Текст книги "Рассказы об армии". Книги об армии


Книги про армию список лучших

Армейская литература — одна из основ развития патриотизма в обществе. Данный раздел объединил в себе все, что связано с воинской службой. В книгах про армию можно найти откровения военачальников, информацию о новейшей военной технике и рассекреченных разработках ученых, описания рабочих будней солдат и офицеров. Произведения написаны доступным языком, и легко воспринимаются. Книги про армию рассказывают и о комичных ситуациях, в которые попадают военные, и о подвигах героев нашего времени. Любой, даже очень придирчивый книгоман, подберет здесь что-то интересное для себя.Оружие Возмездия — Олег Дивов •История армейской жизни, местами смешная, до коликов в животе, местами грустная до слез. Прочитав эту книгу, все кто служили, с радостью вспомнят времена службы, а те, кто не служил, порадуются тому, что мощь советской армии обошлась без него. Испытайте на себе здоровый смех, смешанный с грустью.

Кирза — Вадим ЧекуновКнига, которая написана от первого лица. Вадима забирают в вооруженные силы прямо во время его обучения в институте. Благодаря службе в армии, он найдет в себе силы, чтобы осознать многие духовные ценности и изменить взгляд на собственную жизнь. Все это происходит с долей самоиронии.

100% юмора. Армия, авиация и немножко флота — Андрей Ситнянский •За некоторыми людьми нужно ходить с блокнотом и записывать, каждое их слово полно юмора и задоринки. Именно таким был командир роты главного героя и автора книги по совместительству. Что-то здесь вымышлено, а что-то реально. Чему верить, а чему нет, читатель решает сам.

Сто дней до приказа — Юрий Поляков $Произведение отечественной литературы, которое во всех подробностях и красках расскажет читателю о «радостях», ждущих любого призывника срочной службы. Для тех, кто служил, это будет приятным воспоминанием, а для тех, кто не служил страшным ужасом, ждущим впереди.

Самые страшные войска — Скутин Александр •История, написанная для каждого, кто служил. Для каждого же, кто не служил, она станет откровением и открытием, рассказывающим о том, что твориться в армии. Сама книга имеет толк, расстановку и чувство такта по отношению к читателю. Вам, несомненно, понравится.

Однажды орел… — Энтон МайрерРоман, который описывает полвека жизни американской армии. Повествование начинается с начала первой мировой войны и продолжается до агрессии во Вьетнаме. Узнайте о том, как в гуще событий живет женщина, которая решила посвятить свою жизнь армии.

Тельняшка для киборга — Николай РубанКнига, которая захватит вас с первой страницы и отпустит только в самом конце. История больше о жизни, чем об армии. История о том, какой долгий и сложный путь приходится пройти солдату, чтобы стать настоящим офицером спецназа и научится отвечать за каждого солдата спецназа.

Стройбат — Каледин СергейСборник повестей, которые принесли автору популярность и известность. Первая повесть расскажет о работниках кладбища, а вторая о том, как живут в армии. Весь материал подобран точно и остро, благодаря ясному взгляду автору и неподдельному читательскому виденью.Кирза и лира — Владислав ВишневскийИстория о простом пареньке, который родился и вырос в Советском союзе. Ему выпадает непростая участь стать музыкантом в армии. Теперь ему необходимо совмещать тяжелый труд и постоянные репетиции. Но несмотря на все он остается таким же жизнерадостным и позитивным.

730 дней в сапогах — Сергей Буянов •Истории, которые написаны в лучших традициях черного юмора, и рассказывают читателю о тонкостях военной службы. Но так ли страшно жить по армейским уставам, как это описывается? И стоит ли любыми путями отказываться от военной службы? А может быть, везде есть выход.

Моня Цацкес — знаменосец — Эфраим СевелаИстория о еврейском пареньке по имени Моня. Моня, как любой еврей обладает простой душой, но в тоже время хитер и может найти выгоду в любом деле. Эта книга стала бестселлером, ведь каждому читателю по душе придется его жизнерадостность и умение выходить из любой ситуации.

Армия Победы — Юрий Мухин •Государство, которое готовится к войне, заранее обречено на победу. Что для этого можно предпринять? Книга, в которой четко и подробно описываются все этапы подготовки к Великой Отечественной войне, а так же факторы, которые привели к победе Советского Союза.

Русская армия. Сражения и победы — В. П. БутромеевОписание всех войн, которые имели большое значение для Российского государства и происходили с эпохи Петра Первого до двадцатого века. Произведения живописи, которые связаны со сражениями, изображены параллельно с описанием и анализом исхода битвы.

Академия родная — Андрей Ломачинский •Истории, которые рассказаны от лица курсантов, будут интересны не только людям, напрямую связанным с армией, но и не имеющим к ним никакого отношения. От прочтения вы получите огромное удовольствие, ведь все написанное воспринимается легко и непринужденно.

Молодые львы — Ирвин Шоу •Почти автобиографический роман, который написан по воспоминаниям самого автора, который работал военным корреспондентов во Второй моровой войне. История рассказывает читателю о трех молодых людей, судьбы которых так тесно переплетены из-за начавшейся войны.

Никому ни слова — Сергей Георгиевич Литовкин •Истории, написанные от лица непосредственного участника событий. Каждая из них повествует о комичных ситуациях, которые случаются с автором, как на военно-морской службе, так и на земле. Посмейтесь от всей души и насладитесь простым юмором, который тронет вас за душу.

1 455

knigki-pro.ru

Книги об армии для детей. Где они??? - запись пользователя Ольга (id2599177) в сообществе Детские книги в категории Обзоры (подборки книг на определённую тематику)

В преддверии празднования Дня защитника Отечества внезапно озаботилась поиском книг для детей об армии ( не о войне, а именно об армии, о солдатах в мирное время). Результаты оказались плачевными.

Покажу, что нашла. И с благодарностью приму ваши предложения на этот счет))

Итак, повторюсь. Книги искала принципиально не о военных действиях, а об армии в мирное время. Из художественных нашла...2!

Первая - это "Алый" Юрия Коваля. О солдате-срочнике Кошкине и его верном пограничном псе Алом. У меня - вот такая старенькая.

Сейчас обнаружила эту повесть в наличии только в таком сборнике.

Вторая - это "Семеро солдатиков" Юрия Яковлева. Да и та сказочная...

И всё. Остальное - лирика. То бишь стихи. И надо сказать, их тоже не безумное количество. Покажу вот такую свою книжку-малышку. Кстати, до сих пор дети очень успешно заучивают для утренников эти стихи, заменяя "советский" на "российский"))

Из больших стихов - "На заставе" Агнии Барто.

Теперь о познавательном. Очень нравятся две такие штуки))

Набор карточек "Защитники Отечества" . Там и рисунки неплохие, и много информации на задней стороне каждой карточки.

И книжка из цикла "Школа семи гномов", тоже ""Защитники Отечества"" .Здесь красочно и подробно показана история российской армии с древних времен до наших дней, разные рода войск, вооружение и элементы обмундирования. Хорошая книжка.

Полезла в прекрасную советскую книгу про праздники. Информации там кот наплакал.

И есть у меня еще одна хорошая книжка. Правда, она для педагогов. Но любая мама же - это педагог для своего ребенка)) А здесь, кроме двух конспектов занятий на тему, есть еще дополнительные материалы в виде стихов-пословиц-загадок.

Книга 2007 года, в наличии нет. Но вдруг попадется!))

Вот, в общем-то, и всё богатство...

Есть еще, конечно, разнообразные народные солдатские сказки, в которых раскрываются положительные качества русского солдата. Но мне кажется, они к 23 февраля относятся весьма посредственно.

Еще я искала мультики и детские кинофильмы по теме. Нашла тех же "Семерых солдатиков"(фильм), "Пограничный пес Алый"(фильм) и...мультик про Вову Сидорова, который пошел в армию вместе со всей семьей.

Буду благодарна пополнению этого списка книгами и фильмами. И в очередной раз оговорюсь. Про армию, но не про войну.

Спасибо за внимание)))

www.babyblog.ru

Читать онлайн книгу Рассказы об армии

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 7 страниц)

Назад к карточке книги

Владимир Наконев

Рассказы об армии

1.Камикадзе.

Прикрыв дверь "антона", чтобы никто не видел, я и Прапорщик смотрели на Подполковника. Вырвав кольцо правой рукой, он сидел в подвесной системе, обхватив руками запаску, зажмурив глаза и ожидая раскрытия парашюта. Т-4, тем временем, раскрываться не спешил. Полностью вытянувшись, парашют попал в "продувку" и лишь трепетал передней кромкой в нарастающей скорости.

– Раскроется?

Я утвердительно кивнул и, словно в ответ на это, купол вспыхнул красно-зёленым цветком на заснеженном фоне.

– Советская техника – надежная техника.

Началось это однажды... Подполковник, не будучи специалистом, был назначен заместителем командира по воздушно-десантной подготовке. Убивалось при этом много зайцев. В том числе и то, что его в любой момент можно было заменить на своего выдвиженца. Не блистая особенно разумом ни в одном деле, кроме пьянства, Подполковник вдруг решил, что он должен иметь больше всех прыжков. И приказал спортивной команде укладывать ему на каждый день по восемь парашютов.

Спортсмены, все выходцы из аэроклубов, с прохладцей отнеслись к нововведению, а в один из дней вообще забыли подполковничьи тряпки. Приехав на прыжки на своем "уазике", Подполковник пришел в ярость и начал разборки.

– Кто сегодня ответственный на старте?!

– Вот он -, указав на меня, прогнулся старлей, начальник команды, бабник и пьяница, любивший прокутить прыжковые деньги солдат в хорошей компании.

Поставив мне пятки вместе – носки врозь, Подполковник не стал терять время на многословие.

– Я отстраняю вас сегодня от прыжков и назначаю ответственным за укладку и погрузку моих парашютов! Понятно?

– Так точно, товарищ подполковник.

Поскольку в приказе ничего не было сказано о заполнении паспортов укладки, я не стал себя этим утруждать. Заодно и укладкой. Просто растягивал парашюты в длину, натягивал чехол и запихивал все это в ранец. Ни один глаз не мог отличить на вид в каком состоянии находилось содержимое. И только его запаска была уложена более, чем внимательно. Надо отдать должное аппаратам. Почти три десятка прыжков сделал Подполковник на неуложенных парашютах.

После приземления мне пришлось поупражняться в словопрениях с Начальником команды. Потому что Подполковник не попал на площадку приземления.

– Ты что, опять проблем захотел?

– А ты видел, на какой высоте он раскрылся? А ведь после тебя прыгал. Вот и объясни товарищу заму, что такое ручное раскрытие. Прыгает, как смертник.

– Точно! -, подхватил один из спортсменов, – камикадзе он и есть. Глаза еще в самолёте закрывает.

А я, укладывая парашют, подумал, что это неплохая идея: выбрасывать Подполковника так, чтобы он не попадал на площадку. Всё равно за ним машина ездит. А без него так спокойно на укладке. В ближайшем будущем Подполковник перестал испытывать советские парашюты и приступил к осваиванию экстремальных приземлений.

Потом наши пути разошлись. Подполковник, как специалист по минно-подрывному делу, попал в Афган, устроил там какие-то спортивные прыжки, получил во время них пулю душмана в мягкое место, орден и возвращение на родину.

Старлей стал подполковником, героем войны в Чечне, в которую он благоразумно отправил своего начальника штаба, а сам остался охранять Пашу-Мерседеса, и получил полковника за растрел Белого Дома.

А я занялся изучением иностранных языков.

2. В нужное время в нужном месте.

В ситуацию может попасть каждый. Вывернуться без особых потерь половина попавших. Только десять процентов могут себе позволить поиграть со случаем, оставаясь в выигрыше. Это уже высший пилотаж. Что-то вроде того, как вступить в игру в самой её середине, не зная правил. И, с блефом или без, заставить отступить всех противников. А если добавить сюда немного везения, то получится просто фантастика. Такого не бывает!

Не знаю что послужило причиной выбора моей персоны, экономия на командировочных, убрать меня с глаз долой, непрестижность мероприятия, но отправили меня во столичный краевой центр для того, чтобы привезти двух шоферов-призывников в нашу бригаду. Поехал.

Краевой призывной пункт как муравейник. Кучки уже лысых пацанов под присмотром вояк. Лейтенанты, капитаны, майоры. Всех цветов и калибров. С солдатами, матросами или без оных. С папками или просто с пачками личных дел под мышкой.

– Вов! Помоги! Моряки на три года забирают.

Ну вот ещё. Мой старый аэроклубовский товарищ. Легко сказать, помоги. Не подойду же к старлею, отдай, мол. Пошлёт меня морячина, не поглядев ни на эмблемы десантные, ни на разницу в весе. Да ещё и прав будет.

– Сейчас,– говорю,– Что-нибудь придумаю.

А придумывать-то и нечего, блин. И вдруг, вижу в толпе полковничью папаху с синим верхом. Ма-аленький такой полковник, только папаху и видно, но я уже зверею, чувствую шанс. Ледоколом разваливаю толпу навстречу папахе... Десантные эмблемы! Я раздвигаю каких-то случайно оказавшихся рядом офицеров и прикладываю руку к виску.

– Товарищ полковник, разрешите представиться...

Он не дослушав подаёт ладонь.

– Как дела? Всё ли в порядке? Может помощь нужна?

– Так точно, товарищ полковник, моряки забирают спортсмена-парашютиста.

Старый терьер напряг ноздри, почуяв дичь, сверкнул глазами: снова при деле оказался...

– Где? Мы своих не отдаём.

Я без всякой субординации расшвыриваю толпу, всех, кто попадается по дороге, открывая пространство для прохода полковника. Призывники и солдаты просто отлетают в сторону, а офицеры, удивлённые такой бесцеремонностью, резко поворачиваются и застывают с поднятой правой рукой. Рефлекс, однако. Успел!

Кивнув на старлея, я устраиваюсь за спиной полковника, расставив ноги и заложив руки за спину. У моряков получается хуже. Им так перед полковником стоять не положено.

– Здравствуйте, товарищ старший лейтенант! Ну, посмотрим, каких вы орлов набрали для защиты нашей Родины. Дайте ка мне личные дела, – и мне через плечо вполголоса, – Который?

И перебирает тоненькие папки. Я на ухо потихоньку: «Этот». Папка откладывается под палец. Затем накрывается ещё одной.

– А посмотрю я, какой народ во флот идёт, – играет свою роль полковник, – Призывник такой-то!

– Я!

– Как дела, сынок, с желанием идёшь?

– Да мне бы лучше на два года попасть служить, товарищ полковник...

– Нет, молодой человек! Не мы выбираем. Родина нас выбирает. Она лучше знает, где мы нужнее.

Я жёстко уставляюсь на своего друга. Тот едва заметно кивает и опускает глаза: понял.

– Призывник такой-то!

– Я, товарищ полковник!

– С желанием идёте служить во флот, молодой человек?

– Так точно. Я специально готовился для службы. У меня семьдесят прыжков с парашютом.

– Что? Парашютист! Во флот? Товарищ старший лейтенант, пожалуй, я его у Вас заберу.

– Товарищ полковник! Я уже отправляюсь. У меня уже всё оформлено...

– Ничего страшного. Пойдите напрямую к председателю комиссии и скажите, что полковник Е/в забрал одного призывника и приказывает дать вам другого и побыстрее.

В поезде мои пацаны с наслаждением уплетают домашнюю снедь, а мне думу думать надо: как теперь в бригаде вывернуться? Что не говори, а моя самодеятельность мне икнётся. И как назло не могу придумать никаких оправдательных мотивов. Зайдя на территорию части, по закону подлости, сразу попадаю на командира и начальника политотдела. Мля! Не упустят возможности, проконтролировать лишний раз моё поведение. И, вполголоса посоветовав пацанам повесить на морды идиотско-почтительные маски, я отправляюсь печатным шагом к подполковникам. На пятом или чуть позже шаге в голове зреет идея.

– Товарищ подполковник! ... прибыл с двумя призывниками. Один шофёр и по приказу полковника Е/ва один спортсмен-парашютист.

– Гы-гы-гы! – по-лошадиному заржали подполковники, обдав меня водочным перегаром, – Вот, что значит интерес появился...

Пронесло. И я чувствую, что мой выстрел не просто в «десятку», а в самый центр попал. Есть тут ещё какая-то история, которой я не знаю, но сделал её продолжение.

А было так. Год назад парашютная команда округа заняла последнее место и министр обороны послал в округ строгий выговор ответственному за подготовку. Командующий округом был уже генералом, который очень хотел жить в Москве. И выговор ему был совсем ни к чему. Отправив его в отдел, он дописал, что выговор объявляется ответственному офицеру отдела. Значит дальше его не перешлёшь. Начальник отдела ещё не был генералом. И очень хотел им стать. Опять, значит, не с руки портить послужной список. Крутили-вертели и придумали.

Дать выговор полковнику Е/ву руководителю тыловой службы. Генералом он не будет, потому что через год уходит на пенсию. А на размере пенсии выговор никак не отразится. Старый пенёк, откатавший всю службу как кот в масле, чуть не свихнулся, получив строгача на последнем году службы. Да ещё и от министра обороны. На его жалобное блеяние, что он совсем не причём, начальник отдела резонно заметил, что надо интересоваться всем, что происходит в отделе и округе, раз уж носишь десантные эмблемы. И не было более ревностного попечителя в дальнейшем у спортивной команды. Каждый приезд полковника начинался с визита к парашютистам. А потом уже и я подвернулся.

А строгий выговор ему после этого случая сняли. Аккурат перед пенсией.

3. Задание.

Моя сверхсрочная служба началась с того, что я нахамил комбату. Правда, я так не считал, так майор мне об этом сказал. У него была прескверная привычка давать разнос прапорщикам и офицерам в своём кабинете. Естественно, что при тонких стенках, всё это могли услышать все желающие и нежелающие. Авторитета командному составу это не добавляло.

Дошла очередь, однажды, и до меня. Возвысив голос до предела, комбат решил заодно и обучить меня хорошим манерам.

– Встань, как положено!!

Поскольку мне это уже порядком надоело, я сказал, почти неслышно:

– А ты мне не хами.

Вытаращив глаза, майор замолчал, очевидно решив, что ему показалось. Я же преодолел разделяющее нас пространство и, даже, слегка наклонившись, продолжил:

– Я вам рекомендую, товарищ майор, говорить мне Вы, как того требует Устав службы в Советской Армии. Более того, как я – человек почти гражданский, то и приказывать мне не имеет никакого смысла. Я обязательно выкручусь, чтобы не сильно утруждать себя выполнением поручения. Вот вы меня попросите, и я расшибусь, чтобы выполнить получше.

Покрывшись красными пятнами, майор молчал. Потом встал, надел фуражку и произнёс раздельно:

– Можете идти.

– Есть!

Дальнейшая наша совместная служба протекала безоблачно. Не раз мы выручали друг друга. Со временем комбат опять перешёл на ты, но это уже был другой уровень.

Как-то раз, мне позарез понадобился отпуск на два дня и, как порядочный, я написал об этом рапорт. У комбата не было никаких возражений. Но к вечеру, он вдруг сказал мне, что его вызывает командир части и, похоже, что по моему рапорту.

Вернувшись, он выматерился и повторил слова полкана: "Я считаю это не-це-ле-со-об-раз-ным". Посмотрел на мою поникшую физиономию и добавил:

– В общем, если попадёшься, то я тебя не отпускал.

Сделав все свои дела и возвратившись, я не встретил ни одного солдата или офицера моего батальона на территории части. Блин! Ещё не хватало, чтоб батальон на учения вышел. В пустующей казарме я увидел двух дневальных.

– А все вместе с комбатом старый гараж ломают.

Пошёл туда. Сотня солдат долбили, как дятлы старую стену дореволюционной постройки, а за ними присматривал весь командный состав батальона. Подойдя к комбату как можно ближе, я доложил:

– ... из самоволки прибыл.

– Тише, ты, дурак! – настроение у майора было не для шуток. Взяв меня под локоть, он показал на строение.

– Ты мне, как-то, говорил, что тебя попросить надо и тогда ты расшибёшься. Не мог бы ты сломать эту дребедень? Сегодня вечером истекает срок, отпущенный новым замкомандира. Уже два дня здесь сексом занимаемся. Похоже, пора намыливать задницу.

Я окинул взглядом побоище.

– Без проблем. Я могу взять машины с закрытой стоянки?

– Да бери что хочешь.– и, обращаясь к офицерам, майор сказал, – он остаётся здесь старшим, все его распоряжения – это мои распоряжения. И ушёл.

– Ну, Володя, ты растёшь -, подкололи меня офицеры. – Чего приказывать будешь?

– Давайте сюда три шестнадцатитонных автомобиля с лебёдками...

Через час всё было кончено. Обрушенные стены рассыпались на отдельные кирпичики и я, дав задание солдатам собрать и сложить, пошёл в казарму.

Увидев меня идущего с руками, засунутыми в карманы, майор лишился дара речи.

– Ты... Я тебе что сказал делать?

– А всё, товарищ майор, сейчас там подметут и порядок.

– Что-о!? ,– Крутанулся и побежал довольно ретиво, не смотря на солидное брюшко.

 Я отправился за ним. Не дойдя до места, увидел весь офицерский состав, вышедший мне навстречу. Судя по довольным физиономиям, они собирались как следует отметить неполучение выговоров.

– Ты не знаешь, за каким х.. мы носим приставку инженер к нашему званию? – спросил меня комбат.

4. Встречи с врагами.

Большую часть своей жизни я готовился для борьбы с врагами, окружающими нашу любимую родину. А потом, вдруг, оказался в самом логове этих врагов. Которые с полным игнорированием к этому отнеслись, за исключением некоторых идиотов из ихнего КГБ.

В Бельгии посещаю военную выставку, развёрнутую в каких-то нескольких десятках километров от самого главного штаба НАТО. Поглядев на подводные, парашютные и прочие разделы, я останавливаюсь около раздела радиосвязи. Покрутив и подстроив телеграфный ключ, я усаживаюсь и сначала медленно, а потом всё быстрее поклепал точки и тире.

Профессиональное ухо офицера, присматривающего за порядком, уловило что-то знакомое в какофонии звуков выставки. Подошёл. Понаблюдал.

– Вы знаете Морзе?

– Да.

– Вы были военным?

– Я – офицер запаса армии бывшего Советского Союза.

– А в каком роде войск?

– Скажем так, что всё, что у вас здесь есть, я знаю.

– О-о-о!

Кликнул своих сослуживцев и представил меня каждому. Все не без удовольствия пожимают мне руку.

Посетив подобную выставку в Мадриде, я вдруг увидел совершенно незнакомый для меня стенд имитации стрельбы из винтовки. С компьютером, мишенью и двумя солдатами, обслуживающими его. Подхожу, спрашиваю нельзя ли попробовать. Разрешают. Для того, мол, и развёрнут. Беру в руки спортивную винтовку с диоптрическим прицелом и присоединённым к ней кабелем. Ох и хорошо же лежит в руках оружие! Приподнимаю и делаю выстрел в угол экрана, на котором нарисована мишень.

Солдаты, довольные, переглядываются и "перезаряжают" винтовку. Я, навскидку, стреляю в десятку. Их лица вытягиваются. Новая перезарядка и я "стреляю" уже просто в движении, поднимая ствол. Попадаю в линию между "десяткой" и "девяткой". Отдаю им оружие и улыбаюсь как можно обворожительнее:

– Спасибо!

Уходя, я краем глаза отмечаю, что долго они смотрят мне вслед.

5. Карузо на гаупвахте.

Дежурный по части, открыв дверь солдатской столовой, увидел сюжет в действии. Невысокого роста, коренастый солдат рывком придвинул стол, поставив его между собой и двумя офицерами. Вид у офицеров был явно недружелюбный.

– Отставить! Что здесь происходит?

Офицеры обернулись.

– Серёж! Понимаешь, этот молодой... Встань, как положено!, – прикрикнул офицер на солдата.

– А я и так стою, товарищ лейтенант.

– Смирно!

Но, увидев движение офицера, солдат мягко отшагнул назад и раздвинул локти.

– Я сказал, всем отставить! Кому не ясно? – дежурный сел на скамейку, снял фуражку и начал вытаскивать пачку сигарет из кармана. – Ну, кто мне прояснит обстановку?

– Да мы сюда отправили личный состав для чистки картошки и на воспитание, а он их всех отлупил. Двое уже в санчасти.

– А сколько отправил?

– Семь человек.

– Не слабо, – дежурный почесал голову, – ну, молодой человек, что скажем в своё оправдание? Молчим, значит? Эй, на кухне!

В окошке показалось ещё одно лицо.

– Видел что здесь произошло?.

– Так точно! Они картошку жарили, он их побил и они в окно выскочили.

– Молодец! Хорошо рассказал. А сейчас бегом в караулку. Скажи начальнику, чтоб сержанта прислал. Хотя, отставить. Сам пойду. Заодно воздухом подышу. И в санчасть зайду. А вы организуйте тут службу, поднимите старшего повара. Пусть урегулирует.

... Начальник караула аккуратно вписал фамилию солдата в журнал. Закрыл и поглядел на провинившегося.

– Ну, гусь! Думаешь я тебе здесь отдых устрою? Сейчас на внутренний двор и до утра строевым шагом по периметру. Понял?

– Так точно, товарищ старший лейтенант, а петь можно?

– Во-во! И с песней. Да чтоб я здесь слышал.

Через некоторое время снаружи донеслось:

– Нам, парашютистам, привольно на небе чистом...

– Во глотка! Карузо!– удовлетворённо хмыкнул начальник.

Всю ночь со стороны караульного помещения доносились песни Советской Армии.

Утром на общем построении, подав команду "Смирно!" замкомандира отправился по диагонали плаца к появившемуся командиру части.

"И от Москвы до британских морей Красная Армия всех сильней!", – донеслось от караулки. В строю раздались смешки. Побагровев, командир принял рапорт и скосил взгляд на стоявшего в строю начальника штаба. Подполковник бегом ринулся по дорожке. Увидев такое движение, из дверей дежурки выпал капитан и отправился вдогонку, придерживая кобуру.

Подполковник прибежал первый и с разгону пнул калитку.

– Открывай! – крикнул он показавшимся в лючке глазам.

– Не могу, товарищ подполковник! Должен доложить сначала начальнику караула.

– Я тебе, бля, доложу! Открывай!

– Открой, – рядом с подполковником уже стоял запыхавшийся дежурный по части.

Подполковник встал на пути марширующего солдата.

– Отставить песню!

Солдат замаршировал на месте:

– Не могу, товарищ подполковник! Старший лейтенант приказал петь, – и, обойдя подполковника по дуге, солдат зашагал дальше «В путь, в путь, в путь, а для тебя, родная...!»

Увидев сзади, как наливаются кровью уши подполковника, дежурный подумал:"Быть грозе". Высказавшись непечатно, подполковник скрылся за дверью. Прыснув в кулак и погрозив солдату кулаком, дежурный пошёл туда же. В дверях столкнулся с заспанным начальником караула, который очень спешил наружу. Схватил его за ремень и придержал. Начальник попытался вырваться, но не смог.

– Отставить! Песню! Мать! Твою! Сорвался на мою голову, – с расстановками между попытками вырваться из железных лап капитана прохрипел старлей.

Через минут пятнадцать в караулке подполковник вытирал шею платком и задыхаясь от смеха повторял:

– Значит дембеля картошку только себе почистили и жарить начали. И повар, через четыре месяца службы начал их воспитывать. В окно выскочили! Нет! Такого у нас ещё не было..., – и, посерьёзнев, добавил:

– А наказать надо. С поваров снимем. Отправим в разведчики.

Oбращаясь к капитану: – Возьми его к себе.

6. Полезное свойство.

Во времена тоталитарного прошлого была на ТВ программа "Очевидное-невероятное". Не только образовывала, но и давала толчок к каким-нибудь опытам, исследованиям... И не только у меня.

Захожу в радиомастерскую и вижу группу солдат, обступивших прибор. Оказывается они проводят опыты с преобразователем напряжения. Берут по очереди провода в руки и кто-нибудь добавляет напряжение. До тех пор, пока испытуемый может терпеть. 80 вольт были пределом. Меня заинтересовало. Прошу попробовать.

Взял в руки провода и тут же один шутник резко крутанул регулятор. Бросив провод я тут же отвешиваю ему оплеуху. Но и успеваю отметить, что на меня никак не повлияло резкое поднятие напряжения. Второй раз я беру провода и более серьёзный механик постепенно добавляет. 100 вольт. Никакого эффекта. 120.150. Потеплели провода в руках, но особого дискомфорта не наблюдаю.

Прошу добавить. 200. И, когда прибор показывал уже 240-250 вольт, стало нестерпимо жечь пальцы. Довольно для первого раза. Уже к вечеру весь батальон только об этом и говорил.

Через несколько месяцев бригада вышла на учения. Как всегда в таких случаях, все сходят с ума. Особенно по ночам. Когда спать надо. "Ядерная тревога", "Химическая тревога", "Нападение диверсионной группы"...

Через два дня мне это уже порядком надоело и я, вечером, прежде чем залезть в кунг спать, подсоединил провод 127 вольт от генератора на корпус машины.

– Запомните, покойники! – проинструктировал я своих солдат, – Если кого из вас убьёт, то вас спишут на неизбежные потери при проведении учений. Поэтому, из машины не вылазить ни при каких условиях. Нужду справлять в открытую дверь. В крайнем случае можно спрыгнуть, но залазить обратно я не рекомендую.

Ночь прошла очень спокойно, несмотря на шум, доносившийся время от времени снаружи. Довольные и отоспавшиеся солдаты весело повыпрыгивали утром из машины. Вылез и я. И тут же подбежал вестовой с сообщением, что меня вызывает комбат.

– У тебя машина под током, – хмуро заявил мне майор.

– Не может быть, товарищ майор.

– Пошли проверим.

Следуя за майором, я решал головоломку: догадались ли мои охломоны сбросить провод или нет? Подошли.

– Возьмись за поручень, – приказал майор.

Я взялся. Чёрт! Не сняли. Не успел я и подумать, что бы сделать или сказать в своё оправдание, как майор схватил второй поручень. Послышался судорожный вздох, прямо перед моим лицом мелькнули подковки прибитые на каблуки и сто живых килограммов врезались задницей в землю.

Поднявшись и отстранившись от меня, как от прокажённого, майор молча зашагал в сторону. Остаток учений прошёл для меня и моей команды очень спокойно. Особенно по ночам.

7. Цена победы.

В пин-понг со мной никто играть не хотел. Я просто не умел в него играть. Иногда, правда, мне дозволяли взять ракетку в руки и потыкать ею в прыгающий шарик. Поэтому свободное время на спортивных сборах по тяжёлой атлетике, куда я попал во время срочной службы, мне ничего не оставалось, как сидеть скромно в стороне, наблюдая, как играют профессионалы.

Профессионалы играли плохо. Потому что с Геной они тоже играть не хотели. Демонстративно бросали ракетку на стол и уходили. Гена был КМС по настольному теннису.

Однажды мы оказались вдвоём в спортзале. Гена, по своему обыкновению, жонглировал одним или двумя теннисными шариками. Потом ему это надоело и он поглядел на меня.

– Давай поиграем, – неуверенно предложил он.

– Ты будешь со мной играть?

– Да, только... Знаешь, давай поиграем по другим правилам.

Он быстро показал мне, как можно держать ракетку, около часа мы перекидывали шарик через сетку, а потом он сказал, что надо начинать играть на счёт.

Правила каждой игры он придумывал сам. Первую партию он выиграл со счётом 21:2 сидя на стуле и нанося только один удар. Потом, по его просьбе мы прекратили учёбу, потому что в зал пришли другие спортсмены.

Несколько дней подряд он играл со мной, сидя на стуле, стоя на одной ноге, но левой рукой, правой рукой, на двух ногах, но одним ударом... Изобретательности его не было границ. Найдя у меня интересное движение, он часами заставлял повторять этот удар, чтобы я мог делать его автоматически.

Прошло довольно много времени и мы заиграли нормальные партии на "больше-меньше". Я привык к выкрутасам своего учителя, начал находить слабые места в его игре.

– Стоп! – скомандовал мне партнёр, когда, однажды, во время игры открылась дверь в зал и в него вошли наши товарищи по сборам. Привычно подойдя к столу, один из них забрал ракетку у Гены, второй протянул руку за моей.

– Ещё чего! – заупрямился я, – Сначала у меня кто-то должен выиграть, чтобы я ушёл.

Захохотав, мой обидчик обошёл стол и забрал ракетку у другой стороны.

– Можешь кидать на счёт, – снисходительно бросил он в мою сторону.

Через десять минут всё было кончено.

– Отдашь ракетку другому или ещё хочешь? – невозмутимо поинтересовался я.

Тут случилась истерика с моим учителем. Опрокинувшись на маты, он хлопал по ним ладонью, показывал пальцем на моего противника, размазывал слёзы по лицу.

– Ещё! – заявил побеждённый.

Но вторую партию нам закончить не удалось, потому что при разгромном счёте он ударил в сердцах ракеткой по столу, сломав последнюю. Все возмутились таким его неспортивным поведением и, по очереди, проиграли мне все партии. Так я влился в наш дружный коллектив уже как хороший игрок.

...В один день, зайдя в зал, я увидел, как незнакомый мне капитан, не снимая шинели, играл в пин-понг с одним из наших. Все благоговейно стояли вокруг. Видно было, что офицер умеет играть. Выиграв, он небрежно бросал: "Следующий".

Проиграли все.

– Ты, – ткнул ракеткой в сторону моего лучшего тренера капитан.

Гена проиграл тоже. В моей груди закипел протест. Как? Какой-то капитанишка выиграл у Кандидата в Мастера Спорта СССР!

– Ты тоже играешь? – спросил капитан, поглядев в мою сторону.

– Немного.

– Становись!

После первого проигрыша капитан снял шинель и расслабил поясной ремень. Затем на спинке стула последовательно повисли китель, рубашка, брюки и капитан сменил сапоги на принесённые одним из спортсменов тапочки.

– Ты что делаешь? – шепнул мне один из моих коллег, когда я подбирал далеко отскочивший шарик, – Это новый комендант гарнизона!

Но вожжа уже давно попала мне под хвост. Остановить меня могло только стихийное бедствие или что-то сопоставимое по масштабам.

– На сегодня хватит, – сказал капитан и долго вытирал почтительно поданным полотенцем потное тело, не забывая свои а-ля будённый усы. Уже застёгивая ремень, он скосил взгляд на меня.

– Ты тоже одевайся. Со мной пойдёшь.

Но переночевать в комендатуре мне не удалось, потому как мои товарищи аккордно разгрузили машину с цементом, выкупив, таким образом, меня из заточения.

Выиграть у меня капитану так никогда и не получилось.

8. Липа.

– Я после армии хочу выучиться на ветеринара.

– После армии ты будешь лежать на кладбище под красной пирамидкой и твоё имя, может быть, будут вспоминать в деревенской школе.

Я всегда умел аргументировать и убеждать. Уже вовсю шла война, военкоматы хватали всех без разбора для отправки в мясорубку. Те родители, у кого водились деньжата, откупались, если не могли получить диагноз о невменяемости своего чада. Моему ученику рассчитывать было не на что. Простой парень из глухой деревни.

– И что мне делать?

– Учиться, как завещал великий Ленин. В институт тебе после ПТУ не поступить, а в военное училище можно попробовать.

– Но я не хочу быть военным.

– Тогда ты будешь мёртвым. Вопросы есть?

– Нет.

– Ты всегда мечтал стать офицером, правда?

– Да.

Поскольку я работал в том же училище, проблем для начала процесса у меня не было. Мастер производственного обучения даже с некоторым облегчением позволил мне написать на пацана характеристику. Несколько часов обдумывания, передёргивание фактов биографии и я отдаю шедевр наставнику.

"Мечтает стать офицером, для этого много занимается спортом, закончил курсы и выполнил ...прыжков с парашютом, в свободное время закончил курсы шоферов, в настоящее время занимается парапланом... имеет повышенное чувство самоконтроля...

– Классно написано! – мастер несколько раз перечитывает характеристику, – Слушай, напиши мне и на остальных.

– Обнаглел, – возмущаюсь я, – Можешь пользоваться, как образцом.

Через несколько месяцев звонок от моего ученика:

– Мне в военкомате сказали: насрать на твоё желание, пойдёшь служить, как все.

– Ничего страшного, – утешаю я, – Если за полгода тебя не ухлопают, бомбардируй рапортами начальство о поступлении в училище.

Ещё через пару недель на пороге появляется знакомая физиономия. Меня слегка переклинивает.

– Что случилось?

– На призывной комиссии один офицер сказал, что с такой характеристикой в армию не идут и переслал мои документы в военное училище. И теперь мне нужно свидетельство о выполнении норм золотого значка ГТО.

– Что?!!

Я поглядел на календарь. На дворе явно был не 1980 год. Не только Ильича, но и Советского Союза уже давно не было. Я, в общем-то, и раньше был невысокого мнения об умственных способностях военного руководства, но это было черезчур. Но в перечне необходимых документов стояло «свидетельство о выполнении...».

Несколько часов метаний по всем физрукам и мы выясняем, что такого бланка нам не найти. Сидим молча в кабинете.

– Значит я не смогу поступить?

– Кто тебе это сказал? Сиди смирно, не мешай думать. Значит просят липу. И все, как идиоты, её предоставят. И все будут знать, что это липа. Значит... Наша липа должна быть самая липовая, чтобы опять была впереди других. И поэтому...

Скоро я уже клацаю на машинке текст «выписка из протокола соревнований в День Советской Армии и Военно-Морского флота (День Защитника Отечества)... участники занявшие призовые места и выполнившие Нормы Золотого...». Добываю на лист бумаги подпись директора и гербовую печать училища.

Год спустя, я слушаю рассказ об экзаменах.

Офицер небрежно перелистывает удостоверения о владении Золотых Значков ГТО:

– А у тебя, что? Нет удостоверения?

– У меня там выписка ...

– Какая такая выписка?, – находит лист бумаги, читает, – Ого! А ну-ка к перекладине! Поглядим.

И через некоторое время: «Орёл!»

Впереди была ещё одна война...

9. Патруль.

Идти в патруль считалось привелегией. Это тебе не караул, ни дежурным по столовой или помощником дежурного по части. Прогулка по городу, шарахающиеся во все стороны не только самовольщики, но и те, кто по увольнительной. И рядом не два-три оболтуса, а наглаженно-начищенные воины Вооружённых Сил. Но был ещё и патруль внутри части.

Что бы ты ни делал, всё равно в конце дня получишь раздолбон. Потому что в каком-нибудь подразделении солдаты обязательно выкушают водчонки и их поймает командование. Потом поступит директива наказать начальника патруля. За то, что не уберёг обороноспособность страны и отдельно взятой роты.

– Пойдёшь начальником патруля в части.

– Товарищ майор! Есть идея: давайте организуем двойной патруль. И попробуем провести службу, чтобы не получить пистона от полковника.

– Это практически невозможно. А что за идея?

– Ну, мы же, всё-таки, связь.

С утра, раздевшись до трусов, я блаженно подставляю тело ещё не очень щедрому солнышку на верхней площадке парашютного тренажёра. С высоты птичьего полёта видна не только вся территория части, но и два магазина, торгующие спиртным. А, когда я приникаю к биноклю, то вижу ещё один магазин в отдалении и могу хорошо разглядеть автобусную остановку, которая наполовину скрыта деревьями.

Другой начальник патруля с двойным составом солдат лениво листает журналы в беседке возле казармы. Завидев очередного солдата, возвращающегося в часть с купленной водкой, я нажимаю кнопку радио:

– Второй, я – первый, один нарушитель на восточной стороне. Двоих на КПП для прикрытия и с остальными выдвигайся.

Отодвинув подорванные доски забора, любитель горячительного попадает прямо в руки внутреннего патруля. Ошеломление слишком велико, чтобы попытаться убежать или, хотя бы, выбросить бутылки. Те, кто похитрее, прячут бутылки за оградой и заходят через проходную.

Назад к карточке книги "Рассказы об армии"

itexts.net

Как читать эту книгу - Исследование армии

Как вы уже, должно быть, заметили, книга эта об армии. Но о какой армии и в каком разрезе? В целом эта книга представляет вашему вниманию срез армейской жизни современной российской армии по состоянию на 2004 – 2005 годы. Именно в это время ваш покорный слуга имел счастье служить в ней. Это было время, когда очередная реформа вооружённых сил только начиналась. Ещё действовали старые отсрочки. Ещё существовало разделение на тех, кто служит 2 года, и тех, кто, окончив гражданский вуз, служит лишь 1 год. Теперь все служат по 1 году. Ещё только начинался ажиотаж по поводу перевода армии на контрактную основу. У нас в армии этот ажиотаж выразился в том, что в часть пришла установка: стольких-то бойцов в добровольно-принудительном порядке перевести на контракт и отправить в контрактные части Ингушетии и Северного Кавказа.

 

Но ведь теперь армия другая, скажете вы, как можно по армии старой судить об армии новой? На самом деле, вооружённые силы у нас реформируют с момента разрушения СССР, и по сей день – это уже стало привычным состоянием армии. Но все эти реформы не меняют глубинных отношений в армии, влияя лишь на «выпячивание» той или иной их составляющей. Скажем, предпоследней реформе, за счёт перевода на годичную службу и первых несмелых попыток создать институт контракта, удалось несколько надломить преемственность при дедовщине. Последняя же реформа доломала начатое предыдущей, и выпятила на первый план профессионализм – за счёт обучения почти всех призывников воинской специальности и реального перевода наиболее боеспособной части армии на контракт. Однако ни одна из реформ не сможет исключить из войск жёсткую иерархию и образование в подразделениях коллективов.

 

Кроме того, в книге предпринимаются попытки сравнения современной российской армии с армиями западных государств, армиями прошлого, с советской армией и даже с армией Российской Империи. Причём сравнения эти производятся применительно к глубинным закономерностям армейской жизни. Так, в книге можно найти ответ на вопрос, почему американская армия бунтует и оказывается парализованной, если в неё своевременно не завезут пластиковые туалеты, а российские солдаты вообще могут обходиться без оных, а также множество других интересных казусов.

 

Из книги можно извлечь и ряд практических рекомендаций по улучшению армейской жизни, но в целом книга не посвящена тому, как должно быть. Она посвящена тому, что реально есть (было). Это не проект идеальной армии и не прогноз её развития. Однако тем, кто намерен посвятить жизнь службе, а также тем, кто хочет сделать службу в армии более гуманной, книга будет очень и очень полезна: как минимум она очертит пределы, в которых возможны улучшения.

 

Определённый интерес для читателя будут представлять и мои прогнозы относительно предпоследней реформы армии. Закончилась она достаточно плачевно, увольнением всех поспешно набранных на контракт военных, и плавно перетекла в новую, последнюю на текущий момент реформу. Изначально во втором издании я планировал вообще убрать эти прогнозы, но по здравом размышлении всё же решил их оставить. Во-первых, мне в своё время доводилось выступать с этими прогнозами перед научным сообществом и, хочется надеяться, что они сыграли какую-то роль в осознании ситуации в армии современной властью и стали одним из тех ручейков мысли, которые составляют понятие «интеллект власти». Во-вторых, даже если выводы эти и не дошли до власть имущих, они объясняют, почему была частично свёрнута предпоследняя реформа, а последняя приняла тот вид, который она приняла. Более подробно про последнюю реформу можно прочесть в главе «Новая реформа. Работа над ошибками».

 

Сразу хотел бы извиниться перед въедливым и глубоким читателем: в книге случаются повторы. Они здесь возникли из-за особенностей стиля написания. Дело в том, что книга состоит из очерков по конкретному узкому вопросу, объединённых в единое целое логической последовательностью тем. Каждый очерк (в некоторых случаях группа очерков) представляет собой законченную публицистическую статью или отдельную законченную мысль. Чтобы очерк стал законченной самостоятельной смысловой единицей, иногда приходилось повторять уже сказанное в предыдущих очерках. Зато и читать книгу стало проще: можно начать с любой главы. Хотя я и не рекомендую злоупотреблять игнорированием заданной автором логической последовательности.

 

Книга эта довольно сложна, и требуется определённого усилия мысли для понимания изложенных в ней положений. Если начать читать её с очерков, изложенных в 4-й, 5-й и 6-й частях, многое будет непонятно. Вообще, без определённой логической последовательности можно читать только последние три части. Поэтому я рекомендую сначала прочесть первые три части, а затем уже переходить к очеркам по злободневным вопросам. Это связано с тем, что в первых трёх частях содержатся расшифровка основных терминов и базовые понятия социологической теории, которой автор пользуется для объяснения явлений армейской жизни. С другой стороны, если столкнётесь с некоторыми трудностями в понимании первых двух частей, можно начать с третьей части и очерков, однако затем вернуться к первым двум частям – набравшись примеров «из жизни», их понять значительно проще. Но в этом случае начинать необходимо не с четвёртой, а именно с третьей части, даже если и почувствуете некоторые затруднения в её понимании. Заверяю читателя, что любое недопонимание после прочтения последующих частей с очерками будет устранено.

 

Читателю, которому хорошо известна логическая социология Александра Александровича Зиновьева, можно смело начинать чтение сразу с третьей части. Хотя чтение первых двух частей также будет не лишним, ведь я привёл в них не все положения этой социологии, а лишь те из них, которые необходимы для понимания данной книги, то есть построил определённую систему допущений применительно к конкретному исследованию. Кроме того, лишнее повторение, как явствует из небезызвестной народной мудрости, никому ещё не помешало.

 

Ну, в добрый путь, дорогие читатели.

 

 

www.army-info.ru

Книги про войну и про армию

Как рассказать ребенку о войне? Для чего это нужно? Конечно, военная тема слишком тяжела для дошкольников. Ни к чему знакомить малышей с ужасом и трагизмом военных лет. Эта информация к ним еще придет с возрастом. А вот начальные представления об исторических событиях, о военных подвигах и героизме предков дети 5-7 лет могут получить уже сейчас. Многие литераторы создали рассказы, повести, стихи на военные темы специально для дошкольников: это Лев Кассиль, Константин Паустовский, Аркадий Гайдар, Сергей Алексеев, Сергей Баруздин и многие другие писатели-классики. Их книги о войне воспитывают в юных читателях дух патриотизма, учат ценить мир и любить дом, семью, близких. Сколь ни было бы далеко прошлое, память о нем важна: наши дети, став взрослыми, должны сделать все для того, чтобы трагические страницы истории никогда не повторились в жизни народа.

«ВОТ КАК ЭТО БЫЛО...»книги про войну и про армию для детей старшего дошкольного возраста

Алексеев С. «Идет война народная», рис. А. Лурье, Детская литературе, 1986.Алексеев С. «Они защищали Москву», худ. Ю. Копейко, Малыш 1975.Алексеев С. «Орлович-воронович», рис. Е. Чернятина, Детская литературе, 1983.Алексеев С. «Последний штурм», худ. М. Петров, Малыш 1981.Баруздин С. «Шел по улице солдат», рис.А.Иткина, Детская литература, 1969.Баруздин С. «Сложное поручение», худ. Л Хайлов, Малыш, 1977.Баруздин С. «Шел по улице солдат», рис. А.Иткина, Детская литература, 1985.Бахревский В. «Вертолетчики», худ.В.Трубковича, Малыш 1987.Блинов А. «Таинственная шкатулка», рис. Л.Хайлова, Малыш, 1973.Богданов Н. «Хорошая пословица», рис. А.Яцкевич, Детская литературе, 1984.Богомолов В. «За оборону Сталинграда», худ. К.Финогенов, Малыш 1980.Внуков Н. «Приказ по шестому полку», рис. И.Харкевича, Детская литературе 1970.Внуков Н. «Старая гильза», рис. Н. Кочергина, Детскя литературе, 1972.Воробьев Е. «Тринадцатый лыжник», худ.П.Пинкисевич, Малыш 1983.Воскобойников В. «В городе на Каме», худ.В.Юдин, Малыш 1983.Воскобойников В. «Девятьсот дней мужества», худ.Д.Боровский, Малыш 1984.Гайдар А. «Сказка о Военной тайне, о Мальчише-Кибальчише и его твёрдом слове».Георгиевская С. «Галина мама», худ.Н.Цейтлин, Малыш 1985.Гребенина А. «Вера Иванова», худ. М.Петров, Малыш 1979.Дажин Д. «За освобождение Праги», худ. В.Тараканов, Малыш 1979.Дажин Д. «Янек», худ.В.Кульков, Малыш, 1974.Даненбург В. «Весенняя музыка Вены», худ.Л.Дурасов, Малыш 1980.Длуголенский Я. «Жили-были солдаты», рис.М.Майофиса, Детская литература, 1987.Иванов С. «Подводная повесть», худ. Л.Хайлов, Малыш 1987.Кассиль Л. «Главное войско», рис. А.Ермолаева, Детская литературе 1977.Кассиль Л. «История с бородой», рис.С.Трофимова, Малыш 1980.Кассиль Л. «Твои защитники», илл. А.Ермолаева, Детская литература, 1980.Коваль Ю. «Особое задание», рис. В.Трубковича, Детская литература, 1970.Козлов В. «Пашкин самолет», худ.П.Пинисевич, Малыш 1989.Кондырев Л. «Храбрый Джой», худ.М. Салтыков, Малыш 1973.Коржиков В. «Что случилось на границе», рис.И.Харкевича, Детская литература, 1978.Корольков Ю. «Леня Голиков», худ. В.Юдин, Малыш 1982.Крючек А. «Первый полет», худ. А.Лурье, Детская литература, 1967.Ливанов А., Давыдов В. «Дружные ребята», худ.А.Лурье , Малыш 1973.Лободин М. «За оборону Ленинграда», худ.Д.Боровской, Малыш 1976.Лукин В. «Жора Артеменков», худ. М.Петров, Малыш 1978.Макаренко Я. «Знамя победы», худ. В.Трубкович, Малыш 1985.Маркуша А. «Я - солдат и ты - солдат», худ. Ю.Киселев, Н.Лямин, Детская литература, 1970.Маркуша А. «В полет», худ.А.Пахомов, Малыш 1989.Митяев А. «Землянка», рис. Н.Цейтлина, Детская литературе 1986.Митяев А. «Письмо с фронта», Белый город, Москва 2007.Митяев А. «Почему армия всем родная», худ.П.Пинискевич, Малыш 1987.Митяев А. «Самовар», худ. Н. Цейтлин, Деткся литературе, 1974.Митяев А. «Шестой Неполный», рис. Н.Цейтлина, Москва, Детская литература, 1987.Митяев А., Ю.Копейко «Наше оружие», худ. Ю.Копейко, Детская литература, 1989.Митяев А.»Шестой-неполный», худ. Ю. Молоканов, изд. Детская литература, 1979.Морозов В. «Леня Анкинович», худ. М.Петров, Малыш 1978.Мустафин Р. «Красная ромашка», рис. В.Гальдяев, Малыш 1983.Насибов А. «За оборону Кавказа», худ.Б.Малинковский, Малыш 1978.Некрасов А. «Морские сапоги», рис. Г.Дмитриевой, Детская литературе, 1964.Некрасов В. «Боря Зенелевский»,худ. М.Петров, Малыш 1972.Никольский Б. «Делай, как я», рис. М. Майофиса, Детская литература, 1980.Никольский Б. «Как живет аэродром», рис.Ю.Копейко, Малыш 1987.Никольский Б. «Как живет аэродром», рис.Ю.Смольникова, Малыш, 1980.Никольский Б. «Солдатская школа», рис. В.Шевченко Детская литература, 1973.Никольский Н. «Что умеют танкисты», худ. Н. Никольский, Детская литература, 1972.Ольшанский А. «Рекс», рис. М. Майофиса, Малыш, 1977.Осипов Ю. «Летная семья», худ. Г.Бедарев, Малыш 1978.Павлинов П., А.Беляев «Хочу быть военным моряком», худ. П.Павлинов, «Малыш», 1975.Павлов Б. «Вовка - с ничейной полосы», худ.В.Маркин, Малыш 1968.Паустовский К. «Похождения Жука-носорога», худ.М.Петров, Малыш 1991.Пентегов Д. «Паровоз «Овечка»Сахарнов С. «Три капитана», рис.А.Слепкова, Детская литературе,1985.Селихов К., Дерюгин Ю. «На красной площади парад», худ. Ю.Копейко, Малыш 1980.Семенцова В. «Лист фикуса. Рассказы о войне»Сорокин З. «Поединок в снежной пустыне», худ. П. Пинискевич, Малыш 1989.Стрехнин Ю. «Город отважных», худ. С. Трофимов, Малыш 1978.Тюрин В. «Ездим плаваем летаем», худ.А.Беслик, Малыш 1986.Черкашин Г. «Кукла»Чехович Д. «Маня Голофаева», худ. М.Петров, Малыш 1978.Юрмин Г. «Секрет на колесах», худ. Ю.Копейко, Малыш 1976.Яковлев Ю. «Где стояла батарея», худ. А.Борисенко, изд. Малыш, 1990.Яковлев Ю. «Девочки с Васильевского острова», рис. С.Острова, Малыш 1978.Яковлев Ю. «Как Сережа на войну ходил», худ.С. Остров, Малыш 1985.Яновский Л. «Ваня Озерянский», худ. М.Петров, Малыш 1970.

www.children37.ru

Ответы@Mail.Ru: Лучшая книга об армии

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ. Он уезжал в армию. Он понимал, что три года не пройдут для него быстро: они будут похожи на три северные зимы. И не важно, куда его пошлют служить, пусть даже на юг, --все равно любой год из трех окажется невероятно длинной снежной зимой. Он думал так сейчас, когда шел к ней. Она не любила его. Она была слишком хороша, чтобы любить его. Он знал это, но ему недавно исполнилось восемнадцать, и он не мог не думать о ней каждую минуту. Он замечал, что думает о ней постоянно, и радовался, что ничего не хочет от нее, и значит действительно любит. Эта история продолжалась два года; он удивлялся, что не хочет думать больше ни о чем, и это не надоедает. А вообще-то, размышлял он, с этим надо кончать. Сегодня его провожают в армию, а завтра он уедет куда-нибудь далеко, в три зимы, и все там забудет. Он ей не напишет ни одного письма: она все равно не ответит. Вот он придет к ней и все расскажет. Он вел себя страшно глупо. Вечерами он гулял под ее окнами допоздна, а когда окна гасли, зачем-то еще стоял и стоял, глядя на черные стекла. Потом шел домой, там курил на кухне до утренних сумерек, стряхивая пепел на обшарпанный пол. Из окна виден был ночной дворик с беседкой. На беседке всегда светил фонарь, под которым прибили доску с надписью: "Летняя читальня". На рассвете взлетали голуби. Шагая в знобящих утрах призывной осени, он ощущал странную невесомость тела, которая сплеталась в его сознании с необъяснимостью всего, что он знал и чувствовал. В такое время он задавал себе много разных вопросов, но обычно не находил ответа ни на один -- он шел к дому, где жила она. Она выходила из подъезда в половине восьмого и всегда миновала двор торопясь, а он наблюдал за ней из фанерной беседки, на которой тоже висел фонарь и такая же доска -- "Летняя читальня". Глупая вывеска, думал он, глупая, летом никто не читает в беседке. Думая так, он следовал за девушкой на таком расстоянии, чтобы она не слышала и не чувствовала его за собой. Сейчас он вспоминал все это и понимал, что сегодня последний день, когда он сможет увидеть: девушку, двор, где она живет, "Летнюю читальню" в ее дворе. Он поднимается на второй этаж и стучит в ее дверь. Саша Соколов. Школа для дураков

Ты любишь горестно и трудно. Пушкин

otvet.mail.ru

Книги про армию

Здравствуйте! Посоветуйте книги про РА или в крайнем случае СА Уже прочитано - "сто дней до приказа" Полякова, весь Покровский (Расстрелять! уже раз десять, наверное), Примост. Есть ещё что-нибудь похожее?

Экранизации книг - вопрос

У меня такой вопрос: какие книги вы бы хотели видеть экранизированными? Я имею ввиду те произведения, которые еще не попали в руки режиссеров и сценаристов… Мой неполный список книг такой (надеюсь, они еще не были экранизированы, если ошибаюсь, пожалуйста, укажите) …

Вадим Чекунов "Кирза"

Зарулил я как-то в книжную лавку. Шастал туда-сюда вдоль стеллажей, надеясь отыскать книгу, которую хотел бы почитать. Вяло взялся за постапокалиптическую фантастику какую-то. А потом увидел Кирзу. Последний экземпляр в магазине. Заинтересовано пролистал, почитал …

Детские книжки

Я скажу о любимых книгах 9-15 моих лет. "Баранкин, будь человеком!" - это шедевр, который я перечитывала сто раз. Незнайка и все сказки Волкова были зачитаны до дыр. Притом большое значение имели иллюстрации, особенно у Волкова. В 9 лет я прочитала про Пеппи Длинный …

Кирза

Прочитал вчера " Кирзу " Вадима Чекунова. Прочитал запоем, за несколько часов. Прочитал с экрана, хотя обычно ничего длиннее страницы с экрана не читаю. Прочитал, несмотря на мат на каждой странице - разговорному русскому мату я научился в армии и с тех пор почти …

Суворов. "Ледокол"

Одним из главных аргументов в защиту Сталина является его победа в войне. Перед этой победой все чудовищные злодеяния отходят на второй план, Сталин высветляется. Но как сказал один умный человек – не Сталин победил, а народ. В этой фразе далеко не всё. Обязательно …

www.ljpoisk.ru