КНИГИ ИЗДАТЕЛЬСТВА «ОДИССЕЙ» | Литист.рф. Книги одиссей


Читать онлайн книгу Одиссея - Гомер бесплатно. 1-я страница текста книги.

Автор книги: Гомер

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 21 страниц) [доступный отрывок для чтения: 12 страниц]

Назад к карточке книги

ГомерОдиссея

Гомер (Homeros) – Биография

ГОМЕР (Homeros), греческий поэт, согласно древней традиции, автор Илиады (Ilias) и Одиссеи (Odysseia), двух больших эпопей, открывающих историю европейской литературы. О жизни Гомера у нас нет никаких сведений, а сохранившиеся жизнеописания и «биографические» заметки являются более поздними по происхождению и часто переплетены с легендой (традиционные истории о слепоте Гомера, о споре семи городов за право быть его родиной).

С XVIII в. в науке идет дискуссия как относительно авторства, так и относительно истории создания Илиады и Одиссеи, так называемый «гомеровский вопрос», за начало которого повсюду принимается (хотя были и более ранние упоминания) опубликование в 1795 г. произведения Ф. А. Вольфа под заглавием Введение в Гомера (Prolegomena ad Homerum). Многие ученые, названные плюралистами, доказывали, что Илиада и Одиссея в настоящем виде не являются творениями Гомера (многие даже полагали, что Гомера вообще не существовало), а созданы в VI в. до н. э., вероятно, в Афинах, когда были собраны воедино и записаны передаваемые из поколения в поколение песни разных авторов. А так называемые унитарии отстаивали композиционное единство поэмы, а тем самым и единственность ее автора. Новые сведения об античном мире, сравнительные исследования южнославянских народных эпосов и детальный анализ метрики и стиля предоставили достаточно аргументов против первоначальной версии плюралистов, но усложнили и взгляд унитариев. Историко-географический и языковой анализ Илиады и Одиссеи позволил датировать их примерно VIII в. до н. э., хотя есть попытки отнести их к IX или к VII в. до н. э. Они, по-видимому, были сложены на малоазийском побережье Греции, заселенном ионийскими племенами, или на одном из прилегающих островов.

В настоящее время не подлежит сомнению, что Илиада и Одиссея явились результатом долгих веков развития греческой эпической поэзии, а вовсе не ее началом. Разные ученые по-разному оценивают, насколько велика была роль творческой индивидуальности в окончательном оформлении этих поэм, но превалирует мнение, что Гомер ни в коем случае не является лишь пустым (или собирательным) именем. Неразрешенным остается вопрос, создал ли Илиаду и Одиссею один поэт или это произведения двух разных авторов (чем, по мнению многих ученых, объясняются различия в видении мира, поэтической технике и языке обеих поэм). Этот поэт (или поэты) был, вероятно, одним из аэдов, которые, по меньшей мере, с микенской эпохи (XV–XII вв. до н. э.) передавали из поколения в поколение память о мифическом и героическом прошлом.

Существовали, однако, не пра-Илиада или пра-Одиссея, но некий набор устоявшихся сюжетов и техника сложения и исполнения песен. Именно эти песни стали материалом для автора (или авторов) обеих эпопей. Новым в творчестве Гомера была свободная обработка многих эпических традиций и формирование из них единого целого с тщательно продуманной композицией. Многие современные ученые придерживаются мнения, что это целое могло быть создано лишь в письменном виде. Ярко выражено стремление поэта придать этим объемным произведениям определенную связность (через организацию фабулы вокруг одного основного стержня, сходного построения первой и последней песен, благодаря параллелям, связывающим отдельные песни, воссозданию предшествующих событий и предсказанию будущих). Но более всего о единстве плана эпопеи свидетельствуют логичное, последовательное развитие действия и цельные образы главных героев. Представляется правдоподобным, что Гомер пользовался уже алфавитным письмом, с которым, как мы сейчас знаем, греки познакомились не позднее VIII в. до н. э. Реликтом традиционной манеры создания подобных песен было использование даже в этом новом эпосе техники, свойственной устной поэзии. Здесь часто встречаются повторы и так называемый формульный эпический стиль. Стиль этот требует употребления сложных эпитетов («быстроногий», «розовоперстая»), которые в меньшей степени определяются свойствами описываемой особы или предмета, а в значительно большей – метрическими свойствами самого эпитета. Мы находим здесь устоявшиеся выражения, составляющие метрическое целое (некогда целый стих), представляющие типические ситуации в описании битв, пиров, собраний и т. д. Эти формулы повсеместно были в употреблении у аэдов и первых творцов письменной поэзии (такие же формулы-стихи выступают, например у Гесиода).

Язык эпосов также является плодом долгого развития догомеровской эпической поэзии. Он не соответствует ни одному региональному диалекту или какому-либо этапу развития греческого языка. По фонетическому облику ближе всего стоящий к ионийскому диалекту язык Гомера демонстрирует множество архаических форм, напоминающих о греческом языке микенской эпохи (который стал нам известен благодаря табличкам с линеарным письмом В). Часто мы встречаем рядом флективные формы, которые никогда не употреблялись одновременно в живом языке. Много также элементов, свойственных эолийскому диалекту, происхождение которых до сих пор не выяснено. Формульность и архаичность языка сочетаются с традиционным размером героической поэзии, которым был гекзаметр.

В плане содержания зпосы Гомера тоже заключают в себе множество мотивов, сюжетных линий, мифов, почерпнутых в ранней поэзии. У Гомера можно услышать отголоски минойской культуры и даже проследить связь с хеттской мифологией. Однако основным источником эпического материала стал для него микенский период. Именно в эту эпоху происходит действие его эпопеи. Живший в четвертом столетии после окончания этого периода, который он сильно идеализирует, Гомер не может быть источником исторических сведений о политической, общественной жизни, материальной культуре или религии микенского мира. Но в политическом центре этого общества, Микенах, найдены, однако, предметы, идентичные описанным в эпосе (в основном оружие и инструменты), на некоторых же микенских памятниках представлены образы, вещи и даже сцены, типичные для поэтической действительности эпопеи. К микенской эпохе были отнесены события троянской войны, вокруг которой Гомер развернул действия обеих поэм. Эту войну он показал как вооруженный поход греков (названных ахейцами, данайцами, аргивянами) под предводительством микенского царя Агамемнона против Трои и ее союзников. Для греков троянская война была историческим фактом, датируемым XIV–XII вв. до н. э. (согласно подсчетам Эратосфена, Троя пала в 1184 г.).

Сегодняшнее состояние знаний позволяет утверждать, что, по крайней мере, некоторые элементы троянской эпопеи являются историческими. В результате раскопок, начатых Г. Шлиманом, были открыты руины большого города, в том самом месте, где в соответствии с описаниями Гомера и местной вековой традицией должна была лежать Троя-Илион, на холме, носящем ныне название Гиссарлык. Лишь на основании открытий Шлимана руины на холме Гиссарлык называют Троей. Не совсем ясно, какой именно из последовательных слоев следует идентифицировать с Троей Гомера. Поэт мог собрать и увековечить предания о поселении на приморской равнине и опираться при этом на исторические события, но он мог и на руины, о прошлом которых мало знал, перенести героические легенды, первоначально относившиеся к другому периоду, мог также сделать их ареной схваток, разыгравшихся на другой земле.

Действие Илиады происходит в конце девятого года осады Трои (другое название города Илиос, Илион, отсюда и заглавие поэмы). События разыгрываются на протяжении нескольких десятков дней. Картины предшествующих лет войны не раз возникают в речах героев, увеличивая временную протяженность фабулы.

Ограничение непосредственного рассказа о событиях столь кратким периодом служит для того, чтобы сделать более яркими события, решившие как исход войны, так и судьбу ее главного героя. В соответствии с первой фразой вступления, Илиада есть повесть о гневе Ахилла. Разгневанный унижающим его решением верховного вождя Агамемнона, Ахилл отказывается от дальнейшего участия в войне. Он возвращается на поле боя лишь тогда, когда его друг Патрокл находит смерть от руки Гектора, несгибаемого защитника Трои, старшего сына царя Приама. Ахилл примиряется с Агамемноном и, мстя за друга, убивает Гектора в поединке и бесчестит его тело. Однако в конце концов он отдает тело Приаму, когда старый царь Трои сам приходит в стан греков, прямо в палатку убийцы своих сыновей. Приам и Ахилл, враги, смотрят друг на друга без ненависти, как люди, объединенные одной судьбой, обрекающей всех людей на боль.

Наряду с сюжетом о гневе Ахилла, Гомер описал четыре сражения под Троей, посвящая свое внимание действиям отдельных героев. Гомер представил также обзор ахейских и троянских войск (знаменитый список кораблей и перечень троянцев во второй песне – возможно, наиболее ранняя часть эпопеи) и приказал Елене показывать Приаму со стен Трои самых выдающихся греческих вождей. И то и другое (а также многие иные эпизоды) не соответствует десятому году борьбы под Троей. Впрочем, как и многочисленные реминисценции из предшествующих лет войны, высказывания и предчувствия, относящиеся к будущим событиям, все это устремлено к одной цели: объединения поэмы о гневе Ахилла с историей захвата Илиона, что автору Илиады удалось поистине мастерски.

Если главным героем Илиады является непобедимый воин, ставящий честь и славу выше жизни, в Одиссее идеал принципиально меняется. Ее героя, Одиссея, отличает прежде всего ловкость, умение найти выход из любой ситуации. Здесь мы попадаем в иной мир, уже не в мир воинских подвигов, но в мир купеческих путешествий, характеризующий эпоху греческой колонизации.

Содержанием Одиссеи является возвращение героев с Троянской войны.

Повествование начинается на десятом году скитаний главного героя. Гнев Посейдона до сего времени не позволял герою вернуться на родную Итаку, где воцарились женихи, соперничающие из-за руки его жены Пенелопы. Юный сын Одиссея Телемах уезжает в поиске вестей об отце. Тем временем Одиссей по воле богов отправленный в путь державшей его до той поры при себе нимфой Калипсо, достигает полулегендарной страны феаков. Там в долгом и необычайно красочном повествования он описывает свои приключения с момента отплытия из-под Трои (среди прочего – путешествие в мир мертвых). Феаки отвозят его на Итаку. Под видом нищего он возвращается в свой дворец, посвящает Телемаха в план уничтожения женихов и, воспользовавшись состязанием в стрельбе из лука, убивает их.

Легендарные элементы повествования о морских странствиях, существовавшие долгое время в фольклорной традиции воспоминания о древних временах и их обычаях, «новеллистический» мотив мужа, возвращающегося домой в последний момент, когда дому угрожает опасность, а также интересы и представления современной Гомеру эпохи колонизации были использованы для изложения и развития троянского мифа.

Илиада и Одиссея имеют множество общих черт как в композиции, так и в идеологической направленности. Характерны организация сюжета вокруг центрального образа, небольшая временная протяженность рассказа, построение фабулы вне зависимости от хронологической последовательности событий, посвящение пропорциональных по объему отрезков текста важным для развития действия моментам, контрастность следующих друг за другой сцен, развитие фабулы путем создания сложных ситуаций, очевидно замедляющих развитие действия, а затем их блестящее разрешение, насыщенность первой части действия эпизодическими мотивами и интенсификация основной линии в конце, столкновение главных противостоящих сил только в конце повествования (Ахилл – Гектор, Одиссей – женихи), использование апостроф, сравнений. В эпической картине мира Гомер зафиксировал важнейшие моменты человеческого бытия, все богатство действительности, в которой живет человек. Важным элементом этой действительности являются боги; они постоянно присутствуют в мире людей, влияют на их поступки и судьбы. Хотя они и бессмертны, но своим поведением и переживаниями напоминают людей, а уподобление это возвышает и как бы освящает все, что свойственно человеку.

Гуманизация мифов является отличительной чертой эпопей Гомера: он подчеркивает важность переживаний отдельного человека, возбуждает сочувствие к страданию и слабости, пробуждает уважение к труду, не принимает жестокости и мстительности; превозносит жизнь и драматизирует смерть (прославляя, однако, ее отдачу за отчизну).

В древности Гомеру приписывали и другие произведения, среди них гимна. Войну мышей и лягушек, Маргита. Греки говорили о Гомере просто:

«Поэт». Илиаду и Одиссею многие, хотя бы частично, знали наизусть. С этих поэм начиналось школьное обучение. Вдохновение, навеянное ими, мы видим во всем античном искусстве и в литературе. Образы гомеровских героев стали образцами того, как следует поступать, строки из поэм Гомера сделались афоризмами, обороты вошли во всеобщее употребление, ситуации обрели символическое значение. (Однако философы, в частности Ксенофан, Платон, обвиняли Гомера в том, что он привил грекам ложные представления о богах).

Поэмы Гомера считались также сокровищницей всяческих знаний, даже исторических и географических. Этого взгляда в эллинистическую эпоху придерживался Кратет из Малл, его оспаривал Эратосфен. В Александрии исследования текстов Гомера породили филологию как науку о литературе (Зенодот Эфесский, Аристофан Византийский, Аристарх Самофракийский). С перевода Одиссеи на латинский язык началась римская литература. Илиада и Одиссея послужили моделями для римской эпопеи.

Одновременно с упадком знания греческого языка Гомера перестают читать на Западе (ок. IV в. н. э.), зато его постоянно читали и комментировали в Византии. На Западе Европы Гомер вновь становится популярным начиная со времен Петрарки; первое его издание было выпущено в г. Великие произведения европейской эпики создаются под влиянием Гомера.

(текст приведен по изданию: «Античные писатели. Словарь.» СПб, изд-во «Лань», 1999)

«Гомеровские гимны» («Homerikoi hymnoi»)

Это название носит сохранившееся под именем Гомера собрание гекзаметрических произведений разной длины, адресованных богам. Их складывали рапсоды в качестве так называемых проэмий (вступлений), которыми они предваряли чтение песен Гомера на поэтических агонах во время культовых празднеств в различных религиозных центрах Греции. Это были воззвания к чествуемому божеству. Короткие, иногда всего в несколько стихов, гимпы перечисляли лишь прозвища бога и просили о покровительстве, затем излагалась (часто с большим мастерством рассказчика) священная легенда или любое другое повествование об этом боге. Однако не все гимны носили культовый характер.

Они создавались, по-видимому, в VII–V вв. до н. э., авторы их неизвестны. В сборнике имеется 5 длинных гимнов, представляющих законченное художественное целое и не являющихся проэмиями. Это:

– К Аполлону Дельфийскому (I, Eis Apollona Delphion) – гимн в 178 стихов, легенда о рождении бога на острове Делос;

– К Аполлону Пифийскому (II, Eis Apollona Pythion) в 368 стихах – повествование о создании дельфийского оракула. Два этих гимна выступают в рукописях как одно произведение.

– Гимн К Гермесу (III, Eis Hermen) в 580 стихах – полная юмора и обаяния повесть о проделках новорожденного Гермеса.

– Гимн К Афродите (IV, Eis Aphroditen) в 293 стихах – повествование о союзе Афродиты с Анхизом.

– Гимн К Деметре (V, Eis Demetra) в 495 стихах представляет собой аттическую легенду о прибытии богини в Элевсин и учреждении мистерий.

(текст приведен по изданию: «Античные писатели. Словарь.» СПб, изд-во «Лань», 1999)

ПЕСНЬ ПЕРВАЯ

 Муза, скажи мне о том многоопытном муже, которыйДолго скитался с тех пор, как разрушил священную Трою,Многих людей города посетил и обычаи видел,Много духом страдал на морях, о спасеньи заботясьЖизни своей и возврате в отчизну товарищей верных.Все же при этом не спас он товарищей, как ни старался.Собственным сами себя святотатством они погубили:Съели, безумцы, коров Гелиоса Гиперионида.Дня возвращенья домой навсегда их за это лишил он.Муза! Об этом и нам расскажи, начав с чего хочешь.Все остальные в то время, избегнув погибели близкой,Были уж дома, равно и войны избежавши и моря.Только его, по жене и отчизне болевшего сердцем,Нимфа-царица Калипсо, богиня в богинях, держалаВ гроте глубоком, желая, чтоб сделался ей он супругом.Но протекали года, и уж год наступил, когда былоСыну Лаэрта богами назначено в дом свой вернуться.Также, однако, и там, на Итаке, не мог избежать онМногих трудов, хоть и был меж друзей. Сострадания полныБыли все боги к нему. Лишь один Посейдон непрерывноГнал Одиссея, покамест своей он земли не достигнул.Был Посейдон в это время в далекой стране эфиопов,Крайние части земли на обоих концах населявших:Где Гиперион заходит и где он поутру восходит.Там принимал он от них гекатомбы быков и баранов,Там наслаждался он, сидя на пиршестве. Все ж остальныеБоги в чертогах Кронида-отца находилися в сборе.С речью ко всем им родитель мужей и богов обратился;На сердце, в памяти был у владыки Эгист безукорный,Жизни Агамемнонидом лишенный, преславным Орестом.Помня о нем, обратился к бессмертным Кронид со словами:«Странно, как люди охотно во всем обвиняют бессмертных!Зло происходит от нас, утверждают они, но не сами льГибель, судьбе вопреки, на себя навлекают безумством?Так и Эгист, – не судьбе ль вопреки он супругу АтридаВзял себе в жены, его умертвив при возврате в отчизну?Гибель грозящую знал он: ему наказали мы строго,Зоркого аргоубийцу Гермеса послав, чтоб не смел онНи самого убивать, ни жену его брать себе в жены.Месть за Атрида придет от Ореста, когда, возмужавши,Он пожелает вступить во владенье своею страною.Так говорил ему, блага желая, Гермес; но не смог онСердца его убедить. И за это Эгист поплатился».Зевсу сказала тогда совоокая дева Афина:«О наш родитель Кронид, из властителей всех наивысший!Правду сказал ты, – вполне заслужил он подобную гибель.Так да погибнет и всякий, кто дело такое свершил бы!Но разрывается сердце мое за царя Одиссея:Терпит, бессчастный, он беды, от милых вдали, на объятомВолнами острове, в месте, где пуп обретается моря.Остров, поросший лесами; на нем обитает богиня,Дочь кознодея Атланта, которому ведомы бездныМоря всего и который надзор за столбами имеет:Между землею и небом стоят они, их раздвигая.Скорбью объятого, держит несчастного дочерь Атланта,Мягкой и вкрадчивой речью все время его обольщая,Чтобы забыл о своей он Итаке. Но, страстно желаяВидеть хоть дым восходящий родимой земли, помышляетТолько о смерти одной Одиссей. Неужели не тронетМилого сердца тебе, Олимпиец, судьба его злая?Он ли не чествовал в жертвах тебя на равнине троянскойБлиз кораблей аргивян? Так на что же ты, Зевс, негодуешь?»Ей отвечая, сказал собирающий тучи Кронион:«Что за слова у тебя из ограды зубов излетели!Как это смог бы забыть о божественном я Одиссее,Так выдающемся мыслью меж смертных, с такою охотойЖертвы богам приносящем, владыкам широкого неба?Но Посейдон-земледержец к нему не имеющим мерыГневом пылает за то, что циклоп Полифем богоравныйГлаза лишен им, – циклоп, чья сила меж прочих циклоповСамой великой была; родился он от нимфы Фоосы,Дочери Форкина, стража немолчно шумящего моря,В связь с Посейдоном-владыкой вступившей в пещере глубокой,С этой поры колебатель земли Посейдон ОдиссеяНе убивает, но прочь отгоняет от милой отчизны.Что же, подумаем все мы, кто здесь на Олимпе сегодня,Как бы домой возвратиться ему. Посейдон же отброситГнев свой: не сможет один он со всеми бессмертными споритьИ против воли всеобщей богов поступать самовластно».Зевсу сказала тогда совоокая дева Афина:«О наш родитель Кронид, из властителей всех наивысший!Если угодно теперь всеблаженным богам, чтоб вернутьсяМог Одиссей многоумный в отчизну, прикажем ГермесуАргоубийце, решений твоих исполнителю, к нимфеВ косах, красиво сплетенных, на остров Огигию тотчасМчаться и ей передать непреклонное наше решенье,Чтобы на родину был возвращен Одиссей многостойкий.Я же в Итаку отправлюсь, чтоб там Одиссееву сынуБодрости больше внушить и вложить ему мужество в сердце,Чтоб, на собрание длинноволосых ахейцев созвавши,Всех женихов он изгнал, убивающих в доме без счетаКучей ходящих овец и рогатых быков тихоходных.После того я пошлю его в Спарту и Пилос песчаный,Чтобы разведал о милом отце и его возвращеньи,Также чтоб в людях о нем утвердилася добрая слава».Кончив, она привязала к ногам золотые подошвы,Амвросиальные, всюду ее с дуновеньями ветраИ над землей беспредельной носившие и над водою.В руки взяла боевое копье, изостренное медью, —Тяжкое, крепкое; им избивала Афина героев,Гнев на себя навлекавших богини могучеотцовной.Ринулась бурно богиня с высоких вершин олимпийских,Стала в итакской стране у двора Одиссеева домаПеред порогом ворот, с копьем своим острым в ладони,Образ приняв чужестранца, тафосцев властителя Мента.Там женихов горделивых застала. Они перед дверьюДушу себе услаждали, с усердием в кости играя,Сидя на шкурах быков, самими же ими убитых.В зале же вестники вместе с проворными слугами домаЭти – вино наливали в кратеры, мешая с водою,Те, – ноздреватою губкой обмывши столы, выдвигалиИх на средину и клали на них в изобилии мясо.Первым из всех Телемах боговидный заметил богиню.Сердцем печалуясь милым, он молча сидел с женихами.И представлялось ему, как явился родитель могучий,Как разогнал бы он всех женихов по домам, захватил быВласть свою снова и стал бы владений своих господином.В мыслях таких, с женихами сидя, он увидел Афину.Быстро направился к двери, душою стыдясь, что так долгоСтранник у входа стоять принужден; и, поспешно приблизясь,Взял он за правую руку пришельца, копье его принял,Голос повысил и с речью крылатой к нему обратился:«Радуйся, странник! Войди! Мы тебя угостим, а потом уж,Пищей насытившись, ты нам расскажешь, чего тебе нужно».Так он сказал и пошел. А за ним и Паллада Афина.После того как вошли они в дом Одиссеев высокий,Гостя копье он к высокой колонне понес и поставилВ копьехранилище гладкое, где еще много стоялоКопий других Одиссея, могучего духом в несчастьях.После богиню подвел он к прекрасноузорному креслу,Тканью застлав, усадил, а под ноги придвинул скамейку.Рядом и сам поместился на стуле резном, в отдаленьиОт женихов, чтобы гость, по соседству с надменными сидя,Не получил отвращенья к еде, отягченный их шумом,Также, чтоб в тайне его расспросить об отце отдаленном.Тотчас прекрасный кувшин золотой с рукомойной водоюВ тазе серебряном был перед ними поставлен служанкойДля умывания; после расставила стол она гладкий.Хлеб положила перед ними почтенная ключница, многоКушаний разных прибавив, охотно их дав из запасов.Кравчий поставил пред ними на блюдах, подняв их высоко,Разного мяса и кубки близ них поместил золотые;Вестник же к ним подходил то и дело, вина подливая.Шумно вошли со двора женихи горделивые в залуИ по порядку расселись на креслах и стульях; с водоюВестники к ним подошли, и они себе руки умыли.Доверху хлеба в корзины прислужницы им положили,Мальчики влили напиток в кратеры до самого края.Руки немедленно к пище готовой они протянули.После того как желанье питья и еды утолили,Новым желаньем зажглися сердца женихов: захотелосьМузыки, плясок – услады прекраснейшей всякого пира.Фемию вестник кифару прекрасную передал в руки:Пред женихами ему приходилося петь поневоле.Фемий кифару поднял и начал прекрасную песню.И обратился тогда Телемах к совоокой Афине,К ней наклонясь головой, чтоб никто посторонний не слышал:«Ты не рассердишься, гость дорогой мой, на то, что скажу я?Только одно на уме вот у этих – кифара да песни.Немудрено: расточают они здесь чужие богатства —Мужа, чьи белые кости, изгнившие где-нибудь, дождикМочит на суше иль в море свирепые волны качают.Если б увидели, что на Итаку он снова вернулся,Все пожелали бы лучше иметь попроворнее ноги,Чем богатеть, и одежду и золото здесь накопляя.Злою судьбой он, однако, погублен, и нет никакогоНам утешенья, хотя кое-кто из людей утверждает:Он еще будет. Но нет! Уж погиб его день возвращенья!Ты же теперь мне скажи, ничего от меня не скрывая:Кто ты? Родители кто? Из какого ты города родом?И на каком корабле ты приехал, какою дорогойК нам тебя в гости везли корабельщики? Кто они сами?Ведь не пешком же сюда, полагаю я, к нам ты добрался.Так же и это скажи откровенно, чтоб знал хорошо я:В первый ли раз ты сюда приезжаешь иль давним отцовскимГостем ты был? Приезжало немало в минувшие годыВ дом наш гостей, ибо много с людьми мой общался родитель».Так отвечала ему совоокая дева Афина:«Я на вопросы твои с откровенностью полной отвечу:Имя мне – Мент; мой отец – Анхиал многоумный, и этимРад я всегда похвалиться; а сам я владыка тафосцевВеслолюбивых, приехал в своем корабле со своими;По винно-чермному морю плыву к чужеземцам за медьюВ город далекий Темесу, а еду с блестящим железом.Свой же корабль я поставил под склоном лесистым НейонаВ пристани Ретре, далеко от города, около поля.С гордостью я заявляю, что мы с Одиссеем друг другуДавние гости. Когда посетишь ты героя Лаэрта,Можешь об этом спросить старика. Говорят, уж не ходитБольше он в город, но, беды терпя, обитает далекоВ поле со старой служанкой, которая кормит и поитСтарца, когда, по холмам виноградника день пробродивши,Старые члены свои истомив, возвращается в дом он.К вам я теперь: говорили, что он уже дома, отец твой.Видно, однако же, боги ему возвратиться мешают.Но не погиб на земле Одиссей богоравный, поверь мне.Где-нибудь в море широком, на острове волнообъятом,Он задержался живой и томится под властью свирепых,Диких людей и не может уйти, как ни рвется душою.Но предсказать я берусь – и какое об этом имеютМнение боги и как, полагаю я, все совершится,Хоть я совсем не пророк и по птицам гадать не умею.Будет недолго еще он с отчизною милой в разлуке,Если бы даже его хоть железные цепи держали.В хитростях опытен он и придумает, как воротиться.Ты же теперь мне скажи, ничего от меня не скрывая:Подлинно ль вижу в тебе пред собой Одиссеева сына?Страшно ты с ним головой и глазами прекрасными сходен.Часто в минувшее время встречались мы с ним до того, какВ Трою походом отправился он, куда и другиеЛучшие из аргивян на судах крутобоких поплыли.После ж ни я с Одиссеем, ни он не встречался со мною».Ей отвечая, сказал рассудительный сын Одиссеев:«Я на вопрос твой, о гость наш, отвечу вполне откровенно:Мать говорит, что я сын Одиссея, но сам я не знаю.Может ли кто-нибудь знать, от какого отца он родился?Счастлив я был бы, когда бы родителем мне приходилсяМуж, во владеньях своих до старости мирно доживший.Но – между всеми людьми земнородными самый несчастный —Он мне отец, раз уж это узнать от меня пожелал ты».Снова сказала ему совоокая дева Афина:«Видно, угодно бессмертным, чтоб не был без славы в грядущемРод твой, когда вот такого, как ты, родила Пенелопа.Ты ж мне теперь расскажи, ничего от меня не скрывая:Что за обед здесь? Какое собранье? Зачем тебе это?Свадьба ли здесь или пир? Ведь не в складчину ж он происходит.Кажется только, что гости твои необузданно в домеВашем бесчинствуют. Стыд бы почувствовал всякий разумныйМуж, заглянувший сюда, поведенье их гнусное видя».Снова тогда Телемах рассудительный гостю ответил:«Раз ты, о гость мой, спросил и узнать пожелал, то узнай же:Некогда полон богатства был дом этот, был уважаемВсеми в то время, когда еще здесь тот муж находился.Нынче ж иное решенье враждебные приняли боги,Сделав его между всеми мужами невидимым глазу.Менее стал бы о нем сокрушаться я, если б он умер,Если б в троянской земле меж товарищей бранных погиб онИли, окончив войну, на руках у друзей бы скончался.Был бы насыпан над ним всеахейцами холм погребальный,Сыну б великую славу на все времена он оставил.Ныне же Гарпии взяли бесславно его, и ушел он,Всеми забытый, безвестный, и сыну оставил на долюТолько печаль и рыданья. Но я не об нем лишь единомПлачу; другое мне горе жестокое боги послали:Первые люди по власти, что здесь острова населяютЗам, и Дулихий, и Закинф, покрытый густыми лесами,И каменистую нашу Итаку, – стремятся упорноМать принудить мою к браку и грабят имущество наше.Мать же и в брак ненавистный не хочет вступить и не можетИх притязаньям конец положить, а они разоряютДом мой пирами и скоро меня самого уничтожат».В негодованьи ему отвечала Паллада Афина:«Горе! Я вижу теперь, как тебе Одиссей отдаленныйНужен, чтоб руки свои наложил на бесстыдных пришельцев.Если б теперь, воротившись, он встал перед дверью домовойС парою копий в руке, со щитом своим крепким и в шлеме, —Как я впервые увидел героя в то время, когда онВ доме у нас на пиру веселился, за чашею сидя,К нам из Эфиры прибывши от Ила, Мермерова сына:Также и там побывал Одиссей на судне своем быстром;Яда, смертельного людям, искал он, чтоб мог им намазатьМедные стрелы свои. Однако же Ил отказалсяДать ему яду: стыдился душою богов он бессмертных.Мой же отец ему дал, потому что любил его страшно.Пред женихами когда бы в таком появился он виде,Короткожизненны стали б они и весьма горькобрачны!Это, однако же, в лоне богов всемогущих сокрыто, —Он за себя отомстит ли иль нет, возвратившись обратноВ дом свой родной. А теперь я тебе предложил бы подумать,Как поступить, чтобы всех женихов удалить из чертога.Слушай меня и к тому, что скажу, отнесись со вниманьем:Завтра, граждан ахейских созвав на собранье, открытоВсе расскажи им, и боги тебе пусть свидетели будут.После потребуй, чтоб все женихи по домам разошлися;Мать же твоя, если дух ее снова замужества хочет,Пусть возвратится к отцу многосильному, в дом свой родимый;Пусть снаряжает он свадьбу, приданое давши большое,Сколько его получить полагается дочери милой.Что ж до тебя, – мой разумный совет ты, быть может, исполнишь:Лучший корабль с двадцатью снарядивши гребцами, отправьсяИ об отце поразведай исчезнувшем; верно, из смертныхКто-либо сможет о нем сообщить иль Молва тебе скажетЗевсова – больше всего она людям известий приносит.В Пилосе раньше узнаешь, что скажет божественный Нестор,К русому после того Менелаю отправишься в Спарту;Прибыл домой он последним из всех меднолатных ахейцев.Если услышишь, что жив твой отец, что домой он вернется,Год дожидайся его, терпеливо снося притесненья;Если ж услышишь, что мертв он, что нет его больше на свете,То, возвратившись обратно в отцовскую милую землю,В честь его холм ты насыплешь могильный, как следует справишьЧин похоронный по нем и в замужество мать свою выдашь.После того как ты все это сделаешь, все это кончишь,В сердце своем и в уме хорошенько обдумай, какимиСредствами всех женихов в чертогах твоих изничтожить,Хитростью или открыто. Ребячьими жить пустякамиВремя прошло для тебя, не таков уже ныне твой возраст.Иль неизвестно тебе, что с божественным было Орестом,Славу какую он добыл, расправясь с коварным Эгистом,Отцеубийцей, отца его славного жизни лишившим?Вижу я, друг дорогой мой, что ты и велик и прекрасен,Ты не слабее его, ты в потомстве прославишься также;Но уж давно мне пора возвратиться на быстрый корабль мой:Спутники ждут и наверно в душе возмущаются мною.Ты ж о себе позаботься и то, что сказал я, обдумай».Снова тогда Телемах рассудительный гостю ответил:«Право же, гость мой, со мной говоришь ты с такою любовью,Словно отец; никогда я твоих не забуду советов.Но подожди, хоть и очень, как вижу, в дорогу спешишь ты.Вымойся раньше у нас, услади себе милое сердце.С радостным духом потом унесешь на корабль ты подарокЦенный, прекрасный, который тебе поднесу я на память,Как меж гостей и хозяев бывает, приятных друг другу».Так отвечала ему совоокая дева Афина:«Нет, не задерживай нынче меня, тороплюсь я в дорогу.Дар же, что милое сердце тебя побуждает вручить мне,Я, возвращаясь обратно, приму и домой с ним уеду,Дар получив дорогой и таким же тебя отдаривши».Молвила и отошла совоокая дева Афина,Как быстрокрылая птица, порхнула в окно. ОхватилаСила его и отвага. И больше еще он, чем прежде,Вспомнил отца дорогого. И, в сердце своем поразмыслив,В трепет душою пришел, познав, что беседовал с богом.Тотчас назад к женихам направился муж богоравный.Пел перед ними певец знаменитый, они же сидели,Слушая молча. Он пел о возврате печальном из ТроиРати ахейцев, ниспосланном им Палладой Афиной.В верхнем покое своем вдохновенное слышала пеньеСтарца Икария дочь, Пенелопа разумная. ТотчасСверху спустилась она высокою лестницей дома,Но не одна; с ней вместе спустились и двое служанок.В залу войдя к женихам, Пенелопа, богиня средь женщин,Стала вблизи косяка ведущей в столовую двери,Щеки закрывши себе покрывалом блестящим, а рядомС нею, с обеих сторон, усердные стали служанки.Плача, певцу вдохновенному так Пенелопа сказала:«Фемий, ты знаешь так много других восхищающих душуПесен, какими певцы восславляют богов и героев.Спой же из них, пред собранием сидя, одну. И в молчаньиГости ей будут внимать за вином. Но прерви начатуюПесню печальную; скорбью она наполняет в груди мнеМилое сердце. На долю мне выпало злейшее горе.Мужа такого лишась, не могу я забыть о погибшем,Столь преисполнившем славой своей и Элладу и Аргос».Матери так возразил рассудительный сын Одиссеев:«Мать моя, что ты мешаешь певцу в удовольствие нашеТо воспевать, чем в душе он горит? Не певец в том виновен, —Зевс тут виновен, который трудящимся тягостно людямКаждому в душу влагает, что хочет. Нельзя раздражаться,Раз воспевать пожелал он удел злополучный данайцев.Больше всего восхищаются люди обычно такоюПеснью, которая им представляется самою новой.Дух и сердце себе укроти и заставь себя слушать.Не одному Одиссею домой не пришлось воротиться,Множество также других не вернулось домой из-под Трои.Лучше вернись-ка к себе и займися своими делами —Пряжей, тканьем; прикажи, чтоб служанки немедля за делоТакже взялись. Говорить же – не женское дело, а делоМужа, всех больше – мое; у себя я один повелитель».Так он сказал. Изумившись, обратно пошла Пенелопа.Сына разумное слово глубоко ей в душу проникло.Наверх поднявшись к себе со служанками, плакала долгоОб Одиссее она, о супруге любимом, покудаСладостным сном не покрыла ей веки богиня Афина.А женихи в это время шумели в тенистом чертоге;Сильно им всем захотелось на ложе возлечь с Пенелопой.С речью такой Телемах рассудительный к ним обратился:«О женихи Пенелопы, надменные, гордые люди!Будем теперь пировать, наслаждаться. Шуметь перестаньте!Так ведь приятно и сладко внимать песнопеньям прекраснымМужа такого, как этот, – по пению равного богу!Завтра же утром сойдемся на площадь, откроем собранье,Там я открыто пред целым народом скажу, чтобы тотчасДом мой очистили вы. А с пирами устройтесь иначе:Средства свои проедайте на них, чередуясь домами.Если ж находите вы, что для вас и приятней и лучшеУ одного человека богатство губить безвозмездно, —Жрите! А я воззову за поддержкой к богам вечносущим.Может быть, делу возмездия даст совершиться Кронион:Все вы погибнете здесь же, и пени за это не будет!»Так он сказал. Женихи, закусивши с досадою губы,Смелым словам удивлялись, которые вдруг услыхали.Тотчас к нему Антиной обратился, рожденный Евпейтом:«Сами, наверное, боги тебя, Телемах, обучаютТак беззастенчиво хвастать и так разговаривать нагло.Зевс нас избави, чтоб стал ты в объятой волнами ИтакеНашим царем, по рожденью уж право имея на это!»И, возражая ему, Телемах рассудительный молвил:«Ты на меня не сердись, Антиной, но скажу тебе вот что:Если бы это мне Зевс даровал, я конечно бы принял.Или, по-твоему, нет ничего уже хуже, чем это?Царствовать – дело совсем не плохое; скопляются скороВ доме царевом богатства, и сам он в чести у народа.Но между знатных ахейцев в объятой волнами ИтакеМножество есть и других, молодых или старых, которымВласть бы могла перейти, раз царя Одиссея не стало.Но у себя я один останусь хозяином дома,Как и рабов, для меня Одиссеем царем приведенных!»Начал тогда говорить Евримах, рожденный Полибом:«О Телемах, это в лоне богов всемогущих сокрыто,Кто из ахейцев царем на Итаке окажется нашей.Все же, что здесь, то твое, и в дому своем сам ты хозяин.Вряд ли найдется, пока обитаема будет Итака,Кто-нибудь, кто бы дерзнул на твое посягнуть достоянье.Но я желал бы узнать, мой милейший, о нынешнем госте:Кто этот гость и откуда? Отечеством землю какуюСлавится Какого он рода и племени? Где он родился?С вестью ль к тебе о возврате отца твоего он явилсяИли по собственной нужде приехал сюда, на Итаку?Сразу исчезнув, не ждал он, чтоб здесь познакомиться с нами.На худородного он человека лицом не походит».И, отвечая ему, Телемах рассудительный молвил:«На возвращенье отца, Евримах, я надежд не имею.Я ни вестям уж не верю, откуда-нибудь приходящим,Ни прорицаньям внимать не желаю, к которым, сзываяРазных гадателей в дом, без конца моя мать прибегает.Путник же этот мне гость по отцу, он из Тафоса родом,Мент, называет себя Энхиала разумного сыномС гордостью, сам же владыка он веслолюбивых тафосцев».Так говорил Телемах, хоть и знал, что беседовал с богом.Те же, занявшись опять усладительным пеньем и пляской,Тешились ими и ждали, покамест приблизится вечер.Тешились так, веселились. И вечер надвинулся черный.Встали тогда и пошли по домам, чтоб покою предаться.Сын же царя Одиссея прекрасным двором в свой высокийДвинулся спальный покой, кругом хорошо защищенный.Думая в сердце о многом, туда он для сна отправлялся.С факелом в каждой руке впереди его шла Евриклея,Дочь домовитая Опа, рожденного от Пенсенора.Куплей когда-то Лаэрт достояньем своим ее сделалЮным подросточком, двадцать быков за нее заплативши,И наравне с домовитой женой почитал ее в доме,Но, чтоб жену не гневить, постели своей не делил с ней.Шла она с факелом в каждой руке. Из невольниц любилаВсех она больше его и с детства его воспитала.Двери открыл Телемах у искусно построенной спальни,Сел на постель и, мягкий хитон через голову снявши,Этот хитон свой старухе услужливой на руки кинул.Та встряхнула хитон, по складкам искусно сложилаИ на колок близ точеной постели повесила. ПослеВышла старуха тихонько из спальни, серебряной ручкойДверь за собой притворила, засов ремнем притянувши.Ночь напролет на постели, покрывшись овчиною мягкой,Он размышлял о дороге, в которую зван был Афиной. 

Назад к карточке книги "Одиссея "

itexts.net

КНИГИ ИЗДАТЕЛЬСТВА «ОДИССЕЙ» | Литист.рф

муниципальное бюджетное учреждение "Централизованная библиотечная система" г. Новороссийска

08.08.2017 Автор:admin

Хронология

  1. Пахомов В.Б. Одинокая чайка: Стихи, 2-е изд., 1997; 3-е изд., 1999; 4-е изд., 2000. – 40 с. Общий тираж – 750.
  2. Пахомов В.Б. Возвращение Одиссея: Стихи, 1-е изд., 1996; 2-е изд., 1998; 3-е изд., 2000; 4-е изд., 2005. – 32 с. Общий тираж – 500.
  3. Пахомов В.Б. В багряном сумраке времен: Стихи, 3-е изд., 1997; 4-е изд., 1997; 5-е изд., 2001; 6-е изд., 2002. – 56 с. Общий тираж – 450.
  4. Дьячков С.Г. Угол треугольника: Стихи, 1998. – 44 с. Тираж – 150.Берег Новой России: Антология новороссийской поэзии, 2-е изд., 1999. – 51 с. Общий тираж – 250.
  5. Послушаем весну: Стихи юных авторов, 2000. – 39 с. Тираж – 150.
  6. Город норд-остов: Стихи о Новороссийске, 1-е изд., 2000; 2-е изд., 2004. – 39 с. Общий тираж – 500.
  7. Дьячков С.Г. Уставшие от непогоды: Стихи, 2004. – 44 с. Тираж – 150.
  8. Пахомов В.Б. История новороссийской литературы: Учебное пособие, 2001. – 63 с. Тираж – 750.
  9. Пахомов В.Б. История новороссийской литературы: Учебная программа, 2-е изд., 2001. – 16 с. Тираж – 500.
  10. Каира Э.С. Отблеск на волне: Стихи, 2002. – 47 с. Тираж – 150.
  11. Ерёменко А.К. Морская слава Новороссийска: Очерки, 2003. – 47 с. Тираж – 150.
  12. Пахомова В.В. О чём поёт волна морская: Стихи, 2004. – 24 с. Тираж – 150.
  13. Гончарова Е.А. Взгляд Луны: Стихи, 2005. – 47 с. Тираж – 150.
  14. Дьячков С.Г. Алина: Повесть, 2005. – 136 с. Тираж – 100.
  15. Каира Э.С. На сломе эпох: Стихотворения, поэма, 2006. – 47 с. Тираж – 150.
  16. Ерёменко А.К. Юнга из Новороссийска: Повести, роман, 2006. – 175 с. Тираж – 150.
  17. Пахомов В.Б. Литературные традиции Новороссийска, 2005. – 64 с. Тираж – 150.
  18. Пахомов В.Б. Бессмертник: Стихи, 1-е изд., 2005; 2-е изд., 2006. – 64 с. Общий тираж – 500.
  19. Карченков А.С. Палитра Судьбы: Стихи, 2007. – 44 с. Тираж – 150.
  20. Пахомов В.Б. Новороссийские писатели: Очерки. – Вып.1, 2006. – 60 с. Тираж – 150.
  21. Пахомов В.Б. Новороссийские писатели: Очерки. – Вып.2, 2007. – 56 с. Тираж – 150.
  22. Пахомова В.В. Чайки на скалах: Стихи, 2006. – 39 с. Тираж – 620.
  23. Пронькина В.А. Дивная страна: Стихи, 2007. – 39 с. Тираж – 100.
  24. Пахомов В.Б. Бессмертник: Избранные стихотворения, 2007. – 191 с. Тираж – 250.
  25. Пахомов В.Б. Новороссийские писатели: Очерки, 1-е изд., 2008; 2-е изд., 2009. – 163 с. Тираж – 250.
  26. Кутырёва Л.Г. Прикосновение памяти: Стихотворения, 2008. – 46 с. Тираж – 300.
  27. Колесникова Т.В. А птица розовой была: Стихи, 2008. – 40 с. Тираж – 150.
  28. Ерёменко А.К. Честь Российского флота: Очерки, эссе, рассказ, 2008. – 68 с. Тираж – 500.
  29. Ерёменко А.К. Лирический букет одной жизни: Любимые стихи Кузьмича, 2008. – 92 с. Тираж – 100.
  30. Пахомов В.Б. Простор: Стихи, 2008. – 112 с. Тираж – 150.
  31. Ерёменко А.К. Блаватка – русский василёк: Повесть, 2009. – 110 с. Тираж – 150.
  32. Каира Э.С. Свидание: Рассказы, 2010. – 80 с. Тираж – 150.
  33. Шевченко О.Д. Поздняя находка: Стихи, 2010. – 136 с. Тираж – 100.
  34. Ерёменко А.К. Знатные новороссийцы: Очерки, 2011. – 96 с. Тираж – 150.
  35. Плонский А.Ф. Мемуары старого профессора, 2011. – 256 с. Тираж – 200.
  36. Дьячков С.Г. Брызги моря: Очерки, рассказ, стихи, 2011. – 60 с. Тираж – 100.
  37. Пахомов В.Б. Трагедии Чёрного моря: Очерки, 2012. – 136 с. Тираж – 150.
  38. Орлов Е.В., Антипин Ю.Р. Новороссийская вахта «Михаила Кутузова», 2012. – 40 с. Тираж – 250.
  39. Пахомов В.Б. Высшее призвание: Стихи, 2012. – 80 с. Тираж – 150.
  40. Шевченко О.Д. Неотправленные письма: Стихи, 2012. – 80 с. Тираж – 150.
  41. Янович Е.А. Вишнёвая благодать: Стихи, 2012. – 80 с. Тираж – 150.
  42. Плонский А.Ф. В эпицентре фантастики: В 2 томах. Т. 1 – 288 с., Т. 2 – 420 с. Тираж – 200.
  43. Ерёменко А.К. Раевский-младший: Документально-художественное повествование, 2012. – 254 с. Тираж – 200.
  44. Пахомов В.Б. Собр. соч. в 8 томах. Т. 2. Литература Новороссийска. – 2012. – 276 с. Тираж – 250.
  45. Родники: Произведения членов литературного объединения, 2012. – 126 с. Тираж – 150.
  46. Пахомов В.Б. Собр. соч. в 8 томах. Т. 3. Корабли и морские сражения древности: Очерки, 2013. – 215 с. Тираж – 250.
  47. Пахомов В.Б. Собр. соч. в 8 томах. Т. 1. Два ветра: Стихотворения, 2013. – 316 с. Тираж – 150.
  48. Пахомова В.В. Ветер: Стихи, 2013. – 48 с. Тираж – 500.
  49. Баранник С.М. Розовые лотосы: Стихи, проза, 2013. – 60 с. Тираж – 100.
  50. Алякринский Р., Литвиненко В. Когда-то в Новороссийске: Повесть, 2013. – 240 с. Тираж – 250.
  51. Колесникова Т.В. Ваганьковская Богородица: Повесть, рассказы, 2013. – 116 с. Тираж – 150.
  52. Приданова Н.Н. Две чаши, полные любви: Стихи, 2013. – 60 с. Тираж – 100.
  53. Пахомов В.Б. Собр. соч. в 8 томах. Т. 4. Исторические драмы Цемесской бухты: Очерки, 2013. – 173 с. Тираж – 250.
  54. Пахомов В.Б. Собр. соч. в 8 томах. Т. 5. Залпы над Чёрным морем: Очерки. 2-е изд., испр. и доп., 2014. – 215 с. Тираж – 250.
  55. Пахомов В.Б. Собр. соч. в 8 томах. Т. 6. Тихоокеанский тайфун: Очерки. 2-е изд., испр., и доп., 2014. – 130 с. Тираж – 500.
  56. Каира Э.С. Бесконечная вахта: Стихотворения, поэма, 2014. – 112 с. Тираж – 150.
  57. Коновалова А.Ю. Не стучись ко мне, осень: Стихи, 2014. – 67 с. Тираж – 100.
  58. Пахомов В.Б. Собр. соч. в 8 томах. Т. 7. Трагические страницы войны на море: Очерки, 2014. – 136 с. Тираж – 250.
  59. Яцкевич В.В. «Болеро» Равеля: Избранное. – Новороссийск: Одиссей, 2014. – 75 с. Тираж – 500.
  60. Пахомов В.Б. Собр. соч. в 8 томах. Т. 8. Блеск и нищета города норд-остов: Публицистические статьи. – Новороссийск: Одиссей, 2014. – 100 с. Тираж – 250.
  61. Кольцевая Г.Л. Без права на одиночество: Стихи. – Новороссийск: Одиссей, 2014. – 59 с. Тираж – 100.
  62. Пахомов В.Б. Исторически драмы Цемесской бухты: Очерки. – Новороссийск: Одиссей, 2015. – 250 с. Тираж – 250.
  63. Ерёменко А.К. Моё Чёрное море: Автобиографическая повесть. Библиотека новороссийской маринистики. Том 1. – Новороссийск: Одиссей, 2015. – 175 с. Тираж – 200.
  64. Глинистов М.С. Люди. Море. Корабли: Избранные произведения. Библиотека новороссийской маринистики. Том 2. – Новороссийск: Одиссей, 2015 – 203 с. Тираж – 150.
  65. Савельев В.В. Траловая палуба: Морские байки. Изд. 2-е. Доп. Библиотека новороссийской маринистики. Том 3. Новороссийск: Одиссей, 2015. – 86 с. Тираж – 300.
  66. Пахомов В.Б. Владыки Боспора: Художественно-исторические очерки. Библиотека новороссийской маринистики. Том 4. Новороссийск: Одиссей, 2015. – 136 с. Тираж – 300.
  67. Питомцы Норд-оста: Стихи и проза лауреатов семинара «Юная литература Новороссийска». Библиотека новороссийской маринистики. Том 5. – Новороссийск: Одиссей, 2015. – 128 с.
  68. Пахомов В.Б. Окровавленные волны: Очерки. Библиотека новороссийской маринистики. Том 6. – Новороссийск: Одиссей, 2016 – 182 с. Тираж – 100.
  69. Кольцевая Г.Л. Улицы Новороссийска рассказывают. – Новороссийск: Одиссей, 2015 – 111 с. Тираж – 100.
  70. Буравкин В. А. Прозаическое сказание – «Сага о Шхуне». – Новороссийск: Одиссей, 2015. – 385 с. Тираж – 50.
  71. Коновалова А.Ю. Зеркало души: Сборник стихов и рассказов. – Новороссийск: Одиссей, 2015. – 187 с. Тираж – 150.
  72. Баранник С.М. Приключения в Лиссе: Рассказы. Библиотека новороссийской маринистики. Том 8. – Новороссийск: Одиссей, 2015. – 93 с. Тираж – 100.
  73. Пахомов В.Б. Исторические драмы Цемесской бухты: Очерки. Библиотека новороссийской маринистики. Том 7. – Новороссийск: Одиссей, 2016. – 299 с. Тираж – 200.
  74. Берег Новой России: Морская поэзия Новороссийска. Библиотека новороссийской маринистки. Том 9. – Новороссийск: Одиссей, 2016. – 212 с. Тираж – 200.
  75. Пахомов В.Б. Корабли и морские сражения древности: Очерки. Библиотека новороссийской маринистики. Том 10. – Новороссийск: Одиссей, 2016. – 254 с. Тираж – 100.
  76. Шкаровская А.П. Безбрежное море любви: Избранные произведения. Библиотека новороссийской маринистики. Том 11. – Новороссийск: Одиссей, 2016. – 148 с. Тираж – 150.
  77. Каира Э.С. В штормовых условиях: Повести, очерки, рассказы, миниатюры. Библиотека новороссийской маринистики. Том 12. – Новороссийск: Одиссей, 2016. – 358 с. Тираж – 150.
  78. Пахомов В.Б. Залпы над Чёрным морем: Очерки. 4-е изд. испр. и доп. Библиотека новороссийской маринистики. Том 13. – Новороссийск: Одиссей, 2017. – 310 с. Тираж – 100.
  79. Город норд-остов: Стихи о море, Новороссийске и людях Новороссийска. Библиотека новороссийской маринистики. Том 14. Составитель В.Б.Пахомов. – Новороссийск: Одиссей, 2016 – 128 с. Тираж – 150.
  80. Дети ХХI века: Произведения юных авторов. Редактор-составитель В.Б.Пахомов. Серия: Первая ласточка. Вып. 15. – Новороссийск: Одиссей, 2016. – 122 с. Тираж – 100.
  81. Буравкин В.А. Новороссийская трагедия: Сборник рассказов и архивных исследований. – Новороссийск: Одиссей, 2016. – 319 с. Тираж – 65.
  82. Коновалова А.Ю. Дорога к счастью: Повести. – Новороссийск: Одиссей, 2016. – 100.
  83. Лапин Е.О. Тощее собрание сочинений: Афоризмы. Черноморский юмор. Вып. 4. – Новороссийск: Одиссей, 2016. – 78 с. Тираж – 130.
  84. Пахомов В.Б. Сестра моя ностальгия. Дневник путешествий. Часть I. По Советскому Союзу. – Новороссийск: Одиссей, 2017. – 260 с. Тираж – 25.
  85. Пахомов В.Б. Литература Новороссийска: Литературоведческое исследование. Библиотека новороссийской литературы. Том 15. – Новороссийск: Одиссей, 2017. – 356 с. Тираж – 100.
  86. Ерёменко А.К. Пятилетний капитан и тайна пиратской бутылки: Избранные произведения. Библиотека новороссийской литературы. Том 16. – Новороссийск: Одиссей, 2017. – 414 с. Тираж – 125.
  87. Пахомов В.Б. Сестра моя Ностальгия: Дневник путешествий. Часть II. На руинах великой Державы. – Новороссийск: Одиссей, 2017 – 284 с. Тираж – 25.
  88. Наброски жизни: Повести и рассказы. Составитель В.Б.Пахомов. – Новороссийск: Одиссей, 2017. – 94 с. Тираж – 150.Чернышева В.П. Впереди всегда дорога: Избранное. – Новороссийск: Одиссей, 2017 – 320 с. Тираж – 100.

xn--h1aah0adc.xn--p1ai

Книга "Одиссей, сын Лаэрта. Человек Номоса"

Добавить
  • Читаю
  • Хочу прочитать
  • Прочитал

Оцените книгу

Скачать книгу

170 скачиваний

Читать онлайн

О книге "Одиссей, сын Лаэрта. Человек Номоса"

Я Одиссей, сын Лаэрта-Садовника и Антиклеи, лучшей из матерей. Внук Автолика Гермесида, по сей день щедро осыпанного хвалой и хулой, – и Аркесия-островитянина, забытого едва ли не сразу после его смерти. Правнук молнии и кадуцея. Владыка Итаки, груды соленого камня на самых задворках Ионического моря. Муж заплаканной женщины, что спит сейчас в тишине за спиной; отец младенца, ворочающегося в колыбели. Герой Одиссей. Хитрец Одиссей. Я! я… Вон их сколько, этих «я». И все хотят вернуться. Еще никуда не уехав, они уже хотят вернуться. Так может ли случиться иначе?!

Видео о романе «Одиссей, сын Лаэрта»

На нашем сайте вы можете скачать книгу "Одиссей, сын Лаэрта. Человек Номоса" Генри Лайон Олди бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Мнение читателей

Может быть, отчасти это можно пояснить выбором главного героя повествования

4/5Sunrisewind

Читала я ее медленно, но от этого книга только выиграла

4/5brebis_blanche

Моя память не знает пощады, не дает проваливаться в бездну забытья, и словно коварная падчерица расстилает передо мной зеркала, в которых ошибки, печаль, старые пророчества и призраки сумасшествия

5/5augustin_blade

В этом плане первая книга "Ахейского цикла" понравилась несравнимо больше

5/5heihoka

Авторы не хотели рождать убийц, авторы оставили так

5/5eolay

Книга читается совершенно как стихи, даже без стихотворных кусков,которые были в "Я возьму сам", например

5/5Lazuri

Отзывы читателей

Подборки книг

Похожие книги

Другие книги автора

Информация обновлена: 01.11.2017

avidreaders.ru

Читать онлайн "Приключения Одиссея" автора Гомер - RuLit

Гомер

Приключения Одиссея

Гомер

Приключения Одиссея

Введение

В Древней Греции из поколения в поколение певцы-аэды передавали легенды о бессмертных богах и могучих героях. Очень любили древние греки слушать песни о Троянской войне. Эти песни появились после реальных событий. Могущественные греческие племена ахейцев совершали набеги на богатый город, который находился на торговом морском пути из Средиземного в Черное море. Этот город, разрушенный греками более трех тысяч лет назад, назывался Илион, или Троя. Через несколько веков подлинные исторические события в памяти народа сплелись с легендами и преданиями - мифами. Так возникли большие троянские сказания о битвах греческих и троянских героев под стенами Трои. За раздорами и войной людей внимательно следили боги с вершины светлого Олимпа. С просьбами о помощи они не раз обращались к царю богов и людей-богу грома и молний Зевсу. Древние греки верили, что бессмертные боги, которые казались живыми существами, подобными людям, вершат всем происходящим на земле. И даже Троянсая война началась потому, что бог-громовержец Зевс считал ее необходимой. Бессмертные боги или помогали своим любимцам - людям, или гневно наказывали их. Под стенами Трои рядом с героями незримо сражались боги: одни на стороне осаждающих, другие на стороне осажденных. "Владычица улыбок", богиня любви и красоты Афродита помогала троянцам, а "светлоокая" богиня мудрости Афина Паллада-грекам. А причина того, что они оказались в разных враждующих лагерях, обычная, человеческая ссора - они не поделили золотое яблоко ("яблоко раздора"), которым должна владеть прекраснейшая из них. Царевич Парис из Трои, ставший судьей, отдал яблоко богине Афродите. В награду она помогла ему похитить и привезти в Трою красавицу Елену, жену царя Менелая из Греции. Все ахейские цари Греции (басилевсы) были связаны клятвой о дружбе и помощи. Поэтому в поход за прекрасной Еленой в Трою отправилось двадцать восемь царей на 1184 кораблях, на каждом которых было по сто-сто двадцать воинов. С ними был царь острова Итаки хитроумный Одиссей. Возглавил этот поход могущественный царь Агамемнон, брат Менелая. На кораблях плыли легендарные греческие герои Ахилл, Аякс, Патрокл, Диомед; под стенами Трои их встретили троянские герои во главе со "шлемоблещущим" Гектором, сыном царя Трои - Приама. Так началась Троянская война. Легенды и мифы о начале Троянской войны, о десяти годах военных действий, о гибели Трои превратились за несколько веков в большие героические сказания, которые прославляли подвиги предков, великие события минувшего. Возник героический эпос, который есть у каждого народа. У русских-это былины, сказания о могучих богатырях. У греков-песни о Троянской войне. Вначале их пели на пирах, перед воинами певцы-аэды под аккомпанемент струнного музыкального инструмента (форминги или кифары). Они заучивали наизусть десятки тысяч стихотворных строк и передавали их по наследству сыновьям и внукам. Позднее, почти две с половиной тысячи лет назад, песни стали собирать и на их основе создавать новые произведения. Таким было творчество легендарного слепого певца Гомера, создавшего эпические поэмы "Илиада" и "Одиссея". Как писал В. Г. Белинский, его "художественный гений был плавильной печью, через которую грубая руда народных преданий и поэтических песен и отрывков вышла чистым золотом". Имена создателей многочисленных эпических песен о Троянской войне неизвестны. Имя Гомера донесла до нас легенда. Известен и спор семи древнегреческих городов о праве считаться местом рождения поэта. Время жизни Гомера, по мнению исследователей, - VIII век до нашей эры. И даже облик Гомера-певца можно увидеть в его поэме "Одиссея":

Муза его при рождении злом и добром одарила: Очи затмила его, даровала за то сладкопенье.

("Одиссея", песнь 8) -------- Гомер. Илиада. Пер. с древнегреч. Н. Гнедича. Одиссея. Пер. с древнегреч. В. Жуковского. М., "Художественная литература" 1967 (Б-ка всемирной литературы). --------

В поэме "Илиада" легендарные события Троянской войны описаны рукой мастера-поэта. Всего о пятидесяти днях последнего, десятого года войны рассказывается в поэме. Но они создают впечатление о всей войне: так же переменчива военная удача для греков и троянцев, так же жестоки поединки между героями, так же велики их подвиги. Поэма начинается с описания гнева самого могучего греческого героя Ахилла, которого оскорбил вождь греков Агамемнон. Ахилл отказывается сражаться, а его мать богиня Фетида склоняет Зевса послать поражение грекам и отомстить таким образом за обиду Агамемнону. Так начались победы троянцев, которых вели в сражение пятьдесят сыновей старого Приама. Самый славный из них был Гектор. Греки близки к гибели, их вожди Агамемнон, Одиссей, Диамед ранены, Аякс уже не в силах защищать корабли. В бой вступает славный Патрокл, друг и любимец Ахилла, в его доспехах. Но и он гибнет от руки Гектора. Гнев Ахилла безграничен, он мирится с ахейцами и жестоко мстит за смерть Патрокла. Разгорается страшная битва между Ахиллом и Гектором, в которой принимают участие даже боги. Зевс на золотых весах решает судьбу Гектора. Троянский герой убит Ахиллом. Торжественным погребением Гектора в Трое заканчивается "Илиада". Греческий герой Одиссей в этой поэме-отважный воин. Он участвует во всех сражениях. Это великий пример для всех людей в понимании древних греков. Ведь герои Гомера всегда выражают какое-нибудь лучшее свойство народного характера. И воинская доблесть - одна из главных черт их характера. Таков и Одиссей-"копьеборец". Он славится еще находчивостью, умением перехитрить врага. Герои "Илиады" сражались медным оружием, на колесницах или пешими; щит и латы искусно были сделаны из нескольких слоев твердой кожи, а сверху покрыты медными пластинами. Патрокл перед сражением с троянцами "вооружался блистающей медью".

...Сперва положил он на быстрые ноги поножи Пышные, кои серебряной плотно смыкались наглезной *; После поспешно броню надевал на широкие перси, Звездчатый, вкруг испещренный доспех Эакида героя; Сверху набросил на рамо** ремень и меч среброгвоздный, С медяным клинком; и щит перекинул огромный и крепкий; Шлем на главу удалую сияющий пышно надвинул, С конскою гривою; гребень ужасный над ним развевался. Взял два крепкие дрота, какие сподручнее были.

("Илиада", песнь 16) ---------* Наглезна - пряжка. ** Рамо-плечо. --------

Все воины-герои Гомера обладают и особыми, личными чертами, которые необыкновенно возвеличивают их. Это не только физическая красота и совершенство, но и красота духовная. Таков верный до конца своему долгу Аякс - "твердыня данайцев" (греков). Ему удается дважды ранить Гектора, он упорно защищал корабли греков, возглавил сражение за тело Патрокла. Таков старый Нестор, опытный воин, который "блистал превосходством советов". Именно он сумел убедить царя Агамемнона в том, что тот несправедлив к Ахиллу. Это Нестор посоветовал отправить разведчиков в троянский лагерь. Рядом с ним в совете царей всегда был "непреклонный в бедах" Одиссей. Его воинская хитрость, умение найти выход из самого трудного положения не раз помогали грекам в осаде Трои. По совету Одиссея построили деревянного коня, с помощью которого и был захвачен город. Об этом замысле Одиссея, о последних днях Трои рассказывают герои, вернувшиеся на родину-мудрый Нестор и царь Менелай. Поет об этом и слепой певец Демодок. Происходит это уже во второй поэме Гомера - "Одиссее". Десять лет не мог вернуться на родной остров Итаку и увидеть жену Пенелопу и сына Телемаха царь Одиссей. Долго странствовал он, долго держала его в плену нимфа Калипсо. А в Итаке уже несколько лет буйно пировали женихи. Они требовали согласия царицы Пенелопы на брак с одним из них, считая, что Одиссей погиб. Поэтому, как хозяева, они расположились во дворце Одиссея, резали скот, пили его вино. Но Пенелопа не верила в гибель Одиссея. Она согласилась сделать выбор между женихами только тогда, когда соткет покрывало с изображением богини Афины, защитницы семьи Одиссея. Три года каждый день ткала она покрывало и каждую ночъ распускала его. Ждал отца и Телемах. Но его действия более решительны и смелы, ведь он сын Одиссея-героя. На площади, перед народным собранием он обвинил женихов, которые "дом Одиссеев грабят бесстыдно". Затем тайно от женихов, с помощью богини Афины, нанял корабль, собрал гребцов и отправился к мудрому Нестору и царю Менелаю. Он сказал своей няне Эвриклее:

Спарту и Пилос песчаный хочу посетить, чтоб проведать, Нет ли там слухов о милом отце и его возвращенье.

("Одиссея", песнь 2)

Умерла от тоски и горя в ожидании сына мать Одиссея. С ней он повстречался в царстве мертвых-Аиде. Отец его старец Лаэрт живет как нищий вдали от родного города, проводя дни в слезах в ожидании сына. А в это время Одиссей стремится домой, в Итаку. На его пути возникали необыкновенные преграды, которые могли появляться только в сказках. Попав в страну лотофагов и отведав лотоса, спутники Одиссея сразу забыли о родине. В богатой стране фиаков царь Алкиной с почетом и уважением встретил Одиссея. Но многострадальный герой твердо знал и помнил одно:

www.rulit.me

Одиссея: описание книги, сюжет, рецензии и отзывы

Хотя поэма — героическая, в образе главного героя героические черты — не главное. Они отступают на задний план по сравнению с такими качествами, как ум, хитрость, изобретательность и расчётливость. Основная черта Одиссея — непреодолимое желание вернуться домой, к семье.

Судя по обеим гомеровским поэмам, Одиссей — подлинно эпический герой и вместе с тем то, что называют «всесторонне развитой личностью»: храбрый воин и умный военачальник, опытный разведчик, первый в кулачном бою и беге атлет, отважный мореход, искусный плотник, охотник, торговец, рачительный хозяин, сказитель. Он любящий сын, супруг и отец, но он же и любовник коварно-прекрасных нимф Кирки и Калипсо. Образ Одиссея соткан из противоречий, гипербол и гротеска. В нём на первый план выделена текучесть человеческой природы, её способность к метаморфозам в вечном поиске все новых сторон бытия. Одиссею покровительствует мудрая и воинственная Афина, а сам он подчас напоминает морского бога Протея своей способностью легко менять свой облик. На протяжении десяти лет возвращения домой он предстаёт мореплавателем, разбойником, шаманом, вызывающим души мёртвых (сцены в Аиде), жертвой кораблекрушения, нищим стариком и т. д.

Чувствуется, что герой при этом как бы «раздваивается»: он искренне переживает гибель друзей, страдания, жаждет вернуться домой, но он и наслаждается игрою жизни, легко и искусно играет роли, предлагаемые ему обстоятельствами (человека по имени «Никто» в пещере Полифема, жителя Крита, обитателя острова Сира и пр.). В его личности и судьбе сплетаются неразрывно трагическое и комическое, высокие чувства (патриотизм, почтение к богам) и житейские прозаическое. Одиссей и ведет себя подчас не лучшим образом: он жадничает, откладывает себе лучший кусок на пиру, ждёт подарков даже от Полифема, проявляет жестокость к рабам, лжёт и изворачивается ради какой-нибудь выгоды. И все же общий баланс и симпатия — в пользу Одиссея — страдальца, патриота и неутомимого путешественника, воина, мудреца, первооткрывателя новых пространств и новых возможностей человека.

Мирча Элиаде придавал мифу об Одиссее исключительное значение, что видно из его следующих слов: «Одиссей для меня — первообраз не только человека современной эпохи, но и человека грядущего, поскольку он представляет собой тип гонимого странника. Его скитания — это путь к Центру, в Итаку, то есть путь к себе. Он — опытный мореплаватель, но судьба, а другими словами, инициатические испытания, из которых он должен выйти победителем, все время вынуждают его оттягивать возвращение к своим пенатам. Миф об Одиссее, я думаю, для нас очень важен. В каждом из нас есть что-то от Одиссея, когда мы ищем самих себя, надеемся дойти до цели и тогда уж точно вновь обрести родину, свой очаг, снова найти себя. Но, как в лабиринте, в каждых скитаниях существует риск заблудиться. Если же тебе удается выйти из лабиринта, добраться до своего очага, тогда ты становишься другим».

knigopoisk.org