Название книги: Обречённая на месть. Дилогия (СИ). Книги ника веймар


Ника Веймар » Произведения

Темный договор. Игры со смертью

☆ ☆ ☆ ☆ ☆ 4.96 * 331‎ голосов Ника Веймар

***Второй том трилогии*** Интриги множатся, тайны разрастаются как паутина, окутывая так, что на кону стоит уже жизнь. Но кто настоящая цель и чего добивается неведомый противник, остаётся загадкой. Когда тебя втянули в чужие игры, единственное, что остаётся, попытаться не быть в них разменной монетой. Но вопросов всегда больше, чем ответов. Чего хочет от своей светлой властный и таинственный... подробнее »

Часть текстадля друзей Размер: 6,33 алк / 253010 знаков / 17 стр

Категории: Любовно-фэнтезийные романы, Попаданцы, Книги про волшебников, Романтическое фэнтези, Приключенческое фэнтези

28.02.2017, 00:12 | 52005 просмотров | 7839 комментариев | 261 в избранном | 1 наград

Хэштег: #Тёмный_Договор

Цикл: Тёмный договор

prodaman.ru

Автор: Веймар Ника - 7 книг.Главная страница.

КОММЕНТАРИИ 312

Будь моей...Или пеняй на себяАлекса Райли

Книга - агонь!

Олег   17-11-2018 в 21:00   #312 Сержант Десанта [OCR]Константин Владимирович Федоров

Мне понравилось. Легко читается, динамичный сюжет. Не шедевр, но читать можно. И не жалею, что взялся за эту серию.

Оценил книгу на 9hgv   16-11-2018 в 10:49   #311 Забытый осколок [OCR]Константин Владимирович Федоров

Мне понравилось. Легко читается, динамичный сюжет. Не шедевр, но читать можно. И не жалею, что взялся за эту серию.

Оценил книгу на 9hgv   16-11-2018 в 10:48   #310 Осторожно! Либерализм!Андрей Франц

книга годная, читать можно

alex   13-11-2018 в 06:44   #309 Жизнь на двоих Ракета

Очень хорошая добрая история. Даже не зацикливаешься что написано про женщин. Мне понравилось.

Надежда   12-11-2018 в 02:50   #308 Русский стиль рукопашного боя (стиль Кадочникова)Александр Иванович Ретюнских

Хорошая книга. Коротко,ёмко,интересно.

igor yakovlev   11-11-2018 в 15:52   #307 Айдол-ян. Часть 1.Андрей Геннадьевич Кощиенко

https://litvek.com/br/376272--книга 1-я --https://litvek.com/br/370874--книга 2-я--https://litvek.com/br/394681---книга 3-я --https://litvek.com/br/413179--книга 4-я читай на здоровье

Александр   09-11-2018 в 22:15   #306 Перевертыш. Часть 1.Владимир Александрович Гаркавый

Если, нечего больше почитать, то можно и это. Временами забавно, временами муть, изложение тяжеловатое.

Оценил книгу на 5hgv   08-11-2018 в 22:38   #305 Айдол-ян. Часть 1.Андрей Геннадьевич Кощиенко

Где можно найти продолжение произведения? Знаю, что автор уже дописал, а найти так нигде и не смогла(

Хава   08-11-2018 в 01:40   #304 Звездный скиталец (СИ) Astrollet

Я даже скажу больше... Автор печатается на целюлозе и на либсе.... И не поверите, ЭТО читают!....Еще и проды просят. Вот где жесть

alex   06-11-2018 в 15:03   #303

ВСЕ КОММЕНТАРИИ

litvek.com

Читать онлайн книгу Обречённая на месть. Дилогия (СИ)

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 48 страниц)

Назад к карточке книги
Ника ВеймарОбречённая на месть
ВМЕСТО ПРОЛОГА

         Там, где ставка – жизнь, где застывший взгляд,       Там, откуда нет уж пути назад,        Где играет мрак чернотой сердец,        Там – себе ты враг и себе ж – творец.          Мир летит к чертям, всё трудней дышать,        Но взмахнёт крылом бабочка-душа,        Полетит в огонь, чтоб покинуть плен,        И в твою ладонь вложит боль взамен.          Не желай, не верь, не проси добра,        Словно дикий зверь, в сердце входит мгла.        Ненависть-стилет опалит гортань        И, забыв про свет, ты шагнёшь за Грань. 

ГЛАВА 1

Жаркое летнее солнце палило нещадно, словно стараясь иссушить всё, до чего дотягивалось своими лучами. Будущие студенты и студентки имперской военной магической академии изнемогали от зноя, второй час ожидая появления приёмной комиссии во главе с ректором. Наконец по рядам прокатился едва слышный шёпот:

– Идут!

Стефана Даро сопровождали деканы двух факультетов и несколько преподавателей. Лидана С`аольенн так и впилась взглядом в статного темноволосого мужчину в простой льняной рубашке и лёгких тёмных штанах. Атор Вальтормар шёл рядом с деканом факультета боевой магии, о чём-то с ним беседуя. Жадно разглядывая самого опасного человека империи, элитного убийцу, по слухам, подчинявшегося лишь самому правителю, Дана пропустила мимо ушей добрую половину торжественной речи поднявшегося на установленную на плацу высокую деревянную трибуну ректора, суть которой сводилась к тому, что быть студентом имперской военной академии – высокая честь, и он, Стефан Даро, поздравляет всех поступивших и надеется, что будущие первокурсники не уронят престиж своей альма-матер.

Почувствовав чужой взгляд, Атор вскинул голову и осмотрел нестройные ряды поступивших. Девушка поспешила опустить голову, надеясь, что мужчина не успел заметить её. Надо же, какой чувствительный. Несколько секунд Лидана рассматривала собственные ботинки, а когда осмелилась вновь взглянуть в сторону приёмной комиссии, вздрогнула. Вальтормар смотрел прямо на неё. Холодно, бесстрастно, как на пустое место. Через несколько секунд он снова повернулся к декану боевиков, продолжая прерванный разговор.

– Прошу всех присутствующих пройти в актовый зал академии для распределения по группам, – пригласил тем временем ректор.

Спустился с трибуны и, в сопровождении преподавателей и деканов, зашагал к каменному зданию академии. Уставшие стоять под палящим солнцем подростки бурной рекой устремились следом.

– Господин Вальтормар, – окликнула Дана, пробираясь сквозь густую толпу будущих первокурсников, устремившихся за приёмной комиссией. – Господин Атор!

Мужчина оглянулся, безошибочно выцепил её взглядом и остановился. Замирая от собственной наглости, девушка подошла к нему.

– Я хочу стать вашей ученицей.

В янтарных глазах боевика мелькнуло удивление. Мало того, что эта пигалица беззастенчиво пялилась на него во время речи Стефана Даро, так ещё осмелилась подойти! Он присмотрелся к просительнице внимательней. У девчонки был дар стихийного мага и целителя. Неплохое сочетание. Но обычно девушки шли на факультет целительства: слишком сложно давалось представительницам прекрасного пола овладение всеми гранями стихийной магии.

– Зачем будущей целительнице боевые искусства? – поинтересовался он у стоящей перед ним девушки, окидывая её взглядом. Худенькая, с неровно остриженными тёмно-каштановыми волосами, по-подростковому угловатая. Ударь посильнее – переломится. – Ваша задача – исцелять, а не калечить.

– Я поступала на факультет боевой магии, а не целительский, – заявило мелкое недоразумение. – И хочу заранее договориться о занятиях с лучшим преподавателем по боёвке.

– Я не беру в свою группу девушек, – сухо проинформировал мужчина.

– Любой студент имеет право выбрать преподавателя по своему желанию, – не сдавалась девчонка. – Я выбрала вас. Возьмите меня в вашу группу, пожалуйста.

– Назови хотя бы одну причину, по которой я должен это сделать, – скучающим тоном предложил Атор.

За два года преподавания он насмотрелся на таких, как эта. Почему-то они считали, что боевые искусства – это легко, просто и красиво, а преподаватели будут носиться с ними, как с писаной торбой. И после первого же занятия бежали к декану со слезами и мольбами перевести их в другую группу. По собственному желанию к Атору редко просились даже парни. Он не жалел студентов, гоняя их до изнеможения, а уважительной причиной неявки на занятие считал только смерть.

– Я хочу отомстить тем, кто уничтожил мою семью, – Дана стиснула кулачки. – Хочу, чтобы каждый из них умирал долго и мучительно. И для этого я должна уметь убивать. А вы – лучший мастер по боёвке.

– Такая маленькая и такая злая, – усмехнулся мужчина. – Из чистого любопытства: кто твои враги?

– Бергенсоны, – девчонка словно выплюнула эту фамилию.

Атор расхохотался. Надо же, какая ирония судьбы.

– Милое дитя, – хмыкнул он, глядя на стоящую перед ним пигалицу, – видишь ли, я тоже имею некоторое отношение к этой семье. Коул Бергенсон – мой отец. Впрочем, не слишком расстроюсь, если он скоропостижно скончается и мстить за него не стану. Как и за прочих родственничков.

Лидана опешила. Слова преподавателя стали для неё неприятным откровением.

– Значит, тебя я убью последним, – выпалила она, с ненавистью глядя на него.

– Договорились, – мужчина откровенно забавлялся. – Всё ещё хочешь стать моей ученицей?

– Хочу, – подтвердила девчонка.

– Потом не жалуйся, – пожал плечами боевик. – Как тебя хоть зовут, недоразумение?

– Лидана … Лидана Льенн, – Дана гордо вскинула голову.

Они остались на плацу одни, все прочие уже скрылись в дверях академии.

– Я запомнил, – кивнул Атор. – До встречи на занятиях, Лидана Льенн. И не жди поблажек.

Он развернулся и зашагал к академии. Девушка поспешила следом, не веря, что всё решилось так просто. «Едва не проговорилась, – мысленно упрекнула себя она. – Мало тебе проблем, Дана!» Боевик не потрудился придержать тяжёлую входную дверь и презрительно хмыкнул, услышав, как девчонка зашипела, едва не получив по пальцам.

– Ты ещё можешь отказаться, – бросил он, когда они подошли к актовому залу. – Последний шанс.

Брюнетка гордо вздёрнула голову. Голубые глаза сверкнули, как льдинки. Обойдя его, девушка толкнула дверь и вошла в зал. Вовремя, надо сказать. Декан факультета целителей как раз закончил очередную вступительную речь и передал слово Бриану Лорио, коллеге-боевику. Тот был краток. Сухо поздравил зачисленных, извлёк из кармана пофамильный список и тут же, делая пометки огрызком карандаша, по одному ему ведомому принципу разбил студентов по групам. Лидана оказалась в третьей.

– Больше я вас не задерживаю, – сообщил господин Лорио своим подопечным. – Завтра с утра сообщите секретарю, к кому из преподавателей вы бы хотели попасть на занятия по боевым искусствам и магии. У нас их пятеро. Кто не определится, того запишу в самую малочисленную группу. Кураторов тоже назначу завтра. Вопросы есть? – он окинул быстрым взглядом зал и констатировал: – Вопросов нет. Великолепно. Общежитие номер два женское, номер восемь – мужское. Свободны.

– Бриан, госпожу Льенн запиши ко мне, – раздался от дверей спокойный голос Атора. – Девушка уже определилась.

– Госпожа Льенн, подойдите сюда, – моментально отреагировал декан.

Дана, внезапно оказавшаяся в центре всеобщего внимания, послушно приблизилась.

– Вы уверены? – Бриан Лорио задумчиво прикусил карандаш. Получив в ответ утвердительный кивок, пожал плечами, сделал в списке пометку и громко сообщил: – Куратором третьей группы назначается господин Вальтормар. Остальные группы со своими кураторами познакомятся завтра.

Если боевик и был недоволен решением руководителя, он никак этого не продемонстрировал. Подошёл к столу и объявил:

– Жду третью группу завтра в шесть вечера в аудитории номер 213. Явка обязательна.

– Госпожа Льенн, я вас больше не задерживаю, – декан факультета боевой магии сунул огрызок карандаша за ухо.

– И я тоже, – Атор равнодушно мазанул по девчонке взглядом.

Он даже не сомневался, что уже … когда там первая боёвка? Через два дня, кажется. Так вот, через два дня пигалица будет рыдать в кабинете декана и просить перевести её в любую другую группу. Возможно, Бриан даже пойдёт навстречу. Он уже привык к тому, что студенты от Атора разбегались, как тараканы от дихлофоса. А девчонка получит хороший урок.

Заведующая женским общежитием, сухая чопорная дама с седыми буклями, сверившись с журналом, бросила на столешницу ключ и пробурчала:

– Тридцать седьмая, третий этаж. Ваши вещи уже там. За бельём к кастеляну после четырёх.

Комнатка была маленькой, в ней едва помещались две кровати, большой письменный стол и шкаф. Зато был отдельный санузел. Дана поставила сумку на стоящую справа от окна кровать и вздохнула. Ещё месяц назад она бы ни за что не согласилась жить в таких условиях, тем более, делить этот кусочек пространства с кем-то. Но обстоятельства изменились: выбирать теперь не приходилось. Пусть комфортом, к которому привыкла девушка, здесь и не пахло, зато было безопасно. Лидана взглянула на висевшие на стене часы и принялась разбирать сумку.

ГЛАВА 2

Арданская военная магическая академия находилась на особом положении. На её территорию не распространялась юрисдикция городских властей. Академия не выдавала своих студентов, гарантируя им защиту от любых преследований, но оплачивать этот счёт приходилось дорогой ценой. Дорогой в прямом смысле: внушительная сумма «отступных» или контракт на пятилетнюю отработку в пользу империи и Его Императорского Величества после выпуска и жесткая дисциплина во время обучения. Студент академии на первых курсах был практически бесправен, но обязанностей при этом имел огромное множество.

Факультет целителей, где обучение длилось три года, исправно выпускал готовых работать на благо Ардана магов, способных в полевых условиях провести даже трепанацию черепа, причём так виртуозно, что в 98 процентах случаев пациенты выживали и возвращались в строй. Арданские целители были буквально на вес золота и в соседних странах, и империя получала неплохую прибыль, позволяя им практиковаться в течение нескольких лет в госпиталях при посольствах.

На факультете боевой магии обучение продолжалось на год дольше. Здесь готовили элитных убийц, магов высшей категории. Ударная сила империи, головорезы Его Императорского Величества. Они могли убить без применения магии, с помощью безобиднейших подручных средств. Вогнать карандаш в ухо жертве или чиркнуть перьевой ручкой по сонной артерии, перерезать горло обыкновенным листом бумаги для них было проще, чем выпить стакан воды. Они умели убивать как чисто, так, что смерть выглядела несчастным случаем, и даже лучший следователь не нашёл бы ни единой зацепки, так и «грязно», напоказ, заставляя ужаснуться даже видавших многое магов, служащих в управлениях уголовного сыска.

Ежегодно на факультет боевиков поступало около двух сотен студентов. К концу обучения оставалось не более тридцати. Остальные либо уходили сами, не выдержав нагрузок, либо были отчислены за систематическое (или даже единоразовое) нарушение дисциплины.

Вступительные экзамены к боевикам были несложными: требовалось иметь способности к любой магии, продемонстрировать хотя бы минимальное знание истории Ардана и владение любым оружием. Сюда шли как отпрыски самых благородных родов империи, так и простолюдины, нарушившие закон и спасающиеся от наказания в стенах академии. Здесь не действовали никакие законы, кроме закона силы. Граф был наравне с крестьянином, герцогиня могла оказаться на побегушках у вчерашней карманницы. Хочешь уважения – успей ударить первым.

Не запрещались интимные связи между преподавателями и студентами. И мнение последних учитывалось далеко не всегда. Преподавателям вообще мало что запрещалось. Единственное негласное правило, которое в имперской академии соблюдалось – до 16-летия обучающихся никто не трогал. За этим следили строго. Часть студентов к достижению искомого возраста уже была отчислена, другие могли постоять за себя, а третьи… третьим приходилось смириться с участью постельной игрушки. И они могли считать, что им повезло, если «владелец» был всего один. Потому на факультете боевиков девушек было немного. Целители, как правило, передвигались большими группами в сопровождении наседки-куратора, и их никто не трогал. Будущих боевиков оберегать никто не собирался: не можешь защититься – твоя проблема. Ещё и по этой причине заботливые высокородные родители стремились отправить дочурок на целительский факультет. Престижно, доходно, почти безопасно. Но и вступительные экзамены были на порядок сложнее.

Лидана уже заканчивала раскладывать вещи, когда дверь в комнату открылась и в комнату, презрительно наморщив носик, шагнула белокурая кукла. На новой соседке было шёлковое платье, расшитое золотыми нитями, а высокомерное выражение лица сделало бы честь даже принцессе.

– Жить в этой каморке? – брезгливо поджала губы блондинка. – Фи, какая мерзость… У нас дома даже слуги живут в больших.

– Госпожа, вещи заносить? – раздалось из коридора.

– Погоди, – велела та. – Это какое-то недоразумение. Меня не могли поселить в это… это убожество.

Она развернулась и выплыла прочь, не удостоив соседку даже кивком. «Неужели я тоже вела себя так?» – Дану передёрнуло.

Соседка вернулась через полчаса, злая, как шершень, с гневно-алыми пятнами на щеках. Велела сопровождавшему её слуге поставить огромный чемодан у кровати и катиться прочь. Скривилась, как от кислого лимона, ещё раз осмотрев комнату. Дана тем временем успела получить у кастелянши бельё и форму и уже заправляла кровать.

– Меня Лидана зовут, – попробовала она наладить контакт с блондинкой и даже улыбнулась ей.

Та сделала вид, будто ничего не услышала. Проинспектировала санузел, вышла оттуда ещё недовольнее, чем была до этого, села на кровать. Дана тем временем складывала в прикроватный шкафчик тетради, раздумывая, не докупить ли ещё, пока позволяют средства.

– Эй, ты, – окликнула её соседка. – Как там тебя? Разложи мои вещи по полочкам, да не помни ничего! И кровать заправь, только не этими застиранными грубыми тряпками, возьмёшь в чемодане нормальную простыню. И пошевеливайся.

– Я тебе не служанка, – спокойно ответила Лидана. – Сама справишься.

– Я Айя Делавент, будущая маркиза! – блондинка гордо задрала носик. – Тебе выпала огромная честь разделить со мной комнату, нищенка. Никогда бы не взяла тебя в служанки, но выбирать не приходится, – она презрительно фыркнула и добавила: – За твои услуги буду платить один золотой в месяц.

– Неслыханная щедрость, – хмыкнула Дана, вешая два комплекта формы в шкаф. – Я пока не настолько нуждаюсь, чтобы идти в услужение к кому бы то ни было. Но обещаю рассмотреть вашу кандидатуру, благородная маркиза, буде такая необходимость возникнет.

– Я приказываю! – топнула изящной ножкой соседка.

– Да сколько угодно, – девушка и не подумала подчиниться. – В академии все равны.

– Низкородная дрянь, – буквально выплюнула Айя и с неохотой принялась распаковывать чемодан сама. Правда, тут же обнаружился новый повод для недовольства: – Эй, ты! У меня вещей больше, значит, мне нужно пять полок, а не три. Твои тряпки и на одну влезут.

– Учись экономить пространство, – ответила Дана.

Попроси соседка нормально, она уступила бы ей дополнительную полку. Но идти навстречу избалованной кукле, считающей себя выше всех по праву рождения, девушка не хотела. Уступи таким в мелочах – в следующий раз сядут на шею.

Маркиза, злобно бормоча что-то под нос, кое-как впихнула свои вещи в шкаф, достала из чемодана постельное бельё из муслинового хлопка и кое-как начала заправлять кровать. Несколько минут маялась с наволочкой и вконец запуталась в пододеяльнике. Лидана, не удержавшись, хихикнула. Соседка со злостью отбросила получившийся из одеяла и пододеяльника узел в сторону и зарыдала.

– Не переживай, – предприняла ещё одну попытку наладить отношения Дана. – Давай я покажу тебе, как это делается. Смотри, – она вытряхнула соседкино одеяло из пододеяльника, расправила его, – нужно, чтобы совпадали углы. Понимаешь? Это несложно. Заправляешь два верхних, а потом встряхиваешь одеяло, и оно само расправится. Вот.

Блондинка и не подумала поблагодарить, шмыгнула носом, выхватила одеяло, швырнула его на кровать и ушла умываться. Почти сразу из санузла донеслись её причитания на тему отсутствия горячей воды. Лидана вздохнула: последняя надежда на мирное сосуществование только что умерла. А ведь Айя, кажется, ещё и в одной группе с нею… Вот уж действительно: повезло, как утопленнику. И что-то подсказывало девушке: маркиза ещё доставит ей немало неприятностей.

Поняв, что попытки подчинить строптивую соседку с наскоку провалились, блондинка поменяла тактику. Остаток вечера она игнорировала Дану, делая вид, что той просто не существует. Впрочем, та больше и не навязывалась. Сверившись с полученным от кастелянши планом, сходила в библиотеку за учебниками, после – в столовую, прибившись к первокурсницам из соседней комнаты. Не в пример Айе, Лея и Альма оказались общительными и смешливыми. Альму распределили в первую группу, а вот Лея, на радость Дане, оказалась из третьей.

В столовой было многолюдно, помимо первокурсников, там собрались на ужин старшекурсники, с удовольствием пугавшие «желторотиков» рассказами о зверствах преподавателей. Самым жутким, по словам «бывалых», был, разумеется, господин Вальтормар. Услышав, что третья группа получила его в кураторы, второкурсник с огненно-рыжими волосами шумно втянул воздух и покачал головой:

– Мне вас жаль, мальки. Господин Атор считает, что каждый в этом мире сам за себя. Так что если вдруг что-то нарушите и попадётесь, пощады не ждите: он ваши задницы прикрывать не станет.

Старшие курсы не скупились на описания зверств на занятиях лучшего боевика Ардана и искренне не советовали записываться к нему на занятия. К концу ужина пришедшая в столовую часть третьей группы поглядывала в сторону Лиданы очень хмуро. Прямых обвинений в том, что это из-за неё группа получила такого куратора, пока не звучало, но девушка сочла за лучшее поскорее доесть перловую кашу, залпом выпить яблочный компот и уйти от греха подальше. Новые подруги последовали за ней. Лея пришибленно молчала.

– А почему ты решила записаться к нему? – не выдержала более бойкая Альма. – Не знала, какой он, да?

– Он лучший, – кратко ответила Дана. – Мне этого достаточно.

– Ну смотри, – пожала плечами собеседница. – Лея, а мы с тобой к кому запишемся? Давай к господину Ларошу, а? Его вроде бы хвалили.

– Можно и к нему, – расстроенно отозвалась та. – Но куратор у меня всё равно господин Вальтормар.

– Ты же слышала, что на своих подопечных он не обращает никакого внимания, – высокая Альма приобняла маленькую и пышную Лею за плечи. – Подумаешь, куратор… Это же не преподаватель.

Айи в комнате не было. Дана не стала включать свет, улеглась на покрывало и, обняв подушку, долго лежала, смотря на бездонное синее небо за окном. Вечер явно не задался. Почему только декану взбрело в голову назначить господина Атора куратором третьей группы? Рано или поздно в этом наверняка обвинят Дану, и разбираться, что она ни при чём, никто не станет. Если бы только можно было всё вернуть! Но никто не должен узнать, что под маской безродной девицы Льенн скрывается Лидана С`аольенн, герцогиня, за голову которой назначена награда в тысячу золотых.

ГЛАВА 3

Утро началось с противного писка будильника. Дана, не глядя, пошарила рукой по столу, нащупала источник раздражения, переключила металлический штырёк и нехотя поднялась. Соседка спала, накрывшись одеялом с головой. Хоть декан ещё накануне записал Лидану в группу к господину Вальтормару, девушка сочла нелишним на всякий случай подойти к секретарю. Умылась, оделась, потрясла за плечо соседку.

– Айя, вставай.

Та в ответ сонно пробурчала что-то и укуталась в одеяло ещё плотнее. Дана пожала плечами: хозяин – барин. Не хочет маркиза Делавент поднимать свой высокородный филей – не надо. Видит Пресветлый, она пыталась разбудить соседку.

Секретарь Бриана Лорио, миловидная женщина в роговых очках, перебрала ведомости, отложила одну из них в сторону и с сочувствием взглянула на стоящую перед ней худенькую брюнетку.

– Атор Вальтормар лично записал вас в свою группу, госпожа Льенн, – сообщила она. – Ещё вчера. Вы хотите поменять преподавателя? Даже не знаю, чем вам помочь… Декан Лорио появится после двух.

– Нет-нет, – Дана покачала головой, – меня всё устраивает, спасибо, госпожа…

– Госпожа Фьорр, – подсказала секретарь. – Рени Фьорр.

– Госпожа Фьорр, а где я могу получить расписание занятий? – вежливо уточнила девушка.

– Ваш куратор вечером раздаст, – женщина вновь заглянула в ведомости и вздохнула: – господин Вальтормар. Ваша группа встречается с ним сегодня в шесть вечера в аудитории 213. Сегодня у первокурсников свободный день, а с завтрашнего начнутся занятия. Непременно зайдите в целительский корпус, третий этаж, кабинет 320, получите браслет. О его функциях вам расскажет куратор на встрече.

– Благодарю, – Лидана направилась к двери, решив сразу же зайти к целителям за браслетом.

– Госпожа Льенн, – окликнула её секретарь, – ещё минутку. – Она протянула девушке листок с двумя печатями. – Это распоряжение выдать вам три дополнительных комплекта формы. Они вам пригодятся.

– Спасибо, – Дана смутилась от неожиданного участия совершенно незнакомого человека и поспешила выйти из приёмной.

За дверью успела образоваться небольшая очередь из таких же ранних пташек. Увидев Лею и Альму, девушка улыбнулась. Дождалась подруг, записавшихся на боёвку к некому Андре Ларошу, и вместе с ними направилась в целительский корпус.

Сухощавый мужчина неопределённого возраста взял у каждой из девушек образец крови из пальца, выставил Альму и Лидану в коридор и несколько минут о чём-то беседовал с Леей. Вышла она уже с ярко-зелёным браслетом на запястье. Следующей зашла Альма. У ней браслет имел более приглушённый оттенок. У Даны и вовсе оказался тёмно-зелёным.

– Могу сразу сделать укол, – фиксируя браслет на запястье, предложил целитель.

– Какой укол? – насторожилась девушка.

– Противозачаточная сыворотка на год, – пояснил мужчина и кивнул на браслет: – Всё равно через пару месяцев придёшь.

– Я не собираюсь ни с кем спать! – возмутилась Дана.

– Ну-ну, – хмыкнул целитель. – Дело твоё.

Подруги в ожидании Даны сравнивали браслеты и гадали, почему они имеют разный оттенок зелёного.

– У Мирта браслет чёрный, я сама видела, – Альма откинула прядь волос со лба и пояснила подругам: – Мирт – мой брат, он тоже учится тут, на третьем курсе. Но он ничего не рассказывал… Может, с каждым курсом темнее? Мы только поступили, «зелёные» новички, вот и браслеты такие же.

– Секретарь сказала, что кураторы расскажут про браслеты, – напомнила Дана. – Мне кажется, с ними всё сложнее.

– Повезло тебе, Алька, – вздохнула тем временем Лея. – Родной брат уже на третьем курсе, есть, кому защитить… Девочки, а почему вы вообще сюда поступить решили? Вот у меня семья большая, семь детей, а мама нас одна растит. Я на целительский не прошла, а возвращаться не могу: ещё один рот мама не потянет, а иначе дорога одна – в «весёлый дом». Год продержусь тут, а потом перевестись попробую.

– Нас с Миртом дядя воспитывает, – Альма скривилась. – Жадная старая жаба. Приданного у меня нет, сами понимаете, а с дядюшки станется продать меня за пару золотых в жёны такому же старому похотливому сычу. А здесь Мирт, он меня в обиду не даст.

Девушки в ожидании взглянули на Лидану. Та колебалась, не зная, какую часть правды можно рассказать подругам. Наконец, осторожно подбирая слова, произнесла:

– Я сирота, и идти мне некуда. Всех родных убили, я случайно уцелела. Хочу научиться постоять за себя и отомстить врагам.

– Ты из благородных? – пухленькая брюнетка взяла Дану за руку. – Говоришь так правильно, и руки к работе не привычные, сразу видно.

– Была личной служанкой у госпожи, – соврала С`аольенн. – Она добрая была, хорошая, занималась со мной, вот и нахваталась от неё умений по-благородному говорить.

Однокурсницы версию приняли и вопросов о прошлом Лидане больше не задавали. Альма пообещала познакомить подруг с братом, и до самого общежития соловьём разливалась, какой Мирт замечательный, добрый, сильный и хороший. Дане же каждое слово было – как нож в сердце. У неё теперь не было никого. Ни двух старших братьев, ни сестрёнки, ни смешного бутуза-племянника. Скомканно попрощавшись с подругами, она ушла в свою комнату, искренне надеясь, что соседки там нет. Напрасно. Её светлость как раз соизволили проснуться и выползти из одеяла.

– Причеши меня, – потребовала Айя.

– А что ещё сделать? – фыркнула Дана. – Я тебе не служанка.

Соседка надулась, как мышь на крупу, выкопала в недрах чемодана украшенный драгоценными камнями гребень, села у окна и принялась причёсываться. Белокурые волосы красивой волной падали на спину, переливаясь на солнце. Дана прикусила губу, вспомнив, как причёсывала по утрам младшую сестрёнку. Флер внешностью пошла в мать: голубые глаза, светлые волосы…Она обожала утром босыми ногами пришлёпать в комнату к Лидане, протянуть ей гребень и попросить: «Заплети мне хвостик». В последний раз, когда Дана видела Флёр, белокурые волосы малышки были выпачканы в крови, а в широко раскрытых голубых глазах навеки застыли непонимание и боль.

Девушка вскочила, чувствуя, что ещё немного – и разрыдается, схватила с покрывала карту и бросилась за дверь. При мерзкой маркизе демонстрировать свою слабость не хотелось.

– Они заплатят, они все заплатят! – девушка скривила губы. – Твари! Сволочи!

Саданула кулачком по стене. Боль отрезвила и помогла прийти в себя. Дана раскрыла карту, выбирая, куда можно пойти. Внимание привлёк тренировочный зал, расположенный на цокольном этаже под соседним общежитием. Вопреки опасениям девушки, там никого не было. В углу были сложены горкой толстые маты. Девушка ткнула кулачком висящий в углу мешок с песком, прошла вдоль стены, рассматривая висящие на ней длинные палки. Интересно, зачем они нужны? Наконец добралась до деревянной мишени в человеческий рост. В голове «пособия» торчало пять ножей. А при поступлении Дана демонстрировала комиссии как раз умение метать ножи. Обрадованная, она вытащила оружие из мишени, отошла за проведённую белой краской черту на полу и, представляя на месте деревяшки вполне реального Коула Бергенсона.

– Сдохни! Сдохни! Сдохни! – шептала она, когда очередной нож вонзался в мишень. В голову, в область сердца, в живот… – Сдохни, тварь!

Удовлетворённо осмотрела результат. Подошла, выдернула ножи, чтобы вернуться на исходную позицию и ещё раз «убить» врага. Повернулась и встретилась с холодным взглядом янтарных глаз.

Атор был удивлён. Приходить в закреплённый за ним тренировочный зал не во время занятий по боёвке не рисковали даже старшекурсники. Тем неожиданней было увидеть у мишени пигалицу, которая сама попросилась к нему в группу. Ножи девчонка метала вполне уверенно, хотя замах делала слишком широкий, неэкономно расходуя силы и теряя в меткости. На него она смотрела с ненавистью, даже с вызовом.

– Надеюсь, вы не возражаете, если я немного потренируюсь? – гордо вздёрнув голову, спросила она.

– Абсолютно не возражаю, – неконфликтно согласился Атор.

Девчонка вновь принялась метать ножи в мишень. Понаблюдав за ней с минуту, Вальтормар не выдержал. Шагнул ближе, перехватил отведённую для броска руку.

– Слишком далеко отводишь локоть, – произнёс он. – И стоишь неправильно, неустойчиво. – Выдернул из мишени торчащие ножи, приказал девушке: – Повторяй за мной. Левосторонняя стойка, ногу чуть вперёд пододвинь. Правую руку поставь перед грудью… вот кто так нож держит? Так, теперь вот такое движение рукой, отталкиваешься правой ногой и с разворотом корпуса бросаешь нож остриём вперёд. Поняла? Тренируйся.

Мужчина отошёл в другой конец зала, к кожаному мешку, примерился к нему и начал обрабатывать серией коротких, почти без замахов, ударов. Через несколько минут понял, что не слышит характерного звука врезающихся в дерево ножей. С разворота ударил по снаряду ногой и обернулся. Так и есть. Девчонка смотрела на него, забыв о ножах.

– Иди сюда, – поманил её Атор, решив преподать ещё один урок. – Нет, нож возьми. Нападай.

– Что? – Дана решила, что она ослышалась. – В смысле, с ножом? На вас?

– Ну ты же собиралась меня убить, – пожал плечами преподаватель. – Пробуй.

Девчонка не умела драться. Совсем. Даже замахнуться, как следует, побоялась, попробовала ткнуть куда-то в бок. Боевик легко перехватил её руку, вывернул, заставляя выронить оружие, и несильно оттолкнул. Не удержавшись, Дана плюхнулась на попу и ойкнула. Во взгляде янтарных глаз, устремлённом на неё, сквозило отчётливое: «Что ты тут делаешь, недоразумение?» Вслух же куратор произнёс другое:

– Падать не умеешь, значит… Это плохо. Сейчас буду учить.

– Лучше научите удерживаться на ногах и не допускать падения! – огрызнулась Дана.

– Умение падать может не только защитить от травмы, но и спасти жизнь, – Атор бросил на пол один из лежавших стопкой матов. – Оно защитит и в бою, и в жизни. Умение падать может принести победу в поединке. Если ты упадёшь неудачно, рискуешь получить тяжёлую травму. А иногда только травмой дело не ограничится. При падении необходимо расслабиться, чтобы верно распределить силу удара. К примеру, падение на спину, одно из самых частых. Страдают локти, затылок и копчик, как в твоём случае. Как падать правильно: присесть, развести руки в стороны, не подставляя ни локоть, ни запястье – переломы нам ни к чему. Голову прижать к ключицам, сгорбить спину и мягко перекатиться, гася падение поверхностью рук и ладоней.

Он показал, как. Упал мягко, как кошка, моментально перекатился и выпрямился уже в боевой стойке. Дана, храбро попытавшаяся повторить увиденное, шлёпнулась на мат куском сырого теста, едва не вывихнув запястье. Боевик показал ещё раз, повторив объяснение. После получаса попыток что-то начало получаться. Обрадованная этой маленькой победой, уставшая, запыхавшаяся девушка присела отдохнуть на узкую длинную лавку. Потёрла полученный в целительском корпусе браслет.

– Господин Вальтормар, – окликнула она Атора, – можно вопрос?

– Спрашивай, – кивнул тот.

– Почему у вас браслет чёрный, а у меня – зелёный?

Мужчина хмыкнул, подходя ближе. Присмотрелся к её браслету.

– Как только тебе исполнится 16, он почернеет, – сообщил он. – Я бы сказал, осталось не больше двух месяцев, хотя выглядишь ты младше. Советую до этого времени найти себе опекуна, либо уйти с факультета.

Назад к карточке книги "Обречённая на месть. Дилогия (СИ)"

itexts.net

Читать онлайн книгу Темный договор. Опасные решения (СИ)

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

Назад к карточке книги

Темный договор. Опасные решенияНика Веймар

Аннотация

Сдала сессию и надеешься на беззаботное лето? А как насчёт экспресс-курсов в Светлой магической академии другого мира? «Конечно да!» – сказала Алина. Вот только соглашение, предложенное ей, было слишком сомнительным. И она решила заключить свой, пусть и опасный, договор… с тёмным магом. Чем обернётся такое решение, знает только он.

* * *

– Ура-а-а-а-а!!! – бодро помахивая зачёткой, на весь коридор заорал выскочивший из кабинета Сашка. – На «семёрку» сдал!

– Поздравляем, – кисло откликнулись стоящие у окна ребята из восьмой группы, которым ещё предстояла незабываемая встреча с Татьяной Вольдемаровной. Бодрая, сухонькая преподаватель по теории коммуникации фанатично любила свой предмет, и слово "пересдача" на её экзамене звучало гораздо чаще, чем "дайте зачётку". Но нашей группе повезло: хитрая староста выведала в деканате, что у Татьяны Вольдемаровны в выходные был юбилей, и на экзамен мы явились с букетом цветов, огромной открыткой и коробкой конфет. Расчувствовавшаяся преподаватель пообещала, что из нашей группы сдадут все, и сдержала слово. А вот пересдающим, похоже, не повезёт: чтобы "Великолепная Татьяна" да и никого не "завалила"…

– Ну что, отмечать? – Сашка подлетел к нам с Викой и оторвал меня от размышлений о печальной судьбе однокурсников. – Алинка, дуй за гитарой и собираемся в нашем блоке через час. С собой – хорошее настроение и готовность куролесить до утра. Пароль – "белочка", она к нам точно придёт! Вика, ты со мной в общагу? Идём, пара лишних рук лишней не будет!

– С тобой, – Вика элегантно подхватила с подоконника сумочку. – Долго ты что-то у Великолепной Татьяны сидел, мне Макс и Ленка уже раз восемь звонили, спрашивали, как скоро мы освободимся. Только в деканат зайдём, мне "зачётки" отдать нужно.

– Увидимся, – не дожидаясь друзей, я поспешила к лифту. В конце концов, общага почти за городом, а на экзамен брать гитару я не рискнула.

Вечер удался. Мы пели, верней, до хрипоты орали песни, от "Арии" до бессмертного "Тополиного пуха" "Иванушек", играли в "Крокодила", фанты, "Есть контакт", сочиняли рассказ, а потом долго веселились, читая его. Домой меня, как и всех "необщажных", не отпустили, благо что Сашкин блок был на первом этаже. И, чинно покинув общагу в 23–00, мы аккуратно обошли её и вернулись в гостеприимно открытое окно. И веселье продолжилось, пусть и тише. Наконец, около 5 утра желание спать победило. Меня забрала в свою комнату Вика. Одна из её соседок ночевала у своего парня, поэтому спала я во вполне комфортных условиях. Но в начале девятого подруга меня растолкала.

– А? Что? – спросонья я не сразу поняла, где нахожусь.

– Блин, мне так неудобно, – Вика отчаянно зевала, – но только что Светка разбудила, сказала, через 20 минут обход будут делать. Короче, идём к Сашке и выпускаем вас всех через окно. А обход пройдёт – вернётесь.

– Да ладно, – я тоже зевнула, прикрыв рот рукой, – я домой пойду. Только умоюсь.

– Мы тут вчера всё, что осталось из призов, к тебе в рюкзак закинули, – староста потянулась. – Пусть у тебя побудет на хранении, а? Шоколадку можно съесть.

– Спасибо, – хмуро отозвалась я из ванной. – Ну идём, что ли, чтоб с твоим обходом не встретиться.

Выбравшись через окно, я побрела к остановке. Там уже переминались с ноги на ногу в ожидании автобуса ещё пятеро одногруппников, оставшихся у гостеприимного Сашки. Повезло: автобус появился почти сразу.

– Алинка, садись, – хлопнул по сидению рядом с собой Влад, которому не хватило места на сидении-"четвёрке", занятой более быстрыми друзьями. – До метро вместе доедем.

– Не, мне выходить через две, – отказалась я. – Поеду кругом, ещё и выспаться успею.

– Ну как хочешь, – Влад зевнул и закрыл глаза.

Выйдя на нужной остановке и оценив количество людей, я сочла за лучшее пройтись до диспетчерской и сесть на конечной. Но на полпути меня перехватил юноша в ярко-фиолетовой майке.

– Подождите! – преградив мне дорогу, он настойчиво совал мне какой-то листок. – Вот, читайте!

Автоматически я взяла протянутую бумажку и развернула её.

"Вы молоды, полны сил и энергии? Тогда мы приглашаем вас принять участие в новом проекте Академии светлой магии "Магическая школа". В течение трёх месяцев с вами будут работать лучшие специалисты Светлой магии, а по окончании курсов лучшим выпускникам будет предложена высокооплачиваемая работа и бесплатное обучение в Академии", – гласил текст, набранный каким-то готическим шрифтом.

Я недоверчиво рассматривала странную листовку, а вручивший мне её молодой человек тем временем разливался соловьём и настойчиво волок меня к обшарпанному подъезду офисного здания, на котором висела от руки написанная бумажка со словом "Кастинг". Блин, башка трещит… мне бы отоспаться после вчерашнего. Да и после позавчерашнего тоже. Какие, к дьяволу, кастинги? Какая академия магии? Очередная секта, не иначе. И этот…адепт, вцепился как клещ. Дар он во мне разглядел! Как съезжу ему сейчас гитарой поперёк спины! Хотя нет: гитару жалко.

– Вы не думайте: я не сумасшедший и не сектант, – чувствительно дёрнув меня за рукав, сообщил мне молодой человек. – Я правда вижу в Вас дар, Алина. Уверен, результаты теста это подтвердят. Вы ничем не рискуете. Всего несколько минут, и убедитесь сами, что я был прав.

Так, а своего имени я ему не называла точно. Тогда как он его узнал? Я остановилась и пристально взглянула на настойчивого рекрутёра, пытаясь сосредоточиться. Получалось плохо. В конце концов, пять часов сна за двое суток ещё никому на пользу не пошли. А мы с группой и окончание сессии бурно отметили. В итоге я злая, невыспавшаяся и охрипшая. Идеальный кандидат в светлые маги, по-любому! А ведь парнишке наверняка платят за каждого приведённого кандидата. Небось, тоже студент…

– Ну хорошо, – со скукой в голосе согласилась я, мимоходом подумав, что доброта моя меня погубит. – А если не пройду твой тест? Я не в лучшей форме сейчас – мозги не варят абсолютно.

– Пройдёте, – уверил меня юноша, приглашающе распахивая дверь.

За ней, вопреки ожиданиям, оказался вполне чистый и светлый коридор с удобными диванчиками для посетителей. На одном из них сидела симпатичная брюнетка, едва удостоившая меня взглядом. На втором – две подружки, по виду, типичные "ботанки".

– Заполняйте анкеты, – мой проводник шустро раздал каждому из нас по два листа, скреплённых степлером, и ручке. Надо же: чернильная, с золотистым пером. Дорогая, наверное. Я писала ответы почти что на автопилоте. Имя-фамилия-отчество-год рождения… Но следующие вопросы заставили меня всё-таки сосредоточиться. Когда я обнаружила в себе дар предвидения? Наверное, в детстве, когда тягала конфеты из вазочки на пару с двоюродной сестрой и точно знала, что тётя нам потом устроит "сладкую жизнь". Кем работают мои родители? Вздохнула и написала привычное: "Я сирота". Родителей я и правда не помнила. Тётя говорила, что они увлекались скалолазанием, и из очередного похода не вернулись. Лавина или оползень – какая теперь разница? Даже тел не нашли. А мне было всего 2 года… Тётя оформила опекунство, заботилась обо мне, как о родной. А когда я была в восьмом классе, Наташка, моя двоюродная сестра, переехала к отцу в Бразилию, и мы с ней почти перестали общаться. А тётя Леонора после её отъезда как-то сразу сдала… И умерла на следующий день после моего 18-летия. Ладно, прочь грустные мысли, вон, брюнетка уже отдала анкету нашему сопровождающему, эффектно улыбнувшись ему.

Я быстро заполнила оставшуюся часть, не отвлекаясь больше на посторонние мысли, и отдала анкету юноше.

– Подождите минутку, – извиняющимся тоном произнёс он, бегло прочитав ответы. – Вас пригласят.

Брюнетки и двух "ботанок" в коридоре уже не было.

– Госпожа Никанюк, пройдите на собеседование и испытание! – чопорно произнёс незнакомый голос. Я завертела головой, пытаясь обнаружить его обладателя. Юноша-рекрутёр услужливо указал мне на кабинет в конце коридора. Я, стараясь держаться независимо, вошла и оказалась в практически пустой комнате. Посередине мигала какая-то странная арка, а сбоку стоял стол, за которым сидели два белобородых старика.

– Пройдите через арку, уважаемая, – скомандовал один из них.

Немного недоумевая, я послушалась. Арка заискрилась, как новогодняя гирлянда.

– Замечательно! – потёр руки второй старичок. – Я магистр Теонорис, а это мой коллега, светлый архимаг Стевис, ректор Светлой магической академии. Алиночка, присаживайтесь. Как хорошо, что мы с вами встретились! Вам выпал уникальный шанс обучаться в Светлой магической академии!

– А что, есть ещё и Тёмная магическая академия? – хрипловатым от недосыпа голосом поинтересовалась я.

– Есть, есть, но это неважно, – махнул рукой магистр Теонорис. – Мы вас поздравляем, вы приняты! Осталось лишь несколько формальностей, это быстро. Так, сразу поясняю: обучение начинается с сегодняшнего дня, одеждой, питанием, жильём вас обеспечит Академия…

– Это вы намекаете, что домой я не попаду? – я поставила локти на стол и наклонилась вперёд. – Так не пойдет! Я хочу предупредить друзей и взять необходимые вещи.

– Алина, не волнуйтесь, – вмешался ректор. – Уважаемый магистр не успел сказать, что наша Академия находится в другом мире. У нас всё продумано: вашего отсутствия никто не заметит. Так, вернёмся к формальностям. Я сомневаюсь, конечно, но спросить обязан… Алиночка, вы девственница?

– А это обязательное условие? – я почувствовала, как меня накрывает волна гнева. – Всего доброго, уважаемые!

– Подождите, – ректор выскочил из-за стола. – Не обижайтесь. Дело в том, что кровь девственницы – очень ценный ингредиент многих магических зелий. Да и обрядов. Если вы девственница, то мы… ммм… будем вас особенно беречь.

– Я похожа на девственницу? – скептически хмыкнула, прекрасно представляя, кого они видят перед собой. Невыспавшаяся, охрипшая, с упавшим на бок после вчерашней гулянки ирокезом, на который пришлось извести два флакона лака с блёстками, в майке с надписью "Memento mory" и рваных джинсах. Ещё с макияжем smoky eyes, который всё же успела нанести в Викиной ванной… Да я скорей на алкоголичку была похожа, чем на невинную деву. Хотя, в принципе, как раз последней и являлась. Но об этом не знали даже мои подруги, и уж тем более я не собиралась об этом сообщать всяким посторонним дедам странной наружности.

Старички переглянулись и уверенно, в один голос вынесли вердикт:

– Нет.

– Ну так к чему лишние вопросы? – я зевнула. – И как насчёт личных вещей-то? Хоть шампунь и щётку зубную взять, а? У меня кроссовки и спортивные штаны с майкой с собой, на первое время хватит.

– Что при себе есть, то и возьмёте, – отрезал ректор Стевис. – Вот договор, подписывайте, и отправляемся на первое занятие.

– Кстати, – оживился магистр Теонорис, – алкоголь Светлым магам нежелателен. Так что настраивайтесь на то, что ближайшие три месяца будете пить чай, соки, воду… Всё полезное, в общем.

Я усмехнулась. Всё-таки господин магистр принял меня за алкоголичку. Ну и чёрт с ним. Репутацией своей в глазах незнакомцев я дорожу крайне мало. Внимательно прочитала предлагаемый договор. Стандартно: я и Академия в лице магистра Стевиса Микорейна заключали соглашение. Мне надлежало прилежно учиться и с уважением относиться к преподавателям, а Академия, помимо предоставления мне пищи и крова, гарантировала предоставление всех необходимых учебных материалов. Вроде, всё честно. Я взяла протянутую ручку и поставила размашистую подпись.

– Замечательно! – обрадовался ректор, забирая документ. – Пойдёмте, студентка, пора знакомиться с группой и с азами Светлой магии.

Он кивнул магистру Теонорису, и тот начертил в воздухе прямоугольник, вспыхнувший белым светом. Ректор взял меня за руку и потянул за собой. Мы оказались в небольшой комнате с низким потолком. За столами сидели уже знакомые мне брюнетка и две подружки. Одна из них шмыгала покрасневшим носом и выглядела заплаканной. Остальных двух девчонок я видела в первый раз. Странно, что группа исключительно девичья. Может, у них тут раздельное обучение? Хотя я и на отборе парней не видела…

– Алина, садитесь к Истре, – указал мне ректор на высокую блондинку, смотревшую на меня без малейшего интереса, словно на жука. Истра неохотно пододвинулась. – Начинаем занятие. Сейчас мы научимся ставить магическую стену. А со стихиями будем разбираться потом, в стенах Академии. Кстати, предупреждаю сразу: мы сейчас находимся на ничейной территории. Никуда не расходитесь. А если вам предложат что-то подписать – не подписывайте! Всё понятно?

– Не всё, – проклиная свою любознательность, отозвалась я. Сидела бы себе спокойно и молча, так нет же! – А кто нам может предложить что-то подписать?

– Я же сказал: мы на ничейной территории, – терпеливо пояснил ректор Стевис. – Мало ли – забредёт отряд Тёмных. А им Светлые всегда нужны. Но это я на всякий случай. Так, открываем учебники и изучаем первую главу. Вернусь через 15 минут.

На столах материализовались учебники. Я не удивилась лишь потому, что до сих пор воспринимала всё слегка заторможено. Дико хотелось спать и не покидало ощущение ирреальности происходящего. Ущипнула себя за руку. Хм, больно. Не сон, значит… Ладно, пока читаю, а потом разберусь.

Сквозь шелест страниц я слышала тихие, сдерживаемые всхлипывания. Плакала не только одна из "ботанок": ещё одна девушка выглядела заплаканной и кусала губы, чтоб не разреветься.

– Чего они? – спросила я у соседки.

Истра взглянула на меня так, словно я сморозила глупость, но всё же ответила:

– Они были девственницами.

– И что? – отказывался соображать мой невыспавшийся мозг.

– А теперь не девственницы, – изящно пожала плечиками соседка. – Ты из какой глуши, подруга? С девственной кровью много ритуалов. Зачем рисковать?

– Их что – изнасиловали? – наконец дошло до меня.

– Ну типа того, – Истра откинула с красивого лобика непослушную прядь. – Скоро успокоятся. Девка не пузырь: от тисканья не лопнет, ага. И лучше свои, чем тёмные. Я бы с тёмным под страхом смерти не легла! Читай лучше.

Она углубилась в чтение, а я пыталась осмыслить услышанное. Вот ведь уроды! Значит, если бы я им откровенно проблеяла на этом собеседовании, дескать, да, дядечки, я с мужиками ещё не зналась, они бы меня живо под кого-то подложили? Ну не твари ли!

Пока я мысленно возмущалась, вернулся ректор вместе с магистром Теонорисом.

– Дочитали? – жизнерадостно вопросил он. – Тогда начнём практику!

Магическая стена-щит у меня получалась плохо. Она дрожала, расползаясь во все стороны на манер недоваренного холодца. Магистр Теонорис раз за разом объяснял мне, как именно я должна её создать, рассказывал что-то умное про невидимое свечение и связь с внутренней силой. Я кивала, но ничего путного не получалось.

А потом магистр вещал нам что-то глубокомысленное про уравновешивание Пространства и про какие-то хранилища силы. От этой лекции спать хотелось ещё сильней, но я не поддавалась этому желанию, изо всех сил пытаясь продраться сквозь дебри умных слов. Смысл, насколько я уловила, был в том, что после каждого сильного заклинания возникала отдача, и её последствия надо было смягчить. Для этого заранее создавалась своеобразная ловушка: мысленная сфера, наполненная энергией. Причём не имело значения, тёмный маг колдовал или светлый. Но светлым роль компрессоров удавалась лучше. Интересно, зачем нам это?

После небольшого перерыва на обед занятия продолжились. Мне казалось, что светлые магистры нервничают, но, списав это на разыгравшуюся от бессонных ночей паранойю, я решила не придавать замеченному значения.

– Сейчас мы будем вас переносить в другое место, – сообщил ректор, едва очередная импровизированная лекция завершилась. – Тут долго оставаться нельзя. Группы по 3 человека. Так, ты, ты и ты – с нами, – указал он на брюнетку и двух подружек. – А вы ждёте нас здесь. Мы скоро.

Названная группа исчезла в портале. Я отчаянно зевала, пытаясь понять, что же меня тревожит. Так и не найдя ответа, решила пройтись и, кинув Истре:

– Позовёшь, – вышла за дверь. Пока эти господа вернутся, хоть изучу обстановку.

Коридор был мрачен. Веяло сыростью и пахло плесенью. Я пошла направо, к покосившейся и хлипкой деревянной лестнице. И была неприятно удивлена тем, что часть лестничного пролёта отсутствовала. Примерилась, поставила ногу на первую ступеньку. Та угрожающе скрипнула. А ведь всё равно залезу! Я присмотрелась к ступенькам, выбрав взглядом наименее покосившиеся и провалившиеся, и в три прыжка одолела лестницу, остановившись на крепком с виду деревянном пороге. Плюс был в том, что моё путешествие закончилось успешно. А минус – в том, что лестница не выдержала и с жутким грохотом обвалилась окончательно. Ну дела… Ладно, тут невысоко, в крайнем случае, спрыгну. Тому, кто прыгал по крышам, три метра между этажами – хоть бы хны: плюнуть и растереть! Я высмотрела балку, на которой держались перекрытия, и аккуратно пошла по ней к дальней стене. Из окна с выбитой рамой тянуло свежим воздухом и запахом опавшей листвы Выглянула, зябко поёжившись. Одета я была совершенно не по погоде. В этом мире царила ранняя осень. Листья на деревьях едва подёрнулись багрянцем, небо было прозрачно-сиреневого цвета. Красиво. И уже около 5–6 вечера по ощущениям… Жалко, часов не ношу, знала бы точно. Я опять зевнула. Спать хотелось неимоверно. Надеюсь, Истра не забудет меня позвать, когда магистр и ректор вернутся. Я присела под окном, прислонившись к стене и положив чехол с гитарой на колени, прикрыла глаза, мысленно подбирая ноты к песне "Эпохи" "Взойди на эшафот".

Внизу раздались какие-то крики, шум борьбы. Я неохотно открыла глаза. В комнате стало чуть темней. Ого, похоже, я неплохо так задремала.

– Пусти меня, ты, чёрное животное! – вопила внизу невидимая Истра. – Я никуда не пойду!

– Где третья? – пророкотал низкий мужской голос. – Вас должно было быть трое.

– А я ей сторож? – огрызнулась девушка. – Сам ищи, если охота! Попросила позвать её, как магистр с ректором вернутся и куда-то исчезла.

– Ну так зови! – в голосе явственно звучали нотки нетерпения.

– А то она дура – высовываться. Даже если услышит, – засмеялась Истра. И тут же раздался звук пощёчины, а следом крик боли.

– Я сказал – зови! И ты зови! – мужчина явно был в ярости. Я притаилась, как мышка, боясь даже дышать. Только бы его не понесло проверять второй этаж! Я тут даже защититься толком не смогу – тут вообще опасно ступать куда-то кроме балки. Блин, жалко девчонок, но себя мне тоже жалко. Буду молчать до последнего!

Истра и вторая девушка несколько раз позвали меня. Причём не по имени, а просто: "Эй, где ты? Иди к нам!" Наверное, не запомнили, когда ректор назвал моё имя. Ну и хорошо.

– Слышишь, выходи сама! Хуже будет! – пригрозил неизвестный мужчина, топая внизу как слон. – В лес, что ли, рванула? Ну куда ж ещё? Не взлетела ж наверх. Ещё искать её теперь… Вот нет бы – как эти две, сидела и ждала тихонько. У, зараза светлая!

Моё сердце колотилось как бешеное. Оставив рюкзачок и гитару, я осторожно подползла к проёму и взглянула вниз. Коренастый светловолосый мужчина стоял ко мне спиной, зато Истра меня заметила и тут же сдала со всеми потрохами:

– Вот она, наверху!

Я даже не успела возмутиться предательству. К тому же, у меня явно намечались более ощутимые проблемы. Мужчина повернулся и смерил меня злым взглядом.

– Ну-ка спускайся! – приказал он.

– А что мне за это будет? – крикнула я, пятясь по балке назад и лихорадочно закидывая на спину чехол с гитарой и рюкзак.

– Бить не буду, – донеслось снизу. – Ну, сама спрыгнешь? Учти: если я полезу за тобой, будет хуже!

– Сейчас, сейчас, – отозвалась я, перекидывая ногу через подоконник. Ишь, размечтался. Дураков нет. Сгруппировавшись, прыгнула, мягко приземлилась на землю и тут же рванула в сторону леса. Слава богу, выход из этого, с позволения сказать, учебного корпуса, был с другой стороны. Добегу до леса, а там пусть ищет меня меж деревьями!

– Стооой, кому сказал! – донеслось сзади. Похоже, светловолосому надоело ждать, и он всё-таки влез наверх. – Стоооой, хуже будет!

Но лес был уже совсем рядом. Я нырнула между двумя близко росшими деревьями и понеслась вглубь, подгоняемая страхом. Бежала, пока не начала задыхаться. Остановилась у большой сосны, жадно хватая ртом воздух, осмотрелась. Вокруг было тихо, лишь в кронах деревьев шумел ветер. Похоже, никто за мной не гнался. Я медленно пошла в ту же сторону, куда и бежала, попутно вспоминая все советы по выживанию в лесу. Ножа у меня нет, спичек тоже… Зато есть зажигалка в виде черепа, которую я вчера прихватизировала у однокурсника Мишки. А что ещё? Я порылась в рюкзаке, вспомнив, что неразыграные в конкурсах призы девчонки бросили ко мне "на хранение". Так, что у нас в пакете? Пачка мюсли с орехами и сухофруктами, две шоколадки, легкомысленная кружевная сорочка, коробка театрального грима и фемикап. Мдааа, ну и наборчик! Ну да ладно. От голодной смерти я спасена, да и на дерево залезу, пожалуй, если понадобится. Вот только гитару неудобно тащить будет. Но нет – пока возможно, я её не оставлю. А вот отсутствие верхней одежды – это минус, и серьёзный. Ладно, будем надеяться, ночи ещё не слишком холодные.

Успокоив себя так, я бодро потопала дальше, посматривая по сторонам. Адреналин разогнал сон, в голове прояснилось. Я тихо выругалась, запоздало сообразив, что именно меня напрягало и в договоре, и в поведении господина ректора. Да он просто оставил нас тому светловолосому мужику. А тот наверняка выгодно продаст ценный "товар", светлых магичек, кому-нибудь из тех самых упомянутых Тёмных. Небось, и трёх девушек, которых светлейший Стевис забрал раньше, выгодно продали кому-нибудь ещё. С доставкой покупателю! А я, уставшая как собака и не способная адекватно оценивать реальность, купилась на красивые фразы про Светлую академию, как молодой карась! А теперь ещё и рванула хрен разберёт куда. Хотя, с другой стороны, а какая мне разница: попасть в лапы к тёмным магам или в пасть к диким зверям? Я задумалась. Нет, пожалуй, ещё хочу пожить. И какие у меня варианты? Выбраться из леса и предложить себя в качестве светлого мага первому встречному? И потребовать подписания какого-нибудь документа, мол я, Алина Никанюк, обязуюсь верой и правдой феячить…то есть, творить магию в установленных пределах взамен на обязательство вернуть меня домой в целости и сохранности? А что, неплохая идея. Только вот кто поручится, что меня вообще можно вернуть? Ладно, потом разберёмся.

Я на ходу сорвала пару ягод вполне знакомой ежевики, подобрала пару "райских" яблочек. Они, конечно, кислые до одури, но с голодухи сойдёт. Я ускорила шаг, высматривая подходящее для ночлега дерево. Темнело в этом мире быстро, ещё минут 20–30 – и буду идти на ощупь. И мало ли, кого нащупаю в тёмном лесу… Внезапно между деревьями мелькнул огонёк. Избушка лесника, что ли? Так, ночёвка на дереве временно отменяется! Я вновь перешла на бег, спеша к огоньку. Выскочила на небольшую полянку. На ней и вправду стояла низенькая, покосившаяся от времени, но всё ещё достаточно крепкая избушка. И единственное окно светилось призывным тёплым светом. Я колебалась. Мало ли, кто живёт среди леса? Может, лучше не идти? Но тут шагах в двадцати за моей спиной хрустнула ветка, разом решив мои сомнения. Я пулей метнулась через полянку и отчаянно забарабанила в дверь. Та открылась, выпустив на улицу прямоугольник света. На пороге стоял мужчина.

– Пустите переночевать! – выпалила я. – А то тут холодно и страшно. И наверняка звери злые водятся.

– Думаешь, я окажусь более милосердным, чем они, светлая? – глубокий голос мужчины был таким холодным, что с его помощью можно было бы заморозить пробудившийся вулкан.

Он смотрел не на меня, а на что-то за моей спиной. Я решила, что ничего хорошего там нет.

– А к ним я всегда успею вернуться, – нахально отозвалась я, пытаясь рассмотреть незнакомца и параллельно раздумывая над тем, почему он так уверенно заявил, что я – светлая.

– Оглянись, – посоветовал он тем же холодным тоном.

На этот раз я оглянулась и непроизвольно дёрнулась в сторону двери, едва не врезавшись в мужчину. На краю поляны сидели три волка-переростка, хищно взирающие в мою сторону. Я повернулась к незнакомцу:

– Ты на людоеда не похож, а вот они явно имеют на меня гастрономические виды.

– Ну проходи, раз не боишься, – собеседник отступил в сторону, давая мне пройти.

Я быстро протиснулась мимо него, едва сдержав вздох облегчения. Хозяин избушки задвинул засов и повернулся ко мне. Чёрная одежда, украшенная серебристым шитьём, серебряный, судя по виду, медальон на шее, чёрные волосы и абсолютно чёрные глаза, словно наполненные вселенской тьмой.

– Я Алина, – слегка дрожащим голосом сообщила я, с трудом отводя взгляд. Бррр, к кому это я попала только? – А у вас чая не найдётся? Я замёрзла и пить хочется.

– Начала разговаривать на "ты", значит, продолжай, – зло зыркнул на меня мужчина, и, помолчав, добавил: – Алина. Нездешнее имя. Кухня там.

Он махнул рукой, и впереди вспыхнул свет.

– Ого! – не удержалась я. – Так ты маг? Круто! А что ещё можешь?

Мужчина посмотрел на меня, как на слабоумную, и ничего не ответил. Я мудро решила не переспрашивать, прошла на кухню и остановилась, забыв обо всём на свете. На ближайшем стуле сидел шикарный рыжий кот с белой грудкой. Животное недовольно щурилось от света.

– Какой красавец! – восхищенно выдохнула я, любуясь котом. – Кот, а кот, а можно тебя погладить?

Кот царственно взглянул на меня и скептически повёл ухом. Я присела на корточки и думать забыв о таинственном незнакомце. Животное интересовало меня куда больше.

– Иди сюда, красавец, – ласково манила я кота. – Иди, почешу за ушком. Люблю котов. Ну иди, не упрямься. Пожалуйста.

Кот встал, потоптался на стуле и нехотя спрыгнул. Подошёл ко мне, остановился на расстоянии вытянутой руки, принюхался. Я протянула руку, стараясь не спугнуть зверька, и позволила ему обнюхать пальцы.

– Мрррр, – вынес вердикт кот и осторожно почесался мордой об мою руку.

– Обычно Петер не подходит к чужим, – мужчина обошёл меня, подошёл к столу, кинул в чашку щепотку каких-то трав. Щелчком зажёг огонь под пузатым чайником.

– Ко мне все коты идут, – я улыбнулась, поглаживая кота. – Меня в детстве даже "кошачьей мамой" называли.

– Как мило, – он залил травы кипятком и указал мне на стул. – Садись и пей.

– Спасибо, – я присела на указанный стул, прислонив чехол с гитарой к стене. Кот тут же прыгнул ко мне на колени, свернулся калачиком и замурлыкал, требовательно подставляя голову. Я почесала его за ушком, борясь с желанием зарыться замёрзшими пальцами в тёплую шёрстку. Обхватила чашку, осторожно, чтобы не обжечься.

– А ты правда маг, что ли? – не удержалась я наконец.

– Не похож? – без всякого интереса спросил собеседник.

– Я что, доктор? – фыркнула я. – Мне забыли выдать пособие, как отличить мага от обычного человека в полевых условиях.

– Да, светлая, я маг, – он улыбнулся самыми краями губ.

– Понятно, – вздохнула я, задумавшись на секунду, уточнять ли, какой именно. А потом решила, что мне сейчас один хрен разницы что светлый, что тёмный, что серый в крапинку.

– Что это? – указал мужчина на чехол, не обратив ни малейшего внимания на мою последнюю фразу.

– Гитара, – я осторожно попробовала травяной чай, неожиданно сладкий, наслаждаясь теплом. – Музыкальный инструмент такой. Могу сыграть потом, в качестве платы за гостеприимство.

– Светлый менестрель, значит, – маг слегка наклонил голову, прожигая меня холодным взглядом. – Интересно. Что за надпись у тебя на майке?

– Да какой менестрель, – возразила я. – Так, для себя и для друзей иногда пою и играю. Под настроение. А надпись на латыни, означает "Помни о смерти".

– Странный выбор для светлой, – равнодушно произнёс собеседник. – Хотя ты и сама странно выглядишь.

– Вообще-то, светлая я всего день и мне это уже не нравится, – откровенно сообщила я.

– Ты из другого мира? – мужчина откинулся на спинку стула, продолжая изучающе смотреть на меня.

– Из другого, – кивнула я, делая ещё глоток чая. – Идиотизм, честно говоря, вот лезет в голову всякая ересь из книг про классических "попаданок". Все как одна замуж за принцев выскакивали в итоге.

– Все принцы нашего мира уже помолвлены, – собеседник в притворном сожалении развёл руками. – Из знати остались только князья. Пойдёшь, "попаданка"?

– Куда? – не поняла я.

– Замуж, – усмехнулся мужчина. – За кого-нибудь из князей.

– Спасибо, не горю желанием, – буркнула я. – И вообще, давай, предлагай мне договор или что там у вас. Ты же тёмный, верно? Душу не продам, сразу говорю. Самой пригодится.

Он взглянул на меня с лёгким удивлением и усмехнулся:

– Тёмный. Ты не ошиблась. Душа мне твоя тоже ни к чему. А что за договор я, по твоему мнению, должен тебе предложить?

– Ну как же, – немного растерялась я, – о том, что я буду уравновешивать Пространство после применения магии, например. Сферы магические заряжать добром и всякими другими ништяками. Нам об этом рассказывали.

– Я прекрасно справляюсь с этим сам, – холодно ответил он, вновь теряя ко мне интерес.

– Тогда просто верни меня домой, – с надеждой предложила я. – Или не можешь?

– Могу. Но не хочу, – скучающим тоном ответил маг.

Вот ведь паскудник! Сложно ему, что ли?

– Тогда предлагай договор! – требовательно произнесла я. – Зачем самому тратить силы? А так и тебе хорошо, и мне.

Мужчина уставился на меня, словно не веря своим ушам, потом, что-то для себя решив, поинтересовался:

– А что ты умеешь?

– Немного, – не стала я врать. – Только стенку ставить, вот такую.

Я сосредоточилась, и между нами возникла тонкая, переливающаяся, словно мыльный пузырь, перегородка. Ну хоть кусками не расползалась в этот раз. Тёмный маг усмехнулся, протянул руку, дотронулся до неё – и та лопнула, как настоящий мыльный пузырь.

– И это всё? – ехидно спросил он. – Так какой мне от тебя прок, Алина?

– Ещё я могу играть тебе на гитаре, рассказывать истории из книг моего мира и показать несколько приёмов из каратэ, – предложила я. – А ещё могу научить прыгать по крышам.

Несколько секунд царила тишина, а потом маг искренне расхохотался.

– Нет, меня это не привлекает, – отсмеявшись, сообщил он. – А магией ты не владеешь. Сделка не состоится.

– Так научи! – выпалила я. – Я быстро учусь. Обязуюсь лекции не прогуливать, внимать каждому слову, прочесть все нужные книги и даже экзамен сдам, если нужно!

– Ты. Предлагаешь. Мне. Тебя. Обучать, – чётко произнося каждое слово, недоверчиво взглянул он на меня. – Детка, ты знаешь, кто я?

Назад к карточке книги "Темный договор. Опасные решения (СИ)"

itexts.net

Читать онлайн книгу Случайная жена (СИ)

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 14 страниц)

Назад к карточке книги

Annotation

Очередной раунд чужой игры окончился удачно. Ставка сыграла, и желанный приз – обратный билет в родной мир – получен. А брак с незнакомцем не такая уж большая цена, когда на кону стоит спокойная и размеренная жизнь. Вот только одна беда: тёмные маги – мастера недомолвок, и к призу прилагаются весьма сомнительные «бонусы». К тому же, для одного конкретного тёмного князя явиться в другой мир за тем, что он считает своим – не проблема. Особенно, если речь идёт о его женщине. А срок договора ещё не истёк.

Ника Веймар

Случайная жена

Темный договор – 3

Айлин быстро шагал по коридорам замка Лисс-ар-Дэй. Завидев мага, встречавшиеся слуги спешили убраться с его пути, либо замирали, словно каменные изваяния, надеясь, что жестокий брат принца Кристиэля пройдёт мимо. Слишком решительной и целеустремлённой была походка мужчины, слишком холодным – его взгляд. Убьёт и не заметит. А жить хотелось всем.

Дворецкий Кристиэля, погружённый в размышления о том, сколько вина уйдёт в зимние праздники, и не стоит ли, пока цена хороша, заказать ещё пяток-другой бочек, слишком поздно заметил опасного гостя. Вначале тёмная фигура заступила ему дорогу. Досадливо поморщившись, дворецкий попытался обойти помеху и продолжить путь, но на его плечо легла тяжёлая рука в кожаной перчатке. Мужчина вскинул глаза и замер.

– В-ваша светлость, – слегка заикаясь, он поклонился. – П-прошу прощения.

– Где твой князь? – равнодушно и холодно осведомился Айлиннер.

– В кабинете, ваша светлость, – отрапортовал слуга. – Прикажете доложить?

– Нет, – на губах князя Драмм-ас-Тор появилась лёгкая улыбка. – Сделаю брату сюрприз.

По спине дворецкого прокатилась струйка холодного пота. Мужчина прекрасно знал, что принца Кристиэля следует опасаться, когда он серьёзен, а его брата – когда тот улыбается. Отмер он лишь через минуту, когда фигура одного из сильнейших магов Тёмных земель скрылась за поворотом. Вздрогнул, до сих пор ощущая железную хватку князя, и поспешил дальше. Их светлости между собой разберутся, а вино само себя не купит.

Кристиэль читал письма, когда дверь распахнулась, грохнув о стену. Вошедший в кабинет Айлин, не тратя время на лишние разговоры, коротко замахнувшись, врезал брату в челюсть с такой силой, что тот отлетел к стене вместе с креслом. Подошёл, поднял полуоглушённого принца за грудки, прислонил к стене, для надёжности ласково придерживая за горло, и ударил снова, на этот раз в глаз. Отпустил, позволяя закашлявшемуся брату сползти по стене, и отошёл к распахнутой двери.

– И я тоже рад тебя видеть, – ухмыльнулся принц, не делая попыток встать.

– Не ждал? – Айлин закрыл дверь и повернулся к собеседнику.

– Ждал, но позже, – легко признался Кристиэль, морщась от боли. – Надеялся, что здесь ты будешь меня искать в последнюю очередь. Слишком предсказуемо.

– Именно поэтому я здесь, – князь Драмм-ас-Тор опустился во второе кресло. – Неплохо тебя знаю.

– Какая досада, – принц снова закашлялся.

Айлин молча плеснул в стакан воды и толкнул его на край стола. Поняв, что гроза миновала, Кристиэль поднялся. Жадно выпил воду, налил ещё. Придвинул кресло к столу и сел напротив брата. Молчаливый поединок взглядов длился с минуту. Фиолетовые глаза князя Драмм-ас-Тор и карие – князя Лисс-ар-Дэй. На губах Айлина играла непривычная лёгкая улыбка, ещё более жуткая от кажущейся безобидности.

– Разделался с тварями в ущелье? – поинтересовался принц.

– В каком ущелье? – тёмные глаза Айлина сверкнули холодной сталью.

– Понятно… – протянул принц, ощупывая челюсть. К начавшему заплывать глазу он боялся даже прикасаться. Болезненно поморщился: – Ох, и тяжёлая же у тебя рука, брат!

– Добавить? – неконфликтным тоном поинтересовался князь Драмм-ас-Тор.

– Благодарю, мне хватило, – Кристиэль ухмыльнулся и опять закашлялся. Поспешил отхлебнуть воды. Взглянул на брата. – Айлин, я не мог поступить иначе. Слишком далеко всё зашло. И без того план получился немного «Б».

– Я бы сказал, что на другую букву, – прозвучало в ответ.

И снова повисло молчание. Густое, тяжёлое. Принц не нарушал тишину, ожидая, пока выскажется брат. Значит, ущелья больше не существует. Этого стоило ожидать. Князь Драмм-ас-Тор имел все основания злиться. На его месте Кристиэль наверняка поступил так же. Разве что, душить бы не стал. А вот физиономию начистил бы однозначно. Приложить бы хоть лёд к опухающему глазу… То, что Айлин не позволит исцелить травму и уж тем более, не станет делать этого сам, очевидно. Придётся ждать окончания разговора.

– Крис, ты чем думал, затевая всё это? – устало спросил собеседник. – Забыл, что при заключении нерушимого брака с представителями королевской семьи в обряд добавляется маленький ритуал, после которого дети могут быть только от супруга или супруги?

– Я решил, что ты найдёшь способ обойти это условие, – пожал плечами принц. – А если нет, так тебе же лучше. Никаких бастардов…

– Крис.

Голос князя Драмм-ас-Тор был тихим, но брат тут же понятливо заткнулся и выставил перед собой руки в защитном жесте. Второй раз схлопотать в челюсть он не желал.

– Полагаю, заключая договор с моей светлой, ты забыл упомянуть, что я найду её в любом мире? – Айлин вопросительно поднял бровь.

– Она не спрашивала, и я посчитал излишним вдаваться в такие детали, – Кристиэль тонко улыбнулся. – Я пообещал вернуть Алину в её мир и выполнил свою часть сделки. О том, что ты не вернёшь её обратно, если пожелаешь, разговора не было. Я тебе не враг. И себе тоже.

– Короли в ярости, – словно между прочим сообщил собеседник.

– Твоя реакция волновала меня сильнее, чем ожидаемое недовольство отца и дядей, – мужчина откинулся на спинку кресла. Вздохнул: – Айлин, ты ведь не собираешься её убивать? Девушка ничего не знала. И не могла рассказать тебе даже о том, что ей было известно.

– Зачем мне её убивать? – на губах князя Драмм-ас-Тор играла задумчивая улыбка. – Алина вполне устраивает меня живой. Но здесь.

– Ты собираешься на Землю? – ради порядка уточнил принц.

– Разумеется, – собеседник продолжал улыбаться. – Я непростительно давно там не был. К тому же Алина забыла гитару. Наверняка очень расстраивается по этому поводу.

Кристиэль молча кивнул и на миг почувствовал укол давно и крепко спящей совести. Алина наверняка пребывает в полной уверенности, что тёмным магам в её мир путь закрыт. У девушки будет шок, когда она увидит Айлина. Но принц не сомневался, что так и будет. Иначе брат не простил бы ему столь дерзкого вмешательства в свою личную жизнь. А Крис всегда наперёд просчитывал риски.

Принц взглянул на сидящего напротив Айлина. Князь Драмм-ас-Тор выглядел спокойным и безмятежным. Словно это не он меньше, чем полчаса назад врезал Крису так, что у того до сих пор звенело в голове. Поймав взгляд брата, Айлин вопросительно поднял бровь. Кристиэль молча покачал головой, приложил холодный стакан к начавшему заплывать глазу.

– Исцелять разучился? – поинтересовался князь Драмм-ас-Тор, чуть склонив голову к левому плечу.

– Давлю на жалость, – хмыкнул Крис. – Вдруг моя свежеисцелённая физиономия снова вызовет у тебя приступ неконтролируемой братской любви?

– Не паясничай, – фиолетовые глаза опасно сверкнули. – Что ты намерен делать?

– Полагаю, сегодня отцу и дядям не до меня, – принц, успевший убрать полученные синяки, улыбнулся. – Наверняка дворец гудит, как осиный рой. Вестника пришлют завтра, не раньше. Как насчёт нескольких бокалов вина?

– Ты хотел сказать, нескольких бутылок, – поправил его Айлин. – Как будто я с тобой не пил. А во дворце и впрямь неуютно после твоего… сюрприза. Эрик вообще отказался со мной возвращаться. Заявил, что задержится на пару дней. Вдруг какая недобитая дрянь из бывшего ущелья выползет. Я сделал вид, что поверил.

– Не хочет попасть под горячую руку королям, – понимающе кивнул Кристиэль и полюбопытствовал: – А ему ты тоже выразил «горячую благодарность» за участие в моём плане?

– Разумеется, – серьёзным тоном отозвался брат. – На очереди Дарин. И даже не пытайся соврать, что он ни при чём.

Принц промолчал. Дарин, ввязываясь в эту авантюру, знал, что расплата неизбежна. Изменения в плане его не обрадовали: переходить дорогу Айлину зельевар не хотел. Но Кристиэль убедил, что без участия Алины всё может сорваться, и Дарин нехотя согласился. Исключительно ради брата.

– А где Раймон? – спросил наследник, поднимаясь из-за стола.

– Вместе с супругой отбыл в своё княжество, – Айлин равнодушно пожал плечами. – Предъявили брачные браслеты, выслушали всё, что имели сказать по этому поводу счастливые родственники, и решили, что во дворце сегодня неуютно.

Кристиэль коротко хохотнул и направился к двери. Он примерно догадывался, что именно высказали Раймону. Сами виноваты: надо точнее формулировать клятву. Или и вовсе не чинить препятствий любящим сердцам. Подумаешь, бывшая эль Модерин была недостаточно родовитой для принца. Для князя ведь Сабину сочли вполне достойной партией.

Айлин бесшумно поднялся и резко припечатал брата к дверному косяку. Холодно поинтересовался:

– Что мешает отправить за вином слугу? Система вызова испортилась?

– Хочу продемонстрировать им, что я жив, здоров и адекватен, – Крис попытался сбросить с плеча его руку. Безуспешно. Проще было забрать у алхимика философский камень, чем вывернуться из стальной хватки князя. Поняв тщетность попыток, предложил: – Пойдём со мной.

– В знаменитые винные подвалы замка Лисс-ар-Дэй? – Айлин усмехнулся и отпустил принца. – Заманчиво. Но нет. И насчёт твоей адекватности я не уверен. Впрочем, насчёт своей – тем более. Тащи вино, Крис. До утра мы точно никому не понадобимся.

Он отошёл к столу. Услышал, как тихо прикрылась дверь за спиной. Окажись на месте Кристиэля кто-то другой, князь убил бы его не раздумывая. Но брат действительно хорошо изучил Айлина и точно знал, до каких границ можно дойти. На Алину он почти не сердился. Понимал, почему она так поступила, и знал, что светлой от него не скрыться. Но то, что она в очередной раз решила поступить по-своему и решить проблему кардинально – разрубив узел – раздражало. И одновременно восхищало. Алина не могла не догадываться, что её побег приведёт князя в бешенство. Неужели рассчитывала, что он её не найдёт? Айлин усмехнулся. Что ж, тем интересней будет встреча.

Кристиэль вернулся быстро. Приволок плетёную корзину с добрым десятком бутылок и головку сыра. Опустился в кресло, протянул Айлину одну из бутылок. Если бы кто-то рассказал ему несколько дней назад, что после устроенного он будет мирно сидеть напротив брата и пить с ним вино, принц первым бы высмеял прорицателя. Но пока дело обстояло именно так. Впрочем, Кристиэль не обманывался, не тешил себя напрасной надеждой, будто разговор окончен.

– Злое, как кровь, вино любит играть с теми, кто его пьёт… – протянул он, откупоривая бутылку и делая глоток.

– Особенно, если к этому несомненно благородному напитку добавить пару-тройку заклинаний, – отозвался Айлин, не притронувшийся к вину.

Принц поперхнулся и закашлялся. Укоризненно взглянул на невозмутимого брата. Тот лишь усмехнулся в ответ:

– Не осторожничай, Крис. Я не настолько мелочен, чтобы мстить сразу. Месть, как и вино, требует выдержки. Лишь тогда букет раскроется полностью.

– Это предупреждение? – наследник откинулся в кресле.

– Я тебе не враг, – Айлин отсалютовал ему бутылкой. – Твоё здоровье, брат.

Некоторое время в кабинете царило молчание. Принц не торопился начинать разговор, а князь Драмм-ас-Тор о чём-то размышлял, перекатывая в ладонях бутылку из тёмного стекла.

– Крис, какого демона ты втянул в свои игры Алину? – наконец спросил он.

– Не поверишь, так сложились обстоятельства, – хмыкнул Кристиэль. – Раймон попросил помочь обойти клятву, чтобы жениться на Сабине. Мне это показалось хорошей идеей.

– И при чём тут моя светлая? – мягко поинтересовался Айлин.

– Лорд Олафф, как цепной пёс следил за каждым шагом наших влюблённых, – легко признался принц. – Я решил его отвлечь. Алина подходила идеально. Менее подходящую кандидатуру в жёны тайному советнику отыскать было сложно. Светлая, к тому же из другого мира. Когда она прошла инициацию, я подумал: а почему бы и нет? Ваш с ней договор не предусматривает, что Алина должна до конца срока находиться при тебе, к тому же вернуть её ты смог бы в любой момент, как только пожелал бы. Тарин Олафф был бы занят решением своего семейного вопроса и разводом, а мы с Раймоном тем временем осуществили бы задуманное. Дарин обещал помочь с зельем подчинения. Отец и дяди не учли, что в формулировке клятвы есть слабое место, а твоя… м-м-м, леди легко поверила в мою искренность и готовность помочь.

– А потом в твой план добавился Эрик. – Собеседник не спрашивал, утверждал.

– Так получилось, – кивнул Кристиэль. – Пришлось импровизировать. Айлин, клянусь честью, я понятия не имел, что светлая девчонка так тебе дорога. А когда понял, было уже поздно. Слишком далеко всё зашло. И получилось так, как получилось. Всех заинтересованных лиц по-прежнему устраивал тот факт, что Алина исчезнет из нашего мира сразу после заключения брака. Только кандидатура мужа немного поменялась.

– Понятно, – рассеянно отозвался Айлиннер.

Снова повисла пауза. Крис не сомневался: брат просчитывает варианты действий. И многое бы отдал, чтобы узнать о планах Айлина на ближайшее время. Идея, поначалу выглядевшая очень привлекательной, теперь такой не казалась. Айлин не собирался играть по плану. Уже одно то, что брат собирался вернуть свою светлую, ставило под угрозу некоторые расчёты принца. Впрочем, так было даже интереснее. Кристиэль ухмыльнулся, подумав о том, какой переполох поднимется во дворце.

– Как собираешься объясняться перед королями? – Айлин поставил бутылку на стол. – Идейный вдохновитель ты, это ясно с первого взгляда.

– А никак, – принц пожал плечами. – Строго говоря, интересы государства вполне соблюдены: союз с леди эль Модерин был необходим, и он заключён. К тому же несколько месяцев назад отец при свидетелях заявил, дескать, мне не мешало бы взяться за ум и совместно с будущими соправителями подробнейшим образом вникнуть в тонкости госуправления. Вот мы и занялись. Начали с проверки качества магических клятв на самом высоком уровне. И обнаружили, что под воздействием определённых эликсиров и заклинаний эти клятвы можно обойти. А если при этом ещё и с формулировками поиграть, получалось даже забавно. Дарин напоил Раймона зельем подчинения, а Эрик привёл их с Сабиной в храм и в нужный момент приказал Раю согласиться.

– Какие вы молодцы, – голос князя сочился сарказмом.

– Да, – скромно согласился Кристиэль. – И кто виноват, что в результате эксперимента интересы государства реализовались с учётом интересов двух конкретных персон? Пострадавшим в этой ситуации можно назвать только тебя. Но за это я уже по-братски получил в челюсть. Два раза.

– Допустим, – Айлин медленно кивнул. Фиолетовые глаза опасно потемнели. – Крис, а теперь без недомолвок: какого демона ты вообще в это ввязался?

– Тебе зачем? – принц холодно прищурился.

– Хочу знать, ради чего на этот раз прикрывать твою спину, – просто ответил князь Драмм-ас-Тор.

– Справедливо, – собеседник переплёл пальцы и откинулся на спинку кресла. – У меня был личный интерес, Айлин. Если бы леди Сабина стала твоей женой, мне пришлось бы разрываться, пытаясь сохранить равно хорошие отношения и с тобой, и с Раймоном. Я не пожелал выбирать между братом и соправителем.

– Выходит, мне стоит тебя поблагодарить за неожиданное избавление от невесты? – Айлиннер склонил голову к плечу. – Любопытно… Но не уверен, что короли примут твоё объяснение, Крис.

– Двуликий им судья, – совершенно не расстроился собеседник. – Даже не сомневаюсь, что скандал с участием всех заинтересованных лиц выйдет знатным. Только расторгнуть брак Раймона и Сабины уже не получится. И выносить на публику маленькие тайны королевского рода никто не будет. Так уж вышло, что в нашей авантюре оказались замешаны все три наследных принца. А на государственную измену случившаяся рокировка никак не тянет.

Князь согласно кивнул. Кристиэль продумал практически всё. Его вмешательство серьёзно спутало карты владыкам Тёмных земель, но у них не было выхода, кроме как дать всем наследникам шанс реабилитироваться. Заменить их было некем. Ратмир не согласился бы променять удобное кресло проректора Темной магической Академии на неудобный трон. Шеллихиан прекрасно чувствовал себя в своём приморском княжестве и на посту командующего флотом. Дарин был превосходным зельеваром, но никуда не годился, как управленец. Сам Айлиннер имел слишком дурную репутацию для возможного правителя Тёмных земель. Да и не стремился получить корону. Его вполне устраивал княжеский венец.

А ещё Айлин хотел вернуть слишком самостоятельную светлую. И отказывать себе в этом не собирался.

– Когда отправишься за леди Алиной? – словно прочитав его мысли, осведомился брат.

– Как только здесь станет безопасней, чем там, – холодно отозвался князь. – Ты ведь наверняка не счёл нужным упомянуть, что она будет желанной добычей для местных светлых?

– Зачем перегружать человека лишней информацией? – Кристиэль безмятежно улыбнулся. – К тому же это твоя светлая.

– Сволочь ты, высочество, – беззлобно бросил Айлин. – Ни стыда и ни совести.

– Как грубо, князь, – поморщился принц. – Между прочим, свою часть сделки с леди Алиной я выполнил без обмана. Но благодарю за высокую оценку моих способностей.

Айлиннер усмехнулся и потянулся к бутылке. Он уже узнал всё, что хотел выяснить этим вечером. Брат был откровенен. По крайней мере, в том, что касалось непосредственно Айлина. И союзников Крис выбрал правильно.

* * *

Город изнемогал от жары. Пропитанный запахом бензина и расплавившегося асфальта воздух обжигал лёгкие. С утра, с тоской глядя на опасно подползающий к тридцати пяти градусам термометр за окном, я чувствовала себя тысячелетним вампиром и мечтала забиться в тёмное подземелье, подальше от безжалостно яркого солнца. Но увы и ах, обои, наконец-то присмотренные накануне, сами себя из магазина принести не могли. А доставка стоила столько, что известное земноводное тут же обняло меня за шею скользкими пупырчатыми лапами и шепнуло на ухо, что за эти деньги я куплю клей, валик и ванильный пломбир на сдачу. Пломбир оказался самым весомым аргументом. Правда, через час, бережно обнимая пять рулонов обоев в тесно набитом автобусе, я мысленно проклинала свою прижимистость и с каждой секундой становилась всё большим мизантропом. У-у-у-у, нехорошие люди! Ладно, я, студентка на каникулах. А все остальные почему не на работе?

Переступив порог, облегчённо выдохнула и захлопнула дверь. Сгрузила «добычу» на банкетку и утёрла пот со лба. Только мне могло прийти в умную голову затеять переклейку обоев в жару! А всё потому, что я тосковала. Отчаянно, глухо и постоянно. И чтобы окончательно не сползти в депрессию, решила устроить маленькое стихийное бедствие под названием «ремонт». И днём действительно было легче: сознательно организовав себе цейтнот, я бешеной пчёлкой носилась по городу. Накануне обошла все строительно-ремонтные магазины, сравнивая цены, присматриваясь к обоям и тканям для штор. А после до поздней ночи гуляла с друзьями, потому что возвращаться в пустую квартиру, где меня никто не ждал, было невыносимо. Пожалуй, впервые в жизни я так остро переживала расставание. В тысячный раз прокручивала в мыслях сложившуюся ситуацию, понимая, что иначе было невозможно, но… Но в глубине души жила глупая, иррациональная надежда на другой, счастливый финал. Ту самую сказку, в конце которой прекрасный принц и пастушка, обменявшись обручальными кольцами, устраивают пир на весь мир. Но я никогда не любила книжки о любви.

Соглашаясь на предложение Кристиэля, я сознательно шагнула за точку невозврата. Приняла решение о том, куда и как буду двигаться дальше. И потом эта договорённость стала для меня единственным шансом не потерять себя. Только от понимания этого легче не становилось. А делиться своей печальной историей я не хотела ни с кем. Не потому, что не доверяла, нет. Скорее, потому, что прекрасно понимала: друзья-приятели посочувствуют, покачают головой, потреплют по плечу, скажут умную и приличествующую ситуации фразу «Ты справишься, выше нос!» А потом уйдут по своим делам. Чужая беда – такая мелочь! Разбираться с последствиями принятого решения, выкарабкиваться и жить всё равно придётся мне.

Чувствуя, как к горлу опять подступает привычный комок, тряхнула головой. Хватит себя жалеть! Если бы ситуация повторилась, всё равно поступила бы так же. Просто потому, что всегда умела быть безжалостно честной. В том числе, и с собой. И решиться на расставание было меньшим из зол. На ходу стаскивая с себя майку, направилась в ванную. Плеснула в лицо холодной водой и застонала от удовольствия. Господи, как же хорошо! А после душа и вовсе почувствовала себя человеком. Натягивая домашние шорты и топ, глянула на висевшую на верёвке рубашку Айлина. Да, я спала в ней. Уже неделю. Понимала, что с садистским удовольствием ковыряюсь в свежей ране, но убрать с глаз единственную вещь, напоминающую мне о любимом мужчине, не могла. И сейчас потянулась к рубашке, прижала ткань к лицу, пытаясь уловить горьковато-пряный аромат туалетной воды князя. Грустно улыбнулась. Конечно, теперь рубашка пахла исключительно моими духами. Но это было неважно. Это всё равно была его вещь. Аккуратно повесила рубашку обратно на верёвку, небрежно зашвырнула майку и джинсы в стиральную машинку и вышла в коридор.

Трель дверного звонка застала меня на полпути к кухне. Взглянув в дверной глазок, открыла, запуская Вику. Раскрасневшаяся от жары приятельница сунула мне пакет со словами:

– Пять минут назад это было мороженое. Запихни в морозилку, может, ещё реанимируем. Фух, ну духота на улице!

– Мы же на два договаривались, – слегка удивилась я, подтолкнув к Вике гостевые тапки.

– Дорогая, ты на часы смотрела? – вымыв руки, однокурсница по-хозяйски прошла на кухню. Глянула на циферблат и, нимало не смутившись, продолжила: – Ну подумаешь, сейчас половина первого. Я почти вовремя. Раньше начнём твои обои клеить, раньше закончим.

– А если бы меня дома не было? – буркнула я ради порядка, не удержавшись от улыбки.

Отношения со временем у Вики и впрямь были своеобразные. Опоздать на час? Без проблем. Прийти за три часа до назначенного времени, а потом обвинить всех, что они непонятно где ходят? Легко! Перепутать дни недели? Запросто! Но только не в отношении учёбы. Вика всегда была в курсе всех изменений в расписании, умела найти подход к любому преподавателю, и лучшей старосты для группы и пожелать было нельзя. А ещё она всегда была готова помочь. Даже если её об этом не просили. Услышав о затеянном мной ремонте, Вика тут же сама с собой договорилась, что поможет клеить обои. Моё мнение по этому поводу в расчёт не бралось. Впрочем, я особо и не сопротивлялась, рассудив, что вдвоём веселее, и я точно не буду думать о грустном.

– Ой, ну подумаешь, посидела бы на лестнице, слопала бы в одну счастливую моську полкило мороженого, – легко отозвалась Вика. – У меня телефон вырубился. Андроид, чтоб его! Нокиа старенькая по трое суток плакала, просила подзарядку, но жила, а этот один раз пискнул и умер. Я включу? – Не дожидаясь разрешения, Вика нажала на клавишу музыкального центра и поморщилась, когда из динамиков раздался хрипловатый голос Леонарда Коэна. – Алинка, ну что за депрессняк ты слушаешь? И так от жары вешаться охота, а тут ещё твой этот печально-тоскливый ноет. Слушай, где твоя гитара? Ты ж с ней не расставалась.

– Потерялась гитара, – хмуро ответила я, снимая с плиты закипевший чайник.

– В Бразилии забыла, что ли? – прыснула подруга.

– Угу, там, где много диких обезьян, – я кивнула. – Пусть играют и веселятся в ритме карнавала.

– Ясно, – Вика вздохнула. – Спёрли, значит. Жалко…

– Сахар сама насыплешь, – я придвинула к ней сахарницу.

Прислушалась к Коэну, певшему что-то про глубину тысячи поцелуев. Жаль, что уже никогда не побываю на его концерте…

– О чём он поёт? – заинтересовалась плохо знающая английский подруга.

– И порой, когда ночь такая неспешная, несчастные и кроткие, мы подбираем свои сердца и уходим на глубину тысячи поцелуев, – переведя один из куплетов, я пожала плечами. – О любви. Коэн всегда поёт о любви и печали.

– Ты мне не нравишься, – Вика отставила чашку.

– Очень рада, – попыталась отшутиться я. – Меня никогда не тянуло к представительницам своего пола.

– Балда, – фыркнула подруга. – Я в другом смысле. Тебя там не подменили в Бразилии? Такое ощущение, что у тебя энерджайзер кончился.

– И шило из одного места вывалилось, – согласилась я. – Говорят, это называется серьёзностью. Приходит с возрастом.

– Надо было вместо мороженого брать бутылку коньяка, – Вика уложила подбородок на переплетённые ладони. – Колись, Штирлиц! Что стряслось? Две головы лучше, чем одна.

– Две головы – некрасиво и патология, – вредным тоном отозвалась я, поднимаясь из-за стола. – Ничего, Вик. Ничего не случилось, кроме акклиматизации и попытки снова встроиться в привычный ритм жизни.

– А мужская рубашка в ванной – это на память о случившемся «ничего»? – иронично спросила одногруппница.

– Вроде того, – я отвернулась. – Хватит. Идём клеить обои.

Вика молча встала. Но любопытство душило её. И терпения у подруги хватило ровно на одну поклеенную полосу обоев. И то – с трудом.

– Алинка, – протянула она, поглядывая на меня с табуретки, – а какой он? Ну, твой мужчина.

– Настоящий, – просто ответила я.

– Счастливая ты, – Вика тихонько вздохнула и пожаловалась: – А мне вечно не те встречаются. Думаю, ну вот он – настоящий. Ан, нет, опять не моё! Как узнать? Вот ты как поняла?

– Поздно, – я лихо мазанула кисточкой, размазывая клей. – Вик, я не знаю, как это объяснить. Не было у меня ваших бабочек в животе и прочих насекомых в остальных органах. Просто, когда рядом твой мужчина, он… Уравновешивает тебя, что ли. Рядом с ним не нужно притворяться. И спокойно, очень.

– А чего разбежались? – принимая очередную полосу обоев, поинтересовалась приятельница.

– Сказки не могут длиться вечно, – разглаживая плотный флизелин, отозвалась я. – Разный менталитет, разный социальный статус, все дела… Родственности душ оказалось недостаточно. Бывает, чего уж там.

– Ты ушла, – Вика обличающе ткнула в мою сторону валиком с табуретки, словно Ленин с трибуны. – Сама всё решила.

– Да, – не стала отрицать очевидное. Всё-таки за прошедшее время она неплохо меня изучила. – Я сама всё решила.

– Дура ты, Алинка, – вынесла вердикт подруга.

– Знаю, – я вздохнула. – Но в той ситуации я по-любому оставалась в дураках.

Остаток коридора мы доклеивали молча. А когда перебрались в комнату, Вика внезапно заявила:

– Знаешь, если он действительно настоящий мужик, то вернёт тебя. И уже не отпустит.

Я механически кивнула, а в следующее мгновение застыла, занеся кисточку над ведром с клеем. Только сейчас до меня дошло, что Кристиэль ни словом не обмолвился о том, что Айлин не сможет меня вернуть. Просто не акцентировал на этом внимание, купив с потрохами сладким обещанием вернуть обратно в привычную мне обстановку в любое время. А я сама придумала, что это автоматически будет означать окончательное и бесповоротное расставание с Айлином. Крис не мог не знать, что Айлин будет крайне недоволен. И учитывая, с какой лёгкостью принц открыл портал в мой мир, надеяться на то, что тёмным магам ход сюда закрыт, глупо. Светлые же шастают между мирами. А это значит… Ощущения были непередаваемые, словно меня с головой окунули в ледяную воду.

– Э-эй, ау, не спи над клеем! – отвлёк меня от несвоевременного прозрения и осознания устроенной хитрым Крисом подставы голос Вики. – Ты чего?

– Задумалась, – честно призналась я. – О том, что такое «не везёт» и как с этим бороться. Ладно, леший с ним. Влад предлагал на выходных снова к нему на дачу. Баня, шашлыки, речка. Поедем?

Эту тему Вика поддержала охотно. Влад ей нравился уже давно, и то, что его интерес не выходил за рамки дружеского, девушку задевало. Она надеялась, что после очередных выходных в совместной компании их отношения сдвинутся с мёртвой точки. И я почти сочувствовала однокурснику: если Вика чего-то хотела, энтузиазму, с которым она двигалась к намеченной цели, можно было лишь позавидовать. Щебетание подруги я слушала вполуха, приняв максимально заинтересованный вид. В иной ситуации я бы не поехала: в прошлый раз одногруппник познакомил меня со своим другом детства, Максимом, и тот сразу же начал оказывать мне недвусмысленные знаки внимания. Клин клином, может быть, и вышибают, но последнее, что мне было нужно – так это новые отношения. С кем угодно.

Но после осознания факта, что побег обратно в свой привычный мир абсолютно не решил проблему, и Айлин в любой момент может явиться за мной, словно ангел возмездия, я слегка запаниковала. Это в мои планы не вписывалось! Особенно с учётом того, что по законам Тёмных земель я замужем чёрт знает за кем. Не сумела сдержать нервный смех, представив, что по этому поводу скажет мне князь. Если не убьёт на месте в первую же секунду, как пить дать, запретит вообще приближаться к храму Двуликого в компании любого неженатого мужчины! И женатого тоже. На всякий случай. Хотя, скорее всего, всё-таки убьёт… Откровения Айлина о том, как он поступает с предателями, запомнились хорошо. Принесёт в жертву какому-нибудь демону за обман и посадит на моей могилке две жёлтые розы. В знак благодарности, угу. В то, что он благородно простит мне побег и никак на это не отреагирует, я не верила.

– А Максу ты понравилась, – Вика хитро взглянула на меня из-под потолка. – Может, присмотришься к нему?

– Вик, мне сейчас не до новых романов, – я покачала головой. – Не могу я так.

– Ай, скучная ты, – хмыкнула подруга. – Правильная такая. Понимаю, но, ёшкин кот, Алинка! Надо жить на полную катушку. А с воспоминаниями о былой любви обычно происходит, как в песне у Горшка: я своих фантазий страждущий герой.

– Предлагаешь придушить Макса, чтоб не домогался? – с самым серьёзным выражением лица поинтересовалась я.

– Оболтус ты, – Вика расхохоталась. – Можно и придушить, конечно. Но я не об этом говорила. Уф, неужели мы доклеили твои обои? Пошли мороженку есть!

Пока мы лакомились холодным десертом, заслуженно наслаждаясь отдыхом, в комнате тренькнул скайп. Оставшийся на лето в общаге, как и Вика, Сашка приглашал сходить в парк на аттракционы. Одногруппник подрабатывал мерчендайзером в одном из гипермаркетов и завтра у него как раз был выходной. И проводить его в одиночестве шебутной и лёгкий на подъём Саня был не намерен. С минуту подумав, я согласилась. Мне с Сашкой было легко и просто. А вот окружающим – не очень. Вдвоём мы с ним представляли собой гремучую смесь, крайне опасную в плане розыгрышей. «Хорошая шутка та, за которую тебя хотят убить, но не могут, потому что ржут», – часто повторял Сашка, и я была с ним абсолютно солидарна.

Назад к карточке книги "Случайная жена (СИ)"

itexts.net

Обречённая на месть. Дилогия (СИ) - Ника Веймар

  • Просмотров: 4164

    Землянки - лучшие невесты! (СИ)

    Мария Боталова

    Вы знали, что девушки с Земли — лучшие невесты во всех объединенных мирах? Никто не знал, и оттого…

  • Просмотров: 3205

    Самый хищный милый друг (СИ)

    Маргарита Воронцова

    Болезненные отношения, тяжелый развод… Теперь Кате не нужны мужчины, она их избегает. Но мужчины…

  • Просмотров: 3065

    Аукцион (СИ)

    Ольга Коробкова

    Кира работает в благотворительном фонде и содержит сестру. Им приходится очень сложно. И тут…

  • Просмотров: 3010

    Чудовища не ошибаются (СИ)

    Эви Эрос

    Трудно жить и работать, когда твой сексуальный босс — чудовище с девизом «Я не прощаю ошибок». А уж…

  • Просмотров: 2786

    Лилия для герцога (СИ)

    Светлана Казакова

    Воспитанницы обители нередко выходят замуж за незнакомцев, не имеющих возможности посвататься к…

  • Просмотров: 2526

    Покорность не для меня (СИ)

    Виктория Свободина

    Там, где я теперь вынужденно живу, ужасно плохо обстоят дела с правами женщин. Жен себе здесь…

  • Просмотров: 2505

    Научи меня любить (СИ)

    Кира Стрельникова

    Лилия - хрупкий, нежный цветок с тонким ароматом. Лиля - хрупкая, нежная девушка с мечтой в любовь…

  • Просмотров: 1980

    Э(ро)тические нормы (СИ)

    Сандра Бушар

    Ее муж изменяет. Прямо на глазах, даже не пытаясь этого скрыть… На что способна жена,…

  • Просмотров: 1962

    АН-2 (СИ)

    Мария Боталова

    Невесты для шиагов — лишь собственность без права голоса. Шиаги для невест — те, кому нельзя не…

  • Просмотров: 1932

    Алеррия. Обмен судьбы. Часть 1 (СИ)

    Юлия Рим

    Дочиталась фэнтези! Думала сказки, такого не бывает. И ни куда я не падала, и никто меня не сбивал!…

  • Просмотров: 1796

    Тиран моей мечты (СИ)

    Эви Эрос

    Я никогда не мечтала о начальнике-тиране. Что же я, сама себе враг? Но жизнь вносит свои коррективы…

  • Просмотров: 1645

    И небо в подарок (СИ)

    Оксана Гринберга

    Меня ничего не держало в собственном мире, да и в новом - лишь обещание данное отцу, Королевский…

  • Просмотров: 1597

    Наследница проклятого мира (СИ)

    Виктория Свободина

    Отправляясь в увлекательную экспедицию вместе со своим любимым парнем, я никак не ожидала, что она…

  • Просмотров: 1561

    Строптивица для лэрда (СИ)

    Франциска Вудворт

    До чего же я люблю сказки… Злодей наказан, главные герои влюблены и женятся. Эх! В реальности же…

  • Просмотров: 1462

    Игрушка олигарха (СИ)

    Альмира Рай

    Он давний друг семьи. Мужчина, чей взгляд я не могу выдержать и десяти секунд. Я кожей ощущаю…

  • Просмотров: 1451

    Домовая в опале, или Рецепт счастливого брака (СИ)

    Анна Ковальди

    Он может выбрать любую. Магиня-огневка, сильнейшая ведьма, да хоть демоница со стажем! Но…

  • Просмотров: 1347

    Игра на двоих (ЛП)

    Селини Эванс

    В автомобильной катастрофе близнецы Дэй теряют своих родителей, едва оставшись в живых сами. По…

  • Просмотров: 1295

    Тайны мглы (СИ)

    Виктория Свободина

    Я родилась человеком. Только прожила совсем недолго. Мне было двадцать лет, когда в мой…

  • Просмотров: 1222

    Тьма твоих глаз (СИ)

    Альмира Рай

    Где-то далеко-далеко, скорее всего, даже не в этой Вселенной, грустил… король драконов. А где-то…

  • Просмотров: 1127

    Пока не нагрянет любовь

    Ирина Ирсс

    Один нежеланный поцелуй может перевернуть весь твой мир с ног на голову, особенно если узнается,…

  • Просмотров: 1121

    Моя (чужая) невеста (СИ)

    Светлана Казакова

    Участь младшей дочери опального рода — до замужества жить вдали от семьи в холодном Приграничье под…

  • Просмотров: 1016

    Соседи через стенку (СИ)

    Елена Рейн

    Сборник романтических историй серии книг "Только моя": 1. "СОСЕДИ ЧЕРЕЗ СТЕНКУ" Наше первое…

  • Просмотров: 892

    Графиня поневоле (СИ)

    Янина Веселова

    Все мы ищем любовь, а если она ждет нас в другом мире? Но ведь игра стоит свеч, не так ли?…

  • Просмотров: 846

    Всё, что было, было не зря (СИ)

    Александра Дема

    Очнуться однажды утром неожиданно глубоко и прочно беременной в незнакомом месте, обзавестись в…

  • Просмотров: 829

    Шериф (ЛП)

    Алекса Райли

    Размножение #2.5  Бонусная история из книги «Механик» о шерифе Лоу и его Джозефин.Как всегда…

  • Просмотров: 776

    Ш - 2 (СИ)

    Екатерина Азарова

    Я думала, что если избавлюсь от Алекса, моя жизнь кардинально изменится. Примерно так все и…

  • Просмотров: 765

    Молчаливый ангел (СИ)

    Ася Сергеева

    Диана богатая наследница и счастливая невеста. Так думают ее «любящие» родители, когда решают…

  • Просмотров: 682

    Свадебный салон, или Потусторонним вход воспрещен (СИ)

    Мамлеева Наталья

    Я выхожу замуж! В другом мире. В одной простыне! И жених еще такой ехидный попался, хотя сам не в…

  • itexts.net

    Читать онлайн книгу Игры со смертью (СИ)

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 1 (всего у книги 16 страниц)

    Назад к карточке книги

    Темный договорКнига 2Игры со смертьюНика Веймар

    Айлин сидел в кресле, держа в правой руке кубок с рубиновым вином.

    – Выпей со мной, светлая, – предложил он, кивнув на второе кресло.

    – Не хочу, – поколебавшись, я всё-таки села в предложенное кресло. – Светлым магам пить не рекомендуется, помнится, любезнейший работорговец… то есть, ректор Стевис упоминал об этом.

    Тёмный князь лишь усмехнулся, наливая вино во второй кубок.

    – Не беспокойся, Алина, использовать тебя, как светлого мага, я в ближайшее время не намерен, – он протянул мне вино. – Пей.

    – Я же сказала: не хочу, – резко произнесла я, поднимаясь из кресла и отходя к камину.

    Протянула заледеневшие руки к огню, наслаждаясь теплом. Обернувшись, обнаружила, что тихо, как кошка, подкравшийся князь стоит в шаге от меня.

    – Не хочешь, значит? – переспросил он, и улыбка на его лице мне совсем не понравилась. – А если так?

    Он сделал глоток из кубка, а потом, не давая мне опомниться, привлёк к себе и накрыл мои губы своими. Я задохнулась от возмущения, чуть приоткрыв рот, и в него тут же пролилось вино. Чтобы не захлебнуться, пришлось проглотить терпковато-сладкую жидкость. Вино оказалось крепким, хмель тут же ударил в голову, по телу прокатилась волна жара. Айлин отпускать меня не торопился, а поцелуй из властного стал нежным.

    Маг легонько провёл языком по моей нижней губе, слизывая капли вина, и меня накрыла новая волна тепла, уже не имеющая ничего общего, с действием алкоголя. Поймав себя на том, что вполне охотно отвечаю на поцелуй, я забилась в объятьях Айлина, изо всех сил отталкивая его. Князь не стал меня удерживать. Вернувшись в кресло, мягко проговорил:

    – Твой кубок на столе. Или повторим? Мне понравилось.

    Бросив на него злой взгляд, схватила кубок, пытаясь спрятаться за ним, как за щитом.

    – Я всегда получаю то, что хочу, светлая, – хмыкнул маг. – Могла бы уже привыкнуть к тому, что спорить со мной – бесполезно. Пей.

    – Пить на голодный желудок – не лучший вариант, – буркнула я, покачивая кубок с рубиновой жидкостью и, пытаясь выбросить из головы, мысли о том, какими мягкими и умелыми были его губы и каким пьянящим, причём отнюдь не от вина, поцелуй.

    Мужчина встал, потянул золочёный шнур возле двери. Явившемуся почти тут же слуге приказал принести ужин на двоих. Распоряжение тёмного князя было исполнено с поразительной скоростью. Уже через пять минут столик укрыли белоснежной скатертью и расставили на нём блюда. Запечённый картофель с золотистой корочкой из сливок, а к нему – густая подлива с мясом. Кроме того, исполнительные слуги принесли фрукты и кувшин с горячим морсом.

    – Проблема решена? – ехидно изогнув бровь, поинтересовался маг, когда мы вновь остались наедине. Получив неуверенный кивок в ответ, заключил: – Вот и чудненько. Иди ко мне, Алина. Я сам тебя покормлю.

    Я оторопело уставилась на него, надеясь, что ослышалась. Но Айлин лишь коварно улыбнулся и недвусмысленно похлопал по колену, обозначая место моей передислокации.

    – Я жду, – поторопил он. – Или ты уже не голодна? Тогда можем перейти к другим, не менее приятным занятиям…

    Я вскочила и … проснулась. Облегчённо вздохнув, упала обратно на жёсткую лежанку, с радостью понимая, что никакого князя и в помине нет на много-много километров вокруг. Я всё ещё одна, в избушке, затерянной в глуши.

    – Приснится же такое... – поёжилась я.

    Сбросила два одеяла, под которыми спасалась от ночного холода. Протопленная накануне печка быстро остыла, и я понятия не имела, что сделала не так. Пришлось спасаться от холода с помощью подручных средств. С другой стороны, счастье, что я вообще сумела её разжечь и не угорела ночью. За окном вовсю светило яркое осеннее солнышко. Денёк обещал быть погожим. Поднявшись, я подошла к окну, распахнула, с минуту повозившись со старой рамой, и полной грудью вдохнула чистый и свежий лесной воздух. Пожалела, что не догадалась купить на постоялом дворе продуктов хотя бы на пару дней, а всё, что неизвестный доброжелатель сложил в притороченную к седлу сумку, я доела накануне, устав от приведения домика в относительно жилое состояние. Осталось лишь несколько кусочков хлеба. Ладно, что-нибудь придумаю. Лук со стрелами есть, поиграю в Чингачгука, а когда надоест, сооружу из подручных материалов удочку. Речку я видела метрах в трёхстах от домика, а где речка, там и рыба. Благо что рыбачить меня научили друзья из соседнего подъезда ещё в сопливом детстве.

    Решив так, оделась, с третьей попытки развела огонь в небольшой печке-плитке на кухне, вскипятила в кастрюльке воду, заварила отысканную в шкафу мяту. Внутренний голос напомнил, что мята успокаивает и ехидно заявил, что профилактика в любом случае не помешает. «Ещё князю непременно мяты завари, когда он за тобой явится, – посоветовал он. – Свежее дыхание облегчает понимание».

    Гнедой мирно пощипывал травку возле коновязи. Я отвела коня к реке, дождалась, пока он напьётся, заодно присмотрела место для будущей рыбалки. На песчаном мелководье хорошо были видны крупные пескари. Поймать с десяток, да запечь в золе, вот и будет знатный обед. Мысль съездить на постоялый двор и купить хотя бы хлеба, я отбросила сразу. Во-первых, с эльфа станется караулить меня неподалёку, навряд ли он так быстро откажется от коварных планов, которые обсуждал с неизвестным мне сообщником. Во-вторых, отправленная за мной погоня тоже может ещё рыскать неподалёку. Искать меня здесь им не должно прийти в голову, тем более, по словам Виссера, об этом месте знают немногие. Так что, как ни посмотри, безопасней всего не высовываться.

    Вновь привязав гнедого к коновязи, я прихватила лук и отправилась изображать из себя великого охотника на мелкую дичь. Дичь выходить навстречу не торопилась, не иначе, наблюдала издали, потешаясь. Мелькнул в траве заяц, но пока я нащупала в колчане стрелу, пока приладила её на тетиву, потенциальный ужин удрал. Охотиться на любопытную белку я не пожелала сама. Прошлась вдоль реки, спугнув какую-то мелкую пичугу, присмотрела ещё пару мест для рыбалки и собралась поворачивать обратно, решив, что уже далековато забрела, как вдруг из травы метрах в десяти от меня выскочил и задал стрекача ещё один заяц. В этот раз я даже за луком не потянулась, с улыбкой хлопнула в ладоши, ещё сильней пугая зверька. Тот мчался, не разбирая дороги, и в какой-то момент вскочил на лежавший на пути к густому кустарнику валун. Дальше произошло ужасное: валун, словно приклеив несчастного косого к себе, ощетинился доброй сотней глаз на тонких стебельках, изучая добычу. Признав её вполне годной, распахнул зубастую пасть и проглотил зверька одним махом.

    – Мамочки... – прошептала я, разворачиваясь и бросаясь бежать подальше от этого жуткого места.

    Запыхавшаяся, перешла на шаг, лишь завидев избушку. Неее, за пределы "охраняемой" зоны я – ни ногой. Тут даже камни кусаются! Мало ли, какая ещё нечисть водится в местных лесах... А я у себя, между прочим, одна, и категорически против, чтобы меня сожрала какая-то каменюка.

    На всякий случай обходила стороной все попадающиеся на пути камни. Река перестала казаться мне безобидной: на камушки на дне я тоже косилась с опаской. Успокаивали только слова Виссера о том, что в радиусе километра от домика опасности нет. Похоже, мне крупно повезло, что я вообще попала в эту зону: вот наехала бы вчера ночью на такой зубастый валун, и остались бы от нас с гнедым лишь воспоминания...

    Долго предаваться унынию и радоваться везению, позволившему избежать жуткой смерти, не позволил желудок, намекнувший, что мятного чая ему как-то маловато. Облазив весь домик, я отыскала катушку толстых ниток, превратила снятую с внутреннего шва рюкзака булавку в крючок, под ближайшим деревом накопала червей и отправилась за пескарями. Поплавок делать было не из чего, да и не требовался он в прозрачной воде, всё было видно и так. Спросите, откуда на внутреннем шве рюкзака булавка? Так от сглаза же! Тётя вечно цепляла нам с Наташкой на одежду и на сумки булавки, приговаривая, что они-де отведут злой взгляд и беду. Я потом цепляла их просто по привычке. В принципе, нынче булавка своё предназначение исполнила: я бы очень огорчилась, если бы пришлось остаться без обеда. А голод – та ещё беда. Мюсли и шоколад я решила считать НЗ и съесть только в крайнем случае.

    Пока чистила рыбу там же, у воды, ко мне пришла идея пройтись по ближайшим кустам в поисках грибов. Осень же, а лес, не считая некоторых форм жизни, вполне похож на наш... Идея оправдала себя на все сто! Почти сразу я наткнулась на усыпанное молоденькими опятами дерево, радостно срезала все, до которых дотянулась, складывая на расстеленную на земле верхнюю рубаху. Ещё бы картошечки к ним, да огурчик малосольный... Эх, придётся довольствоваться, чем есть.

    Пока тащила опята к дому, наткнулась на заросли хрена и очень обрадовалась. Пока тётя была жива, мы каждую осень делали вкуснейшую домашнюю закатку. Да, приходилось поплакать, пока чистили и перетирали, но потрясающий острый вкус того стоил. Вспомнила, и аж слюнки потекли. С помощью палки и ножа наковыряла с десяток корней потолще, выполоскала в реке, почистила. Конечно, потом пришлось повозиться и вволю нарыдаться, пока превратила корни в подобие мелкой стружки, но получившийся результат меня устроил. Добавила сахар, соль, перемешала, попробовала и зажмурилась от удовольствия. Хрен получился острым, приятно щипал язык.

    То, что местное божество меня всё-таки любит, окончательно поняла, когда в подполе обнаружился мешок прошлогодней картошки. Пусть она была мягкой и проросшей, находке я всё равно обрадовалась. Как и планировала, на обед зажарила пескарей с картошкой. На ужин – огромную сковороду опят, всё с той же картошкой. Но спокойно поужинать уже не довелось. Сняв ужин с плиты, я решила сходить к реке за водой. Заодно и коня напоить в очередной раз. Возвращаясь, увидела возле домика знакомую фигуру в чёрном.

    – Добрый вечер, – вежливо поздоровалась, хотя по спине пробежали встревоженные мурашки.

    Князь был спокоен, даже слишком. Бесстрастно смотрел, как я оставляю на крыльце ведро, привязываю гнедого. И лишь потом холодно бросил:

    – Не уверен, что вечер добрый. Для тебя.

    Мне стало совсем не по себе. Особенно, когда обратила внимание на хлыст в руке Айлина. Гнедой тоже встревоженно покосился на мага карим глазом и всхрапнул.

    – Иди в дом, светлая, – не двигаясь с места, приказал князь.

    Я глубоко вздохнула, копчиком чуя, что над моей головой и другими частями тела сейчас нависли самые, что ни на есть, грозовые тучи. Самое паскудное, что идей по их нейтрализации пока не было. Я чувствовала себя сапёром, идущим по минному полю с завязанными глазами. Один неверный шаг, и ... Подхватила ведро, зашла в дом, оставила его на кухне. Вышла в комнату и отшатнулась, едва не зацепившись за порог. Айлин пододвинул стоящий у стены стол на середину помещения, снял сюртук и сейчас не спеша закатывал рукава. Хлыст лежал на лавке.

    – Воду можно было оставить здесь, пригодится, – холодно проговорил он. – Раздевайся до пояса и становись лицом к стене.

    Я прижалась к стене, правда, к другой, и смотрела на мага круглыми от ужаса глазами. Он же не станет бить меня вот так, без объяснения причин, правда? Или станет?

    – А п-поговорить? – промямлила я, чувствуя, как меня начинает нервно трясти.

    – Не вижу смысла, – отрезал князь и поторопил: – Тебе помочь?

    – Пытки и истязательства запрещены Красным крестом, – я чувствовала, как у меня подкашиваются ноги. Если бы он злился, можно было бы ещё как-то вывести его на диалог, но как разговаривать с человеком, который всё уже решил и спокоен, как удав, я не знала. Упавшим голосом закончила: – Это незаконно...

    – Здесь я – закон, – Айлин взял хлыст, взмахнул им, примеряясь к лавке. Тот со свистом рассёк воздух и звонко щёлкнул, встретившись с деревом. – Не заставляй меня ждать, Алина.

    – Хотя бы выслушай меня! – взмолилась я.

    – Нет, – бросил мужчина, делая рукой какой-то знак.

    Меня словно опутали невидимые верёвки и потащили к указанной князем стене, на ходу выталкивая пуговицы из петель.

    – Я сама! Сама! – вскрикнула я, пытаясь освободиться, и едва не упала, когда узы исчезли.

    Всхлипнув, прикусила губу и начала непослушными пальцами расстёгивать рубашку. Руки дрожали, как у алкоголика с перепоя.

    – Не надо... – прошептала, из последних сил сдерживая слёзы и прижимая рубашку к груди, как последнюю защиту.

    – Шрамов не останется, – «успокоил» меня тёмный маг. – Майку тоже снимай.

    Что заставило меня отшвырнуть рубашку на лавку и броситься к нему, я и сама не понимала. Вцепилась в князя, как утопающий в соломинку, вжимаясь всем телом, и затараторила, стремясь успеть высказаться до того, как он помешает.

    – Я правда не виновата, я не подливала магам в замке эликсир лимерии. Не знаю, кто это сделал и почему, кто подбросил мне улики. Но это не я, клянусь! И я не сбегала, ты же видишь, тихонечко тут ждала, потому что в замке требовали моей крови, а Кристиэль сказал, что никакого разбирательства не будет... Я просто хотела справедливости. Не надо, пожалуйста... Я ведь не виновата...

    – Справедливости не существует, светлая, – Айлин кое-как отцепил меня от себя и встряхнул, держа за плечи. – Справедливость для одних всегда означает несправедливость для других.

    Он толкнул меня к стене. Чтобы удержаться на ногах, я была вынуждена выставить вперёд руки, смягчая встречу со стеной. Жалобно вскрикнула, врезавшись в неё коленом, и в этот же момент кожу на спине обожгло ударом. Я закричала от боли, чувствуя, как вспухает на спине алая полоса, и ... поняла, что снова стою напротив пристально всматривающегося в мои глаза князя. Когда только он успел меня развернуть?

    – Помнится, ты любишь выбор, – процедил он с жестокой улыбкой. – Выбирай, Алина: ляжешь под меня прямо сейчас или будешь выпорота.

    Горло перехватил спазм, мешающий дышать. Я смотрела на Айлина, не веря своим ушам. Он же спокойно ждал моего решения. Всхлипнула, понимая, что оба варианта для меня неприемлемы. И выбрала тот, который показался наименьшим злом.

    – Бей.

    Прикусив губу до крови, начала стягивать с себя майку. Но маг остановил меня, положив руки на плечи.

    – Почему этот вариант, Алина? – в его голосе звучало искреннее любопытство.

    – Физические раны заживают быстрее душевных, – я прерывисто дышала, понимая, что ещё немного, и я просто не выдержу этого напряжения и разрыдаюсь. – Я... я себя возненавижу, если соглашусь... купить ... помилование... такой ... ценой...

    Последнюю фразу едва договорила. Зло дёрнулась, пытаясь сбросить руки Айлина со своих плеч, но добилась обратного эффекта. Он притянул меня ближе и неожиданно погладил по голове. Эта неуместная ласка стала последней каплей. Я расплакалась, как ребёнок, задыхаясь от пережитого страха и обиды, от несправедливости мира, от осознания того, что гроза, похоже, всё-таки прошла стороной... Князь не торопил, позволяя успокоиться самой. Лишь бережно, почти невесомо, гладил по волосам и по спине.

    – Никто ещё не искал защиты от моего гнева у меня же, – проговорил он, когда мои всхлипывания стали тише. – Уже одного этого тебе хватило бы, чтобы избежать порки. Но мне стало интересно, что ты выберешь: честь или целую спину.

    – Я тебе этого не прощу, – обиженно буркнула я. – Нашёл развлечение: живого человека пугать до полусмерти поркой, а потом к интиму склонять...

    – Я бы тебя не тронул в любом случае, – серьёзно ответил он.

    – Ага, а кто меня ударил? – снова всхлипнула я и поёжилась, пытаясь почувствовать след от удара. – Больно, между прочим!

    – Иллюзия, – коротко пояснил мужчина. – Всё только казалось реальным.

    – Сволочь! – меня начало мелко потряхивать.

    – Ещё какая, – согласился князь, опускаясь на лавку и устраивая меня у себя на коленях. – Никаких физических наказаний, Алина. Обещаю. Это достаточная компенсация?

    – Верни меня домой, – всхлипнула я.

    – Договор, – напомнил Айлин.

    – Будь он проклят, – вздохнула я и упёрлась ладошками в грудь мужчины. – И вообще, пусти. У меня там ужин стынет.

    – Я давно уже тебя не держу, – тихо рассмеялся он. – Со мной поделишься?

    – Куда ж я денусь, – недовольно буркнула я. – Не боишься, что поганку подкину на тарелку? Или волчьих ягод в чай?

    – На меня не действуют яды, – пожал он плечами. – Напрасно перевела бы продукты.

    Душа требовала мести за пережитый страх и за очередные психологические эксперименты. И идея была, о да! Я несколько минут сомневалась: смешать весь заготовленный хрен с грибами и картошкой и тем самым лишить некоторых нахальных личностей ужина, или всё-таки быть милосердной. Победило милосердие. Точнее, здравый смысл, восставший из обморока, посоветовал не обострять отношения в прямом смысле этого слова.

    Выставила сковороду с ужином на стол, положила рядом по куску щедро намазанного хреном хлеба. Вот и посмотрим, как некоторым очень тёмным магам понравится моё угощение.

    – Это что? – ожидаемо заинтересовался князь.

    – Приправа, – я откусила от своего «бутерброда», прожевала, поспешила заесть картошкой. – Вкусно.

    На миг мне показалось, что в глазах Айлина сверкнула насмешка, но он быстро отвёл взгляд. Не торопясь, попробовал «ядрёный» бутерброд, даже не поморщился, хотя хрен я намазывала не жалея, от всей души.

    – Действительно вкусно, – согласился он. – А более острой эту приправу сделать можно? Слишком мягкая…

    – Имбиря тёртого добавить и перца, – с кислой улыбкой предположила я. – Но здесь нет ни того, ни другого.

    Нда, совсем не такой реакции я ожидала. Кто бы мог подумать, что тёмный маг тоже окажется любителем остренького?

    Разговаривать с князем после ужина совершенно не хотелось. Я была обижена. Да, пусть иллюзия, но ведь какая реальная! Казалось, что он ударил меня на самом деле. А ведь мог и ударить, причём ни за что! Айлин тоже не изъявлял желания беседовать по душам, сидел за столом, о чём-то размышляя. Ничего не говоря, я вышла на улицу, зябко обхватила себя руками, ёжась от холодного ветра. Подошла к гнедому, прижалась к тёплому боку. За эти дни мы с конём подружились, по крайней мере, он перестал коситься на меня, как налоговый инспектор на нерадивого налогоплательщика каждый раз, когда я к нему подходила.

    – Хорошо тебе, – я погладила атласный бок, – стоишь себе, щиплешь травку, и ни о чём не беспокоишься. Никаких тебе интриг, подстав, никаких договоров с тёмными личностями. Одна беда: скучно… Ладно, спокойной ночи, животное.

    Вернулась в дом. Тёмный маг успел раздобыть где-то потрёпанную книгу и неспешно перелистывал страницы.

    – Верну тебя в замок завтра утром, – бросил он, даже не взглянув на меня.

    – Надеюсь, объявишь всем, что в истории с лимиреей моей вины нет? – уточнила я.

    – Светлая, мне глубоко наплевать, ты это сделала, или нет, – он опустил книгу и поднял на меня тяжёлый взгляд. – Эта травка вообще-то имеет весьма специфический привкус, и если мои придворные маги оказались столь некомпетентны, что напились отвара с нею, это исключительно их вина. От тебя я бы потребовал лишь обосновать сей поступок.

    – За что тогда ты собирался меня избить? – непонимающе произнесла я.

    – Не избить, всего лишь слегка проучить, – он вновь уткнулся в книгу и перевернул страницу. – За нарушение моего приказа. Я запретил тебе в одиночку высовываться за ворота замка.

    – Так я не в одиночку, – независимо хмыкнула я. – Разобрался бы вначале, глава княжества, а не спешил карать без разбора.

    – Опять начинаешь? – он вроде бы и не повышал голос, но мне стало жутко. – Ну и кто же тебя сопровождал прямо до этого милого домика?

    – Речь шла исключительно о наличии сопровождения при выходе за ворота, – с мстительным удовольствием напомнила я. – Постарайся чётче формулировать свои пожелания в следующий раз. И я не спрашивала документов у того, кто меня вывел. Высокий мужчина в плаще с капюшоном.

    – Светлая, ты уверена, что тебе будет лучше, если я стану чётко формулировать свои приказы? – Айлин перевернул следующую страницу. – Ты ведь и так всё прекрасно поняла. Впрочем, это уже неважно.

    Продолжать разговор он, похоже, не собирался. Парящий над книгой небольшой шар испускал достаточно света, чтобы читать было удобно, но при этом не ослеплял. Пожалев о том, что не умею создавать освещение по собственному желанию, да и второй книги здесь нет, я бросила на лежанку одеяло потоньше и полезла на второй ярус прикреплённых к стене полатей, надеясь, что эта конструкция не обрушится среди ночи вместе со мной. Ушла бы спать на сеновал, не боясь мышей, лишь бы оказаться подальше от тёмного мага, да не было здесь сеновала… Накрылась одеялом с головой, укуталась поплотнее и затихла.

    Айлин никак не прореагировал на мой демарш, спокойно продолжив чтение. Согревшись, я задремала, но среди ночи проснулась от холода. Пожалела, что не растопила на ночь печку, пусть бы и пришлось с ней повозиться. Укуталась плотнее, мерзляво подтянула ноги к груди, свернувшись в позу эмбриона. Теплее от этого не стало. Повернулась на другой бок, попробовала ещё раз накрыться с головой, чтобы согреться. Бесполезно. Огонёк за столом уже не горел.

    – Замёрзла, светлая? – с лёгкой насмешкой донеслось с лежанки.

    – Не май месяц, но я переживу, – ответила и снова перевернулась, пытаясь умоститься так, чтобы сберечь оставшиеся крохи тепла.

    – Могу согреть, – щедро предложил Айлин.

    – Не стоит беспокоиться, – буркнула я, пытаясь подоткнуть одеяло плотнее.

    – Мне несложно, – уверил невидимый в темноте маг, и меня словно закутали в тёплый, мягкий и пушистый кокон. Волна согревающих чар ощущалась даже на кончиках пальцев. – Достаточно или сделать теплее?

    – Хватит, – от тепла меня моментально начало снова клонить в сон. – Спасибо…

    – Обращайся, – донеслось снизу.

    Через час или чуть больше я снова проснулась. На этот раз – от жары. И от жажды. Стараясь не шуметь, спустилась вниз. Зачерпнула из ведра холодной воды, жадно выпила. Удовлетворённо вздохнув, поставила кружку на подоконник, повернулась, сделала шаг в направлении комнаты и наткнулась на подкравшегося, как кошка, мага. Испуганно ойкнула, отскочив и едва не упав.

    – Предупреждать надо! – выпалила, удержав равновесие. – А если бы я с кружкой была?

    – Пришлось бы ловить или тебя, или кружку, – спокойно прозвучало в ответ. – Я бы предпочёл первое.

    Вытянув вперёд руки, чтобы не наткнуться на стену, я попыталась обойти Айлина. Но князь стоял прямо в дверях, и протиснуться мимо было невозможно.

    – Можно мне пройти? – эта ситуация начинала меня нервировать.

    – Для чего? – осведомился маг.

    – Дальше спать, – честно сообщила я.

    – Только со мной, – не терпящим возражений тоном отозвался князь. – Идём.

    Я так и замерла, не веря собственным ушам. Какая муха покусала Айлина? Такое его поведение мне не нравилось категорически. Пусть кому-то он и казался властным мерзавцем, которому плевать на мнение других, но я-то привыкла к совершенно другому князю. В чём дело? Ему надоело носить маску и сдерживаться рядом со мной? Тогда почему сейчас, а не прошлым вечером? Айлин тем временем поторопил:

    – Мне тебя на плечо закинуть, или сама пойдёшь?

    – Ты не посмеешь! – я отскочила назад.

    Маг негромко рассмеялся, и от этого смеха у меня по спине пробежали мурашки.

    – Алина, я смею многое, если ты забыла, – проговорил он. – И буду сметь. Потому, что хочу и могу себе это позволить. И разрешение мне не нужно. Не жди от меня милости, меньше будет разочарование.

    – Не жду, – уверила я, отступая по стеночке. – Хоть ты на неё и способен.

    – Не ждёшь, – согласился мужчина, в несколько шагов оказываясь рядом. Казалось, он видит в темноте не хуже кошки. – Потому и получаешь её намного чаще, чем другие. Но сейчас не тот случай. Считай это моей прихотью, светлая. Или блажью, как пожелаешь. Идём спать!

    Не дожидаясь ответа, он подхватил меня на руки и понёс в комнату. Уложил ближе к стенке, накрыл одеялом и притянул к себе. Я лежала тихо, как мышка, и не отбивалась пока лишь потому, что мужчина ограничился только объятьями.

    – Светлая, прекрати меня бояться: раздражает, – тихо проговорил Айлин. – Ты не в первый раз спишь рядом. Ничего нового сегодня не произойдёт.

    – Сам добился, чтобы я тебя боялась, – пробурчала я. – Чем теперь недоволен?

    – Тем, что ты по-прежнему считаешь, что я захочу взять тебя силой, – ответил он. – Этого тебе точно опасаться не нужно.

    Я обиженно молчала, хотя его слова и заставили меня мысленно вздохнуть с облегчением. Повернулась к нему спиной и закрыла глаза, пытаясь заснуть. Но не получалось. Мешала тёплая рука на моей талии, дыхание князя за спиной, и вернувшиеся мысли о недоброжелателе, ожидающем меня в замке. Как он отреагирует на моё возвращение? Проявит ли себя? А если нет? Опять ждать подставы? Или покушения? Заворочалась, пытаясь поймать идею. А если… если дать недоброжелателю то, чего он хочет? Хотел увидеть меня наказанной, униженной, растоптанной? Увидит! Осталось как-то уговорить Айлина подыграть мне.

    – Как бы ты меня наказал, если бы я действительно пыталась сбежать, напоив замковых магов отваром лимиреи? – спросила я.

    – Не знаю, – задумчиво ответил мужчина. – Хочешь страшилку на ночь, Алина?

    – Нет, – я повернулась к нему, – хочу попытаться вывести на чистую воду того нехорошего человека, по вине которого, меня обвинили в том, чего я не делала.

    – Вот как? – в голосе Айлина прозвучал интерес. – Слушаю тебя.

    – У меня с собой театральный грим, – идея захватывала меня всё больше, я даже села. – Помню, мы на прошлый Хэллоуин вполне достоверно изображали зомби… Рисовать синяки и ссадины я умею. Создам причёску «воронье гнездо», нарисую шикарный бланш под глазом, ссадины, кровоподтёки… А что ещё – не знаю. Потому и спросила, что бы ты сделал. Надо же вжиться в роль.

    – Женщин я не бью, – сообщил князь. – По крайней мере, кулаками.

    – Ну прости, испорчу твою репутацию, – отмахнулась я. – О, ещё можно развести красную краску и нарисовать полосы на рубашке, типа кровавые следы от хлыста! Нет, не пойдёт, рубашка чёрная. Эх, жаль, такая идея пропала…

    Айлин тихо рассмеялся:

    – Светлая, ты считаешь, от моей репутации ещё осталось, что портить?

    – Конечно, – удивилась я. – Ты же сам сказал, что женщин не бьёшь. А теперь все будут считать, что бьёшь.

    – Коварная светлая, – негромко упрекнул маг, притягивая меня к себе. – Спи. Утром поговорим.

    Уютно устроившись в его объятьях, я слушала, как размеренно бьётся его сердце. Но сон всё равно не шёл. И заедало любопытство.

    – А почему ты уточнил, что не бьёшь женщин именно кулаками? – спросила я, не выдержав.

    – Алина, ты уверена, что сейчас подходящий момент это узнать? – усмехнулся князь. – Я ведь могу не ограничиться только словесным ответом.

    – Угу, вытащишь меня из тёплой кровати и поведёшь кошмарить, – хмыкнула я. – Знаешь, Айлин, я вообще-то верю твоему слову. А ты пообещал физических наказаний к моей тушке не применять.

    – А почему ты решила, что речь о наказаниях? – тёмный маг откровенно веселился. – И уходить никуда не надо. Наоборот, обстановка самая подходящая. Дело в том, моя любопытная светлая, что если я и бью женщин, так только животом по ягодицам.

    Я не сразу поняла, на что он намекает. Поняв, густо покраснела и припечатала:

    – Извращенец!

    – Да ладно? – усмехнулся мужчина, без труда меня удерживая. – Всего лишь развратник. Мне по статусу положено. И никто не жаловался, кстати.

    – Попробуй тут пожалуйся, все хотят жить… – буркнула я и лишь потом поняла, как двусмысленно прозвучала эта фраза. Попыталась исправиться: – В смысле, я не намекаю, что было, на что жаловаться, верю, что не было!

    – Правда? – ехидно уточнил князь. – А мне кажется, ты сомневаешься… Да и хочется услышать наконец-то искреннее впечатление от женщины, которая не боится выражать своё мнение. Кто первый раздеваться будет?

    – Заранее сообщаю: ты великолепен, восхитителен, шикарен и так далее, – я снова попыталась высвободиться и опять безрезультатно. Замерла под его рукой, чувствуя, как колотится сердце.

    – Пошутили и хватит, – Айлин приподнялся, неожиданно чмокнул меня в нос. – Спи, светлая. Сегодня можешь меня не бояться.

    – Я всё равно обижена и прощу не скоро, – фыркнула я.

    Маг в ответ лишь тихо рассмеялся и промолчал. Пригревшись в его объятьях, я, наконец, задремала. Утром князя рядом не оказалось. Я спокойно достала из рюкзака коробку с гримом, глядя в небольшое зеркальце, намалевала живописный фигнал под левым глазом, ранку с запёкшейся кровью в уголке рта, ссадину на скуле и синяки от пальцев на шее и груди. Оторвала пару верхних пуговиц с рубашки, задумалась, что делать дальше.

    – Надо же, какой я жестокий и несдержанный, – раздалось от двери. – Только кое-что нужно добавить.

    Вернувшийся Айлин бросил на кухонный стол тушку зайца и критически меня осмотрел. Подошёл, придерживая меня за плечи, полностью оторвал один рукав рубашки и наполовину – второй.

    – Вот здесь и здесь ещё нарисуй синяки, – он легонько коснулся обнажённой кожи. – Что-то в этом есть… По крайней мере, никто не скажет, что это – иллюзия. А кровавых разводов я тебе сейчас добавлю. Сними рубаху и повернись ко мне спиной.

    Перерезав горло ещё тёплому зайцу, он нацедил в чашку крови, щедро размазал её полосами по моей майке и накинул рубаху на плечи.

    – Даже на тёмной ткани кровь видна, если присмотреться, – пояснил он. – И её запах тоже чувствуется. Будем считать, что порку я устроил с утра, а по щекам за побег отхлестал накануне.

    – А почему не всё сразу? – поинтересовалась я, наскоро и криво застёгивая пуговицы на рубашке.

    – Светлая, – коротко рассмеялся маг, – дай встречающим возможность додумать, как я наказывал тебя ночью.

    – Видимо, я тебя конкретно разочаровала, раз утром всё-таки получила по спине, – вздохнула я.

    – Ты портишь мою репутацию, я – твою, – пожал плечами Айлин. – И не разочаровала, Алина, раз я тебя просто выпорол, а не отдал на растерзание демонам.

    – Какой ты добрый, – не удержалась я.

    Князь усмехнулся в ответ и проинструктировал:

    – Постарайся очень убедительно застонать, когда я перекину тебя через плечо. Помни: спина дьявольски болит.

    – И куча синяков, да-да, – кивнула я и, страдальчески сморщившись, застонала. – Так пойдёт?

    – Вполне, – кивнул мужчина.

    Тушку зайца он просто испепелил, заявив, что ушастый свою функцию выполнил. Вспомнив, что хотела показать ему подаренное Антери кольцо, я пошарила в кармане и достала украшение. Айлин несколько секунд рассматривал его, затем поинтересовался, кто мне его дал. Услышав, что Антери, кивнул, спрятал кольцо и пообещал отдать мне его через несколько дней. Затем одним махом переместил мои вещи, заявив, что они будут ждать меня в его покоях. А следом телепортировал прямо во двор замка меня, себя и гнедого. Конь недовольно покосился на владельца, я образцово-показательно сползла на каменные плиты двора, жалобно всхлипывая. Поймала сочувствующий взгляд выглянувшего из «караулки» Гектора. Айлин легко вздёрнул меня на ноги, как и грозил, перекинул через плечо, и так поволок в свои покои. Я тихонько постанывала при каждом его шаге, якобы страдая от боли.

    Назад к карточке книги "Игры со смертью (СИ)"

    itexts.net