Текст книги "В разные стороны?". Книги мэхелия айзекс


Читать онлайн книгу В разные стороны?

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 10 страниц)

Назад к карточке книги

Мэхелия АйзекcВ разные стороны?

1

Радио бормотало что-то про температуру в районе Неаполитанского залива, про циклоны и антициклоны, количество осадков и все такое прочее. Причем количеству осадков, кажется, суждено было умножиться. Бенедикта с трудом сдерживала слезы. И уж конечно не по причине перепадов температуры.

Когда полчаса назад она вышла из сумрачного здания аэропорта, яркий солнечный свет так и ударил ей в глаза. На улице было жарко как в печке. Но теперь, в салоне роскошного лимузина, где неумолчно гудел кондиционер, молодая женщина чуть не замерзала. Больше всего на свете ей хотелось наконец-то добраться до места и прилечь, пока не утихнет пульсирующая боль в виске.

Но этому не бывать. Во всяком случае, в ближайшее время. И лимузин, который, конечно же, принадлежит не Фредерику, тому подтверждение. Вместо Джованны, как рассчитывала молодая женщина, ее встретил невозмутимый шофер, который за всю дорогу и слова не проронил, разве что поздоровался да представился.

Поначалу Бенедикта не обратила на это внимания. Дорога от аэропорта была забита машинами. И когда смуглолицый водитель свернул со скоростного шоссе и углубился в лабиринт улочек, в которых не заблудится только местный уроженец, молодая женщина предположила, что тот, должно быть, знает короткую дорогу к больнице.

Но, кажется, в этой жизни ничего не следует принимать на веру. Бенедикта поневоле забеспокоилась. Машина снова выехала на магистраль, однако теперь молодая женщина была уверена, что от центра города они удаляются, равно как и от больницы, в которой лежит ее несчастный брат. В этих местах Бенедикта была только раз, но все-таки смогла определить, что едут они к Позиллипо. А в районе Позиллипо живут только одни знакомые ей люди. Родители Джованны.

И Паоло Ланци, услужливо подсказала память.

Ну что ж, если они едут в особняк да Фабриано, ничего не поделаешь, придется смириться. По крайней мере, там ей сообщат, насколько серьезно пострадал Фредерик. Возможно, пока ее муж в больнице, Джованна живет у родителей. Когда Фредди позвонил ей, Бенедикта была настолько потрясена, что вопросов почти не задавала.

Тяжело вздохнув, она заставила себя сосредоточиться на дороге. Тем более что виды за окном машины могли бы послужить иллюстрацией для рекламного проспекта. Широкая обсаженная деревьями дорога шла параллельно Неаполитанскому заливу. По зеркально, искрящейся на солнце поверхности воды скользили гордые яхты и изящные прогулочные лодки.

Кампания феликс, счастливая Кампания – так некогда называли римляне этот благословенный, цветущий край. Далеко впереди возвышалась гора Кума, самая западная оконечность Флегрейских полей, позади остался далеко выдающийся в море мыс Пунта Кампанелла – окончание Соррентийского полуострова. А вдали, у горизонта, там, где сапфировая гладь моря сливалась с ясной синевой неба, темнел остров Капри – любимое прибежище туристов. Побережье Тирренского моря славилось роскошными пейзажами и буйной экзотической растительностью. Повсюду цвели олеандры, белые и красные. А над ними раскинули темно-зеленые кожистые листья надменные магнолии. Стройные пальмы возносили к небесам веера перистых листьев. Одно слово – тропики!

На холме Позиллипо, этом давным-давно погасшем вулкане, раскинулся один из самых красивых и престижных районов Неаполя. Тамошние кварталы Мерджеллина и Марекьяро словно похвалялись друг перед другом роскошными особняками и изящными виллами в окружении садов и скверов. Живописные руины, оставшиеся от римской виллы Павсилипон, принадлежавшей самому Августу, недвусмысленно свидетельствовали о том, что уже в глубокой древности этот райский уголок снискал благоволение в глазах сильных мира сего. Тесть и теща Фредерика, конечно же, не преминули в подробностях объяснить гостье еще в прошлый ее приезд, как дорого стоит земля в этом районе и что позволить себе обосноваться здесь, на зеленом холме, откуда открывается чудеснейший вид на залив, может далеко не всякий.

Вспомнив о надменных Доменико и Эмилии да Фабриано, Бенедикта вновь задумалась о цели своего приезда. Неужели хотя бы один из них не мог встретить ее в аэропорту, если Джованна занята? Они ведь должны понимать, как она тревожится за брата. Может, что-то случилось? Что-то непоправимое? Вот поэтому ее и везут в особняк да Фабриано? Что, если Фредди умер? Эта кошмарная мысль явилась из ниоткуда – и сердце молодой женщины на мгновение остановилось. Да быть того не может! – яростно возразила себе Бенедикта. Она же разговаривала с Фредди каких-нибудь два дня назад. И хотя он живописал в деталях аварию, в результате которой оказался в больнице, из слов брата отнюдь не следовало, что его жизнь под угрозой. Да, он был огорчен, да, он досадовал и злился. Но его легко понять. Шутка ли, угодить в больницу в чужой стране!

Вообще-то Фредерик и по сей день оставался подданным британской королевы, хотя в Италии жил вот уже более трех лет и два года назад женился на Джованне да Фабриано. Разумеется, выйдя замуж, девушка сменила фамилию. Теперь она Джованна Моррис, мысленно поправилась Бенедикта. Ну, до чего же странно звучит типично английская фамилия применительно к ее экзотической итальянской невестке! Бенедикта подавила вздох. Что-то подсказывало молодой женщине, что этот визит сулит ей немало сюрпризов. И, памятуя, как отреагировал Кевин, когда она сообщила ему о том, что уезжает, возвращение домой тоже окажется не из приятных. Чем-чем, а терпимостью и снисходительностью ее жених отнюдь не отличался. Он считал, что Фредерику давно пора самому отвечать за свои поступки, вместо того чтобы всякий раз, когда возникнут проблемы, звать на помощь старшую сестру.

Кевин не вполне справедлив к мальчику, мысленно бросилась защищать брата Бенедикта. Правда, когда Фредди был помладше, его и впрямь приходилось то и дело вытаскивать из всяческих неприятностей. Разумеется, ничего серьезного. Очень многие юноши его возраста швыряют деньги направо и налево, в том числе и чужие. Фредди не был преступником, нет! И, тем не менее, начиная с пятнадцати лет, Бенедикте приходилось трудиться не покладая рук, чтобы выплачивать долги брата.

Когда же Фредди исполнилось восемнадцать, в голову ему пришла блестящая идея отправиться работать в Италию. В ту пору он учился на курсах, осваивал специальность туроператора, а в Италии, как известно, туристический бизнес процветает. И хотя Бенедикта питала некоторые сомнения на его счет, одно она знала точно: Фредди избрал себе профессию, для которой словно предназначен самой судьбой. В кои-то веки он занимался прилежно и делал успехи.

Правда, вполне возможно, тогдашнее его рвение отчасти объяснялось тем, что Фредди по уши влюбился в сокурсницу, с долей цинизма размышляла Бенедикта спустя годы. Как бы то ни было, когда Синди Макферсон уехала в Италию, Фредди, не теряя времени, оформил необходимые документы и помчался вслед за ней.

В ту пору Бенедикте было двадцать три, и, хотя брату она в этом так и не призналась, его отъезд стал для молодой женщины тяжким ударом. Она обожала Фредди и сознательно жертвовала личной жизнью, чтобы заменить мальчику мать, которую тот почти не помнил. А когда Фредерик уехал, у Бенедикты не осталось в жизни ничего, кроме карьеры архитектора. Вот уж сомнительное утешение!

И все же она сумела пережить это потрясение. Более того, искренне радовалась за Фредди, когда тот рассказывал, что дела на новом месте идут лучше некуда. И даже убедила себя, что все будет хорошо, просто-таки замечательно, когда Фредерик позвонил и сообщил, что женится на дочери владельца туристического агентства «Жемчужина моря», в котором работает гидом и организатором однодневных экскурсий на острова Капри и Искья. То, что они с Джованной знают друг друга меньше полугода, вовсе ничего не значит. Это любовь с первого взгляда, вдохновенно объяснял Фредерик. И Бенедикта просто обязана приехать на их свадьбу...

Впрочем, и свадьба, и ее горькие последствия давно остались в прошлом, а значит, нужно сосредоточиться – настоящем. Но, даже проезжая через живописную гавань Мерджеллина, с громадой Везувия вдали и замком Кастель дель Ово на протяженном мысу, Бенедикта так и не нашла в себе сил отрешиться от тревожных мыслей и полюбоваться окрестностями. Она себя не помнила от тревоги. Если бы только знать, что происходит... Если бы только знать, как там Фредерик и где он...

С ним все в порядке, просто быть не может иначе, исступленно твердила про себя Бенедикта. Если с братом что-то случится, она в жизни себе не простит. Да, конечно, как растолковывал ей Кевин, она никоим образом не несет ответственности за решение Фредерика переселиться в Италию: в двадцать один год юноша уже совершеннолетний и способен сам о себе позаботиться. И все же Фредди навсегда останется для нее маленьким братишкой. Наверное, это нереализованный материнский инстинкт заставлял ее до сих пор опекать Фредди и всячески о нем заботиться, порой в ущерб себе.

Однако была еще одна проблема, о которой сейчас Бенедикта предпочитала не задумываться. Она машинально помассировала палец, на котором холодным светом сверкало бриллиантовое кольцо Кевина – знак помолвки. Помолвлены они с Рождества, а знают друг друга вот уже много лет и познакомились еще в архитектурном колледже задолго до того, как Фредди уехал в Италию. Хотя сблизились только в последние месяцы.

И вот теперь Фредди стал для молодых людей своего рода камнем преткновения. Кевин считал, что Бенедикте незачем спешить к брату сломя голову, едва тот свистнет. Какого черта, когда у них через полгода свадьба, тратить деньги на авиабилет до Неаполя, в то время как нет ни малейших подтверждений тому, что жизнь ее брата действительно в опасности, возмущался жених. Просто глупость несусветная!

Нет, Кевин не изложил свои доводы именно в таких выражениях. Для этого он был слишком умен и слишком дальновиден. Однако он недвусмысленно дал понять невесте, что, когда они поженятся, положение дел изменится. Ей придется пересмотреть свои отношения с братом: в конце концов, Фредди уже не ребенок, чтобы водить его за ручку...

Бенедикта поморщилась. «Когда они поженятся...» Отчего-то сейчас эти слова звучали уже не так убедительно, как в Сиднее. Не то чтобы Кевин ей не нравился. Напротив, она была очень привязана к жениху. Они работали в одной сфере, у них были общие интересы... со временем они накопят деньжат и откроют совместное проектное бюро. Наверное, она просто слишком привыкла быть одна. И почему ей так трудно даже помыслить о том, чтобы доверить свое будущее Кевину Ормистону?

Или все дело в том, что на свете есть Паоло Ланци?..

И снова Бенедикта прогнала докучные мысли: уж слишком мучительно было воскрешать прошлое. Точно так же она предпочитала не вспоминать о ранней смерти матери от туберкулеза и о предательстве отца. Тот ушел из семьи, когда Бенедикта еще училась в начальной школе. Все это, как говорится, прошло и быльем поросло. А в Неаполь она приехала, только чтобы поддержать беднягу Фредди.

Вот разве что Паоло навестит кузину, пока она здесь...

Нет, этого не произойдет, убеждала себя Бенедикта. Такой ли уж он близкий родственник, чтобы дневать и ночевать в особняке да Фабриано? Прошлый раз он оказался там только по случаю свадьбы. Кроме того, у него есть жена. И вряд ли Паоло захочет знакомить ее с Бенедиктой.

В груди у молодой женщины на мгновение стеснилось. По счастью, машина резко сбавила скорость – и Бенедикта разом вернулась на грешную землю. Лимузин въехал в массивные ворота художественного литья, за которыми простирались земельные угодья семейства да Фабриано. Высокая каменная стена скрывала виллу от посторонних глаз. С замирающим сердцем Бенедикта глядела в окно машины, узнавая обсаженную кипарисами подъездную аллею и в глубине ее увитый плющом и диким виноградом особняк с колоннами и просторными застекленными террасами.

– Я так понимаю, это ваш первый визит в Неаполь, мадам, – вдруг нарушил молчание шофер.

Изъяснялся он по-английски вполне правильно, хотя и с явственным итальянским акцентом. Бенедикта оторопела от неожиданности и не сразу нашлась с ответом.

– Э-э-э... на самом деле второй, – промолвила она, наконец.

Настроение у нее окончательно испортилось. Во-первых, с какой стати этот тип ждал так долго, прежде чем заговорить с ней, раз отлично владеет языком? Во-вторых, обращение «мадам» ее покоробило. Неужели она выглядит такой старухой?

– Значит, в особняке да Фабриано вы уже бывали? – продолжал расспрашивать шофер.

Бенедикта нервно сглотнула.

– А с какой стати мы вообще туда едем? – осведомилась она, изо всех сил стараясь, чтобы голос у нее не дрожал. – Как же мой брат? Где он? Все ли с ним в порядке, вы не знаете?

– На этот счет мне не дано никаких инструкций, – не без раздражения ответил шофер. – Но поскольку в данный момент он живет в особняке да Фабриано, полагаю, вы скоро с ним увидитесь и все у него спросите.

– Фредерик здесь? – удивилась Бенедикта. – Но мне казалось, он в больнице.

– Был, но уже поправился, – сказал шофер. – Говорю же: вы сейчас сами все узнаете.

Осознав, что так и сидит с открытым от удивления ртом и выглядит, надо думать, на редкость нелепо, молодая женщина попыталась взять себя в руки. Отчего она не переговорила с лечащим врачом Фредерика, прежде чем все бросать и мчаться в далекую Италию? Или хотя бы с его женой? Неужели брат вызвал ее сюда просто так, без веской причины, под влиянием минутного каприза?

В этот момент лимузин притормозил у широкой мраморной лестницы парадного входа. И Бенедикта, до сих пор помышлявшая лишь о том, чтобы поскорее увидеть брата, впервые задумалась о том, какой прием ее ждет.

Внушительные дубовые двери распахнулись, и навстречу прибывшим по ступеням резво сбежала горничная. Миниатюрная, изящная, в строгом синем платье, в белом переднике и кружевной наколке. Она услужливо распахнула дверцу лимузина и пригласила Бенедикту в дом. Поблагодарив, молодая женщина вышла из машины и незаметно разгладила ладонью измятые парусиновые брюки. Вид у нее с дороги наверняка непрезентабельный, но переодеться все равно было негде. Ну да ладно, и так сойдет. Солнце палило немилосердно, и Бенедикта порадовалась, что оделась легко, по погоде. А ведь еще только май...

– Добро пожаловать в Неаполь, синьорина, – учтиво приветствовала гостью горничная, в то время как шофер выгружал из багажника ее чемодан. И игриво добавила, на сей раз, обращаясь к водителю: – Привет, Гуччо. Как дела?

– Так себе, – без особого энтузиазма ответил шофер и, поставив чемодан на землю, буркнул, снова по-английски: – Так я вас оставляю здесь, мадам. Надеюсь, с вашим братом все в порядке.

С этими словами он вновь сел в машину и уехал. А горничная, уже подхватившая чемодан, нетерпеливо манила гостью за собой.

– Пойдемте.

Бенедикта с замирающим сердцем переступила порог и оказалась в прохладном, отделанном мрамором холле. Стоящие здесь в керамических вазах алые и чайные розы разливали в воздухе тонкое, сладковатое благоухание.

Надо же, а она и забыла, насколько роскошен и красив особняк да Фабриано! Сколько простора и света, с каким вкусом подобраны отделка и мебель! Огромные, до полу, окна выходили во внутренний дворик с фонтаном, окруженный колоннадой с арками, украшенной подвесными корзинками с живыми цветами.

– Мисс Моррис... Бенедетта! – прозвучал мягкий, напевный голос, переиначивая имя Бенедикты на итальянский лад.

Молодая женщина обернулась. В дверях гостиной стояла мать Джованны, Эмилия да Фабриано, невысокая, пухленькая и, как всегда, разодетая в пух и прах. При виде ее безупречной высокой прически – волосок к волоску – гостья на мгновение устыдилась своей растрепанной шевелюры.

– Добро пожаловать в Неаполь! – в свой черед воскликнула хозяйка дома, устремляясь ей навстречу. Высокие каблуки звонко зацокали по мраморным плитам. – Надеюсь, вы добрались благополучно, милая. – Эмилия церемонно расцеловала молодую женщину в обе щеки и на мгновение привлекла к груди – в лучших итальянских традициях.

– Я... да. Спасибо вам большое, – несколько оторопело произнесла Бенедикта. Мать Джованны вела себя так, как если бы молодая женщина приехала погостить, а не для того, чтобы дежурить у постели израненного брата. – С вашей стороны очень любезно было пригласить меня сюда...

– Напротив, милая, мы очень рады вас видеть. – Хозяйка дома на миг поджала губы – или это ей только показалось? – Своим приездом вы нас просто осчастливили...

– Да, но...

Отвернувшись от молодой женщины, Эмилия переключила все свое внимание на горничную и быстро приказала ей что-то по-итальянски. Наверное, отнести чемодан наверх, в спальню. Во всяком случае, властный жест в сторону лестницы наводил именно на эту мысль.

– Простите, но я... – начала Бенедикта, собираясь объяснить, что ни в коей мере не хочет злоупотреблять гостеприимством семейства да Фабриано, но мать Джованны вновь повернулась к ней.

– Сюда, – пригласила она, проигнорировав протестующее восклицание молодой женщины. – Вам, конечно же, не терпится увидеть брата. Пойдемте, все ждут нас в гостиной.

Позже, уже разместившись в гостевых апартаментах на втором этаже, тех самых, где жила во время своего первого визита в Неаполь, Бенедикта удивлялась: и как это она ничего не заподозрила, и с какой это стати рассчитывала избежать встреч с ненавистным Паоло!

Впрочем, откуда ей было знать. Она ведь полагала, что Паоло очень дальний родственник и на свадьбу его пригласили только потому, что того требовали приличия. Бенедикта понятия не имела, что Паоло Ланци тесно дружит с семьей да Фабриано и что Джованна к нему очень привязана.

Войдя в гостиную вслед за Эмилией, молодая женщина первым делом огляделась, ища брата. А после уже никого, кроме Фредерика, не видела. Кроме того, переход от яркого солнца к приглушенному сумраку помещения оказался слишком резок, и в первое мгновение перед ее глазами заплясали золотые искры. Так что она не сразу разглядела всех присутствующих.

Фредерик здесь, с облегчением убедилась молодая женщина. Ее брат возлежал на диване, одна его нога, закованная в гипс от лодыжки до колена, покоилась на подушке. По всей видимости, встать ей навстречу он не мог, поэтому Бенедикта бросилась к нему.

– Ох, Фредди! – всхлипнула она, с трудом сдерживая слезы. – Ну, что ты натворил, глупый мальчишка! Да тебя и на минуту нельзя одного оставить!

Она наклонилась, чмокнула брата в щеку. А Фредди тем временем завладел ее рукой и крепко стиснул тонкие пальцы.

– Привет, Бенни, – как ни в чем не бывало, поздоровался он и вполголоса, чтобы не слышали остальные, прибавил: – Слава Богу, что ты приехала.

Глаза Бенедикты изумленно расширились. Но не успела она сказать или сделать что-нибудь необдуманное, как на ее плечо легла широкая ладонь.

– Бенедетта, – произнес смутно знакомый голос, – как славно снова вас увидеть!

Молодая женщина обернулась. Рядом с нею стоял Доменико да Фабриано. Отец Джованны был немногим выше жены, широкоплечий, смуглолицый, с пышными усами.

– Надеюсь, путешествие оказалось приятным?

Бенедикта совершенно смешалась. По всему выходило, что с ее братом все более-менее в порядке. Из телефонного разговора вроде бы следовало, что Фредерик пробудет в больнице с месяц, никак не меньше, а теперь выясняется, что у него самое большее – легкий перелом. Боже, убито подумала молодая женщина, то-то порадуется Кевин!

Отец Джованны ждал ответа, так что Бенедикта постаралась взять себя в руки и улыбнулась как можно приветливее.

– Да, но я слегка устала, – ответила молодая женщина. Она терпеть не могла летать на самолете, а в этот раз ей еще досталось место рядом с туалетом. – Спасибо за заботу.

Бенедикта оглянулась в поисках Джованны, но ее невестки в гостиной не было. Зато у великолепного старинного камина стоял высокий, представительный, одетый в черное мужчина.

И даже тогда Бенедикта ничего не заподозрила. Просто скользнула по незнакомцу взглядом, решив, что это кто-нибудь из родственников или друзей дома, которого ей со временем представят. Пока же ей отчаянно хотелось переговорить с Джованной. Может, хоть юная миссис Моррис объяснит, что происходит. Что кроется за загадочными словами Фредди? С какой стати ему вдруг пришло в голову вызвать ее сюда?

– Когда Фредерик сообщил, что вы собираетесь нанести нам визит, мы все несказанно обрадовались, – учтиво произнес меж тем седовласый Доменико да Фабриано. – Как видите, ваш брат быстро идет на поправку...

Бенедикта не знала, что и думать. Она обернулась к брату, но тот, опустив глаза, внимательно разглядывал свою загипсованную ногу, причем с таким интересом, словно впервые видел, и явно не желал встречаться с сестрой взглядом. Широкая брючина была закатана выше колена, и ослепительно белый гипс являл резкий контраст с загорелой кожей.

– Я думала... – растерянно начала молодая женщина.

Но тут мужчина в черном шагнул вперед и оказался в полосе солнечного света, что струился сквозь неплотно задернутые шторы.

– Несомненно, услышав о трагическом происшествии с братом, Бенедетта встревожилась не на шутку, – протянул он.

О, этот негромкий, с волнующе-вкрадчивыми интонациями голос Бенедикта помнила не только на слух, но и всем своим существом! Она резко повернулась. Итак, у этого человека хватило наглости приехать сюда и вновь оказаться с ней лицом к лицу!

– Здравствуй, Бенедетта. – Паоло Ланци иронически улыбался краем губ и чуть заметно наклонил голову, приветствуя ее. – Что за приятная неожиданность!

Назад к карточке книги "В разные стороны?"

itexts.net

Читать онлайн книгу Утоление страсти

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 10 страниц)

Назад к карточке книги

Мэхелия АйзексУтоление страсти

Глава 1

Все происходящее напоминало Линде страшный сон. Если бы неделю назад, на солнечном пляже в Боготе, кто-нибудь сказал ей, что скоро она будет стоять на маленьком кладбище позади деревенской церкви в одном из самых северных графств Англии, она бы ни за что не поверила. Но это был не сон, это была страшная реальность.

Священник привычно и монотонно произносил слова заупокойной службы, которые не порождали ничего, кроме горестного оцепенения. Ноябрьский день был холодным, и люди, столпившиеся у могилы, зябко кутались в черные пальто и натягивали теплые перчатки. Линда была совершенно уверена, что всем хотелось поскорее покончить с этим; не только потому, что церемония была печальна сама по себе, но и потому, что она явственно напоминала о бренности человеческого существования.

Что касается Линды, то ей казалось, будто она никогда уже не согреется. Холод пронизывал все ее существо, он шел не только снаружи, но и изнутри. Руки и ноги сильно замерзли, но вряд ли Линда осознавала физический дискомфорт: хуже было то, что все ее чувства словно застыли.

Но всему на свете есть конец – и эта печальная церемония явно близится к нему. Скоро она сможет избавиться от сочувствующих взглядов и останется наконец одна. Кое-кто из присутствующих уже вытаскивал носовые платки, промокая глаза и сморкаясь, чтобы скрыть слезы.

Мать Алана плакала не таясь, и Линде впервые захотелось обнять свекровь, как-то поддержать ее. Но Шарлотта Бакстер никогда не выказывала никакой привязанности к невестке, пока Алан был жив, а теперь Линда подозревала, что свекровь винит ее в преждевременной смерти сына.

Маленький мальчик, стоявший рядом с Линдой, дернул ее за рукав, и только тогда она вспомнила о его существовании.

– Стой спокойно, милый, – мягко прошептала она. – Скоро мы уйдем отсюда.

Ей тут же стало не по себе от бестактности этих слов. Но что же делать, если мальчик устал?! Это Шарлотта настояла, чтобы Тони присутствовал на похоронах, а Линда с самого начала считала, что ее сын слишком мал, чтобы разделить со взрослыми их горе.

– Я замерз! – захныкал Тони и стукнул носком ботинка об землю.

– Все замерзли, – попыталась утешить его Линда. – Я же тебе сказала, скоро все кончится. Хорошо хоть дождя нет!

Покорно вздохнув, Тони повернул темноволосую головку и поглядел на длинный ряд машин, припаркованных за оградой. Наблюдая за ним, Линда убедилась, что ее четырехлетний сын так и не смог осознать серьезность ситуации. Она говорила ему, что папа ушел на небо, но мальчик, по всей видимости, воображал, что небо – это просто какой-то отдаленный уголок Вселенной и что со временем отец вернется домой.

«Но где наш дом? – грустно подумала Линда, зная, что Шарлотта Бакстер наблюдает за ними и, несомненно, осуждает безответственное поведение Тони.

– Конечно, не в Колумбии, где Алан умер, и уж наверняка не в «Эбби-Грэйндж», где всегда жила его родня!»

Линда смахнула непрошеные слезы. Ради Тони она старалась не выражать свое горе слишком явно, но мысли о нелепой гибели мужа угнетали ее.

Как могли местные националисты, выступающие против американского влияния в стране, перепутать Алана с кем бы то ни было?! Ведь Алан сам был против экономического рабства. В недобрый час он оказался на том отдаленном горном участке шоссе. Покушение на дипломата, которого сопровождал ее муж, закончилось для Алана трагически, и он принял смерть от рук людей, идеям которых всегда сочувствовал…

Пуля одного из убийц угодила Алану в шею, и хотя его тут же доставили в местную больницу, было уже поздно.

– Мы поедем домой на той длинной черной машине?

Вопрос Тони отвлек Линду от мрачных мыслей. Сквозь слезы она взглянула на сына и поняла, что теперь должна любить его еще сильнее – и за себя и за Алана. Ее вины не было в том, что Алан умер – только свекровь могла думать иначе! Но Линда знала, что какая-то часть ее жизни окончена, и отныне у них с Тони своя дорога в этом мире.

– Думаю, что да, – мягко ответила она и снова посмотрела на гроб, который уже начали опускать в землю. Ей оставалось сделать прощальный жест, и она, выдернув из венка чайную розу, бросила ее в отверстую могилу.

Священник произнес последнее благословение, и участники похорон постепенно начали расходиться. Некоторые – и среди них преподобный мистер Пресбери – приблизились к Линде, чтобы выразить ей искренние соболезнования. Она знала, что скоро снова увидит их в доме.

Интересно, всем ли так же трудно, как ей, сопоставить образ веселого человека, которого она знала и любила, с мрачной строгостью заупокойной службы? Казалось невозможным вообразить, что они сейчас оставят Алана здесь одного, и Линде пришлось напомнить себе, что в могиле только его тело, но не душа. Душа Алана будет вечно обитать в самых прекрасных местах! Возможно, на той вилле, где они жили в Йемене, или в приземистом бунгало на окраине Боготы… – Линда! Она вздрогнула.

Линда ожидала услышать этот голос с тех самых пор, как они с Тони прибыли в Англию. Она даже немного побаивалась, что Дейвид приедет встречать ее в аэропорт: в конце концов, он ведь должен прилететь домой на похороны единственного брата!

Но в аэропорту их встречал только отец Алана, и Линда невольно вздохнула с облегчением. Оказалось, что Дейвид находится со съемочной группой в Сиднее, и у семьи не было возможности вовремя связаться с ним. Линда знала, что их встреча неминуема и лишь ненадолго откладывается, и все-таки оказалась не готова к ней…

– Мне очень, очень жаль, – снова заговорил Дейвид, и она не могла понять – то ли он извиняется за опоздание, то ли приносит ей соболезнования по случаю кончины Алана. Да это и не особенно важно, с горечью подумала Линда. Ей, пожалуй, было бы легче, если бы он вообще не приезжал. – Ты, должно быть, плохо обо мне подумала, но я примчался сюда так быстро, как только смог. К несчастью, я прибыл в Лондон после полуночи и сумел вылететь только утренним рейсом.

Его объяснения были вполне убедительны, но все-таки в душе Линды шевельнулось раздражение. Уж, наверное, не раньше, чем завершил свои дела! – подумала она с неожиданной злостью. Дейвид всегда исходил прежде всего из собственных интересов.

– Не имеет значения, – ровным голосом ответила Линда, стараясь не выдавать охватившее ее смятение. Ничего, через пару дней он уедет, а до тех пор как-нибудь продержимся! – успокаивала она себя.

– Поговорим дома, – добавил Дейвид, и Линде пришлось встретить его пронзительный взгляд. – Но помни: по первому зову я всегда буду рядом с тобой. Алан хотел бы этого, я знаю.

Откуда такая уверенность?! – подумала она и на мгновение почувствовала приступ гнева, который явно требовал выхода. Но тут к ним присоединились родители Алана, и Шарлотта взяла Тони за руку. Сейчас все они стояли рядом и были одной семьей, которую Линда не имела права разрушить – по крайней мере пока. Позже будет видно. Она не нуждалась ни в чьей помощи. Особенно Дейвида Бакстера!

К ее облегчению, он, видимо, сообразил, что сейчас не время давить на нее, и направился к матери, чтобы помочь той дойти до машины. Наблюдая, как он разговаривает с Тони в своей обычной манере – очаровывая мальчика и заставляя его улыбаться, – Линда кипела от негодования. Он не имеет на это права! – возмущалась она. Ведь сын Алана ничего не значит для него!

– Пошли.

Отец Алана тронул Линду за руку, и она взглянула на него с искренней признательностью. Им обоим было нелегко, но надо было сохранять присутствие духа, пока все не кончится.

– Не думай о нем слишком плохо, – пробормотал свекор, когда они шли туда, где их ждали машины, и Линде не составило труда догадаться, кого он имеет в виду. – В Сандерленде был туман, и рейс направили на Манчестер, а оттуда он добирался на арендованном автомобиле.

– Да, неудачный день, – согласилась Линда, с облегчением отметив, что Тимоти Бакстер не догадывается о ее истинных чувствах к Дейвиду.

– Думаю, что здесь совсем не тот климат, к которому ты привыкла, – заметил он. И тут же, словно извиняясь, добавил: – Отныне ты можешь считать «Эбби-Грэйндж» своим домом.

– Спасибо.

Линда с трудом выдавила из себя улыбку: она твердо знала, что не сможет здесь оставаться. Не говоря уже о прочем, ей нужно было найти работу. У нее не было намерения жить за счет Бакстеров, а пенсии за мужа едва ли хватит на самое необходимое. Когда они с Аланом познакомились, она работала в Лондоне и теперь собиралась там устроить свой дом.

Забравшись на заднее сиденье лимузина рядом с Шарлоттой и сыном, Линда невольно подумала, как же быстро изменилась вся ее жизнь. Еще две недели назад самым важным решением, которое ей приходилось принимать, было – какое вино подать к обеду. Теперь ее муж мертв, Тони лишился отца, а роскошная жизнь, которую они вели в Боготе, превратилась в воспоминание…

– С тобой все в порядке?

Свекровь так пристально всматривалась в нее, что Линда удивилась – что же Шарлотта хочет увидеть на ее лице? Сожаление, горе, печаль, которые так естественны в ее положении? Или следы раскаяния и угрызений совести, которых Линда не испытывала?

Она знала: свекровь считает ее виноватой в том, что Алан отправился работать в Колумбию. Но Алан всегда все решения принимал сам! Действительно, после двух лет работы в посольстве Великобритании в Йемене он имел возможность получить место в Лондоне. Но возвращение в Англию не очень привлекло Алана, привыкшего к тропической жаре. Именно поэтому он решил продолжить службу за океаном, в Боготе, и взять туда семью.

– Кроме всего прочего, – убеждал он Линду, когда та пробовала робко возражать, – Тони скоро будет пора идти в школу, и тогда мы, вероятно, надолго осядем в Англии. Давай наслаждаться свободой, пока есть такая возможность.

Губы Линды задрожали, и она решительно сжала их, чтобы не заплакать. Ей не нужно ничье сочувствие, она сама все вынесет! Нет, не сама, а вместе с Тони, поправила она себя. Сын был теперь ее единственной опорой.

Линде пришло в голову, что рано или поздно нужно будет сесть рядом с Тони и как следует объяснить ему ситуацию. Слава Богу, что он еще не в состоянии по-настоящему осознать то, что случилось. Но факт остается фактом – ему придется смириться с новыми обстоятельствами. У них будет мало денег, а квартира, которую они смогут себе позволить, покажется жалкой после роскошного бунгало, где семья жила последние два года…

Поездка от церкви на окраине деревушки Грэйнджфилд до «Эбби-Грэйндж», родового имения Бакстеров, заняла всего несколько минут. Не видя впереди высокой фигуры распорядителя похорон, вышагивавшего в цилиндре перед процессией автомобилей, водители невольно прибавили скорость. Вероятно, им так же, как и ей, хотелось поскорее покинуть кладбище, грустно подумала Линда.

Взглянув в окно, она еще раз отметила про себя резкий контраст между буйством цветущей растительности в Южной Америке и английским зимним пейзажем. Деревья стояли застывшие и оголенные; низкие тучи и островки пожухлой травы на обочинах дороги усиливали мрачное впечатление.

И все-таки Линда упорно смотрела в окно, чтобы не встречаться взглядом с Дейвидом. В просторной машине сиденья располагались напротив друг друга, и всю дорогу она думала о том, что Дейвид здесь, совсем близко от нее… Когда-то Линда надеялась, что ей больше не придется встречаться с ним. Пожалуй, это и было главной причиной того, что она не уговаривала Алана вернуться в Англию. И действительно, Дейвид ни разу не навестил их за последние пять лет. Боже, какая несправедливость, что умер Алан, а не его самовлюбленный, эгоистичный брат!

Тони почти всю дорогу смотрел в окно, и Линда напрасно пыталась представить себе, о чем ее сын думает. Вряд ли окружающая обстановка могла нравиться малышу, привыкшему к кишащим людьми городам и пляжам южного полушария. И все же он не жаловался, за исключением того момента на кладбище, когда признался, что замерз. Тони был удивительно послушным мальчиком, и ей оставалось надеяться, что в конце концов он сможет приспособиться к новой жизни.

Линда тяжело вздохнула. Когда несколько дней назад они взошли на борт лондонского самолета, который вез домой тело его отца, сын, похоже, воспринял это путешествие как увлекательное приключение. Ему очень хотелось побывать в Англии – в стране, которую он никогда не видел. Тони родился в военном госпитале в Йемене. Думал ли когда-нибудь Алан, что ему суждено будет вот так вернуться на родину?.. А сама Линда оказалась теперь у разбитого корыта, без всяких перспектив на будущее…

– Ты что-то совсем приумолкла, – заметила Шарлотта, сидящая рядом с ней, и Линда с досадой поняла, что свекровь, очевидно, ждет от нее душевных излияний.

– Я устала, – сказала она, невольно прижав руки к груди. – С тех пор как мы вернулись, я ни минуты не спала.

– По крайней мере, ты осталась жива, – проворчала Шарлотта. – Какая удача, что тебя не было с Аланом, когда его убили!

Скрытый смысл этих слов был совершенно ясен, и Линда поняла, что теперь, когда ее муж лежит в могиле, его мать никогда не простит ей этого. Сострадание к свекрови, желание поддержать ее развеялись как дым.

– Лотти!

Очевидно, Тимоти Бакстер тоже услышал слова жены, и от него не ускользнула интонация, с которой они были произнесены. К удовольствию Линды, Шарлотта больше ничего не сказала, но она была уверена, что тема всего лишь отложена до лучших времен. Конечно, свекровь вернется к ней, когда они останутся вдвоем.

Машина въехала в ворота «Эбби-Грэйндж», и Тони оглянулся назад, встав коленями на сиденье.

– Другие машины едут за нами! – воскликнул он. – У нас будут гости? А папочка приедет?

– Твой отец умер, Тони! – нервно сказала его бабушка и взглянула на Линду. – Я думала, ты объяснила ему. Где же мы, по его мнению, только что были?!

– Мне кажется, мама, что он не представляет себе смысла событий, – нетерпеливо заявил Дейвид. – Не знаю, почему Линда решила, что он должен присутствовать на похоронах. Он еще слишком мал.

Если Линда надеялась, что миссис Бакстер признается в «авторстве» этой идеи, то ее ждало разочарование. Машины проследовали по подъездной дороге и остановились перед крыльцом дома. Мать Алана молча распахнула дверцу и выбралась наружу. Тони выскочил следом прежде, чем Линда успела помешать ему, и она вынуждена была наблюдать, как свекровь взяла его за руку и ввела в дом.

– Не сердись на нее. Мать совершенно выбита из колеи.

Непрошеную заботливость Дейвида Линда уже не могла вынести.

– А мы все разве нет?! – огрызнулась она, надеясь, что отец Алана извинит ее, и, игнорируя предложенную помощь, вышла из машины.

Миссис Даркин, экономка Бакстеров, стояла в дверях, ожидая возвращения семьи. Это была шотландка средних лет, очень суровая с виду. Но Линда знала, что сердце у нее доброе. Миссис Даркин работала в доме последние двадцать пять лет и любила Алана как родного.

Озабоченная предстоящим приемом, она одарила Линду сочувственной улыбкой.

– Малыш пошел пить лимонад, – объявила она. – Я присмотрю за ним. Он может поесть со мной и Сьюзен.

– Спасибо, миссис Даркин. – Линда была благодарна экономке не только за ее очевидную доброту, но и за то, что ее сын оказался вне сферы влияния бабушки. – Думаю, он очень голоден. Слава Богу, аппетит Тони не пострадал.

– В отличие от его матери, – заметила миссис Даркин гораздо откровеннее, чем обычно.

И Линда с радостью ощутила, что хоть кому-то в «Эбби-Грэйндж» есть дело до того, как она себя чувствует.

Войдя в дом, Линда хотела было выкроить несколько минут для отдыха, но с кладбища прибывали все новые машины – родственники и друзья желали видеть вдову Алана, чтобы принести ей свои соболезнования.

Никогда еще Линда не была столь одинока, как сейчас, со всех сторон окруженная людьми! Наверное, не надо было отпускать от себя Тони, подумала она. От него, по крайней мере, исходило тепло, которого ей так не хватало. Но от ребенка нельзя было ждать, что он разделит ее чувства, и уж совсем несправедливо было бы использовать его для собственного утешения!

Сморгнув слезы, Линда попыталась взять себя в руки. В конце концов, до сих пор она держалась, неужели ее не хватит еще на пару часов?!

Линда подошла к огромному камину, который хоть как-то оживлял сумрачную атмосферу холла. Снаружи «Эбби-Грэйндж» выглядел вполне импозантно, но внутри это был довольно мрачный дом со стенами, отделанными темными дубовыми панелями, и высоченными потолками, под которыми никогда не держалось тепло. Он был построен в прошлом веке и с тех пор подвергался лишь небольшим изменениям. Хотя в комнатах было проведено центральное отопление, Линда никак не могла по-настоящему согреться с тех пор, как приехала из Колумбии.

Впрочем, в этом не было ничего удивительного. Не говоря уже об обстоятельствах возвращения, это северное английское графство было ужасно далеко от того уголка Колумбии, который они с Аланом считали своим домом! Естественно, разница температур бросается в глаза, уныло подумала Линда, имея в виду не только погоду, но и обитателей «Эбби-Грэйндж».

Она снимала пальто и красивые перчатки телячьей кожи, когда снова появилась миссис Даркин, чтобы проверить, все ли в порядке. Убедившись, что всем присутствующим предложено на выбор шерри или виски, – Линда заметила, что большинство мужчин предпочло последнее, – экономка остановилась возле нее и заверила, что Тони отлично устроился на кухне.

– Он пьет лимонад с печеньем, – сказала она. – Я сама испекла это печенье сегодня утром. Ну, не надо быть такой печальной! Мы ведь не хотим, чтобы вы заболели, правда?

– Разумеется, нет! – раздался рядом мужской голос.

Длинная тень упала между ними, и Линде не понадобилось оборачиваться, чтобы узнать подошедшего. Как ни странно, во всем, что касалось Дейвида, у нее проявлялось шестое чувство. Ей захотелось сразу уйти, но из соображений вежливости пришлось остаться.

– Я в полном порядке, – пробормотала Линда, ни к кому в отдельности не обращаясь, и заметила, что Дейвид и миссис Даркин обменялись выразительными взглядами. «Черт побери, я не ребенок, – подумала она, – и в опеке не нуждаюсь!» А что касается помощи Дейвида… Ну, здесь дела были красноречивее слов.

– Пойду, пожалуй, посмотрю, как там Сьюзен управляется с лососем, – заявила миссис Даркин, решив, по-видимому, что ее присутствие более не требуется. – Скажите матери, что все готово и она может распорядиться открыть гостиную в любую минуту, – добавила экономка, обращаясь к Дейвиду, и озабоченно покачала головой. – Мистер Бакстер приказал мне приготовить еду на восемьдесят человек, но, похоже, здесь уже за сотню.

За сотню?!

Оглядевшись, Линда убедилась, что миссис Даркин, пожалуй, права. Большой холл был заполнен до отказа, и вся эта масса людей потихоньку двигалась по направлению к ней! Конечно, основное внимание приходилось на долю родителей Алана, но Линда не могла ожидать, что ее оставят в покое. Невольно вздрогнув, она растерянно взглянула на Дейвида и тут же рассердилась на себя за это: в его поддержке она не нуждалась!

– Скоро все кончится.

Снова совершенно нейтральные слова вызвали у Линды приступ раздражения. Наклонив голову, она бросила на Дейвида испепеляющий взгляд.

– Для тебя – разумеется! Ты очень скоро забудешь об этом прискорбном событии, как забываешь все в своей жизни! – воскликнула она, сознавая, как грубо это звучит. – Скажи, пожалуйста, это один из твоих визитов налетом, или родители могут надеяться, что на этот раз ты останешься хотя бы на сорок восемь часов?

Дейвид поджал губы.

– Я не собираюсь обратно в Сидней, – уклончиво ответил он. А затем, когда один из арендаторов отца подошел с соболезнованиями, добавил, – Ты, наверное, не знакома с Джоном Портером, Линда? Он с сыном руководит маленькой типографией в Лангмере.

В последующие несколько минут Линде пришлось забыть о настороживших ее словах Дейвида и принимать выражения сочувствия от совершенно посторонних людей. Вскоре их имена и лица перепутались в ее голове, но это были друзья Алана, родственники Алана – дяди, тети и кузены, с которыми Линда даже не была знакома. Она впервые встретилась с Аланом в Лондоне и до свадьбы лишь пару раз приезжала в Грэйнджфилд. Алан мало рассказывал ей о жизни здесь – факт, который свекровь очень скоро с неудовольствием обнаружила. Линда была чужой для этих людей, так же как и они были чужими для нее.

Может быть, если бы мы поженитесь здесь, подумала было она и тут же отбросила эту мысль. Ничего бы не изменилось! Весь ее краткий жизненный опыт подсказывал, что от обитателей «Эбби-Грэйндж» нельзя ожидать ничего хорошего.

– А я здесь и не живу, – спокойно сказал Дейвид, и Линда вдруг осознала, что последние слова произнесла вслух. Они опять остались вдвоем – настолько, насколько можно быть вдвоем в такой толпе, – и Линде сразу стало неуютно. Слава Богу, Дейвид, кажется, собирается уехать – если не в Сидней, то в Лондон.

– Мне надо пойти проведать сына, – заявила она, избегая его взгляда. – Извини…

– Я купил «Мэнор», – успел добавить Дейвид, прежде чем Линда отошла настолько, чтобы можно было притвориться, будто она не расслышала. – Решил бросить журналистику и позаботиться о грядущей старости. Линда с трудом сглотнула.

– Как… интересно, – сказала она, чтобы сказать хоть что-то.

Но новость была действительно ошеломляющей. Господи, неужели до сих пор судьба недостаточно била ее?! Неужели теперь придется постоянно общаться с Дейвидом? Общаться как с другом, как с близким родственником – с человеком, которого она ненавидела! Нет, нужно как можно скорее покинуть Грэйнджфилд!

Когда Линда через несколько минут вернулась в холл, к ней подошел Тимоти Бакстер.

– Мы собираемся закусить, – ласково сказал он, – и я не желаю слышать, что ты не хочешь есть. Этот номер не пройдет! Тебе уже некуда худеть, дорогая.

Линда слабо улыбнулась.

– Надеюсь, это можно считать комплиментом.

Она с облегчением чувствовала, что нисколько не боится свекра. Алан очень походил на отца: такой же мягкий, спокойный, добродушный. Никто не мог вывести его из себя, вспомнила Линда, вдруг отчаянно затосковав о муже. Он был ее другом, ее любовником, ее опорой – единственный человек из тех, кого она знала, который думал о других больше, чем о себе…

Назад к карточке книги "Утоление страсти"

itexts.net

Читать онлайн книгу Возвращение к жизни

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 10 страниц)

Назад к карточке книги

Мэхелия АйзексВозрождение к жизни

1

Афины купались в жарких лучах полуденного солнца. Джин прикинула, что за стенами аэропорта стоит жара градусов в тридцать. Над посадочными полосами дрожало зыбкое марево, и ветерок, лениво теребивший флажки на шестах, нисколько не мог ослабить духоты, заполнявшей зал прибытия.

Вместе с другими пассажирами нью-йоркского рейса Джин ожидала, пока на багажном круге появятся чемоданы. Она попыталась хотя бы отчасти возродить в душе то радостное воодушевление, с которым покидала Штаты. В конце концов, она ведь уже почти приехала. Если верить Шарлотте, из Афин вертолет в два счета доставит ее на Тинос, где сестра и ее муж содержат небольшую гостиницу. Шарлотта обещала, что Джин встретят в аэропорту и проводят к небольшому частному вертолету, который и доставит ее по назначению. Словом, все идет по плану, если, конечно, не считать дурацких переживаний.

Нет, уныло подумала Джин, это совсем не так. Все пошло наперекосяк с тех пор, как я попалась на удочку Дерека, если это, конечно, его настоящее имя. С той самой минуты и началась полная неразбериха… Джин из последних сил боролась с мыслью, что желанный отдых на юге Европы – не такая уж блестящая идея, как ей казалось вначале.

Ничего не скажешь, пораженческие мысли, но что поделать, именно так Джин себя и чувствовала. Прошлой ночью она совершила бездумный, в высшей степени безответственный поступок, и утром ей хотелось только одного – вернуться домой. Джин не принадлежала к женщинам, которые в подобных случаях не испытывают ни малейшего раскаяния. То, как она поступила, было совсем на нее не похоже, и теперь она с ужасом думала о том, что скажет Мэб, если когда-нибудь узнает о приключениях матери.

А впрочем, убеждала себя Джин, откуда Мэб узнает? Ведь я, поборов первое желание, не сдала билет на самолет и не отменила поездку, а к тому времени, когда я вернусь домой, все происшедшее забудется, словно дурной сон. Шарлотта, конечно, не стала бы меня осуждать, но ведь Шарлотта – женщина светская, широких взглядов, а Мэб, как бы она ни притворялась современной девушкой, становится до смешного старомодной, когда речь идет о близких ей людях.

– Миссис Гловер?

Джин стремительно обернулась и увидела, что на нее весело уставился мужчина в рубашке с короткими рукавами и в шортах цвета хаки. Густой загар и морщинки в уголках ярко-голубых глаз говорили, что этот человек много времени проводит на свежем воздухе, под жарким здешним солнцем. Улыбка обнажала белые зубы.

– Да, я миссис Гловер.

– Я так и подумал. – Незнакомец улыбнулся еще шире. – Лотти велела мне высматривать высокую симпатичную женщину, так что ошибиться было невозможно. – Он протянул Джин руку. – Миссис Гловер, я – Димитрис Бабалетсос, к вашим услугам. Я доставлю вас на Тинос. – Он указал на багажный круг. – Может, разыщете свои вещички, да и отправимся в путь?

– Вещички? – Джин оглянулась и увидела, что багажный конвейер уже движется. – Ах да… – Она помотала головой, силясь прогнать сонную одурь. – А я думала… то есть предполагала, что меня будут ждать снаружи.

– При такой-то жарище? – Димитрис скорчил выразительную гримасу. – Ну уж нет. – Тут он заметил, что Джин подалась вперед. – Ага, это и есть ваши вещи?

Вскоре Димитрис уже погрузил на тележку чемодан Джин и объемистую спортивную сумку и, как ни в чем не бывало, покатил тележку к выходу. Джин не испытывала ни малейших угрызений совести оттого, что взвалила на него заботы о своем багаже. Они вышли на залитое солнцем летное поле, и Джин принялась обмахиваться рукой, но без особого успеха.

– Хорошо долетели?

– Ммм… неплохо. – Джин не хотела признаваться, что большую часть дороги проспала. Она так выбилась из сил, что отключилась сразу после того, как подали завтрак.

– Отличные штуки эти «Боинги», – добродушно заметил Димитрис. – Рядом с ними моя «стрекозка» – детская игрушка. – Он снова улыбнулся. – Уж вы-то, думаю, знаете толк в детях. Лотти говорила, у вас есть дочь.

– Вряд ли ее можно назвать ребенком, – пробормотала Джин. И, помедлив, спросила: – А у вас есть дети, мистер Бабалетсос?

– Зовите меня Димитрис. Нет, такого счастья мне не выпало. Я, как говорит Лотти, заплесневелый холостяк. Экая жалость!

Джин улыбнулась.

– Вряд ли вас можно назвать заплесневелым. И, пожалуйста, зовите меня Джин. «Миссис Гловер» напоминает мне о моей свекрови… бывшей свекрови, – торопливо поправилась она. – Я разведена.

– Угу, Лотти мне и об этом сказала, – сочувственным тоном подтвердил он. – Ну да вы правильно сделали, что приехали сюда. «Поцелуй Борея» – славное местечко.

«Поцелуем Борея» именовалась гостиница, принадлежавшая Шарлотте и ее мужу Алекосу Галанакису.

– Жду не дождусь, когда наконец увижу его. Да и весь остров, – добавила Джин. – Он очень большой?

– Не-а. – Димитрис заметил, что запыхавшаяся Джин отстала, и остановился, чтобы подождать ее. – Лотти, конечно, скажет вам, что большая часть острова принадлежит Ангелиди, но и то, что осталось, чертовски живописный кусочек, уверяю вас.

Джин нахмурилась.

– С какой стати Шарлотта будет говорить со мной об этих… как их?.. Ангелиди?

– Да потому что Оливия собирается замуж за их сына, – беспечно пояснил Димитрис.

Оливия была дочерью Шарлотты и племянницей Джин. Димитрис между тем указал на вертолет, который дожидался их на посадочной полосе.

– А вот и моя гордость. Не беспокойтесь, у меня на борту есть холодильник. Вы, верно, не откажетесь выпить холодненького?

Он прибавил ходу и, когда Джин подошла, уже забросил ее вещи в вертолет.

– Добро пожаловать на борт! – весело сказал Димитрис, помогая Джин подняться в кабину. – Как только оторвемся от земли, вам станет гораздо лучше, вот увидите.

Джин от души надеялась, что это правда. Сейчас она изнывала от жары. Рубашка и джинсы неприятно липли к коже. Куртку Джин сняла, едва выйдя из «Боинга», – и все равно обливалась потом. Надо было сунуть в дорожную сумку сменную одежду, с горечью подумала Джин. Правда, сегодня утром она была слишком поглощена другими мыслями, чтобы помнить о подобных пустяках.

Сегодня утром… Но началось ее приключение накануне.

* * *

Этот человек смотрел на нее.

Джин неловко поёрзала на высоком табурете у стойки бара и сосредоточенно уставилась на стоящий перед ней стакан. Хотя она явилась в бар именно затем, чтобы подцепить первого попавшегося привлекательного мужчину, осуществить этот замысел оказалось куда сложнее, чем ей представлялось. Кроме того, хотя Джин и была почти уверена, что этот человек смотрит именно на нее, с тем же успехом он мог разглядывать что-то у нее за спиной. Такие молодые люди обычно не тратят время на повидавших виды разведенок, особенно если упомянутая разведенка отнюдь не похожа на супермодель.

Джин тяжело вздохнула – и позволила себе еще разок украдкой взглянуть на него. Их взгляды встретились. Жаркая кровь прихлынула к ее щекам, и она поспешно отвела глаза.

Боже милосердный! – подумала Джин, схватив стакан и подкрепив силы изрядным глотком водки с апельсиновым соком. Он и вправду смотрит на меня! Но почему? Не принял же он меня за состоятельную путешественницу – в дешевой-то бижутерии и одежде с распродажи!

Чтобы успокоиться, Джин сделала глубокий вдох. Беда в том, что она отвыкла от всего этого. Двадцать лет минуло с тех пор, как она принадлежала к разряду одиноких женщин, и теперь Джин силилась сообразить, как надо поступить, когда тебя разглядывают с неподдельным интересом. Прежде чем покинуть номер, она взглянула в зеркало и вполне одобрила свой вид, однако ничуть не заблуждалась на собственный счет: ее недавно подстриженные каштановые волосы и полноватая, определенно не модная фигура – отнюдь не эротический идеал мужчины. Как же, джентльмены предпочитают блондинок с осиными талиями! Кроме того, Джин слишком долго была – вот именно, была! – замужем, чтобы снова почувствовать себя одинокой привлекательной женщиной.

Но ведь именно поэтому она сюда и пришла! Именно для того и решила провести ночь в отеле аэропорта имени Кеннеди, перед тем как утром вылететь в Афины, а оттуда – на небольшой остров Тинос. Эта поездка должна была дать Джин шанс ненадолго, всего на пару недель, сбежать от боли и унижения, которые она пережила за последний год. И если, остановившись у Шарлотты, она не сумеет полностью отрешиться от своего прошлого, по крайней мере, она – впервые в жизни! – уже совершила решительный поступок.

Отчего же тогда ее смущает проявленный к ней каким-то незнакомым мужчиной интерес? Вряд ли она с ним еще когда-нибудь встретится. Кроме того, он для нее слишком молод. Если он и смотрит на нее пристально, то, скорее всего, из любопытства. В этом баре Джин выглядит неуместно… наверняка он ломает голову, как она оказалась здесь одна.

– Это ваше?

Джин вздрогнула. Хотя она ни на минуту не забывала о мужчине, сидящем у другого конца стойки, она так глубоко погрузилась в свои мысли, что вопрос застал ее врасплох.

Это был он. Тот самый мужчина, который смотрел на нее. Пока Джин мысленно подыскивала причины его интереса к ней, он покинул свое место и сейчас стоял рядом, опираясь на стойку и держа в руке дамскую сумочку.

Джин растерялась. Как это он сумел незаметно взять ее сумочку?

– Э-э-э… да, – промямлила она. – Да, мое. – И буквально выдернула сумочку из его протянутой руки. – Спасибо.

– Не стоит благодарности. – В голосе мужчины звучала легкая насмешка, словно его забавляло то, как неуклюже Джин отреагировала на эту мелкую услугу. – Она валялась на полу.

– Правда? – Слишком поздно Джин вспомнила, что, повернувшись на табурете, что-то задела локтем. – Ммм… очень вам признательна. Мне бы не хотелось потерять ее.

Еще бы! В сумочке были деньги, паспорт и билет на самолет. Джин не решилась оставить все это в номере.

– Всякое бывает, – легкомысленно заметил мужчина, в упор разглядывая Джин своими темными глазами. – Вы ждете мужа?

«Мужа»! Джин чудом удалось подавить смешок. Скорее всего, она истерически расхохоталась бы, а ей вовсе не хотелось выглядеть дурой в глазах такого притягательного и, чувствовала она, искушенного собеседника.

– Нет, – ответила она, от души надеясь, что ее голос прозвучал с холодной уверенностью. – Я не жду мужа.

– В таком случае, могу я вас угостить? – спросил он, кивнув на ее почти пустой стакан. – Водка, не так ли?

Джин торопливо сжала губы – иначе у нее наверняка отвисла бы челюсть.

– Я… ну… вы очень добры, но…

– Но мы с вами незнакомы, – подсказал он вполголоса, усаживаясь рядом с ней. – Что ж, это легко исправить. Меня зовут Дерек, а вас?

Джин заколебалась. Имя ей понравилось, она даже мысленно повторила его, но… Дерек? Просто Дерек без всякой фамилии? Похоже, он точно так же не хочет выдавать своего истинного имени, как и она. Джин это должно было бы понравиться… но отчего-то не понравилось.

– Э-э-э… Аделла, – назвала она первое попавшееся имя. – Аделла Брайс.

– Привет, Аделла. – Губы Дерека тронула притягательная улыбка. – Итак, Аделла… могу я тебя угостить?

Джин постаралась не выдать своего разочарования – он так и не пожелал представиться полностью – и настороженно кивнула.

– Отчего бы и нет? – ровным голосом отозвалась она. – Спасибо.

Дерек подозвал бармена – с куда большей небрежностью, чем это раньше получилось у Джин, – и заказал для нее еще один коктейль из водки с апельсиновым соком, а себе – бурбон со льдом. Джин гадала, кто же он такой. Англичанин? Нет, пожалуй, хотя произношение нарочито протяжное, характерное для выпускников Оксфорда и Кембриджа.

Тем не менее, голос у него обаятельный… да и сам Дерек – тоже. Джин призналась себе, что в жизни не встречала столь привлекательного мужчину. Смуглый, тонкие черты лица, прямой нос с едва заметной хищной горбинкой, зато губы – чувственные, полные. Волосы черные… может быть, он выходец из Южной Европы?

Джин даже не верилось, что такой мужчина предложил угостить ее. По опыту она знала, что не привлекает представителей сильного пола, и только потому, что надела платье с более низким, чем обычно, вырезом и сделала модную стрижку, никак не могла из гадкого утенка превратиться в лебедя. Должна быть какая-то другая причина, почему Дерек заинтересовался ею… и Джин беспокоило, что недостаток опыта не позволит ей справиться с этой ситуацией.

Да и что она знает о мужчинах? Увы, на редкость мало. Почти сразу после школы она вышла замуж за Феликса и целых восемнадцать лет была так занята, ведя хозяйство и растя дочь, что на все прочее у нее просто не оставалось времени.

– Прошу.

Бармен принес заказанные напитки, и Дерек – если его действительно так звали – пододвинул к Джин ее коктейль. От души надеясь, что выпивка поможет ей хоть немного расслабиться, она послушно поднесла стакан к губам и заставила себя не опускать глаза, повстречавшись взглядом с Дереком.

Впрочем, ее хватило ненадолго.

– Полагаю, это вкусно.

Небрежная реплика отрезвила Джин, и она с ужасом осознала, что единым глотком одолела добрую треть своей порции. Она поспешно поставила стакан на стойку.

– Я не заметила, – ляпнула она, нервно постукивая пальцами по краю подносика. – В общем… довольно приятно.

– Рад это слышать. – Дерек отставил свою порцию, и Джин почувствовала, как пристально он разглядывает ее. – Я заставляю тебя нервничать? – спросил он вдруг, придвинувшись так близко, что его горячее дыхание коснулось ее щеки.

Джин судорожно втянула воздух.

– Да с чего вы взяли? – Злость придала ее голосу уверенность, которой на самом деле Джин вовсе не чувствовала.

Дерек вздохнул.

– С того, вероятно, что ты, похоже, не привыкла… гм…

– Подцеплять мужчин в барах – это ты хотел сказать? – уточнила Джин, борясь с соблазном укрепить его подозрения и опрометью броситься прочь. – Верно, не привыкла. А ты?

– Подцеплять мужчин в барах? – процитировал он ее слова. – Пожалуй, что нет.

– Ты отлично знаешь, что я имела в виду! – горячо воскликнула Джин. – Ты меня просто дразнишь!

– Вовсе нет. – Дерек покачал головой, но, видя ее недоверчивую гримаску, сдался: – Ну, разве что самую малость. – Протянув руку к своему стакану, он невесело усмехнулся. – Просто мне хотелось тебя немного развеселить.

– И поэтому ты намекнул, что я нервничаю? – холодно осведомилась Джин. – Я и так, между прочим, стесняюсь.

Дерек вновь отставил стакан, и рукав его кожаной куртки легонько коснулся обнаженной руки Джин. Кожа была мягкой, тонко выделанной, явно дорогой, черного цвета – под стать волосам Дерека. Черная футболка, надетая под куртку, плотно облегала его широкую мускулистую грудь и плоский подтянутый живот.

У Джин перехватило дыхание. Феликс никогда не позволил бы себе так небрежно одеться, тем более вечером, для выхода «в свет». Он предпочитал темные костюмы, белые сорочки и галстуки – вот к какой одежде она привыкла. Дерек, однако, в черных джинсах выглядел куда элегантнее, чем ее бывший муж в костюмах из дорогих универмагов. Впрочем, одежда Дерека тоже явно куплена не на распродаже…

– Объясни, почему ты стесняешься, – попросил он, отвлекая Джин от тайного восхищения его внешностью. – Тебе совершенно нечего стесняться.

– В самом деле? – Джин едва не фыркнула, но вовремя опомнилась. – Что ж, как ты проницательно заметил, я не привыкла к такой… обстановке.

– К какой именно?

– К этой. – Джин разрешила себе разок взглянуть прямо на него, а затем обвела взглядом зал. – К женщинам, которые в одиночку рассиживают по барам и позволяют незнакомым мужчинам покупать для них выпивку.

– Но я ведь не незнакомый мужчина. – Дерек сохранял совершенно невозмутимый вид, но Джин могла побиться об заклад, что он насмехается над ней. – Мы уже знакомы.

– Мы назвали друг другу свои имена, – хмуро уточнила Джин. – Это не одно и то же.

– Ладно, – согласился он, – но теперь это уже не имеет значения. Вряд ли ты можешь делать вид, что мы незнакомы, если выпила уже половину того, что я тебе заказал.

От изумления губы Джин по-детски округлились.

– Ты намекаешь, что я не в состоянии сама оплатить свой заказ?

– Ни на что я не намекаю. – Дереку явно надоело препираться. – Если я что-то не так сказал, извини. Это вышло не нарочно. Я просто хотел, чтобы мы стали чуть ближе друг к другу, и мне, болвану, подумалось, что лучший способ – немного тебя подразнить. – Он поднял руки, словно сдаваясь на ее милость. – Признаю свою ошибку.

Джин стало не по себе. Она совсем не хотела обидеть Дерека, и не его вина, что она разучилась общаться с мужчинами. Если уж кого и винить, так только саму себя – она слишком долго позволяла Феликсу командовать ею.

– Извини, – сказала она тихо, удивляясь, что Дерек не отправился попытать счастья с кем-нибудь другим. В баре было полным-полно более молодых и, без сомнения, более привлекательных женщин, которые, судя по их взглядам, сейчас ломали головы, почему такой обаятельный парень тратит свое время на неброскую простушку. – Извини, – повторила Джин. – Наверное, я слишком стара для таких развлечений.

Темные глаза Дерека сузились.

– Ты вовсе не старая, – возразил он, в упор глядя на нее. И невольно усмехнулся, когда Джин состроила комичную гримаску. – Я не шучу. Сколько тебе – тридцать два, тридцать три? Поверь мне, это вовсе не старость.

Джин одарила его надменным взглядом.

– Если ты таким хитроумным способом пытаешься выведать, сколько мне лет, можешь не трудиться. Я не стыжусь своего возраста. Мне тридцать девять, почти сорок. Порог зрелости.

Дерек покачал головой.

– Зачем ты так упорно пытаешься принизить себя?! – воскликнул он. – Я нисколько не кривил душой. Ты и вправду выглядишь моложе своих лет – хочешь верь, хочешь не верь.

– Неужели?

– Да, ужели! – Дерек окинул ее пугающе чувственным взглядом. – Кто тебе сказал такую глупость – «порог зрелости»? Какой-нибудь мужчина?

– А что, не похоже? – ядовито осведомилась Джин, но, поскольку Феликс и вправду был здесь ни при чем, она все же добавила: – Нет, на самом деле это сказала Мэб. Моя дочь. Думаю, она хотела сделать мне комплимент.

– У тебя есть дочь? – Голос Дерека прозвучал вежливо, но настороженно. Может быть, он размышляет о том, есть ли у нее и муж? – Что ж, дети часто бывают слишком… слишком…

– Честны?

– Нет. – Он снова улыбался. – Я собирался сказать «жестоки». И близоруки. Они видят только то, что хотят видеть. Сколько лет твоей Мэб?

И лишь сейчас Джин запоздало сообразила, что назвала ему настоящее имя дочери.

– Двадцать, – призналась она с некоторой неохотой. И, поскольку вряд ли Дерек перескажет ее слова кому-то еще, добавила: – В будущем году она собирается выйти замуж. Видимо, хочет сделать меня бабушкой. – Джин не подозревала, что в ее глазах появилась откровенная грусть. – Должно быть, она полагает, что больше мне от жизни ждать уже нечего.

– На самом деле ты ведь тоже так считаешь, верно? – Помолчав, Дерек спросил: – А твой муж с ней согласен?

– Мы с ее отцом развелись.

– Вот как!

Это восклицание прозвучало так стандартно, что Джин вновь ощутила тот же прилив решимости, что ранее толкнул ее купить билет до Афин.

– Что ты хочешь этим сказать? – резко спросила она. – Неужели то, что я в разводе, все объясняет? Ты это подумал? Брошенная женщина и все такое прочее? Так вот, позволь тебе сообщить: я в восторге, что разорвала этот брак!

– Как скажешь.

– Так и скажу! – Джин разозлилась на саму себя: с какой стати она оправдывается перед ним? – А теперь, с твоего позволения…

– Погоди!

В тот самый миг, когда она уже хотела соскользнуть с табурета, тонкие смуглые пальцы Дерека сомкнулись на ее запястье… и сердце Джин забилось сильнее.

– Не уходи! – взмолился Дерек. Темные глаза его обволакивали Джин влекущим взглядом. – Если я оскорбил тебя – извини. Я совсем не этого хотел.

– Тогда позволь спросить: чего же ты хотел, когда подошел ко мне? – огрызнулась Джин. Потом, заметив, что их стычка привлекает внимание, понизила голос: – Пожалуйста, позволь мне уйти. У меня заказан столик в ресторане.

Он провел пальцем по голубоватым жилкам, прихотливо сплетавшимся на ее запястье.

– Мы могли бы поужинать вместе…

– Не думаю.

– Почему же нет? – Вопреки явному нежеланию Джин он все так же крепко сжимал ее руку. – Мы ведь оба свободны, верно? Почему мы не можем поужинать вместе?

– Тебе даже не приходит в голову, что я этого вовсе не хочу?! – негодующе воскликнула она. – И почему ты так уверен, что я свободна? Я… у меня, может быть, кто-то есть. Только потому, что я разведена…

– Это правда?

– Я же сама тебе об этом сказала!

– Я имел в виду, у тебя кто-то есть? – уточнил он вполголоса, и под его жарким взглядом твердая решимость Джин растаяла как снег.

– Ну… мог быть.

– Есть или нет?

Джин обреченно вздохнула.

– Нет.

– Так что же? – Дерек мягко, но настойчиво водил пальцем по жилке, бившейся на ее запястье. – Ты позволишь мне пригласить тебя на ужин?

Джин покачала головой.

– Не понимаю, зачем тебе это нужно.

Губы Дерека чуть заметно дрогнули.

– Считай это моей прихотью, – сказал он сухо. – Ну что, пошли?

Назад к карточке книги "Возвращение к жизни"

itexts.net