он не пускал, отговаривал ее. Она не в силах будет сдержать волнение, совладеть с собой, тот человек догадается, захочет извлечь из этого выгоду. Она погубит себя.

— Какой он? — спрашивала г-жа де Кадур.

— Не знаю. Я его больше не видел.

— Как это можно? Иметь сына и не знать его, бояться его, отталкивать, как что-то постыдное!

Это было чудовищно.

Они шли по длинной дороге, истомленные жгучим солнцем, все поднимаясь и поднимаясь в гору. Она заговорила снова:

— Разве это не похоже на кару? У меня не было других детей. Нет, я не могла дольше противиться желанию увидеть его, оно преследует меня сорок лет! Вам, мужчинам, этого не понять! Подумайте, мне осталось недолго жить, и вдруг я бы не увидела его перед смертью! Не увидела — мыслимо ли это? Как я могла ждать так долго? Всю жизнь я думала о нем. Как ужасно было из-за этого мое существование! Всякий день, когда я просыпалась, слышите, всякий день, — первая моя мысль была о нем, о моем ребенке. Какой он? О, как я перед ним виновата! Разве можно в таких случаях считаться с мнением света? Я должна была бросить все и ехать к нему, воспитывать, любить его. И, конечно, я была бы счастливее… Но я не решилась! Я была малодушна. Как я страдала! Маленькие, брошенные существа!.. Как они должны ненавидеть своих матерей!

Она вдруг остановилась, захлебнувшись слезами. Долина в слепящем свете знойного дня была пустынна и безмолвна. Только кузнечики неумолчно и пронзительно трещали, прыгая в редкой и желтой траве по обеим сторонам дороги.

— Посидите немного, — сказал он.

Он отвел ее к краю придорожной канавы, и она в изнеможении опустилась на землю, закрыв лицо руками. Ее седые волосы, завитые локонами, распустились; она плакала, не в силах превозмочь своей глубокой скорби.

Он стоял перед нею в тревоге и не знал, что сказать.

— Перестаньте!.. Будьте мужественны! — бормотал он.

Она поднялась.

— Да, у меня хватит мужества.

И, отерев глаза, она снова двинулась в путь неровной старческой походкой. Немного дальше дорога вела через рощицу, в которой приютилось несколько домиков. Путники уже слышали равномерный и звонкий стук кузнечного молота по наковальне.

Вскоре они увидели справа от дороги телегу перед каким-то зданием; дальше, под навесом, два человека подковывали лошадь.

Г-н д'Апреваль направился к ним.

— Где ферма Пьера Бенедикта? — крикнул он.

Один из кузнецов ответил:

— Свернете налево, как раз у самого кабачка, а потом идите все прямо. Третий двор от фермы Порета. У калитки — елочка. Не ошибетесь.

Они повернули налево. Теперь женщина шла совсем медленно, ноги у нее подкашивались, сердце колотилось так неистово, что она задыхалась.

На каждом шагу она шептала, словно молилась:

— Боже мой! О боже мой!

Невыносимое волнение сдавило ей горло, она пошатывалась и еле переступала, как будто у нее отнимались ноги.

Г-н д'Апреваль нервничал и был бледен.

— Раз вы не можете владеть собою, вы сразу выдадите себя, — резко сказал он. — Постарайтесь держать себя в руках.

Она пробормотала:

— Где взять силы? Мой сын. Подумать только, я увижу моего сына!

Они шли узкой проселочной дорогой между дворами ферм под ветвями двойного ряда буков, посаженных вдоль канав. И вдруг очутились у деревянного забора, перед которым росла молодая ель.

— Здесь, — сказал г-н д'Апреваль. Она сразу остановилась и огляделась.

Широкий двор, обсаженный яблонями, тянулся до маленького домика, крытого соломой. Напротив — конюшня, рига, хлев, курятник. Под шиферным навесом — деревенские повозки: телега, двуколка, шарабан. Четыре теленка щипали ярко-зеленую траву в тени деревьев. По двору бродили черные куры.

Ни звука. Дверь в доме стояла настежь. Но никого не было видно.

Они вошли. Из бочки, лежащей под высокой грушей, выскочила черная собака и принялась яростно лаять.

У входа, вдоль стены дома, четыре улья на дощатых подставках выставили в ряд свои соломенные купола.

Г-н д'Апреваль подошел к домику и крикнул:

— Есть кто-нибудь?

На пороге показалась девочка лет десяти, в рубашке и шерстяной юбке, с босыми грязными ногами, застенчивая и угрюмая на вид. Она остановилась в дверях, словно преграждая вход.

— Вам чего надо? — спросила она.

— Отец дома?

— Нет.

— Где он?

— Не знаю.

— А мама?

— Пошла коров доить.

— Скоро она вернется?

— Не знаю.

Тут вдруг старая дама, словно испугавшись, что ее уведут насильно, торопливо сказала:

— Я не уйду, пока не увижу его.

— Мы подождем его, дорогая.

Обернувшись, они увидели крестьянку: она шла к дому, неся два жестяных, по-видимому, тяжелых, ведра, по которым бегали ослепительные солнечные зайчики.

Женщина прихрамывала на правую ногу, грудь ее была обтянута коричневой фуфайкой, линялой, вымоченной дождями, порыжевшей от летнего солнца; она походила на бедную батрачку, жалкую и неряшливую.

— Вот и мама, — сказала девочка.

Крестьянка окинула чужих людей неприветливым, подозрительным взглядом и вошла в дом, словно не видя их.

У нее было худое и желтое, жесткое, деревянное лицо, как у многих крестьянок; она казалась старухой.

Г-н д'Апреваль окликнул ее:

— Хозяйка, мы зашли попросить, не продадите ли нам два стакана молока.

Поставив ведра, она вышла на порог и буркнула:

— Я молока не продаю.

— Видите ли, нам очень хочется пить. Эта дама немолода и сильно устала. Нельзя ли достать у вас чего-нибудь напиться?

Крестьянка глядела на них настороженно и угрюмо.

В конце концов она согласилась.

— Ну ладно, раз уж вы пришли, я вам дам молока, — сказала она.

И скрылась в доме.

Девочка вынесла из комнаты два стула и поставила их под яблоней; вслед за нею вышла мать и подала посетителям две чашки пенистого молока.

Она остановилась около них, будто хотела последить за ними и разгадать, что у них на уме.

— Вы из Фекана? — спросила она.

Г-н д'Апреваль ответил:

— Да, мы приехали на лето в Фекан.

Помолчав, он добавил:

— Не можете ли вы продавать нам каждую неделю кур?

Крестьянка заколебалась, потом ответила:

— Да как сказать. Вам молодок надо?

— Да, молодок.

— А почем вы покупаете кур на рынке?

Д'Апреваль не знал, он обернулся к своей подруге:

— Дорогая, почем вы покупаете кур, молодых кур?

Она пробормотала, подняв глаза, полные слез:

— По четыре франка и по четыре пятьдесят.

Хозяйка искоса с удивлением посмотрела на нее и спросила:

— Чего эта дама плачет? Больна она, что ли?

Он не знал, что ответить, и проговорил запинаясь:

— Нет… нет… но она… по дороге потеряла часы, очень красивые часы, и расстроилась. Если кто-нибудь найдет их, дайте нам знать.

Жена Бенедикта ничего не ответила, решив, что тут дело не чисто.

Вдруг она сказала:

— А вот и хозяин!

Только она одна заметила, как он вошел, потому что стояла лицом к калитке.

Д'Апреваль сильно вздрогнул, г-жа де Кадур чуть не упала, резко повернувшись на стуле.

В десяти шагах от них появился человек, который вел на веревке корову, перегнувшись пополам и тяжело дыша.

— Вот шкура проклятая! — выругался он, не обращая внимания на посторонних; затем направился к хлеву и скрылся в нем.

Слезы на глазах старой женщины мгновенно высохли, она застыла, онемела, растерялась от ужаса. Сын! Это ее сын!

Д'Апреваль, которого больно кольнула та же мысль, спросил дрожащим голосом:

— Это и есть господин Бенедикт?

Хозяйка насторожилась:

— А кто вам сказал, как его звать?

Г-н д'Апреваль ответил:

— Кузнец на большой дороге.

И все замолчали, устремив глаза на раскрытую дверь хлева. Она зияла в стене черной, дырой. Внутри ничего не было видно, но оттуда доносились неясные звуки, возня, топот, приглушенный разбросанной по земле соломой.

Хозяин снова показался на пороге, вытер лоб и двинулся к дому размашистой походкой, раскачиваясь при каждом шаге.

Он еще раз прошел мимо посторонних, как будто не замечая их, и бросил жене:

— Ступай нацеди кружку сидра, пить хочется.

И он вошел в дом. Хозяйка скрылась в погребе, оставив парижан вдвоем.

Г-жа де Кадур, в полном смятении, пролепетала:

— Уйдем отсюда, Анри, уйдем отсюда.

Д'Апреваль взял ее под руку, поднял и, поддерживая изо всех сил, так как чувствовал, что она вот-вот упадет, повел прочь, бросив на стул пять франков.

Едва они вышли за калитку, как г-жа де Кадур разрыдалась, вся содрогаясь от боли.

— О-о! Вот что вы сделали из него!..

Г-н д'Апреваль был очень бледен. Он сухо ответил:

— Я сделал, что мог. Его ферма стоит восемьдесят тысяч франков, Не всякий сын зажиточного горожанина имеет такой капитал.

И они медленно пошли назад, не говоря больше ни слова.

Она плакала не переставая. Слезы все текли и текли у нее из глаз и катились по щекам.

Наконец они иссякли; путники вернулись в Фекан.

Г-н де Кадур поджидал их к обеду. Увидев их, он расхохотался и закричал:

— Прекрасно, у жены солнечный удар. Я очень рад. Право, я думаю, что с некоторых пор она потеряла рассудок!

Ни жена, ни ее друг не отвечали, а когда муж, потирая руки, спросил:

— Хорошо ли вы прогулялись по крайней мере?

Д'Апреваль ответил:

— Чудесно, друг мой, чудесно.

librebook.me

Читать книгу Брошенные миры Марии Куприяновой : онлайн чтение

Мария КуприяноваБрошенные миры

Черная метка курсора выжидающе мигала на мониторе компьютера. Казалось, еще немного, и вот польются из нее предложения, длинные и короткие, красивые и не очень. Оставалось только положить пальцы на клавиатуру, и сформировавшаяся в голове мысль могла бы приобрести форму.

Юля вздохнула и устало закрыла глаза. Вот уже какой раз она подходит к компьютеру, с твердым намерением продолжить написание своей книги, а лист так и оставался пустым, с издевательски мерцающей палочкой курсора. Причина, по которой оборвалось ее повествование, оставалась неясной. Многие называли это «отсутствием вдохновения», «накопившейся усталостью» и советовали отвлечься, отдохнуть, сменить обстановку. Но она знала, если сказанное и правда, то только наполовину. С каждым днем она чувствовала, что герои ее книги становятся все мутнее, исчезают в тени. Ей казалось, что они уже не желают рассказывать ей свою историю, хотят избавиться от ее навязчивого вмешательства в их внутренние дела.

Закипел чайник, и Юля встала, чтобы сделать себе кофе. Вечерело, и в ее маленькую кухоньку заглядывали последние лучи заходящего солнца. Девушка выглянула в окно и еще долго стояла, разглядывая великолепный пейзаж. Говорят, что закат ни разу не повторяется, он уникален и каждый прекрасен по-своему. Однако такой красоты ей не доводилось видеть ни разу. Небо светилось множеством цветом, яркие полоски будто находили одна на другую, розовая, фиолетовая, оранжевая и красная. А далеко-далеко, на горизонте, уже наступала ночь, отделяя от себя пестрое наслоение цветов густой чернотой с зажигающимися звездами.

Юля задернула шторы. Прекрасный вид сейчас ее только раздражал. Она вернулась на место, попивая кофе, бездумно уставившись на белый экран. Четыре успешных романа, ее гордость, уже стояли на полочке, поблескивая глянцевыми суперобложками. А вот новая история никак не желала складываться в единое целое.

Нет, она не испытывала недостатка в идеях, не страдала отсутствием внимания читателей и издателей. Но вот уже месяц она, непонятно по какой причине, не могла выдавить из себя ни строчки. Мучения и переживания уже порядком надоели. И вдруг ей стало совершенно ясно – не будет она писать эту книгу. Хватит. Обидно, конечно, прерываться на середине, но что делать? Решено.

Юля закрыла «Ворд», на минуту задумалась, удалять ли ей файл, куда она сбрасывала написанные главы, а потом выключила компьютер. Ладно, пусть остается в памяти. Может, когда-нибудь она еще и вернется к оборванному тексту, но не сейчас, и не завтра. А может быть, вообще никогда.

***

Юля сидела на берегу моря. Волны лениво лизали ее ноги, прибой нашептывал в ухо ласковые слова, над водной гладью носились белоснежные чайки, выглядывая в морских глубинах серебристых рыбешек.

– Здравствуй, Юля.

Она обернулась. Рядом стоял высокий красивый мужчина. Длинные светлые волосы, вплетенные в косу, спокойный взгляд серых глаз, скуластое лицо и волевой подбородок – она бы никогда в жизни не спутала его ни с кем.

– Архорн?

– Узнала? – герой ее неоконченного романа положил на землю меч и присел, скрипнув кожаными доспехами.

– Как я могу забыть? – девушка с нескрываемой гордостью смотрела на мужчину, на свой идеал. Такого в жизни-то не встрет

...

конец ознакомительного фрагмента

iknigi.net

Брошенные (СИ) - Василий Сидоров

Загрузка. Пожалуйста, подождите...

  • Просмотров: 3817

    Я тебе не нянька! (СИ)

    Мира Славная

    Глупо быть влюбленной в собственного босса. Особенно если у него уже есть семья. Я бы так и…

  • Просмотров: 3667

    Временная невеста (СИ)

    Дарья Острожных

    Своенравному правителю мало знать родословную и сумму приданого, он хочет лично увидеть каждую…

  • Просмотров: 3451

    Синеглазка или Не будите спящего медведя! (СИ)

    Анна Кувайкова

    Кому-то судьба дарит подарки, а кому-то одни неприятности.Кто-то становится Принцессой из Золушки,…

  • Просмотров: 2768

    Выкуп инопланетного дикаря (ЛП)

    Калиста Скай

    Быть похищенной инопланетянами никогда не было в моем списке желаний.Но они явно не знали об этом,…

  • Просмотров: 2519

    Отдых с последствиями (СИ)

    Ольга Олие

    Казалось бы, что может произойти на курорте? Океан, солнце, пальмы, развлечения. Да только наш…

  • Просмотров: 2509

    Соблазни меня (СИ)

    Рита Мейз

    Девочка, которая только что все потеряла. И тот, кто никогда ни в чем не нуждался.У нее нет ничего,…

  • Просмотров: 2156

    Подмена (СИ)

    Ирина Мудрая

    В жестоком мире двуликих любовь - непозволительная роскошь. Как быть презренной полукровке?…

  • Просмотров: 1892

    Ришик или Личная собственность медведя (СИ)

    Анна Кувайкова

    Жизнь - штука коварная. В один момент она гладит тебя по голове, в другой с размаху бьёт в спину.…

  • Просмотров: 1884

    Ожиданиям вопреки (СИ)

    Джорджиана Золомон

    Когда местный криминальный авторитет, которому ты отказала много лет назад, решает, что сейчас…

  • Просмотров: 1847

    Босс с придурью (СИ)

    Марина Весенняя

    У всех боссы как боссы, а мой — с придурью. Нет, он не бросается на подчиненных с воплями дикого…

  • Просмотров: 1402

    Босс-обманщик, или Кто кого? (СИ)

    Ольга Обская

    Антон Волконский, глава успешной столичной компании, обласканный вниманием прекрасного пола,…

  • Просмотров: 1400

    Ледышка или Снежная Королева для рокера (СИ)

    Анна Кувайкова

    Не доверяйте рыжим. Даже если вы давно знакомы. Даже если пережили вместе не одну неприятность и…

  • Просмотров: 1398

    Истинная чаровница (СИ)

    Екатерина Верхова

    Мне казалось, что должность преподавателя — худшее, что меня ожидает на жизненном пути. Но нет! Я…

  • Просмотров: 1272

    Мой предприимчивый Викинг (СИ)

    Марина Булгарина

    Всегда считала, что настойчивые мужчины — миф. Но после отпуска, по возвращению обратно в Россию,…

  • Просмотров: 1231

    Горничная особых кровей (СИ)

    Агата Грин

    Чужакам, которые покупают титулы, у нас не место! Так думали все, глядя на нашего нового владетеля…

  • Просмотров: 1218

    Притворись, что любишь (СИ)

    Ева Горская

    Он внезапно появился на пороге их дома, чтобы убить женщину, которая Ее воспитала. Он считал, что…

  • Просмотров: 1201

    Мятежный Като (ЛП)

    Элисса Эббот

    Он берет то, что хочет. И он хочет меня. Когда у нас заканчивается топливо в сотнях световых лет от…

  • Просмотров: 1201

    Девственник (ЛП)

    Дженика Сноу

    Куинн. Я встретил Изабель, когда мне было десять. Я влюбился в нее прежде, чем понял, что это…

  • Просмотров: 1161

    Босс в нокауте (СИ)

    Tan Ka

    Чёрный пояс по каратэ кому-нибудь помог найти свою любовь? Мне - нет. Зато, благодаря ему, я…

  • Просмотров: 1062

    И при чем здесь лунный кот? (СИ)

    Nia_1976

    В Империю демонов прибывает эльфийская делегация со странным довеском. Кто эта мелкая человечка, и…

  • Просмотров: 1032

    И пусть будет переполох (СИ)

    Biffiy

    Джульетта и Леонард встретились пять лет назад в спортзале и жутко не понравились друг другу. Но…

  • Просмотров: 1009

    Никуда не денешься (СИ)

    Татьяна Карат

    В новый год случается разное. Все ждем чуда, сказки, и сказка приходит, хоть и не совсем такая о…

  • Просмотров: 986

    Вас подвезти? (СИ)

    Татьяна Карат

    Никогда не замечала за собой излишней сентиментальности. А тут решила подвести бомжеватого…

  • Просмотров: 906

    Стану твоим дыханием (СИ)

    SashaXrom

    Не отводи глаза, не отпускай меня.Мир без чудес, да кто это выдумал?Черным по белому, не отводи…

  • Просмотров: 814

    Не пара (ЛП)

    Саманта Тоул

    Дэйзи Смит провела за решёткой полтора года своей жизни, отбывая наказание за преступление, которое…

  • Просмотров: 777

    Похищенная инопланетным дикарем (ЛП)

    Флора Дэр

    Любовь? Это для подростков.Не поймите меня неправильно, я в восторге, моя подруга Жасмин нашла…

  • Просмотров: 733

    Мы не будем друзьями (СИ)

    SashaXrom

    — Давай, будем друзьями? — Ну, конечно, давай.— Я не буду тебя трогать, ты не будешь меня…

  • Просмотров: 649

    Паучий заговор (СИ)

    Дарья Острожных

    Союз заложницы короля и его честолюбивого вассала не обещал стать радостным. Но у героини есть…

  • itexts.net

    Читать онлайн книгу Брошенные машины

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 1 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

    Назад к карточке книги

    Джефф НунБрошенные машины

    Джеку

    И большое спасибо

    Джули

    Мишель

    Хейли

    Биллу

    Гранту

    Эдгару Аллану По

    Джордж Эллиот

    Майклу Брейсвеллу

    Самуэлю Пепису

    Передача

    Ты откуда?

    И куда?

    Прием

    1

    Вчера все сорвалось. Чтобы так плохо – такого у нас еще не было. Они все были дома, вся семья в полном составе, и все как один – психопаты. Пришлось уходить ни с чем. Хендерсон получила по голове. Она обвиняет во всем меня. Нам надо было где-нибудь отсидеться, и мы вписались в мотель на окраине города. Местечко унылое, мрачное. Какие-то люди шатались по коридору всю ночь, причитали, стонали в голос. Заснуть – невозможно. Кровь в унитазе, говно на стенах. Все зеркала и даже экран телевизора густо замазаны черной краской. Но там было дешево – и безопасно. Нас никто ни о чем не спросил, даже когда мы сказали, что хотим снять одну комнату на троих. А утром – снова в дорогу, и ехать еще далеко. Очередная работа. А нам оно надо? Настроения после вчерашнего – никакого. Все сидят мрачные и подавленные. Все молчат.

    * * *

    Мы остановились поесть. Самое лучшее, что нам попалось, – передвижная закусочная, припаркованная у шоссе на площадке для остановки транспорта. Там же стояло несколько столиков. Кормили, кстати, вполне прилично. Мы поели и приняли порошок. Павлин сказал: пусть нам всем будет хорошо – отныне и впредь, несмотря ни на что. У него бзик насчет правил. Хендерсон поморщилась.

    За соседним столиком сидела семья: папа, мама и дочка. Девочка подошла к нам. На вид лет шесть-семь; с грязными русыми волосами и как будто застывшим взглядом. Она спросила меня: «Хочешь поиграть с моей куклой?» Я дернула за веревочку, как мне было сказано, и кукла заговорила – таким противным тоненьким голоском, растягивая слова. Я не поняла ни единого слова, но девочка так обрадовалась, словно игрушка призналась ей в вечной любви. Она завизжала от счастья и принялась прыгать на месте.

    И пока я смотрела на этого смеющегося ребенка и слушала надломленный кукольный голосок, ко мне снова подкралась боль – холодная и пронзительная тоска. Я попыталась закрыться, не подпустить к себе этот холод, но было поздно. Да, поздно. Что мне делать?

    Куда идти?

    * * *

    Уже не один час в пути. Все было нормально, пока мы не попали в пробку. Рваные вспышки полицейских мигалок в мягких вечерних сумерках. Любопытство, опасность, смерть – уже состоявшаяся или в процессе. Рев сирен. Машины сгоняют на одну полосу. Полицейский показывает: проезжайте. Мы проезжаем.

    Я смотрю на него в окно.

    Очень молоденький, нервный. Руки в белых перчатках. Серия повторяющихся движений, по одному взмаху на каждый автомобиль. Все должно было быть очень просто: упорядочить движение, освободить проезд для «скорой». Но нет. Впечатление было такое, словно тут исполняют какой-то сложный ритуал. Первобытный обрядовый танец. Лицо полицейского скрыто под хирургической маской.

    Его руки как будто ласкали воздух, так нежно. А потом указали прямо на меня. Руки трепетного любовника. Но я все равно не смогла понять смысл его жестов.

    Надо быть осторожнее.

    Мы проехали дальше, теперь – совсем медленно, к месту аварии. Большой грузовик с прицепом лежал на боку. Его, наверное, вынесло со встречной полосы. Должно быть, он шел на приличной скорости, потому что снес центральное ограждение и выехал где-то на середину крутого травянистого ската с той стороны дороги. Мне представилось, как эта громада на мгновение замерла там, наверху, потом пошатнулась, и рухнула вниз, и сползла к тому месту, где лежала теперь, сложившись чуть ли не вдвое: длинный прицеп так и остался на травянистом склоне, а кабина частично перегородила шоссе.

    – Закрой окно, – сказал Павлин.

    – Зачем?

    – Тебе же показали, что надо закрыть.

    На месте аварии было полно полицейских. Хотя до темноты было еще далеко, там уже установили прожекторы – то есть пытались установить. Искусственный свет мерцал в рваном, сбивчивом ритме: вспыхнет на пару секунд, потускнеет, снова вспыхнет, погаснет, опять загорится. А потом вдруг единственный луч взметнулся в небо. Багровое небо, первые звезды.

    Холодная голубая Венера только-только взошла.

    И вот над нами навис опрокинутый грузовик; с такого близкого расстояния он казался огромным, как дом. Раздалось сердитое шипение, полетели искры. Это кто-то из пожарных пытался разрезать дверцу кабины автогеном. Санитары «скорой» уже стояли наготове с носилками и аптечкой.

    Бедняга водитель был заперт в кабине, живой или мертвый, пока непонятно. Что же пошло не так?

    Мы еле-еле ползли в плотном ряду машин, а потом и вовсе остановились. Оттуда, где мы стояли, было хорошо видно, что при падении прицеп открылся, и часть груза вывалилась на дорогу. Это были какие-то деревянные ящики. Асфальт поблескивал битым стеклом. Облако пыли висело в воздухе. Столько подробностей… у меня голова пошла кругом. Слишком много всего, слишком много информации. Шум опять подступал вплотную.

    Луч прожектора вращался по кругу. Вот он высветил блескучие золотистые искры; у меня перед глазами как будто раскрылось соцветие из фиолетовых и золотых переливов. Пахло горелым металлом. Во рту появился сухой металлический привкус. В ушах звенело. Шипение горящего газа.

    – Эй, ты чего?

    Это Хендерсон: обернулась ко мне с переднего сиденья. Ее лицо, ее волосы, спутанные и всклокоченные, налились ярким, насыщенным цветом, когда луч прожектора мазнул по машине.

    – Марлин?

    Голос был смазанный и какой-то далекий. Луч уже сдвинулся дальше, но все равно мне казалось, что вся машина искрится бликами.

    – Марлин, с тобой все в порядке?

    – Да… да, все нормально.

    Павлин меня научил, что надо делать: ни в коем случае не закрывать глаза, а сосредоточиться на какой-нибудь мелкой детали из внешнего мира. У меня на коленях лежала тетрадка, я опустила глаза и сосредоточилась на картинке на обложке. Почему-то мне было неловко: нельзя, чтобы они видели, как мне плохо. И я сидела, тупо таращилась на свою тетрадь, стараясь не замечать ничего вокруг, и складывала в голове картинку.

    Пытаясь ее удержать, удержать…

    Кажется, у меня получилось. Ощущения пронеслись сквозь меня: искры, свет, струя горящего газа. Наконец я решилась поднять глаза. Кто-то из полицейских постучал по боку нашей машины и сказал, чтобы мы проезжали.

    Давно я не видела столько полиции в одном месте. Все полицейские были в белых хирургических масках. Некоторые вооружены. Я сперва не поняла зачем, но потом луч прожектора высветил фирменный знак на боку прицепа.

    – Ой, бля, – сказал Павлин. – Вы видите?

    – Видим, – сказала Хендерсон.

    Большой распахнутый синий глаз и завиток золотистой пыли. И вот тогда я поняла, что значит облако пыли, зависшее над дорогой. Пока мы медленно проезжали мимо, крупицы препарата осели на стеклах. Блестящие ярко-желтые крапинки. Полиция охраняла опрокинутый грузовик, чтобы народ не растащил выпавший груз. Мы уже набирали скорость, а мне так хотелось выйти из машины, выпрыгнуть на ходу. Безумный порыв: хоть раз в жизни попробовать порошок по-настоящему. Пробежать сквозь взвесь золотистой пыли, широко открыв рот, – и надышаться до полной передозировки.

    * * *

    Меня зовут Марлин Мур. Это моя книга.

    Это такая тетрадка, которую могла бы купить себе школьница старших классов, с тигром на обложке. У тигра синие полоски. Бумага тонкая, почти прозрачная; чернила проступают на той стороне листа. Все эти строчки. Тени, взгляды.

    Это моя история. За последние две-три недели со мной столько всего случилось. Но сейчас, когда я просматриваю свои записи, я вижу лишь беспорядочное нагромождение слов. Слова, предложения, абзацы, целые страницы – жирно зачеркнуты. Словно тронуты порчей. Ошибки. Этот шум проникает повсюду. Страницы надорваны, кое-где вырваны напрочь; что-то я выбросила, что-то подклеила на другие места. Грязные пятна, еда и кровь. Отпечаток цветка, сжатого между страницами; пятнышки от хлорофилла, пыльца, кусочки засохшего лепестка.

    Это моя история.

    Я решила начать все заново. Начать с того, в чем я уверена: с того, что случилось сегодня, а точнее – вечером накануне. Я так делала уже не раз, но каждый раз начинала сбиваться и путаться. Я все помню: детали, подробности, переживания и ощущения, общее настроение, – просто каждый раз что-то теряется, что-то важное. Шум – как рука темноты, мягкий зажим, медленный яд, порча, болезнь, он меня не отпустит. И все же бывают мгновения пронзительной ясности, внезапные воспоминания – как приступы боли, целостные и живые; ускользающий проблеск, который надо немедленно удержать, иначе он потеряется навсегда. Мне надо быть сильной. Я уже начала писать – и останавливаться нельзя. Потому что другого спасения нет, и тем более теперь, когда мне, похоже, становится хуже.

    Вот моя книга.

    Я достаю фотографию из кармашка на обороте верхней обложки.

    Может быть, дело в неверном, мерцающем свете. Изображение слегка расплывается. Лица на снимке размыты. Только держа фотографию под одним строго определенным углом, я могу разглядеть эту ласковую улыбку.

    Анджела.

    Эти слова…

    * * *

    Едем на юг. Хотим добраться до нового города до того, как стемнеет. Теперь, когда мы проехали сквозь золотистое облако, дорога снова свободна. Машин очень мало. Похоже, водители не особо стремятся на этот участок шоссе. А те машины, которые есть, еле-еле ползут.

    Слишком много аварий.

    Через каждые пару миль – очередная машина, брошенная на обочине. Причем разбитых и прогоревших совсем немного. В основном они просто стоят, одинокие и покинутые, как будто водитель просто вышел на пару минут, а потом вдруг решил уйти прочь. Это похоже на иллюстрации к эпизодам из фантастических книг, которые я читала еще подростком.

    Брошенные машины.

    Тогда мне казалось, что это очень романтичный образ, символ умирающей цивилизации. По-моему, почти все подростки хотят, чтобы наступил конец света: просто чтобы увидеть, как это будет. Но теперь, когда этот возвышенный образ становится самым обычным явлением, он утратил свое поэтичное очарование. Все очень просто: водители бросили свои машины, потому что они уже не доверяют себе.

    А какие еще могут быть причины?

    Павлин с Хендерсон обсуждали опрокинувшийся грузовик и облако. Они чуть не поругались. Павлин хотел остановиться, понаблюдать за полицией на месте аварии, может быть, даже стянуть под шумок пару ящиков. Лекарство, снадобье, препарат. Наше суточное спасение, как он его называет. Но Хендерсон сказала «нет», и мы поехали дальше. Как-то само собой получилось, что она у нас вроде как главная в нашем сомнительном предприятии.

    Я уже больше недели путешествую с этой парочкой. Не сказать чтобы очень давно. Мы познакомились в тот достопамятный вечер, когда я рылась в городском саду, разгребая землю голыми руками. Вот чем приходится заниматься. Черные цветы в том саду, их всепоглощающий аромат. Указатели и подсказки привели меня к этому месту, но там не было ничего, только земля, корни, камни и червяки. Ну и где оно? Что за херня?!

    Я уже собралась плюнуть на все и уйти, но тут у меня за спиной раздалось:

    – Ни фига себе, нет, ты глянь.

    Это был Павлин. И они с Хендерсон мне помогли. Мы все-таки выкопали этот клад – это сияющее сокровище. Мне было так странно, что мне помогают какие-то люди, и я до сих пор не уверена, что им от меня нужно, ну, кроме доли в добыче. Но без них я бы точно не справилась.

    Павлин – большое грубое животное. Страшный, как смертный грех. Он ходит в замшевой куртке и коричневой кожаной шляпе с круглой плоской тульей и загнутыми кверху полями. Без шляпы я его видела редко, всего пару раз. У него на голове жуткий шрам от пореза ножом – память о бурном прошлом. Но он очень много чего умеет. Например, он почти постоянно сидит за рулем, даже когда ему плохо. В общем-то это не страшно, надо лишь вовремя принимать порошок и соблюдать дозировку, но я все равно за него волнуюсь. С ним легко и приятно общаться, но иногда он вдруг мрачнеет, и тогда к нему лучше не лезть. У него израненное лицо, и эту жесткость он носит как маску: не для того, чтобы скрыть свои раны, а наоборот, выставить их напоказ. Я уже видела, и не раз, каким он бывает жестоким и грубым. Война, годы, проведенные за границей, эта холодная отчужденность, что вдруг возникает в его глазах. Но за его жесткой личиной скрывается что-то еще, я уверена. Мне хочется, чтобы так было. Что-то там, в глубине; что-то, что он не пускает наружу. Я не знаю его настоящего имени.

    У него есть пистолет.

    Хендерсон, или Бев, как ее называет Павлин в приступах грубой нежности, личность еще более загадочная. В каком-то смысле она круче Павлина: я имею в виду перепады ее настроения. Она может распсиховаться на ровном месте, ее очень легко вывести из себя – иногда это полезное качество, но иногда оно только мешает. Она ходит в зеленых спортивных брюках, в спортивной куртке, ярких кричащих кроссовках. В любую секунду готова сорваться с места и приступить к делу. Она не курит, почти не пьет. Каждое утро делает тай-чи. Ей лет двадцать пять, она на пару лет моложе Павлина. Мы все так или иначе поражены болезнью, но Хендерсон держится лучше нас с Павлином. Я не знаю, чем она занималась до того, как мы встретились. Наверное, просто скиталась без цели. Потому что я знаю, что в наше время не так-то легко найти путь: мы все потерялись, все вместе – все люди. В этих спутанных тропах, в петлях дорог. Мимолетные встречи и расставания, уже навсегда. Чужие, вечно чужие друг другу…

    Иногда мне начинает казаться, что Хендерсон нравится этот хаос. Болезнь позволяет ей проявить свой характер, и ей не нужно при этом искать никаких оправданий. Я вспоминаю себя в ее возрасте. Что я делала лет десять назад? Да ничего, собственно, и не делала. Просто жила. Была замужем и ждала ребенка. Временно не работала. Мы как раз переехали в Оксфорд, в новый дом. Все было просто прекрасно. Ну, скажем, нормально. Правильное начало для правильной жизни. Теперь все это кажется миражем: историей, сотканной из тумана. На самом деле, хотя нам уже столько всего довелось пережить – за ту неделю, пока мы вместе, – я по-прежнему не доверяю ни Павлину, ни Хендерсон.

    Это очень непростое решение.

    Мы еще не обсуждали, что было вчера, разве что Хендерсон пару раз высказалась в том смысле, что у нее жутко болит голова. У нас и раньше случались не очень удачные дни, так что вчера был не первый, и, может быть, мы еще вернемся в тот дом, я не знаю. У меня ощущение, что я приближаюсь к концу, вот только никак не пойму – чего. Но я знаю одно: с меня хватит. Еще пару дней, еще пару мест, взять, что нужно, – а потом я хочу отвезти чемоданчик Кингсли и получить свои деньги. Это просто работа. Человеку же надо на что-то жить. Но дело не только в деньгах.

    Хотя в чем еще, я не знаю.

    Я постоянно думаю об Анджеле. Тогда, в больнице. В последний раз. Как я наблюдала за ней сквозь стеклянную перегородку, и мне хотелось войти в палату, сесть рядом с ней, взять ее за руку. Я знала, что это опасно, что к ней нельзя прикасаться, нельзя ее трогать, нельзя, чтобы она меня видела рядом, нельзя даже с ней заговорить – но мне все равно так хотелось к ней. Может быть, я уже тогда знала, что это будет последний раз. Я не знаю. Мне так хотелось туда, но врачи меня отговорили. И я дала себя отговорить. Как всегда.

    Теперь мне стыдно и больно.

    Получается, я ее бросила.

    Моего единственного ребенка…

    Может быть, эти мысли и определили мое решение. Мы уже приближались к съезду с шоссе, на дорогу до нового города, и тут Хендерсон сказала:

    – М-да, печальное зрелище.

    Девочка-стопщица на обочине. Совсем молоденькая девчонка.

    – Проезжай, – сказала я Павлину.

    – А что у нее там написано? – спросил Павлин.

    Мы уже поравнялись с девушкой. Она держала в руках картонку, на которой было что-то написано. Уже почти стемнело, и девушка подсвечивала табличку маленьким фонариком, но я все равно не смогла разобрать, что там написано. Когда мы проехали мимо, она показала нам вслед поднятый средний палец.

    – Еще и хамит, – сказал Павлин.

    – Куда-нибудь, – сказала Хендерсон.

    – Чего?

    – У нее так написано на картонке. Куда-нибудь. Нормально, да?

    За эту неделю нам попадалось немало стопщиков. Все вроде бы молодые, и большинство – девушки. Очень часто бывало, что они просто шли вдоль шоссе, вдалеке от развязок и автозаправочных станций: как будто упали с неба. Я не знаю, отчего они все бежали, и считаю, что лучше всего просто их не замечать. У нас есть работа, вот и давайте думать о работе и ни на что не отвлекаться.

    Я обернулась и посмотрела сквозь заднее стекло; девушка уже скрылась из виду, слившись с вечерним сумраком. А потом – кстати, я до сих пор не пойму, что меня подтолкнуло, – я сказала:

    – Нет, стой. Давай развернемся.

    * * *

    Вчера ночью, когда мы все втроем забились в один тесный номер, в том кошмарном мотеле. Там было всего две кровати, две односпальные кровати. Я никак не могла заснуть: люди ходили по коридору всю ночь и постоянно меня будили. Но вот я проснулась в очередной раз и поняла, что теперь разбудившие меня звуки доносятся не из-за двери, а с соседней кровати.

    Приглушенный стон, тихий вскрик, шелест дыхания.

    Я давно поняла, что Хендерсон с Павлином – вместе, хотя они никогда не показывали своих чувств и никак не проявляли своей привязанности. Но все равно мне было неловко, что они тут же, рядом… когда я лежу на соседней кровати…

    Все было на удивление нежно и трепетно. Особенно если учесть, как эти двое ведут себя на людях. Хотя, может, они себя сдерживали из-за меня. Я не знаю.

    Интересно, а что они чувствуют; болезнь как-то влияет на ощущения? Во что превращается удовольствие, тронутое этой порчей? Должно быть, в такие минуты шум становится просто убийственным; каждое прикосновение – как будто тебя полосуют ножом или, наоборот, присыпают пылью, и ветер сдувает пыль с кожи.

    Все эти прерывистые сигналы…

    А потом я попыталась припомнить, как я в последний раз занималась любовью. Когда это было? Не помню. У меня что-то с памятью: какие-то события из прошлого вспоминаются живо и ярко, болезнь еще не заразила всю память, но в последнее время, все чаще и чаще, воспоминания ускользают. И их уже не догнать, не вернуть. Недели, годы – они растворяются без следа – в растерянности и смятении.

    Любовь? Где это было, когда? В последний раз? Наверное, с мужем… или не с мужем? У меня был еще кто-нибудь после мужа? Куда все подевалось? Любовь, близость, привязанность.

    Где они?

    Где?

    * * *

    Хендерсон, разумеется, была против. Она обзывала меня по-всякому, а потом заявила, что она у нас главная. Я сказала, что да, ты главная, но я все это начала – я же и закончу. Как сочту нужным. Тем более что это моя машина. И самое главное – ключ от чемоданчика у меня.

    – Ладно, – сказала она. – Как хочешь.

    – Но только до следующей остановки, – добавил Павлин.

    – Хорошо.

    Дорога была абсолютно пустынной. Мы развернулись и поехали назад. Когда мы проехали мимо девушки, она даже не посмотрела в нашу сторону. Она просто стояла, сгорбившись и склонив голову. Картонка валялась на земле. Мы опять развернулись и подъехали к девушке.

    Теперь я разглядела, что она была еще моложе, чем мне представилось с первого раза. И вправду, даже не девушка, а девчонка. Девочка-школьница. Павлин остановил машину, но девочка не подошла. Она просто стояла и смотрела на нас. Я опустила стекло и спросила, куда ей нужно. Я думала, что она хотя бы улыбнется. Но она лишь повторила, что было написано у нее на картонке:

    – Куда-нибудь.

    Я ей сказала, куда мы едем, и она спросила:

    – В новый город?

    – Ага.

    – Слишком близко.

    – Слушай, девочка, – сказала ей Хендерсон, – если хочешь, садись. А не хочешь, так мы поедем.

    Девочка оглядела дорогу, как будто в любую секунду могла показаться другая машина. Но других машин не было – не было даже проблеска фар вдалеке. На небе уже появилась луна. Было так тихо, что казалось, весь мир затаил дыхание.

    – Ладно.

    Я открыла свою дверцу и подвинулась на заднем сиденье, освобождая ей место.

    – А можно это убрать? – спросила она. Чемоданчик. Я молча убрала его с сиденья и поставила на пол. И мы поехали дальше. Я назвала свое имя, представила Павлина с Хендерсон, но девочка ничего не сказала, и какое-то время мы ехали молча.

    – Да, прикольно, – сказала Хендерсон.

    Фонари у дороги горели через два на третий, но в этих прерывистых проблесках света я хотя бы смогла разглядеть нашу новую пассажирку.

    Чистенькая, аккуратная. Очень серьезная с виду девочка. Лет шестнадцати, может, семнадцати. В сущности, еще ребенок. Черные длинные волосы собраны в узел. Одета просто: джинсы, заношенная джинсовая куртка, шарф на шее. С собой – ничего, только серая сумка на длинном ремне, перекинутом через плечо. Сразу видно, что она путешествует совсем недавно. В ее чертах была странная мягкость, которую не сумели испортить ни яркие губы, густо накрашенные красной помадой, ни родинка на правой щеке, нарисованная косметическим карандашом. Я помню, когда-то такие родинки были в моде. Как раз перед тем, как разразилась беда. Болезнь. Но эта девочка до сих пор следует той, давней моде. Даже теперь, когда все зеркала заразились и в них никто больше не смотрится.

    Вот так, не видя себя… зачем-то…

    А потом она обернулась и посмотрела мне прямо в глаза. Темные глаза, непроницаемый взгляд. Она носила очки в тонкой оправе. Что ей нужно? Теперь так не делают. Люди больше не смотрят друг другу в глаза. Это недопустимо, невежливо, даже опасно. Это сродни нехорошему отражению. Мы с Павлином и Хендерсон всегда избегали встречаться взглядами, и вот вдруг появляется эта девочка – и смотрит мне прямо в глаза. Напряженно, внимательно. Мне пришлось отвернуться.

    – Слушай, девочка, – сказал Павлин. – Ты хоть скажи, как тебя зовут.

    – Тапело.

    – Тапело? Странное имя.

    – Есть такой город, в Штатах.

    – Так ты что, из Америки?

    – Нет.

    – А откуда? – спросила я.

    Она не ответила на мой вопрос, и мы все опять замолчали. Мы уже съехали с автострады. Павлин принялся рассуждать о том, что в новом городе наверняка что-то делается для обеспечения безопасности. Пограничная область, стены, ворота, может быть, даже охрана.

    – Нам надо быть осторожнее, – сказал он. – После вчерашнего. Мы же не хотим, чтобы Кингсли расстроился.

    – А вы что-то затеваете? – спросила девочка. – Кто такой Кингсли?

    – Не твоего ума дело, – сказала Хендерсон.

    Тапело взяла с сиденья мою тетрадку. Я ее не убирала, потому что, пока мы едем, я обычно работаю, чтобы не терять время.

    – Это ваше?

    Я сказала, что да, и она пролистала тетрадку.

    – Вы что, писательница?

    – Журналист.

    Она еще раз пролистала тетрадку, теперь – внимательнее. Что она там, интересно, увидит при таком тусклом свете?

    – А сейчас пишете книгу?

    – Пишу.

    – Про болезнь?

    Она опять посмотрела мне прямо в глаза.

    – Про болезнь.

    Больше она ни о чем не спросила, и мы опять замолчали.

    * * *

    Павлин остановил машину. Прямо тут, на обочине. Открыл дверцу, вышел. Никто не понял, в чем дело. Раздался приглушенный скрежет, потом Павлин выругался. Ага, понятно. Он пытался отломать боковое зеркало. В конце концов он поднял ногу и сбил зеркало ботинком. Опять грязно выругался. Объяснил, что, когда он высовывается из окна, он волей-неволей видит свое отражение. Пусть мельком, пусть краем глаза, но все же. Еще одно боковое зеркало и зеркало заднего вида – их давно уже нет. Как и часов на приборной панели; теперь они сломаны, и две стрелки застыли в одном положении под растрескавшимся стеклом.

    – Ну и правильно. Мы не оглядываемся на прошлое, – сказала Хендерсон.

    Мы теряем себя. Теряем все связи и воспоминания, все мгновения жизни одно за другим.

    Мне надо писать свою книгу.

    * * *

    Жуткое зрелище. Павлин заехал на бензоколонку, чтобы заправить машину и купить шоколада и сигарет. Я пошла в магазин вместе с ним, и там был маленький мальчик. Пораженный болезнью. И с ним как раз приключился приступ. Он лежал на полу перед игровым автоматом, и бешено колотил руками по воздуху, словно отбиваясь от чего-то невидимого, и выл в голос. Это было ужасно. Родители мальчика просто стояли над ним, испуганные и растерянные – абсолютно беспомощные. А двое сотрудников бензоколонки пытались его удержать. Меня вдруг охватило холодное серое оцепенение. Мне вспомнился первый приступ Анджелы. Я схватила Павлина за руку и потащила туда, к мальчику. Павлин удерживал его рот и язык, а я быстро открыла три капсулы и высыпала порошок ему в горло. А потом… потом мы купили шоколада и сигарет, заплатили за бензин и поехали дальше.

    * * *

    Там была очень хитрая система развязок, и нам пришлось попетлять, пока мы не нашли нужный съезд. Слишком много всего: указатели, знаки, мигающие светофоры, рекламные щиты и большие экраны с движущимися картинками. Неоновые изображения искрились яркими, насыщенными цветами, и каждый стремился завлечь внимание. Но чем больше я на все это смотрела, тем меньше я видела.

    Слишком там было шумно.

    И над всем этим довлел необъятный рекламный щит компании «Просвет», производящей лекарство с одноименным названием. «Просвет» – в смысле, просвет при психозе. Прояснение сознания. Тот же самый распахнутый глаз, что и на прицепе опрокинувшегося грузовика, только сложенный из сотен и сотен маленьких лампочек, которые то зажигались, то гасли в определенной последовательности, так что казалось, что глаз то открывается, то закрывается.

    – Вот они, наши спасители, – сказал Павлин.

    – Ага, спасители. Мудаки и мерзавцы, – сказала Хендерсон. – Прикинь, сколько они рубят бабок.

    Глаз был пронзительно электрически-синий, а из центра зрачка вырывался спиральный завиток золотистой пыли, который как бы раскручивался вовне. Зрелище было почти гипнотическим.

    А снизу, под глазом, шли буквы. Бегущей строкой. Мне показалось, я видела фразу: «Если вы смогли это прочесть…», – но уже через секунду буквы слились в сплошную подсвеченную полосу.

    – Что там написано? – спросила я.

    – Ты что, не можешь прочесть? – сказала Хендерсон.

    – Не могу.

    В машине вдруг стало тихо. Очень тихо.

    – Что там написано?

    Мне ответила девочка. Тапело:

    – Если вы смогли это прочесть, значит, вы еще живы.

    * * *

    Я просматривала свои ранние записи: те куски, которые я начинала, а потом бросала. Сидела в машине, подсвечивала страницы фонариком, который дала мне Тапело, и пыталась найти, где я описывала свой последний телефонный звонок в больницу. Где-то ближе к началу. В самом начале этого путешествия, еще до того, как я встретила Павлина и Хендерсон, я провела столько долгих ночей в гостиничных номерах: не спала до утра, сидела – писала. Просто писала. Вспоминая все до мельчайших подробностей. Насколько это вообще получалось – вспомнить.

    Тогда мне казалось, что эти подробности очень важны…

    Слова ускользали, как будто прячась от лучика света, такие нервные и испуганные. Ну где же? Где? Я же помню, что я записала ответ врача.

    Я постаралась припомнить сам разговор.

    Откуда я позвонила? Кажется, я была на работе. Вот только не помню где. В общем, где-то. После последнего раза в больнице я себя чувствовала абсолютно разбитой. Потому что устала оцепенело таращиться на экран монитора – весь день и всю ночь – в безумной надежде на то, что моя дочка хоть как-то проявит себя. Я все ждала и ждала, но видела только несчастную девочку, которая бродит, как будто вслепую, по своей абсолютно пустой белой комнате или просто лежит в барокамере.

    И мягкая жидкость окутывает ее всю.

    Я ничем не могла ей помочь, и мне пришлось с этим смириться. В конце концов. Мне оставалось лишь ждать, и ожидание растянулось на целую вечность, и я сбежала оттуда. Погрузилась в работу. Наверняка это была очередная пустая статейка. Какой-нибудь репортаж. Но откуда? О чем? Я тогда не могла ни о чем думать, в голове все плыло, но я как-то сумела найти телефон, который работал. В то время болезнь еще не захватила всю телефонную сеть, но линии были уже заражены – помехами, шипением и треском, призраками голосов. Но я все равно старалась звонить каждый день, чтобы узнать, как там Анджела. Шепоты и шумы на линии. Или множество разных людей, и все говорят одновременно. Тут уж как повезет. Но иногда сигнал проходил без помех. Бесприютный звонок, заблудившийся в проводах. Я позвонила в больницу.

    И что мне сказали?

    Что сказал врач в тот раз, прежде чем линия сдохла? Я еще раз пролистала тетрадку туда-сюда. Оно должно где-то быть. Я же все записала. Я помню, как я записывала. Я не могла этого не записать.

    Состояние: стабильное.

    Да, наверное, это оно. Или нет? Неожиданно пустая страница, и только эти два слова. Посередине. Подчеркнутые.

    – Что с вами?

    – Что?

    Эта девочка, Тапело. Она спрашивала, что со мной.

    – С вами все в порядке? А то у вас такой вид…

    – Слушай, оставь ты меня в покое.

    Состояние: стабильное. Мы въехали в какой-то туннель. Лампы – полосы света под потолком, словно натянутые струны. Указывали дорогу, мерцали искрящейся красотой. Впереди, сквозь сумрак и золотистый свет, летела птица, и все это великолепие обжигало глаза. До слез.

    * * *

    В новом городе, как мне показалось, была своя особенная атмосфера. Свой собственный климат. Павлин ошибся: там не было никаких стен, никаких кордонов. Просто когда мы въехали в город, стало заметно теплее. И чем ближе к центру, тем тише. Спокойнее, безмятежнее. Небо как будто спустилось ближе к земле, не давая ночному теплу ускользнуть с зеленых бульваров.

    Мы приехали поздно. Не для работы – за работу мы примемся глубокой ночью; в последний раз, когда мы говорили с Кингсли, он дал очень четкие указания на этот счет. И еще он договорился со своей старинной подругой, что мы остановимся у нее. Это была пожилая женщина. Леди Ирис, как назвал ее Кингсли. И сказал, чтобы мы ехали прямо к ней.

    Павлин остановился, чтобы спросить дорогу. Молодой человек, к которому он обратился, отвечал как-то медленно и неуверенно, как будто боялся собственной речи. Пока они там разбирались, девочка, Тапело, вышла из машины.

    Даже «до свидания» не сказала.

    – Корова убогая, – высказалась Хендерсон.

    Дом стоял чуть на отшибе, на вершине холма. Большой старомодный дом, построенный задолго до своих современных блочных соседей. Каменный особняк со стенами, черными от глубоко въевшейся грязи.

    Как я поняла, было около восьми вечера. Мы опоздали часа на два. Кингсли почему-то хотел – и настойчиво повторил несколько раз, – чтобы мы приехали ранним вечером. Но у меня теперь плохо со временем. Часы я давно не ношу, и дни делятся на какие-то смутные, размытые периоды: примерно, около, где-то, ближе к полудню, ранний вечер, ближе к ночи и т. д. И только прием лекарства придает нашей жизни хотя бы какую-то упорядоченность.

    Назад к карточке книги "Брошенные машины"

    itexts.net

    Книга Брошенные машины читать онлайн Джефф Нун

    Джефф Нун. Брошенные машины

     

    Джеку

     

    И большое спасибо

    Джули

    Мишель

    Хейли

    Биллу

    Гранту

     

    Эдгару Аллану По

    Джордж Эллиот

    Майклу Брейсвеллу

    Самуэлю Пепису

     

    Передача

     

    Ты откуда?

    И куда?

     

    Приём

     

    1

     

    Вчера всё сорвалось. Чтобы так плохо – такого у нас ещё не было. Они все были дома, вся семья в полном составе, и все как один – психопаты. Пришлось уходить ни с чем. Хендерсон получила по голове. Она обвиняет во всем меня. Нам надо было где‑нибудь отсидеться, и мы вписались в мотель на окраине города. Местечко унылое, мрачное. Какие‑то люди шатались по коридору всю ночь, причитали, стонали в голос. Заснуть – невозможно. Кровь в унитазе, говно на стенах. Все зеркала и даже экран телевизора густо замазаны чёрной краской. Но там было дёшево – и безопасно. Нас никто ни о чем не спросил, даже когда мы сказали, что хотим снять одну комнату на троих. А утром – снова в дорогу, и ехать ещё далеко. Очередная работа. А нам оно надо? Настроения после вчерашнего – никакого. Все сидят мрачные и подавленные. Все молчат.

     

    * * *

     

    Мы остановились поесть. Самое лучшее, что нам попалось, – передвижная закусочная, припаркованная у шоссе на площадке для остановки транспорта. Там же стояло несколько столиков. Кормили, кстати, вполне прилично. Мы поели и приняли порошок. Павлин сказал: пусть нам всем будет хорошо – отныне и впредь, несмотря ни на что. У него бзик насчёт правил. Хендерсон поморщилась.

    За соседним столиком сидела семья: папа, мама и дочка. Девочка подошла к нам. На вид лет шесть‑семь; с грязными русыми волосами и как будто застывшим взглядом. Она спросила меня: «Хочешь поиграть с моей куклой?» Я дёрнула за верёвочку, как мне было сказано, и кукла заговорила – таким противным тоненьким голоском, растягивая слова. Я не поняла ни единого слова, но девочка так обрадовалась, словно игрушка призналась ей в вечной любви. Она завизжала от счастья и принялась прыгать на месте.

    И пока я смотрела на этого смеющегося ребёнка и слушала надломленный кукольный голосок, ко мне снова подкралась боль – холодная и пронзительная тоска. Я попыталась закрыться, не подпустить к себе этот холод, но было поздно. Да, поздно. Что мне делать?

    Куда идти?

     

    * * *

     

    Уже не один час в пути. Все было нормально, пока мы не попали в пробку. Рваные вспышки полицейских мигалок в мягких вечерних сумерках. Любопытство, опасность, смерть – уже состоявшаяся или в процессе. Рёв сирен. Машины сгоняют на одну полосу. Полицейский показывает: проезжайте. Мы проезжаем.

    Я смотрю на него в окно.

    Очень молоденький, нервный. Руки в белых перчатках. Серия повторяющихся движений, по одному взмаху на каждый автомобиль. Все должно было быть очень просто: упорядочить движение, освободить проезд для «скорой». Нонет. Впечатление было такое, словно тут исполняют какой‑то сложный ритуал. Первобытный обрядовый танец. Лицо полицейского скрыто под хирургической маской.

    Его руки как будто ласкали воздух, так нежно. А потом указали прямо на меня. Руки трепетного любовника. Но я все равно не смогла понять смысл его жестов.

    Надо быть осторожнее.

    Мы проехали дальше, теперь – совсем медленно, к месту аварии. Большой грузовик с прицепом лежал на боку. Его, наверное, вынесло со встречной полосы. Должно быть, он шёл на приличной скорости, потому что снёс центральное ограждение и выехал где‑то на середину крутого травянистого ската с той стороны дороги. Мне представилось, как эта громада на мгновение замерла там, наверху, потом пошатнулась, и рухнула вниз, и сползла к тому месту, где лежала теперь, сложившись чуть ли не вдвое: длинный прицеп так и остался на травянистом склоне, а кабина частично перегородила шоссе.

    knijky.ru

    Рецензии на книгу Брошенные машины

    Если ты читаешь эту фразу, ты еще жив.Вот он, конец света который кажется реальным. Никаких метеоритов, ядерных взрывов, инопланетян и потопов. Этот апокалепсис подкрался незаметно. Просто размываются буквы перед глазами, просто небольшой шум в ушах, это ничего страшного, пройдет. Но нет, на этот раз не пройдет. Шум все усиливается, лица расплываются, и вот уже строка из любимой книги кажется набором символов. Конец пришел тихо, через зеркала и книги. Он пришел, и перевернул сознание людей. И то, что раньше было уходом от реальности, стало единственным шансом на возвращение к ней.Марлин Мур раньше была журналисткой. Слово было ее инструментом, но после начала конца, работать со словами стало проблемой. Но ей повезло, она нашла работу. Она ищет осколки таинственного зеркала, чтобы потом продать их некому человеку. Вначале, она ездила по стране одна, но потом их стало трое, а позже четверо. Большой компанией, они ищут странные осколки, в надежде со временем найти их все. А может им и не надо их искать, может суть совсем не в этом. Никто уже не знает, в чем же смысл, смысл потерян как слова, лица, картинки и музыка. Шум убил все, что было, убил мысли, воспоминания, реальность.Этот мир потерян, и люди в нем потерялись. Выхода нет. Мир умирает, умирают в нем люди. Есть люди, которые все еще не готовы сдаться, но и им приходится все хуже. Разве жизнь на наркотиках является жизнью. Или может, лучше сразу уйти, не дожидаясь момента, когда шум победит. Или лучше жить, без желаний и цели, но все же дышать. Вот они вопросы встающие у каждого жителя этого мира. Только житель ли он?Страшную картину показывает читателям Джефф Нун. Но есть в этом мире зерно связи с нашей реальностью. Современное общество, такое зацикленное на телефонах, компьютерах и самих себе(смотри зеркала), может и правда не заметить, когда наступит конец всему. Так может, стоит посмотреть вокруг себя, пока лица и воспоминания не потерялись, пока надписи не стали размытыми, а родной язык не превратился в набор незнакомых букв? Может пора проснуться, пока не стало слишком поздно?Эту книгу читать было не легко. Но тем не менее, она заставила меня задуматься. Не уверена, что могу советовать ее другим, так как написана она своеобразно, да и тема конца света раскрыта совсем не так, как обычно. Но все же, есть в этой книге что-то такое, от чего хочется, что-бы о ней узнало большое количество людей. #Хог1_3курс

    readly.ru