Читать онлайн «Возрожденные роды». Книги мишель оден


Возрожденные роды читать онлайн, Оден Мишель

Питивьер

Впервые я приехал в Питивьер в 1962 году, чтобы возглавить отделение общей хирургии в муниципальной больнице. Я оказался здесь случайно, по результатам конкурсного отбора на имеющиеся вакансии. Я вскоре полюбил этот небольшой городок с населением в десять тысяч жителей, расположенный недалеко от Парижа в сельской местности, где можно наслаждаться всеми прелестями деревенской жизни. Земля здесь плодородная, поля засеяны пшеницей и сахарной свеклой. Местные фермеры по сей день разводят пчел, охотятся на жаворонков и каждую субботу собираются на местном базаре. Несмотря на то, что район этот в основном сельскохозяйственный, всюду можно встретить небольшие предприятия и фабрики, здесь расположены рафинадный завод и компания по изготовлению печенья. В общем, Питивьер - такой городок, какие редко показывают туристам. Это просто ничем не знаменитый городок, как и сотни других, подобных ему. Правда, большинству французов знакомо слово "Питивьер", но только как название печенья, которому оно дано по имени города. Но они не имеют понятия, что это за город и где он расположен.

Когда я приступил к работе, оказалось, что под моим началом находится также небольшое родильное отделение больницы. В отделение обращались за помощью женщины из Питивьера и близлежащих деревень; происхождение их было самым разным. Это были работницы фабрик, фермеры, владелицы магазинов и служащие. Некоторые были эмигрантами из Португалии, Северной Африки, даже с Дальнего Востока. В больницу принимали всех, кто сюда обращался: не было никакого "отбора" ни с точки зрения социальной принадлежности, ни по медицинским показателям.

В то время здесь работала только одна акушерка, которая и отвечала за всю работу отделения. Она звала меня, только когда был необходим врач, чтобы сделать кесарево сечение или наложить щипцы. И эти операции, казалось, лишь углубляли мой профессиональный опыт, являясь естественным дополнением к тому, что я, будучи хирургом, уже умел делать (операции по удалению желчного пузыря, лечение переломов и т.п.). Что же касается акушерства, я плохо представлял себе, что это такое на практике.

Мой акушерский опыт был очень небольшим и с годами стерся из памяти. В начале пятидесятых я проработал шесть месяцев интерном в большом родильном доме в Париже. В то время пять или шесть женщин обычно рожали одновременно в одной большой комнате. Роды проходили, как на фабричном конвейере, и роженицы заражались страхом друг от друга. Врачи часто применяли акушерские щипцы и редко делали кесарево сечение. Я помню главного акушера только потому, что известная модификация щипцов названа его именем (щипцы Сюзора). Я без интереса относился к интернатуре и не мог себе представить, что когда-нибудь буду практикующим акушером.

Позднее, во время военной службы в должности военного хирурга в Алжире, в районе проживания берберов, меня время от времени вызывали для оказания помощи при родах. Беременные женщины обычно спускались в долину из горных поселений в самый последний момент перед родами, и меня звали, когда надо было делать кесарево сечение, наложить щипцы или когда требовалась помощь при травме матки. Через некоторое время, уже в Гвинее, я был свидетелем непрекращающейся борьбы между африканками, которые хотели стоять или сидеть на корточках во время родов, и врачами-европейцами, которые настаивали на том, чтобы они рожали лежа. В то время я был на стороне врачей и особенно не задумывался над этими эпизодами своей медицинской практики.

Когда я начал работать в Питивьере, я, естественно, полагался на акушерок. Жизель, уже проработавшая в отделении некоторое время, была очень опытной акушеркой. Габриель, пришедшая в отделение вскоре после меня, была молодой и энергичной. Она только что закончила учебу и была увлечена психопрофилактикой по Ламазу (метод подготовки к родам, разработанный в 1950-х годах Фернардом Ламазом, французским врачом. Основа этого подхода - убеждение, что женщине нужно учиться рожать, так же как нам приходится учиться писать, читать или плавать. Ламаз учил женщин использовать во время схваток разные типы дыхания, убыстряющегося по мере того, как схватки становятся сильнее. Концентрация внимания на дыхании, как считал Ламаз, отвлекает женщину от боли при схватках. В последние годы учителя психопрофилактики стали исповедовать более эклектичный подход, однако и традиционное обучение по Ламазу до сих пор практикуется в США и в Европе. Этот подход - противоположность нашей концепции.)

Я впервые заинтересовался акушерством, и не потому, что они говорили или делали что-то необыкновенное; меня поразило то, что пятнадцать лет, которые разделяли годы учебы Жизель и Габриель, сделали практику этих двух акушерок совершенно различной. Например, Жизель, которая была старше, обычно терпеливо ждала, когда появится ребенок. Под конец родов она просто говорила:

"Не сдерживайся, расслабься, отпусти себя...". Габриель, наоборот, горела желанием готовить женщину к родам с самого начала беременности, помогать ей контролировать дыхание во время схваток. На второй стадии родов Габриель обычно командовала: "Вдохни, выдохни.., следи за дыханием.., тужься...". Эта разница заставила меня взглянуть на акушерство по-новому. Я начал понимать, что акушерство - нечто большее, чем механические приемы. И мне становилось все более ясно, насколько ход родов зависит от личности и убеждений того, кто эти роды принимает. Женщин привлекала молодая и энергичная Габриель, они проявляли к ней больше интереса, но, казалось, роды были более легкими, когда их принимала Жизель.

Хотя официально я оставался хирургом, со временем я стал все чаще принимать участие в жизни родильного отделения. Оказалось, что упрощение и отмена бесполезных процедур - принципы, на которых я строил свою работу как хирург, - могут применяться и в акушерстве. Опыт практической работы уже привел меня к мысли о том, что время и терпение - лучшие партнеры и что активное вмешательство должно быть щадящим и применяться только в особых случаях. Я убедился, что в акушерстве, как и в общей хирургии, сведенное до минимума вмешательство чревато меньшими опасностями и имеет меньше негативных последствий. Удивительно, но благодаря недостатку теоретического образования в области акушерства, я оказался более способным к учебе на практике. Я задавал вопросы о самых традиционных акушерских приемах. Я спрашивал у акушерок: "Зачем вы прокалываете околоплодный пузырь? Почему вы перерезаете пуповину сразу после рождения ребенка?". Часто они отвечали: "Потому что нас так учили".

Но по мере того как мы исследовали причины определенных манипуляций, стали происходить еле заметные изменения. Мы стали меньше держаться за догмы и начали экспериментировать. Однажды акушерка искупала новорожденного, чтобы успокоить его, хотя ему было всего два дня от роду. С того самого дня мы перестали придерживаться общепринятого во Франции и в Америке "правила", что ребенка нельзя купать до тех пор, пока не заживет пупок и не отпадет болячка. В другой раз ребенок взял сосок матери и, ко всеобщему удивлению, стал сосать через несколько секунд после родов, прямо в родильной комнате. Я задумался: почему такое чудесное радостное событие случается так редко? Ответ, конечно, был прост: в больнице принято забирать ребенка от матери сразу после рождения, чтобы измерить его рост, взвесить и устроить ему общий медицинский осмотр. Вновь и вновь подобные случаи заставляли нас усомниться в нормах традиционного акушерства. Мы не знали, куда мы идем, но мы шли своим собственным путем.

Постепенно, по мере того как менялась наша практика, изменялась и наша концепция родов. До переезда в Питивьер я немного знал о жизни, общаясь в основном с врачами и пациентами. Я смотрел на людей исключительно с медицинской точки зрения; я придерживался общепринятого мнения, что роды - это "медицинская проблема", для решения которой требуются технические "меры". Я с детства привык к тому, что врачи называют беременных женщин "пациентами". Не так давно я читал лекцию в одном из германских университетов, и переводил ее акушер. Как только я говорил "беременная женщина" или "роженица", он переводил эти слова как "пациентка" и не мог понять, почему студенты так горячо протестуют. Очевидно, такое восприятие свойственно не только акушерам. В медицинских статьях часто можно встретить термины "методы" и "материал", при этом термин "материал" употребляется применительно к людям. Во всех областях медицины подобная ментальность ведет к тому, что на лекарства, электронные наблюдения и хирургическое вмешательство полагаются в очень большой степени. В Питивьере, узнав своих "пациентов" как личностей, а не просто как истории болезней, я должен был пересмотреть свои взгляды.

Несмотря на то, что я работал хирургом, женщины часто разговаривали со мной на самые разные темы, в том числе о замужестве и проблемах контрацепции. В группе по планированию семьи, к которой я присоединился в познавательных целях, обсуждения выходили далеко за рамки медицинских тем, за рамки проблем деторождения и контрацепции; здесь обсуждались также проблемы сексуальности, личных чувств, социальных ожиданий. Люди говорили, почему они хотят или не хотят иметь детей; женщины рассказывали, как они рожали, как кормили детей грудью; здесь говорили о тонкой связи между плодородием и самовосприятием у мужчин и женщин. Я убедился в том, что роды - далеко не "медицинская проблема", это неотъемлемая часть сексуальной и эмоциональной жизни людей.

В нашем отделении я становился свидетелем верности этого утверждения ежедневно. Для мужчины и женщины рождение ребенка было сильнейшим впечатлением интимной жизни, захватывающим все их существо событием. Как врач я был далеко не центральным действующим лицом этой драмы; время о

knigogid.ru

Книги Мишеля Одена

Мишель Оден организовал в родильном отделении своей больницы в Питивьере, недалеко от Парижа атмосферу для родов, близкую, по его мнению, к естественной. Женщины могут рожать так как им захочется, в любой позе, в воду, или любым другим образом. Врачи и акушерки только следят за процессом и стараются вмешиваться только в случае необходимости.

Эта книга — маленькое чудо, которое изменит не только наше мышление в области деторождения, но и наши действия.

Цитата: «Я впервые заинтересовался акушерством, и не потому, что они говорили или делали что-то необыкновенное; меня поразило то, что пятнадцать лет, которые разделяли годы учебы Жизель и Габриель, сделали практику этих двух акушерок совершенно различной. Например, Жизель, которая была старше, обычно терпеливо ждала, когда появится ребенок. Под конец родов она просто говорила: «Не сдерживайся, расслабься, отпусти себя…». Габриель, наоборот, горела желаниемготовить женщину к родам с самого начала беременности, помогать ей контролировать дыхание во время схваток. На второй стадии родов Габриель обычно командовала: «Вдохни, выдохни.., следи за дыханием.., тужься…». Эта разница заставила меня взглянуть на акушерство по-новому. Я начал понимать, что акушерство — нечто большее, чем механические приемы. И мне становилось все более ясно, насколько ход родов зависит от личности и убеждений того, кто эти роды принимает. Женщин привлекала молодая и энергичная Габриель, они проявляли к ней больше интереса, но, казалось, роды были более легкими, когда их принимала Жизель».

 

Научное познание любви (The Scientification of Love, 1999)

В книге «Изучение любви» Мишель Оден задается вопросом: А что влияет на человеческую способность любить? Почему некоторые любят легко, для них это также естественно, как дышать, а некоторым это дается трудно и тяжело.

Автор видит ответ в том, как происходили роды и первые часы после родов. Именно они, по его мнению, накладывают глобальный отпечаток на способность человека любить.

Цитата: «Cоединив самые большие осколки разбитого зеркала, мы убедились в том, что зарождение в человеке способности любить тесно связано с событиями первых дней его жизни, поэтому околородовой период является в этом отношении критическим. Это достаточно серьезные причины для того, чтобы выяснить наше понимание родового процесса».

 

Кесарево сечение: безопасный выход или угроза будущему? (The Caesarean, 2004)

 

Мишель Оден предлагает посмотреть на процесс родов с точки зрения физиологии, вернуться к «акушерству в исполнении акушерок» и дать возможность женщинам рожать естественным, физиологичным путем.

 

Цитата: ««Безопасность» кесарева сечения в наши дни снижает и без того слабый интерес к физиологии родов. «Индустриализация родов» в «эру электроники» практически искореняет такую нужную, самобытную и интересную профессию, как акушерка; в наши дни исчезает «акушерство в исполнении акушерок». И в тех странах, где врачей акушеров-гинекологов больше, чем акушерок, велика доля кесаревых сечений в общем числе родов. Растущее число кесаревых сечений у первородящих женщин создает серьезную проблему ведения беременности и родов у повторнородящих».

 

Роды и эволюция Homo Sapiens (2014)

Те, кто хотят научиться «делать» роды легкими, причем без действий, без слов и без рук, могут получить всю необходимую для этого базу, внимательно читая и перечитывая книги Мишеля Одена. Автору на практике удалось, резко ограничив вмешательства, значительно снизить количество осложнений в родах и после них. Среди его последователей все больше доул, акушерок, врачей, все больше молодежи. Читателю предстоят две задачи: легкая – прочитать эту небольшую книжку, трудная – «по размышленьи зрелом» начать применять на практике простые и мудрые принципы, изложенные в ней. Те, кто «работают по Одену», не перестают удивляться, насколько он прав.

Цитата: «Задумываемся ли мы, врачи и акушерки, что «рука, качающая колыбель, правит миром»? Какой мир создаем мы, не ведая, что творим? Сегодня у нас невиданные возможности для управления естественными функциями организма вплоть до их «протезирования». Вызвать роды, замедлить их или ускорить, обезболить, в несколько минут извлечь ребенка, минуя «узкий путь» – все это повседневная практика обычного акушера-гинеколога. Нет ли подвоха в этом технологическом всемогуществе? Не подобны ли мы «волшебнику-недоучке», который заигрался в отсутствие Учителя? Сегодня научной базы достаточно, чтобы судить о том, как может измениться биология и социология человека, если большинство из нас будет испытывать такое количество медицинских вмешательств при беременности, рождении и в ранний послеродовой период. Под угрозой сама эволюция Homo sapiens. В каком обществе мы вскоре будем жить?»

 

xn--80aa8abhx0f.xn--p1ai

Биография | Мишель Оден

Dr. Michel Robert Fortuné Odent

Родился в 1930 г. во Франции.

Медицинское образование получил в Париже, по первоначальной специализации хирург.

С 1956 по 1962 гг. практиковал как хирург общего профиля, в чью компетенцию тогда входили и акушерские операции. (В журнале Lancet назван одним из последних настоящих хирургов общего профиля1)

В 1958–59 гг. во время войны в Алжире служил военным хирургом во французской армии, оказывая помощь и солдатам, и гражданскому населению в неотложных случаях, в том числе связанных с родами.

В 1962–1985 был штатным хирургом и акушером-гинекологом многопрофильного государственного госпиталя г. Питивье (Франция). Этот период своей жизни он описал в книге «Возрожденные роды» (1984), которая переведена на 13 языков и переиздается до сих пор. Работая вместе с шестью акушерками и принимая около тысячи родов в год, он добился отличной статистики с низким процентом медицинских вмешательств. Его подход был освещен в известных медицинских изданиях (таких, как Lancet) и в телевизионных документальных фильмах (Birth Reborn, BBC). Он ввел в практику дородовой подготовки вечера хорового пения в родильном отделении, где женщинам предстояло рожать. Подход, который сосредоточен на потребностях женщины и опирается прежде всего на ее ресурсы, а не на лекарства и медицинские процедуры, сегодня стал одним из общепринятых в современном мировом клиническом акушерстве.

В 1970-х гг. ввел в акушерский обиход бассейны для обезболивания в родах и комнаты с домашней обстановкой (так как физиология родов требует покоя и уединения2).

Основатель Научно-исследовательского центра первичного здоровья (Primal Health Research Centre, 1987, Лондон, Великобритания). В Базу данных исследований первичного здоровья (www.primalhealthresearch.com) включаются эпидемиологические работы, где изучается связь между тем, что происходит в первичный период жизни (от зачатия до момента, когда ребенку исполняется год), и здоровьем в дальнейшей жизни.

Автор первых статей об инициации грудного вскармливания в первый час после рождения3,4, первой статьи об использовании бассейнов в родах5, первой статьи о «теории воротного контроля боли» применительно к акушерству6.

В своей книге «Первичное здоровье» (1986) привел свидетельства того, что гомеостаз формируется в первичный период: это фаза, когда базовые адаптивные системы организма проходят тонкую настройку, устанавливаются «заданные уровни» для их работы. В настоящее время Оден рассматривает, каким путем может пойти эволюция человека под влиянием современных способов, с помощью которых рождаются дети7,8.

В своих работах неизменно обращается к тому что снижение активности коры головного мозга (неокортикальное торможение) – ключ к тому, чтобы заново открыть основные потребности женщины в родах и создать условия для истинного «рефлекса изгнания плода»9. Иными, словами, помочь физиологическому процессу (роды) нельзя, но можно устранить помехи

В начале ХХI в.  разработал программу подготовки к зачатию («аккордеон-метод»), которая помогает свести к минимуму содержание жирорастворимых токсинов в организме женщины к моменту зачатия, во время беременности и кормления грудью.

В 2010 и 2012 гг.  провел крупные всемирные форумы – конференции «Роды и исследование первичного здоровья» (см. www.wombecology.com). Первая, Средне-Атлантическая, состоялась весной 2010 года в г. Лас-Пальмас (Гран-Канария, 1251 делегат, представители 41 профессии из 35 стран). Вторая, Средне-Тихоокеанская конференция, прошла осенью 2012 г. в Гонолулу.

Автор 17 книг, опубликованных на более чем 20 языках мира. На русский язык переведено пять книг («Возрожденные роды», «Кесарево сечение», «Научное познание любви», «Роды и эволюция Homo sapiens», «Рождение Homo, морского примата»), на украинский – две («Вiдродженi пологи», «Кесарiв розтин»).

Имеет статус приглашенного профессора в трех университетах: Лионском, Франция (курс «Эволюционная биология и медицина» http://bem-univ.fr/426/biologie-de-l-evolution-et-medecine.html), Консепсьон, Чили (курс «Первичное здоровье»), Одесском национальном медицинском университете, Украина (odmu.edu.ua). Номинирован как Doctor Honoris Causa Университетом Бразилии.

Ежегодно выступает на академических конференциях, в том числе на Международных конгрессах по акушерству и гинекологии (International Congress of Obstetrics and Gynaecology (ICOG).

Автор/соавтор более 100 научных работ (https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/?term=ODENT+M).

Соавтор немецкого научно-методического руководства «Кесарево сечение» под редакцией проф. М. Старка («Der Kaiserschnitt»10).

Научный обозреватель в журналах British Journal of Obstetrics and Gynaecology и Breastfeeding Medicine.

 

  1. Lifeline. About Michel Odent. Lancet 1999;353:764
  2. Gillett J. Childbirth in Pithiviers, France. Lancet, October 27, 1979:894-896.
  3. Odent M. The early expression of the rooting reflex. Proceedings of the 5th International Congress of Psychosomatic Obstetrics and Gynaecology, Rome 1977. London: Academic Press, 1977: 1117-19.
  4. Odent M. L’expression précoce du réflexe de fouissement. In : Les cahiers du nouveau-né 1978 ; 1-2 : 169-185
  5. Odent M. Birth under water. Lancet 1983: pp1476-77.
  6. Odent M. La reflexotherapie lombaire. Efficacité dans le traitement de la colique néphrétique et en analgésie obstétricale. La Nouvelle Presse Medicale 1975 ; 4 (3) :188
  7. Odent M. Childbirth and the Future of Homo sapiens. Pinter & Martin. London 2013.
  8. Odent M. What about the future of Homo sapiens? Human Evolution 2013 (in Press).
  9. Odent M. The fetus ejection reflex. Birth 1987;14(2):104-105.
  10. http://www.sciencedirect.com/science/book/9783437243103

 

 

michel-odent.ru

Мишель Оден «Научное познание любви»

4 Апр0752

Татьяна Арбузова, доула, консультант по грудному вскармливанию, книжный обозреватель Сознательно.ру: Каждая книга Одена – кладезь современной и проверенной информации о родах и об окружающих этот важный процесс вещах. Книга «Научное познание любви» полностью посвящена окситоцину – гормону любви и привязанности, без которого невозможно представить нашу жизнь: новая жизнь зарождается благодаря окситоцину, ведь оргазм — это тоже окситоцин. Человек рождается благодаря окситоцину, который позволяет телу матери раскрыться и выпустить малыша. Ребенок питается молоком матери благодаря окситоцину, который позволяет молоку вытекать из груди. Окситоцин стоит у истоков и сопровождает нас в течение всей жизни.

Но в последние десятилетия процесс родов изменился практически до неузнаваемости. Огромное количество женщин всего мира, рожая, получают искусственный окситоцин. Их тела перестают работать так, как было заложено Природой. Как это может повлиять на их дальнейшую судьбу и судьбу их детей?

Вот уже многие годы Мишель Оден возглавляет Институт первичного здоровья, в котором собираются и анализируются все исследования, связанные с беременностью, родами и первыми годами жизни человека. Благодаря гению Одена эта титаническая работа позволяет увидеть и понять, куда могут привести эти изменения, и что мы можем сделать, чтобы сберечь и реализовать данные нам от Природы возможности.

Сама формулировка «научное познание любви» на первый взгляд кажется оксюмороном. Разве можно совместить науку и любовь? Но технологии XXI века открыли перед нами удивительные возможности. Книга Сью Герхардт «Как любовь формирует мозг ребенка» практически наглядно демонстрирует то, как стиль ухода и воспитания может влиять на физическое и психоэмоциональное развитие малыша. Книга Мишеля Одена в чем-то перекликается с книгой Герхардт: обе они описывают влияние раннего периода на дальнейшую жизнь человека, и это влияние основывается на гормональном фоне: окситоцин, кортизол, адреналин. Перечитывая книгу перед тем, как написать о ней, я отметила, что в тексте много философских размышлений автора. Он приводит данные научных исследований и, казалось бы, на протяжении всей книги дает множество ответов, а на самом деле – задает еще больше вопросов! Это удивительная способность Одена: он всегда в поиске ответов!

Читательницам, ожидающим малыша прямо сейчас, наверняка будет важно прочитать главу о самых распространенных трудностях, с которыми сталкиваются многие будущие мамы: анемия, гестационный диабет, гестоз. Мишель делится с нами научными данными, помогающими лучше понять причины этих состояний и пути решения. Себя в этой главе он называет «адвокат младенца». В общем, «Научное познание любви» будет интересно как будущим родителям, так и всем, кому хочется больше узнать об окситоцине, его влиянии на существование человечества и перспективах нашего рода, напрямую зависящих от способности любить.

soznatelno.ru