Morrowind Книга:Арктурианская Ересь. Книги морровинда


Morrowind Книга:Продвижение Истины — Tiarum

ПРОДВИЖЕНИЕ ИСТИНЫ

составлено Жрецами - Отступниками

[памфлет Жрецов-Отступников]

ВЫДЕРЖКИ: содержат положения доктрины Храма, оспариваемые жрецами - отступниками:

1. Божественная природа Трибунала

Храмовая доктрина утверждает, что они достигли своего апофеоза чудесным образом посредствам подвигов, добродетели, знания, испытания и борьбы со Злом; Храмовая доктрина утверждает, будто их божественная сила и бессмертие безусловно являются наследием Данмерских предков [включая, в числе прочих, Благих Даэдра, пророка Велота и Святого Неревара]. Жрецы-Отступники спрашивают, а не могут ли мощь Дагот Ура и власть Трибунала в конечном счете восходить к единому источнику - Красной Горе. Сведения в Апографе позволяют предположить, что Трибунал использовал для достижения своей божественности порочно зачарованные инструменты, каковые нечестивые средства изначально были созданы богохульным Двемерским чародеем Кагренаком с целью сотворить Нумидий Ложной Креатуры.

2. Непорочность Трибунала

Жрецы-Отступники утверждают, что Храм всегда имел как публичное лицо [представлено Хейрографой -- "жреческие писания"] так и тайное лицо [представлено Апрографой -- "тайные писания"]. Публичное освещение изображает деяния Трибунала в героических тонах, в то время как скрытые писания разоблачают тайны, ложь, необоснованность, соперничество и всевозможные толкования, намекающие на более темные и менее героические мотивы и действия Трибунов. В частности, противоречивые концепции битвы при Красной Горе ставят под сомнение руководящую роль Трибунала, а также в отношении источников его последовавшего подъема. Помимо этого, есть достоверные свидетельства того, что Трибунал утаивает истинную природу угрозы, представляемой Дагот Уром при Красной Горе, вводя народ в заблуждение в отношении способности Трибунала защитить Морроувинд от Дагот Ура, а также скрывает недавнее существенное снижение своего магического могущества.

3. Храмовые трактовки Битвы при Красной Горе

Эшлендкая традиция вообще не отводит Трибуналу места на Красной Горе, утверждая, что Двемеры скорее сами себя уничтожили, а не Неревар. Далее Эшлендкая концепция заявляет, что Неревар оставил Дагот Ура хранить нечестивые тайны Красной Горы, а сам отправился на переговоры с Великим Советом [т.е. Трибуналом], и что Неревар скончался на этих переговорах [по мнению эшлендеров, отнюдь не от ран, а в силу предательства], а затем уже Трибунал имел противостояние с мятежным Дагот Уром внутри Красной Горы и загнал его вглубь, когда он не подчинился их воле.

4. Культ Даэдра, Святых и Предков

Подвергая сомнению божественность Трибунала, Отступники не возражают против его святости и героизма. По сути, Жрецы-Отступники выступают за восстановление многих элементов Фундаменталистского Почитания Предков в том виде, в каком оно практиковалось эшлендерами и Святым Велотом. Как именно это должно выглядеть, по-прежнему является дискуссионным вопросом в кругах Жрецов-Отступников.

5. Отрицание пророчеств Воплощенного и гонения на Нереварианцев

Хотя среди Отступников не существует единодушия в отношении подлинности Нереварианских пророчеств, все они сходятся во мнении, что гонения на Нереварианцев несправедливы и обусловлены политическими соображениями. Жрецы-Отступники не отрицают мистицизма, откровения или пророчества как часть религиозной практики. Отступники не разрешили вопрос истинных или ложных озарений. Они изучали мистицизм Эшлендких Культов Предков, в особенности обряды эшлендских прорицателей и ведуний, а также пророчества Воплощенного. Многие Жрецы-Отступники пришли к убеждению, что Нереварианские пророчества подлинны, и провели системное иссл

tiarum.com

Morrowind Книга:Человек с топором — Tiarum

Из всех членов Мораг Тонга, которых я встречал, никто не поразил меня больше, чем Минас Торик. Спокойный, скрытный человек, который никогда не пил, никогда не ходил в бордель и никогда не сквернословил. Он был известен тем, что заставлял людей исчезать. Братство выбирало жертву, указывали на нее Торику, а потом человек просто исчезал. Однажды я спросил у него, каким оружием он пользовался и был очень удивлен его ответом.

"Я использую только топоры," сказал он тихо и спокойно, как всегда.

Меня так напугала и заинтриговала мысль о том, что этот скромный человек может использовать такое жестокое оружие, что я продолжил расспросы. Обычно наемные убийцы отказываются отвечать на какие-либо вопросы, но Торик не возражал. Хотя он был настолько застенчив, что мне понадобилось достаточно много времени, чтобы узнать все, что я хотел о нем узнать.

Торик осиротел в раннем детстве. Он жил с дядей на плантации риса в Шигораде, на севере Вварденфелла. Дядя хотел сделать его своим компаньоном, когда тот подрастет. А пока мальчик помогал ему по дому.

Это было непросто, так как старик был очень требователен. Мальчик должен был натирать все полы в доме. Если дяде казалось, что полы недостаточно чистые, он бил Торика, а потом заставлял начинать все сначала.

Вторая обязанность мальчика состояла в том, чтобы звонить в колокол и звать в дом работников. Он делал это минимум четыре раза в день - на завтрак, обед и ужин, а также если дяде требовалось сообщить работникам что-то важное - а требовалось это постоянно. Колокол был огромным и язык был невероятно тяжел. Торику приходилось всем телом наваливаться на цепь от языка, но иногда у мальчишки просто не хватало сил, чтобы колокол звонил достаточно громко. Дядя и тогда его бил.

Третья обязанность Торика была вытирать пыль с книжных полок в огромной библиотеке дяди. Это делалось тяжелой щеткой на длинной палке. Мальчик часто не доставал до верхних полок и был только один способ орудовать там щеткой - вертеть ее, уперев конец палки в плечо. А дядя жестоко наказывал его, если на книгах оставалась пыль.

Через несколько лет Минас Торик превратился в юношу, но его обязанности по дому не изменились. Его дядя пообещал взять его в дело, когда тот как следует освоит работу слуги. Торик понятия не имел, насколько беден был его дядя, и какие огромные долги висели на нем уже долгие годы.

Когда Торику было восемнадцать, дядя однажды позвал его в подвал. Он решил, что полы там были плохо начищены, и очень испугался, что его опять накажут. Однако, спустившись, он увидел, что дядя упаковывает вещи в ящики.

"Я покидаю Морроувинд," объяснил он. "Дела идут плохо, я решил испытать удачу в Скайриме. Там можно неплохо заработать, продавая подделки Нордлингам и Киродиильцам. Я бы взял тебя с собой, но там не нужно будет ни мыть полы, ни вытирать пыль, ни звонить в колокол."

"Но дядя," сказал Торик. "Я не понимаю. Я ничего не знаю о том, как вести здесь дела. Что я буду делать один?"

"Уверен, ты найдешь работу," пожал плечами дядя. "Я научил тебя всему, чему мог."

Торик никогда раньше не спорил с дядей. Он не чувствовал злости, просто его сердце сковал ледяной холод. Среди вещей дяди был старый железный топор, якобы сделанный Двемерами. Он взял его в руки и удивился, что топор оказался совсем не тяжелым. Более того, его очень удобно было держать. Он поднял топорна вытянутой руке, как не раз это делал со щеткой. И ударил по правой руке дяди.

Старик закричал от ярости и боли, но Торик больше не чувствовал страха. Он снова замахнулся и нанес еще один удар. Старик упал на пол, и кровь хлынула из открытой раны на его груди.

Торик поднял топор над головой. Это также была естественная для него поза. Так он звонил в колокол. Он махал руками снова и снова, словно созывая рабочих с поля. Но труп на полу не издавал ни звука, и с поля никто не пришел. Его дядя всех отпустил домой часом раньше.

Некоторое время спустя от его дяди ничего не осталось, кроме обрывков плоти и лужи крови. Мыть полы Торику было не привыкать. Кровь отмывалась гораздо лучше, чем мука и грязь.

Все знали, что дядя Торика уезжает из Морроувинда, поэтому его исчезновение не вызвало никаких подозрений. Дом и все вещи были проданы в счет долгов, но топор Торик оставил у себя. Оказалось, дядя действительно научил Торика, как зарабатывать деньги.

tiarum.com

Morrowind Книга:Арьергард — Tiarum

Aerin, mentioned in this book, is the Master Trainer for Light Armor, and can be found in Маар Ган.

Замок выстоит. И войска тут не причем, стены Каскабель Холла никогда не падут, но это не особо утешало Менегура. Он был голоден. Если честно, он никогда не был настолько голодным. Колодец в атриуме замка снабжал его водой, которой хватило бы, чтобы продержаться до Четвертой Эры, но желудок каждую минуту напоминал Менегуру, что ему необходима пища.

Телега с провизией оказалась просто издевательством. Когда его армия, войска Короля Солитюда, покидали Каскабель Холл, а он остался на стенах в качестве арьергарда, чтобы прикрыть их отступление, они оставили одну повозку с припасами, которая должна была снабжать его едой последующие несколько месяцев. Только на следующую ночь после их отступления он обнаружил, что в повозке нет ничего съедобного. Все сундуки были забиты броней, которая досталась армии после вторжения в Морроувинд. Очевидно, его Северные союзники решили, что этот материал идеально подходит для приготовления заливного. Если бы в Данмере узнали об этом, они бы до сих пор смеялись, ведь именно их караваны и ограбила его армия.

Менегур подумал, что его родственница и по совместительству наемница Аерин тоже сочла бы эту ситуацию весьма забавной. Она с большим пафосом говорила о коже нетчей, поскольку считалась экспертом по легкой броне, и очень часто упоминала о том, что эту кожу нельзя съесть в случае голода, в отличие от всех остальных. Жаль, что ее нет здесь, и она не может оценить всю иронию ситуации, с ненавистью подумал Менегур. Она вернулась в Морроувинд еще до отступления королевской армии, предпочтя судьбу разыскиваемого дезертира свободному существованию в холоде Скайрима.

Все сорняки во дворе замка были подъедены уже на шестнадцатый день пребывания арьергарда в лице Менегура в Каскабель Холле. Весь замок был тщательно прочесан: сгнившие клубни в компостной яме, как и пыльный букет в опочивальне графини были съедены, почти каждая крыса и каждое насекомое было выслежено и сожрано, не считая самых хитрых, которые забились в замковые стены. Палаты смотрителей замка, в которых было под завязку мерзких несъедобных книг по юриспруденции, принесли урожай в виде несколько хлебных корочек. Менегур даже соскабливал мох с камней. Но факт оставался фактом: он умрет от голода раньше, чем его армия вернется, чтобы уничтожить войска противника, которые окружили крепость.

"Самое ужасное, - сказал Менегур, который начал говорить с собой уже на второй день пребывания в одиночестве - Это близость пищи, и ее полнейшая при этом недосягаемость."

Огромная яблоневая роща простиралась акр за акром около стен замка. Спелые плоды поблескивали на солнце, а жестокий ветер доносил сладкие запахи до Каскабеля, видимо, специально, чтобы помучить его.

Как и большинство Босмеров, Менегур был лучником. Он был мастером поединков на больших расстояниях, но в ближнем бою, если бы вдруг он все же решился покинуть замок и появиться на территории вражеского лагеря в роще, ему долго не продержаться, это он знал точно. В то же время, он знал, что попытается это сделать, но каждый раз откладывал день. И теперь, кажется, откладывать было уже некуда.

Менегур в первый раз одел броню из шкуры нетча, ощущая телом рыхлую, почти бархатную текстуру кожи. Он также чувствовал едва заметную пульсацию, которую он счел остаточным эффектом ядовитой плоти нетча, и она все еще кололась через месяцы после смерти самого существа. От этого он почему-то почувствовал себя полным энергии. Эрин очень точно описала ощущения, а еще она объяснила ему, как защитить себя, в то время, когда на тебе броня из кожи нетча.

Под покровом ночи Менегур выбрался из задних ворот замка, заперев их за собой огромным ключом. Он пробирался в рощу, пытаясь производить как можно меньше шума, но проходящий патруль, проходя мимо, все же заметил его. Оставаясь совершенно спокойным, Менегур сделал так, как учила его Эрин, начав двигаться только после того, как его атаковали. Клинок патрульного скользнул по броне и ушел влево, в результате чего молодой человек потерял равновесие. В этом и был весь трюк, насколько он понял: тебе надо приготовиться к тому, что тебя ударят, и начать двигаться одновременно с ударом, позволяя мембранной броне отвести удар.

Используй инерцию врага против него, как говорила Эрин.

В роще произошло еще несколько схваток, но каждый удар топора или меча уходил в сторону. Набрав полные пригоршни яблок, Менегур побежал обратно к замку. Он запер за собой задние ворота и приступил к оргии поедания яблок.

Неделю за неделей Босмер устраивал вылазки за едой. Стражи пытались предугадать время его появления, но его расписание было нерегулярным, и он всегда помнил, что если его атакуют, надо дождаться удара, принять его и потом повернуться. Таким образом он существовал и нес свою одинокую вахту в Каскабель Холле.

Четыре месяца спустя, когда он готовился к очередному походу за яблоками, Менегур услышал громкий стук в главные ворота. Наблюдая за группой с безопасного расстояния, он заметил щиты Короля Солитюда, его союзника, Графа Каскабеля, и их врага, Короля Фарруна. Судя по всему, перемирие было подписано - можно было расслабиться.

Менегур открыл ворота, и объединенная армия наводнила двор. Многие рыцари Фарруна хотели пожать руку человеку, которого они назвали Тенью Дерева, выразить свое восхищение его навыками обороны и извиниться за свои попытки убить его. Ничего личного, просто ребята выполняли свою работу.

"Кажется, в роще не осталось ни одного яблока." сказал Король Солитюда.

"Ну, я начал с краю и начал двигаться вглубь рощи," объяснил Менегур. "Еще я приносил фрукты, чтобы выманивать крыс из стен и есть хоть какое-то мясо."

"Мы провели последние несколько месяцев, работая над условиями перемирия," сказал Король. "Очень утомительное занятие. В любом случае, Граф получает обратно свой замок, но есть одна маленькая деталь, с которой хотелось бы разобраться. Ты наемник, стало быть, сам отвечаешь за свое содержание. Если бы ты был моим солдатом, все могло бы быть по-другому, но есть некие старые правила, которые нужно соблюдать."

Менегур ждал удара.

"Проблема в том," продолжил Король. "что ты присвоил себе большую часть урожая Графа во время своего пребывания здесь. При любом раскладе, если подсчитать, получается, что ты съел яблок на сумму, явно превышающую твою зарплату наемника. Понятно, что мне бы очень не хотелось штрафовать тебя, учитывая, что ты в одиночку защищал замок в столь неприятных условиях, но согласись, очень важно соблюдать старые законы, так ведь?"

"Конечно," ответил Менегур, принимая удар.

"Я рад это слышать," сказал Король. "По нашим подсчетам ты должен Графу Каскабеля тридцать семь Имперских золотых."

"Которые я с большим удовольствием заплачу себе после осеннего сбора урожая," сказал Менегур. "Там осталось гораздо больше яблок, чем вы думаете."

Король Солитюда, Король Фарруна и Граф Каскабеля уставились на Босмера.

"Вы же решили действовать в соответствии со старыми сводами законов, а у меня было время, чтобы прочесть огромное количество книг, пока вы заключали свое перемирие. В 246-м году 3-й Эпохи, во время правления Уриэля IV, Имперский Совет, пытаясь прояснить некоторые аспекты прав на собственность в Скайриме в те смутные дни, постановил, что человек, мирно контролирующий замок на протяжении более трех месяцев, получает все права и титулы владельца этого замка. Это очень хороший закон, который должен был обескуражить отсутствующих и иностранных землевладельцев". Менегур улыбнулся, испытывая уже знакомые ощущения, когда удар отражается от брони. "По закону теперь я являюсь Графом Каскабеля."

Сын Менегура все еще носит титул Графа Каскабеля. И выращивает самые вкусные яблоки во всей Империи.

tiarum.com

Morrowind Книга:Биография Барензии — Tiarum

Материал из Tiarum

  • Издание включено в основную игру TES III Morrowind.
  • Тексты книг на английском языке экспортированы из официального английского издания TES III: Morrowind GotY с помощью редактора TES III Construction Set.'
  • Данная книга существует также в игре Oblivion. Смотрите Oblivion: Биография Барензии
  • В навигационной панели использован портрет Королевы Барензии (фан-арт) от автора Ayleid.

Кратко о Барензии

  • Автором данного трехтомника является имперский писец Стерн Гамбодж (Stern Gamboge), повествующий нам о биографии королевы Барензии и ее сложной судьбе.
  • Барензия - примечательный персонаж игр The Elder Scrolls, прямо или косвенно участвующая практически во всех играх серии. О превратностях судьбы Барензии - королевы-матери Морровинда, повествуется в двух игровых книгах - "Биография королевы Барензии" (которой посвящена данная статья) и "Подлинная Барензия".
  • В данной книге излагается "причесанная" и "приглаженная" официальная версия жизни королевы, в то время как вторая, написанная живым человеческим языком, повествует нам о Барензии как об умной и решительной женщине, весьма ловкой в политических играх и сладострастной особе, настолько, что некоторые эпизоды, описываемые в книге, были вырезаны по настоянию храма. Автором является Имперский писарь Плитиниус Меро (Plitinius Mero), близкий друг Барензии, персонаж аддона Tribunal к игре Morrowind.

tiarum.com

Morrowind Книга:2920, Месяц Заката — Tiarum

2 Месяц Заката, 2920 Тель-Арун, Морроувинд

"К тебе посетитель, Мать Ночи," сказал стражник. "Соплеменник Котринги, с верительными грамотами, удостоверяющими его как Лорда Зуука из Чернотопья, части Имперского Гарнизона Гидеона."

"Почему ты посчитал, что он представляет хоть малейший интерес для меня?" спросила Мать Ночи приторно-ядовитым голосом.

"Он принес письмо от покойной Императрицы Киродиильской Империи."

"У нас и в самом деле занятой день," улыбнулась она, восторженно хлопая в ладоши. "Пригласи его."

Зуук вошел в палату. Металлическая кожа его лица и рук отражала огонь из камина и мерцание молний за окном. Мать Ночи заметила, что могла видеть себя так, как видел ее он: спокойную, прекрасную, устрашающую. Он без слов передал ей письмо от Императрицы. Она читала его, потягивая вино.

"Герцог Морроувинда также предложил мне изрядную сумму, чтобы Императора убили в этом году," сказала она, складывая письмо. "Корабль с платой затонул, я ее не получила. Это было очень некстати, ибо к тому времени один из моих людей уже проник во дворец. Как я могу быть уверена, что это более-чем-щедрое вознаграждение от покойницы я все же получу?"

"Я принес его с собой," просто сказал Зуук. "Оно в повозке снаружи."

"Тогда внесите его, и наша сделка заключена," улыбнулась Мать Ночи. "К концу года Император будет мертв. Вы можете оставить золото с Апаладитом. Не хотите ли немного вина?"

Зуук отклонил предложение и вышел. В то же мгновенье из-за темного гобелена бесшумно выскользнул Мирамор. Мать Ночи предложила ему бокал вина, и он принял его.

"Я знаю этого Зуука," осторожно проговорил Мирамор. "Правда, я не подозревал, что он работает на старую Императрицу."

"Давай еще поговорим о тебе, если ты не против," предложила она, зная, что возражений не будет.

"Позволь мне доказать мою ценность," сказал Мирамор. "Позволь, я убью Императора. Я уже убил его сына, и ты уже могла убедиться насколько хорошо я скрываюсь. Гобелен даже не колыхнулся."

Мать Ночи улыбнулась. Все устраивалось весьма хорошо.

"Если ты умеешь обращаться с кинжалом, ты найдешь его в Бодруме," сказала она и описала ему что он должен будет сделать.

3 Месяц Заката, 2920 Морнхолд, Морроувинд

Герцог смотрел в окно. Было раннее утро, и уже четвертый день над городом нависал красный туман, поблескивавший молниями. Странный ветер гулял по городу, срывал флаги с зубцов замка, заставляя всех жителей плотнее закрывать ставни. Нечто ужасное надвигалось на его земли. Он не блистал превосходным образованием, но признаки знал. Как и его поданные.

"Когда мой посланник достигнет Троих?" прорычал он, поворачиваясь к своему кастеляну.

"Вивек далеко на севере, оговаривает соглашение с Императором," тот отвечал ему, дрожа от страха. "Альмалексия и Сота Сил в Некроме. Возможно, с ними можно будет встретиться через несколько дней."

Герцог кивнул. Он знал, что его посланники быстры, но им не уступали те, кто был из Забвения.

6 Месяц Заката, 2920 Бодрум, Морроувинд

Свет факелов в непрекращающемся снегопаде придавал этому месту нечто неземное. Солдаты из обоих лагерей собирались вокруг огромных костров: зима сблизила врагов. Хотя только некоторые из Данмеров могли говорить на Киродиильском, они нашли общий язык, ища тепла. Когда хорошенькая девушка Редгардов появилась среди них, чтобы согреться, прежде чем возвратиться в шатер переговоров, многие солдаты из разных армий одобрительно подняли глаза.

Император Риман III хотел уйти с переговоров еще до того, как они начались. В прошлом месяце он полагал, что встреча на месте его поражения армией Вивека будет добрым знаком, но это место навеяло больше горьких воспоминаний, чем он ожидал. Несмотря на возражения Потентата Версидью-Шайе о том, что камни у реки всегда были красными, он мог поклясться, что видел кровь своих солдат.

"Мы знаем все подробности соглашения," сказал он, принимая бокал горячего юэлля из рук Корды, своей возлюбленной. "Но здесь не место для его подписания. Мы должны сделать это в Имперском Дворце, со всей помпезностью и роскошью, как того требует такое историческое событие. Вы должны взять с собой и Альмалексию. И того волшебника."

"Сота Сил," прошептал Потентат.

"Когда?" спросил Вивек терпеливо.

"Ровно через месяц," сказал Император, широко улыбаясь и неуклюже вставая на ноги. "Мы устроим грандиозный праздничный бал. А теперь я должен погулять. Мои ноги совсем свело от такой погоды. Корда, дорогая, походишь со мной?"

"Конечно, ваше Имперское Величество, сказала она, поддерживая его на пути к выходу из шатра.

"Ваше Имперское Величество, хотите, я тоже пойду с вами?" спросил Версидью-Шайе.

"Или я?" спросил Король Дро"Зел из Сенчала, новый советник.

"Этого не нужно, я недолго." Ответил Риман.

Мирамор затаился в тех же тростниках, где он скрывался уже почти восемь месяцев назад. Теперь земля была твердой и покрытой снегом, а тростники обледенели. Малейшее движение вызывало хруст. Если бы не хриплые песни армий Морроувинда и Империи, собравшихся у костров, он бы не отважился подобраться так близко к Императору и его любовнице. Они стояли у излучины замерзшего ручья под утесом, окруженным сверкавшими льдом деревьями.

Осторожно, Мирамор вытащил кинжал из ножен. Он слегка преувеличил свои способности в обращении с этим оружием в разговори с Матерью Ночи. Да, он использовал кинжал, чтобы перерезать горло Принцу Джуилеку, но тот тогда не мог сопротивляться. Но все же, разве трудно будет убить этого одноглазого старика? Для такого простого задания не нужно большого мастерства.

Идеальный момент наконец настал. Женщина что-то увидела в лесу, необычную сосульку, как она сказала, и побежала за ней. Император остался, смеясь. Он повернулся спиной к убийце, чтобы посмотреть на утес, где его солдаты пели припев своей песни. Мирамор знал, что уже пора. Осторожно шагая по заледенелой земле, он подошел ближе и нанес удар. Очень близко.

Почти в то же мгновенье он почувствовал, как сильные пальцы держит его руку, а другая всадила кинжал ему в горло. Он не мог закричать. Император все так же смотрел на солдат, и не заметил как Мирамора затянули обратно в кусты и рука гораздо более умелая нанесла удар, парализовавший убийцу.

Его кровь мгновенно замерзала на обледенелой земле, и умирая, Мирамор смотрел как Император и его куртизанка возвращались в лагерь на утесе.

12 Месяц Заката, 2920 Морнхолд, Морроувинд

Только пламя полыхало теперь там, где раньше был внутренний двор Морнхолда, полыхало и вздымалось к облакам. Густой, смолистый дым клубился по улицам, поджигая все деревянные или бумажные изделия. Крылатые существа, подобные летучим мышам, выгоняли горожан из укрытий на отрытые места, где их уже ждала настоящая армия. Единственное, что не давало всему Морнхолду сгореть дотла, была кровь его людей.

Мехрун Дагон улыбался, видя развалины замка.

"Я ведь я мог и не придти," сказал он, и его голос прогремел над хаосом. "Подумать только, я мог этого не застать."

Его внимание привлек тоненький, будто волосок, лучик света, пронзивший его черно-красное небо. Он увидел его источник, две фигуры - мужчина и женщина, стоявшие на холме над городом. Человека в белых одеждах он мгновенно узнал - Сота Сил, чародей, который уговорил всех Принцев Забвения заключить это бессмысленное перемирие.

"Если вы пришли за Герцогом Морнхолда, его здесь нет," засмеялся Мехрун Дагон. "Но когда в следующий раз пойдет дождь, вы можете обнаружить его останки, по кусочкам"

"Даэдра, мы не можем убить тебя," сказала Альмалексия твердым решительным голосом. "Но ты вскоре об этом пожалеешь."

И с этим, началась битва двух живых богов и принца Забвения на руинах Морнхолда.

17 Месяц Заката, 2920 Тель-Арун, Морроувинд

"Мать Ночи," сказал стражник. "Письмо от вашего человека в Имперском Дворце."

Мать Ночи внимательно прочла записку. Испытание прошло успешно: Мирамора успешно обнаружили и убили. Император был в очень ненадежных руках. Мать Ночи немедленно написала ответ.

18 Месяц Заката, 2920 Балмора, Морроувинд

Сота Сил, с непроницаемым лицом приветствовал Вивека на большой площади перед его дворцом. Вивек скакал день и ночь, после того как узнал о битве, одолевая милю за милей, пересекая опасные земли Дагот Ура с ужасающей быстротой. На юге, в течение всей своей скачки, он видел клубящиеся красные тучи, и знал что битва все еще продолжается, день за днем. В Гнисисе он встретил посланника от Сота Сил, который призывал его в Балмору.

"Где Альмалексия?"

"Внутри," устало молвил Сота Сил. Его подбородок пересекала длинная уродливая рана. "Она серьезно ранена, но Мехрун Дагон не вернется из Забвения в течение многих лун."

Альмалексия лежала на шелковом ложе, под опекой личных лекарей Вивека. Ее лицо, даже губы, было серым как камень, и кровь просачивалась сквозь повязки. Вивек взял ее холодную руку. Губы Альмалексии беззвучно двигались. Она спала.

Она снова сражалась с Мехрун Дагоном в огненной буре. Вокруг нее рушились оставшиеся башни замка. Когти Даэдра вонзились в ее живот, наполняя ядом ее вены, пока она душила его. Когда она упала на землю рядом со своим поверженным врагом, она увидела, что горящий замок не был замком Морнхолда. Это был Имперский Дворец.

24 Месяц Заката, 2920 Имперский Город, Киродиил

Зимняя буря бушевала над городом, обрушиваясь на окна и стеклянные купола Имперского Дворца. Колеблющиеся лучи света освещали фигуры

Император выкрикивал приказания прислуге, продолжалась подготовка к банкету и балу. Это нравилось ему гораздо больше битв. Король Дро"Зел наблюдал за развлечениями, имея по этому поводу твердое мнение. Сам Император занимался деталями обеда. Жареная небрыба, кабачки, супы-пюре, гелерак в масле, кодскрамб, заливной язык. Потентат Версидью-Шайе тоже сделал несколько предложений, но вкус Акавири был весьма специфичен.

Леди Корда проводила Императора в его палаты с наступлением ночи.

Год завершается месяцем Вечерней Звезды.

tiarum.com

Morrowind Книга:Арктурианская Ересь — Tiarum

После того как его бога уничтожили, Вулфхарту сложно стало сохранять форму. Он, шатаясь, выходит из Красной Горы на поле битвы. Мир потрясен и, кажется, весь Морроувинд объят пламенем. Поднимется сильная буря и он возвращается в Скайрим.

Так Вулфхарт попадает к Нордлингам. Исмир, Серый Ветер, Буря Кин. Однако, из-за Лорхана он теряет себя. Все, чего он хочет, это чтобы Нордлинги уничтожили Трибунал. Он поднимает бурю, посылает свой народ на бой, и силы Трибунала заставляют его отступить. Теперь Данмеры слишком сильны. Вулфхарт спускается в землю, чтобы набраться сил и обновить тело. Его покой нарушает Альмалексия, вызывая Подземного Короля воевать на стороне Трибунала против Ада"Сум Дир-Камаля, акавирского демона. Вулфхарт исчезает, как только Ада"Сум побежден, и не возвращается еще триста лет.

Его пробуждает разговор Седобородых. Империя рухнула, но ходят слухи, что придет избранный и восстановит ее былую мощь. Этот новый Император победит Эльфов и будет править объединенным Тамриэлем. Естественно, Вулфхарт решает, что он и есть избранный. Он направляется прямо к Высшему Хротгару, чтобы послушать, что скажут Седобородые. Когда они начинают говорить, Исмир вновь обращается в прах. Избранный не он. Это молодой воин из Хай Рок. Серый Ветер отправляется на поиски юноши, Седобородые предупреждают его: помни цвет предательства, Король Вулфхарт.

На западе была война. Кулекайн, король Фалькрета в Западном Киродииле был в ужасном положении. Чтобы хотя бы попытаться объединить Коловианские Земли, ему нужно было укрепить северную границу, где уже несколько веков шла война. Он заключает союз со Скайримом в Битве Старого Хрол"дана. Его силы возглавляет Хьялти. Хьялти был родом из островного королевства Алькаир, в Хай Рок. Ему суждено было стать Тайбером Септимом, Первым Императором Тамриэля.

Хьялти был отличным тактиком и его небольшой отряд Коловианских сил и воинов-Нордлингов разгромил врага, заставив его отступить за стены Старого Хрольдана. Осада казалась невозможной, так как подкреплений из Фалькрета не ожидалось. В ту ночь буря посетила лагерь Хьялти. Она заговорила с ним. На рассвете Хьялти подошел у воротам, буря следовала за ним. Стрелы не могли пронзить сильнейшие ветра вокруг Хьялти. Тут подоспели его люди и взяли город. После этой победы Нордлинги прозвали Хьялти Талосом или Короной Бури.

Кулекайн вместе со своим непобедимым генералом уже через год объединяет Западный Киродиил. Никто не может устоять перед бурей Хьялти. Подземный Король понимает, что если Хьялти суждено стать Императором Тамриэля, сначала он должен захватить восточные земли. Хьялти использует их обоих. Кулекайн нужен ему в Коловианских Землях, где нельзя доверять чужеземцам. Зачем ему нужен Исмир, и так понятно. Они отправляются на восток, боевые маги сдаются, и они захватывают Цитадель. Перед коронацией Кулекайна Хьялти убивает его и его верных подданных. В убийствах он обвиняет врагов Кулекайна на западе. Цурин Арктус, Великий Боевой Маг (не Подземный Король) коронует Хьялти и нарекает его Тайбером Септимом, новым Императором Всего Киродиила. Получив трон, Септим понимает, как много времени требуется на управление Киродиилом. Он посылает Подземного Короля захватить Скайрим и Хай Рок. Исмир, понимая, что Тайбер Септим не может быть в двух местах одновременно, действует очень осторожно. Этот период расширения Империя был назван Талозианским Завоеванием. Только много веков после стало понятно, как оно происходило.

Королевства людей захвачены, даже Хаммерфелл, покорение которого считалось невозможным. Подземный король хочет захватить все, уничтожить их духов ветра, но Тайбер Септим отказывается. У него уже созрел план намного лучше. Киродиил поддерживает проигрывающую сторону в гражданской войне. Наконец, Империя может расправиться с Эльфами.

Подземный Король продолжает уговаривать Септима захватить Морроувинд. Император не соглашается. Он слышал о великой силе Трибунала. Подземный король хочет отомстить, он напоминает Септиму, что его судьба - победить Эльфов, даже Трибунал. Арктус протестует, но Септим жаждет получить эбонит Морроувинда, так как ему нужны средства на восстановление Киродиила после четырехсотлетней войны. Подземный король убеждает его, что уничтожив Трибунал, Септим сможет захватить его власть и использовать ее против Высших Эльфов (заклятых врагов Лорхана). В последнюю очередь Тайбер Септим желает думать об Острове Саммерсет. Уже тогда он планировал послать Арктуса к королю Алинору, чтобы заключить с ним мир. Желание захватить эбонит побеждает. Империя вводит войска в Морроувинд, Трибунал сдается. Исмир в ярости, некоторые пункты мирного договора включают невмешательство в дела Трибунала, и Подземный король отворачивается от Септима. Он покидает Империю. Именно об этом предательстве предупреждали Седые Бороды. Или ему так кажется.

Без поддержки Подземного Короля о захвате Тамриэля не может быть и речи. Спетим переключает все внимание на управление Киродиилом. В Хаммерфелле уже поднялось восстание.

Тайбер Септим всегда восхищался гномами. Он дает задание Цурину Арктусу исследовать историю их древнего артефакта Нумидиума. Арктус находит рассказы о войне у Красной Горы. Он узнает, зачем был создан Нумидиум. И что самое важное, он узнает, какую роль играл в войне Подземный Король. Но Цурин работал с неполными планами. Он считает, что для питания Нумидия необходимо сердце Лорхана.

Пока Цурин Арктус занят своей находкой, Септим понимает истинное значение пророчества. Чтобы завоевать мир необходим Нумидиум. Его судьба состоит в том, чтобы достать его. Он находит Подземного Короля и пишет ему, что тот был прав. Трибунал необходимо уничтожить, они вместе должны придумать план. Пока Подземный Король отсутствовал, он понял, какую опасность представляет Дагот Ур. Необходимо было что-то делать. Но ему нужна армия, и старик снова готов помочь. Западня установлена.

Подземный Король прибывает и попадает в засаду. Пока он пытается справиться с императорской стражей, Арктус использует камень. Испуская последний вздох, Сердце Короля убивает боевого мага. В конце концов, все погибли, Подземный Король вновь обратился в прах, а Тайбер Септим получает камень. Совету он объясняет, что на него было совершено покушение, что Цурин Арктус оказался предателем. Он предупреждает Киродиил о внутренней опасности, но говорит, что теперь у него есть лекарство от опасности внешней. Мантелла.

Хотя Нумидиум - не тот бог, на которого рассчитывали Септим и Двемеры (в конце концов, Подземный король ведь не был Лорханом), он все же выполняет задание. После захвата Острова Саммерсет появляется новая угроза -- Волшебник, контролирующий небеса. Он уничтожает Нумидиума, но тот в последний момент успевает низвергнуть его с неба. Манделла исчезает в море. Кажется, навсегда.

В это время Тайбер Септим объявляет себя Первым Императором Тамриэля. Он умирает в 108 лет, будучи самым богатым человеком в истории. Вся история его раннего правления переписана. Существуют довольно противоречивые сведения о том, что происходило на самом деле. Поэтому мы все еще не можем точно ответить на эти вопросы: Почему Алькаир считается родиной Талоса, когда некоторые источники сообщают, что он был родом из Атморы? Почему Тайбер Септим так сильно изменился после первого завоевания? Почему Септим предал своего боевого мага? Мантелла - сердце боевого мага или Тайбера Септима?

После Тайбера Септима на трон взошел его внук, Пелагиус I. Пелагиус был совсем другим правителем. Он опасался, что не справится с такой территорией. И тут появляется советник.

"Я был другом твоему деду," говорит Подземный Король, "Он послал меня помочь тебе править."

tiarum.com

Morrowind Книга:Краткая история Морроувинда — Tiarum

[из Вступления]

Ведомые легендарным пророком Велотом, предки Данмеров, изгнанные из культуры Альтмеров, известной в наши дни как остров Саммерсет, пришли в страну Морроувинд. В давние времена Данмеров преследовали или даже подчиняли разбойники Северного моря. Когда рассеянные племена Данмеров сплотились, они стали предшественниками современных Кланов Великих Домов, и вышвырнули из своих земель поработителей с Севера, а потом успешно противостояли дальнейшим набегам.

Древнее поклонение предкам было замещено монолитной теократией Храма Трибунала, и Данмеры превратились в великую нацию, называемую Ресдайн. Ресдайн была последней провинцией, покорившейся Тайберу Септиму; как и Чернотопье, она никогда не покорялась военной силе, но была мирно, договором присоединена к Империи под именем Провинции Морроувинд.

Через почти четыре столетия после прихода Имперских Легионов в Морроувинд, они были все еще там, и страной правил марионеточный Имперский Король, хотя Империя передала часть властных полномочий традиционного местного правительства Правящим Советам Пяти Великих Домов....

[Область Вварденфелл]

В эп. 3, году 414, Область Вварденфелл, ранее бывшая Храмовым владением под протекторатом Империи, была реорганизована в Имперскою Провинциальную Область. Вварденфелл существовал как владение, управляемое Храмом, согласно договору о перемирии, за исключением нескольких поселений Великих Домов, дозволенных Храмом, Вварденфелл был практически не населен и не развит. Но когда древний запрет на поселение и торговлю в Вварденфелле был отменен Герцогом Морроувинда, Имперские колонисты и Данмерские Великие Дома пришли в Вварденфелл, расширяя старые поселения и строя новые.

Новая область была разделена на Редоран, Хлаалу, Телванни и Храмовые Округа, каждый район управлялся отдельно местным Советами Дома или же Храмовыми Экзархатами, с советом и дозволением Герцога Дрена, а также Областного Совета в Эбенгарде. Местные законы превратились в смесь Закона Домов и Имперского Закона в местных Округах Домов, и поддерживались совместно Стражами Домов и Легионерами, а в Храмовых Округах Храмовые Законы и Имперские Законы проводились Ординаторами. Храм все еще был основной религией, но поклонение Девяти Божествам было защищено силой легионов и поддерживалось миссионерами культа Империи.

Храмовый Округ включал в себя город Вивек, крепость Лоно Призрака, все священные и мирские города (включая сюда Загубленные Местности внутри Призрачного Предела) и все незаселенные, а также и просто дикие местности Вварденфелла. На самом деле это практически означало, что она включает в себя все области, не определенные в округа Редоран, Хлаалу и Телванни. Храм боролся за то, чтобы поселенцы в его округе не развивались, и успешно.

Дом Хлаалу при участии Имперских колонистов решительно начали кампанию по колонизации и развитию своих территорий. Через десятки лет после переустройства территории, Балмора и район Аскадианских островов успешно развивались. Кальдера и Пелагиад - новые поселения и форты легионов в них были расширены, чтобы вместить большие гарнизоны.

Дом Телванни, обычно придерживавшийся изоляционистской и консервативной политики, оказался неожиданно агрессивен в экспансии вовне своих обычных башенных поселений. Несмотря на протесты других домов, Храма, Герцога и Областного Совета, Телваннийские поселенцы намеренно начали постоянно вторгаться в обширные пустынные земли, отведенные Храму. Совет Дома Телванни официально отрекается от этих разбойничьих поселков, но этот секрет известен всем - на самом деле они пользуются полной поддержкой могущественных магов Телванни.

Находящийся под сильным давлением со стороны Храма, консервативный Дом Редоран успешно сопротивляется любым поползновениям к развитию своего округа. В результате, Дом Редоран и Храм рискуют подпасть под полную политическую и экономическую зависимость от более экспансионистских и агрессивных Домов Хлаалу и Телванни.

Имперская администрация встречает множество трудностей в управлении Областью Вварденфелл, но наиболее опасные - соперничество Великих Домов, враждебные нападки со стороны кочевников Эшленда, конфликты внутри Храма, и пагуба Красной Горы. Трения между каким-нибудь Домом, Храмом и Имперской властью, особенно те, что касаются контроля над богатствами Вварденфелла, могут в любой момент вылиться в настоящую войну. Жители Эшленда совершают налеты на поселения, грабят караваны и убивают тех, кто вторгается в их дикие территории. Храм безуспешно пытается унять критику и реформаторские настроения в своих собственных рядах.

Но самое серьезное - болезни и мор, причиной которым стали моровые шторма, исходящие от Красной Горы. Вварденфеллу и всему Морроувинду долго угрожало легендарное зло Дагот Ура и его пепельных вампиров, живущих под Красной Горой. Сотни лет Храм сдерживал угрозу Призрачным Пределом. Но теперь сила и воля Храма ослабла, и опасность, исходящая от сил Красной Горы вырастает в интенсивности и масштабе. Если Призрачный Предел падет, и хозяева чудовищ порчи выйдут на волю, оскверняя города и деревни Вварденфелла, у Империи может не остаться выбора, кроме как эвакуировать население области и оставить Вварденфелл порче, разложению и запустению.

tiarum.com