Читать онлайн "На крючке" автора Харлоу Мелани - RuLit - Страница 1. Книги мелани харлоу


Читать онлайн "На крючке" автора Харлоу Мелани - RuLit

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо.

Мелани Харлоу

«На крючке»

Серия «Люби меня по-французски» #2

Название: Мелани Харлоу «На крючке», серия «Люби меня по-французски», книга 2

Переводчик: Matreshka

Редактор: lilly_foks

Вычитка, обложка и оформление: Mistress

Переведено для группы: https://vk.com/stagedive

18+

(в книге присутствует нецензурная лексика и сцены сексуального характера)

Любое копирование без ссылки

на переводчика и группу ЗАПРЕЩЕНО!

Пожалуйста, уважайте чужой труд!

Двадцативосьмилетняя Коко Томас знает рецепт для катастрофы:

1) Согласиться в последнюю минуту спланировать вечеринку-помолвку для избалованной принцессы мафии, прежде чем понимаешь, что ее выбор владельца ресторана — Ник Лупо, омерзительно красивый молодой шеф-повар, с популярным новым рестораном в городе, победитель реалити-шоу и твое романтическое прошлое — ничего из этого не закончится хорошо.

2) Заключить сделку с Ником, в результате которой ты соглашаешься провести с ним выходные в обмен на его услуги, при соблюдении жестких условий, что не будет никаких разговоров о прошлом, никаких вторых шансов и определенно никакого секса.

3) Нарушить все три условия в течение двадцати четырех часов и провести два восхитительных дня, вспоминая, что заставило тебя влюбиться в сексуального, эгоистичного ублюдка в первый раз, и почему это так больно, когда он разбивает твое сердце.

Добавь поездку, много хорошего виски и нескончаемо полные ложки шоколадного торта, размазанного по твоему телу и слизанные с О-Мой-Бог-Прямо-Отсюда, чтобы просто признать это.

Ты определенно НА КРЮЧКЕ.

 

Содержание:

1 глава

2 глава

3 глава

4 глава

5 глава

6 глава

7 глава

8 глава

9 глава

10 глава

11 глава

12 глава

13 глава

14 глава

15 глава

16 глава

17 глава

18 глава

19 глава

20 глава

21 глава

22 глава

23 глава

24 глава

25 глава

26 глава

Эпилог

1 глава

Для этого момента нужно немного виски.

Я вытащила бутылку бурбона Two James Grass Widow, которую хранила в нижнем ящике стола, и немного налила себе. Было только три часа дня, но была пятница, и во второй половине дня у меня не было клиентов, поэтому я сделала глоток для храбрости и подсчитала цифры.

Шестьдесят две тысячи долларов. Вот сколько мне нужно, если я хотела вложить двадцать процентов в дом и сделать ипотечный платеж, о котором так молилась. Черт. Я сделала еще один глоток.

Тридцать одна тысяча долларов.

Столько мне нужно, если я хотела вложить десять процентов и выплачивать каждый месяц. Прощайте латте, La Mer1 и Laphroaig (прим. перев. марка шотландского виски).

Затем следовали затраты на завершение сделки, налоги и оплата расходов на переезд. Плюс мне придется продать свою руку, ногу, одну грудь, локоть и ягодицу, чтобы отремонтировать такое старинное здание.

Я сделала третий глоток бурбона и подперла лоб рукой.

Двадцать баксов.

Вот сколько мне нужно, чтобы купить молоток и разбить свою голову, и чувствую, это вскоре случится, если я не съеду из дома родителей. Я переехала домой восемь месяцев назад, чтобы сэкономить деньги на первоначальный взнос, но жить с родителями и ливанской бабушкой в двадцать восемь — это какой-то особый вид пыток. Они хорошие, приятные люди, но у них есть мнение на все, начиная от моего гардероба, цвета волос и до моей личной жизни, и они не стесняются его высказывать.

Твоя юбка не слишком ли короткая?

Почему твои волосы голубые на концах? В салоне случилась неприятность?

Не беспокойся, habibi (прим. перев. с арабского «любимая»). Множество девушек не замужем. В наше время мы называли их старыми девами, но я уверена, что сейчас есть более милые названия.

Я открыла виски слишком рано сегодня.

Зажав одну сторону нижней губы между зубами, я проверила баланс своего счета. Сумасшедшие бабочки надежды запорхали в моем животе, как будто за ночь он мог увеличиться сам по себе, магическим способом.

Нет, все еще меньше пятнадцати тысяч.

www.rulit.me

Книга "На крючке" автора Харлоу Мелани

 
 

На крючке

Автор: Харлоу Мелани Жанр: Современные любовные романы Серия: Люби меня по-французски #3 Язык: русский Год: 2016 Добавил: Admin 11 Дек 16 Проверил: Admin 11 Дек 16 Формат:  FB2 (590 Kb)  RTF (589 Kb)  TXT (574 Kb)  HTML (579 Kb)  EPUB (738 Kb)  MOBI (1859 Kb)  

Рейтинг: 4.5/5 (Всего голосов: 2)

Аннотация

Двадцативосьмилетняя Коко Томас знает рецепт для катастрофы:1) Согласиться в последнюю минуту спланировать вечеринку-помолвку для избалованной принцессы мафии, прежде чем понимаешь, что ее выбор владельца ресторана — Ник Лупо, омерзительно красивый молодой шеф-повар, с популярным новым рестораном в городе, победитель реалити-шоу и твое романтическое прошлое — ничего из этого не закончится хорошо.2) Заключить сделку с Ником, в результате которой ты соглашаешься провести с ним выходные в обмен на его услуги, при соблюдении жестких условий, что не будет никаких разговоров о прошлом, никаких вторых шансов и определенно никакого секса.3) Нарушить все три условия в течение двадцати четырех часов и провести два восхитительных дня, вспоминая, что заставило тебя влюбиться в сексуального, эгоистичного ублюдка в первый раз, и почему это так больно, когда он разбивает твое сердце.Добавь поездку, много хорошего виски и нескончаемо полные ложки шоколадного торта, размазанного по твоему телу и слизанные с О-Мой-Бог-Прямо-Отсюда, чтобы просто признать это.Ты определенно НА КРЮЧКЕНемного информации о книге: это вторая полная книга в серии "Люби меня по-французски", есть еще одна книга про Эрин.

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Харлоу Мелани

Другие книги серии "Люби меня по-французски"

Похожие книги

Комментарии к книге "На крючке"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me

Читать онлайн книгу Перемены по-французски (ЛП)

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 8 страниц)

Назад к карточке книги

Миа Девин бесповоротно влюбилась в Лукаса Фурнье, после их волшебной недели в Париже.

Мелани Харлоу Перемены по-французски (ЛП)

Оригинальное название: Melanie Harlow, «Yanked», Frenched, #1,5

Мелани Харлоу, «Перемены по-французски», серия «Люби меня по-французски» #1,5

Переводчик: Matreshka

Редактор: lilly_foks

Вычитка, оформление и обложка : Mistress

Переведено для группы: https://vk.com/stagedive

Глава 1

Восемь месяцев мы с Лукасом Фурнье встречались на расстоянии – я в Детройте, Лукас в Париже или Нью-Йорке, и я узнала, что в отношениях на расстоянии есть только одна положительная сторона.

Секс по телефону.

Нужно сказать, что до этого я никогда не занималась сексом по телефону. В действительности, я провела большую часть сексуальной активности с Такером Бренчем, который думал, что «разнообразить сексуальную жизнь» – это значит, трахнуть меня на своей половине кровати, вместо моей, и после этого, из-за его отвращения к телесным выделениям он настаивал, что нужно немедленно сменить простыни. Один раз, когда я попыталась перевернуться так, чтобы моя голова оказалась у подножия кровати, просто для блаженной перемены от однообразия его «Одобренных позиций», он посмотрел на меня так, будто мне нужен экзорцист.

В чем я нуждалась, так это оргазм.

В конечном итоге я получила его после того, как Такер отменил нашу свадьбу (спасибо тебе, Господи), и две мои лучшие подруги убедили меня отправиться на «все-расходы-оплачены» медовый месяц в Париж самой по себе. Именно там я встретила сексуального наполовину американца, наполовину француза бармена, от которого я узнала о вине, соборах и одновременных оргазмах.

Но я отвлеклась.

Секс по телефону – я была девственницей в этом.

Лукас заявил, что он тоже, хотя у него всегда был грязный ротик – это было одна из его особенностей, что заводила меня. Он не боялся выражать свои, даже самые непристойные мысли и желания. Я, в свою очередь, приучала себя не быть зажатой и произносить некоторые слова. И привыкнуть к их звучанию в исполнении моего девчачьего голоса. Произносить их в своей голове было одно, но, чтобы говорить их вслух, было необходимо бесстрашие, которого у меня не было.

Но я быстро училась.

Вскоре я начала наслаждаться теми возможностями, которые дают мне непристойные слова. На работе в течение дня я думала о новых способах, чтобы совмещать их, фантазировала о том, как описать их, думала о том, что он сделает с моим телом, и что я хочу сделать с его.

И затем были наряды.

Лукасу нравилось знать, что на мне надето, и я знала, что он наслаждался, когда видел меня в нижнем белье – в красивых кружевных вещицах розового, белого или черного цвета, классических и сексуальных. Он отправил мне несколько подарков, но я также прибрела кое-что, что я называла «Мой Гардероб Для Секса По Телефону», и ему нравилось, когда я отправляла ему свои фотографии в чем-то новом.

Ладно, однажды я сказала ему, что на мне надет корсет, стринги и туфли на высоких каблуках, когда на самом деле я была во фланелевых штанах с кроликами на них и серой футболке с «Детройт Тайгерс»[1] с вырезом на шее. Я не была подготовлена, понятно?

Но в основном наши разговоры проходили как сегодня.

– Итак. Что на тебе надето?

– Мммм, боюсь, ничего слишком сексуального. – Иногда я дразнила его, позволяя ему думать, что у меня намерения лишь хорошей девочки, когда я поднимала трубку.

– Это сексуально, если оно на твоем теле. Расскажи мне. – Его голос опустился до низкого шепота, и это сказало мне, что он возбужден. Иногда мы разговаривали часами, прежде чем он использовал этот голос на мне, а в другие разы, как сегодня, проходила пара минут между «Привет» и «Что на тебе надето?».

– Белые трусики. Черное кружево вокруг каждого бедра. Маленький черный бантик сверху.

– Это все?

Я мягко рассмеялась.

– Да.

Тишина, в течение которой я представляла, что он становится твердым. От этого мои соски закололо, и я затаила дыхание.

– Ты в кровати? – я представляла его в Нью-Йорской квартире, лежащим на кровати, без футболки, одеяло отброшено, и он поглаживает себя. Возбуждение наполнило мои внутренности, когда я представила, как он обернул руку вокруг своего твердого члена – Боже, я хотела этого.

– Да.

Моя правая рука скользнула к внутренней поверхности моего бедра.

– Ты твердый?

– Да. – Его дыхание становилось тяжелее, так же как и мое. – Прикоснись к себе через свои маленькие, красивые трусики, Миа, чтобы они стали мокрыми.

Я сползла немного на спину, развела колени и потерла небольшие круги на своем клиторе, пока материал не стал влажным под моими пальцами.

– Я думаю о твоем члене, – прошептала я. – Он делает меня влажной.

– Да?

– Да, – я закрыла глаза, представляя его надо мной. – Если бы ты был здесь, ты бы так легко оказался во мне.

– Сначала мой язык.

– Черт. Да, сначала твой язык. – Я стала двигать рукой быстрее, сильнее прижимая, поощряя пульсацию, нарастающую между моих ног. – Лукас, так хорошо. Могу я снять свои трусики, пожалуйста? – я уже спустила их по ногам, но я знала, что его возбудит еще больше, если я попрошу разрешения. Черт, меня это тоже возбуждало.

– Такая хорошая девочка, Миа. Говорит «пожалуйста».

О боже мой. Акцент в его словах толкал меня за край. Хотя он и говорил на идеальном английском большую часть времени, иногда следы его французского воспитания давали о себе знать, когда он так говорил со мной. Однажды он сказал мне, что это потому, что он не мог здраво мыслить, когда он так возбужден, и его два языка смешиваются в голове. Я любила это – его грязные мыслишки обо мне пробегали в его голове, черт побери, на французском.

– Я хорошая девочка. – Я отбросила свои трусики на середину комнаты и вернула свои пальцы назад к шелковистому жару между ног.

– Да, ты такая. И я люблю целовать эту сладкую киску хорошей девочки. Я люблю твой вкус на своем языке. Я люблю делать тебя еще более влажной своим языком.

– Мммм... – я слушала его слова и закрыла глаза, представляя, что мои пальцы были его ртом и языком, который облизывал, кружил и всасывал. Мне нравилось, как он использовал свои руки, чтобы открыть мои складочки, то, как беззастенчиво он зарывался лицом между моими ногами и трахал меня своим языком, прежде чем скользнуть в мое тело и…

– О боже, я хочу тебя здесь, – прошептала я.

В моем воображении я видела его темные, кудрявые волосы между моими бледными бедрами, я ощущала его колючий подбородок возле своей голой, чувствительной кожи. Нижняя часть моего тела была напряжена и дрожала.

– И я хочу сосать твой член, хочу, чтобы ты наблюдал, как я делаю это. Мне нравится, когда ты зарываешься руками в мои волосы, тянешь их и трахаешь мой рот. Я люблю чувствовать, как ты кончаешь так, прямо в мое горло.

– Иисус, Миа. Я хочу быть внутри тебя. Я хочу кончить внутри тебя. – Его слова вылетали между учащенными вдохами.

– Я тоже хочу этого. Прямо сейчас. – Хотя я и не хотела так быстро кончать, мои руки двигались так, будто мой мозг не контролировал их. Терпение было подавлено похотью, и я уже была близко.

– Ты готова к тому, чтобы я трахнул тебя? – его голос был хриплым и напряженным.

– Да. – Больше чем готова. – Боже, я хочу тебя глубоко внутри себя. Я хочу обернуть свои ноги вокруг тебя и притянуть тебя в себя. Я хочу, чтобы ты трахал меня, пока мы не взорвемся. – Я позволила телефону упасть на кровать у моего уха, чтобы обе мои руки были свободны – одна касалась моих изнывающих грудей, а другая потирала клитор. Я была за гранью того, где могла формировать связные предложения, но я все еще могла слышать его.

– Ты хочешь заставить меня кончить прямо сейчас? Хочешь? – его голос затих, и я знала, что он был на грани.

– Да. Лукас. Лукас. – Его имя снова и снова слетало с моих губ, когда я представляла его надо мной, как он вбивается в меня так жестко, что было больно, но делая меня такой безумной от желания, что я хочу большего. Я впиваюсь пальцами в его задницу так сильно, что оставляю синяки, подходящие под царапины на его спине, под отметины от зубов на его плечах. – Да, да, да...

– Черт... О боже... – его стон удовольствия взорвал меня еще больше, и я закричала, когда кончала, так как знала, как он любит слышать мою раскрепощенность в этот момент.

Когда пульсирующее удовольствие стихло, мое дыхание превратилось в рваные вдохи, и казалось, я не могла закрыть свой рот или открыть глаза. Иисус, это было так интенсивно. Как это возможно, если он даже не здесь?

– Миа.

Я никогда не устану от того, как он произносит мое имя после оргазма, в его голосе слышится благоговение, удовлетворение, нежность.

– Да.

– Мне нравится слушать, когда ты кончаешь. Я знаю, что делает твое тело и как оно ощущается на моем. Я хочу его все время.

Я улыбнулась, хоть и чувствовала небольшую печаль – я тоже хотела этого все время. Но я жила в Детройте, здесь у меня был бизнес, а он жил в Нью-Йорке, преподавал там в колледже. На данный момент никто из нас не мог просто собраться и оставить наши жизни, не то чтобы мы вообще говорили об этом. За те восемь месяцев, что мы встречались, мы на самом деле видели друг друга шесть раз: он приезжал в Детройт три раза, я летала в Нью-Йорк дважды и еще были одни волшебные выходные прошлой осенью, когда мы встретились в Майами.

По крайней мере, я думаю, что это было Майами. Мои воспоминания с этой поездки немного туманные.

Пять Событий, Которые Я Помнила Из Отдыха С Лукасом:

1) То, как простыни ощущались зажатыми в моих кулаках. (Божественно)

2) Вид с нашего балкона, когда Лукас прижал меня к перилам и трахал сзади. (Потрясающе)

3) То, как мои высокие шпильки проткнули дырку в мягкой обивке спинки кровати. (Упс)

4) Невероятный вкус хрустящего бекона из обслуживания номеров в четыре утра, поскольку ты еще не спишь. (Ммммммм)

5) Ощущение того, как сидишь на коленях Лукаса и кладешь голову ему на плечо, когда мы наблюдали восход солнца на балконе, и то, как после этого он отнес меня внутрь, закрывал шторы и держал меня, пока мы засыпали, а наши пальцы были переплетены у моей груди. (Идеально)

– Я тоже хочу этого все время, – пробормотала я, свесив ноги с кровати. – Разве это не было бы прекрасно?

– Да, было бы. Дай мне минутку привести себя в порядок. Хорошо?

– Хорошо. И мне тоже.

Несколько минут спустя я вернулась в кровать, одетая в хлопковые штаны и мягкую синюю футболку Лукаса, в которой любила спать. Натянув одеяло до плеч, я перевернулась на бок, держа телефон у уха. Жалюзи на окне моей спальни были опущены, но рейки были открыты, и сквозь них я видела, как ленивые снежинки падали на землю.

Лукас поднял свой телефон через минуту после того, как я сделала это.

– Привет.

– Привет. – Я устроилась уютнее в кровати, прижав колени к груди. Если бы он был здесь, он бы обнял меня, и мне было бы тепло. Мы бы смотрели, как падает один и тот же снег, и дышали одним и тем же воздухом, и наши головы лежали бы на одной и той же подушке.

– У вас идет снег?

– Еще нет. Я думаю, он должен ударить по нам завтра. У вас идет?

– Ага. За ночь примем еще шесть-восемь дюймов.

– Ты любишь принимать восемь дюймов за ночь.

– Ха-ха. Только когда они твои. Сейчас снег красивый, но я ненавижу его утром, когда пытаюсь доехать до работы.

– Я беспокоюсь, что ты ездишь по обледенелой дороге. Я бы хотел отвезти тебя завтра на работу. – Беспокойство в его голосе заставило меня улыбнуться. – Или еще лучше, настаивать, что погода слишком ужасная, чтобы покинуть дом, и потребовать, чтобы ты пропустила работу.

Я рассмеялась.

– Звучит идеально. Я бы тоже хотела, чтобы ты был здесь. На самом деле, нет. Я бы хотела, чтобы мы оба оказались в Майами. Я так чертовски устала от этого холода.

– Так давай встретимся в Майами на выходные.

– Ха. Верно.

– Почему нет? Весь этот холодный снег под твоими сапогами завтра утром, может превратиться в теплый песок под твоими пальчиками завтра вечером.

– Ммм, так соблазнительно.

– Так соглашайся. Я серьезно.

Он серьезно? Я сощурилась в темноте своей комнаты.

– Ты что? Разве ты забыл с кем говоришь? Это я, мисс «я-планирую-все-заранее». Я не могу взять отпуск, не составив, по крайне мере, десять списков по поводу него, – сказала я в шутку, но в значительной степени это была правда. Я не была тем типом девушек, что неожиданно отправляются путешествовать, особенно не на самолете. Только мысль об этом заставляла мое левое веко дергаться.

Лукас вздохнул.

– Да, да, я знаю. Спонтанность – это не твое.

Он казался таким разочарованным, что я почувствовала себя плохо.

– Ты знаешь, я хочу... я просто не могу. На этих выходных я должна работать.

– Ты не должна извиняться, все в порядке. Я знаю, с кем говорю. Я просто скучаю по тебе, вот и все.

– Я тоже скучаю по тебе. – Я закрыла глаза, растворяясь в медленной, теплой тишине его дыхания, пока ледяной ветер свистел за моим окном. Если бы он был здесь, я бы перевернулась и положила голову на его голую грудь, и слушала его сердцебиение.

– Знаешь, – сказал он мягко, и я фантазировала, что могу чувствовать вибрации его голоса своей щекой, – иногда я хочу не разрывать наш звонок до самого утра, чтобы проснувшись утром, я мог слышать твое дыхание.

– Правда? – тепло разлилось глубоко в моем животе. – Это делает меня счастливой.

– Хорошо. Я хочу делать тебя счастливой, Миа. Каждый день.

Мои глаза широко открылись. Каждый день? Что он имел в виду? Я закусила нижнюю губу и думала, как ответить. Что, если он на что-то намекал?

Слишком не радуйся. Может, он просто планирует чаще тебя навещать.

Что было совершенно нормально, ведь мне нравилось все это, но я бы солгала, если бы сказала, что не хотела немного больше уверенности в будущем, что нас ждет.

Когда мы согласились попытаться построить отношения, я должна была отказаться от мечты выйти замуж и начать семью к тому времени как мне исполнится тридцать. Таков всегда был мой план, но Лукас был очень откровенен насчет своего отвращения к барку, двойственности его чувств о том, чтобы иметь семью, и его раздражительности по поводу, как он их называл, «мои жизненные сроки». Из-за того что я так сходила с ума по нему, и нам было так весело вместе, я согласилась перестать беспокоиться о будущем и просто наслаждаться друг другом, когда мы могли.

Но восемь месяцев спустя, это все еще не было для меня естественно. Каждый раз, когда мы были вместе, я еще сильнее влюблялась и молча желала, чтобы он пересмотрел свои убеждения о будущем. Потому что, хотя он сказал в Париже, что «для нас все возможно», я чувствовала себя немного тревожно из-за таких, ничем не ограниченных отношениях. Мы не встречались с другими людьми, но я понятия не имела, что он на самом деле думал о... нас. К чему это ведет. И так как наше время визитов было ограничено, я не рисковала снова поднять тему будущего, не желая испортить наши драгоценные дни вместе тяжелыми разговорами или хуже того, спорами.

– Так тихо. Ты уснула?

– Нет. Просто думала о том, что ты сказал. – Я сделала глубокий вдох и продолжила: – Счастье каждый день – звучит изумительно.

Я надеялась, что он разовьет эту тему, но когда он не сделал этого, я прикусила губу, прежде чем спросила, изменил ли он свое мнение о женитьбе и семье. Это было не тем, что я хотела обсуждать по телефону в середине ночи, когда завтра у меня назначена встреча рано утром. Но в глубине души я знала, что если мы продолжим эти отношения, мы должны будем поднять эту тему.

Скоро.

В противном случае, мне придется подготовить себя к разбитому сердцу, потому что не имеет значения, как сильно я любила Лукаса, я не хотела ради него отказываться от того, чтобы иметь семью, и я не думаю, что он бы попросил меня об этом. Это не должно случиться сразу – я не ставила каких-то сроков по этому поводу, но я должна была знать, хотел ли он этого для нас. Потому что если нет...

Нет. Даже не думай об этом.

– Я должен отпустить тебя, любимая, – сказал Лукас нежно. – Ты так рано встаешь.

Из-за прощания каждую ночь в моей груди болезненно кололо, но я знала, что он был прав. И я правда не доверяла себе по поводу того, чтобы не поднять тему будущего.

– Хорошо. Поговорим завтра. Я люблю тебя.

– Я тоже люблю тебя.

Я закончила звонок и положила телефон на тумбочку, мой мозг все еще был зациклен на одной мысли.

Я хочу делать тебя счастливой каждый день.

Холодок прошелся по моим рукам, и я сильнее закуталась в одеяло. Каково это будет просыпаться рядом с Лукасом каждое утро? Засыпать в его объятиях каждую ночь? Знать, что после тяжелого дня на работе он будет ждать меня с бокалом вина, готовый выслушать и обнять?

Или отшлепать.

Это тоже было бы хорошо.

Я улыбнулась, представляя все веселые штучки, которые мы с Лукасом могли бы изучить, если бы у нас было неограниченное количество дней и ночей вместе. Боже, я хотела этого. Будет ли он считать меня безумной, если я подниму этот вопрос? Ведь, несмотря на то, что мы встретились в июне прошлого года, если собрать все время, что мы действительно провели в реальном присутствии друг друга, это будет меньше, чем месяц.

Месяц.

Я нахмурилась.

Да, это было чертовски безумно.

Плюхнувшись на бок, я ударила по подушке, чтобы взбить ее, но мне так понравилось что-то бить, что я продолжила делать это. Что если это безумие? Я думала, что сесть на тот самолет в Париж тоже было безумием, но это привело меня к Лукасу. Может, мне нравится безумие. Может, оно мне к лицу. Может…

Я замерла, мой кулак остался в воздухе.

Может, я могла бы сесть на самолет на этих выходных. Может, я могла бы поехать в Нью-Йорк, чтобы сделать сюрприз Лукасу и заставить его понять, что мы идеальны друг для друга, и сейчас самое время, чтобы решить, куда мы направляемся. (Я также могла принять эти восемь дюймов, которые так хотела).

Безумно? Возможно.

Но это было очень спонтанно. А Лукас любит спонтанность так же, как я люблю списки.

Поэтому после нашего сумасшедшего, спонтанного Я-Не-Могу-Поверить-Что-Ты-Здесь секса на полу гостиной, может, мы составим список плюсов и минусов о жизни в Нью-Йорке, а затем такой же о Детройте.

Секс и списки.

Мои трусики уже были мокрыми.

Глава 2

– Что с тобой? – спросила Коко, как только наша потенциальная клиентка оказалась вне пределов слышимости. Мы сидели рядом друг с другом в кабинке в нашем любимом месте, завтракая перед работой. Обычно запах крепкого кофе и булочек с корицей заставлял меня пускать слюни, но этим утром у меня не было аппетита.

Я изогнула брови и подняла свою чашку с кофе, которая все еще была почти полная.

– Ничего. Почему ты спрашиваешь?

Она закатила глаза.

– Потому что я знаю тебя. И на протяжении всей встречи ты продолжала просить Карен повторить то, что она сказала, или говорила то, что было надо было сказать несколько минут назад. Ты перестала делать заметки на середине встречи и вместо этого машинально рисовала знаки вопроса, и ты назвала ее Шэрон, когда прощалась с ней. Ничего из этого не похоже на тебя. – Она положила свою руку мне на лоб. – Ты хорошо себя чувствуешь?

– Боже, я назвала ее Шэрон? – я скривилась и поставила свою кружку, так и не сделав глотка. – Дерьмо.

– Да. – Она опустила руку. – Но к счастью, я не думаю, что ее это озаботило. Наши идеи впечатлили ее достаточно, чтобы нанять нас. Нам только нужно отправить договор в ее офис во второй половине дня, со сметой и некоторыми деталями. Я позвоню в DAC, чтобы узнать, свободны ли те даты, что она выбрала. – Может, ты сможешь проверить группу?

– Конечно, – пообещала я. Под морем вопросительных знаков в моем блокноте – я больше предпочитала писать от руки – я написала напоминание, чтобы позвонить в агентство по поиску музыкантов. Я действительно хотела удовлетворить этого клиента.

Карен Уайт была специальным координатором мероприятий по просвещению людей касательно проблемы рака груди и куратором исследовательского фонда. Их ежегодный сбор средств был весьма удачным делом для «Девин Ивентс», мероприятие которое мы с Коко проводили вместе. Большинство наших клиентов были невестами, но я знала, что если Карен останется довольна, это приведет к более высококлассным мероприятиям. Она связалась с нами после того, как посетила свадьбу в ретро-стиле, которую мы спланировали прошлым летом, и это была идея Коко предложить им тему: Ревущие двадцатые/Великий Гэтсби[2] для сбора средств. И Карен это понравилось.

Но Коко была права – я была полностью отвлечена, не в состоянии сконцентрироваться на встрече. Я не хотела думать о группах и кейтеринге, об устройстве аукциона. Я хотела думать о том, чтобы жить с Лукасом. О том, чтобы пить кофе вместе каждое утро и смотреть телевизор на диване по вечерам. О том, чтобы делить место в шкафу и полочки в ванной, и кусок мыла в душе.

Ммм, душ...

– Миа, – Коко была раздражена. – Какого черта? Ты не слышала ни слова из того, что я сказала! – ее выражение лица становилось встревоженным, и она понизила голос до шепота. – О боже. Ты не беременна?

– Что? Нет! – это рассердило меня. – Я не беременна. Я просто отвлеклась. – Я засунула руку в свою сумочку, вытащила кошелек и достала наличные, чтобы заплатить. – Пойдем, пора возвращаться в офис. Я все тебе расскажу.

Мы положили деньги на стол и посильнее закутались в наши пальто от февральского мороза. Зима была очень холодная, снежная, и я тосковала по дню, когда на работу я надену туфли, а не ботинки. Мы прошли по слякоти на стоянку, и я вспомнила предложение Лукаса о поездке в Майами, чтобы я могла почувствовать тепло песка под своими ступнями. Почему, черт побери, я сказала нет? Стуча зубами от холода, я открыла пассажирскую дверь и скользнула в ярко-красный «Фольксваген Битл» Коко.

– Ну? Рассказывай.– Она повернула ключ в зажигании и двигатель ожил.

– Расскажу. Включи подогрев сидений. Мне нравится, как твоя машина греет мою задницу.

Она усмехнулась и отрегулировала ручку на приборной панели.

– Готово. Твои булочки будут поджарены через мгновение.

– Спасибо тебе. Ладно, прошлой ночью я разговаривала с Лукасом по телефону, – начала я, когда она дала задний ход, – и...

– Еще больше секса по телефону? – ее брови исчезли под ее челкой в стиле Бетти Пейдж[3]. – Рассказывай. – Коко была очарована моей сексуальной жизнью, особенно после того как отреклась от секса в своей. Последние несколько лет она встречалась с вереницей придурков, и сказала, что устала от хорошего секса с плохими мальчиками.

– Если хочешь знать, да, но это не то что сделало меня рассеянной после того как мы, – я махнула рукой в воздухе, – ну, ты понимаешь, закончили эту часть, он сказал…

– С игрушкой или без?

– Иисус, Коко. Тебе и правда нужно покончить со своим воздержанием.

– Это не воздержание. – Она звучала почти обиженно. – Я просто жду того, кто будет достоин этого. – Она дважды шлепнула себя по бедру. – Теперь продолжай рассказывать. И не пропускай часть с сексом.

Я закатила глаза.

– Ладно. Без игрушки. – Лукас отправил мне первый вибратор на мой день рождения прошлой осенью (Не спрашивайте, как я провела двадцать восемь лет без вибратора). Он назывался «Gigi 2». Но я предпочитала называть его «Лукас 10».

Он сказал, что я польстила ему, но я сказала, что лучше знаю, что ощущаю.

– Но самая важная часть этой истории не секс, – настаивала я, пока мы проезжали Браш-парк, исторический район Детройта, где располагался наш офис.

Она посмотрела на меня.

– Что он сказал?

– Он сказал, что хочет делать меня счастливой каждый день.

– Что это значит?

– Я точно не знаю, он не объяснил это. Но я задаюсь вопросом, значит ли это, что он готов взять на себя более серьезные обязательства. – Я играла с ремешком своей сумки от ноутбука. – Как, например, жить вместе.

– Он упоминал это прежде? – я слышала удивление в ее голосе.

– Нет, – признала я. – Но прошло восемь месяцев. Ты не думаешь, что он уже готов, по крайней мере, поговорить об этом?

Коко пожала плечами, когда заехала на небольшую стоянку возле отреставрированного дома в викторианском стиле, в котором располагался офис «Девин Ивентс».

– Может, но это также может означать, что он хочет делать тебя счастливой каждый день, когда ты здесь, а он там.

Я застонала.

– Ты убиваешь мою эйфорию, Коко.

Она заглушила двигатель.

– Извини. Я просто не хочу, чтобы ты возлагала надежды на то, что может не случиться. Я знаю, как ты относишься к таким вещам.

Это немного раздражало. Меня всегда будут судить за ошибку с Такером? Или критиковать за то, что жду того, с кем смогу провести вечность?

– Я не отношусь к этому так как раньше, Коко. Я не выбираю узоры на фарфоровой посуде или что-то такое, но я люблю его, и я хочу знать, есть ли у нас будущее. Будущее важнее, чем секс по телефону или редкие выходные вместе. – Мой голос был полон раздражения, и Коко похлопала меня по ноге.

– Ладно-ладно. Не расстраивайся. Я на твоей стороне. И мне нравится Лукас. Если ты хочешь поговорить с ним о том, чтобы жить вместе, тогда действуй. Что плохого может случиться?

– Эм, он может взбеситься и убежать в другом направлении.

Она пожала плечами.

– Может. И это риск, на который ты должна пойти. Но он может удивить тебя. Может, он готов поговорить об этом. Думаю, все зависит от того, как ты подойдешь к этому. – Мы собрали наши вещи, и Коко взяла меня под локоть, когда мы шли по парковке и дальше по ледяному тротуару. – Но у меня есть к тебе вопрос. Представим, что он соглашается съехаться с тобой. Представим, что это восхитительно, и ты влюбляешься еще больше. Затем что? Этого тебе будет достаточно? Или ты захочешь следующее обязательство?

Я вздохнула.

– Честно говоря, я не знаю. Я просто знаю, что хочу большего. И я чувствую, как будто... если мы съедемся вместе, и все будет великолепно, то, вдруг он задумается и об остальных вещах.

– Просто будь осторожна, ты не должна преподнести это так, будто он должен измениться ради тебя, – сказала она. – Мужчины это ненавидят. Ты должна заставить его думать будто это его идея.

– Верно, – кивнула я. Я на самом деле не хотела менять Лукаса – я была от него без ума. Я просто хотела, чтобы он изменил свое мнение о том, чтобы быть с кем-то навсегда, а именно со мной. Это было не одно и то же, не так ли? – Какой, по твоему мнению, лучший способ, чтобы преподнести это?

– Хммм. – Она обдумывала, когда мы поднимались по цементным ступенькам переднего крыльца. – Расскажи мне точно, как все осталось в последний раз, когда вы говорили об этом.

Я открыла одну из стеклянных двойных дверей и показала ей жестом заходить первой.

– На самом деле мы не говорили об этом с Парижа. В тот момент мы просто согласились, что пусть вещи идут своим чередом, и мы посмотрим, к чему это приведет. Но он сказал, что все возможно.

– Ты можешь сказать ему, что ты несчастна? – она посмотрела на меня через плечо, когда мы поднимались по широкой скрипучей лестнице на второй этаж дома, где были наши кабинеты и место для встреч между ними.

– Ну, я точно не несчастна. – Я остановилась на площадке и обдумала вопрос. – Но я могу быть счастливее. Я думаю, что могу сделать его счастливее. Но также я думаю, что он боится даже подумать об этом, потому что он так долго был против женитьбы.

– Ну, мой первый совет избегать слова на букву «Ж», – сказала Коко с оттенком иронии, когда открыла дверь в свой офис. – Но ты можешь сказать, что ты несчастна, потому что вы живете так далеко друг от друга, и о том, что хочешь большего.

Мой желудок подпрыгнул, и я положила руку на него.

– Я думаю, что должна, иначе это сведет меня с ума. Ты будешь в порядке, если я уеду на этих выходных? У нас ведь будет та свадьба в яхт-клубе.

– Ты думаешь об этих выходных? – ее глаза расширились. – Ничего себе. Похоже ты настроена решительно.

– Да, я знаю, что это немного внезапно. Но я чувствую, что между нами что-то не решено, как будто мне нужно знать. Я провела восемь месяцев, не предъявляя требований и не задавая вопросов о будущем, и думаю, я имею право попросить его подумать немного наперед. Это справедливо, так ведь?

Коко кивнула.

– Да, думаю, справедливо. Действуй.

Я бросилась ее обнимать, чему препятствовали наши зимнее пальто, сумки с ноутбуками и наши дамские сумочки.

– Ты лучшая. Спасибо тебе.

Она рассмеялась, когда вернула равновесие.

– Пожалуйста. Удачи.

Мой телефон звонил, когда я вошла в свой офис, и я быстро стала заниматься делами: оформила, сделанный в последний момент заказ на вечеринку по случаю ухода на пенсию в марте, корпоративное мероприятие в июле и свадьбу в октябре. Я позвонила Карен Уайт, извинилась за свою невнимательность этим утром и согласовала детали ее контракта. Я только собиралась отправить ей его по электронной почте, как Коко ворвалась в мой офис, закрыла дверь, оперлась на нее и со взглядом ужаса на лице сказала:

– Не покидай меня.

– Что? – захваченная врасплох я указала на стул перед своим столом. – Присядь, что с тобой?

Покусывая губу, она подошла и села, скрестив ноги, которые сегодня выглядели даже длиннее, чем обычно, в короткой черной кожаной юбке и черных чулках. Я знала, что было под этой юбкой: эти чулки держались на подвязках, потому что Коко думала, что современные колготки самые ужасно выглядящие вещи во вселенной, и она отказывалась носить их. Ее коллекция нижнего белья выглядела так, будто она унаследовала ее от Мэрилин Монро. На самом деле, это можно было сказать о большей части ее гардероба.

– Я напугана насчет Нью-Йорка.

– Почему? – спросила я, закрывая лэптоп. – Ты думаешь, что не справишься одна со свадьбой?

– Нет, не из-за этого. Но я думаю, что, если он поймет, какая ты удивительная, то решит, что вы должны жить в Нью-Йорке. Я напугана, что не управлюсь в этом бизнесе без тебя, Миа. Моими профилирующими предметами были история и английский.

Я закатила глаза.

– Даже не думай. Ты знаешь, что ты безумно умная.

Она покачала головой.

– Ты мозг в этом бизнесе.

– Это неправда, Коко. Я на самом деле думаю, что ты более креативная из нас двоих. Я хороша в деталях и организации, но у тебя восхитительное видение и коммуникативные навыки. Я еще не планирую никуда уходить, но не имеет значения, что случится, я знаю, что ты управишься с этим бизнесом. Также ты всегда можешь найти нового партнера. Или просто бухгалтера.

– Но это будешь не ты. Что, если я не найду того, с кем смогу так же хорошо работать? Мы так идеально подходим друг другу.

– Это правда. Но это не значит, что ты не сможешь найти хорошего помощника. И я не собираюсь оставить тебя в беде.

Она закусила губу.

– Обещаешь?

– Обещаю. Если даже порассуждать, мне нужно будет подумать о многих вещах, но наш бизнес будет в верхней части списка. Я вложила много крови, пота и слез в «Девин Ивентс». Мое имя на нем. Это была моя мечта начать что-то подобное, и это ты поверила в меня, в нас, вложив свое наследство. Я так легко от этого не откажусь.

Назад к карточке книги "Перемены по-французски (ЛП)"

itexts.net

Читать онлайн книгу На крючке (ЛП)

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 14 страниц)

Назад к карточке книги
Мелани Харлоу«На крючке»

Серия «Люби меня по-французски» #3

Название: Мелани Харлоу «На крючке», серия «Люби меня по-французски», книга 3

Переводчик: Matreshka

Редактор: lilly_foks

Вычитка, обложка и оформление: Mistress

Переведено для группы: https://vk.com/stagedive

18+

(в книге присутствует нецензурная лексика и сцены сексуального характера)

1 глава

Для этого момента нужно немного виски.

Я вытащила бутылку бурбона Two James Grass Widow, которую хранила в нижнем ящике стола, и немного налила себе. Было только три часа дня, но была пятница, и во второй половине дня у меня не было клиентов, поэтому я сделала глоток для храбрости и подсчитала цифры.

Шестьдесят две тысячи долларов. Вот сколько мне нужно, если я хотела вложить двадцать процентов в дом и сделать ипотечный платеж, о котором так молилась. Черт. Я сделала еще один глоток.

Тридцать одна тысяча долларов.

Столько мне нужно, если я хотела вложить десять процентов и выплачивать каждый месяц. Прощайте латте, La Mer1 и Laphroaig (прим. перев. марка шотландского виски).

Затем следовали затраты на завершение сделки, налоги и оплата расходов на переезд. Плюс мне придется продать свою руку, ногу, одну грудь, локоть и ягодицу, чтобы отремонтировать такое старинное здание.

Я сделала третий глоток бурбона и подперла лоб рукой.

Двадцать баксов.

Вот сколько мне нужно, чтобы купить молоток и разбить свою голову, и чувствую, это вскоре случится, если я не съеду из дома родителей. Я переехала домой восемь месяцев назад, чтобы сэкономить деньги на первоначальный взнос, но жить с родителями и ливанской бабушкой в двадцать восемь – это какой-то особый вид пыток. Они хорошие, приятные люди, но у них есть мнение на все, начиная от моего гардероба, цвета волос и до моей личной жизни, и они не стесняются его высказывать.

Твоя юбка не слишком ли короткая?

Почему твои волосы голубые на концах? В салоне случилась неприятность?

Не беспокойся, habibi (прим. перев. с арабского «любимая»). Множество девушек не замужем. В наше время мы называли их старыми девами, но я уверена, что сейчас есть более милые названия.

Я открыла виски слишком рано сегодня.

Зажав одну сторону нижней губы между зубами, я проверила баланс своего счета. Сумасшедшие бабочки надежды запорхали в моем животе, как будто за ночь он мог увеличиться сам по себе, магическим способом.

Нет, все еще меньше пятнадцати тысяч.

Я выпустила воздух из легких, хотя даже не заметила, как задержала, мои плечи резко упали в поражении. Ни при каком условии я не могу позволить себе этот дом. И также не было никакого способа, что я смогу отказаться от идеи жить в нем. Это был мой дом, черт побери. Я поняла это в тот момент, когда вошла туда, даже несмотря на то, что там пахло кошачьей мочой.

Скрутив свои каштановые волосы с голубыми концами (это был не несчастный случай) на макушке в узел, я продела в них два карандаша и продолжила смотреть на цифры, которые написала в своем блокноте. Мой агент по недвижимости только что позвонил мне и сказал, что кто-то другой собирался сделать предложение по дому. Она сказала, что, если я хотела его, то должна действовать быстро, как будто моей проблемой была нерешительность. Я охотно хотела действовать быстро. Когда дело касалось того, чего я хотела, ждать в сторонке было не в моем стиле.

Но, что делать? Найти вторую работу? Ограбить банк? Продать яйцеклетки?

Не думайте, что я не рассматривала это.

Я сделала большой глоток выпивки и раздумывала над тем, что могла бы попросить у родителей еще семнадцать тысяч, чтобы покрыть десять процентов, что предлагал мой агент. У них было много денег, и они, вероятно, даже не попросят меня вернуть их, по крайней мере, не сразу. Но они будут думать, что их финансовая помощь будет означать право голоса в выборе дома, и я уже могла представить все споры, которые у нас будут по поводу покупки столетней, площадью в пять тысяч квадратных футов, недвижимости.

Переделать кухню? Это абсурд. Ты даже никогда не брала в руки молоток!

Двор? Не говори глупости. Ты не знаешь, как косить газон.

Для такого дома нужен мужчина.

Я выпила остатки виски и посмотрела на бутылку, серьезно рассматривая вариант налить еще, даже хотя цифры начали немного расплываться перед глазами.

– Я еду домой, – Миа просунула голову в мой кабинет и усмехнулась. – Нужно начать паковать чемоданы.

Благодарная за отвлечение, я поднялась с кресла и бросилась, чтобы обнять ее.

– Еее! Это так волнующе! Я бы хотела поехать с тобой! – во вторник Миа улетает во Францию, где через две с половиной недели она выйдет замуж. А мы с Эрин прилетим за шесть дней до свадьбы.

Миа позволила мне обнять свое стройное тело и рассмеялась, когда я не отпустила ее.

– Я тоже. Так много всего нужно сделать до восемнадцатого числа. И я бы очень хотела говорить по-французски, это бы все облегчило.

Она принюхалась.

– Ты пила?

Отпустив ее, я приложила одну руку ко рту.

– Немного. – Но затем я не смогла удержаться и нежно слегка потрясти ее за плечи. – Боже, Миа. Я не могу поверить, что через две недели ты выходишь замуж за Лукаса! На вилле! В Провансе! – мы обе подпрыгнули вверх и вниз несколько раз.

– Я знаю! – она прикусила губу. – Но не сглазь, Коко. Я не хочу, чтобы в этот раз что-то пошло не так.

Миа была помолвлена уже один раз, но ее мудак жених отменил свадьбу.

– Прекрати. – Я сжала ее предплечья. – В этот раз все пройдет по плану. Все совершенно по-другому. Вы с Лукасом созданы друг для друга, эта свадьба будет самой прекрасной, которую мы когда-либо планировали, и даже все маленькие детали будут идеальные.

Миа закрыла глаза, как будто произносила быструю молитву.

– Я надеюсь, ты права.

– Так и есть, хочешь, чтобы я пошла с тобой и помогла тебе собраться?

Она покачала головой.

– Все в порядке. Я уже составила свои списки.

– Конечно же ты составила.

Она ущипнула меня за руку.

– Не смейся надо мной. Это моя свадьба. Я должна составить списки. И ты будешь управлять бизнесом одна в течение следующих двух недель. Я уверена, что тебе много чего нужно сделать.

– Да, например, зациклиться на мысли купить дом, который я не могу себе позволить.

Миа нахмурилась.

– Какой дом?

– Тот, в Индиан Вилладж. Я не могу перестать думать о нем.

– Старый? Коко, ты пьяна? Они просят более трехсот тысяч! Это много! И нужно очень много работать для этого!

Нервно я признала:

– Будет целая стройка, я знаю. Но я люблю старые дома! И когда я вошла туда, у меня появилось предчувствие. – Я вздрогнула, когда вспомнила, как переходила из комнаты в комнату с высокими потолками, скрипучими деревянными полами, окнами с решетками. Может, там были трещины в штукатурке и вонючий ковер – не говоря уже о кухне, в которой не было ремонта с 1975 года, – но там была старая газета, покрывающая разбитое стекло, и она была датирована 26 сентября, что было моим днем рождения. Это точно был знак.

– Предчувствие? – спросила Миа с сомнением, ее верхняя губа немного скрутилась.

– Как будто я должна жить там. Как будто он ждет меня. И та газета на кухне – это знак!

– Знак, что это окно было разбито с твоего двадцать первого дня рождения.

Я подняла свои руки в защитном жесте.

– Знаю, что это звучит безумно, но я чувствую связь с этим местом. Я не могу объяснить это. Я имею в виду, мы были в этом районе, глядя вообще на другой дом.

– Да, который ты можешь себе позволить.

– Я знаю, но когда я увидела этот, то влюбилась. Я думаю, это судьба. – Я приложила руки к сердцу и встала на цыпочки. – Я хочу его, Миа. И мой агент только что позвонила и сказала, что на него скоро поступит предложение. Она сказала, что лучше приготовиться действовать быстро.

– Конечно, она так сказала. Они все так говорят. – Она покачала головой. – Не позволяй ей давить на тебя. Покупка дома – это огромное вложение, и тебе нужно больше времени, чтобы подумать. Тебе нужен план.

Мои ноги вернулись на землю.

– Я должна съехать с родительского дома, Миа.

– Я понимаю это, – она пожала плечами. – ты можешь остаться со мной и Лукасом на какое-то время. У нас есть свободная комната.

Я ахнула.

– Что? Вы будете молодоженами! Ни за что. – Не только потому, что это будет грубое вторжение в их личную жизнь, а также потому, что это будет служить болезненным напоминанием, что у всех остальных людей на планете есть секс, а у меня нет, даже если это воздержание было моей идей. Я не искала парня, чтобы выйти замуж, к огромному огорчению моей бабушки, но было бы мило встретить кого-то привлекательного, веселого и чертовски стойкого, чтобы зависать со мной.

У последних нескольких парней, с которыми я встречалась, были ужасные бывшие, дурная репутация или Эдипов комплекс2. Я покончила с этим.

– Ладно, тогда с Эрин.

Я слегка выпятила подбородок вперед и уперлась носком моего красного сандалия я в пол.

– Я хочу этот дом. Он нужен мне.

– Коко... – в ее голосе были предупреждающие нотки.

– Что?

– Ты не можешь позволить себе этот дом. Пообещай мне, что не сделаешь ничего опрометчивого, пока меня нет.

Мой взгляд переместился влево.

– Не сделаю. Обещаю.

– Коко!

– Что? – я наклонилась вперед и повозилась с ремешками на одном сандалии чтобы избежать ее взгляда.

– Ты худшая лгунья в мире. Послушай меня. – Она схватила меня за руку и потянула, чтобы наши глаза были на одном уровне. – Я знаю, что такое предчувствие. Но ты не можешь купить дом, основываясь на предчувствии.

– У меня было предчувствие насчет вас с Лукасом, помнишь? – сказала я бодро. – Посмотри, во что это обернулось!

– Коко. – Ее голос был суровым, а хватка стала сильнее. – Да. У тебя очень хорошо развита интуиция. Но ты также очень импульсивна. Мы только привели наши финансы в порядок. У тебя довольно много накопленных наличных. Тебе просто нужно прекратить безумные траты.

Мои глаза снова опустились.

– У меня нет безумных трат.

Она отпустила мою руку.

– Ох. Нет? Как насчет наборов посуды за четыреста долларов, которые ты купила для всех нас в прошлом году?

Я скрестила пальцы вместе.

– Ну, это было Рождество... почти.

– И две сотни долларов на щипцы для завивки «Beachwaver»?

Я вытянула руки в защитном жесте.

– Это было ограниченное предложение в QVC! Я не могла упустить возможность!

– Эмм, уроки акробатики?

Я открыла рот, но ничего не сказала. Да, я точно ничего не могла сказать в защиту этого. Выдохнув, я покачала головой, мой дух увядал как свадебный букет недельной давности.

– Но это другое – это чувствуется по-другому!

Миа заговорила спокойным тоном.

– Послушай, после свадьбы я сяду с тобой, и мы составим список других домов, которые посмотрим, и обсудим плюсы и минусы каждого из них. – Либо она не увидела, как я сморщила нос, либо же проигнорировала это. – И если ты все еще не почувствуешь, что один из них подходит тебе, мы продолжим искать, хорошо?

Сморщившись, я пыталась смириться с тем фактом, что она была права, и я застряну в доме своих родителей еще на какое-то время. Передо мной опять замаячили бесконечные вечера разговоров и критики. Мои плечи опустились.

– Мне нужно еще выпить.

Она похлопала меня по голове.

– Что тебе нужно, так это немного поддержки. Вот как мы поступим. Все мероприятия, которые будут, пока я буду в отъезде, твои, все двадцать процентов комиссионных.

Я ахнула.

– Правда?

– Правда.

Обняв ее, я заверещала.

– Спасибо тебе! Ты самая лучшая подруга на свете! – Если повезет, я получу заказ на одну или две свадьбы в течение следующей недели. Если они будут достаточно большие, я смогу заработать, по крайней мере, десять тысяч, при условии, что я не увижу эти деньги в течение некоторого времени, но с гарантией, что они появятся, и может, я снова смогу рассматривать идею займа у родителей.

Пожалуйста, Господи. Пошли мне невесту. Милую, влюбленную, с изысканным вкусом и карманами, полными денег!

Как по команде, я услышала голос.

– Здравствуйте.

2 глава

Я отпустила Миа и, посмотрев ей за плечо, увидела невысокую молодую женщину, стоящую в дверях моего кабинета. У нее были длинные, до невозможности платинового цвета волосы, при этом идеально прямые, также на ней были узкие черные джинсы, топ с принтом зебры, а на лице было много макияжа. Плетенное золотое ожерелье располагалась в зоне декольте, а ее грудь была неестественно большой для человека ее комплекции. Крошечная белая собака выглядывала из сумки Луи Виттон, которую она носила подмышкой.

Я улыбнулась ей.

– Здравствуйте, я могу вам помочь?

– Я не знаю. Я ищу «Девин Ивентс».

Для ангела у нее был очень резкий голос. И восхитительный загар.

– Вы нашли нас. Пожалуйста, входите. – Миа протянула руку. – Я Миа Девин, а это мой партнер, Коко Томас. Я собираюсь уходить, но она хорошо позаботится о вас.

Вместо того, чтобы пожать руку Миа, девушка протянула визитку.

– Анджелина Спакетелли.

Мое сердце забилось быстрее. Даже имя было ангельским (прим. перев. на англ. имя Angelina)! Но казалось, что она больше подчеркивала свою фамилию, и мой желудок сжался, когда я поняла почему. Должно быть, она дочь Тони Спакетелли, иногда его зовут Тони Хука (прим. перев. с англ. «удар»). Официально он владеет дезинфекционной компанией, а неофициально контролирует мафию Детройта. Должно быть, Миа тоже это поняла, потому что посмотрела на меня за спиной Анджелины, и ее брови поднялись вверх.

Может, это был не мой ангел.

– Приятно познакомиться с вами. – Я взяла визитку и жестом указала на стул перед столом. – Пожалуйста, присаживайтесь. – Ее визитка была ярко-розовой с белым шрифтом. На одной стороне была изображена она с ее маленькой собакой, на головах обеих красовались диадемы, а на другой стороне было ее имя и контактная информация. Причудливый шрифт было трудно прочитать, но под именем я увидела подпись «Итальяно-американская принцесса».

Интересно. Я не знала, что такие есть.

Бутылка виски привлекала внимание со своего места на столе рядом с пустым стаканом, но я быстро засунула ее назад в ящик, прежде чем сесть.

– Что мы можем сделать для вас, Анджелина?

Опустившись в кресло, она щелкнула жвачкой и поставила сумку с собакой у своих ног.

– Для начала я хочу убедиться, что это вы проводили ту свадьбу на телевидении в прошлом году?

Я улыбнулась.

– Да, это мы. – Ранее этой весной «Девин Ивентс» была выбрана для планирования «Свадьба Года Детройта», и это был грандиозный успех. Мы получили много хороших отзывов в прессе. – Вы ищете кого-то, чтобы спланировать свадьбу?

– Еще нет. Но я хочу, чтобы вы спланировали мою вечеринку по случаю помолвки. – Она показала мне свое кольцо.

Оценивающим взглядом я осмотрела ее золотое кольцо с бриллиантом посередине, размером с яблоко.

– Вау. Поздравляю. Какого типа вечеринку вы бы хотели?

– Шумную вечеринку. – Она сделала небольшое движение двумя руками. – Для пятисот человек.

Пятьсот человек на вечеринке по случаю помолвки?

Иисус, насколько большой будет свадьба? И более важно, если я хорошо справлюсь с вечеринкой, доверит ли она мне также свадьбу? Я посмотрела на Миа, и она подняла большой палец вверх.

– Звучит весело. – Подняв глаза к потолку, я быстро сказала спасибо Господу за то, что послал мне это чудо, и положила незаполненный договор на свой лэптоп.

– Так, когда вы планируете? Позже в этом году?

– Вот в чем дело. Более короткий срок.

– Короткий срок? – Миа, которая все еще медлила в дверном проеме, выглядела слегка паникующей. «Короткий срок» было ее самым нелюбимым выражением.

Саму меня не заботило, насколько мало времени – мне был нужен этот заказ. Послав Миа, свою лучшую «Я разберусь с этим» улыбку, я начала выпроваживать ее из своего кабинета.

– Иди домой, детка. У тебя есть списки, помнишь? Я поговорю с тобой позже.

– Но...

– Я обо всем позабочусь. Ты как раз собиралась уходить. – Я сделала все, чтобы выставить ее за дверь.

Она улыбнулась.

– Ты права, прости. – Подняв руку и помахав на прощание, она исчезла в коридоре, и возможно, находилась в пределах хорошей слышимости, когда заговорила Анджелина.

– На следующих выходных. В субботу, четвертого августа. Она должна пройти в это время из-за телевизионщиков. Я буду участвовать в реалити-шоу.

Я могла практически услышать, как тормоза завизжали в коридоре.

Посмотрев на дверь, я ожидала, что Миа зайдет обратно в дверь и начнет спорить насчет этого, округлив глаза от паники. Я задержала дыхание.

Она не появилась.

Но мой телефон пиликнул от сообщения.

НЕТ НЕТ НЕТ НЕТ НЕТ.

– Вау, – убрав телефон со стола на колени, чтобы Анджелина не видела его, я выключила звук и прочистила горло. – Это очень короткий срок. А что насчет телевизионщиков? Вы уже участвуете в реалити-шоу?

– Еще нет. Но я рассматриваю шоу под названием «Итальяно-американская принцесса». Они ищут девушек для премьерного сезона. Поэтому я отправила заявку, и они решили, что я могу идеально подойти. Продюсеры собираются разведать обстановку и встретиться со мной, и я подумала, как лучше показать им мой звездный потенциал, если не устроив грандиозную вечеринку? Верно?

– Верно. – Пока она говорила, мой телефон завибрировал у меня на коленях три раза с секундой перерыва между ними.

ТЕЛЕВИЗИОНЩИКИ???

НЕ ДЕЛАЙ ЭТОГО!

НЕДОСТАТОЧНО ВРЕМЕНИ!

– Послушайте, я смогу заплатить больше или что угодно, – сказала Анджелина. – Я уже разослала приглашения. И я точно знаю, чего хочу, поэтому вам остается только устроить это. – Она издала звук, как будто уже сделала самую сложную часть работы, а мне просто нужно сделать пару звонков. В действительности, мне придется надорвать свою задницу, чтобы спланировать такую большую вечеринку в слишком короткий срок, потому что, полагаю, ее список точно-знаю-чего-я-хочу очень длинный, специфичный и смехотворный.

Это означало, все будет дорого.

Давай-ка, принцесса.

Мой телефон продолжал присылать оповещения о входящих сообщениях, когда я подняла тему стоимости.

– Анджелина, я бы хотела помочь вам, но такая вечеринка может обойтись очень дорого. Какой ваш бюджет?

ПЯТЬ ПРИЧИН, ПОЧЕМУ ТЫ НЕ ДОЛЖНА БРАТЬСЯ ЗА ЭТУ ВЕЧЕРИНКУ:

Она поджала свои розовые губы.

– Мне плевать, сколько это стоит. Самое важное – произвести хорошее впечатление. Очень хорошее впечатление. Незабываемое, вы меня понимаете?

1. ЕЕ ТВИТТЕР @ИСПОРЧЕННАЯИЗБАЛОВАННАЯСУЧКА

– Незабываемое, да. Ладно, тогда приблизительно. Сколько вам было бы комфортно потратить?

– Я не знаю. – Она пожала плечами. – Может, пятьдесят тысяч? Сто? Я понятия не имею, сколько стоит это дерьмо, но мой отец сказал, что заплатит столько, сколько я захочу.

2. ЖУТКИЕ ДЛИННЫЕ НОГТИ С ФРАНЦУЗСКИМ МАНИКЮРОМ НА НОГАХ+БЛЕДНО-РОЗОВЫЕ ГУБЫ С ТЕМНОЙ ПОДВОДКОЙ= ПЛОХОЙ ВКУС

Я моргнула. Дважды. Я верно расслышала? Пятьдесят-сто тысяч долларов? На вечеринку по случаю помолвки? Картинка того, как я смешиваю коктейли в своем больше-не-воняющем-кошачьей-мочой доме заполнила мою голову.

– Эм, за такие деньги вы можете произвести более чем хорошее впечатление.

Она улыбнулась и снова щелкнула жвачкой.

– Хорошо, потому что я хочу грандиозную вечеринку. Но она должно быть идеальной.

3. ОНА НОСИТ В СУМОЧКЕ ЖИВОТНОЕ С КОРОНОЙ НА ГОЛОВЕ.

– Грандиозную, понятно. – До тех пор пора она не ждет, что я буду носить диадему, мне совершенно плевать, что на голове у ее собаки.

– Грандиозная и идеальная. – Ее голос был слегка резким. – Вы сделаете все, что я захочу, верно?

На данный момент я испытывала дрожь сомнения. Я верила в свою способность планировать грандиозные вечеринки, но Анджелина может оказаться клиенткой, которой трудно угодить, да еще и ее вкус может оказаться чересчур для меня.

4. ОНА БУДЕТ МЕНЯТЬ СВОЕ МНЕНИЕ КАЖДЫЕ ПЯТЬ МИНУТ И ОБВИНИТ ТЕБЯ В ТОМ, ЧТО ТЫ НЕ ЗНАЕШЬ, ЧЕГО ОНА ХОЧЕТ.

Моя рука дрожала, когда я вписывала дату в контракт.

– Конечно, сделаю. – Дерьмо. Может, я должна была спросить, чего она хочет, прежде чем соглашаться, но уже было поздно. – Можем мы обговорить детали?

– Конечно.

– Место сбора?

– Легко. Дом моих родителей. Снаружи на лужайке во дворе. – Она дала мне фешенебельный адрес на Лейк Шоу Роуд, и я записала его. На самом деле это было не так далеко от места, где жили мои родители, что будет полезно. Пока все идет хорошо.

5. ВЕРОЯТНО, БАГАЖНИК МАШИНЫ ЕЕ ОТЦА ЗАПОЛНЕН ЧАСТЯМИ ТЕЛ ВСЕХ ПЛАНИРОВЩИКОВ МЕРОПРИЯТИЙ, КТО СДЕЛАЛ ЧТО-ТО НЕ ТАК.

На этом я выключила свой телефон и засунула в сумочку.

– Ладно. Я полагаю, двор достаточно большой для пары тентов?

Она уставилась на меня.

– Эм, да.

Конечно, он был большим. По этому адресу, вероятно, можно было установить цирк братьев Ринглинг на переднем дворе, и я не буду удивлена, если это было в списке запросов. Схватив свой блокнот и ручку, я локтем отодвинула лэптоп в сторону и посмотрела на страницу с цифрой ипотечного кредита на нем. Сейчас она не казалось такой депрессивной. Улыбнувшись, я открыла пустую страницу и написала «Вечеринка Спакателли». – Хорошо, что еще у вас на уме?

– Я хочу фонтан из шампанского, большой танцпол, который будет освещаться снизу блестящими цветными огнями, группу и диджея, фейерверки, ледяную скульптуру меня и Лоренцо и…

– Подождите минутку, – я вытянула руку и остановила свою бешеную писанину. – Вы хотите ледяную скульптуру? В августе?

– Да. Я видела это однажды в Брайдзилле (прим. перев. История о невесте, слишком зацикленной на своей свадьбе, к которой относится как к важнейшему событию в истории человечества.)

Боже, помоги мне.

– Я посмотрю, что смогу сделать. Как насчет еды?

– Ужин будет от Ciao Bella. Владелец – друг моего отца.

– Великолепно, – сказала я с облегчением. – Я часто с ними работаю. Это сделает все проще для меня. Они делают десерты?

– Да, они сделают торт и кондитерские тарталетки. Мне нравится это анусовое печенье, что они делают. – Моя ручка замерла на середине слова, и я посмотрела на нее, не поднимая головы. Она сказала... анусовое печенье? Я посмотрела через свое плечо на дверь, почти ожидая увидеть камеры, снимающие нас. Это должно быть шутка. – Простите... какое печенье?

Она выглядела раздраженной.

– Анусовое или как там? Или может аннусовое? Я не знаю, как правильно сказать. Но оно правда хорошее. На вкус как лакрица.

– Ох, анисовое. – С облегчением я всосала губу между зубами, чтобы не рассмеяться, и опустила подбородок, в случае, если мои глаза выдадут меня. Гребаное анусовое печенье. Мне не терпелось рассказать Миа об этом.

Мы обговорили еще больше деталей, включая столы и стулья, цветы, бар, найм официантов и барменов, обустройство кабинок-уборных и также обсудили несколько местных групп. К моему облегчению, ничего из того, что хотела Анджелина, кроме ледяной скульптуры и фейерверков, не было невозможным, особенно с ее бюджетом. Может, нелепым, но не невозможным, особенно после того как я объяснила ей, что власти города, вероятно, не позволят ей тигров в клетках (видимо, ее жених был бешеным фанатом Детройт Тайгерс (прим. перев. бейсбольный клуб). Я задержала дыхание, когда она вздохнула от разочарования, но эту новость восприняла нормально. Пока она была здесь, я сделала несколько звонков и договорилась с поставщиками, которых я знала и доверяла, об арендованном имуществе, а также с флористом и диджеем. Мы позвонили в агентство по поиску талантов насчет живой музыки, и связались с женщиной, ответственной за кейтеринг из Ciao Bella.

Святое дерьмо, я, возможно, на самом деле могла с этим справиться. Улыбка приподняла уголки моих губ, когда я вписала имена поставщиков в контракт. Нет, не возможно. Я абсолютно точно справлюсь с этим сама, и это будет невероятно. Грандиозно, но не обезличено. Весело, но не безвкусно. Элегантно, но не скучно. Миа будет гордиться мной, мы получим хорошую огласку, если это реалити-шоу будет пользоваться успехом, и с предполагаемой суммой – при которой Анджелина даже не округлила глаза – у меня будет достаточно денег, чтобы внести десять процентов за дом. Я смогу даже сделать предложение на следующей неделе.

«Видишь? Перестань беспокоиться. Все это должно было произойти».

Это судьба.

И затем.

– Ох! Я почти забыла. Я хочу итальянского шеф-повара Ника Лупо, чтобы сделать бургеры в полночь, – произнесла Анджелина. – Сразу после фейерверков.

Пол резко упал на несколько метров вниз, а может, это мой желудок. Я схватилась за край стола.

– Что вы сказали?

– Я хочу этого итальянца. Вы знаете, тот, который занял первое место на реалити-шоу прошлого года о сексуальных шеф-поварах «Оближи мою тарелку»? Он отсюда, и у него есть ресторан, который называется «Бургер бар». Он там каждый вечер. Я видела его там на этой неделе.

– Да, я знаю, кто он, я просто... – не видела его с тех пор, как он сбежал из окна номера отеля в Вегасе семь лет назад, прошмыгнув в окно – ...думаю, что будет сложно его заполучить.

Анджелина моргнула.

– Почему?

– Ну, потому что он, эм... – Мой бывший. Теперь знаменитый. Самый лучший секс, который у меня когда-либо был и самая большая ошибка, которую я когда-либо совершала. Было множество фраз, которыми я могла закончить это предложение, но наконец я продолжила: – вероятно недоступен.

– Я хочу его. – Анджелина ударила указательным пальцем по столу. Несмотря на ее бело-розовый педикюр, ее ногти на руках были выкрашены мерзким серым цветом.

– Я не думаю, что Ник Лупо участвует в частных вечеринках. – Я не говорила его имя вслух годами, и ощущение его имени на моих губах, мгновенно вернуло мощные воспоминания – вкус виски и яблочный пирог. Теплое, мускулистое тело, двигающееся рядом с моим. Хруст листьев под спиной. Теплый, влажный рот, приближающийся к моей груди, когда он заполняет меня внутри, изнывающую...

Я скрестила ноги и сжала бедра вместе. Нет.

– Это не просто частная вечеринка. Скажите ему для кого она, – сказала Анджелина. – Скажите ему, кто мой отец. Он сделает это.

Мои внутренности сбились в кучу.

– Я полагаю, что могу попытаться.

– Сделайте это, или найду того, кто сможет. – Ее голос был очень резким, и я внезапно испытала чувство, что Бог не посылал ее.

Черт.

– Я сделаю это.

Мое горло пересохло, мои слова были едва слышны.

– Что?

– Я сделаю это. – Сказала я более уверенно. – Я заполучу его.

– Вы обещаете? – Анджелина фыркнула.

– Да.

Черт. Черт. Черт.

Мы закончили и после того, как она ушла, я опустила голову на стол и билась лбом о деревянную поверхность, пока мне не стало больно.

Ник Лупо. Я должна встретиться лицом к лицу с Ником Лупо, после всего этого времени.

Даже Миа не знала всей правды о самом импульсивном решении моей жизни. Я слишком стыдилась рассказать ей.

Когда он оставил меня спящую в том номере в «Белладжио» семь лет назад, на мне было обручальное кольцо. Он надел его на мой палец ранее в ту ночь.

Он оставил свое кольцо на столике с запиской.

Это была ошибка.

Назад к карточке книги "На крючке (ЛП)"

itexts.net

Читать На крючке (ЛП) - Харлоу Мелани - Страница 1

Мелани Харлоу

«На крючке»

Серия «Люби меня по-французски» #3

Название: Мелани Харлоу «На крючке», серия «Люби меня по-французски», книга 2

Переводчик: Matreshka

Редактор: lilly_foks

Вычитка, обложка и оформление: Mistress

Переведено для группы: https://vk.com/stagedive

18+

(в книге присутствует нецензурная лексика и сцены сексуального характера)

1 глава

Для этого момента нужно немного виски.

Я вытащила бутылку бурбона Two James Grass Widow, которую хранила в нижнем ящике стола, и немного налила себе. Было только три часа дня, но была пятница, и во второй половине дня у меня не было клиентов, поэтому я сделала глоток для храбрости и подсчитала цифры.

Шестьдесят две тысячи долларов. Вот сколько мне нужно, если я хотела вложить двадцать процентов в дом и сделать ипотечный платеж, о котором так молилась. Черт. Я сделала еще один глоток.

Тридцать одна тысяча долларов.

Столько мне нужно, если я хотела вложить десять процентов и выплачивать каждый месяц. Прощайте латте, La Mer1 и Laphroaig (прим. перев. марка шотландского виски).

Затем следовали затраты на завершение сделки, налоги и оплата расходов на переезд. Плюс мне придется продать свою руку, ногу, одну грудь, локоть и ягодицу, чтобы отремонтировать такое старинное здание.

Я сделала третий глоток бурбона и подперла лоб рукой.

Двадцать баксов.

Вот сколько мне нужно, чтобы купить молоток и разбить свою голову, и чувствую, это вскоре случится, если я не съеду из дома родителей. Я переехала домой восемь месяцев назад, чтобы сэкономить деньги на первоначальный взнос, но жить с родителями и ливанской бабушкой в двадцать восемь — это какой-то особый вид пыток. Они хорошие, приятные люди, но у них есть мнение на все, начиная от моего гардероба, цвета волос и до моей личной жизни, и они не стесняются его высказывать.

Твоя юбка не слишком ли короткая?

Почему твои волосы голубые на концах? В салоне случилась неприятность?

Не беспокойся, habibi (прим. перев. с арабского «любимая»). Множество девушек не замужем. В наше время мы называли их старыми девами, но я уверена, что сейчас есть более милые названия.

Я открыла виски слишком рано сегодня.

Зажав одну сторону нижней губы между зубами, я проверила баланс своего счета. Сумасшедшие бабочки надежды запорхали в моем животе, как будто за ночь он мог увеличиться сам по себе, магическим способом.

Нет, все еще меньше пятнадцати тысяч.

Я выпустила воздух из легких, хотя даже не заметила, как задержала, мои плечи резко упали в поражении. Ни при каком условии я не могу позволить себе этот дом. И также не было никакого способа, что я смогу отказаться от идеи жить в нем. Это был мой дом, черт побери. Я поняла это в тот момент, когда вошла туда, даже несмотря на то, что там пахло кошачьей мочой.

Скрутив свои каштановые волосы с голубыми концами (это был не несчастный случай) на макушке в узел, я продела в них два карандаша и продолжила смотреть на цифры, которые написала в своем блокноте. Мой агент по недвижимости только что позвонил мне и сказал, что кто-то другой собирался сделать предложение по дому. Она сказала, что, если я хотела его, то должна действовать быстро, как будто моей проблемой была нерешительность. Я охотно хотела действовать быстро. Когда дело касалось того, чего я хотела, ждать в сторонке было не в моем стиле.

Но, что делать? Найти вторую работу? Ограбить банк? Продать яйцеклетки?

Не думайте, что я не рассматривала это.

Я сделала большой глоток выпивки и раздумывала над тем, что могла бы попросить у родителей еще семнадцать тысяч, чтобы покрыть десять процентов, что предлагал мой агент. У них было много денег, и они, вероятно, даже не попросят меня вернуть их, по крайней мере, не сразу. Но они будут думать, что их финансовая помощь будет означать право голоса в выборе дома, и я уже могла представить все споры, которые у нас будут по поводу покупки столетней, площадью в пять тысяч квадратных футов, недвижимости.

Переделать кухню? Это абсурд. Ты даже никогда не брала в руки молоток!

Двор? Не говори глупости. Ты не знаешь, как косить газон.

Для такого дома нужен мужчина.

Я выпила остатки виски и посмотрела на бутылку, серьезно рассматривая вариант налить еще, даже хотя цифры начали немного расплываться перед глазами.

— Я еду домой, — Миа просунула голову в мой кабинет и усмехнулась. — Нужно начать паковать чемоданы.

Благодарная за отвлечение, я поднялась с кресла и бросилась, чтобы обнять ее.

— Еее! Это так волнующе! Я бы хотела поехать с тобой! — во вторник Миа улетает во Францию, где через две с половиной недели она выйдет замуж. А мы с Эрин прилетим за шесть дней до свадьбы.

Миа позволила мне обнять свое стройное тело и рассмеялась, когда я не отпустила ее.

— Я тоже. Так много всего нужно сделать до восемнадцатого числа. И я бы очень хотела говорить по-французски, это бы все облегчило.

Она принюхалась.

— Ты пила?

Отпустив ее, я приложила одну руку ко рту.

— Немного. — Но затем я не смогла удержаться и нежно слегка потрясти ее за плечи. — Боже, Миа. Я не могу поверить, что через две недели ты выходишь замуж за Лукаса! На вилле! В Провансе! — мы обе подпрыгнули вверх и вниз несколько раз.

— Я знаю! — она прикусила губу. — Но не сглазь, Коко. Я не хочу, чтобы в этот раз что-то пошло не так.

Миа была помолвлена уже один раз, но ее мудак жених отменил свадьбу.

— Прекрати. — Я сжала ее предплечья. — В этот раз все пройдет по плану. Все совершенно по-другому. Вы с Лукасом созданы друг для друга, эта свадьба будет самой прекрасной, которую мы когда-либо планировали, и даже все маленькие детали будут идеальные.

Миа закрыла глаза, как будто произносила быструю молитву.

— Я надеюсь, ты права.

— Так и есть, хочешь, чтобы я пошла с тобой и помогла тебе собраться?

Она покачала головой.

— Все в порядке. Я уже составила свои списки.

— Конечно же ты составила.

Она ущипнула меня за руку.

— Не смейся надо мной. Это моя свадьба. Я должна составить списки. И ты будешь управлять бизнесом одна в течение следующих двух недель. Я уверена, что тебе много чего нужно сделать.

— Да, например, зациклиться на мысли купить дом, который я не могу себе позволить.

Миа нахмурилась.

— Какой дом?

— Тот, в Индиан Вилладж. Я не могу перестать думать о нем.

— Старый? Коко, ты пьяна? Они просят более трехсот тысяч! Это много! И нужно очень много работать для этого!

Нервно я признала:

— Будет целая стройка, я знаю. Но я люблю старые дома! И когда я вошла туда, у меня появилось предчувствие. — Я вздрогнула, когда вспомнила, как переходила из комнаты в комнату с высокими потолками, скрипучими деревянными полами, окнами с решетками. Может, там были трещины в штукатурке и вонючий ковер — не говоря уже о кухне, в которой не было ремонта с 1975 года, — но там была старая газета, покрывающая разбитое стекло, и она была датирована 26 сентября, что было моим днем рождения. Это точно был знак.

— Предчувствие? — спросила Миа с сомнением, ее верхняя губа немного скрутилась.

— Как будто я должна жить там. Как будто он ждет меня. И та газета на кухне — это знак!

online-knigi.com