Конрад лоренц агрессия (так называемое "зло"). Книги конрад лоренц


Лоренц Конрад: биография, книги, цитаты, фото

Конрад Лоренц — лауреат Нобелевской премии, знаменитый ученый-зоолог и зоопсихолог, писатель, популяризатор науки, один из основателей новой дисциплины — этологии. Практически всю свою жизнь он посвятил исследованию животных, и его наблюдения, догадки и теории изменили ход развития научного знания. Однако его знают и ценят не только ученые: книги Конрада Лоренца способны перевернуть мировоззрение любого, даже далекого от науки человека.

Биография

Конрад Лоренц прожил долгую жизнь — когда он умер, ему было 85 лет. Годы его жизни: 07.11.1903 — 27.02.1989. Он был практически ровесником века, и оказался не только свидетелем масштабных событий, но иногда и их участником. В его жизни было многое: мировое признание и тягостные периоды невостребованности, членство в нацистской партии и позднейшее раскаяние, долгие годы на войне и в плену, ученики, благодарные читатели, счастливый шестидесятилетний брак и любимое дело.

Детство

Конрад Лоренц родился в Австрии в достаточно обеспеченной и образованной семье. Его отец был врачом-ортопедом, вышедшим из деревенской среды, но достигшим высот в профессии, всеобщего уважения и мировой известности. Конрад — второй ребенок; он родился, когда его старший брат был уже практически взрослым, а родителям было за сорок.

Он рос в доме с большим садом и с ранних лет интересовался природой. Так появилась любовь всей жизни Конрада Лоренца - животные. Родители отнеслись к его страсти с пониманием (хотя и с некоторой тревогой), и позволили заниматься тем, что ему интересно — наблюдать, исследовать. Уже в детстве он начал вести дневник, в котором записывал свои наблюдения. У его няни был талант к разведению животных, и с ее помощью Конрад однажды получил потомство от пятнистой саламандры. Как позднее он написал об этом случае в автобиографической статье, “этого успеха было бы достаточно для определения моей будущей карьеры”. Однажды Конрад заметил, что недавно вылупившийся утенок ходит за ним, будто за мамой-уткой — это было первое знакомство с явлением, которое позднее, уже в качестве серьезного ученого, он будет изучать и назовет импринтингом.

Особенностью научного метода Конрада Лоренца было внимательное отношение к реальной жизни животных, которое, по всей видимости, сформировалось у него в детские годы, наполненные внимательными наблюдениями. Читая в молодости научные труды, он был разочарован тем, что исследователи не понимают по-настоящему зверей и их повадок. Тогда он осознал, что ему предстоит трансформировать науку о животных и сделать ее такой, какой она, по его мнению, должна быть.

Молодость

После гимназии Лоренц думал продолжить изучение животных, однако по настоянию отца поступил на медицинский факультет. После его окончания он стал лаборантом кафедры анатомии, но одновременно с этим начал исследовать поведение птиц.В 1927 году Конрад Лоренц сочетался браком с Маргарет Гебхардт (или Гретль, как он ее звал), с которой был знаком с детства. Она тоже училась на медицинском и в дальнейшем стала акушером-гинекологом. Вместе они проживут до самой смерти, у них родятся две дочери и сын.

В 1928 году после защиты диссертации Лоренц получил медицинскую степень. Продолжая работать на кафедре (в качестве ассистента), он начал писать диссертацию по зоологии, которую защитил в 1933 году. В 1936 он стал доцентом Зоологического института, и в том же году познакомился с голландцем Николасом Тимбергеном, который стал его другом и коллегой. Из их увлеченных обсуждений, совместных исследований и статей этого периода родилось то, что позднее станет наукой этологией. Однако вскоре произойдут потрясения, поставившие крест на их совместных планах: после оккупации Голландии немцами Тимберген в 1942 году попадает в концлагерь, Лоренц же оказывается совсем на другой стороне, что вызвало многолетнюю напряженность между ними.

Зрелость

В 1938 году, после включения Австрии в состав Германии, Лоренц становится членом Национал-социалистической рабочей партии. Он верил, что новая власть благотворно повлияет на обстановку в его стране, на состоянии науки и общества. С этим периодом связано темное пятно в биографии Конрада Лоренца. В то время одной из интересующих его тем был процесс “одомашнивания” у птиц, при котором они постепенно теряют свои изначальные свойства и сложное социальное поведение, присущие их диким сородичам, и становятся более простыми, интересующимися преимущественно едой и спариванием. Лоренц увидел в этом явлении опасность деградации и вырождения и провел параллели с тем, как влияет на человека цивилизация. Он пишет об этом статью, рассуждая в ней о проблеме “одомашнивания” человека и о том, что с этим можно сделать — привнести в жизнь борьбу, напрягать все свои силы, избавляться от неполноценных особей. Этот текст был написан в русле нацистской идеологии и содержал соответствующую терминологию — с тех пор Лоренца сопровождают обвинения в “приверженности идеологии нацизма”, несмотря на его публичное раскаяние.

В 1939 году Лоренц возглавляет кафедру психологии в Университете Кенигсберга, а в 1941 его рекрутируют в армию. Сначала он оказался в отделении неврологии и психиатрии, но через какое-то время его мобилизуют на фронт в качестве врача. Ему пришлось стать в том числе и полевым хирургом, хотя до этого у него не было опыта врачебной практики.

В 1944 году Лоренц попал в советский плен, вернулся из которого он только в 1948 году. Там он в свободное от исполнения врачебных обязанностей время наблюдал за поведением животных и людей и размышлял на тему познания. Так родилась его первая книга, “Оборотная сторона зеркала”. Конрад Лоренц писал ее раствором марганцовки на обрывках бумажных мешков из-под цемента, а во время репатриации с позволения начальника лагеря забрал рукопись с собой. Эта книга (в сильно измененном виде) была опубликована только 1973 году.

Вернувшись на родину, Лоренц с радостью обнаружил, что никто из его семьи не погиб. Однако жизненная ситуация была сложной: в Австрии для него не было работы, и положение усугублялось его репутацией сторонника нацизма. К тому времени Гретль оставила медицинскую практику и работала на ферме, обеспечивающую их едой. В 1949 году работа для Лоренца нашлась в Германии — он начал руководить научной станцией, которая вскоре входит в состав Института поведенческой физиологии Макса-Планка, а в 1962 году он возглавляет весь институт. В эти годы он пишет книги, которые принесли ему известность.

Последние годы

В 1973 году Лоренц возвращается в Австрию и работает там в Институте сравнительной этологии. В этом же году он совместно с Николасом Тимбергеном и Карлом фон Фришем (ученым, открывшим и расшифровавшим пчелиный язык танцев) получили Нобелевскую премию. В этот период он читает популярные лекции по биологии по радио.

Умер Конрад Лоренц в 1989 году от почечной недостаточности.

Научная теория

Дисциплина, окончательно сформированная благодаря работам Конрада Лоренца и Николаса Тимбергена, называется этологией. Эта наука изучает генетически детерминированное поведение животных (в том числе человека) и базируется на теории эволюции и полевых методах исследования. Эти особенности этологии во многом пересекаются с присущими Лоренцу научными предрасположенностями: с теорией эволюции Дарвина он познакомился в десять лет и всю жизнь был последовательным дарвинистом, а важность непосредственного изучения реальной жизни животных была очевидна для него с детства.

В отличии от ученых, работающих в лабораториях (например, бихевиористов и сравнительных психологов), этологи исследуют животных в их естественной, а не в искусственной среде. Их анализ базируется на наблюдениях и тщательном описании поведения животных в типичных условиях, изучению врожденных и приобретенных факторов, сравнительных исследованиях. Этология доказывает, что поведение во многом определяется генетикой: в ответ на определенные стимулы животное совершает некоторые стереотипные действия, характерные для всего его вида (так называемый “фиксированный двигательный паттерн”).

Импринтинг

Однако это не означает, что среда не играет никакой роли, что демонстрирует открытое Лоренцом явление импринтинга. Суть его состоит в том, что вылупившиеся из яйца утята (а также другие птицы или новорожденные животные) считают своей мамой первый движущийся объект, который они видят, причем даже не обязательно одушевленный. Это влияет на все их последующее отношение к этому объекту. Если птицы в течении первой недели жизни были изолированы от особей своего вида, но находились в обществе людей, то они в дальнейшем предпочитают общество человека своим сородичам и даже отказываются от спаривания. Импринтинг возможен только во время краткого периода, но он необратим и не угасает без дальнейшего подкрепления.

Поэтому все то время, пока Лоренц исследовал уток и гусей, птицы ходили за ним следом.

Агрессия

Другая известная концепция Конрада Лоренца - его теория агрессии. Он считал, что агрессия врожденна и имеет внутренние причины. Если убрать внешние раздражители, то она не исчезает, а накапливается и рано или поздно выйдет наружу. Изучая животных, Лоренц заметил, что у тех из них, кто обладает большой физической силой, острыми зубами и когтями, развита “мораль” — запрет на агрессию внутри вида, а у слабых такого нет, и они способны покалечить или убить своего сородича. Люди — это изначально слабый вид. В своей знаменитой книге про агрессию Конрад Лоренц сравнивает человека с крысой. Он предлагает провести мысленный эксперимент и представить, что где-то на Марсе сидит инопланетный ученый, наблюдающий за жизнью людей: “Он должен сделать неизбежный вывод, что с человеческим обществом дело обстоит почти так же, как с обществом крыс, которые так же социальны и миролюбивы внутри замкнутого клана, но сущие дьяволы по отношению к сородичу, не принадлежащему к их собственной партии.” Человеческая цивилизация, говорит Лоренц, дает нам оружие, но не учит нас управлять своей агрессией. Однако он высказывает надежду, что однажды культура все-таки поможет нам с этим справиться.

Книга “Агрессия, или так называемое зло” Конрада Лоренца, вышедшая в 1963 году, до сих пор вызывает жаркие споры. Другие его книги больше фокусируются на его любви к животным и тем или иным образом пытаются заразить ей других.

Человек находит друга

Книга Конрада Лоренца “Человек находит друга” написана в 1954 году. Она предназначена для массового читателя — для всех, кто любит животных, особенно собак, хочет узнать, откуда пошла наша дружба, и понять, как с ними управляться. Лоренц рассказывает про отношения между людьми и собаками (и немного - котами) от древности до наших дней, о происхождении пород, описывает истории из жизни своих домашних питомцев. В этой книге он снова возвращается к теме “одомашнивания”, на этот раз в виде имбриндинга — вырождения породистых собак, и объясняет, почему дворняги зачастую оказываются умнее.

Как и во всем своем творчестве, с помощью этой книги Лоренц хочет разделить с нами свою страсть к животным и вообще к жизни, ведь, как он пишет, “прекрасна и поучительна только та любовь к животным, которая порождает любовь ко всякой жизни и в основе которой должна лежать любовь к людям”.

Кольцо царя Соломона

Книга “Кольцо царя Соломона” написана в 1952 году. Как и легендарный царь, по преданию знающий язык зверей и птиц, Лоренц понимает животных и умеет с ними общаться, и этим умением он готов поделиться. Он учит своей наблюдательности, умению вглядываться в природу и находить в ней значение и смысл: “Если бросить на одну чашу весов все то, что я узнал из книг в библиотеках, а на другую — те знания, которые дало мне чтение “книги бегущего ручья”, наверняка вторая чаша перевесит”.

Год серого гуся

“Год серого гуся” - это последняя книга Конрада Лоренца, написанная им за несколько лет до смерти, в 1984 году. Она рассказывает об исследовательской станции, изучающей поведение гусей в их природной среде. Объясняя, почему в качестве объекта исследования был выбран именно серый гусь, Лоренц говорил, что его поведение во многом похоже на поведение человека в семейной жизни.

Он отстаивает важность понимания диких животных — для того, чтобы мы могли понять самих себя. Но “в наше время слишком значительная часть человечества отчуждена от природы. Повседневная жизнь стольких людей проходит среди мертвых изделий человеческих рук, так что они утратили способность понимать живые создания и общаться с ними”.

Заключение

Лоренц, его книги, теории и идеи помогают взглянуть на человека и его место в природе с другой стороны. Его всепоглощающая любовь к животным вдохновляет и заставляет с любопытством вглядываться в незнакомые области. Закончить хотелось бы еще одной цитатой Конрада Лоренца: “Попытаться восстановить утраченную связь между людьми и остальными живыми организмами, обитающими на нашей планете, — очень важная, очень достойная задача. В конечном счете успех или провал подобных попыток решит вопрос, погубит человечество самое себя вместе со всеми живыми существами на земле или нет”.

fb.ru

Конрад Лоренц - биография, список книг, отзывы читателей

Компактный и увлекательный научпоп от австрийского зоопсихолога Конрада Лоренца, который открыл явление импринтинга у серых гусей. Но книга не о гусях, а о более близких нам домашних питомцах - кошках и собаках. Любовь и интерес автора ко всему живому - заразителен. Очень живо ведётся беседа с читателем и даже несмотря на то, что книга прошлого века и некоторые данные устарели, это не отменяет её прелести.

Начинает автор с того, каким образом были одомашнены кошки и собки. В этом разделе настолько много всяческих "возможно", "вероятно" и "почему бы нам не вообразить", что со всей серьёзностью информация не воспринимается, к тому же авторская теория о "шакальих" и "волчьих" собаках, насколько я поняла, была опровергнута.Здесь много всего о породах, о поведенческих аспектах, о разнице между кошками и собаками, но самое приятное - это доступный язык и множество замечательных примеров из жизни учёного.

Я прониклась симпатией чуть ли не ко всем упомянутым питомцам: к инфантильной таксе Кроки, которого томила бурная любовь ко всему роду человеческому, к диковатому чау-чау Волку, к умнейшей овчарке Стаси, взбунтовавшейся из-за отъезда хозяина, к лемуру с неудовлетворённым материнским инстинктом. Занимателен не только каждый питомец в отдельности, но и то, как животные контактируют между собой, со взрослыми людьми и детьми, с особями других видов, удивительное богатство реакций и различных видов поведения.Кое-что есть и о дрессировке собак, о некоторых эффективных и несложных приёмах, о том, как правильно наказывать животных, если уж возникла такая необходимость. А наказывать их надо, как и детей: любя, чтобы наказывающий сам страдал от этого ничуть не меньше виновного.

Интересна глава под названием "Призыв к тем, кто разводит животных", в которой Лоренц поясняет, почему предпочитает собак более диких, близких к дикой природе, и как хорошая родословная может навредить братьям нашим меньшим. Удивительно, насколько Конрад Лоренц тонко изучил мимику и мельчайшие жесты животных, их восприятие и настроения, темпераменты. Он упомянул и о том, что его чувство ко всем животным одинаково и у него нет предпочтения к какому-то одному виду, но всё же в книге большая часть посвящена именно собакам и тому, насколько же это драгоценный дар - их преданность. Трогательно признание: "Факт остаётся фактом: моя собака любит меня больше, чем я её, и это всегда порождает во мне смутный стыд".

При всей своей преданности и любви к питомцам, автор не любит сентиментальное очеловечивание животных, а также печалится, что некоторые несчастные люди по горьким причинам утрачивают веру в себе подобных и ищут эмоциональной помощи у животных, считая их лучше людей. Утвердительно киваю авторскому: "Прекрасна и поучительна только та любовь к животным, которая порождается любовью ко всякой жизни и в основе которой должна лежать любовь к людям".

#Бойцовский_клуб (Книга, в сюжете которой есть животное)

readly.ru

Конрад лоренц агрессия (так называемое "зло")

Начало формы

Конец формы

Конрад Лоренц. Агрессия

Сканировано 22.05.99. С.Гроховский

Конрад Лоренц (1903--1989) -- выдающийся австрийский ученый,

лауреат Нобелевской премии, один из основоположников этологии, науки о

поведении животных.

В данной книге автор прослеживает очень интересные аналогии в поведении

различных видов позвоночных и вида Homo sapiens, именно поэтому книга

публикуется в серии "Библиотека зарубежной психологии".

^

обусловленным свойством всех высших животных -- и доказывая это на

множестве убедительных примеров, -- автор подводит к выводу;

"Есть веские основания считать внутривидовую агрессию наиболее

серьезной опасностью, какая грозит человечеству в современных условиях

культурноисторического и технического развития."

^

Соломона", "Человек находит друга", "Год серого гуся".

^

АГРЕССИЯ

(так называемое "зло")

Перевод с немецкого Г.Ф.Швейника

МОСКВА

ИЗДАТЕЛЬСКАЯ ГРУППА "ПРОГРЕСС"

"УНИВЕРС"

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие ...............5

1. Пролог в море .............10

2. Продолжение в лаборатории ....19

3. Для чего нужна агрессия ......30

4. Спонтанность агрессии .......56

5. Привычка, церемония и волшебство..63

6. Великий Парламент Инстинктов . .91

7. Поведенческие аналогии морали . .114

8. Анонимная стая ............144

9. Сообщество без любви ........154

10. Крысы ................161

11. Союз .................169

12. Проповедь смирения ........218

13. Се человек ..............233

14. Надеюсь и верю ...........257

Жене моей посвящается

ПРЕДИСЛОВИЕ

Один мой друг, взявший на себя труд критически про-

читать рукопись этой книги, писал мне, добравшись до ее

середины: "Вот уже вторую главу подряд я читаю с захва-

тывающим интересом, но и с возрастающим чувством не-

уверенности. Почему? Потому что не вижу четко их связи

с целым. Тут ты должен мне помочь". Критика была впол-

не справедлива; и это предисловие написано для того, что-

бы с самого начала разъяснить читателю, с какой целью

написана вся книга и в какой связи с этой целью находятся

отдельные главы.

В книге речь идет об агрессии, то есть об инстинкте

борьбы, направленном против собратьев по виду, у живо-

тных и у человека. Решение написать ее возникло в ре-

зультате случайного совпадения двух обстоятельств. Я

был в Соединенных Штатах. Во-первых, для того, чтобы

читать психологам, психоаналитикам и психиатрам лек-

ции о сравнительной этологии и физиологии поведения, а

во-вторых, чтобы проверить в естественных условиях на

коралловых рифах у побережья Флориды гипотезу о бое-

вом поведении некоторых рыб и о функции их окраски для

сохранения вида, - гипотезу, построенную на аквариум-

ных наблюдениях. В американских клиниках мне впер-

вые довелось разговаривать с психоаналитиками, для ко-

торых учение Фрейда было не догмой, а рабочей гипоте-

зой, как и должно быть в любой науке. При таком подходе

стало понятно многое из того, что прежде вызывало у меня

возражения из-за чрезмерной смелости теорий Зигмунда

Фрейда. В дискуссиях по поводу его учения об инстинктах

выявились неожиданные совпадения результатов психо-

анализа и физиологии поведения. Совпадения существен-

ные как раз потому, что эти дисциплины различаются и

постановкой вопросов, и методами исследования, и -

главное - базисом индукции.

Я ожидал непреодолимых разногласий по поводу поня-

тия "инстинкт смерти", который - согласно одной из тео-

рий Фрейда - противостоит всем жизнеутверждающим

инстинктам как разрушительное начало. Это гипотеза,

чуждая биологии, с точки зрения этолога является не

только ненужной, но и неверной. Агрессия, проявления

которой часто отождествляются с проявлениями "инс-

тинкта смерти", - это такой же инстинкт, как и все ос-

тальные, и в естественных условиях так же, как и они,

служит сохранению жизни и вида. У человека, который

собственным трудом слишком быстро изменил условия

своей жизни, агрессивный инстинкт часто приводит к гу-

бительным последствиям; но аналогично - хотя не столь

драматично - обстоит дело и с другими инстинктами. На-

чав отстаивать свою точку зрения перед друзьями-психо-

аналитиками, я неожиданно оказался в положении чело-

века, который ломится в открытую дверь. На примерах

множества цитат из статей Фрейда они показали мне, как

мало он сам полагался на свою дуалистическую гипотезу

инстинкта смерти, которая ему - подлинному монисту и

механистически мыслящему исследователю - должна

была быть принципиально чуждой.

Вскоре после того я изучал в естественных условиях

теплого моря коралловых рыб, в отношении которых зна-

чение агрессии для сохранения вида не вызывает сомне-

ний, - и тогда мне захотелось написать эту книгу. Этоло-

гия знает теперь так много о естественной истории агрес-

сии, что уже позволительно говорить о причинах некото-

рых нарушений этого инстинкта у человека. Понять при-

чину болезни - еще не значит найти эффективный спо-

соб ее лечения, однако такое понимание является одной из

предпосылок терапии.

Я чувствую, что мои литературные способности недо-

статочны для выполнения стоящей передо мной задачи.

Почти невозможно описать словами, как работает систе-

ма, в которой каждый элемент находится в сложных при-

чинных взаимосвязях со всеми остальными. Даже если

объяснять устройство автомобильного мотора - и то не

знаешь, с чего начать. Потому что невозможно усвоить

информацию о работе коленчатого вала, не имея понятия

о шатунах, поршнях, цилиндрах, клапанах... и т. д., и т. д.

Отдельные элементы общей системы можно понять лишь

в их взаимодействии, иначе вообще ничего понять нельзя.

И чем сложнее система - тем труднее ее исследовать и

объяснить; между тем структура взаимодействий инстин-

ктивных и социально-обусловленных способов поведе-

ния, составляющих общественную жизнь человека, не-

сомненно является сложнейшей системой, какую мы

только знаем на Земле. Чтобы разъяснить те немногие

причинные связи, которые я могу - как мне кажется -

проследить в этом лабиринте взаимодействий, мне волей-

неволей приходится начинать издалека. К счастью, все

наблюдаемые факты сами по себе интересны. Можно на-

деяться, что схватки коралловых рыб из-за охотничьих

участков, инстинкты и сдерживающие начала у обще-

ственных животных, напоминающие человеческую мо-

раль, бесчувственная семейная и общественная жизнь

кваквы, ужасающие массовые побоища серых крыс и дру-

гие поразительные образцы поведения животных удержат

внимание читателя до тех пор, пока он подойдет к пони-

манию глубинных взаимосвязей.

Я стараюсь подвести его к этому, по возможности, точ-

но тем же путем, каким шел я сам, и делаю это из принци-

пиальных соображений. Индуктивное естествознание

всегда начинается с непредвзятого наблюдения отдельных

фактов; и уже от них переходит к абстрагированию общих

закономерностей, которым все эти факты подчиняются. В

большинстве учебников, ради краткости и большей до-

ступности, идут по обратному пути и предпосылают "спе-

циальной части" - "общую". При этом изложение выиг-

рывает в смысле обозримости предмета, но проигрывает в

убедительности. Легко и просто сначала сочинить некую

теорию, а затем "подкрепить" ее фактами; ибо природа

настолько многообразна, что если хорошенько по-

искать - можно найти убедительные с виду примеры,

подкрепляющие даже самую бессмысленную гипотезу.

Моя книга лишь тогда будет по-настоящему убедительна,

если читатель - на основе фактов, которые я ему опи-

шу, - сам придет к тем же выводам, к каким пришел я.

Но я не могу требовать, чтобы он безоглядно двинулся по

столь тернистому пути, потому составлю здесь своего рода

путеводитель, описав вкратце содержание глав.

В двух первых главах я начинаю с описания простых

наблюдений типичных форм агрессивного поведения; за-

тем в третьей главе перехожу к его значению для сохране-

ния вида, а в четвертой говорю о физиологии инстинктив-

ных проявлений вообще и агрессивных в частности - до-

статочно для того, чтобы стала ясной спонтанность их не-

удержимых, ритмически повторяющихся прорывов. В пя-

той главе я разъясняю процесс ритуализации и обособле-

ния новых инстинктивных побуждений, возникающих в

ходе этого процесса, - разъясняю в той мере, насколько

это нужно в дальнейшем для понимания роли этих новых

инстинктов в сдерживании агрессии. Той же цели служит

шестая глава, в которой дан общий обзор системы взаимо-

действий разных инстинктивных побуждений. В седьмой

главе будет на конкретных примерах показано, какие ме-

ханизмы "изобрела" эволюция, чтобы направить агрес-

сию в безопасное русло, какую роль при выполнении этой

задачи играет ритуал, и насколько похожи возникающие

при этом формы поведения на те, которые у человека дик-

туются ответственной моралью. Эти главы создают пред-

посылки для того, чтобы можно было понять функциони-

рование четырех очень разных типов общественной орга-

низации. Первый тип - это анонимная стая, свободная от

какой-либо агрессивности, но в то же время лишенная и

личного самосознания, и общности отдельных особей.

Второй тип - семейная и общественная жизнь, основан-

ная лишь на локальной структуре защищаемых участков,

как у кваквы и других птиц, гнездящихся колониями.

Третий тип - гигантская семья крыс, члены которой не

различают друг друга лично, но узнают по родственному

запаху и проявляют друг к другу образцовую лояльность;

однако с любой крысой, принадлежащей к другой семье,

они сражаются с ожесточеннейшей партийной ненави-

стью. И наконец, четвертый вид общественной организа-

ции - это такой, в котором узы личной любви и дружбы

не позволяют членам сообщества бороться и вредить друг

другу. Эта форма сообщества, во многом аналогичного че-

ловеческому, подробно описана на примере серых гусей.

Надо полагать, что после всего сказанного в первых

одиннадцати главах я смогу объяснить причины ряда на-

рушений инстинкта агрессии у человека, 12-я глава -

"Проповедь смирения" - должна создать для этого новые

предпосылки, устранив определенное внутреннее сопро-

тивление, мешающее многим людям увидеть самих себя

как частицу Вселенной и признать, что их собственное по-

ведение тоже подчинено законам природы. Это сопротив-

ление заложено, во-первых, в отрицательном отношении

к понятию причинности, которое кажется противореча-

щим свободной воле, а во-вторых, в духовном чванстве че-

ловека. 13-я глава имеет целью объективно показать со-

временное состояние человечества, примерно так, как

увидел бы его, скажем, биолог-марсианин. В 14-й главе я

пытаюсь предложить возможные меры против тех нару-

шений инстинкта агрессии, причины которых мне кажут-

ся уже понятными.

www.userdocs.ru