Текст книги "Глобализация. Последствия для человека и общества". Книги глобализация


Список литературы на тему "Глобализация

Список литературы

Генератор кроссвордов

Генератор титульных листов

Таблица истинности ONLINE

Прочие ONLINE сервисы

 

Список литературы

1. "Альянс цивилизаций" (трудный диалог в условиях глобализации): моногр. . - М.: Институт Латинской Америки РАН, 2010. - 208 c.2. Вопрос национальной идентичности в контексте глобализации. - М.: Проспект, 2014. - 144 c.3. Глобализация в российском обществе. - М.: Нестор-История, 2008. - 538 c.4. Глобализация и интеграционные процессы в Азиатско-Тихоокеанском регионе (правовое и экономическое исследование). - М.: ИНФРА-М, 2016. - 332 c.5. Глобализация и проблема сохранения культурного многообразия. - М.: ИФРАН, 2010. - 240 c.6. Глобализация. Сущность, проблемы, перспективы: моногр. . - М.: Книга и бизнес, 2003. - 320 c.7. Глобалистика. Энциклопедия: моногр. . - М.: Радуга, 2003. - 993 c.8. Девятов, А. П. Небополитика / А.П. Девятов. - М.: Издательство Антона Жигульского, 2008. - 280 c.9. Диалог культур в глобализирующемся мире. Мировоззренческие аспекты. - М.: Наука, 2005. - 432 c.10. Изменяющаяся Россия в контексте глобализации. - М.: Издательство СПбГУ, Санкт-Петербургский им. В.Б.Бобкова филиал Российской таможенной академии, 2007. - 396 c.11. Ильин, И. В. Глобальные исследования и эволюционный подход / И.В. Ильин, А.Д. Урсул. - М.: Издательство МГУ, 2013. - 568 c.12. Кляйн, Наоми No Logo. Люди против брэндов / Наоми Кляйн. - М.: "Издательство "Добрая книга", 2000. - 624 c.13. Кокошин, Андрей Международная энергетическая безопасность / Андрей Кокошин. - М.: Европа, 2006. - 228 c.14. Малик, Халид Доклад о человеческом развитии 2013. Возвышение Юга. Человеческий прогресс в многообразном мире / Халид Малик. - М.: Весь Мир, 2013. - 212 c.15. Мегаполисы в условиях глобализации. - М.: ИНИОН РАН, 2008. - 178 c.16. Мир и Россия на пороге XXI века. - М.: Российская политическая энциклопедия, 2001. - 576 c.17. Молевич, Е. Ф. Введение в социальную глобалистику / Е.Ф. Молевич. - М.: Бахрах-М, 2007. - 160 c.18. Морозов, П. Е. Современные тенденции развития зарубежного трудового права в условиях глобализации / П.Е. Морозов. - М.: Проспект, 2016. - 252 c.19. Пашенцев, Е. Н. Коммуникационный менеджмент и стратегическая коммуникация. Современные технологии глобального влияния и управления: моногр. / Е.Н. Пашенцев. - М.: Международный центр социально-политических исследований и консалтинга, Сам Полиграфист, 2014. - 480 c.20. Перкинс, Джон Исповедь экономического убийцы / Джон Перкинс. - М.: Претекст, 2015. - 350 c.21. Пискулова, Н. А. Экология и глобализация / Н.А. Пискулова. - М.: МГИМО-Университет, 2010. - 210 c.22. Постиндустриальный мир. Центр, периферия, Россия. Сборник 3. Особый случай России. - М.: Институт мировой экономики и международных отношений РАН, 1999. - 222 c.23. Региональные аспекты экономической безопасности страны в условиях глобализации / О.Н. Чувилова и др. - М.: Проспект, 2016. - 815 c.24. Россия в архитектуре глобального мира. Цивилизационное измерение: моногр. . - М.: Языки славянской культуры, Знак, 2015. - 520 c.25. Симеунович, Драган Нация и глобализация / Драган Симеунович. - М.: РИСИ, 2013. - 112 c.26. Социокультурное пограничье как феномен мировых и российских трансформаций. Междисциплинарное исследование: моногр. . - М.: Либроком, 2008. - 504 c.27. Судьба государства в эпоху глобализации: моногр. . - Москва: СИНТЕГ, 2005. - 201 c.28. Чумаков, А. Н. Философские проблемы глобализации / А.Н. Чумаков, А.Д. Иоселиани. - М.: Университетская книга, 2015. - 172 c.29. Шишков, Ю.В. Догоняющее развитие в эпоху глобализации / Ю.В. Шишков. - Москва: СПб. [и др.] : Питер, 2006. - 448 c.30. Щорс, Татьяна Общественная информация ООН в условиях глобализации / Татьяна Щорс. - М.: Весь Мир, 2009. - 204 c.
Внимание: данные, отмеченные красным цветом, являются недостоверными! Книги, использованные при создании данного списка литературы:

В нашем каталоге

Околостуденческое

Это интересно...

Наши контакты

spisok-literaturi.ru

Книга - Глобализация как мировой процесс и ее последствия

Содержание

Введение

  1. Суть глобализации
  2. Размышления о будущем

Список литературы

Введение

На исходе ХХ столетия мировая экономика как совокупность национальных хозяйств и их экономических и политических взаимоотношений обретает новое качество: важнейшей формой и одновременно новым этапом интернационализации хозяйственной жизни становится глобализация. Она охватывает важнейшие процессы социально-экономического развития мира, способствует ускорению экономического роста и модернизации. В то же время глобализация рождает новые противоречия и проблемы в мировой экономике. Сегодня все страны мира в разной степени охвачены процессом глобализации.

Глобализация (от лат. globus – шар, фр. global — всеобщий) – объективный процесс формирования, организации, функционирования и развития принципиально новой всемирной, глобальной системы на основе углубляющейся взаимосвязи и взаимозависимости во всех сферах международного сообщества. Понятие «глобализация» многогранно. В более широком плане – это перерастание национальных и региональных проблем в общемировые и формирование новой хозяйственной, социальной и природно-биологической глобальной среды. В более конкретном – это процесс трансформации экономических и хозяйственных структур в направлении становления целостной и единой мировой геоэкономической реальности. Конкретными сферами глобализации являются также научно-технические технологии, нравственно-этические ценности (глобальная этика), новые угрозы международной безопасности и стабильности (международный терроризм, транснациональная преступность, глобальное расползание оружия массового уничтожения) и др. Категория «глобализация» тесно связана, но не совпадает с понятием «глобальные проблемы современности»: в первом случае речь идет о процессе, во втором – о проблемах, которые охвачены этим процессом. Если «глобализация» отражает объективные, часто происходящие вне нас изменения, то другой термин – «глобализм» характеризует изменения в субъективной сфере. Появившееся в последнее время в английском языке сленговое слово «globalony» в переносном смысле означает «дутая» проблема.

Деглобализация – оборотная, подспудная сторона американского варианта глобализации (вестернизации), ибо подразумеваемая под глобализацией американизация есть ворсированное расширение рамок американского образа жизни и для США это действительно есть временная и непрочная (лже)глобализация. Получил научную прописку и термин «глобалистика», который употребляется для обозначения новой, возникшей на стыке ряда наук отрасли социально-гуманитарного знания, имеющей свой предмет, методологический подход, инструментарий, понятийный и категориальный аппарат. Определяются содержательные параметры понятий «глобальный анализ», «глобальный вызов», «глобальный меморандум», «глобальный рынок среды», «сомкнутый мир», «объемная интерпретация глобального пространства», «мировые точки роста», «мировая институциональная система», «неоэкономика», «трансграничность мировой системы», «этноэкономическая транснационализация» и др.

1. Суть глобализации

В последние два-три десятилетия мы оказались свидетелями уникального стечения и переплетения гигантских по масштабам явлений и процессов, каждый из которых в отдельности можно было бы назвать эпохальным событием с точки зрения его последствий для всего мирового сообщества. Происходящие глубокие изменения в геополитических структурах мирового сообщества и трансформации социально-политических систем дают основание говорить о завершении одного исторического периода и вступлении современного мира в качественно новую фазу своего развития.

Во-первых, в результате информационно-телекоммуникационной революции в промышленно развитой зоне мира постиндустриальное общество постепенно трансформируется в информационное общество.

Во-вторых, происходит совпавшая с этой революцией и стимулированная ею смена социально-политической парадигмы.

В-третьих, вместо евроцентристского мира, в котором доминирующие позиции занимают основополагающие параметры западной рационалистической цивилизации, возникает новая всепланетарная цивилизация на началах органического сочетания единства и неделимости мирового сообщества, с одной стороны, диверсификации и плюрализма центров, народов, культур, религий т.д., с другой.

В-четвертых, с распадом СССР и социалистического содружества закончилась эра двуполюсного миропорядка, основанного на инфраструктуре холодной войны.

Очевидно, что когда говорят о вступлении современного мира в качественно новую стадию своего развития, имеют в виду не только смену эпохи индустриализма постиндустриальной эпохой, на смену которой в свою очередь пришла эпоха информационного общества. Особенность нынешнего этапа состоит в том, что процесс изменений и сдвигов наряду со сферой экономики глубоко затронул политическую, социокультурную и духовную сферы.

В политической сфере, по сути дела, также возникло новое положение, характеризующееся несоответствием традиционных идейно-политических установок и ориентацией реальным проблемам современности. Распад Советского Союза и вызванное этим падение Берлинской стены, положившее конец жесткому разделению мира на два противоположных лагеря, по времени совпадали с началом качественных изменений не только в геостратегической структуре, сложившейся в послевоенные десятилетия, но и в самом евроцентристском (или точнее, евроамериканоцентристском) миропорядке Нового и Новейшего времени. Более того, можно сказать, что этот распад стал одновременно и последним мощным стимулом и следствием процессов и явлений, приведшим к таким изменениям.

Наиболее зримым проявлением и показателем названных процессов и феноменов является глобализация. Под глобализацией понимается расширение и углубление социальных связей и институтов в пространстве и времени таким образом, что, с одной стороны, на повседневную деятельность людей все более растущее влияние оказывают события, происходящие в других частях земного шара, а с другой стороны, действия местных общин могут иметь важные глобальные последствия.

Глобализация предполагает, что множество социальных, экономических, культурных, политических и иных отношений и связей приобретают всемирный характер. В то же время она подразумевает возрастание уровней взаимодействия как в пределах отдельных государств, так и между государствами. Новым для современных процессов глобализации является распространение социальных связей на такие сферы деятельности, как технологическая, организационная, административная, правовая и другие, а также постоянная интенсификация тенденций к установлению взаимосвязей через многочисленные сети современных коммуникаций и новой информационной технологии.

Необходимо отличать форму глобализации в рамках империй (таких, например, как

Британская), которые простирались на огромные пространства и объединяли их в единую политическую и экономическую систему, от современных форм глобальных потоков, характеризующихся, во-первых, громадными инвестициями промышленно развитых стран в экономики друг друга через многонациональные корпорации, а во-вторых, высоким уровнем движения капиталов.

Первоначально, развитие взаимосвязей между народами и странами протекало в форме экспансии Европы, а затем Запада в целом, поэтому глобализация означала, в сущности, европейскую, западную глобализацию. Ныне же процессы регионализации и глобализации охватили весь земной шар.

Интенсификация этих процессов способствовала расширению функций и сфер ответственности национального государства, с одной стороны, и эрозии его возможностей эффективно справляться с предъявляемыми к нему требованиями, с другой стороны. Товары, капиталы, люди, знания, образы, оружие, наркотики и т.д. стали легко пересекать государственно-территориальные границы. Транснациональные сети, социальные движения и отношения проникли почти во все сферы человеческой деятельности. Существование глобальных систем торговли, финансов и производства связало воедино процветание и судьбу домохозяйств, коллективов и целых наций по всему миру. Таким образом, государственно-территориальные границы становятся все больше прозрачными.

Таким образом, под глобализацией понимается огромное увеличение масштабов мировой торговли и других процессов международного обмена в условиях все более открытой, интегрированной, не признающей границ мировой экономики. Речь идет, таким образом, не только о традиционной внешней торговле товарами и услугами, но и о валютных потоках, движении капитала, обмене технологиями, информацией и идеями, перемещении людей.

Глобализация является важнейшим процессом, без учета которого невозможно прогнозировать, определять и осуществлять внешнюю политику любого государства. Это динамичный, с определенным ускорением развивающийся процесс. Поэтому глобализацию нельзя рассматривать в статике, она на каждом новом этапе развития имеет свои особенности и связана с прорывами, которые изменяют характер и качество производительных сил.

Глобализация требует соответствующего мышления, подхода к миру как единому целому, что крайне необходимо для управления всеобщими проблемами, и постоянного политического диалога по жизненно важным вопросам общей безопасности и сотрудничества. Отсутствие желания к сотрудничеству, рост глобальной угрозы, развитие внутренней и внешней напряженности и конфликтных ситуаций могут подорвать и даже обратить вспять весь глобализационный процесс. Вот почему “поиски безопасности”, понимаемой многоаспектно и всеобъемлюще, становятся главной задачей.

Под многоаспектностью подразумевается безопасность отдельных лиц, стран, регионов и всего международного сообщества в ряде важных областей, в частности способность предупреждать конфликты и управлять ими в случае необходимости, сохранение стабильности экосистемы, гарантированное снабжение продовольствием, топливом и сырьем, доступ к новой технологии, институциональная надежность международного сотрудничества в самых разных условиях. Важным компонентом безопасности должна считаться также борьба с насилием и преступностью в международном масштабе.

На современном этапе глобализации, как сформировавшегося явления, по-моему, не существует. Между странами мира остаются различные барьеры и ограничения, нет общих правил регулирования экономик стран с переходной экономикой, развивающихся и развитых стран. Но вступление в ХХ1 век знаменуется новой эпохой глобализации экономики, которая имеет как положительное влияние на все сферы развития стран, так и негативные характеристики.

Рассмотрим основные характеристики глобализирующего мира.

1. Вопреки снижению барьеров на пути торговых потоков лишь рынок капиталов является подлинно глобальным. Только капитал безо всяких препятствий мигрирует в места наиболее выгодного своего приложения. А капитал исходит не из бедных стран Юга, он плывет из сейфов богатых стан Севера. Карты находятся в руках банков, трастовых фирм, консультативных компаний, корпораций северного индустриального полюса: 81 % прямых инвестиций приходится на северные страны с высоким жизненным уровнем – Соединенные Штаты, Британию, Германию, Канаду. И концентрация в этих странах капитала увеличилась за четверть века на 12%.

2. Увы, не каждой стране дается шанс быть частью привилегированной системы. Но практически все государства ставятся под пресс – они должны адаптироваться к вызову глобализации, к уровню наиболее успешных производителей среди частных компаний мира. Глобализацией практически не затронуты Африка, почти вся Латинская Америка, весь Ближний Восток (за исключением Израиля), огромные просторы Азии. Принципы свободного мирового рынка применяются выборочно. Если бы это было не так, то глобальные рынки неквалифицированной рабочей силы были бы столь же свободны, как и рынки капитала. Глобализация может быть причиной быстрого разорения и ухода на мировую обочину развития вследствие всесокрушающей конкуренции. Под ее влиянием государства становятся объекта­ми резких и быстрых экономических перемен, которые способны в короткие сроки девальвировать легитимность правительств. Подданные своих стран оказываются незащищенными перед на­бором новых идей, противоположных по значимости главным дог­мам национальных правительств. Богатство у владельцев техно­логии и ресурсов возникает буквально на глазах, но столь же быстро опускаются по шкале благосостояния и могущества те, кто «замешкался», кто не посмел пожертвовать собственной идентич­ностью.Прямые инвестиции транснациональных корпораций вовсе не всегда дают плодотворные результаты. И те, кто настойчиво при­глашал могущественных инвесторов, вполне «могут увидеть в этих гигантских корпорациях не необходимых инициаторов экономи­ческих перемен, а скорее орудия сохранения неразвитости. ТНК создают такие внутренние структуры, которые обостряют внутрен­нее социальное неравенство, осуществляют производство ненуж­ных данной стране продуктов и ненужной технологии».Участие в глобальной экономике, пишут американские авто­ры Менон и Вимбуш, «может увеличить свободу маневра и само­изъявления прежде молчавших национальных меньшинств. Го­сударства, в которых этнические меньшинства размещаются географически концентрированно, теряют рычаги воздействия -их противодействие меньшинствам становится все более дорого­стоящим, потому что данное государство теперь уже хорошо про­сматривается всем внешним миром»34. Исключение целых об­ществ из процесса глобальной модернизации увеличивает риск этнонациональных конфликтов, терроризма, вооруженных кон­фликтов.

3. Между развитыми странами – странами Организации экономического сотрудничества и развития экспорт растет вдвое быстрее, чем в соседних странах.

4. Трудно отрицать, что приток капиталов дает развивающимся странам новые возможности, появляется дополнительный шанс. Скажем, между 1990 и 1997 гг. финансовый поток частных средств из развитых стран в развивающиеся увеличился драматически – с 44 млрд.долл. до 244 млрд. Примерно половину этих средств составили прямые инвестиции, что, казалось бы, давало странам-получателям шанс. Но вскоре обнаружилось, что огромные суммы уходят так же быстро, как и приходят, если экономическая ситуация в данной стране начинает терять свою привлекательность (исчезает возможность получения сверхприбыли). В кратчайшее время западный частный капитал покинул в середине 1997 г. Таиланд, затем Южную Корею, затем Индонезию, вызвав в каждой из этих стран шок национального масштаба.

5. Глобализация требует фактической унификации условий. Но в реальной жизни такого не происходит. Скажем, в период азиатского экономического кризиса 1998-1999 гг. западноевропейские страны страдали прежде всего от высокого уровня безработицы; Китай шел своим путем, в США били рекорды промышленного роста. Что общего между фантастически быстро растущими сборочными линиями, заводами на мексиканской стороне границы с США и теряющими работу голубыми воротничками Детройта? Можно смело сказать, что американский конгресс и американские профсоюзы никогда не смиряться с таким переводом американских капиталов в зоны дешевой рабочей силы, которой, во-первых, заденет стратегические позиции США, во-вторых, негативно скажется на прямых интересах американских производителей, рабочих их компаний, т.е. избирателей, считающих, что, участвуя раз в четыре года в президентских выборах, они могут воспрепятствовать покорному сползанию к высокой безработице, когда рабочие места в массовом порядке начнут «эмигрировать».

6. Идеологи глобализации утверждают, что рынок ныне ста­новится глобальным. В строгом смысле это не подтверждается фактами. Страны с крупными экономическими параметрами ос­таются ориентированными на внутренние рынки. Скажем, в не вовлеченных во внешнюю торговлю и обмен отраслях и секторах американской промышленности заняты 82% работающих амери­канцев. В Соединенных Штатах почти 90% работающих заняты в сферах, предназначенных для собственного потребления. В трех важнейших экономиках современности — США, ЕС и Японии — на экспорт идет лишь 12% ВВП. Страны Бенилюкса могут чрезвы­чайно зависеть от импорта и экспорта, но не гигантские экономи­ческие комплексы ведущих промышленных держав.

7. В политическом плане фактом является то, что торжество глобализма означает прежде всего историческое поражение левой части политического спектра практически в каждой стране. Ле­вые политические партии еще могут побеждать на выборах и де­легировать своих представителей в правительства. Но они уже не могут реализовывать левую политико-экономическую програм­ му. В результате они попросту председательствуют при распрода­же своих левых ценностей. И этот кризис левых взглядов и сил, судя по всему, надолго. И это при радикализации их традицион­ного электората. Сотни миллионов трудящихся оказались жертвами глобальных финансовых шоков, непосредственными жертвами современных информационных технологий, часто попросту жертвами экономических процессов, имеющих далеко идущие по­следствия. При этом очевидны отрицательные плоды ускоренной глобализации: растущее неравенство в доходах, отсутствие гаран­тии долговременной занятости, резко возросшая острота конку­рентной борьбы — теперь уже в глобальных масштабах. Чувство беззащитности, ощущение себяжертвамигромадных неподконт­рольных процессов, озлобление слепой несправедливостью жиз­ни, ощущение сверхэксплуатации — все это делает глобализацию объектом ожесточенной борьбы.Массовой радикализации может содействовать многомилли­онное перемещение сельскохозяйственного населения в мегапо­лисы XXI в. «Оскорбленное чувство самоуважения, озлобление, ощущение превращения в жертву складывающихся обстоятельств могут в значительной мере укрепить силы, выступающие против глобализации, которая все более будет восприниматься как благотворная лишь для США, — пишет бывший директор Междуна­родного института стратегических исследований (Лондон) Ф. Хейзберг. — Фашизм и милитаризм в Германии, Италии и Японии, провозгласивших себя «нациями-пролетариями», были во многом отражением широко распространенного в этих странах чувства, что они не получили всех выгод от экономического развития сво­его времени — тех выгод|, которые поделили между собой другие страны». Семьдесят лет спустя подобные чувства снова все боль­ше проявляются в весьма мощных странах.

8. Как признают западные исследователи, всемирное снятие барьеров выгодно прежде всего сильнейшему. На протяжении 1990-х гг. США получили от роста экспорта около трети прироста своего ВНП. Даже когда кризис поразил часть азиатских стран, потоки капитала неустанно устремлялись на американский фи­нансовый рынок, давая бесценную энергию буму американской индустрии и сельского хозяйства. «Эта экспансия, — пишут идеологи демократической партии, — ныне самая долгая в истории аме­риканской нации, низвела уровень безработицы до нижайшего за последние 30 лет уровня, она подняла жизненный уровень всех групп американского общества, включая наиболее квалифициро­ванных специалистов». Неудивительно, что США намерены вы­ступать наиболее упорным и убежденным сторонником мировой глобализации. «Получая наибольшие блага от глобализации, -указывает американский политолог Э. Басевич, — Соединенные Штаты используют благоприятное стечение обстоятельств, их главная задача — выработка стратегии продления на будущее аме­риканской гегемонии».

9. Недооценивается фактор государственности. Государства не могут позволить, чтобы жизни их граждан попали в огромную и почти необратимую зависимость от глобальных экономических процессов, над которыми у них нет контроля. Эти государства либо возведут барьеры, чтобы защитить себя, либо начнут тесно сотруд­ничать между собой, чтобы не потерять остатки прежнего контро­ля. При этом они будут учитывать то, что, скажем, финансовый кризис в Восточной Азии в конце XX в. был вызван во многом от­крытием восточноазиатскими странами своих финансовых рынков. Расходы на образование и медицинское обслуживание в раз­вивающихся странах, которые решат подчиниться глобализационной идеологии, будут вынужденно сокращены, что еще более увеличит рост безработицы в мире высоких технологий. Очевидны и другие негативные последствия. Так, в результате вхождения Мексики в огромную Северо-Американскую зону свободной торговли покупательная способность рабочих в этой стране снизилась после 1994 г. более чем на 25 %.

2. Размышления о будущем

Глобализация с ее упором на качество вовсе не обещает равнопра­вие в мире, объединенным единым рынком. «Мир без границ, пишет французский исследователь Муази, — где каждый знает все о каждом, не обязательно будет лучшим миром».

Экономисты молятся на рынок, а культуру и политику рас­сматривают лишь как временное поветрие. Жрецы современной технологии считают, что современная эпоха началась с изобрете­ния микропроцессора, что Интернет, безусловно, определит гло­бальное будущее, лишая всякого смысла геополитику. Так ли это? Представители школы политического реализма полагают, что гло­бализация мира на определенном этапе споткнется о волю и инте­ресы единственной гипердержавы. И окажется, что стремление к могуществу и получению геополитических преимуществ — все, а некое, якобы всепримиряющее влияние рынков — ничто.

Экономисты смотрят на мир сквозь призму охраны окружаю­щей среды, с точки зрения того, как сохранить кислород, флору и фауну; собственно, процесс материального развития интересует их меньше. И движение в защиту сгружающей среды пошлет своих министров во все основные кабинеты министров, «зеленые» вста­нут грудью против абсолютизации мировой эффективности за счет природы и человека.

Протесты против глобализации в Сиэтле (на форуме ВТО в но­ябре 1999 г.) были многими восприняты как начало могучего по­тока противодействия процессу глобализации. «Крах встречи в рамках Всемирной торговой организации в Сиэтле, — пишут Ф. Рандж и Б.Сенауэр, — показал, как много неверного происходит

в мировой торговле и насколько уязвимым стало будущее общей торго­вой либерализации. Воинственная американская односторонность оскорбила делегации со всего света и подорвала многокультурный характер встречи». В то же время представители банковской, торговой, распределительной сфер больше связаны с глобализа­цией через деятельность транснациональных монополий, для нихначинают растворяться в межнациональных процессах.

Мир вовсе не вступает, пишет редактор журнала «Нэшнл интерест» М.Линд, «в эру гармоничной глобальной взаимозависимости и подлинной либеральной демократии. Глобальная конкуренция подстегнет геоэкономическое соревнование, в котором участвуют менее богатые, но значительные в военном смысле страны, такие, как Россия, Китай и Индия». Вопреки всем глобалистским лозунгам огромная часть населения нашей планеты фактически отрезана от возможностей современной технологической революции.

Более внушительным, чем плакаты жертв глобализации, аргументом в пользу продолжения этого процесса является тот факт, что, несмотря на финансовый кризис 1997-1998 гг., государства мира не сосредоточились на сугубо внутренних проблемах, а продолжили движение к некой мировой экономике, к интеграции в максимально широкий рынок.

Но неизбежно возникнет вопрос другой стороны: согласится ли мировое большинство в обмен на обещанную стабильность и долю участия в мировом прогрессе отдать ключи от национальной судьбы странам-лидерам? Это самый большой вопрос будущего.

Вместе с тем встает еще один кардинальный вопрос: удовлетво­рится ли преобладающая часть мирового населения ролью объек­та мировой геоэкономики, ролью пассивного потребителя товаров, создаваемых другими, ролью деградирующего свидетеля подъе­ма немногочисленных чемпионов экономического роста? Мировая история знает случаи безропотного смирения, но она же дает при­меры активного несогласия с уготованной другими судьбой, вос­стания против несправедливостей системы, где «победитель по­лучает все», а не занявший призового места лишается геополити­ческой значимости.

Глобализация будет осуществлена лишь в том случае, если, во-первых, мировое сообщество согласится пожертвовать своими от­раслями производства в пользу более эффективных производите­лей из стран-чемпионов; во-вторых, если высокооплачиваемые трудящиеся в развитых странах согласятся допустить на свои рын­ки товары из стран, где рабочая сила гораздо дешевле и где экспор­терам помогают местные государственные структуры. В первом слу­чае «неготовность» к глобализации выражается в возводимых для защиты национальных экономик тарифных барьерах для импор­та. Во втором — в протесте профсоюзов богатых стран, не готовых отдать рабочие места своим менее оплачиваемым коллегам из ме­нее богатых стран, а также в недовольстве транснациональными корпорациями» переводящими свои капиталы в зону более деше­вого труда (проявления такого протеста были особенно отчетливы в Сиэтле на сессии Всемирной торговой организации в 1999 г. и на Экономическом форуме в Давосе в 2000 г.).

Согласится ли мир с господством союза чемпионов эффектив­ности из развитых стран и из космополитического капитала? Как пишут американские исследователи Дж. Модельски и У. Томп­сон, «возможность создания глобальной организации вокруг ядра США — ЕС имеет черты реальности, но проявляет себя и возмож­ность ожесточения в грядущем столетии интенсивной борьбы за лидерство».

В конце концов, в век демократий легитимность любой совре­менной экономической системы должна измеряться качеством жизни, достижимым многими, а не привилегиями меньшинства. Повсюду среди рабочей силы эти обстоятельства вызывают растущее недовольство условиями глобального порядка, констатирует американский профсоюзный лидер Дж.Мазур. Если раньше та­кие профсоюзные объединения, как АФТ-КПП, мыслили «геопо­литически», поддерживая антикоммунизм на глобальной арене, то с развитием глобализации в начале XXI в. проблемы глобали­зации стали самоценными. «Распад Советского Союза изменил позицию правительств по рабочему вопросу. В ходе широкого иде­ологического наступления корпораций профсоюзы были представ­лены как остатки ушедшей в прошлое эры. Но по мере того как большой бизнес принимал глобальные размеры, борясь при этом с профессиональными союзами, рабочее движение становилось все больше (а не меньше) международным».

Глобализация наиболее разрушительна там, где нет независи­мых профсоюзов, где преследуется их организация. Во многих развивающихся странах существуют секторы экономики, связан­ные с производством экспортных товаров и привлечением инвес­тиций. Работники, занятые в этих секторах, не имеют профессио­нальных союзов — это плата за участие в глобализации. И это неизбежно вызовет взрыв. Поскольку трудящимся в «южном» поясе, занятым на определенных производствах, систематически отказывается в праве на организацию и заключение коллектив­ных договоров с работодателями, их заработная плата искусствен­но сдерживается на уровне одной десятой зарплаты, существую­щей в организованном рабочем секторе индустриального Севера. Неудивительно, что большинство трудящихся с такой оплатой тру­да живут за официальной чертой бедности в своих собственных странах.

С другой стороны, существование огромной армии рабочих с более низкой заработной платой создает угрозу положению их бо­лее обеспеченных коллег. Историк П. Кеннеди предупредил, что рыночно ориентированная промышленность Латинской Америки, Индонезии, Индии, части Китая и остальной Юго-Восточной Азии способна вовлечь в следующем поколении в глобальный рынок примерно 1,2 млрд. рабочих. Результат этого немедленно скажет­ся на рабочих традиционно развитых стран, где заработная плата упадет не менее чем на 50%. Пострадают рабочие Севера.

Они уже ощущают на себе глобализационное давление. Почти треть всей рабочей силы планеты не имеет работы, а очень многие из тех, кто трудится, получают чрезвычайно низкую зарплату, не видя перспектив ее увеличения. Относительно благополучная Ев­ропа живет с 12% -ной безработицей. Массовая безработица харак­терна для стран с переходной экономикой.

Массовые масштабы приняла безработица в развивающихся странах. Глобализация создала глубокие разделительные линии между мобильными группами квалифицированного населения и теми, кто не имеет подобных преимуществ. Компании, которые как будто укоренились в определенной местности, на самом деле с легкостью покидают прежние места, организуя производство там, где есть более дешевая рабочая сила. Такая мобильность позволя­ет им производить товары наиболее эффективно и оттеснять кон­курентов, не обладающих данной способностью.

Итак, капитал может перемещаться, а рабочая сила — нет; ис­полнительные лица компаний оказываются в сильной, с легаль­ной точки зрения, позиции, рабочие — в слабой. Взаимозави­симость в данном случае стала означать быстрое повышение жизненного уровня сравнительно немногих за счет обнищания остальных. Между 1985 и 1992 гг. 5 из 8 млн. рабочих мест былосоздано в столь далеких друг от друга странах, как Аргентина, Барбадос, Ботсвана, Индонезия, Малайзия, Маврикий, Мексика, Филиппины, Сингапур, Шри-Ланка. Часть рабочих в этих странах довольно значительно повысила свой жизненный уровень, но одновременно он снизился у их соседей и «братьев по классу».

Результат такого противостояния можно предсказать. «Чем дальше заходит процесс

глобализации-американизации, — пишет П. Кеннеди, — тем больше вероятность ответного наступления, что мы и наблюдаем сейчас в России и Индонезии и во многих других местах, где население чувствует себя брошенным, оставленным, уязвимым перед лицом международного капитала». Многие раз­вивающиеся страны боятся возросшего соперничества за фонды со стороны других развивающихся стран, за прямые инвестиции, за размещение новых предприятий. Одновременно и в развитых странах ощутим удар по прежде обеспеченным слоям населения. Обнищание среднего класса стало означать его вымывание.

Список литературы

1. Гаджиев К.С. Введение в геополитику.: Учебник для вузов. – М.: Логос, 2002

2. Уткин А.И. Глобализация: процесс и осмысление. – M.: Логос, 2001

www.ronl.ru

Книга: Глобализация

ГлобализацияВ учебнике раскрываются теоретико-методологические аспекты глобализации, а также глобалистики - быстро развивающейся области научного знания. Анализируются основные сферы глобализации … — РАГС, (формат: 60x90/16, 544 стр.) Учебники Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации Подробнее...2008806бумажная книга
Гельвановский М.И.Глобализация. Проблемы конкуренции и интеграцииГлобализация - один из феноменов современного мирового хозяйства - это постепенное превращение мировой экономики в единый рынок товаров, услуг, капитала, рабочей силы и знаний. Она представляет собой… — Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ), (формат: 60x90/16, 400 стр.) - Подробнее...2013266бумажная книга
Глобализация. Проблемы конкуренции и интеграцииГлобализация - один из феноменов современного мирового хозяйства - это постепенное превращение мировой экономики в единый рынок товаров, услуг, капитала, рабочей силы и знаний. Она представляет собой… — РГГУ, (формат: 60x90/16, 400 стр.) Подробнее...2013280бумажная книга
Гжегож В. КолодкоГлобализация и перспективы развития постсоциалистических странКнига выдающегося исследователя в области экономической теории, экономиста-практика, специалиста в сфере экономической политики государства, вице-премьера и министра финансов правительства Польши… — Европейский гуманитарный университет, (формат: 60x84/16, 200 стр.) Подробнее...2002495бумажная книга
Андрей КарповГлобализация. Неогуманизм. Неототалитаризм. Базисные культурно-социальные процессы современностиГлобализация, неогуманизм, неототалитаризм составляют нежелательную перспективу, от которой человечество никак не может избавиться. Каковы возможные сценарии развития ситуации? Что делать простому… — Издательские решения, (формат: 60x84/16, 200 стр.) электронная книга Подробнее...80электронная книга
Гельвановский М. (сост.)Глобализация: проблемы конкуренции и интеграции. Сборник статейГлобализация - один из феноменов современного мирового хозяйства - это постепенное превращение мировой экономики в единый рынок товаров, услуг, капитала, рабочей силы и знаний. Она представляет собой… — РГГУ, (формат: Мягкая бумажная, 208 стр.) Подробнее...2013198бумажная книга
Глобализация. Проблемы конкуренции и интеграцииГлобализация - один из феноменов современного мирового хозяйства - это постепенное превращение мировой экономики в единый рынок товаров, услуг, капитала, рабочей силы и знаний. Она представляет собой… — РГГУ, (формат: Твердая глянцевая, 416 стр.) Подробнее...2014290бумажная книга
Бринк ЛиндсиГлобализация. Повторение пройденногоАвтор предлагает новый взгляд на проблему глобализации, идущий вразрез с представлениями глобалистов и антиглобалистов. Согласно автору, экономическая глобализация последних 15-20 лет не является ни… — Альпина Паблишер, (формат: 60x90/16, 416 стр.) Экономика Подробнее...2006210бумажная книга
Бринк ЛиндсиГлобализация. Повторение пройденногоАвтор предлагает новый взгляд на проблему глобализации, идущий вразрез с представлениями глобалистов и антиглобалистов. Согласно автору, экономическая глобализация последних 15-20 лет не является ни… — Альпина Паблишер, (формат: 60x90/16, 416 стр.) Экономика Подробнее...2006215бумажная книга
Линдси Б.Глобализация: провторение пройденного. Неопределенное будущее глобального капитализмаАвтор предлагает новый взгляд на проблему глобализации, идущий вразрез с представлениями глобалистов и антиглобалистов. Согласно автору, экономическая глобализация последних 15-20 лет не является ни… — Ирисэн, (формат: Твердая глянцевая, 416 стр.) Подробнее...2006240бумажная книга
Бринк ЛиндсиГлобализация. Повторение пройденногоАвтор предлагает новый взгляд на проблему глобализации, идущий вразрез с представлениями глобалистов и антиглобалистов. Согласно автору, экономическая глобализация последних 15-20 лет не является ни… — Альпина Бизнес Букс, (формат: Твердая глянцевая, 416 стр.) Теория и практика бизнеса в России Подробнее...2006360бумажная книга
Глобализация и международная экономическая интеграцияАвторы: Наименование: Глобализация и международная экономическая интеграцияИздатель: МагистрРубрика: ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. ЭКОНОМИКА. ПРАВО. Вид издания: Монография ISBN: 978-5-9776-0356-0ISBN-online… — Инфра-М, Магистр, (формат: Твердая глянцевая, 416 стр.) Экономика 2.0 Подробнее...20151404бумажная книга
Глобализация и девиантностьПредлагаемая вниманию читателей работа-результат осмысления широко обсуждаемых в общественной науке проблем девиантности и социального контроля в условиях глобализации. Авторы выделяют несколько… — Юридический центр, Юридический центр, (формат: 60x90/16, 400 стр.) Теория и практика уголовного права и уголовного процесса Подробнее...2006669бумажная книга
Колодко Г.В.Глобализация, трансформация, кризис - что дальше?В новой книге известного польского экономиста затронуты острые вопросы мирового социально-экономического развития. Мир за короткий исторический период неузнаваемо изменился. Важнейшие процессы этого… — Магистр, (формат: 60x90/16, 400 стр.) - Подробнее...2017599бумажная книга
Осьмова М.Н.Глобализация мирового хозяйства: Учебное пособиеВ учебном пособии Глобализация мирового хозяйства рассматриваются сущность, факторы, формы проявления и социально-экономические последствия глобализации мировой экономики, эволюция роли государства и… — Инфра-М, (формат: 60х90/16, 376 стр.) Подробнее...2006265бумажная книга

dic.academic.ru

Мировая экономика в век глобализации - Богомолов О.Т.

Автор: Богомолов О.Т.

Описание: Уже с конца XIX и особенно в XX в. общественная жизнь в большинстве стран мира стала приобретать все более ярко выраженное интернациональное измерение.Привычный склад бытия, характерный для развитых государств, все больше испытывал на себе влияние внешнего мира. В него проникали материальные и культурные ценности, созданные в других обществах. Внутри национальных хозяйств и политических систем расширялось присутствие зарубежных представительств и институтов. Интеллектуальная элита и правящий класс становились все более космополитичными, но и широкие массы людей ощущали на себе влияние мировой цивилизации. Развитие России, как и других стран, неотделимо от международного контекста. События, происходящие в мире, сказываются на их внутреннем положении. Состояние дел в экономике и политике ведущих государств мира ощутимо влияет на Россию. К сожалению, вызовы экономической глобализации, ее возможности не всегда правильно оцениваются и учитываются в политике. Однако от десятилетия к десятилетию с развитием мировой экономики приходилось все в большей мере считаться не только политикам и деловым людям, но и широкой общественности. Глобальная экономическая система стала реальностью, и ее законы и формы развития требуют серьезного изучения.Растущую глобальную взаимозависимость в конце XX в. убедительно продемонстрировал нефтяной кризис 1973 г., сопровождавшийся многократным ростом цен на нефть, а в наши дни показывает новый стремительный взлет этих цен. В 1973 г. это вызвало всплеск инфляции и падение производства в промышлешю развитых и развивающихся странах — импортерах нефти. Это сочетание экономического спада с ростом цен, получившее название «стагфляция», породило не внутренние, а внешние причины, драматические изменения в глобальной экономике. Шлейф последствий этих изменений растянулся на два десятилетия и затронул почти все страны мира. Долговой кризис, поразивший в 80-е годы развивающиеся государства, был одним из отголосков нефтяного кризиса предшествующего десятилетия.В первые годы нового столетия необычная дороговизна энер го ресурсов также затронула мир в целом, вызвав, вернее, усугубив экономические трудности в США и Европе, создав серьезные проблемы для многих других стран. Начался период перестройки и приспособления экономики к новым реалиям, поиск технических, организационных и политических решений, попыток реформирования глобальной экономической системы.Интернационализация производства и обмена, дающая столь ощутимо о себе знать сегодня, проявлялась, естественно, и раньше, на протяжении нескольких столетий. Благодаря великим географическим открытиям XV-XVII вв. в международную торговлю оказались вовлеченными новые страны и континенты, ее объем значительно возрос. В последующем промышленная революция и возникновение крупного капитала привели к существенному усилению международных связей. К. Маркс и Ф. Энгельс в «Коммунистическом манифесте» (1848) констатировали: «Крупная промышленность создала всемирный рынок». Этот тезис нашел дальнейшее развитие в «Капитале» К. Маркса, где отмечается взаимосвязанность народов земного шара, особенно цивилизованных, так что каждый из них зависит от того, что происходит у другого. В. Ленин, анализировавший вслед за Р. Гильфердингом империалистическую стадию капитализма, ввел понятие «всемирное капиталистическое хозяйство» и призывал составить итоговую картину его раз-вития1. Политические призывы марксистов к пролетариям всех стран, основывающиеся на этом анализе, можно оспаривать, по их вывод об определяющем значении для истории процесса интернационализации производства нашел полное подтверждение. Дальнейшее развитие происходило под знаком усиления этого процесса, который во второй половине XX в. приобрел новое измерение.Вторая половина XX в. характеризовалась бурным ростом процессов интернационализации производства и обмена, которые все чаще оказывались в поле зрения политиков и ученых западного мира. Многие стороны этих процессов стали вызывать растущую тревогу.  Опубликованный в 1972 г. под эгидой Римского клуба доклад «Пределы роста», подготовленный под руководством Денниса Медоуза, произвел эффект разорвавшейся бомбы. Алармистский характер доклада помог широкой международной общественности осознать, что ресурсы планеты не безграничны и что, если человечество не будет в состоянии их рачительно использовать, последует вселенская катастрофа. В следующем докладе Римскому клубу «Человечество на поворотном пункте», составленном под руководством Михайло Месаровича и Эдварда Пестеля и опубликованном в 1974 г., предлагался уже целый ряд конкретных мер по координации действий стран, чтобы обеспечить устойчивый экономический прогресс на нашей планете и избежать глобального апокалипсиса. Заботой о решении глобальных проблем был продиктован и еще один обративший на себя широкое внимание мировой общественности доклад из той же серии — «Перестройка мирового порядка». Он увидел свет в 1976 г.и представлял собой результат коллективной работы многих видных специалистов под руководством лауреата Нобелевской премии Яна Тинбергена. Доклад вскрывал глубокие противоречия современного мирового хозяйства и выдвигал целый ряд идей по реформированию политического и экономического мироустройства.Казалось бы, понятие «мировая экономикам или «мировое хозяйство» прочно вошло в научный и политический оборот, однако его содержание интерпретируется по-разному. Для некоторых специалистов мировая экономика не что иное, как совокупность взаимосвязанных национальных хозяйств всех стран, а для других — это «особый организм, который имеет специфические функции, специальные институты, и мы с полным правом можем говорить о мировом хозяйстве как о хозяйстве, отличном от суммы хозяйств отдельных стран»2. Это определение, заимствованное из опубликованной еще в 1952 г. книги немецкого ученого-марксиста Юргена Кучинского. Оно точнее отражает суть формирующейся глобальной экономики.Несомненно, мировая экономика — продукт развития национальных хозяйств и национального производства, которое становится настолько крупным и концентрированным, что ему уже тесно в национальных рамках и оно ищет внешние рынки сбыта и источники сырья. Но мировой рынок, мирохозяйственные отношения и институты отнюдь не являются простым продолжением национальных хозяйственных систем, а представляют собой особое образование, существенно отличающееся от них.Нельзя, в частности, не видеть, что в мировой экономике складывается другая система цен, нежели на внутренних рынках отдельных стран. Налоги, пошлины, акцизы, местные особенности производства и потребления, влияющие на пропорции цен в национальном хозяйстве, утрачивают ценообразующую роль в мировой экономике. Соотношение и движение цен здесь оказываются под влиянием факторов, имеющих международную природу. Беспошлинная торговля в аэропортах или специальных свободных зонах - лишь один из примеров, показывающих разницу между двумя системами цен.Международные расчеты и финансовые отношения также наделены немалой спецификой по сравнению с тем, как они осуществляются внутри стран. Только четыре-пять национальных валют обрели статус международных, т.е. стали валютами, в которых определяются цены, заключаются внешнеторговые контракты, создаются резервы, совершаются международные трансакции. Среди этих валют с огромным перевесом пока господствует американский доллар. Б мировой экономике золото сохраняет роль мировых денег, тогда как на национальных рынках оно давно вытеснено из обращения. Словом, глобальная экономика имеет особую денежную систему со своими институтами, и для большинства стран мира международные расчеты связаны с пересчетом национальной валюты в международную. Валютные курсы представляют важнейший атрибут функционирования мирового хозяйства.К перечисленным отличиям мировой экономики следует добавить то, что здесь не достигнута (и едва ли возможна) та степень свободы перемещения рабочей силы, капиталов, товаров, которая присуща национальным хозяйствам. И хотя на протяжении последних десятилетий наблюдается тенденция к либерализации международных обменов и постепенному демонтажу многочисленных барьеров, возводимых на их пути национальными государствами, движение факторов производства в мировой экономике связано со значительно большими сложностями и рисками, чем внутри отдельных стран. И это также придает мирохозяйственной деятельности особое качество.И наконец, в отличие от национальной в мировой экономике нет политической надстройки, мирового правительства, которое могло бы устанавливать правила поведения отдельных участников международных экономических отношений, принуждать их к соблюдению этих правил, регулировать те или иные стороны международного экономического развития. Нормы международной экономической жизни могут устанавливаться лишь на основе добровольного согласия, фиксируемого в соответствующих международных договорах. И опыт показывает, что этого пока далеко недостаточно, чтобы предотвращать опасные кризисные процессы и ситуации, которые возникают в мировой экономике. Компетенция международных торгово-экономических и валютно-финансовых организаций, созданных для регулирования соответствующих отношений между странами, серьезно отличается от национальных институтов.Едва ли нужны дополнительные аргументы в пользу того, что глобальная экономика представляет важнейший феномен современности, влияющий на многие стороны развития нашей цивилизации. Новый, XXI в. по праву стали называть веком глобальных проблем, от решения которых зависит будущее человечества. В одиночку страны с ними справиться не в состоянии. Они должны находить формы и механизмы взаимодействия, учиться управлять процессами, протекающими вне их границ, в глобальной среде. Содержание учебника

Мировая экономика как особый предмет изученияЭкономическая глобализация и ее вызовы1.1. Новое качество взаимозависимости стран мира1.2. Экспансия транснациональных корпораций1.3. Противоречивые последствия экономической глобализации1.4. Неравномерное распределение выгод1.5. Уязвимость глобальной экономики1.6. Вызов национальному суверенитету1.7. Антиглобализм — протест против либеральной модели глобализацииМеждународное разделение труда — первооснова глобализма2.1. Суть и формы общественного разделения труда2.2. Факторы международной дифференциации трудовой деятельности2.3. Сравнительные преимущества международного разделения труда2.4. Сравнительная конкурентоспособность национальных хозяйств2.5. Россия в условиях глобальной конкуренцииМировой рынок и международная торговля3.1. Эволюция товарной и географической структуры3.2. Международная торговля услугами3.3. Теоретические основы формирования цен мирового рынка3.4. Особенности цен международной торговли3.5. Влияние конкуренции и монополий на мировые цены3.6. Другие факторы ценообразования3.7. Условия торговли3.8. Базисные условия поставок и контрактных ценВлияние политики на развитие мировой торговли4.1. Содержание и средства внешнеэкономической политики4.2. Неразрешенный спор между фритредерами и протекционистами4.3. Современный протекционизм4.4. Роль государственного субсидирования в международной торговле4.5. Выбор оптимальной стратегии4.6. Международные организации и институты торговой политики4.7. Торгово-экономические блоки и союзыМеханизмы международных расчетов5.1. Мировые деньги5.2. Коллективные валюты5.3. Валютные курсы и причины их изменения5.4. Платежный и инвестиционный балансыМеждународный кредит6.1. Беспрецедентный объем международного кредита6.2. География международного движения кредитных ресурсов6.3. Финансовые и долговые кризисы, потрясающие мировую экономику6.4. Международная валютно-финансовая система в ожидании переменМеждународная миграция как фактор и результат глобализации7.1. Последствия международной миграции7.2. Уроки истории7.3. Утечка умов7.4. Международный туризм — динамичный сектор мировой экономикиГлобализация в базовых отраслях экономики и защите окружающей среды8.1. Обеспечение стран энергетическими ресурсами — условие их устойчивого развития8.2. Продовольственная проблема с глобальной точки зрения8.3. Глобальная роль транспорта и электронных коммуникаций8.4. Глобальный экологический императивГлобализм и регионализм в мировой экономике9.1. Исторический опыт9.2. Европейская интеграция9.3. Другие региональные группировки9.4. Интеграция на постсоветском пространствеРоссия в мировой экономике10.1. Объем и динамика внешней торговли10.2. Товарная структура внешней торговли10.3. Резервы повышения конкурентоспособности российской экономики10.4. Платежный баланс и кредитные отношения10.5. Проблемы урегулирования внешней задолженностиМеждународный экономический порядок перед вызовами глобализации11.1. Послевоенный мир: два типа международных экономических отношений11.2. Идея нового экономического порядка11.3. Перед лицом глобальных проблем11.4. «Поствашингтонский консенсус» — поиск новых решений в глобальной экономике11.5. Приведет ли глобализация к перестройке международного порядка?В поиске ответа на вызовы глобализацииЛитература

скачать учебник: Мировая экономика в век глобализации - Богомолов О.Т. (6.06 Мбайт)

institutiones.com

Читать онлайн книгу Глобализация. Последствия для человека и общества

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 10 страниц)

Назад к карточке книги

Зигмунт Бауман Глобализация. Последствия д ля человека и общества

Электронное оглавление

Глава 1. Время и социальные классы

Глава 2. Войны за пространство. Ход боевых действий

Глава 3. Национальное государство – что дальше?

Ускользающий мир. Как глобализация меняет нашу жизнь

Зигмунт Бауман

Глобализация

последствия для человека и общества

ВЕСЬ

МИР

ИЗДАТЕЛЬСТВО Москва 2004

Зигмунт Бауман Глобализация. Последствия д ля человека и общества

^^'-Зигмунт Бауман

Глобализация

последствия-длялеловека и общесш! -

I »

–*гГ

ВЕСЬ

,МИР

Глобализация

последствия для человека и общества

Zygmunt Bauman Globalization The Human Consequences

УДК 316 ББК 60.56 Б 29

Перевод с английского Коробочкина М.Л.

Редактор Яновская ЕВ.

Данное издание выпущено в рамках проекта «Translation Project»

при поддержке Института «Открытое общество» (Фонд Сороса) – Россия

и Института «Открытое общество» – Будапешт

Перевод осуществлен по изданию: Zygmunt Bauman. Globalization: The Human Consequences, впервые опубликованному в 1998 г. издательством «Polity Press» совместно с «Blackwell Publishers Ltd.»

Б 29

Бауман 3.

Глобализация. Последствия для человека и общества / Пер. с англ. – М.: Издательство «Весь Мир», 2004.– 188 с.

ISBN 5-7777-0303-8

Зигмунт Бауман – известный британский социолог, автор свыше 20 книг по наиболее злободневным вопросам общественного развития. Предлагаемая вниманию читателей книга посвящена проблемам глобализации. Одни превозносят глобализацию, другие видят в ней источник всех бедствий. Книга, по замыслу автора, носит дискуссионный характер И «содержит гораздо больше вопросов, чем ответов». Свою задачу человека и ученого 3. Бауман видит в том, чтобы привлечь к этим вопросам возможно широкую читательскую аудиторию и задуматься о влиянии глобализации на современное состояние нашей

цивилизации.

УДК 316 ББК 60.56

Данная книга публикуется по соглашению с Издательством Blackwell Publishing Ltd., Oxford. Перевод осуществлен Издательством «Весь Мир» с оригинала книги на английском языке.

Ответственность за точность перевода полностью лежит на Издательстве «Весь Мир». Издательство Blackwell Publishing Ltd.

не несет ответственности за перевод.

ISBN 5-7777-0303-8 © Zygmunt Bauman, 1998

© Перевод на русский язык Издательство «Весь Мир», 2004 Отпечатано в России

Электронное оглавление

Об авторе

Зигмунт Бауман родился в 1925 г. в Познани (Польша) и был не только свидетелем, но и непосредственным участником многих важнейших событий ХХ века. Во время Второй мировой войны он участвовал в боевых действиях против фашистской Германии в составе Войска Польского, сформированного в СССР. После окончания войны 3. Бауман вернулся в Польшу, где преподавал социологию в Варшавском университете. Поначалу убежденный сторонник строительства социализма в Польше, 3. Бауман постепенно переходит на диссидентские позиции, все более сомневаясь в справедливости идеологических основ коммунистической теории. В 1968 г. 3. Бауман эмигрировал из страны. До 1972 г. он преподавал в Тель-Авивском университете, затем связал свою судьбу с университетом Лидса в Великобритании, где и поныне после тридцати лет научной и преподавательской деятельности занимает пост почетного профессора. 3. Бауман по единодушному мнению большинства западных исследователей – один из самых оригинальных британских социологов. Его перу принадлежит свыше 20 книг. Шестнадцать из них переведены с английского на другие языки и изданы в общей сложности в 36 странах мира. Статьи 3. Баумана по наиболее злободневным вопросам общественного развития регулярно публикуются в наиболее авторитетных изданиях Европы и США. В 2001 г. профессору Бауману был посвящен очередной том выпускаемой издательством Blackwell серии «Blackwell Readers», целью которой 8

является «представление публике работ, имеющих фундаментальное значение для современной науки о человеке и обществе»*.

3. Бауман был удостоен многих престижных премий (Amalfi European Prize, 1990; Adorno Prize, 1998). Лекции З. Баумана, куда бы он не приезжал – в Великобританию или Польщу, Чехию или Австралию, – всегда актуальны и всегда вызывают большой интерес слушателей.

Основные темы исследований 3. Баумана: негативные последствия крайней рационализации и бюрократизации общества в современную эпоху; исследование процессов глобализации с точки зрения социальной и моральной ответственности как человека, так и общества; критический анализ негативных аспектов общества потребления; изучение изменяющегося социального статуса представителей интеллектуальных профессий, особенно с точки зрения их взаимоотношений с властными структурами.

Проблемы глобализации 3. Бауман затрагивает во многих своих работах. Глобализация, по его мнению, не столько формирует единый мир, сколько способствует усилению его фрагментарности и в конечном итоге представляет собой продукт «индивидуализированного» общества. Предлагаемая вниманию читателей книга целиком и полностью посвящена исследованию «феномена глобализации». По замыслу автора она носит дискуссионный характер и «содержит гораздо больше вопросов, чем ответов». Свою задачу человека и ученого 3. Бауман видит в том, чтобы привлечь к этим вопросам возможно широкую читательскую аудиторию и задуматься о судьбах цивилизации, которая все больше и больше испытывает влияние процессов глобализации.

* Beilharz P. (Ed.) The Bauman Reader. Maiden (Ma.), Oxford. Blackwell Publishers, 2001.

Введение

«Глобализация» сегодня у всех на устах; модное словечко, быстро превращающееся в лозунг, в заклинание, в некий ключ, способный открыть дверь к любым существующим и будущим загадкам. Для кого-то «глобализация» – это то, что нам необходимо для счастья, для других – причина всех несчастий. Однако для всех глобализация – это неизбежная фатальность нашего мира, необратимый процесс; кроме того, процесс, в равной степени и равным образом затрагивающий каждого человека. Нас всех «глобализуют» – а быть «глобализуемым» означает в общем одно и то же для всех, кто подвергается этому воздействию.

Все модные словечки, как правило, ждет одна и та же судьба: чем больше их претензии прояснить что-либо, тем менее ясным становятся их смысл. Чем больше они вытесняют ортодоксальные истины, тем быстрее сами превращаются в непререкаемые каноны. Попытки понять явление с помощью гипотез исчезают из поля зрения; речь идет о «состоявшихся событиях» и качестве «внешнего мира» – именно их новое понятие, казалось бы, «объясняет», именно на их основании оно претендует на иммунитет от неудобных вопросов. «Глобализация» не является исключением.

10

В этой книге делается попытка показать феномен глобализации как нечто большее, чем кажется на первый взгляд. Исследуя социальные корни и социальные последствия процесса глобализации, автор старается отчасти развеять туман, окружающий это понятие, претендующее на исчерпывающее объяснение сегодняшнего состояния человечества.

В понятии «сжатие пространства/времени» заключена идея непрерывной многоплановой трансформации состояния человечества. Только после внимательного изучения социальных причин и результатов этого сжатия становится ясно, что последствия процессов глобализации далеко не столь однозначны, как это обычно представляется. Применение понятий пространства и времени носит резко дифференцированный характер и оказывает дифференцирующее воздействие. Глобализация разобщает не меньше, чем объединяет, она разобщает, объединяя, – расколы происходят по тем же самым причинам, что и усиление единообразия мира. Параллельно тому процессу планетарного масштаба, который возник в бизнесе, финансах, торговле и потоках информации, идет и процесс «локализации», закрепления пространства. В совокупности эти два тесно взаимосвязанных процесса приводят к резкой дифференциации условий существования населения целых стран, регионов и различных сегментов этого населения. То, что для одних представляется глобализацией, для других оборачивается локализацией; для одних – это предвестник новой свободы, для других – нежданный и жестокий удар судьбы. На первое место среди вожделенных ценностей выдвигается мобильность, то есть свобода передвижения, этот вечно дефицитный и неравномерно распределяемый товар быстро превращается в главный фактор расслоения нашей позднесовременной или постсовременной эпохи.

11

Все мы волей-неволей, осознанно или неосознанно находимся в движении. Мы движемся, даже если физически остаемся на месте: неподвижность просто невозможна в постоянно меняющемся мире. Следствием этого нового состояния является вопиющее неравенство. Некоторые из нас полностью превращаются в подлинных «глобалистов»; другие остаются привязанными к своей «местности» – такое положение и неприятно, и невыносимо в мире, где «глобалисты» задают тон и определяют правила игры в нашей жизни.

«Локальность» в глобализуемом мире – это знак социальной обездоленности и деградации. Неудобство «локализованного» существования усиливается тем, что в условиях, когда общественные пространства отодвинулись далеко за рамки «локальной» жизни, понятие «локальность» теряет свой смыслообразующий потенциал, все больше попадая в зависимость от направляющих и объясняющих действий, которые на локальном уровне не поддаются контролю, – вот вам и все коммунальные утешительные мечты интеллектуалов-глобалистов.

Неотъемлемой частью процессов глобализации является нарастающая пространственная сегрегация, отделение и отчуждение. Неотрайбалистские и фундаменталистские тенденции, отражающие и выражающие опыт людей, испытывающих на себе воздействие глобализации, – такие же «законнорожденные дети» последней, как и столь превозносимая «гибридизация» верхушечной культуры – культуры на глобализованной вершине социальной пирамиды. Особое беспокойство вызывает усиливающееся нарушение связи между все более глобализованными, экстерриториальными элитами и остальным населением, «локализация» которого постоянно усиливается. Центры, где вырабатываются смыслы и формируются ценности,

12

сегодня экстерриториальны и свободны от местных ограничений – впрочем, это не относится к состоянию самого человека, которого эти идеи и ценности призваны наполнять содержанием. Сегодняшняя поляризация, основанная на свободе передвижения, имеет множество аспектов; благодаря новому центру тяжести наводится блеск на устоявшиеся различия между богатыми и бедными, кочевниками и оседлыми, «нормальными» и «ненормальными» или нарушителями закона. Еще одна сложная проблема, которую автор пытается разрешить: каким именно образом эти различные аспекты поляризации переплетаются между собой и оказывают взаимное влияние.

В первой главе рассматривается связь между природой пространства и времени, меняющейся в ходе истории, с одной стороны, моделями и масштабами социальной организации общества – с другой. Основное внимание уделено воздействиям происходящих сегодня сжатия пространства/времени на структуризацию планетарных . и территориальных обществ и групп. Одним из результатов этого воздействия стал новый вариант такого явления, как «помещик, живущий в столицах», – вновь обретенная независимость глобальных элит от территориально ограниченных субъектов политического и культурного влияния и, как следствие, утрата последними этого влияния. Последствия отделения друг от друга двух «наборов декораций», в которых располагаются соответственно «верхи» и «низы» новой иерархии, прослеживаются вплоть до изменения организации пространства и значения понятия «соседства» в современном мегаполисе.

Темой второй главы являются этапы современных «войн» за право определять и навязывать смысл понятия «общее пространство». С этой точки зрения анализируют-

13

ся прошлые авантюры, связанные со всеобъемлющей городской планировкой, а также современные тенденции фрагментации дизайна и «эксклюзивного» строительства. Наконец, исследуется историческая судьба «Паноптикона», некогда излюбленной модели социального контроля нового времени, а особенно утрата актуальности и постепенное исчезновение этой концепции в наши дни. Третья глава посвящена перспективам политического суверенитета, в особенности самоопределению и самоуправлению национальных и, в более общем плане, территориальных сообществ в условиях глобализации экономики, финансов и информации. В центре внимания находится растущее несоответствие масштабов между сферой институциализованного принятия решений тем миром, где производятся, распределяются, расходуются и размещаются ресурсы, необходимые для принятия и выполнения этих решений, в особенности парализующее воздействие глобализации на принятие решения правительствами отдельных государств, являющихся в новой и новейшей истории главными и до сих пор незаменимыми центрами эффективного социального управления.

В четвертой главе речь идет о культурных последствиях перечисленных преобразований. Считается, что их главный эффект состоит в раздвоении и поляризации человеческого опыта, когда общие культурные ценности поддаются двум совершенно различным толкованиям. Понятие «находиться в движении» имеет абсолютно различный, противоположный смысл для тех, кто находится соответственно на вершине и у основания новой иерархии, а большинство населения – «новый средний класс», переминающийся в нерешительности с ноги на ногу между этими двумя крайностями, – несет на себе всю тяжесть этого противостояния и страдает от острой экзистенциальной не-

14

определенности, беспокойства и страха. Автор утверждает, что сама необходимость развеять подобные страхи и нейтрализовать заложенный в них потенциал недовольства является, в свою очередь, мощным фактором дальнейшей поляризации между двумя смыслами понятия «мобильность».

В последней главе исследуются экстремальные проявления этой поляризации: распространенная ныне тенденция к приданию криминального смысла случаям, не соответствующим идеализированной норме, и роль, которую эта криминализация играет в компенсации дискомфорта «жизни в движении», чем придает еще более одиозные и отталкивающие черты имиджу и реальности альтернативного образа жизни, «жизни в неподвижности». Таким образом, сложный вопрос незащищенности человека, которая вызвана процессом глобализации, сводится к вполне прямолинейной проблеме «законности и порядка». Забота о «безопасности», чаще всего связанная с простым беспокойством о личной безопасности самого человека и его имущества, «перегружается», наполняясь озабоченностью, порожденной другими важнейшими аспектами существования в сегодняшнем мире – незащищенностью и неуверенностью. Выводы книги – это не политическое заявление. По замыслу автора, она носит дискуссионный характер. В ней содержится гораздо больше вопросов, чем ответов, и среди них нет четкого предсказания будущих последствий сегодняшних тенденций. И все же, как выразился Корнелиус Касториадис, проблема нынешнего состояния нашей современной цивилизации заключается в том, что она перестала задавать себе вопросы. Отказ от некоторых вопросов несет в себе большую опасность, чем неспособность ответить на вопросы, уже стоящие на повестке дня, а неправильные заданные вопросы зачастую помогают 15

отвлечь внимание от действительно важных проблем. Цена молчания исчисляется в твердой валюте человеческих страданий. В конце концов вся разница между судьбой и предназначением, между дрейфом по течению и целенаправленным путешествием именно в том и состоит, чтобы задавать правильные вопросы. Ставить под вопрос, казалось бы, непререкаемые условия нашего образа жизни – это, пожалуй, самая необходимая услуга, которую мы можем оказать нашим братьям-людям и самим себе. Главная цель этой книги – задавать вопросы и побуждать к этому других, не претендуя на то, чтобы это были правильные вопросы и, что важнее всего, чтобы это были все те вопросы, которыми задаются люди.

Глава 1. Время и социальные классы

«Компания принадлежит не ее сотрудникам, поставщикам или местности, где она расположена, а тем, кто в нее инвестирует» 1. Так Альберт Дж. Данлэп, прославленный «рационализатор» современного производства (depeceur – «рубщик», «разделыватель», «расчленитель» по смачному, но абсолютно точному определению социолога Дени Дюкло из Национального центра научных исследований*) 2подытожил свое кредо в самодовольном описании собственной деятельности, опубликованном издательством «Таймс Букс» для просвещения и в назидание всем, кто стремится к экономическому прогрессу.

Данлэп имел в виду, конечно, не просто «принадлежность» как еще одно название чисто юридического понятия «собственности» – эта точка зрения никем не оспаривается и еще меньше нуждается в акцентировании. Его идея выражена прежде всего в заключительной части фразы: ни сотрудники, ни поставщики, ни представители местного сообщества не имеют права влиять на решения,

* Национальный центр научных исследований – французская общегосударственная система правительственных (неуниверситетских) научных учреждений, занимающихся фундаментальными исследованиями. – Примеч. ред.

17

принимаемые «теми, кто инвестирует», а подлинные обладатели полномочий в принятии решений – это инвесторы, именно они имеют право с ходу отмести, объявить бесполезными и неверными любые замечания этих людей относительно того, как они управляют компанией.

Отметим, что формулировка Данлэпа – не декларация о намерениях, а заявление о фактическом положении вещей. Данлэп воспринимает как аксиому то, что истинность выраженного в ней принципа подтверждена всеми экономическими, политическими, социальными и иными реалиями нашего времени. Эта аксиома уже вошла в «семью» самоочевидных истин, которые помогают объяснить мир, но сами не нуждаются в объяснении, которые позволяют принять в качестве допущений то, что происходит в мире, но само по себе уже не рассматривается как принятые на веру допущения, тем более вздорные или сомнительные.

Были времена (можно было бы сказать «не столь давние», если бы не быстро сжимающееся пространство коллективного внимания, превращающее даже неделю в политике – теперь не просто в долгий, но чересчур долгий период в жизненном цикле человеческой памяти), когда заявление Данлэпа далеко не всем показалось бы очевидным, когда оно прозвучало бы как воинственный клич или донесение с поля боя. В первые годы войны на уничтожение, объявленной Маргарет Тэтчер против местного самоуправления, бизнесмены считали необходимым взбираться на трибуну ежегодных съездов партии тори и раз за разом вбивать в головы слушателей идею, которую, по их мнению, необходимо было вбивать в головы, ибо для непривычного уха она звучала дико и странно: идею о том, что корпорации с удовольствием готовы платить местные налоги на поддержку необходимого им дорож-

18

ного строительства или ремонта канализации, но они не видят причин, чтобы финансировать поддержку местных безработных, инвалидов и прочих «лишних людей», за судьбу которых они не желают нести никакой ответственности. Но это было в первые годы войны, которая каких-нибудь двадцать лет спустя, когда Данлэп излагал свое кредо, была уже практически выиграна, так что он мог с полным основанием ожидать, что все слушатели разделяют его убеждения.

Вряд ли есть смысл спорить, была ли эта война результатом тайных коварных замыслов, родившихся в кабинетах руководства крупных корпораций, снабженных табличками «не курить», и ничего не подозревающие миролюбивые лидеры промышленности были вынуждены начать военные действия под давлением изменений, вызванных действием необъяснимых сил технологического прогресса и глобальной конкуренции; была ли это заранее спланированная и объявленная, как положено, война с четко определенными целями или просто серия отдельных и зачастую непреднамеренных военных акций, каждая из которых обусловливалась собственными причинами. Какое бы из двух утверждений ни являлось истинным (в пользу каждого из них можно привести немало аргументов, хотя, возможно, нам только кажется, что они противоречат друг другу), последняя четверть ХХ столетия, весьма вероятно, войдет в историю под названием «Великой войны за независимость от пространства». В ходе этой войны происходило последовательное и неумолимое освобождение центров принятия решений (а также тех расчетов, на основе которых эти центры принимают свои решения) от территориальных ограничений, связанных с привязкой к определенной местности.

19

Давайте рассмотрим принцип Данлэпа. Сотрудники набираются из местного населения и, учитывая их отягощенность семейными обязанностями, собственностью на жилье и т. д., не могут с легкостью последовать за компанией, если она переместится в другое место. Поставщики должны доставлять товар, а значит, низкие транспортные расходы дают местным поставщикам преимущества, которые исчезают при смене компанией местоположения. Что же касается самой «местности» – она, естественно, останется там, где была, и не может менять своего местоположения в соответствии с новым адресом компании. Среди всех перечисленных кандидатов на право голоса в управлении компанией только «те, кто инвестирует» – акционеры – нисколько не связаны пространством: они могут купить любые акции на любой бирже через посредство любого брокера, и при этом географическая близость или удаленность компании явно будет на последнем месте среди соображений, побуждающих их продавать или покупать акции.

В принципе, состав акционеров не определяется пространством. Это – единственный фактор, полностью свободный от пространственной предопределенности. Им, и только им, «принадлежит» компания, поэтому им решать, стоит ли компании переехать туда, где, как они предполагают, есть шанс на повышение дивидендов, предоставив всем остальным – а именно тем, кто привязан к данной местности, – решать задачу, зализывать раны, возмещать убытки и убирать мусор. Компания обладает свободой передвижения, но последствия этого передвижения будут ощущаться долго. Тот, кто обладает свободой «бежать» из данной местности, абсолютно свободен и от последствий своего бегства. Это – главные трофеи победителей в «войне за пространство».

20

«Помещик, живущий в столицах», вариант 2

После окончания войны за пространство самым мощным и вожделенным фактором расслоения в мире стала мобильность: это та субстанция, из которой ежедневно строятся и перестраиваются новые, все более глобальные социальные, политические, экономические и культурные иерархии. Для тех, кто стоит на вершине новой иерархии, свобода передвижения приносит куда больше преимуществ, чем те, что обозначены в формуле Данлэпа. В этой формуле отмечены, возвышены или унижены лишь те кандидаты, чей голос слышен, – те, кто способен высказать и, скорее всего, действительно выскажет свое недовольство и может воплотить свои жалобы в судебные иски. Но есть и другие, оборванные и брошенные контакты, также привязанные к данной местности, и о которых в формуле Данлэпа не упоминается, потому что о них вряд ли кто-либо услышит.

Мобильность, приобретенная «теми, кто инвестирует» – людьми, обладающими капиталом, деньгами, необходимыми для инвестиций – означает для них поистине беспрецедентное в свой радикальной безоговорочности отделение власти от обязательств: обязанностей в отношении собственных служащих, но также и в отношении молодых и слабых, еще не рожденных поколений, и

самовоспроизводства условий жизни для всех – одним словом, свободу от обязанности участвовать в повседневной жизни и развитии сообщества. Возникает новая асимметрия между экстерриториальной природой власти и по-прежнему территориальной «жизнью в целом», которую власть, снявшаяся с якоря и способная перемещаться мгновенно и без предупреждения, может свобод-21

но использовать, а затем оставить наедине с последствиями этого использования. Отказ от ответственности за последствия – самое желанное и ценное преимущество, которое новая мобильность дает лишенному местной привязки капиталу, находящемуся в «свободном плавании». Теперь в расчетах «эффективности» инвестиций можно уже не учитывать затраты на борьбу с последствиями.

Обретенная капиталом свобода несколько напоминает свободу «помещика, живущего в столицах» из прежних времен – такие люди были печально известны своим пренебрежением к нуждам населения, которое их кормило. Весь их интерес к земле, которой они владели, заключался в том, чтобы «снимать с нее сливки» в виде «излишков продукции». Здесь, несомненно, существует некоторое сходство – но это сравнение не в полной мере отражает степень свободы от забот и ответственности, которой обладает мобильный капитал конца двадцатого столетия: помещикам прошлого она и не снилась. «Помещик, живущий в столицах» не мог поменять свое поместье на другое, а значит оставался – пусть и не слишком прочно – привязанным к местности, откуда он тянул все соки; это обстоятельство на практике ограничивало теоретически и юридически беспредельные возможности эксплуатации местности, иначе в будущем поток доходов мог обмелеть, а то и вовсе иссякнуть. Конечно, объективные ограничения в принципе были жестче, чем это осознавали сами помещики, а эти последние – жестче тех, что обычно соблюдались на практике. Это обстоятельство приводило к тому, что такого рода помещичье землевладение наносило непоправимый ущерб плодородию земли и развитию сельскохозяйственных навыков, а благосостояние «помещиков, живущих в столице» было весьма ненадежным,

22

ухудшаясь от поколения к поколению. И все же это были реальные ограничения, напоминавшие о себе тем безжалостней, чем хуже их себе представляли и соблюдали. А ограничение, по определению Альберто Мелуччи, «это заключение в рамки, предел, разделение; поэтому оно означает и признание существования другого, чуждого, неустранимого. Столкновение с «другим» – это опыт, подвергающий нас испытанию: оно порождает искушение устранить различия силой, но может вызвать к жизни и стремление к контакту как непрерывно возобновляемому действию» 3.

В отличие от «помещиков, живущих в столицах» из новой истории, нынешние капиталисты и торговцы землей, благодаря вновь обретенной мобильности их ресурсов, теперь уже ликвидных, не сталкиваются с ограничениями достаточно реальными – прочными, твердыми, неподатливыми – чтобы их соблюдение было обязательным. Единственные ощутимые и обязательные рамки связаны с административными ограничениями свободы движения капиталов и денежных средств. Однако такие ограничения немногочисленны, в них существует множество лазеек, и даже этот «редкий частокол» подвергается сильному давлению с целью его расшатать или вовсе снести. После этого упоминаемые Мелуччи «столкновения с другим» станут крайне редким явлением. А если случится, что другая сторона навяжет такое столкновение, как только «другое» начнет играть мускулами и заявит о себе, капитал без особого труда «соберет вещички» и переместится в более гостеприимную среду, т. е. не оказывающую сопротивления, податливую и мягкую. Тогда вероятность как попыток «устранить различия силой», так и «стремления к контакту» будет еще меньше.

Ведь оба этих подхода требуют признания неустранимости другого, но для этого «другое» должно

сначала

23

превратиться в неподатливое, негибкое, в буквальном смысле «вязкое» целое. Чтобы в ходе сопротивления такое целое действительно сформировалось, среда должна подвергаться упорным и эффективным атакам – но общим следствием новой мобильности является тот факт, что у капитала и финансов практически не возникает необходимости «гнуть то, что не гнется», ломать препятствия, преодолевать или ослаблять сопротивление; а если она и возникает, то от нее всегда можно отказаться в пользу более «мягкого» подхода. Если столкновение с «другим» требует дорогостоящего применения силы или утомительных переговоров, капитал всегда может переместиться в более «спокойное» место.

Зачем вступать в столкновение, если его можно избежать?

Свобода передвижения и самоопределение обществ

Оглядываясь назад, в прошлое, задаешься вопросом, в какой степени геофизические факторы, природные или искусственные границы территориальных единиц, неповторимая идентичность каждого народа и культурной общности, а также различие между понятиями «внутри» и «снаружи» – все традиционные предметы географической науки – являлись в сущности лишь концептуальными производными или же материальными проявлениями «ограничений скорости», а в более общем плане, временных и стоимостных ограничений свободы передвижения.

Поль Верилио недавно высказал такое предположение: если заявление Фрэнсиса Фукуямы о «конце истории» и является весьма преждевременным, то сегодня можно все

24

с большей уверенностью говорить о «конце географии» 4. Расстояния уже не имеют значения, а идею геофизической границы в реальном современном мире становится все труднее поддерживать. Внезапно становится ясным, что разделительные линии, существовавшие на континентах и земном шаре в целом, являлись лишь функцией расстояний, которым примитивные средства транспорта и трудности путешествий некогда придали характер непререкаемой реальности.

Действительно, понятие «расстояния» – это не объективная безличная физическая «данность», а социальный продукт; его протяженность зависит от скорости, с которой мы его преодолеваем (а в монетарной экономике – еще и от того, во сколько обходится такая скорость). Все другие социально обусловленные факторы определения, разделения и поддержания коллективных идентичностей – вроде государственных границ или культурных барьеров – в ретроспективе представляются лишь второстепенными следствиями этой скорости.

Отметим, что именно это, судя по всему, является причиной, по которой «реальность границ», как правило, была классово обусловленным явлением: в прошлом, как и сегодня, элита – богачи и власть предержащие – всегда отличалась большим космополитизмом, чем остальное население стран, где они проживали; во все времена они стремились к созданию собственной культуры, не признававшей границ, столь прочных для простолюдинов; у них было больше общего с элитами по ту сторону границы, чем с большинством населения по эту сторону. Вероятно, по этой же причине Билл Клинтон, представитель самой могущественной элиты современного мира, смог заявить, что впервые в истории перестали существовать различия между внутренней и внешней политикой.

25

Ведь сегодня жизнь элиты почти не связана с различиями между понятиями «здесь» и «там», «внутри» и «снаружи», «близко» и «далеко». Когда время контакта сжимается и сокращается до ничтожной величины длиной в секунду, пространство и пространственные указатели перестают играть роль, по крайней мере для тех, чьи действия осуществляются со скоростью передачи письма по электронной почте.

Назад к карточке книги "Глобализация. Последствия для человека и общества"

itexts.net

Глобализация. Последствия для человека и общества. Страница 1

Зигмунт Бауман Глобализация. Последствия д ля человека и общества

Электронное оглавление

Глава 1. Время и социальные классы

Глава 2. Войны за пространство. Ход боевых действий

Глава 3. Национальное государство — что дальше?

Ускользающий мир. Как глобализация меняет нашу жизнь

Зигмунт Бауман

Глобализация

последствия для человека и общества

ВЕСЬ

МИР

ИЗДАТЕЛЬСТВО Москва 2004

Зигмунт Бауман Глобализация. Последствия д ля человека и общества

^^'-Зигмунт Бауман

Глобализация

последствия-длялеловека и общесш! -

I »

-*гГ

ВЕСЬ

,МИР

Глобализация

последствия для человека и общества

Zygmunt Bauman Globalization The Human Consequences

УДК 316 ББК 60.56 Б 29

Перевод с английского Коробочкина М.Л.

Редактор Яновская ЕВ.

Данное издание выпущено в рамках проекта «Translation Project»

при поддержке Института «Открытое общество» (Фонд Сороса) — Россия

и Института «Открытое общество» — Будапешт

Перевод осуществлен по изданию: Zygmunt Bauman. Globalization: The Human Consequences, впервые опубликованному в 1998 г. издательством «Polity Press» совместно с «Blackwell Publishers Ltd.»

Б 29

Бауман 3.

Глобализация. Последствия для человека и общества / Пер. с англ. — М.: Издательство «Весь Мир», 2004.— 188 с.

ISBN 5-7777-0303-8

Зигмунт Бауман — известный британский социолог, автор свыше 20 книг по наиболее злободневным вопросам общественного развития. Предлагаемая вниманию читателей книга посвящена проблемам глобализации. Одни превозносят глобализацию, другие видят в ней источник всех бедствий. Книга, по замыслу автора, носит дискуссионный характер И «содержит гораздо больше вопросов, чем ответов». Свою задачу человека и ученого 3. Бауман видит в том, чтобы привлечь к этим вопросам возможно широкую читательскую аудиторию и задуматься о влиянии глобализации на современное состояние нашей

цивилизации.

УДК 316 ББК 60.56

Данная книга публикуется по соглашению с Издательством Blackwell Publishing Ltd., Oxford. Перевод осуществлен Издательством «Весь Мир» с оригинала книги на английском языке.

Ответственность за точность перевода полностью лежит на Издательстве «Весь Мир». Издательство Blackwell Publishing Ltd.

не несет ответственности за перевод.

ISBN 5-7777-0303-8 © Zygmunt Bauman, 1998

© Перевод на русский язык Издательство «Весь Мир», 2004 Отпечатано в России

Электронное оглавление

Об авторе

Зигмунт Бауман родился в 1925 г. в Познани (Польша) и был не только свидетелем, но и непосредственным участником многих важнейших событий ХХ века. Во время Второй мировой войны он участвовал в боевых действиях против фашистской Германии в составе Войска Польского, сформированного в СССР. После окончания войны 3. Бауман вернулся в Польшу, где преподавал социологию в Варшавском университете. Поначалу убежденный сторонник строительства социализма в Польше, 3. Бауман постепенно переходит на диссидентские позиции, все более сомневаясь в справедливости идеологических основ коммунистической теории. В 1968 г. 3. Бауман эмигрировал из страны. До 1972 г. он преподавал в Тель-Авивском университете, затем связал свою судьбу с университетом Лидса в Великобритании, где и поныне после тридцати лет научной и преподавательской деятельности занимает пост почетного профессора. 3. Бауман по единодушному мнению большинства западных исследователей — один из самых оригинальных британских социологов. Его перу принадлежит свыше 20 книг. Шестнадцать из них переведены с английского на другие языки и изданы в общей сложности в 36 странах мира. Статьи 3. Баумана по наиболее злободневным вопросам общественного развития регулярно публикуются в наиболее авторитетных изданиях Европы и США. В 2001 г. профессору Бауману был посвящен очередной том выпускаемой издательством Blackwell серии «Blackwell Readers», целью которой 8

является «представление публике работ, имеющих фундаментальное значение для современной науки о человеке и обществе»*.

3. Бауман был удостоен многих престижных премий (Amalfi European Prize, 1990; Adorno Prize, 1998). Лекции З. Баумана, куда бы он не приезжал — в Великобританию или Польщу, Чехию или Австралию, — всегда актуальны и всегда вызывают большой интерес слушателей.

Основные темы исследований 3. Баумана: негативные последствия крайней рационализации и бюрократизации общества в современную эпоху; исследование процессов глобализации с точки зрения социальной и моральной ответственности как человека, так и общества; критический анализ негативных аспектов общества потребления; изучение изменяющегося социального статуса представителей интеллектуальных профессий, особенно с точки зрения их взаимоотношений с властными структурами.

Проблемы глобализации 3. Бауман затрагивает во многих своих работах. Глобализация, по его мнению, не столько формирует единый мир, сколько способствует усилению его фрагментарности и в конечном итоге представляет собой продукт «индивидуализированного» общества. Предлагаемая вниманию читателей книга целиком и полностью посвящена исследованию «феномена глобализации». По замыслу автора она носит дискуссионный характер и «содержит гораздо больше вопросов, чем ответов». Свою задачу человека и ученого 3. Бауман видит в том, чтобы привлечь к этим вопросам возможно широкую читательскую аудиторию и задуматься о судьбах цивилизации, которая все больше и больше испытывает влияние процессов глобализации.

* Beilharz P. (Ed.) The Bauman Reader. Maiden (Ma.), Oxford. Blackwell Publishers, 2001.

Введение

«Глобализация» сегодня у всех на устах; модное словечко, быстро превращающееся в лозунг, в заклинание, в некий ключ, способный открыть дверь к любым существующим и будущим загадкам. Для кого-то «глобализация» — это то, что нам необходимо для счастья, для других — причина всех несчастий. Однако для всех глобализация — это неизбежная фатальность нашего мира, необратимый процесс; кроме того, процесс, в равной степени и равным образом затрагивающий каждого человека. Нас всех «глобализуют» — а быть «глобализуемым» означает в общем одно и то же для всех, кто подвергается этому воздействию.

Все модные словечки, как правило, ждет одна и та же судьба: чем больше их претензии прояснить что-либо, тем менее ясным становятся их смысл. Чем больше они вытесняют ортодоксальные истины, тем быстрее сами превращаются в непререкаемые каноны. Попытки понять явление с помощью гипотез исчезают из поля зрения; речь идет о «состоявшихся событиях» и качестве «внешнего мира» — именно их новое понятие, казалось бы, «объясняет», именно на их основании оно претендует на иммунитет от неудобных вопросов. «Глобализация» не является исключением.

10

В этой книге делается попытка показать феномен глобализации как нечто большее, чем кажется на первый взгляд. Исследуя социальные корни и социальные последствия процесса глобализации, автор старается отчасти развеять туман, окружающий это понятие, претендующее на исчерпывающее объяснение сегодняшнего состояния человечества.

В понятии «сжатие пространства/времени» заключена идея непрерывной многоплановой трансформации состояния человечества. Только после внимательного изучения социальных причин и результатов этого сжатия становится ясно, что последствия процессов глобализации далеко не столь однозначны, как это обычно представляется. Применение понятий пространства и времени носит резко дифференцированный характер и оказывает дифференцирующее воздействие. Глобализация разобщает не меньше, чем объединяет, она разобщает, объединяя, — расколы происходят по тем же самым причинам, что и усиление единообразия мира. Параллельно тому процессу планетарного масштаба, который возник в бизнесе, финансах, торговле и потоках информации, идет и процесс «локализации», закрепления пространства. В совокупности эти два тесно взаимосвязанных процесса приводят к резкой дифференциации условий существования населения целых стран, регионов и различных сегментов этого населения. То, что для одних представляется глобализацией, для других оборачивается локализацией; для одних — это предвестник новой свободы, для других — нежданный и жестокий удар судьбы. На первое место среди вожделенных ценностей выдвигается мобильность, то есть свобода передвижения, этот вечно дефицитный и неравномерно распределяемый товар быстро превращается в главный фактор расслоения нашей позднесовременной или постсовременной эпохи.

www.booklot.ru

тревожные тенденции читать онлайн, Стиглиц Джозеф Юджин

Annotation

В труде выдающегося американского экономиста, лауреата Нобелевской премии по экономике за 2001 г. Джозефа Юджина Стиглица, впервые публикуемом на русском языке, излагаются глубоко аргументированные взгляды и размышления по проблемам глобализации, которые приобрели исключительную актуальность в наше время. Особый интерес имеют суждения автора по вопросам реформ в России. Написанная в научно-публицистическом жанре книга может быть рекомендована широким кругам читателей.

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ: ТРЕВОЖНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ

СЛОВО ОБ АВТОРЕ И ЕГО КНИГЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

ВЫРАЖЕНИЕ ПРИЗНАТЕЛЬНОСТИ

ГЛАВА ПЕРВАЯ. ЧТО ОБЕЩАЛИ ГЛОБАЛЬНЫЕ ИНСТИТУТЫ

ГЛАВА ВТОРАЯ. НАРУШЕННЫЕ ОБЕЩАНИЯ

ЭФИОПИЯ И БОРЬБА МЕЖДУ ПОЛИТИКОЙ И БЕДНОСТЬЮ

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. СВОБОДА ВЫБОРА?

ПРИВАТИЗАЦИЯ

ЛИБЕРАЛИЗАЦИЯ

РОЛЬ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ

ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ И ТЕМПЫ

ЭКОНОМИКА ПРОСАЧИВАЮЩИХСЯ ВНИЗ ВЫГОД

ПРИОРИТЕТЫ И СТРАТЕГИИ

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. ВОСТОЧНО-АЗИАТСКИЙ КРИЗИС

КАК ПОЛИТИКА ВМФ ПОСТАВИЛА МИР НА ГРАНЬ ГЛОБАЛЬНОГО КОЛЛАПСА

КАК ПОЛИТИКА МВФ И МИНИСТЕРСТВА ФИНАНСОВ США ПРИВЕЛА К КРИЗИСУ

ПЕРВЫЙ РАУНД ОШИБОК

ГУВЕРОВСКАЯ[34] ОГРАНИЧИТЕЛЬНАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА ― АНОМАЛИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

ПОЛИТИКА САМОРАЗОРЕНИЯ

УДУШЕНИЕ ЭКОНОМИКИ ВЫСОКИМИ ПРОЦЕНТНЫМИ СТАВКАМИ

ВТОРОЙ РАУНД ОШИБОК: РАЗРЕКЛАМИРОВАННАЯ РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ

ФИНАНСОВЫЕ СИСТЕМЫ

ПРОВОЦИРОВАНИЕ НАБЕГА ВКЛАДЧИКОВ НА БАНКИ

РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ КОРПОРАЦИЙ

НАИБОЛЕЕ ТЯЖЕЛЫЕ ОШИБКИ: РИСК СОЦИАЛЬНЫХ И ПОЛИТИЧЕСКИХ БЕСПОРЯДКОВ

ОЖИВЛЕНИЕ: ОПРАВДАНИЕ ПОЛИТИКИ МВФ?

МАЛАЙЗИЯ И КИТАЙ

КОРЕЯ, ТАИЛАНД И ИНДОНЕЗИЯ

ВЛИЯНИЕ НА БУДУЩЕЕ

ОБЪЯСНЕНИЕ ОШИБОК

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ СТРАТЕГИЯ

ГЛАВА ПЯТАЯ. КТО ПОТЕРЯЛ РОССИЮ?

ВЫЗОВЫ И ВОЗМОЖНОСТИ ПЕРЕХОДА К РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКЕ

ИСТОРИЯ РЕФОРМ

КРИЗИС 1998 г.

ПОПЫТКИ СПАСТИ СИТУАЦИЮ

ПРОВАЛ СПАСАТЕЛЬНОЙ ОПЕРАЦИИ

НЕСОСТОЯВШИЙСЯ ПЕРЕХОД

РОСТ БЕДНОСТИ И НЕРАВЕНСТВА

КАК НЕВЕРНО ОРИЕНТИРОВАННАЯ ПОЛИТИКА ПРИВЕЛА К ПРОВАЛУ ПЕРЕХОДА К РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКЕ

ИНФЛЯЦИЯ

ПРИВАТИЗАЦИЯ

СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ

ШОКОВАЯ ТЕРАПИЯ

БОЛЬШЕВИСТСКИЙ ПОДХОД К РЫНОЧНЫМ РЕФОРМАМ

ГЛАВА ШЕСТАЯ. ЗАКОНЫ О НЕЧЕСТНОЙ ТОРГОВЛЕ И ДРУГИЕ ТЯЖЕЛЫЕ ОШИБКИ

ЧТО СЛЕДОВАЛО БЫ СДЕЛАТЬ

ИНТЕРЕСЫ США И РОССИЙСКИЕ РЕФОРМЫ

ДЕЛО АЛЮМИНИЕВОГО КАРТЕЛЯ

НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ― НА РАСПРОДАЖУ

УРОКИ ДЛЯ РОССИИ

ГЛАВА СЕДЬМАЯ. ЛУЧШИЕ ПУТИ К РЫНКУ

ДОРОГА В БУДУЩЕЕ

ПОДОТЧЕТНОСТЬ ВЛАСТИ ПРИ ДЕМОКРАТИИ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОВАЛЫ

ГЛАВА ВОСЬМАЯ. ДРУГАЯ ПОВЕСТКА ДНЯ МВФ

РАЗРЫВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ: ОТ КЕЙНСА ДО СЕГОДНЯШНЕГО МВФ

НОВАЯ РОЛЬ ДЛЯ НОВОГО РЕЖИМА ОБРАЗОВАНИЯ ВАЛЮТНЫХ КУРСОВ?

РАСПРОСТРАНЕНИЕ БОЛЕЗНИ

КОГДА ТОРГОВЫЙ ДЕФИЦИТ СТАНОВИТСЯ ПРОБЛЕМОЙ?

БАНКРОТСТВО И МОРАЛЬНЫЙ РИСК

ОТ СТРАТЕГИИ ВНЕШНЕГО ВЫКУПА К СТРАТЕГИИ ВНУТРЕННЕГО ВЫКУПА

ЛУЧШАЯ ОБОРОНА ― ЭТО НАСТУПЛЕНИЕ: РАСШИРЕНИЕ РОЛИ МВФ КАК «КРЕДИТОРА ПОСЛЕДНЕЙ ИНСТАНЦИИ»

НОВАЯ ПОВЕСТКА ДНЯ МВФ?

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. ПУТЬ В БУДУЩЕЕ

ИНТЕРЕСЫ И ИДЕОЛОГИЯ

НЕОБХОДИМОСТЬ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОБЩЕСТВЕННЫХ ИНСТИТУТОВ

УПРАВЛЕНИЕ

ПРОЗРАЧНОСТЬ

РЕФОРМИРОВАНИЕ МВФ И ГЛОБАЛЬНОЙ ФИНАНСОВОЙ СИСТЕМЫ

ПОПЫТКИ РЕФОРМ

ЧТО ЖЕ НА САМОМ ДЕЛЕ НУЖНО?

РЕФОРМИРОВАНИЕ ВСЕМИРНОГО БАНКА И СИСТЕМЫ ПОМОЩИ РАЗВИТИЮ

МЕЖДУНАРОДНАЯ ПОМОЩЬ

СПИСАНИЕ ДОЛГОВ

РЕФОРМИРОВАНИЕ ВТО И ОБЕСПЕЧЕНИЕ БАЛАНСА В ПОВЕСТКЕ ДНЯ ТОРГОВЫХ ПЕРЕГОВОРОВ

НА ПУТИ К ГЛОБАЛИЗАЦИИ С БОЛЕЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ЛИЦОМ

comments

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

41

42

43

44

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

55

56

57

58

59

60

61

62

63

64

65

66

67

68

69

70

notes

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

41

42

43

44

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

55

56

57

58

59

60

61

62

63

64

65

66

67

68

69

70

71

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ: ТРЕВОЖНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ

СЛОВО ОБ АВТОРЕ И ЕГО КНИГЕ

На рубеже XXI в. в развитии человеческой цивилизации явственно обозначились тенденции к сближению стран и народов, к возникновению единого экономического и информационного пространства в планетарном масштабе, к интенсивному обмену знаниями и технологиями. Эти тенденции принято объединять термином «глобализация». Мир вступает в новую эру, причем неравномерно и противоречиво. После окончания «холодной войны», распада Советского Союза и биполярной системы международных отношений появилась надежда, что индустриально развитые страны возьмут на себя миссию содействия этим тенденциям в общих интересах человечества. Однако США, претендующие на безусловное лидерство, предложили мировому сообществу свое понимание новых реалий, иногда именуемое «идеологией глобализма». Не считаясь с исторически сложившимся многообразием мира, с традициями и национальными особенностями стран, представляющих иные, не западные цивилизации, они навязывают свои «правила игры» и модели, их финансово-экономический глобализм начинает переходить в военный глобализм прямого использования вооруженного насилия, как это случилось с Югославией и Ираком. Такие методы игнорируют многие альтернативные сценарии будущего человеческого рода, отдавая предпочтение идеологии крайнего индивидуализма, которая выдвигает на первый план в качестве почти единственного мотива развития погоню за прибылью наряду с существенным ограничением роли государства в экономике.

Эти тенденции и методы вызывают тревогу и критику среди ученых, активистов гражданского общества, некоторых лидеров бизнеса, обеспокоенных становлением новой, невидимой всемирной империи под эгидой мировой финансовой олигархии, проникновением власти денег в такие сферы, как наука, образование и культура. Критики считают, что совместимость современного капитализма с демократией стоит под вопросом. Они озабочены тем, что решение долгосрочных проблем, важных для стабильного развития, подменяется стремлением к максимизации прибыли и расточительным потреблением. Следствием указанных процессов являются, по их мнению, нарастающая поляризация мира, раскол человечества на сверхбогатых и крайне бедных, расширяющийся разрыв между «золотым миллиардом» и странами «третьего мира». Глобализм не прокладывает дорогу к единому планетарному сообществу, он скорее готовит распад земной цивилизации.

В самих странах «золотого миллиарда» усиливается массовое протестное движение против этих негативных тенденций, сливающееся с антивоенным движением.

К критикам политики глобализма принадлежит выдающийся американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике за 2001 г. Джозеф Юджин Стиглиц, автор получившей широкое признание во всем мире книги «Globalization and Its Discontents», которую Национальный общественно-научный фонд предлагает российскому читателю под названием «Глобализация: тревожные тенденции».

Дж.Ю. Стиглиц известен в академических кругах своими фундаментальными исследованиями, первопроходческим вкладом в экономическую науку. Он является основателем ее новой отрасли ― «информационной экономики». Разработанные им основополагающие концепции «нежелательного отбора» и «морального риска» существенно изменили ряд теоретических положений, долгое время считавшихся неоспоримыми. Дж.Ю. Стиглиц, используя математические методы, обосновал невозможность достижения общего рыночного равновесия в условиях неполной, неточной и асимметричной информированности рыночных агентов и несовершенной конкуренции. Последователь Дж.М. Кейнса и «нового курса» Ф.Д. Рузвельта, сторонник активной роли государства в экономике, он считает, что современный капитализм может и должен быть усовершенствован.

Три десятилетия научно-педагогической деятельности принесли Дж.Ю. Стиглицу всемирную известность. В 2001 г. он стал лауреатом Нобелевской премии по экономике за исследования рынков с асимметричной информацией. В 1993 г. Дж.Ю. Стиглиц был назначен главой Совета экономических консультантов при президенте США Билле Клинтоне, с 1997 по 2001 г. занимал должность главного экономиста и вице-президента Всемирного банка, что позволило ему близко познакомиться с практической деятельностью Международного валютного фонда (МВФ) и убедиться в том, что в большинстве случаев она контрпродуктивна. В своей книге с теоретических позиций, но в доступной для непрофессионала форме он а ...

knigogid.ru