Подскажите книги художественные в которых присутствует инцест. Книги об инцесте


5 книг про инцест / Находки

Кровосмешение идет рука об руку с человечеством с момента зарождения цивилизации. Тысячелетия назад особые отношения между родственниками не были чем-то из ряда вон выходящим, но сегодня эта тема считается запретной. Сцены инцеста можно встретить только в исторической стилизации типа «Игры престолов». Мы сделали подборку самых интересных и безумных книг об инцесте – от начала времен до мрачной современности.

Софокл «Царь Эдип»

Папа может, папа может:

Однажды царь Лаий и его жена Иокаста узнают от оракула, что если у Лаия будет сын, то он убьет своего отца и женится на матери. И когда у Лаия рождается сын, тот отдает младенца пастуху на съедение хищным зверям. Круговорот добра среди пастухов приводит к роковому стечению обстоятельств: ребенка не убивают, он вырастает и сам того не желая идет по пути, намеченному Судьбой.

Все, что угодно:

Трагедия про Эдипа – история о свободе, ответственности и злом роке. А еще о том, что не стоит стремиться узнать слишком многое о своей судьбе. Все мечтают о безграничном знании, которое позволяет уберечь себя и близких от необратимых последствий. Отца Эдипа всезнание не спасло – даже наоборот: кто знает, как бы развивался сюжет, если бы не предсказание. Оракул – как, в общем-то, любой оракул – предсказал Лаию его судьбу, но почему-то рассказал не все.

Бывают такие люди, хорошие по своей натуре, но невезучие. Эдипа можно смело отнести к этой категории: он сильный правитель, хороший муж и добрый человек. В финале трагедии герой осознает свою вину и казнит себя за это – но по меркам современной нам морали человека сложно винить за какие-либо действия по незнанию. Эдипа нельзя назвать чудовищем – ведь он не знал, что убил собственного отца и женился на своей матери. Софокл противопоставляет воле судьбы свободную волю человека, но именно человеческие решения ведут к тому, что предназначенное неминуемо свершается. В интерпретации Софокла жизнь кажется чем-то абсурдным и печальным – и с этим хочется скорее согласиться, чем оспорить. Нетрадиционные отношения между матерью и сыном здесь не являются чем-то провокационным или основным – это просто еще одна ошибка в системе жизни Эдипа, которому настолько не везет по жизни, что по сценарию трагедии можно было бы снять комедию по типу «Мальчишника в Вегасе».

Жан Кокто «Ужасные дети»

Папа может, папа может:

Роман о двух подростках, которые придумали целый мир на двоих, который ограничивался стенами детской в физическом пространстве и ничем – в духовном. Именно с этого романа начинается история «Мечтателей» Бертолуччи: сценарист Гилберт Адэр вдохновлялся «Ужасными детьми» Кокто в процессе написания одной из своих книг, которые легли в основу фильма.

Все, что угодно:

Начинается все с того, что у брата и сестры умирает мать – олицетворение контроля и запрета в представлении детей. И вместо истории о страдании и быстром взрослении получается типично французская атмосферная история о любви, эскапизме и легкой грусти – главных аспектах подростковой жизни. В такие книги проваливаешься и выплываешь, только дочитывая последнюю страницу. Если, конечно, моральные устои позволяют.

Дети отвергли реальность и стали строить собственную – в этом нет ничего удивительного, так делает большинство детей. Проблемы с психикой начинаются в момент, когда альтернативная вселенная поглощает реальность. Некоторые люди упрямо не хотят прощаться с детством и желают быть детьми вечно, что и случилось с главными героями романа. Однако романтика в стиле Питера Пэна перестает звать к себе в момент, когда узнаешь тайну Нетландии. Способ остаться ребенком навечно знают все, но он не имеет никакого отношения к игре и мультикам от Дисней. Придумав для себя Игру, дети на какое-то время спаслись от внешнего мира, но взросление находится за гранью воображения. Детская непосредственность мутирует, когда герои взрослеют, и в том, чтобы принимать душ вдвоем, становится все больше неясных намеков. Естественные потребности берут свое, и вот уже появляется не совсем родственная ревность. Но все это герои упорно не видят. Они предпочли сидеть спиной к выходу из возведенной своими же руками пещеры. И все это венчает типично французский финал – театральный, меланхоличный, но очень красивый, как лицо Луи Гарреля.

Томас Манн «Избранник»

Папа может, папа может:

Тонкая и изысканная стилизация под мистическую и аллегорическую прозу Средневековья – и одновременно мудрая философская притча. Исторический роман, написанный с превосходным знанием эпохи, – и в то же время остроумная пародия на "нравоучительную" литературу. Вот лишь немногое из того, что можно сказать об оригинальном и эксцентричном романе "Избранник", в основу которого легла жемчужина средневековой литературы – "Легенда о добром грешнике".

Все, что угодно:

Манн – это всегда многогранность и некоторая вязкость сюжета. Его стилизацию нельзя сравнить с современными попытками типа «Игры престолов» Мартина – Манн стремился создать что-то новое на почве модернизма, поэтому его произведения были сильно усложненными и читать их довольно сложно. Хотя если очень заинтересоваться этой аналогией, можно найти совпадения: история о брате и сестре (правда, у Манна близнецы), которые готовы на что угодно ради любви друг к другу. Это не единственная кровосмесительная связь в романе – Манн подражал средневековой литературе с чувством, толком и расстановкой, поэтому если вы читали «Декамерон», то не удивитесь уже ничему. Автор тоже высказывается на тему вины, предопределенности и покаяния. Дети расплачиваются за грехи отцов, все страдают. Манн ставит вопрос целесообразности искупления – стоило ли Эдипу выкалывать себе глаза, а герою романа доводить себя до пограничного состояния путем жестокого аскетизма? Обстоятельства иногда побеждают человеческую волю, поэтому стремление человека покарать себя за то, в чем он не принимал участия или сделал по незнанию, как минимум странно. Вообще, фанатичный мазохизм – довольно неоднозначный подход: он не делает пользы ни виновному, ни пострадавшему.

Максим Горький «Отшельник»

Папа может, папа может:

Практически никому не известное произведение Горького. Главный герой Савел Пильщик живет – отшельник, к которому люди приходят за помощью.

Все, что угодно:

Савел – это продолжение горьковского Луки из пьесы «На дне»: он создан для того, чтобы утешать. Однако Савел не проповедует, не лечит человеческие души. Его нельзя назвать блаженным – герой довольно спокойно живет в окружающем его мире, находит повод для радости и для себя, для других. Эта ясность взглядов на жизнь и привлекает к себе людей, которые приходят к отшельнику: они приходят не за психологической поддержкой, а за вдохновением. Савел раскрывает в каждом человеке нечто прекрасное, и с радостью показывает людям лучшие черты, которые в них есть.

Правда, даже в этой красивой истории есть своя ложка дегтя (не зря же эта книга попала в подборку про инцест). Савел несколько одержим похотью и манией к женщинам – и винить его за это не стоило бы, если бы не поведанная им история про свою дочь. Савел утешает пришедшую к нему девушку, которую изнасиловала толпа мужчин, мыслью о том, что все женщины, по сути, для этого и созданы. Что на самом деле истинно в этом персонаже – его доброта или его порочность? Наиболее правдоподобно звучит версия о том, что Савел настолько привык к простой жизненной философии, что женщины в восприятии героя выступают как естественное утоление потребности. Примерно как туалет на природе: где приспичило, там и туалет. Грустно, но закономерно: Горький всегда рассказывал истории персонажей, жизнь которых не задалась с самого начала и достигла социального и духовного дна.

Иэн Бэнкс «Песнь камня»

Папа может, папа может:

Гражданская война. Европа. Наше время. Кругом развал и горе. Дороги переполнены жертвами войны, ищущими лучшую судьбу. Граф с супругой решаются покинуть свой дом и вливаются в толпу беженцев, но далеко им уйти не удалось. Повстанцам нужно место, чтобы отсидеться и передохнуть, и идеальным местом становится родовой замок. Хозяев останавливают и заставляют присоединиться к отряду ищущих отдых боевиков, но привал обратился кровавым адом как для жителей замка, так и для захватчиков.

Все, что угодно:

Террор, сумасшествие, бойня и извращение – вечные спутники войны. Даже при том, что солдаты изначально ведут себя вполне культурно для военного времени, вседозволенность и крах морали развязывают им руки – тогда и начинается самое веселье. Даже плененные аристократы не становятся положительными героями: они мало отличаются от жестоких солдат. Вообще, книга вызывает симпатию далеко не у всех, поэтому над идеей о ее прочтении стоит подумать дважды.

Главный герой Авель создан для того, чтобы быть жертвой: он слаб, труслив и не создан для духовной или физической борьбы. Он застигнут врасплох войной и не в состоянии адаптироваться к новым условиям. Он – камень, песнь которого мы слушаем в первой части книги. Авель словно пришел из чуждой нам эпохи – времени, когда были слуги, родовое поместье, непреложные понятия о чести. Но новое время в лице Лейтенанта грубо осаживает его и дает понять, что сегодня люди используют совсем другие способы остаться в живых. Столкнувшись с такой проблемой, живой анахронизм Авель поступает крайне нелогично, импульсивно и банально. Фоном для этого противостояния служат многочисленные сцены насилия, пыток, убийств, вывалившихся из раны внутренностей и некрофилии. Поднимаясь на эшафот, герой проводит аналогию с казнью Христа, но с ним сложно согласиться. Во-первых, имя не располагает. Во-вторых, Христос, помнится, погиб за грехи человеческие, а Авель пришел к своей смерти своими же плохими намерениями.

club.trendsbrands.ru

Подскажите книги художественные в которых присутствует инцест.

"— Кто в канаве родился, там и сдохнет. Я зарегистрирую его только тогда, когда буду знать, кто его отец, — прервал Флоуз, глаза которого рассерженно засверкали. — Хорошо, — ответил Балстрод, которому не хотелось с самого утра снова возвращаться к теме лупцевания кнутом. — Полагаю, мы сможем записать его в ваш паспорт. — Но только не так, чтобы я оказался его отцом, — зло пробрюзжал в ответ Флоуз, глубина чувств которого к внуку отчасти объяснялась страшным подозрением, что сам он тоже мог оказаться причастен к зачатию Локхарта. В его сознании сохранилось туманное воспоминание о том, как, будучи в состоянии сильного подпития, он провел ночь с экономкой, которая задним числом показалась ему моложе, чем он привык ее видеть днем, и сопротивлялась сильнее обычного. — Только не так, чтобы я выглядел его отцом. — Внесем его в ваш паспорт с указанием, что вы приходитесь ему дедом, — сказал Балстрод". (Том Шарп, "Флоузы")

"Анна, со спутанными волосами, посиневшая, полузадохнувшаяся, лежала в пыли. Иван хотел развязать её, помочь встать. По она сама поднялась на колени, вскинула голову, поглядела на Ивана таким взглядом, что он попятился. … …Потом стал глядеть на дочь. Анна стояла у дверей, прислонившись к косяку. Она была в серой вязаной кофточке и чёрной измятой юбке, в мягких сапогах, голенища плотно облегали полные икры. На плечи была накинута кожанка, на голове ситцевый платочек, из-под которого вываливались светлые пряди волос. Высокая и стройная, она хороша была и в этом грубом наряде. — Ничего, гладкая кобыла выросла, — усмехнулся Кафтанов…. . — Замолчи-и! — Кафтанов трахнул о край стола тяжёлой глиняной миской — будто звонко лопнуло дерево на морозе, под ноги Анны полетели черепки. Подскочил к ней, протянул к её горлу волосатые руки. — Михаил Лукич! — закричал Иван, звякнула выдернутая им шашка. — Ты… что… это? ! — раздельно, в три приёма, выдавил Кафтанов. — Да ведь дочь это твоя. Отпусти её. Пусть идёт куда хочет, — в третий раз сказал Иван, вытер взмокший лоб, бросил в угол шашку. Кафтанов, грузно ступая, вернулся к столу, сел. — Ну что ж, пускай идёт… Пускай приведёт сюда партизан. Кафтанов говорил, а глаза его с толстыми кровяными прожилками ползали по дочери. — С Федькой-то живёшь, что ли? — спросил бесстыдно. — По своей мерке всё меряешь. — Анна запахнула на груди кожанку. — Я не скотина какая-нибудь, как… чтоб без свадьбы. ...Ивана с новой силой окатили испуг и тревога. Эта непонятная и безотчётная тревога возникла у него ещё вечером, в тот момент, когда Кафтанов нехорошо ощупывал глазами дочь. ….в стороне пластом лежала на земле Анна, белея оголёнными ногами, а Кафтанов бежал от неё прочь, как-то боком, чуть пригибаясь, бренча ремёнными пряжками, вырывая на ходу из деревянной кобуры длинноствольный маузер. Вся эта картина открылась Ивану за одну какую-то секунду, и ещё менее чем за секунду он понял, что здесь произошло. И в то же мгновение голова его вспухла, будто была начинена порохом, сознание застлало чем-то едким и горячим. В себя он пришёл от слов Кафтанова: — Молись, Ванька. Что увидел тут — с собой унесёшь. Этого никому не надобно знать на земле… — Ты… ты… Как ты мог? — выдавил он. — Этого тебе не понять. А ей — известно. Что прискакал сюда — дурак. Жил бы… » (Анатолий Иванов, «Вечный зов» )

otvet.mail.ru

Книги о сексуальном насилии

В этой статье вы можете прочитать описания и скачать книги о сексуальном насилии, о психологических травмах в результате детского сексуального абьюза. Большая часть представленных книг — на английском языке, так как зарубежных источников на эту тему намного больше, чем российских.

1. «Убийство души: Инцест и терапия» Урсула Виртц

В книге описываются признаки пережитого инцеста для тех, кто не помнит его, психологические последствия инцеста, причины того, что в психоанализе довольно долго воспоминания об инцесте воспринимались как выдумки и др. Книгу можно скачать в формате doc.

2. «Young men surviving child sexual abuse: Research stories and lessons for therapeutic practice» Andrew Durham

Книга «Молодые люди, пережившие детский сексуальный абьюз» рассказывает о последствиях совращения у мальчиков и мужчин. В книге приведены несколько историй пострадавших. Скачать книгу на английском языке можно в формате pdf.

3. «Young men who have sexualy abused: A case stude guide» Andrew Durham

В данной книге, в отличие от предыдущей, подробно описываются стратегии психотерапевтической работы с мужчинами, пережившими сексуальное насилие. Скачать книгу можно в формате pdf.

4. «Creative therapy: Adolescents overcoming child sexual abuse»  Kate Ollier, Angela Hobday

В книге «Подростки, преодолевающие последствия сексуального насилия» рассказывается о нормальном сексуальном развитии и о последствиях сексуальной травмы. В книге много упражнений, которые можно предложить клиенту в течение психотерапии сексуального насилия. Скачать книгу в формате pdf.

5. «Inscribed bodies: Health impact of childhood sexual abuse» Anna luise Kirkengen

Книга о сексуальном насилии и инцесте норвежского специалиста по семейной медицине описывает последствия сексуального насилия в детстве на примере клинических случаев. Скачать книгу в формате pdf.

6. «The ultimate betrayal: The enabling mothers, incest and sexual abuse» Audrey Ricker

В книге «Наивысшее предательство: потворствующие матери, инцест и сексуальный абьюз» даны упражнения для самопомощи, объясняется, как справляться с чувствами по отношению к матери, которая не защитила; как быть с чувством вины и не превратиться из жертвы в насильника. Скачать книгу можно в формате pdf.

7. «The long shadow of sexual abuse» Calvin A. Colarusso

В книге «Длинная тень сексуального абьюза» описывается нормальное жизненное развитие, а затем — клинические случаи соответствующего возраста, с лечением и объяснением последствий сексуального насилия и инцеста. Скачать книгу можно в формате pdf.

8. «Mothers surviving child sexual abuse» Carol-Ann Hooper

Книга «Матери, чьи дети подверглись сексуальному насилию» рассказывает о переживаниях матерей, о том, как они справляются с произошедшим, что это значит для них. Скачать книгу можно в формате pdf.

9. «When the piano stops: A memoir of healing from sexual abuse» Catherine Mccall

В книге «Когда пианино смолкает» Кэтрин Макколл рассказывает о том, как в 40 лет воспоминания о сексуальных домогательствах ее отца стали возникать в ее памяти, и восстанавливает картину своего детства и того, что с ней тогда происходило. Скачать книгу можно в формате pdf.

10. «Conselling survivers of childhood sexual abuse» Claire Burke Drauker, Donna Steele Martsolf

В книге «Консультирование жертв сексуального насилия в детстве» рассказывается о «фальшивых» воспоминаниях, о том, как фокусироваться на опыте насилия в детстве, о семейном контексте сексуального насилия, о динамике терапии сексуального насилия. Книгу можно скачать в формате pdf.

11. «The courage to heal: A guide for women survivers of child sexual abuse» Ellen Bass, Laura Devis

Пособие по самопомощи для женщин, переживших в детстве сексуальное насилие и инцест. Книгу можно скачать в формате pdf.

12. «Working with adults survivers of child sexual abuse» Elsa Jones

Книга описывает системный семейный подход к психотерапии взрослых жертв сексуального насилия в детстве: их отношения с абьюзером, отношения с другим значимым взрослым в семье, признаки наследования инцестуозных паттернов, спорные вопросы и ловушки терапии сексуального насилия. Книгу можно скачать в формате pdf.

13. «Sexual abuse survivor’s handbook» John Saunders

Книга о борьбе с последствиями сексуального насилия, которому подвергся автор, от первых смутных воспоминаний о случившемся до заявления в полицию и суда над насильником. Скачать книгу можно в формате pdf.

14. «Ghosts in the bedroom: A guide for partners of incest survivors» Ken Graber

Книга «Приведения в спальне: Руководство для партнеров людей, переживших инцест» рассказывает о переживаниях супругов, узнающих о том, что их жены пережили инцест, о том, как поддерживать жертву инцеста и как помогать ей выздоравливать от травмы. Книгу можно скачать в формате pdf.

15. «Surviving child sexual abuse: A Handbook for helping women challenge their past» Liz Hall, Siobhan Lloyd

В книге описываются психологические последствия сексуального абьюза в детстве, особенности личности пострадавших, их отношения с сексуальностью, как помочь им просить о помощи; темы, возникающие в работе с жертвами насилия; групповая терапия, терапевтические техники. Скачать книгу можно в формате pdf.

16. «Trauma and recovery «Judith Herman

Книга «Травмы и восстановление после нее» была впервые опубликована в 1992 году и имела очень большой общественный резонанс, так как меняла привычное представление общества о травме и насилии. Джудит Херман рассматривает индивидуальную трагедию на фоне происходящего в обществе и политике. Скачать книгу можно в формате pdf.

17. «Healing from the trauma of childhood sexual abuse: The journey for women» Karen A. Duncan

В книге «Выздоравливаем от травмы сексуального насилия в детстве» описывается процесс восстановления, от воспоминаний о случившемся до прекращения делать вид, что ничего этого не было. Книгу можно скачать в формате pdf.

18. «Beyond betrayal: Taking charge of your life after boyhood sexual abuse» Richard B. Gartner

В книге рассказывается о влиянии сексуального насилия/инцеста в детстве на формирование мужественности, на влияние однополого инцеста на сексуальную ориентацию, о насилии и развращении со стороны женщин, о способах восстановления после травмы сексуального насилия в детстве. Книгу можно скачать в формате pdf.

19. «Hypnosis, dissociation and survivors of child abuse» Marcia Degun-Mather

О восстановлении воспоминаний о детской травме с помощью гипноза, о диссоциации как защитном механизме и способах ее преодоления. Скачать книгу можно в формате pdf.

20. «Victims no longer: The classic guide for men recovering from sexual child abuse» Mike Lew

Подробное руководство по выздоровлению от травмы сексуального насилия/инцеста в детстве для мужчин: влияние инцеста и сексуального насилия на мужественность, последствия для психики, самооценка, способы выздоровления и виды психотерапии. Книгу можно скачать в формате pdf.

21. «Beyond blame: Child abuse tragedies revisited» Peter Reder, Silvia Duncan, Moira Grey

В книге подробно рассматриваются 35 случаев насилия над детьми, которые закончились смертью, с генограммами семей, выводами и анализом действий профессионалов. Книгу можно скачать в формате pdf.

22. «Emotional, physical and sexual abuse: Impact in children and social minorities» Giovanni Corona, Emanuelle A. Jannini, Mario Maggi

Сборник статей о педофилии, лечении парафилов, о влиянии сексуального насилия на геев и лесбиянок, трансофобии, влиянии сексуального насилия на сексуальность и нетипичных сексуальных преступников. Скачать книгу можно в формате pdf.

23. «Child sexual abuse: The search for Healing» Christopher Bagley, Kathleen King

Книга о сексуальном насилии детей рассказывает о том, что называется сексуальным абьюзом, о последствиях и лечении жертв инцеста и насилия, лечении инцестуозной семьи и лечении насильников и абьюзеров. Скачать книгу можно в формате pdf.

24. «The Seduction of Children: Empowering Parents and Teachers to Protect Children from Child Sexual Abuse» Christiane Sanderson

В книге «Соблазнение детей» Кристиан Сандерсон рассказывает о нормальном развитие детской сексуальности, о последствиях для психики сексуального насилия, о том, как распознать жертв насилия и как защитить детей от насилия. Скачать книгу можно в формате pdf.

25. «Child sexual abuse: A guide for health professionals» Celia Doyle

Книга о различных аспектах сексуального абьюза в детском возрасте, о том, как распознать, что ребенок подвергается насилию; о насильниках, женщинах и мужчинах; о том, как разговаривать с жертвами абьюза и как им помочь. Книга адресована врачам, социальным работникам и другим профессионалам, которые по долгу службы часто общаются с детьми. Скачать книгу можно в формате pdf.

26. «Child sexual abuse» Anna Aprile, Cristina Ranzato, Melissa Rosa Rizzotto, Paola Facchin

В книге «Сексуальное насилие над детьми» дана статистика преступлений в отношении детей, описываются разные аспекты юридических процессов в этой сфере. Скачать книгу в формате pdf.

27. «Child sexual abuse: Issues and challenges» Megan J. Smith (editor)

Сборник статей, представляющих результаты различных исследований о сексуальном насилии над детьми. Скачать книгу в формате pdf.

stop-abuse.ru

Тема инцеста в литературе для подросткового возраста

Доклад А.В. Белякова, подготовленный к круглому столу «Как родительское сообщество может защитить детей от вредной информации?» о книге Б.Т. Ханике «Скажи, красная шапочка» – тема инцеста в литературе подросткового возраста;

Добрый день, уважаемые специалисты, уважаемые журналисты, и уважаемая публика. Я расскажу вам о книге Б.Т. Ханике «Скажи, красная шапочка», 352 стр., 3000 экз., издательство КомпасГид.

Позвольте привести выдержку из этой книги.

«Дедушка говорит о себе, что он эстет. Понятия не имею, что это значит. Знаю только, что он читает великих немецких поэтов, вроде Гете и Шиллера, и философов, у него много записей на пластинках, на самых разных языках. И то, что он пьет вино, тоже с этим как-то связано.

Красная жидкость медленно покачивается в бокале, я многое бы дала за то, чтобы сообразить, как сменить тему разговора, но только нервно ерзаю на краю кресла.

Разве тебе не интересно, как это оно бывает — ну, с мальчишками? — говорит дедушка и одним движением наклоняется к моему лицу, наверно, он тоже подвинулся на самый край своего кресла, но он вовсе не нервничает, он совершенно спокоен и кладет руки мне на колени.

Они как старые кожаные перчатки, даже через джинсы я чувствую это.

Сухие пальцы, толстые синие вены. Я чувствую запах красного вина в его дыхании, красного вина и чего-то кислого. Наверно, это запах старости, по крайней мере , другого объяснения у меня нет.

Я опять качаю головой. Сзади, прямо у уха, тикают часы. Слышно, как во дворе кричат дети. А больше никаких звуков. Совсем тихо.

Ты же знаешь, ты моя любимая внучка, — говорит дедушка у самого моего рта.

Я не хочу, чтобы мальчишки тебя обижали.

Я стараюсь не дышать, в ногах какой-то зуд, как будто надо вскочить и бежать, я киваю, потому что ничего другого не приходит в голову, и смотрю на дедушкины руки, которые держат мои коленки. Потом он гладит меня по голове, собирает волосы на затылке. Они у меня темно-русые и на кончиках завиваются.

Какая ты красивая, — говорит он. Ты на бабушку очень похожа.

Не знаю, почему я не шевелюсь.

Даже когда он целует меня, быстро и жестко, в рот, я сижу тихо-тихо.

Стариковские губы как из камня. Он впивается ими в меня и опрокидывает бокал.

Вино льется по столу, капает на пол. В ту же минуту в дверь звонят.

Это Анна и папа.»

 

Полагаю, присутствующие в этом зале оценили данный текст. Для того чтобы его можно было оценить еще лучше, стоит отметить, что книга была номинирована на немецкую детскую литературную премию. Причем издатель указал возраст, для которого предназначено произведение — она предназначена для старшего школьного возраста, т.е. для детей начиная с двенадцати лет. Это не ошибка - ведь главной героине вот-вот исполнится 14 лет, что указывает на предполагаемую возрастную аудиторию. Аннотация также предназначена для подростков. Вряд ли следующий текст привлечет взрослого:

 

«Меня зовут Мальвина. Первого мая мне исполнится четырнадцать лет.

Сейчас апрель.

До дня рождения еще две недели. Когда мне будет четырнадцать, у меня будет друг. Я буду держать его за руку и засыпать в его объятиях. Буду ходить на вечеринки и танцевать, даже если родители не разрешат. Буду всегда говорить то, что думаю, а вме сто того чтобы грустить, буду возмущаться и бунтовать. Если захочу — смогу закричать так громко, что все испугаются меня и убегут.

Даже родители, даже дедушка — все-все.

Но сейчас апрель, и мне тринадцать.»

 

Полагаю, что после обнаружения такой книги у некоторых родителей или специалистов может возникнуть закономерное желание обратиться в компетентные органы или к СМИ. Возможно, они даже пожалуются на пропаганду педофилии среди подростков. Особенно грамотные родители могут даже вспомнить про федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». И тут их будет ожидать сюрприз. Книга очень хорошо маскирует свою крайне отрицательную сущность и доказать свои подозрения будет не просто.

Во-первых, в обществе существует стереотип, заключающийся в том, что детская и подростковая литература — это замечательно, она учит хорошему светлому доброму - дружбе, верности, любви, самопожертвованию. У очень многих людей в голове не укладывается как может быть подростковая литература вредной.

Во-вторых, чисто формально «Скажи, Красная Шапочка» - антипедофильское произведение. Номинально данное произведение направлено на выявление случаев сексуального насилия над несовершеннолетними. Книга, наверное, действительно может подтолкнуть кого-то из предполагаемых жертв к заявлениям о противоправных действиях в отношении них. Соответственно, любой кто выступит против книги — может быть легко обвинен в защите педофилов.

Тем не менее, более углубленный анализ данного произведения показывает, что аргументы защитников такого рода литературы являются весьма лукавыми. Иначе как объяснить следующие факты о книге «Скажи, Красная Шапочка»:

1) В книге не действует ни одной нормальной, полной семьи. Полная семья главной героини состоит из недоразвитых, неполноценных и извращенцев. Все положительные персонажи в книге либо разведены, либо в процессе развода, либо, возможно, никогда и не образовывали полную семью.

Стр. 80

 

«А что с твоей подругой Лиззи? — спрашивает дедушка.

Я только пожимаю плечами, потому что не хочу говорить дедушке, что Лиззи уехала на каникулы. Это его совершенно не касается. Он говорит, что Лиззи неподходящая для меня компания, потому что ее родители в разводе, а разводиться — это не дело. Разводиться нельзя. Запомни это, — как-то сказал он мне, люди остаются вместе, пока смерть не разлучит их. Мне эти слова кажутся ужасными — «пока смерть не разлучит их», по рукам сразу начинают бегать мурашки, я вполне понимаю маму Лиззи, которая такого не захотела. Лиззи всегда говорит, что ее отец был настоящим тираном, а потом еще и связался со своей секретаршей Аннабелль, которой было двадцать три года. То есть на двадцать лет меньше, чем Лиззиному папе. Лиззи говорит, что иногда она ходит с папой и Аннабелль обедать в ресторан, и Аннабелль пытается изображать из себя ее маму, а Лиззи это совершенно не нравится.»

 

2) Книга «Скажи, Красная Шапочка» является полным антиподом классической сказки «Красная Шапочка».

 

«Красная Шапочка»

«Скажи, Красная Шапочка»

Название: Красная Шапочка.

Название: Скажи, Красная Шапочка.

Главную героиню называют Красной Шапочкой.

Главную героиню несколько раз называют Красной Шапочкой.

Девочка несет в корзинке еду больной бабушке.

Девочка носит в корзинке еду притворяющемуся больным деду.

Мать — положительный персонаж и любит дочку.

Мать — отрицательный персонаж и не интересуется дочкой, не заботится о ней.

Бабушка — положительный персонаж и любит внучку.

Бабушка — отрицательный персонаж и хотя вроде бы и любит внучку, но сознательно предоставляет ее педофилу с формулировкой - «Дедушка не может иначе».

Волк — резко отрицательный персонаж, не знакомый девочке, и служит завуалированной метафорой насильника.

Родной дед - резко отрицательный персонаж являющийся педофилом.

Отношения в семье гармоничны. (Мать любила Красную Шапочку без памяти, а бабушка и того больше.)

Отношения в семье дисгармоничны до степени патологии.

Опасность подстерегает девочку за пределами круга родственников и знакомых людей.

Семья представляет опасность для ребенка.

Цель произведения: Воспитание у ребенка осторожного отношения к незнакомцам. Демонстрация опасности разглашения личной информации незнакомцам.

Цель произведения: Привитие подросткам недоверия к близким родственникам. Призыв разглашать личную информацию малознакомым и людям.

 

3) В книге присутствует развенчание традиционной семейной мудрости, поговорок и поучений. Традиционные поучения вкладываются в уста заведомо недостойных персонажей, а весьма оригинальные мысли, например, про лесбийские отношения вкладываются в уста положительных. Неискушенный подросток из этого должен сделать очевидный вывод.

Стр. 54

«Папа просто продолжал говорить, ему было совершенно все равно, что у меня глаза закрыты, совершенно все равно, ему было важно только то, что он рассказывает — про чувства и что нельзя на них полагаться, а полагаться можно только на рассудок, и если у человека есть хоть капелька рассудка, то он поймет, что семья желает ему только добра. А дедушка — это тоже наша семья.

В конце папа снова сказал: в одно ухо влетело, в другое вылетело, у тебя всегда так, к сожалению...»

Стр. 80

«Ты разочаровала меня, Мальвина, — говорит дедушка, я думал, что могу положиться на тебя.

Я опираюсь плечом на дверной косяк, потому что вдруг боюсь, что пол подо мной начнет прогибаться, он немножко качается, и дедушку я вижу нечетко, как будто смотрю через матовое стекло. Он продолжает говорить, он говорит и говорит, про бабушку, что бабушка тоже полагается на меня, там, на небе, что она смотрит сверху на нас и наверняка плачет, потому что я бросила дедушку в одиночестве и посылаю ему еду через соседку-польку.

Что они подумают, — говорит он, они же подумают, что у нас не все ладно.»

 

4) В книге присутствует противопоставление взрослых и детей.

 

«Мы чувствуем, как снизу кто-то пытается приподнять матрас.

Спорим, их там человек десять, — говорит он, ох, я детей терпеть не могу.

Эй вы там, наверху, послушайте, — кричит шеф, давайте, выходите уже, да поживей, у нас не очень-то много времени. Идите играть еще куда-нибудь, а взрослым дайте делать их работу.»

 

5) В книге исподволь закладывается мысль о естественности раннего начала половой жизни.

Стр. 81

«Чаще всего она говорит это Лиззи, у той тоже дырки на штанах, под ними — полосатые колготки, а иногда — совсем ничего. Это самое ужасное — дырки, под которыми ничего нет. Конечно, я знаю, что у нее там. Стринги, она даже дала мне их померить, на прошлой неделе, перед тем как уехать в горы. Я сказала, что, по-моему, они ужасно неудобные, а Лиззи сказала: бэби, да ты вообще ничего не понимаешь, и мы смеялись, как сумасшедшие, а потом нахлобучили стринги на голову, как шапки.»

 

Стр. 91

«Я обматываю мокрые волосы полотенцем и вылезаю из ночной рубашки. В чем-то Анна, конечно, права, я поворачиваюсь и рассматриваю в зеркале свою маленькую попу. Спереди дела ненамного лучше: отчетливо видны бедренные кости, плечи тоже довольно костлявые. А теперь посмотрим на бюст, то есть на то, что должно им когда-нибудь стать. Мы с Лиззи часто сравниваем грудь: идем в ванную к Лиззи, и она говорит, ну, какие новости на сиськином фронте? Мы хихикаем и стягиваем футболки через голову. Потом притворяемся, что берем у наших грудей «интервью», я говорю, например, голосом моей правой груди: мне не помешало бы некоторые подкрепление, а Лиззи говорит: совершенно с вами согласна, мадам. Лиззи вообще единственный человек на свете, которому разрешается потешаться над моей грудью. Это потому, что у нее самой пока еще тоже не очень-то много выросло, и мы, так сказать, плывем в одной лодке. Часто мы утешаем друг друга тем, что большая грудь ни одной из нас совершенно не пойдет, но, если совсем по-честному, мы бы с удовольствием заимели бы такую, и даже немного завидуем Анне.»

 

Стр. 175

«Мама Лиззи всегда говорит, что нужно стараться, чтобы в твоей жизни все, что ты предпринимаешь, заканчивалось хорошо. Тут можно много чего сделать. Надо принимать решения, говорит она, и иметь достаточно смелости, чтобы пробовать что-то новое, не убегать и не прятаться от опасности, стойко переносить неудачи.

А главное — не надо слушать глупых советов, при этом она криво улыбается, это означает, что всегда нужно делать то, что хочется тебе самой.»

 

6) В книге присутствует скрытая реклама лесбийских отношений.

Стр. 81

«У мамы Лиззи так и не появилось нового мужчины, и Лиззи как-то сказала, может, она станет лесбиянкой, потому что столько времени проводит со своей лучшей подругой, а я сказала, ерунда, так мы уже давно стали бы лесбиянками, а Лиззи сказала, что, на ее взгляд, это было бы здорово, это ведь необычно, такая мама не у каждого есть.»

 

Этих фактов достаточно для того, чтобы понять, что данная книга является антисемейной. Но является ли она в действительности антипедофильской? Давайте попробуем разобраться.

Тема педофилии и инцеста табуирована обществом, отнюдь не в связи с его отсталостью или попытками замалчивать проблему, как пытаются представить дело некоторые. Инцест и педофилия настолько отвратительны для общества, что информация о них передается более невербально, чем вербально. Люди нехотя обсуждают подобные темы, а выражение их лиц и интонация при этом оказываются красноречивей их слов. Попытка же «пообсуждать» данную тему особенно с малолетними, погружает их в ситуацию, в которой инцест показан практически буднично, нарушает табу и фактически рекламирует педофилию и инцест, поскольку размывает рефлекторную физиологическую реакцию, воспитанную обществом. Педофилия и инцест из понятий предельно мерзких и тошнотворных превращаются в то, о чем можно и даже нужно говорить. Таким образом, происходит движение окна Овертона.

Следует отметить и тот факт, что в книге на самом деле нет четкого осуждения педофилии и инцеста. Пожалуй, все притворные претензии автора сводятся к тому, что главной героине не нравится то, что происходит. В книге отсутствует моральное осуждение педофилии или инцеста. В ней отсутствует указание на экстраординарную патологичность ситуации. А это значит, что если ребенка все устраивает, то и проблемы в общем-то нет. Более того, герой-педофил наделяется вполне положительными свойствами. Он эстет и любитель классической философии. В его уста вкладываются прописные истины.

В книге описывается целый букет извращений. Они представляется как нормальная, естественная жизненная ситуация. В качестве формальной мишени для антипропаганды выделяется инцест и педофилия, а в качестве светлого «фона» приводятся другие, менее извращенные отношения, а также мысли о недоверии к семье. Таким образом, книга, прикрываясь формально высокими целями защиты детей от педофилии, направлена на разрушение внутрисемейных отношений и доверия, на размывание границ нормы и на стирание установок, созданных классическими сказками и воспитанием ребенка в доподростковом возрасте.

Подростки по сути своей максималисты, они, в силу возраста и гормонального состояния, зачастую не в состоянии контролировать свои эмоции и размышлять логически. Самая главная цель родителей ребенка-подростка — сохранить доверительные с ним отношения, создать ему тыл, чтобы подросток всегда знал, что родители и семья — его поддержат и поймут. Однако подобная, если можно так выразиться, литература — подбрасывает в голову подростка мысль именно о том, что семье доверять нельзя. Данная книга направлена на разрушение внутрисемейных связей и лишение молодого поколения корней. Книги такого рода ни в коем случае не должны попадать в руки подростков.

Александр Беляков. РВС, Санкт-Петербург.

Фото взято отсюда. 

 

 

rvs.su

Читать книгу Инцест Джона Апдайка : онлайн чтение

Джон Апдайк

Инцест

«Я сидел в кинотеатре, на балконе. Показывали какую-то японскую ленту – чайная церемония, гейши и прочее. Балкон был почти пуст, но слева от меня, двумя рядами ниже сидела девушка. Представь себе маленькую очаровательную головку с короткой стрижкой и изящной белой шейкой. Как у Мойры Ленгси, но это была не она. Я хочу сказать, девушка была совсем не из тех, кого мы знаем. Так вот, я почувствовал нечто, понимаешь, нечто такое – на широком экране тем временем показывали большую желтую комнату, на фоне которой двигались какие-то фигуры в кимоно – я почувствовал какую-то силу притяжения, да, именно притяжения по отношению к этой девушке. Казалось, что единственный шанс изменить свою жизнь, сделать ее лучше, заключается в ней, совершенно незнакомом мне человеке. Затем она оказалась рядом со мной, и я гладил ее по спине.»

– Ох, ох, – проговорила его жена, остановившись на минуту и посмотрев на него. Она занималась чисткой ковра, подбирала игрушки, картинки, спички и ложки, разбросанные их дочерью Джейн, которой было год и семь месяцев от роду. Большая Джейн, как однажды в шутку назвал ее Линдон после рождения дочери, замерла, ожидая продолжения рассказа.

Линдон начал рассказывать свой сон в несколько ироничном тоне, стараясь уберечься от обыденных вопросов о прошедшем дне. А день был на редкость скучный – в офисе все будто повымерли. К тому же у него опять заныли зубы. Поэтому-то, отчасти от скуки, отчасти для того, чтобы заинтриговать жену, Линдон и принялся рассказывать сон, который не решался поведать ей за завтраком, поскольку то непередаваемое ощущение на кончиках пальцев, которое он испытал перед пробуждением, не улетучилось даже к вечеру. Линдон, словно наяву, чувствовал, как его руки обнимали хрупкие плечи, затем они передвинулись ниже, на грудную клетку, а потом ко всегда вызывавшему у него удивлению мягкому чуду.

– Я гладил ее через блузку.

– Наверно, – сказала Джейн, – наверно это было хорошо для вас обоих.

Жена вложила во фразу столько восхищения, что Линдон решился добавить одну правдоподобную деталь:

– Я даже, кажется, расстегнул ей лифчик. Прямо через шелковую блузку… – Он осекся, осознав по выражению жены, что переборщил, и сразу же продолжил в быстром темпе:

– Затем мы стояли позади кресел, у высокой черной стены кинотеатра, и она представляла меня своему отцу. Мне показалось, что он был доктором – приятный почтенный человек, седоватый, с крепким рукопожатием. Казалось, он был весьма сердечен, однако, я не мог отделаться от ощущения, что мне не удается произвести хорошее впечатление.

– Какой интересный сон, дорогой. – Джейн продолжила собирать игрушки, разбросанные дочерью. Линдон наблюдал за ней молча несколько минут, потом сказал:

– Эта девушка, скорее всего, была ты. Потому что ты единственная – из всех, кого я знаю – кому нравится поглаживание по спине.

– Так какая у меня была шея? Эротичная?

– Вообще-то да, но такие вещи трудно сказать о людях, которых видишь в снах, дорогая. – Конечно, он был в безопасности, пока они не касались действительной причины, из-за которой он начал рассказывать свой сон. – Понимаешь, эта девушка вовсе ничего не значит для меня сейчас. Во сне, очевидно, я еще учился в девятом классе и не встретил тебя. У меня даже осталось ощущение, что я, когда сидел в кинотеатре, боялся – так как кино было очень длинным – что мама задаст мне, когда я вернусь домой.

Жена обернулась, и ее прекрасное бледное лицо – как на черно-белых нечетких фотографиях начала века – вытянулось, между бровями образовалась вертикальная складка, и она закричала в кухню:

– Джейн! Что ты делаешь?

Пока они беседовали, дитя успокаивало себя тем, что играло с сахарницей. Это был новый, изобретенный ею трюк: придвинуть стул и вскарабкаться на него – средство проникновения в неизведанный мир кухонного стола. Большая стеклянная сахарница была перевернута, и из ее содержимого – кускового рафинада – была сооружена сверкающая пирамида, которая затем была рассеяна на отдельные блоки. Малышка проигнорировала крик матери, но затем, когда родители подошли ближе и дружно вздохнули, она быстро повернула лицо по направлению к ним, ища одобрения. Когда она улыбнулась, ее верхняя губа изогнулась подобно рулю гоночного велосипеда. Вид ее невероятно маленьких, с голубизной, идеальных зубиков вызвал невероятную радость в сердце Линдона.

Завладев вниманием аудитории, маленькая Джейн ускорила свою работу. Правой рукой, на которую она не смотрела – так как глаза были устремлены на родителей – она резко задвигала среди рассыпанных по столу кусков сахара, а затем, положив руку с растопыренными пальцами на стол, сбросила вниз множество кусков, которые забарабанили по полу. Дитя удивленно посмотрело на пол.

– Послушай, – жена обернула к Линдону раздраженное лицо: – Почему ты никогда не помогаешь мне? Почему бы тебе не поиграть с ней немного? Ты же отец. Короче, я не собираюсь убирать все это. – Она вышла из кухни.

– Я поиграю с ней. Сейчас же, – сказал Линдон, беспомощно улыбнувшись жене вдогонку, смутно понимая, однако, что его веселость может в данной ситуации быть расценена как насмешка – еще один крест, который придется нести до самого вечера.

– Хочешь поиграть в догонялки? – спросил Линдон дочь.

Джейн выдвинула плечо вперед и откинула голову назад, радостно обнажив молочно-белые зубки.

– Няйки, – заявила она, уперев правую руку в бок.

Линдон задумчиво покачал головой и проговорил:

– Сейчас. Только сначала поможем нашей бедной мамочке.

При помощи двух листов бумаги для печатной машинки, используя один в качестве щетки, а другой – совка, он начал собирать с пола куски рафинада, обходя стул, на котором все еще стояла дочь. Она положила руку ему на спину, и теперь они выглядели как два заговорщика. Сделав из листа-совка желоб, Линдон высыпал рафинад обратно в сахарницу. Однако мелкие частички сахара все еще скрипели под ногами. Линдон остановился, беспомощно держа в руках два листа бумаги.

– Няйки! – крикнула девочка требовательным голосом.

Игра в догонялки заключалась в следующем: Джейн бежала от софы в одной комнате, через двойные стеклянные двери, до кровати в другой. Отец преследовал ее.

Игра продолжалась до времени купания ребенка. Большая Джейн, в первый раз за день освободившись от дочери, явно не торопила этот момент. Она шла из кухни с полотенцем через плечо и шваброй в руке. Подобно своей матери, большая Джейн держала сигарету в левом углу рта. Теща Линдона была пониже его жены, более сухая и саркастичная – короче, совсем другой человек, как он думал. Однако привычка была та же, начиная от угла наклона сигареты и заканчивая методом стряхивания пепла – задумчивое постукивание указательного пальца о сигарету, не касаясь пепельницы.

* * *

Жена начала купать дочку, когда день превратился в вечер. Зайдя в ванную, Линдон наблюдал за процедурой. Часть тела ребенка, которая была погружена в воду, казалась чуть темнее, чем нежно-розовая шелковистая кожа верхней части тела. На поверхности воды плавали две коробочки из-под только что распечатанных кусков мыла. Мать начала тереть лицо дочки мочалкой, и пальцы девочки, державшиеся за край ванной, побелели от напряжения. Однако девочка не плакала.

– Кажется, она стала лучше переносить купание, – сказал Линдон.

– Джейн обожает купаться. Уже с пяти часов, когда ты приходишь, она только и повторяет: папа, ванна, омлет.

– Ом-нет, – сказала малышка, улыбаясь отцу.

Когда часы стали подбираться к восьми, Линдон сказал жене:

– Слушай, а почему бы тебе не сходить в кино? Ты ведь так мало отдыхаешь.

– Отстань, – отозвалась Джейн.

Тогда он спросил:

– Как ты думаешь, когда нашей Джейн исполнится шестнадцать, она ведь уедет от своего бедного папочки на заднем сиденье "мерседеса"?

– Надеюсь, – сказала Джейн.

– А у нее будет такая же грудь, как у тебя?

– Естественно, но это случится не сразу.

Линдон попытался представить свою дочь взрослой, однако почти ничего не увидел, за исключением нескольких разноцветных колец на длинном тонком запястье. И изумительный маникюр на ярко-красного цвета ногтях. "Черт, – подумал он, – носить кольца на запястье уже сейчас давно немодно".

– Знаешь, что делает тебя такой красивой? – задумчиво спросил он жену, и тут же сам ответил: – Беременность.

Джейн не ответила, поглощенная телевизором. Линдон налил себе немного «шерри», и, усевшись в кресло, стал пристально изучать жену. Она сидела, глядя на экран, и Линдон вдруг, вместе с внезапным приливом нежности, глядя на профиль жены, подумал: "Моя. Моя". Жена, казалось, знала, что можно ожидать от него, по крайней мере, сегодня.

Когда он лег в постель, Джейн, вместо того, чтобы раздеться, подобрала с пола носки, которые он надевал вчера, и галстук, который он носил сегодня, после чего скрылась в ванной. Затем она появилась в белой хлопковой ночной рубашке. Устроившись в кровати рядом с ним, она раскрыла «Вог» и вскоре заснула, так и не погасив лампу.

Теплота ее тела, казалось, обжигала его. Захныкала в своей кроватке девочка, но быстро успокоилась.

"Черт, – подумал Линдон, – я, наверно, единственный в этой семье, кто страдает бессонницей". Он погасил лампу и применил свой старый, испытанный способ, чтобы заснуть. Вчера он разделался с буквой «В». Итак: Эдвард Григ, Дэвид Гарнетт, Бенни Гудмэн, сенатор Альберт Гор… Гете был Вольфганг, а Горький был Максим. Грэм Грин, Грета Гарбо, Георг Гейбл…

Линдон перевернулся на другой бок и мысленно обматерил жену. Потом с трудом подавил желание растолкать ее, протянул руку и отхлебнул «шерри» из стакана.

Когда его голова вернулась на уже остывшую подушку, мысли потекли в нужном направлении: Джордж Гершвин, Джон Голсуорси, Эрнест Хемингуэй… Герман Геринг, черт возьми…

* * *

Они вдвоем с Джейн, держась за руки, брели по раскисшей дороге, шедшей среди полей к ферме его дяди Марка. Линдон был рад показать ферму своей невесте, поскольку это место с детства давало ему чувство изобилия и благополучия, ведь этими хорошо возделанными сотнями акров владел его собственный дядя. Его отношения с Джейн находились в такой важной фазе, что необходимо было произвести на нее еще одно, последнее, хорошее впечатление.

– Знаешь, а я даже еще богаче, – внезапно произнес он. Джейн, казалось, не расслышала. Они все еще шли, держась за руки, но старались не разговаривать, поскольку за ними, совсем рядом, шла какая-то девушка. У Линдона создалось впечатление, несмотря на дымку перед глазами, что эта другая девушка была блондинкой с крепким телом, и выражением непонятной покорности в глазах. Угрюмость девушки вызвала в нем ответное желание развеселить ее. Несмотря на то, что черты ее лица были неуловимы, Линдон ощущал по отношению к ней нечто родное, но вместе с тем естественное чувство легкого возбуждения, которое возникало у него в колледже при общении с однокурсницами.

Ветер между тем совершенно стих, и стало почти совсем темно. Джейн куда-то исчезла, хотя местность оставалась все та же.

Потом он понял, чем занят: он поливал из шланга, присоединенного к водопроводной трубе на ферме дядя Марка, лежащее на земле тело этой второй девушки. Ее голова покоилась на пучке травы, глаза были закрыты. Важно было обмыть каждый квадратный сантиметр ее шелковистой кожи. Линдон был полностью поглощен своим занятием: эта работа, вроде мойки автомобиля, была скорее обязанностью, чем наслаждением или отвращением.

iknigi.net

Инцест (incest) ← Психологическая энциклопедия ← Книги о психологии ← Психология человека

И. — широко истолковываемый термин для обозначения сексуального поведения людей, состоящих между собой в любой степени родства, за исключением супружества. Вне этого общего консенсуса, определения И., содержащиеся в законах различных штатов и приводимые экспертами, различаются между собой по двум аспектам: характеру поведения индивидуумов и степени их родства.

Согласно нек-рым определениям, к И. следует относить лишь вагинальные и анальные половые акты; др. определения включают в понятие И. тж орально-генитальные контакты и даже стимуляцию и обоюдное обнажение гениталий. Вследствие таких расхождений, в особенности по данным обзоров исследовательских работ, трудно оценить распространенность различных типов И. вне зависимости от их определения. Далее, любое сравнение данных ослабляется выраженной тенденцией со стороны жертв скрывать факт И. — тенденция, наблюдаемая тж при изнасиловании. Сравнение последних обзоров показывает, что наиболее распространенным является И. между сиблингами — он составляет 10—15% от общего количества сообщаемых случаев И., когда его определяют широко, включ. и несистематические сексуальные контакты, и когда опрашиваются большие случайные (unselected) выборки населения.

Если же исследовать историю только тех лиц, к-рые уже сообщили о факте И., то наиболее распространенным становится И. между отцом и дочерью. Половой акт чаще встречается в диаде отец—дочь, чем между сиблингами. Издавна распространенное представление о том, что И. встречается гл. обр. в малообеспеченных слоях об-ва и в сельской местности, не подтверждается последними данными. Истинная картина искажается тем обстоятельством, что преступник из низших слоев об-ва имеет больше шансов попасть в поле зрения правоохранительных органов.

Последствия И., в особенности долговременные, обычно принято считать злокачественными, хотя, судя по нек-рым данным, эффект этот является не таким простым. Напр., Джоан Нельсон обнаружила, что долговременные последствия будут более неблагоприятными при совершении И. в возрасте до 10 лет. Нельсон сообщает тж, что шанс негативных последствий повышается при совершении полового сношения, в отличие от случаев, когда имеют место др., более поверхностные формы сексуального контакта. Мэвис Цай и соавторы установили, что злокачественные последствия более вероятны в случаях, когда инцестуальные отношения длились в течение неск. лет, в отличие от менее продолжительного срока отношений.

Почти каждое об-во табуирует И., определяемый как сексуальные отношения между членами нуклеарной семьи. Каждый штат США имеет закон, предусматривающий уголовное наказание за И. Согласно новой редакции законов о сексуальном поведении, принятых недавно в нек-рых штатах, жертвой И. считаются только несовершеннолетние. Однако И., при к-ром жертва является взрослым человеком, встречается крайне редко.

См. также Жестокое обращение с ребенком, Половые девиации

Ю. Левитт

psibook.com

Книга "Сборник инцестов [СИ]" из жанра Любовные романы

Последние комментарии

Только между нами (ЛП)

До боли знакомый сюжет. Студентка-репортер влюбляется в известного политка, с немного садистскими наклонностями, он предлогает ей отношения без обязательств. Вообщем 50 оттенков, толко герои другие.

Его французская горничная

Слегка ванильная история про самого крутого парня в колледже и девушку попроще. Сюжет, в принципе, избит. Скоротать время вполне подойдёт, потрясёт и запомнится вряд ли.

Идеальная пара

да, книга интересная..постельных сцен конечно многовато, но сюжет книги не плох..

 
 

Сборник инцестов [СИ]

Автор: Коллектив авторов Жанр: Романы для взрослых, Самиздат Серия: Заблудшая душа Язык: русский Издатель: Новосибирский государственный технический университет ISBN: 978-5-7782-2714-9 Добавил: Admin 7 Окт 15 Проверил: Admin 7 Окт 15 Формат:  FB2, ePub, TXT, RTF, PDF, HTML, MOBI, JAVA, LRF   онлайн фрагмент книги для ознакомления

фрагмент книги

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

Сборник Инцестов. Собран по заказу Мурзика.

Авторы:10

Произведения:14

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Коллектив авторов

Другие книги серии "Заблудшая душа"

Похожие книги

Комментарии к книге "Сборник инцестов [СИ]"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me