Эратосфен: доклад . Книги эратосфена


Эратосфен: доклад  | Kratkoe.com

Сообщение о Эратосфене, великом греческом математике, астрономе, географе и поэте изложено в этой статье.

Эратосфен: доклад

Ученый Эратосфен был ученым-энциклопедистом, хранителем библиотеки в Александрии, философом, корреспондентом и другом Архимеда. Также прославился как геодезист и географ.

Будущий ученый и писатель (годы жизни Эратосфена около  276-194 года до н. э) родился в городе Кирен. Он получил образование в Афинах, и некоторое время руководил библиотекой в Александрии. К тому же Эратосфен служил воспитателем Птолемея IV Филопатра, будущего наследника престола. Ученый слыл разносторонним человеком, увлекающимся хронологией, филологией, математикой, географией, астрономией, а также он писал еще и стихи.

Какой вклад внес в изучение земли Эратосфен?

Древнегреческий ученый Эратосфен  по праву считается отцом географии. Именно он в научный оборот ввел термин «география» в современном ее понимании. Ему принадлежит создание математической и физической географии. Ученый высказал следующее предположение: если от Гибралтара плыть на запад, то можно достичь Индии. Кроме того, он попробовал рассчитать размеры Солнца и Луны, исследовал затмения и показал, как от географической широты зависит длительность светового дня.

Также Эратосфен измерил и радиус Земли.  Для этого он использовал исчисления, сделанные в двух точках – Александрии и Сиене. Ученый знал, что 22 июня в день летнего солнцестояния, небесное светило освещает дно колодцев ровно в полдень. Когда Солнце в Сиене находится в зените, в Александрии оно отстает на 7,2°. Для получения результата ему нужно было изменить зенитное расстояние Солнца. А какой инструмент использовал Эратосфен для определения размера? Это был скафис — вертикальный шест, укрепленный на дне полусферы. Поставив его в вертикальное положение, ученый сумел измерить расстояние от Сиена до Александрии. Оно равно 800 км.  Сопоставив разницу зенита между двумя городами с общепринятой окружностью в 360°, а зенитное расстояние с окружностью земли, Эрастосфен составил пропорцию и высчитал радиус — 39 690 км. Он ошибся всего на самую малость, современные ученые подсчитали, что он составляет 40 120 км.

Все свои достижения в области географии ученый изложил в одном труде. И как называется книга Эратосфена? Она носит название «География», написанная в трех томах. Здесь он изложил основы систематической географии. Кроме этого, его руке принадлежат следующие трактаты — «Хронография», «Платоник», «О средних величинах», «О древней комедии» в 12 книгах, «Месть, или Гесиод», «О возвышенности». К сожалению, они дошли к нас небольшими урывками.

Какой вклад Эратосфена в другие науки?

Свою жизнь Эратосфен посвятил познаниям и других наук. Особое место принадлежит математике. Он написал несколько трактатов – «Платоник» и «О средних величинах» (две части). В них ученый рассматривал вопросы удвоения куба и первых чисел.

Также Эратосфен написал книгу по астрономии «Превращения звезд», исследуя точность информации мифов и повестей касательно происхождении созвездий.

В труде «Хронография» (9 книг) он заложил основы науки хронологии. Ему принадлежит разработка точной хронологической таблицы от периода падения знаменитой Трои до смерти Александра Великого.

Мы уже упоминали, что Эратосфен писал стихи. И не только их. Его фундаментальное литературное произведение «О древней комедии» написано в 12 книгах.

Ученый прожил долгую жизнь. От старости он ослеп и перестал есть, что послужило причиной его смерти. Отказ от еды он аргументировал тем, что жизнь без работы над любимыми книгами ему противна.

Надеемся, что сообщение про Эратосфена помогло Вам узнать много полезной и интересной информации. А свой доклад об Эратосфене Вы можете оставить через форму комментариев ниже. 

kratkoe.com

Почему коллекционируют старинные книги | Аделанта

Поиск в каталоге:

Эратосфен (276-194 гг. до н. э.) - одним из выдающихся ученых и писателей Древней Греции. Родился в провинциальной Кирене, в молодости много путешествовал, увлекался математикой, литературой и философией, почти два десятилетия провел в Афинах, где еще сохранились традиции античной греческой культуры и была возможность приобщиться к школе Платона. Еще до жизни в Афинах Эратосфен посетил Александрию, где стал учеником Каллимаха Киренского. Эратосфен считается основоположником географии, он ввел в оборот само название этой науки, разработал методику составления географических карт. Его предположение, что если плыть от Гибралтара на запад, то можно доплыть до Индии, через много сотен лет подсказало Христофору Колумбу идею его легендарного путешествия. Составляя карту мира, Эратосфен одним из первых попытался измерить окружность Земли с учетом ее шарообразной формы. ПЕРЕЙТИ В ПОЛНЫЙ КАТАЛОГ СТАРИННЫХ И АНТИКВАРНЫХ КНИГ Кроме того, Эратосфен является основателем научной хронологии: в своих "Хронографиях" он пытался установить даты, связанные с историей Эллады, и составил список победителей Олимпийских игр. Именно он разработал современный календарь, который мы называем юлианским в честь Юлия Цезаря, добившегося его законодательного признания. Опираясь на составленный им список олимпийских победителей, ученый составил хронологическую таблицу, в которой все известные ему политические и культурные события датировал по четырехлетним периодам между олимпиадами; впоследствии этот труд Эратосфена стал основой для многих хронологических исследований.

Несмотря на явный талант к математике и географии, Эратосфен из всех своих сочинений все-таки придавал особенное значение литературным и грамматическим. И даже любил называть себя филологом. Возможно, это повлияло на решение царя Птолемея III Эвергета, который в 235 году до нашей эры сразу после смерти Каллимаха вызвал Эратосфена из Афин и поручил ему заведование Александрийской библиотекой. Эратосфен занимал эту должность на протяжении почти сорока лет, одновременно занимаясь различными науками – филологией, хронологией, математикой, астрономией. Он был также воспитателем наследника престола.

Удаленный в старости от должности главы Александрийской библиотеки, Эратосфен впал в крайнюю нищету и, потеряв зрение от болезни глаз, уморил себя голодом. Отголоски обширной эрудированности Эратосфена сохранились для потомков не только в виде шести письменных трудов (два отрывка из поэм, отрывок из сочинения "О древней комедии", по одному сочинению из области математики, астрономии и географии), но и остались в прозвище, которые он получил от современников - "бета" (намек на него, как на второго Платона).

adelanta.biz

Эратосфен

Эратосфен (276-195 гг. До н. Э.) Был древнегреческим александрийским ученым, уроженцем Кирины, который получил различие во многих областях, включая философию, математику, астрономию и историю. Однако именно в географии он оказался более искусным, поскольку он был одним из величайших из всех древних географов. Эратосфен был также известен как Бета: его эрудиция по многим дисциплинам была замечательной, но он часто занимал второе место во всех из них. Кажется, этот псевдоним был выбран теми, кто его не любил, так как Эратосфен в конечном итоге доказал, что он на шаг опережает своих современников в нескольких важных областях обучения.

Он дружил с Архимедом, и оба обменялись идеями, расширив знания друг друга. Фактически, одна из сохранившихся работ Архимеда «Метод» объяснила Эратосфенам, как механические эксперименты могут помочь в понимании геометрии, и эта работа также помогла стимулировать экспериментальные методы в Эратосфене. Здесь мы также видим разницу в подходах древней и современной науки. Древняя наука использовала эксперименты, чтобы помочь теоретическому пониманию, в то время как современная наука использует теорию для достижения практических результатов.

ИСТОРИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТВо времена Эратосфена греческие города Египта и Востока процветали как материально, так и культурно, и большинство из них находилось на пике. Грек прочно утвердился как общий язык, как и культурное единство на большей части Средиземноморья, особенно в восточном Средиземноморье. Каждый образованный человек был знаком с греческим языком и широко использовался как средство дипломатии, литературы и науки, поэтому книга, написанная на греческом языке, могла быть понята не только греками-греками, но и практически всеми образованными негреческими в Египте и даже на Ближнем Востоке.

В результате очень большой аудитории, говорящей по-гречески, тысячи авторов писали сотни тысяч книг, и их число резко возросло. Поэтому библиотеки, существовавшие в прошлом в Египте и Месопотамии в основном как роскошь, вскоре стали необходимостью. Птолемей I, около 290 г. до н. Э., Создал музей и, как часть Музея, знаменитую Александрийскую Александрию, которая в конечном итоге омрачала Музей в значении и интересе, превратившись в крупный центр стипендий и исследований.

Книги считались настолько важными, что Птолемей III приказал, чтобы каждая книга, привезенная в Александрию, должна была быть депонирована в Библиотеке, владелец книги должен получить ее копию, в то время как Библиотека сохранила оригинал. Правительственные чиновники осмотрели каждое судно, прибывшее в Александрию, ища книги. Он также заимствовал из Афин много важных рукописей и дал афинянам большой гарантийный депозит для их возвращения. Он, наконец, отправил копии в Афины, библиотека сохранила оригиналы, и он сказал афинянам, что они могут держать деньги в порядке. Это стремление к старым книгам стало настолько интенсивным, что искусство крашения и порчи новых рукописей, чтобы продавать их как древности коллекционерам первых изданий, оказалось рискованной, но очень прибыльной деятельностью.

РАБОТЫ ЭРАТОСТЕЛЕЙЕго многочисленные работы включали различные темы. Хронография стремилась точно определить даты крупных событий в истории Средиземноморья. В этой работе он вычислил дату осады Трои в 1184 г. до н. Э. На основе традиционных хронологий географа-историка Гекатея. В Geographica он собрал много сообщений от разных путешественников и исследователей, чтобы описать физические особенности каждого региона, а также объяснил их посредством действия природных явлений, таких как вода, огонь, землетрясения и извержения вулканов. В эту работу вошли рассказы некоторых самых известных исследователей в Древней Греции, в том числе «Питеи Массалы», которые плавали по Шотландии в Норвегии и, возможно, в Полярный круг около 320 г. до нашей эры. Но именно его эссе, озаглавленное «Измерение Земли», которое оспаривало его бета-прозвище и ясно доказало, что Эратосфен был номером один в сочетании теории с экспериментированием, чтобы получить наиболее точные результаты, которые можно было сделать в то время.

ИЗМЕРЕНИЕ ЗЕМЛИК сорока годам разнообразные знания Эратосфена были настолько высоко оценены, что Птолемей III предложил ему роль директора Александрийской библиотеки, одной из самых важных позиций, которая включала в себя обязательство по обучению наследного принца. Вероятно, здесь, где он читал, что в Сиене (современный Асуан, Египет), городе, расположенном к югу от Александрии, во время летнего солнцестояния (21 июня) произошло что-то любопытное: тени всех объектов будут становиться короче с приближением полудня и наконец, в полдень колонны храма не оставляли тени, и солнце светило бы прямо над головой. Глубокие колодцы, которые в любое другое время года оставались в тени, имели бы солнце, сияющее прямо в них. Он заметил, что в Александрии, в тот же момент, объекты будут явно бросать тень. Эта учетная запись была, несомненно, прочитана многими другими, но никто, казалось, не думал, что это имеет особое значение. Эратосфен, как это ни звучит, видел в этом отчете возможность рассчитать окружность Земли. Ему пришло в голову, что он мог это сделать, измеряя длину тени солнца в Александрии в то время, когда в Сюене не было тени. 21 июня в полдень он измерил тень обелиска в Александрии, и по простой геометрии он подсчитал, что солнце было 7 ° 14 ‘отверху.

Это потому, что поверхность Земли изогнута, и в то же время в Сиене не будет тени и ясной тени в Александрии. Более того, чем больше кривизна, тем больше разница в длине теней. Солнце так далеко от нас, что его лучи параллельны, когда они достигают Земли: объекты под разными углами к солнечным лучам будут отбрасывать тени разной длины. Эратосфен, основанный на наблюдаемых различиях в длинах теней, пришел к выводу, что расстояние между Александрией и Сиеной должно было быть 7 ° 14 ‘по поверхности Земли. Другими словами, если бы мы представили один обелиск в Александрии и другой обелиск в Сюене, простирающийся вплоть до центра Земли, они бы пересекались под углом 7 ° 14 ‘. Поскольку полный круг имеет 360 °, 7 ° 14 ‘составляет примерно одну пятидесятую от общей длины окружности. Таким образом, общая окружность Земли была в пятьдесят раз больше расстояния от Александрии до Сиены.

Следующим шагом было выяснить расстояние между Александрией и Сиеной. Существуют различные версии о том, как Эратосфенс достиг этой цели. Некоторые говорят, что сообщения путешественников указывали, что верблюдам нужно 50 дней, чтобы покрыть поездку из Александрии в Сиену и что верблюд путешествовал по 100 стадионов в день. Другие говорят, что Эратосфен нанял мужчину, чтобы отправиться из Александрии в Сиену, подсчитывая шаги, необходимые для завершения поездки. Мы точно знаем, что он оценил расстояние до 5000 стадий. Мы не знаем точно о преобразовании стадий в современные меры, но общий консенсус состоит в том, что 5000 стадий будут составлять около 800 километров. Поэтому Эратосфен рассчитал общую окружность Земли на 40 000 километров (250 000 стадий).

Расчет Эратосфена на 15% слишком высок, но точность его фигуры по окружности Земли не будет сравнима до наших дней. Его метод был действительным с теоретической точки зрения, его измерения углов были очень точными, но это было его измерение расстояния, которое не имело точности. Если бы у него была точная цифра для расстояния между Александрией и Сюеной, то его вывод был бы почти таким же, как наши современные оценки.

КАРТИРОВАНИЕ ЗЕМЛИЭратосфен также придумал технику для рисования поверхности Земли. Он отделил мир, известный ему, в северную и южную части, используя линию восток-запад, параллельную экватору, проходящему через остров Родос и разделяющий Средиземное море. Он добавил вторую линию север-юг под прямым углом через Александрию. Эратосфенс протянул к своей карте дополнительные линии восток-запад и север-юг, но вместо того, чтобы регулярно добавлять эти линии, он провел их через известные места: Мероэ (столица древних эфиопских царей), Столпы Геркулеса, Сицилии, река Евфрат, устье реки Инд и кончик индийского полуострова.

Результатом стала нерегулярная сеть, которая обслуживала людей. Для того, чтобы давать указания, регулярная сеть была бы более полезной, конечно, Эратосфенс знал об этом. Но, к сожалению, в его дневные места были обнаружены сообщения путешественников и устные традиции, и это было недостаточно для определения достаточных точных точек отсчета для привлечения регулярной сети. Это был Гиппарх из Никеи, который позже сделал следующий шаг и разработал аккуратную регулярную сетку, которая обеспечивала бы средства для нахождения любого места, следуя простому набору координат. Тем не менее, Эратосфен, несомненно, доказал в своей работе, что теория, наблюдение и эксперименты были мощной и успешной комбинацией в поисках знаний.

demon-angel.ru

Эратосфен

Эратосфен

Эратосфен (Ερατοσθένης, Eratosthenes) (ок. 275 - 194 до н.е.), древнегреческий ученый и писатель. Один из чрезвычайно разнообразных ученых античности. Эратосфен занимался филологией, философией, хронологии, математикой, астрономией, геодезией, географией, сам писал стихи и музыку. За это современники дали ему прозвище пентатле, т.е. многоборец. Другое его прозвище, Бета, т.е. второй, очевидно, свидетельствовало о том, что во всех науках Эратосфен достигает не высшего, но превосходного результата.

1. Жизнь

Эратосфен родился в Африке, в Кирене. Учился сначала в Александрии, возможно, в Каллимаха, а затем в Афинах в известных наставников, Зенона Кифеонського, платоника Аркесилая и перипатетику Аристона с Хиоса, грамматика четвертовластником. Вероятно, именно благодаря столь широкой образованию и разнообразию интересов ок. 245 до н.е. Эратосфен получил от Птолемея III Эвергета приглашение вернуться в Александрию, чтобы стать воспитателем наследника престола (впоследствии Птолемея IV Филопатра) и возглавить Александрийскую библиотеку. Эратосфен принял это предложение и занимал должность библиотекаря до конца жизни. Его научные таланты удостоились высокой оценки современника Эратосфена, Архимеда, который посвятил ему свою книгу Ефодик (т.е. Метод).

2. Творчество

Произведения Эратосфена не сохранились, мы имеем от них лишь фрагменты, свидетельствующие о чрезвычайной разносторонности автора.

2.1. Математика и философия

Среди математических сочинений Эратосфена выделяется сочинение платоник (Platonikos), своего рода комментарий к диалога "Тимей" Платона, в котором рассматривались вопросы из области математики и музыки. Эратосфен обращается к математическим и музыкальных основ платоновской философии. Исходным пунктом был так называемый делийские вопрос, есть удвоение куба, которому автор посвятил трактат Удвоение куба. Геометрический смысл должен произведение О средних величинах (Peri mesotenon) в 2 частях, посвященный решению геометрических и арифметических задач. Широко известный трактат Решето (Koskonon). В нем ученый изложил упрощенную методику определения простых чисел (так называемое "Решето Эратосфена").

2.2. География

Эратосфен был основоположником научной, математической и физической, географии. В его Географии (Geographika) в 3 книгах содержался первый систематический изложение географии, истории географических открытий, а также рассматривался ряд физических и математических проблем, связанных с географией, включая указание на сферическую форму Земли и описание ее поверхности. Ученый выступал против трактовки Илиады и Одиссеи как источника географических сведений, однако высоко оценил информацию Пифея. Он также высказал предположение, что если плыть от Гибралтара на запад, то можно доплыть до Индии. Эратосфен добавил к своему произведению географическую карту мира, которую, по преданию Страбона, критиковал Гиппарх Никейский.

Однако самым известным достижением Эратосфена в области геодезии и географии был изобретенный им способ определять размеры Земли, изложения которого посвящен трактат Об измерении Земли (Peri tes anametreseos tes ges). Метод основан на одновременном измерении высоты Солнца в Сиене (совр. Асуан на юге Египет) и в Александрии, лежащих примерно на одном меридиане, в момент летнего солнцестояния ( 19 июня 240 до н.е.). Расстояние между городами была известна (расстояния измеряли шагами специалисты-землемеры - гарпеданапты). И хотя есть разные свидетельства о результатах измерений, 250 000 стадий (согласно Клеомед) или 252 000 (примерно 39 690 км, по сообщению Страбона и Теона Смирнскому), в любом случае подсчет имел минимальную ошибку, поскольку истинная длина экватора составляет 40 120 км. В этой же работе были рассмотрены и астрономические задачи, такие, как оценка размера Солнца и Луны и расстояния до них, солнечные и месячные затмения и продолжительность дня в зависимости от географической широты.

2.3. Хронология

Эратосфена можно считать также основателем научной хронологии. В своем объемном сочинении Хронограф (Chronographiai) в 9 книгах он пытался установить даты, связанные с политической и литературной историей Древней Греции. Работа охватывала период от разрушения Трое (датированной Эратосфеном 1184/83 до н.е.) до смерти Александра ( 323 до н.е.). В датировке Эратосфен опирался на составленный им список победителей Олимпийских игр и разработал точную хронологическую таблицу, в которой все известные ему политические и культурные события датировал по олимпиадам (четырехлетними периодами между играми). Хронограф Эратосфена стало основой позднейших хронологических исследований Аполлодора Афинского.

Литература

Произведение О древней комедии (Peri tes archaias komodias) в 12 книгах был литературным, лингвистическим и историческим исследованием, где Эратосфен выступил как литературный критик и филолог, решая проблемы подлинности и датировки произведений афинских драматургов. Эратосфен написал также поэму Гермес, который предположительно является александрийской версии гомеровского гимна, повествующая о рождении, детстве, подвиги и гибель бога, до нас дошли ее фрагменты. Другой епилион Месть, или Гесиод (Anterinys или Hesiodos) повествовал о смерти Гесиода и наказании его убийц. В Эригона, написанной элегическим дистихом, Эратосфен представил аттическую легенду о Икара и его дочь Эригону.

Эратосфен был первым ученым, который назвал себя "филологом" (philologos - тот, кто любит науку, подобно тому как philosophos - тот, кто любит мудрость). Авторству Эратосфена также принадлежит произведение Вращение звезд (Katasterismoi), который был, вероятно, конспектом большего произведения, связывал воедино филологические и астрономические исследования, вплетая в них повести и мифы о происхождении созвездий. Эратосфена принадлежал еще ряд работ по истории и философии, которые не сохранились.

См.. также

nado.znate.ru

Эратосфен


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА
Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
1937-й и другие годы

Эратосфен

Эратосфен (ок. 275 – 194 до н.э.), один из самых разносторонних ученых античности. Особенно прославили Эратосфена труды по астрономии, географии и математике, однако он успешно трудился и в области филологии, поэзии, музыки и философии, за что современники дали ему прозвище Пентатл, т.е. Многоборец. Другое его прозвище, Бета, т.е. «второй», возможно, также не содержит ничего уничижительного: им желали показать, что во всех науках Эратосфен достигает не высшего, но превосходного результата.

Эратосфен родился в Африке, в Кирене. Учился сначала в Александрии, а затем в Афинах у известных наставников, поэта Каллимаха, грамматика Лисания, а также философов – стоика Аристона и платоника Аркесилая. Вероятно, именно благодаря столь широкому образованию и разнообразию интересов ок. 245 до н.э. Эратосфен получил от Птолемея III Эвергета приглашение вернуться в Александрию, чтобы стать воспитателем наследника престола и возглавить Александрийскую библиотеку. Эратосфен принял это предложение и занимал должность библиотекаря вплоть до своей кончины. Его научные таланты удостоились высокой оценки современника Эратосфена, Архимеда, который посвятил ему свою книгу Эфодик (т.е. Метод).

Сочинения Эратосфена не сохранились, мы имеем от них лишь фрагменты. Трактаты Эратосфена Удвоение куба и О среднем были посвящены решению геометрических и арифметических задач, в Платонике он обращается к математическим и музыкальным основам платоновской философии. Самым знаменитым математическим открытием Эратосфена стало т.н. «решето», с помощью которого находятся простые числа. Эратосфен является основоположником научной географии. В его Географии в 3 книгах содержалась история географических открытий, а также рассматривался ряд физических и математических проблем, связанных с географией, включая указание на сферическую форму Земли и описание ее поверхности.

Однако самым известным достижением Эратосфена в области географии был изобретенный им способ измерения величины земного шара, изложению которого был посвящен трактат Об измерении Земли. Здесь было описано впервые отмеченное в науке одновременное наблюдение и проведение измерений в столь отдаленных точках, как Александрия и Сиена (совр. Асуан, Египет). Хотя остается спорным, получилось ли у Эратосфена в итоге 250 000 стадий (согласно Клеомеду) или 252 000 (по сообщению Страбона и Теона Смирнского), в любом случае этот результат замечателен – диаметр Земли оказывается всего лишь на 80 км меньше, чем фактический полярный диаметр. В этой же работе были рассмотрены и астрономические задачи, такие, как размер Солнца и Луны и расстояния до них, солнечные и лунные затмения и продолжительность дня в зависимости от географической широты.

Эратосфена можно считать также основателем научной хронологии. В своих Хронографиях он пытался установить даты, связанные с политической и литературной историей Древней Греции, составил список победителей Олимпийских игр. В трактате О древней комедии, где анализировались произведения афинских драматургов, Эратосфен выступил как литературный критик и филолог. Эратосфен написал также поэму Гермес, повествующую о рождении, подвигах и гибели бога, до нас дошли ее фрагменты. Другой короткий эпос, Гесиод, посвящен смерти поэта и каре, постигшей его убийц. Эратосфен написал также трактат Катастеризмы – описание созвездий и изложение посвященных им мифов (сохранившееся сочинение под таким названием вызывает сомнения в смысле подлинности). Эратосфену принадлежал еще ряд работ по истории и философии, которые не сохранились.

Использованы материалы энциклопедии "Мир вокруг нас".

Литература:

Дитмар А.Б. Родосская параллель. Жизнь и деятельность Эратосфена. М., 1965

 

 

 

www.hrono.ru

Эратосфен - это... Что такое Эратосфен?

(греч. Eratosthenes)

(ок. 276 - 194 до н.э.)

   греческий ученый и литератор, основатель физической географии; получил образование в Александрии и Афинах, занимался астрономией, филологией и хронологией. Э. высчитал окружность Земли, а также определил дату Троянской войны (1194-1184 до н.э.).

   Глухов А. «География» Эратосфена // 3емля и люди: 1976. М., 1976. С. 272-274.

   (И.А. Лисовый, К.А. Ревяко. Античный мир в терминах, именах и названиях: Словарь-справочник по истории и культуре Древней Греции и Рима / Науч. ред. А.И. Немировский. - 3-е изд. - Мн: Беларусь, 2001)

   * * *

(ок. 275 - ок. 195 до н. э.)

   Греческий ученый и поэт. Эратосфен первым измерил окружность земного шара (с ошибкой всего в 310 км). Положил начало научной хронологии. В поэме "Превращения в звезды" изложил свое учение о движении сфер. Сферы, по его мнению, были созвучны тонам лиры, созданной богом Гермесом.

   (Современный словарь-справочник: Античный мир. Cост. М.И.Умнов. М.: Олимп, АСТ, 2000)

   * * *

(ок. 275 - ок. 195)

   др.-гр. ученый и поэт. Происх. из Кирены, учился в Афинах у Аркесилая. Ок. 235 получил приглашение в Александрию, где занял должность гл. библиотекаря (на этом посту он сменил Аполлония Родосского) и воспитателя царского наследника (буд. Птолемея IV).

   Труд Э. «География» не сохран., его содержание известно из соч. Страбона и Клеомеда. Э. впервые измерил окружность земного шара при помощи гномона (с ошибкой всего на 310 км), определил размеры ойкумены и сделал попытку провести на карте меридианы и параллели. В математике Э. принадлежит механическое решение задачи об удвоении куба и открытие простого способа выделения простых чисел из любого конёч. числа нечетных чисел, начиная с трех. В своем соч. «Хронография» Э. попытался систематизировать историю и установить достоверные даты важнейших событий, положив т. о. начало науч. хронологии. Науч. интересы Э. нашли продолжение в его худож. твор-ве. Ему принадлежала мифолог.-астроном, поэма «Превращения в звезды», ср. крупн. (ок. 1600 ст.) эпиллий «Гермес», где «биография» этого бога была к.-то образом увязана с учением о движении сфер, созвучном тонам изобретенной Гермесом лиры.

   Л и т.: Дитмар А. Б. Родосская параллель. Жизнь и деятельность Эратосфена. М., 1965

   В.Я., М.О.

   (Античная культура: литература, театр, искусство, философия, наука. Словарь-справочник / Под редакцией В.Н.Ярхо. М., 1995.)

Античный мир. Словарь-справочник. EdwART. 2011.

antiquites.academic.ru

Эратосфен — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Эратосфе́н Кире́нский (Ἐρατοσθένης ὁ Κυρηναῖος; 276 год до н. э.—194 год до н. э.) — греческий математик, астроном, географ, филолог и поэт. Ученик Каллимаха, с 235 г. до н. э. — глава Александрийской библиотеки. Первый известный учёный, вычисливший размеры Земли.

Биография

Сын Эглаоса, уроженец Кирены.

Начальное образование Эратосфен получил в Александрии под руководством своего учёного земляка Каллимаха. Другим учителем Эратосфена в Александрии был философ Лизний. Перебравшись затем в Афины, он так тесно сблизился со школой Платона, что обыкновенно называл себя платоником. Результатом изучения наук в этих двух центрах была энциклопедическая эрудиция Эратосфена; кроме сочинений по математическим наукам, он писал ещё трактаты «о добре и зле», о комедии и др. Из всех своих сочинений Эратосфен придавал особенное значение литературным и грамматическим, как это можно заключить из того, что он любил называть себя филологом.

В 245 году до н.э. царь Птолемей III Эвергет пригласил Эратосфена приехать из Афин чтобы работать в Александрийской библиотеке, где уже трудились его учитель Каллимах и Аполлоний Родосский. Эратосфен откликнулся на приглашение, в возрасте около тридцати лет он приехал в Александрию, где и остался до самой смерти. Через пять лет после приезда он сменил Аполлония Родосского на посту главы Александрийской библиотеки. Как глава библиотеки, Эратосфен занимался обучением детей монарха — будущего правителя Птолемея IV и его сестры (а впоследствии и жены) Арсинои[1].

На посту главы библиотеки активно занимался её расширением и развитием, стремясь поддержать репутацию библиотеки в соперничестве с Пергамской библиотекой. По его просьбе александрийские портовые власти изымали все книги с приходящих кораблей для изучения и копирования[2]. Эратосфен приобретал аутентичные копии трагедий великих греческих авторов — Эсхила, Софокла и Эврипида, а также учредил в библиотеке целый отдел, занимавшийся изучением творчества Гомера.

В старости у Эратосфена воспалились глаза, что, в дальнейшем, привело к слепоте. Невозможность читать и наблюдать за природой сильно угнетала его и в 194 год до н. э. он принял решение уморить себя голодом.

Отголоски призвания обширной учёности Эратосфена звучат и в прозвищах, которые он получил от современников. Называя его «бета», они, по предположению многих исследователей, желали выразить свой взгляд на него, как на второго Платона, или вообще как на учёного, который только потому занимает второе место, что первое должно быть удержано за предками. Другим прозвищем Эратосфена было «пентатлос» (греч. Πένταθλος) — пятиборец, т.е. всесторонне развитый человек, оно было ему дано за одарённость в самых разных областях знания[2].

В честь Эратосфена назван кратер на Луне, один из периодов геологической истории Луны, а также подводная гора в Средиземном море, близ Кипра.

Работы и сочинения Эратосфена

Работы по математике

Из сочинений Эратосфена по математике до нашего времени дошло только написанное к царю Птолемею письмо об удвоении куба. Это письмо сохранилось в комментарии Евтокия к трактату Архимеда «О шаре и цилиндре». В письме содержатся некоторые исторические сведения о делийской задаче, а также описание прибора, изобретённого самим автором и известного под именем мезолябия.

Сведения о других математических сочинениях Эратосфена отличаются крайней неполнотой. Папп в двух местах своего «Собрания» называет сочинение Эратосфена «О средних величинах», замечая при этом, что оно во всех своих предположениях стоит в связи с линейными местами.

О сочинении Эратосфена «Платоник», посвящённом пропорциям, говорит Теон Смирнский. Возможно, что именно к Эратосфену восходит алгоритм «разворачивания всех рациональных отношений из отношения равенства», описанный Теоном Смирнским и Никомахом Герасским.

Отрывок из ещё одного сочинения Эратосфена приводит во «Введении в арифметику» Никомах Герасский. То же делает и Ямвлих в своём комментарии к этому сочинению Никомаха. Предмет этого отрывка состоит в изложении найденного Эратосфеном способа определения произвольного количества последовательных простых чисел (так называемое решето Эратосфена).

Работы по астрономии

Из сочинений Эратосфена по астрономии до нашего времени дошло только одно: «Катастеризмы» — перечисление созвездий и заключающихся в них звёзд, где указывается до 700 объектов. Определения положений этих звёзд сочинение не даёт.

Для своих астрономических наблюдений Эратосфен установил под портиком здания Мусейона большие армиллярные сферы.

Эратосфен определил угловое расстояние от экватора до тропика: он нашёл его равным 11/83 от 180°.

Работы по геодезии и географии

В тесной связи с астрономией находится работа Эратосфена, состоящая в измерении длины земного меридиана. Краткое изложение этой работы известно нам по трактату Клеомеда «О круговращении небесного свода»:

Эратосфен говорит, что Сиена и Александрия лежат на одном меридиане. И поскольку меридианы в космосе являются большими кругами, такими же большими кругами обязательно будут и меридианы на Земле. И поскольку таков солнечный круг между Сиеной и Александрией, то и путь между ними на Земле с необходимостью идёт по большому кругу. Теперь он говорит, что Сиена лежит на круге летнего тропика. И если бы летнее солнцестояние в созвездии Рака происходило ровно в полдень, то солнечные часы в этот момент времени с необходимостью не отбрасывали бы тени, поскольку Солнце находилось бы точно в зените; дела и в самом деле обстоят таким образом в [полосе шириной] в 300 стадиев. А в Александрии в этот же час солнечные часы отбрасывают тень, поскольку этот город лежит к северу от Сиены. Эти города лежат на одном меридиане и на большом круге. На солнечных часах в Александрии проведём дугу, проходящую через конец тени гномона и основание гномона, и этот отрезок дуги произведёт большой круг на чаше, поскольку чаша солнечных часов расположена на большом круге. Далее, вообразим две прямые, опускающиеся под Землю от каждого гномона и встречающиеся в центре Земли. Солнечные часы в Сиене находятся отвесно под Солнцем, и воображаемая прямая проходит от Солнца через вершину гномона солнечных часов, производя одну прямую от Солнца до центра Земли. Вообразим ещё одну прямую, проведённую от конца тени гномона через вершину гномона к Солнцу на чаше в Александрии; и она будет параллельна уже названной прямой, поскольку уже сказано, что прямые от разных частей Солнца к разным частям Земли параллельны. Прямая, проведённая от центра Земли к гномону в Александрии, образует с этими параллельными равные накрестлежащие углы. Один из них — с вершиной в центре Земли, при встрече прямых, проведённых от солнечных часов к центру Земли, а другой — с вершиной на конце гномона в Александрии, при встрече с прямой, идущей от этого конца к концу его же тени от Солнца, там где эти прямые встречаются наверху. Первый угол опирается на дугу от конца тени гномона до его основания, а второй — на дугу с центром в центре Земли, проведённую от Сиены до Александрии. Эти дуги подобны между собой, поскольку на них опираются равные углы. И какое отношение имеет дуга на чаше к своему кругу, такое же отношение имеет и дуга от Сиены до Александрии [к своему кругу]. Но найдено, что на чаше она составляет пятидесятую часть своего круга. Поэтому и расстояние от Сиены до Александрии с необходимостью будет составлять пятидесятую часть большого круга Земли. Но оно равно 5 000 стадиев. Поэтому весь круг будет равен 250 000 стадиям. Таков метод Эратосфена.

Позднее полученное Эратосфеном число было увеличено до 252 000 стадиев. Определить, насколько эти оценки близки к реальности, трудно, поскольку неизвестно, каким именно стадием пользовался Эратосфен. Но если предположить, что речь идёт о греческом (178 метров), то его радиус земли равнялся 7 082 км, если египетским (157,5), то 6 287 км. Современные измерения дают для усреднённого радиуса Земли величину 6 371 км, что делает вышеописанный расчёт выдающимся достижением и первым достаточно точным расчётом размеров нашей планеты.

В сравнительно больших отрывках дошло до настоящего времени сочинение Эратосфена о географии. В полном своём составе оно делилось, по свидетельству Страбона, на три книги. В первой автор дал критический обзор истории географии, от первого появления географических понятий у Гомера до своих непосредственных предшественников, то есть до историков и географов, воспользовавшихся походами Александра Македонского и их описаниями. Вторая книга излагает основы географии по взглядам самого автора. Предмет третьей книги составляет суша.

Другие работы Эратосфена

Эратосфен является основателем научной хронологии. В своих «Хронографиях» он пытался установить даты, связанные с историей Эллады, составил список победителей Олимпийских игр.

Сохранились отрывки из сочинения Эратосфена «О древней комедии» и из двух его поэм; в одной он вкладывает в уста Гермеса рассказ о строении неба, светил и гармонии сфер, в другой передаётся легенда об Эригоне, дочери Икария.

Считал, что в каждом народе есть хорошее и дурное и критиковал Аристотеля за то, что тот делил человечество на греков и варваров и настаивал на сохранении расовой чистоты греков[3].

См. также

Издания и переводы

  • [www.wilbourhall.org/pdfs/Eratosthenica.pdf Bernhardi G. Eratosthenica. – Berlin, 1922. – 272 S.]
  • Эратосфен. География (фрагменты). // Античная география. / Сост. М. С. Боднарский. М., Географгиз. 1953. С. 84-99.
  • Berger H. [www.archive.org/stream/diegeographisch00berggoog#page/n7/mode/1up Die geographischen Fragmente des Eratosthenes]. – Leipzig: B. G. Teubner, 1880. – VIII, 393 S.
  • [books.google.com/books?id=8peKyWK_SWsC Eratosthenes' Geography (fragments collected and translated, with commentary and additional material]. Fragments collected and translated, with commentary by Duane W. Roller. Princeton/Oxford: Princeton University Press, 2010. – Pp. xiv, 304. ISBN 9780691142678.

Напишите отзыв о статье "Эратосфен"

Литература

  • Античная география. М., 1953.
  • Бобынин В. В. Эратосфен // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Дитмар А.Б. Родосская параллель: Жизнь и деятельность Эратосфена. — М.: Мысль, 1965. — 72 с.
  • Колчинский И.Г., Корсунь А.А., Родригес М.Г. Астрономы: Биографический справочник. — 2-е изд., перераб. и доп.. — Киев: Наукова думка, 1986. — 512 с.
  • Щеглов Д. А. [centant.spbu.ru/centrum/publik/kafsbor/mnemon/2005/28.pdf Родосская параллель Эратосфена и история системы климатов] // Мнемон. Исследования и публикации по истории античного мира. — Вып. 4. — СПб., 2005. — С. 383—396.
  • Щеглов Д. А. [ihst.nw.ru/images/pdf/shcheglov%207climats%20vdi.pdf Система семи климатов Птолемея и география Эратосфена] // Вестник древней истории. — 2005. — № 3. — С. 243—265.
  • Щетников А. И. [www.astro-history.ru/Person/Lib/Schetnikov/ismerenie-rasstoyaniy-v-drevney-grecii.pdf Измерение астрономических расстояний в Древней Греции.] // ΣΧΟΛΗ. — T. 4. 2010. — С. 325—340.
На иностранных языках
  • Aujac G. Eratosthène de Cyrène, le pionier de la geographie. — Paris: Édition du CTHS, 2001. — 224p.
  • Cameron McPhail. [otago.ourarchive.ac.nz/bitstream/handle/10523/1713/McPhailCameron2011MA.pdf?sequence=1 Reconstructing Eratosthenes' Map of the World: a Study in Source Analysis. A Thesis Submitted for the Degree of Master of Arts at the University of Otago]. — Dunedin, New Zealand, 2011.
  • Dicks D.R. [www.encyclopedia.com/topic/Eratosthenes.aspx Eratosthenes] // Dictionary of Scientific Biography. — Vol. IV. — New York: C. Schribner’s Sons, 1971. — P. 388—393.
  • Diller A. Geographical Latitudes in Eratosthenes, Hipparchus and Posidonius // Klio. — 1934. — Bd. 27. — Heft 3. — S. 258—269.
  • Dutka J. Eratosthenes' measurement of the Earth reconsidered. Archive for History of Exact Sciences, 46, 1993, p. 55-64.
  • Fischer I. [articles.adsabs.harvard.edu//full/1975QJRAS..16..152F/0000152.000.html Another look at Eratosthenes' and Posidonius' determinations of the Earth’s circumference.] // Quarterly Journal of the Royal Astronomical Society. — Vol. 16. — 1975. — P. 152—167.
  • Fraser P. M. Ptolemaic Alexandria. — Oxford: Clarendon Press, 1972.
  • Geus K. [www.academia.edu/attachments/12860252/download_file Eratosthenes von Kyrene. Studien zur hellenistischen Kultur- und Wissenschaftgeschichte.] — München: Verlag C.H. Beck, 2002. (Münchener Beiträge zur Papyrusforschung und antiken Rechtsgeschichte. — Bd. 92) — X, 412 S.
  • Goldstein B. R. Eratosthenes on the measurement of the Earth // Historia Mathematica. — Vol. 11. — 1984. — P. 411—416.
  • Rawlins D. Eratosthenes' geodesy unraveled: was there a high-accuracy Hellenistic astronomy, Isis, 73, 1982, p. 259—265.
  • Rawlins D. The Eratosthenes — Strabo Nile map. Is it the earliest surviving instance of spherical cartography? Did it supply the 5000 stades arc for Eratosthenes' experiment?, Arch. Hist. Exact Sci, 26 (3), 1982, p. 211—219.
  • Rawlins D. Eratothenes’s large earth and tiny universe. DIO, 14, 2008.
  • Shcheglov D.A. Ptolemy’s System of Seven Climata and Eratosthenes’ Geography // Geographia Antiqua. — Vol. 13. — 2004 (2006). — P. 21-37.
  • Shcheglov D.A. [www.academia.edu/191065/Eratosthenes_Parallel_of_Rhodes_and_the_History_of_the_System_of_Climata Eratosthenes’ Parallel of Rhodes and the History of the System of Climata] // Klio. — Bd. 88. — 2006. — P. 351—359.
  • Thalamas A. La géographe d’Ératosthène. — Versailles, 1921.
  • Wolfer E.P. Eratosthenes von Kyrene als Mathematiker und Philosoph. — Groningen-Djakarta, 1954.

Ссылки

  • [www-history.mcs.st-andrews.ac.uk/Biographies/Eratosthenes.html Биография Эратосфена] в «The MacTutor History of Mathematics archive»
  • [ru.wikipedia.org/w/index.php?title=Эратосфен&diff=prev&oldid=608362 Первоначальная версия] статьи из ЭСБЕ
  • [ancientrome.ru/antlitr/eratosthen/chronographia-f.htm Эратосфен, Хронография]
  • [www.astromyth.tau-site.ru/library/Eratosthenes_Catasterismos.htm Эратосфен, Катастеризмы]
  • www.nazdar.ru/interesno/?p=692

Примечания

  1. ↑ Chambers, James T. "Eratosthenes of Cyrene" Dictionary Of World Biography: The Ancient World, January 1998.
  2. ↑ 1 2 Magill, Frank Northen. [books.google.com/books?id=wyKaVFZqbdUC&pg=PA403 Dictionary of World Biography]. — Taylor & Francis. — P. 403. — ISBN 9781579580407.
  3. ↑ Kaldellis, Anthony. [books.google.com/books?id=iWs0Lh57NvwC&pg=PA24 Hellenism in Byzantium: The Transformations of Greek Identity and the Reception of the Classical Tradition]. — Cambridge University Press. — P. 24–25. — ISBN 9781139468428.

Отрывок, характеризующий Эратосфен

– Я этих модных церквей не люблю, – говорила она, видимо гордясь своим свободомыслием. – Везде Бог один. Поп у нас прекрасный, служит прилично, так это благородно, и дьякон тоже. Разве от этого святость какая, что концерты на клиросе поют? Не люблю, одно баловство! Марья Дмитриевна любила воскресные дни и умела праздновать их. Дом ее бывал весь вымыт и вычищен в субботу; люди и она не работали, все были празднично разряжены, и все бывали у обедни. К господскому обеду прибавлялись кушанья, и людям давалась водка и жареный гусь или поросенок. Но ни на чем во всем доме так не бывал заметен праздник, как на широком, строгом лице Марьи Дмитриевны, в этот день принимавшем неизменяемое выражение торжественности. Когда напились кофе после обедни, в гостиной с снятыми чехлами, Марье Дмитриевне доложили, что карета готова, и она с строгим видом, одетая в парадную шаль, в которой она делала визиты, поднялась и объявила, что едет к князю Николаю Андреевичу Болконскому, чтобы объясниться с ним насчет Наташи. После отъезда Марьи Дмитриевны, к Ростовым приехала модистка от мадам Шальме, и Наташа, затворив дверь в соседней с гостиной комнате, очень довольная развлечением, занялась примериваньем новых платьев. В то время как она, надев сметанный на живую нитку еще без рукавов лиф и загибая голову, гляделась в зеркало, как сидит спинка, она услыхала в гостиной оживленные звуки голоса отца и другого, женского голоса, который заставил ее покраснеть. Это был голос Элен. Не успела Наташа снять примериваемый лиф, как дверь отворилась и в комнату вошла графиня Безухая, сияющая добродушной и ласковой улыбкой, в темнолиловом, с высоким воротом, бархатном платье. – Ah, ma delicieuse! [О, моя прелестная!] – сказала она красневшей Наташе. – Charmante! [Очаровательна!] Нет, это ни на что не похоже, мой милый граф, – сказала она вошедшему за ней Илье Андреичу. – Как жить в Москве и никуда не ездить? Нет, я от вас не отстану! Нынче вечером у меня m lle Georges декламирует и соберутся кое кто; и если вы не привезете своих красавиц, которые лучше m lle Georges, то я вас знать не хочу. Мужа нет, он уехал в Тверь, а то бы я его за вами прислала. Непременно приезжайте, непременно, в девятом часу. – Она кивнула головой знакомой модистке, почтительно присевшей ей, и села на кресло подле зеркала, живописно раскинув складки своего бархатного платья. Она не переставала добродушно и весело болтать, беспрестанно восхищаясь красотой Наташи. Она рассмотрела ее платья и похвалила их, похвалилась и своим новым платьем en gaz metallique, [из газа цвета металла,] которое она получила из Парижа и советовала Наташе сделать такое же. – Впрочем, вам все идет, моя прелестная, – говорила она. С лица Наташи не сходила улыбка удовольствия. Она чувствовала себя счастливой и расцветающей под похвалами этой милой графини Безуховой, казавшейся ей прежде такой неприступной и важной дамой, и бывшей теперь такой доброй с нею. Наташе стало весело и она чувствовала себя почти влюбленной в эту такую красивую и такую добродушную женщину. Элен с своей стороны искренно восхищалась Наташей и желала повеселить ее. Анатоль просил ее свести его с Наташей, и для этого она приехала к Ростовым. Мысль свести брата с Наташей забавляла ее. Несмотря на то, что прежде у нее была досада на Наташу за то, что она в Петербурге отбила у нее Бориса, она теперь и не думала об этом, и всей душой, по своему, желала добра Наташе. Уезжая от Ростовых, она отозвала в сторону свою protegee. – Вчера брат обедал у меня – мы помирали со смеху – ничего не ест и вздыхает по вас, моя прелесть. Il est fou, mais fou amoureux de vous, ma chere. [Он сходит с ума, но сходит с ума от любви к вам, моя милая.] Наташа багрово покраснела услыхав эти слова. – Как краснеет, как краснеет, ma delicieuse! [моя прелесть!] – проговорила Элен. – Непременно приезжайте. Si vous aimez quelqu'un, ma delicieuse, ce n'est pas une raison pour se cloitrer. Si meme vous etes promise, je suis sure que votre рromis aurait desire que vous alliez dans le monde en son absence plutot que de deperir d'ennui. [Из того, что вы любите кого нибудь, моя прелестная, никак не следует жить монашенкой. Даже если вы невеста, я уверена, что ваш жених предпочел бы, чтобы вы в его отсутствии выезжали в свет, чем погибали со скуки.] «Стало быть она знает, что я невеста, стало быть и oни с мужем, с Пьером, с этим справедливым Пьером, думала Наташа, говорили и смеялись про это. Стало быть это ничего». И опять под влиянием Элен то, что прежде представлялось страшным, показалось простым и естественным. «И она такая grande dame, [важная барыня,] такая милая и так видно всей душой любит меня, думала Наташа. И отчего не веселиться?» думала Наташа, удивленными, широко раскрытыми глазами глядя на Элен. К обеду вернулась Марья Дмитриевна, молчаливая и серьезная, очевидно понесшая поражение у старого князя. Она была еще слишком взволнована от происшедшего столкновения, чтобы быть в силах спокойно рассказать дело. На вопрос графа она отвечала, что всё хорошо и что она завтра расскажет. Узнав о посещении графини Безуховой и приглашении на вечер, Марья Дмитриевна сказала: – С Безуховой водиться я не люблю и не посоветую; ну, да уж если обещала, поезжай, рассеешься, – прибавила она, обращаясь к Наташе.

Граф Илья Андреич повез своих девиц к графине Безуховой. На вечере было довольно много народу. Но всё общество было почти незнакомо Наташе. Граф Илья Андреич с неудовольствием заметил, что всё это общество состояло преимущественно из мужчин и дам, известных вольностью обращения. M lle Georges, окруженная молодежью, стояла в углу гостиной. Было несколько французов и между ними Метивье, бывший, со времени приезда Элен, домашним человеком у нее. Граф Илья Андреич решился не садиться за карты, не отходить от дочерей и уехать как только кончится представление Georges. Анатоль очевидно у двери ожидал входа Ростовых. Он, тотчас же поздоровавшись с графом, подошел к Наташе и пошел за ней. Как только Наташа его увидала, тоже как и в театре, чувство тщеславного удовольствия, что она нравится ему и страха от отсутствия нравственных преград между ею и им, охватило ее. Элен радостно приняла Наташу и громко восхищалась ее красотой и туалетом. Вскоре после их приезда, m lle Georges вышла из комнаты, чтобы одеться. В гостиной стали расстанавливать стулья и усаживаться. Анатоль подвинул Наташе стул и хотел сесть подле, но граф, не спускавший глаз с Наташи, сел подле нее. Анатоль сел сзади. M lle Georges с оголенными, с ямочками, толстыми руками, в красной шали, надетой на одно плечо, вышла в оставленное для нее пустое пространство между кресел и остановилась в ненатуральной позе. Послышался восторженный шопот. M lle Georges строго и мрачно оглянула публику и начала говорить по французски какие то стихи, где речь шла о ее преступной любви к своему сыну. Она местами возвышала голос, местами шептала, торжественно поднимая голову, местами останавливалась и хрипела, выкатывая глаза. – Adorable, divin, delicieux! [Восхитительно, божественно, чудесно!] – слышалось со всех сторон. Наташа смотрела на толстую Georges, но ничего не слышала, не видела и не понимала ничего из того, что делалось перед ней; она только чувствовала себя опять вполне безвозвратно в том странном, безумном мире, столь далеком от прежнего, в том мире, в котором нельзя было знать, что хорошо, что дурно, что разумно и что безумно. Позади ее сидел Анатоль, и она, чувствуя его близость, испуганно ждала чего то. После первого монолога всё общество встало и окружило m lle Georges, выражая ей свой восторг. – Как она хороша! – сказала Наташа отцу, который вместе с другими встал и сквозь толпу подвигался к актрисе. – Я не нахожу, глядя на вас, – сказал Анатоль, следуя за Наташей. Он сказал это в такое время, когда она одна могла его слышать. – Вы прелестны… с той минуты, как я увидал вас, я не переставал…. – Пойдем, пойдем, Наташа, – сказал граф, возвращаясь за дочерью. – Как хороша! Наташа ничего не говоря подошла к отцу и вопросительно удивленными глазами смотрела на него. После нескольких приемов декламации m lle Georges уехала и графиня Безухая попросила общество в залу. Граф хотел уехать, но Элен умоляла не испортить ее импровизированный бал. Ростовы остались. Анатоль пригласил Наташу на вальс и во время вальса он, пожимая ее стан и руку, сказал ей, что она ravissante [обворожительна] и что он любит ее. Во время экосеза, который она опять танцовала с Курагиным, когда они остались одни, Анатоль ничего не говорил ей и только смотрел на нее. Наташа была в сомнении, не во сне ли она видела то, что он сказал ей во время вальса. В конце первой фигуры он опять пожал ей руку. Наташа подняла на него испуганные глаза, но такое самоуверенно нежное выражение было в его ласковом взгляде и улыбке, что она не могла глядя на него сказать того, что она имела сказать ему. Она опустила глаза. – Не говорите мне таких вещей, я обручена и люблю другого, – проговорила она быстро… – Она взглянула на него. Анатоль не смутился и не огорчился тем, что она сказала. – Не говорите мне про это. Что мне зa дело? – сказал он. – Я говорю, что безумно, безумно влюблен в вас. Разве я виноват, что вы восхитительны? Нам начинать. Наташа, оживленная и тревожная, широко раскрытыми, испуганными глазами смотрела вокруг себя и казалась веселее чем обыкновенно. Она почти ничего не помнила из того, что было в этот вечер. Танцовали экосез и грос фатер, отец приглашал ее уехать, она просила остаться. Где бы она ни была, с кем бы ни говорила, она чувствовала на себе его взгляд. Потом она помнила, что попросила у отца позволения выйти в уборную оправить платье, что Элен вышла за ней, говорила ей смеясь о любви ее брата и что в маленькой диванной ей опять встретился Анатоль, что Элен куда то исчезла, они остались вдвоем и Анатоль, взяв ее за руку, нежным голосом сказал: – Я не могу к вам ездить, но неужели я никогда не увижу вас? Я безумно люблю вас. Неужели никогда?… – и он, заслоняя ей дорогу, приближал свое лицо к ее лицу. Блестящие, большие, мужские глаза его так близки были от ее глаз, что она не видела ничего кроме этих глаз. – Натали?! – прошептал вопросительно его голос, и кто то больно сжимал ее руки. – Натали?! «Я ничего не понимаю, мне нечего говорить», сказал ее взгляд. Горячие губы прижались к ее губам и в ту же минуту она почувствовала себя опять свободною, и в комнате послышался шум шагов и платья Элен. Наташа оглянулась на Элен, потом, красная и дрожащая, взглянула на него испуганно вопросительно и пошла к двери. – Un mot, un seul, au nom de Dieu, [Одно слово, только одно, ради Бога,] – говорил Анатоль. Она остановилась. Ей так нужно было, чтобы он сказал это слово, которое бы объяснило ей то, что случилось и на которое она бы ему ответила. – Nathalie, un mot, un seul, – всё повторял он, видимо не зная, что сказать и повторял его до тех пор, пока к ним подошла Элен. Элен вместе с Наташей опять вышла в гостиную. Не оставшись ужинать, Ростовы уехали. Вернувшись домой, Наташа не спала всю ночь: ее мучил неразрешимый вопрос, кого она любила, Анатоля или князя Андрея. Князя Андрея она любила – она помнила ясно, как сильно она любила его. Но Анатоля она любила тоже, это было несомненно. «Иначе, разве бы всё это могло быть?» думала она. «Ежели я могла после этого, прощаясь с ним, улыбкой ответить на его улыбку, ежели я могла допустить до этого, то значит, что я с первой минуты полюбила его. Значит, он добр, благороден и прекрасен, и нельзя было не полюбить его. Что же мне делать, когда я люблю его и люблю другого?» говорила она себе, не находя ответов на эти страшные вопросы.

Пришло утро с его заботами и суетой. Все встали, задвигались, заговорили, опять пришли модистки, опять вышла Марья Дмитриевна и позвали к чаю. Наташа широко раскрытыми глазами, как будто она хотела перехватить всякий устремленный на нее взгляд, беспокойно оглядывалась на всех и старалась казаться такою же, какою она была всегда. После завтрака Марья Дмитриевна (это было лучшее время ее), сев на свое кресло, подозвала к себе Наташу и старого графа. – Ну с, друзья мои, теперь я всё дело обдумала и вот вам мой совет, – начала она. – Вчера, как вы знаете, была я у князя Николая; ну с и поговорила с ним…. Он кричать вздумал. Да меня не перекричишь! Я всё ему выпела! – Да что же он? – спросил граф. – Он то что? сумасброд… слышать не хочет; ну, да что говорить, и так мы бедную девочку измучили, – сказала Марья Дмитриевна. – А совет мой вам, чтобы дела покончить и ехать домой, в Отрадное… и там ждать… – Ах, нет! – вскрикнула Наташа. – Нет, ехать, – сказала Марья Дмитриевна. – И там ждать. – Если жених теперь сюда приедет – без ссоры не обойдется, а он тут один на один с стариком всё переговорит и потом к вам приедет. Илья Андреич одобрил это предложение, тотчас поняв всю разумность его. Ежели старик смягчится, то тем лучше будет приехать к нему в Москву или Лысые Горы, уже после; если нет, то венчаться против его воли можно будет только в Отрадном. – И истинная правда, – сказал он. – Я и жалею, что к нему ездил и ее возил, – сказал старый граф. – Нет, чего ж жалеть? Бывши здесь, нельзя было не сделать почтения. Ну, а не хочет, его дело, – сказала Марья Дмитриевна, что то отыскивая в ридикюле. – Да и приданое готово, чего вам еще ждать; а что не готово, я вам перешлю. Хоть и жалко мне вас, а лучше с Богом поезжайте. – Найдя в ридикюле то, что она искала, она передала Наташе. Это было письмо от княжны Марьи. – Тебе пишет. Как мучается, бедняжка! Она боится, чтобы ты не подумала, что она тебя не любит. – Да она и не любит меня, – сказала Наташа. – Вздор, не говори, – крикнула Марья Дмитриевна. – Никому не поверю; я знаю, что не любит, – смело сказала Наташа, взяв письмо, и в лице ее выразилась сухая и злобная решительность, заставившая Марью Дмитриевну пристальнее посмотреть на нее и нахмуриться. – Ты, матушка, так не отвечай, – сказала она. – Что я говорю, то правда. Напиши ответ.

wiki-org.ru