Три книги по алхимии великого философа и алхимика Гебера. Книги по алхимии


Читать книгу Практическое руководство по алхимии Альбуса Зелатора : онлайн чтение

Альбус ЗелаторПрактическое руководство по алхимии

Предисловие

Как пишет во введении к своей книге «Алхимия в XIX веке» Луи Фигье, «прежняя вера в философский камень и в возможность трансмутации металлов далеко не исчезла… и мнения алхимиков проповедуются еще и в наше время». Разумеется, многие, как и прежде, считают алхимию псевдонаукой, а книги по алхимии продаются, главным образом, в отделах эзотерической литературы, куда серьезные люди обычно и не заглядывают. И все же многие современные ученые уже не могут отмахнуться от алхимии как от назойливой мухи в силу появления некоторых новых (и причем строго научных) фактов. Кроме того, одной из принципиальнейших и даже решающей особенностью алхимии, в корне отличающей ее от всех других наук, является учет в алхимической практике личных качеств исследователя, с чем современные ученые уже не могут не считаться хотя бы после того, как А. Эйнштейн сформулировал свой знаменитый принцип неопределенности. Поэтому некоторые из них делают попытки дать хотя бы более или менее приемлемое для современной науки объяснение алхимического метода. И одной из интереснейших из подобных попыток следует считать книгу Повеля и Бержье.

И, учитывая важность вышеописанного «человеческого фактора», для нас представляет известный интерес описание одним из авторов своей встречи с настоящим алхимиком, состоявшейся в марте 1953 года (далее я цитирую по тексту книги). «Это произошло в кафе Прокоп, снова было возродившееся в то время к жизни. Именно тогда, в то время, когда я писал свою книгу о Гурджиеве, один мой знакомый поэт и устроил мне эту встречу. С тех пор я довольно часто встречался с этим странным человеком, так и не проникнув, однако, вглубь окружавшей его тайны. Об алхимии и алхимиках у меня были в то время самые примитивные представления, почерпнутые из популярных изданий; более того, тогда я даже понятия не имел о том, что алхимики все еще существуют на свете. Человек, сидевший напротив меня за столом Вольтера, был молод и элегантен. Он провел порядка сорока классических исследований и был известен своими работами в области химии. В то время он зарабатывал себе на жизнь коммерцией, будучи одновременно завсегдатаем в среде художников и некоторых представителей аристократии.

Вообще-то я не веду дневника, но иногда, в особо важных случаях, мне случалось делать краткие заметки о своих наблюдениях или ощущениях. И вот, возвратившись той ночью к себе, я написал следующее: „Сколько ему может быть лет? Он сказал, что ему 35 лет, хотя в это нелегко поверить. Шевелюра из седых волос, коротко подстриженных наподобие парика. Множество морщин, глубоко прорезающих розоватую кожу достаточно полного лица. Скупые и замедленные, но хорошо выверенные жесты, свидетельствующие о совершенном самообладании. Спокойная, но пронзительная улыбка. Смеющиеся глаза на лице, постоянно сохраняющем отрешенное выражение. Все это указывает на совсем другой возраст.

В течение всей нашей беседы я не заметил каких-либо „разрывов“, которые могли бы свидетельствовать об ослаблении сосредоточенности его внимания, в силу чего за его приветливым лицом всплывал вневременной облик совершенно для меня непонятного сфинкса. И это было не только мое личное впечатление. А.Б., который встречался с ним уже в течение нескольких недель, сообщил мне, что, независимо от того, с кем именно он общается, ему удается „не покидать вершины высочайшей объективности“».

Разговор начался с обсуждения учения Гурджиева, которым автор тогда увлекался и по поводу которого его визави высказал, в частности, следующее интересное заключение: «Школа Гурджиева характеризуется отсутствием какой-либо сущностной связи между убежденным в собственном своем ничтожестве учеником и энергией, которою он стремится овладеть, дабы достигнуть состояния подлинно реального существа. Согласно Гурджиеву, энергию эту или, как он ее называл, „волю к воле“ ученик должен вызвать исключительно в самом себе. Однако подобная линия поведения в значительной степени ошибочна и ведет ученика лишь к разочарованию. Ибо рассматриваемая энергия находится вне человека и проблема заключается в том, как ее уловить. Случай проглатывающего просфору католика и представляет собой не что иное, как ритуальное поглощение энергии. Но что же тогда остается делать атеисту? Для неверующего остается лишь одно: овладеть огнем, а это уже чистая алхимия. Причем речь идет о настоящем или вполне материальном огне. Иными словами, все начинается и все происходит за счет контакта с материей».

Далее автор начал задавать своему визави вопросы относительно алхимии, показавшиеся ему, наверное, верхом глупости. Однако, ничем этого не показав, алхимик ответил ему примерно следующее:

«Алхимия есть не что иное, как прямой контакт с материей или работа с материей, выполняемая своими собственными руками», причем на последнем он особенно настаивал. «Вы любите садоводство? Так вот, это очень хорошее начало, ибо алхимия похожа на садоводство. А рыбную ловлю вы любите? У алхимии есть нечто общее и с рыбной ловлей».

«Это – женская работа и детская игра. Алхимии невозможно выучить. Каждое из переживших века великих произведений (герметической) литературы содержит в себе часть алхимического образования. Ибо все они были созданы подлинно взрослыми людьми, которые были вынуждены разговаривать с детьми, уважая в то же время законы знания взрослых. Ни одно из великих произведений алхимии не содержит ложных принципов, но сами эти принципы и пути, ведущие к рассматриваемому нами знанию, следует держать в тайне. Правда, среди работников высочайшего уровня существует своего рода договор о взаимопомощи».

На вопрос автора о Фульканелли1   Автор известных книг «Mystere des Cathedrals» и «Les Demeures philosophales».

[Закрыть] адепт дал ему понять, что тот по-прежнему жив, поскольку «жизненный срок может быть продлен настолько, что человеку непробужденному в это бывает трудно поверить. При этом можно также полностью изменить свой облик… Философский камень вполне реален. Речь идет просто о совершенно непривычном для нас состоянии материи. Однако, как и все другие состояния, она вполне подвластна мере и счету. В целом, соответствующие ресурсы и измерения просты и не требуют наличия сложной аппаратуры. Я уже говорил, что это – женская работа и детская игра…» Далее он добавил: «Терпение, надежда, труд. Правда, тут сколько ни работай, переработать невозможно».

Таково было первое знакомство автора с алхимией, после которого он попытался хорошенько осмыслить то, что ему было сказано этим человеком, для чего и встретился с Жаком Бержье, проводившим в отличие от него свое время не в набитых старыми книгами подвалах, но в местах максимального сосредоточения жизни нашего века: в научных лабораториях и справочных бюро, где тот также занимался поисками «на путях алхимии». И как пишет Повель: «…поскольку этот необычный человечек, увлеченный тайнами атомной энергии, вступил на этот путь ради экономии своего времени. И, уцепившись за полы его одежды, я, главным образом ради экономии собственного времени, получил возможность пролететь сквозь почтенные манускрипты, сочиненные помешанными на неспешности и опьяненными терпением мудрецами, на прямо-таки сверхзвуковой скорости». При этом выяснилось, что вполне доверяя мнению некоторых людей, предающихся алхимическим занятиям и в наше время, Бержье прислушивался в то же время и к современным ученым. И как пишет Повель: «Благодаря общению с ним я скоро осознал истину о наличии самой тесной связи между традиционной алхимией и самой передовой наукой… ибо насчитывающая несколько тысячелетий алхимическая метафизика скрывала в себе, как оказалось, технологии, почти понятные нашему XX веку, тогда как современная выходящая из-под контроля техника раскрыла нам метафизику, практически ничем не отличающуюся от древней. Тем самым обнаружилась и полная фальшивость моего неприятия, поскольку бессмертная человеческая душа светила все тем же огнем на каждом из концов „моста времен“… Благодаря ему я также поверил в то, что уже в далеком прошлом люди могли раскрыть тайны материи и энергии. Причем средствами не одной лишь медитации, но и самых непосредственных манипуляций, т. е. не только на духовном, но и на вполне техническом уровне, поскольку существуют весьма разные способы достижения сущностного знания. И если нашему времени свойственны одни, то древние цивилизации имели совсем другие. Причем повторяю, что я имею в данном случае в виду отнюдь не чисто теоретическое знание…. Иными словами, сейчас мы достигли, по-видимому, в своем развитии той же точки, что и древние, находясь на совершенно ином уровне. И вместо того чтобы проклинать современный дух от лица инициатической мудрости древних или, напротив, отрицать ее на том основании, что истинное знание было получено исключительно в нашу эпоху, нам следовало бы восхититься и почтить извечную мощь человеческого духа».

Далее авторы обсуждают результаты своих собственных исследований по алхимии, представляющих большой интерес, несмотря на то что они являются сугубо предварительными. Но, как они сами говорят, «для того чтобы составить истинно положительное заключение по этому вопросу, нам потребовалось бы лет эдак десять-двадцать свободного времени и наличие способностей, которыми мы, возможно, никогда не обладали. Однако то, что нам удалось сделать, и в особенности то, как именно мы это сделали, весьма отличает наш скромный труд от всех доныне опубликованных трудов по алхимии. Что же касается его новизны, то она не столько касается истории и философии этой традиционной науки, сколько проливает новый свет на неожиданные совпадения фантазий древних „философов химии“ с реалиями современной физики».

Ниже суммированы своего рода «задние мысли» авторов об алхимии: «Мы полагаем, что алхимия является, возможно, одним из наиболее значительных остатков одновременно и науки, и техники, и философии некой исчезнувшей цивилизации. Во всяком случае, обнаруженные в этой науке весьма тонкие, сложные и точные с точки зрения современного знания технологии убеждают в том, что они никак не могут быть неким упавшим с небес божественным откровением. И дело вовсе не в том, что мы отрицаем идею божественного откровения как таковую. Но до того как мы начали более внимательно изучать труды святых и великих мистиков, было трудно себе представить, что Господь способен говорить с людьми на столь техническом языке, как ниже представленный образец: „Сын мой, помести свой тигель в поляризованном свете и отмой шлаки в трижды дистиллированной воде!“

Еще менее мы готовы поверить в то, что алхимическая техника вырабатывалась в процессе случайных находок действовавших на ощупь невежд или нелепых фантазий безумцев, результатом чего явилось нечто подобное ядерному делению. Скорее мы поверим в то, что она представляет собою остаток исчезнувшей науки, понимание и использование которой крайне затруднено в связи с отсутствием соответствующих обстоятельств. Позднее, исходя из этих остатков, некоторые из выдающихся ученых пытались на ощупь продвинуться во вполне определенном направлении дальше. Параллельно с этим осуществлялись попытки интерпретации сохранившихся знаний с точки зрения техники, нравственности и религии. Следует наконец отметить и то, что обладатели подобных знаний ощущали настоятельную необходимость сохранять их в тайне.

Мы склонны также предположить, что наша современная цивилизация, возможно достигшая уровня знаний, свойственного ей предшествовавшей (возможно, в совершенно других условиях и на уровне совершенно иной ментальности), возможно, весьма заинтересована в серьезном анализе достижений наших предков с целью ускорения своего собственного развития.

И, наконец, мы не должны забывать о том, что по окончании своей „работы“ над материей алхимик отмечал своего рода внутреннюю трансмутацию. Иными словами, известного рода изменения происходили не только в его тигле, но и в сознании или в душе, т. е. имела место перемена состояния. Ибо все алхимические тексты настаивают на том, что в момент завершения „Великого Делания“ сам алхимик становился „пробужденным человеком“. И мы склонны полагать, что под этим понимается достижение истинного и всеобъемлющего знания о законах вещества и энергии, включающего и чисто технические аспекты. Но ведь именно к такому знанию устремляется и наша цивилизация. И мы не находим абсурдной мысль о том, что нашим ближайшим призванием также является своего рода „изменение состояния“ или легендарная трансмутация алхимиков. Правда, при условии, что наша цивилизация не погибнет еще до достижения этой цели, как это, возможно, случилось с предшествовавшей ей. И да сохраним мы в момент последней вспышки нашего сознания уверенность в том, что путешествие духа длится бесконечно, переходя с одного витка спирали на другой, более высокий! И да передадим мы представителям грядущих тысячелетий тягу к завершению этого великого путешествия в конечной его точке, в том неподвижном центре, куда мы устремляемся с неизбывной надеждой!»

Далее авторы обращают внимание непредубежденных исследователей на хорошо известные, но тем не менее по-прежнему игнорируемые ученым миром факты. «В настоящее время известно более ста тысяч алхимических книг. Но вся эта огромная литература, которой посвятили свою жизнь самые высокие, влиятельные и, безусловно, порядочные люди, все это книжное сокровище, где торжественно утверждается приверженность фактам и реалиям эксперимента, никогда не подвергалась научному исследованию. Господствующее на данный момент мышление (католическое в прошлом и рационалистическое в настоящем) всегда поддерживало против них своего рода заговор презрения и невежества. А ведь вполне возможно, что эти сто тысяч книг и манускриптов содержат в себе некоторые тайны вещества и энергии. Во всяком случае, они на это открыто претендуют. Как известно, короли и князья, а позднее и республики, покровительствовали различным экспедициям в дальние страны и финансировали самые разные научные исследования. Однако никогда еще представительная команда, состоящая из криптографов, историков, лингвистов, физиков, химиков, математиков и биологов, не объединялась в хранилище алхимической литературы для того, чтобы попытаться определить степень истинности и возможности использования в нашей жизни составляющих ее древних трактатов. И это – неоспоримый факт. И сам факт возможности сохранения в веках подобной духовной зашоренности в нашем вроде бы свободном от предубеждений обществе и способном тем не менее позабыть в своих подвалах сотню тысяч драгоценнейших книг и манускриптов лишь убеждает самых из нас скептичных в том, что мы живем в действительно фантастическое время.

Известные весьма редкие исследования по алхимии были осуществлены либо мистиками, желавшими подтвердить истинность своего духовного настроя, либо отдельными историками, полностью порвавшими с традициями современной науки и техники.

В частности, алхимики говорили о необходимости тысячекратной дистилляции воды, используемой в дальнейшем для приготовления Эликсира. И нам приходилось слушать одного историка науки, называвшего эту операцию шизофренической. Однако, как выяснилось, он не имел понятия ни о тяжелой воде, ни о методах ее приготовления за счет обогащения обычной воды. Приходилось нам также слушать эрудита, утверждавшего, что прокламируемые алхимиками бесконечные очищения и очистки металлов или металлоидов нисколько не меняют их свойств и являются не более чем „мистическим обучением терпению“, т. е. чисто ритуальным действием, сравнимым с перебиранием четок. Однако именно посредством алхимической техники очистки металлов, называемой „зонной плавкой“, ныне получают германий и кремний, используемые в транзисторах. И как нам теперь стало известно благодаря подобным работам, вводя в многократно очищенный металл ничтожнейшие добавки тщательно подобранных примесей, мы способны придать им самые неожиданные и революционные свойства. Не желая умножать далее число подобных примеров, мы хотели бы лишь донести до заинтересованных лиц желательность методического изучения имеющейся алхимической литературы. Разумеется, это огромная работа, которая заняла бы несколько десятков лет и потребовала бы участия многих десятков исследователей самого разного профиля. Но хотя ни Бержье, ни я не способны даже набросать соответствующий план, мы бы считали напрасным время, потраченное на написание этой далеко не безукоризненной книжонки, если бы нам удалось заинтересовать в проведении подобной работы хотя бы одного-единственного мецената.

Изучение некоторых алхимических текстов убедило нас в том, что если одни из них являются более современными по отношению к знаниям той эпохи, в которую они были написаны, то другие произведения оккультного плана, напротив, явно устаревшими. С другой стороны, они явно представляют собою единственную „парарелигиозную“ практику, реально обогатившую наше знание о реальности.

Так, Альберту Великому (1193–1280) удалось приготовить каустическую соду. Помимо этого, он впервые получил такие искусственные соединения, как киноварь, свинцовые белила и сурик.

Рэймон Луллий (1235–1315) приготовил бикарбонат натрия.

Теофраст Парацельс (1493–1541) первым описал цинк, который до этого был неизвестен.

Джанбаттиста делла Порта (1541–1615) приготовил окись олова.

Жан-Баптист Ван Гельмонт (1577–1644) установил существование газов.

Василий Валентин (истинная личность которого так и не была установлена) уже в XVII веке открыл хлористую и сернистую кислоты.

Иоганн Рудольф Глаубер (1604–1668) получил сульфат натрия.

Брандт (умер в 1662 г.) открыл фосфор.

Иоганн Фридрих Беттгер (1682–1719) первым из европейцев получил фарфор.

Блез Вигенер (1523–1596) открыл бензойную кислоту.

Таковы некоторые из открытий алхимиков, обогативших человечество в эпоху возникновения химии2   См. Историю Магии и оккультизма Курта Зелигмана.

[Закрыть]. И по мере развития как ее самой, так и связанных с нею наук, создается впечатление, что алхимия не только идет с ними в ногу, но часто их опережает. Так, Лe Бретон, выпустивший в 1722 году свои „Ключи спагирической философии“, в своем описании магнетизма предвосхитил некоторые современные открытия в этой области. Отец Кастель говорил в 1728 году о гравитации (когда идеи о ней только-только начали распространяться) и ее отношении к свету в терминах, заставляющих, как это ни странно, вспомнить известное высказывание Эйнштейна:

„Я сказал, что, лишив мир тяжести, мы лишили его тем самым и света. Ибо, в конечном счете, свет, звук и другие чувственные свойства являются следствием или результатом механики, а следовательно, притяжения тел, светоносность и звучность которых прямо пропорциональна их упругости и силе тяжести“.

Более того, даже о самых „крутых“ открытиях в области ядерной физики мы имеем шансы узнать скорее из алхимических трактатов, нежели из наших академических изданий. Поэтому я не исключаю, что именно из них мы сможем почерпнуть и наиболее „безумные“ теории математики и физики».

При этом авторы вполне объективны, призывая «проводить четкое различие между алхимией и такими лженауками, как радиоэстезия, которая стала использовать понятие лучей и волн уже после того, как они были открыты официальной наукой» и констатируя «наличие в алхимической литературе внушительного числа откровенно бредовых текстов, трактуемых некоторыми исследователями с позиций психоанализа (Jung „Psychologie et Alchimie“, Herbert Silbert „Problemes du Mysticisme“) или… интерпретирующих эти шизофренические излияния в духе сверхъестественного озарения или вдохновенных прорицаний». Впрочем, как полагают Бержье и Повель, «подобное сошествие адепта-экспериментатора с ума может иметь вполне материальное простое и удовлетворительное объяснение. Дело в том, что алхимики часто использовали в своей работе ртуть, обладающую ядовитыми парами, систематическое отравление которыми приводит к безумию. Теоретически, используемые алхимиками приемники должны быть абсолютно герметичными, но секрет этот был известен далеко не каждому, а потому, должно быть, не один „химический философ“ распростился с разумом».

Наконец, авторы обращают внимание исследователей алхимии на то, что «алхимическая литература имеет характер настоящей криптограммы. Цитируемый нами выше Блез Вигенер изобрел самые современные коды и самые современные методы шифровки. Во всяком случае, его изобретения в этой области используются до сих пор. Вполне вероятно, что он овладел этой наукой, пытаясь интерпретировать алхимические тексты. Поэтому в рекомендуемую нами команду исследователей следовало бы ввести и специалистов по дешифрированию».

В этой связи интересно также мнение, высказанное по данному вопросу Рене Алло: «В качестве более понятного примера мы можем взять игру в шахматы, для которой характерны сравнительно простые составляющие и правила при практически бесконечном числе комбинаций. И если предположить, что совокупность акроаматических алхимических трактатов предстает перед нами в виде соответствующего числа аннотированных на неком условном языке частей, то мы вынуждены признать, что не знаем не только используемых для этого цифр, но и самих правил игры. Иначе мы утверждаем, что используемые криптографические обозначения составлены из вполне читаемых и понятных любому знаков, что характерно именно для непосредственного впечатления от хорошо составленной криптограммы. Тем самым осторожность рекомендует нам не соблазняться видимой ясностью, а изучать эти тексты так, как если бы они были написаны на совершенно непонятном языке. Иными словами, эти послания могут быть адресованы исключительно другим игрокам, т. е. другим членам алхимического братства, обладающим, как мы полагаем, отличным от привычной нам письменной традиции ключом, необходимым для понимания данного языка».

Небезынтересным представляется и нижеследующее заключение авторов: «Сколь глубоко бы мы ни проникали в прошлое человечества, мы неизбежно обнаруживаем там рукописи алхимиков. Из этого Николя де Валуа заключил еще в XV веке, что как трансмутация металлов, так тайны и методы высвобождения энергии были известны человечеству еще до появления письменности. Ибо последней предшествовала архитектура, возможно, представляющая собою своеобразную форму письменности. Поэтому мы и считаем, что алхимия весьма тесно с нею связана. Во всяком случае, один из наиболее многозначительных алхимических текстов, автором которого является господин Эспри Гобино де Монлюизан, названо так: „Разъяснение весьма любопытных загадок и иероглифических фигур главного входа собора Парижской Богоматери“. Произведения Фульканелли также посвящены „Тайнам соборов“ и детальнейшему описанию „Философских обителей“. Да и некоторые другие средневековые сооружения свидетельствуют о распространенной с незапамятных времен привычке передавать с помощью архитектуры алхимические послания, относящиеся к весьма отдаленным эпохам существования человечества».

«Как нам ныне известно, Ньютон верил в существование цепи посвященных в тайны трансмутации и дезинтеграции материи, передаваемые с самых отдаленных времен. Во всяком случае в речи, произнесенной перед своими коллегами по случаю трехсотлетнего юбилея Ньютона в Кембридже, в июне 1946 года, английский ученый-атомщик Да Коста Анграде выразил свое убеждение в том, что первооткрыватель гравитации, возможно, даже сам принадлежавший к этой цепи, открыл все же миру лишь малую толику того, что было ему известно.

„Нисколько не надеясь, – сказал он, – убедить присутствующих здесь скептиков в пророческом или ясновидческом даре Ньютона, позволившем ему осознать существование атомной энергии, приведу некоторые фрагменты из его трудов, посвященных алхимической трансмутации, свидетельствующих о его глубоком беспокойстве перед возможностью мирового финансового кризиса, вызванного синтезом золота. Вот подлинные слова Ньютона: „Если верить тому, что писал Гермес, то способ подобной пропитки ртути, державшийся знавшими его в глубоком секрете, скорее всего являлся лишь преддверием гораздо более важной (нежели изготовление золота) тайны, раскрытие которой подвергало мир огромной опасности“».

И далее: «Если верить этим великим учителям, то, помимо трансмутации металлов, существуют и другие Великие Тайны, о которых знают лишь они сами».

Размышляя о глубоком смысле подобных высказываний, не следует забывать о том, что о своих собственных открытиях в области оптики Ньютон говорил с ничуть не меньшей уклончивостью и осторожностью.

Из каких же глубин прошлого черпали свои знания и откуда к нам пришли эти великие учителя, о которых сам Ньютон отзывался в следующих словах: «Мне удалось подняться столь высоко лишь потому, что я стоял на плечах гигантов».

Современник Ньютона Аттербери писал об этом так: «Скромность понуждает нас говорить с глубочайшим уважением о трудах древних еще и потому, что мы слишком мало о них знаем. Что же касается Ньютона, знавшего их труды наизусть, то он относился к ним с глубоким почтением, считая их не просто гениальными людьми, но людьми, разум которых намного превосходил все нам известное, ибо, судя по тем немногим известным сочинениям, они продвинулись во всех областях знания намного дальше нас. К тому же число утерянных трудов древних намного превышает число сохранившихся и скорее всего новые их находки никогда не возместят прошлых потерь». По мнению Фульканелли, алхимия связывает нас с цивилизациями, исчезнувшими много тысяч лет тому назад, о которых археологи даже и не подозревают. Хотя, разумеется, ни один из известных археологов или историков никогда не признает возможность существования в прошлом цивилизаций, наука и техника которых превосходила бы нашу. Учитывая, однако, что устройства самой высокоразвитой науки и техники должны отличаться предельной простотой, фрагменты их могут лежать буквально у нас перед глазами, оставаясь незамеченными. Вот почему ни один из современных археологов или историков, которые не обладают специальными научными знаниями, не способен осуществить квалифицированные раскопки, способные пролить свет на рассматриваемую проблему. Столь характерная для современного научного прогресса узкая специализация, возможно, является неодолимым препятствием для открытия подлинно чудесных достижений древних.

Ныне всем хорошо известно об открытии немецким инженером, реконструировавшим местные очистные сооружения, в экспозиции Багдадского исторического музея самые настоящие электрические батареи, изготовленные во времена династии Сасанидов, т. е. за тысячу лет до изобретения Вольта, под невразумительным названием «предметы культа». Учитывая, однако, что наука археологии практикуется исключительно «узкими специалистами», мы, возможно, так никогда и не узнаем, насколько глубокой является на самом деле пресловутая «ночь времен».

Небезынтересны также и некоторые надежно документированные факты, связанные с мнениями ученых прошлого. Так, бывший ярым противником алхимии Жан-Фредерик Швейцер, известный также под именем Гельвеций, свидетельствует о визите к нему утром 27 декабря 1666 года некоего незнакомца3   Для описания этого события мы воспользовались уже цитированной выше книгой Курта Зелигмана.

[Закрыть]. Этот весьма почтенный и серьезный на вид человек с властным выражением лица носил пальто, напоминавшее одеяние меннонитов4   Последователи одной из сект анабаптистов.

[Закрыть]. Спросив у Гельвеция, верит ли он в философский камень (на что знаменитый ученый ответил отрицательно), незнакомец открыл небольшую шкатулку из слоновой кости, «содержащую три кусочка некоего вещества, напоминавшего не то стекло, не то опал». Затем владелец шкатулки объявил Гельвецию о том, что это и есть знаменитый камень философов и что с помощью этого небольшого его количества можно получить двадцать тонн золота. Взяв в руку один из этих кусочков и заранее поблагодарив незнакомца за любезность, Гельвеций попросил уделить ему малую толику камня. Но алхимик, грубо отказав ему в этом, сообщил ему затем более любезным тоном, что даже все состояние Гельвеция (бывшего отнюдь не бедным человеком) не заставит его распроститься с самой малою долей камня по причине, раскрыть которую он не имеет права. В ответ на просьбу Гельвеция доказать справедливость своих слов, осуществив вышеупомянутую трансмутацию, незнакомец пообещал вернуться к нему через три недели и продемонстрировать нечто, что его изрядно удивит. И он действительно пришел к нему в указанный день, хотя и отказался выполнить трансмутацию, ссылаясь на то, что ему запретили раскрывать эту тайну. Однако он согласился на этот раз передать Гельвецию кусочек камня, «размеры которого не превышали горчичного зерна». Когда же ученый выразил свое сомнение в возможной эффективности столь незначительного количества вещества, он разделил кусочек на две части, протянул ему одну из них со словами: «Собственно говоря, вам достаточно и этого».

Тогда ученый признался незнакомцу в том, что ему удалось в прошлый раз утаить некоторое количество вещества, но что при попытке трансмутировать свинец в золото он получил лишь что-то вроде стекла. «Вам следовало бы защитить свою добычу с помощью желтого воска, – сказал ему алхимик, – ибо это помогло бы ей пропитать свинец и превратить его в золото». И он пообещал Гельвецию осуществить это чудо в девять часов утра следующего дня, но больше тот его уже никогда не видел. Тогда жена Гельвеция убедила его в необходимости провести трансмутацию самостоятельно.

И тогда Гельвеций начал действовать согласно рекомендации незнакомца. Расплавив в тигле около трех драхм свинца, он бросил туда закатанный в желтый воск камень. И свинец действительно превратился в «Да сохранят его (оставшегося неизвестным алхимика) Святые Ангелы Божьи как подателя благ для всего христианского мира. И да пребудет сей камень в веках ради всех нас!»

Поскольку новость быстро распространилась повсюду, Спиноза, которого трудно считать наивным, решил сам поставить точку во всей этой истории и нанес визит к ювелиру, проверявшему качество алхимического золота. И заключение последнего было более чем благоприятным: добавленное к расплавленному золоту серебро также превратилось в золото. А ведь ювелир Брехтель, управлявший монетным двором герцога Оранжского, несомненно, знал в этом деле толк. Поэтому маловероятно, что он стал жертвой мошенничества или просто обманул Спинозу. Последний также навестил Гельвеция, показавшего ему как само золото, так и тигель, в котором оно было приготовлено. И поскольку на его стенках все еще были видны крупицы прилипшего драгоценного металла, Спиноза полностью уверовал в достоверность трансмутации.

iknigi.net

Вводный учебник по алхимии - Непознанное - Книги, статьи - Наследие Предковъ

Спагирия – это искусство. Искусство получения медицинских препаратов с помощью алхимических методов. В современной алхимии в основном сводится к изготовлению спиртовых эликсиров (настоек) из лекарственных трав и различных растений. В этом виде спагирия уже не рассматривается, как направление в алхимии, а является только частным применением алхимических знаний о способах получения из материи трех начал: серы, ртути и соли для использования в медицинских целях.Приготовление экстрактов из растений и использование их в медицинских целях практиковали еще арабские алхимики в 9-10 веке н.э. Уже тогда они использовали простейшие способы перегонки для получения эфирных масел и дистиллированной воды. Примерно в это же время происходят некоторые важные изменения в представлениях алхимиков. Так превращение неблагородных металлов в золото начинает рассматриваться как искусство врачевания.

Для того чтобы с успехом выполнить трансмутацию необходимо лекарство известное под разными именами – философский камень, великий магистерий, эликсир и т.д. Только с его помощью, возможно, вылечить «больные металлы» (подверженные порче) вернув им совершенство золота. Подобные представления были перенесены с металлов и на человека. Человеческое тело так же подверженное порче (болезням и старению) можно излечить (вернуть молодость, продлить срок жизни и т.д.) с помощью философского камня.

Здесь интересный момент. Большинство алхимиков считает, что философский камень пригоден как для трансмутации металлов, так и человеческого тела. Однако некоторые алхимики напротив ищут секрет изготовления лекарства только для человеческого тела, называя его эликсиром жизни, панацеей, питьевым золотом и т.д.

Так было раньше, так есть сейчас. Многие современные адепты алхимии тоже не занимаются поиском философского камня, а отдают предпочтение изготовлению лекарственных эликсиров из трав. В этом нет ничего удивительного. На первый взгляд спагирия кажется значительно проще алхимии, как с теоретической, так и с практической точки зрения. Материалы и инструменты более доступны и дешевы, а главное есть понятная рецептура и конкретные указания, с чем и как работать и примерно какой ожидать результат. Кажется, что достаточно лишь повторить описанный в книжке опыт и можно получить, если не легендарную панацею, то просто полезную лекарственную настойку не покупая ее в аптеке. Отчасти это так и есть. Тем более что современная спагирия больше напоминает безобидное (при соблюдении элементарных правил по технике безопасности) хобби, чем тайное искусство. Что же делает спагирию не забавным увлечением, а именно искусством? Знание, но не то, как вымочить траву в спирте, а как получить с помощью алхимических приемов из материи три начала ее составляющие – серу, ртуть и соль. Секрет их очистки и соединения. Об этом пишут, но, несмотря на общие высказывания у разных авторов понять, о чем идет речь особенно, тем, кто только начинает изучать алхимию довольно сложно.

АЛХИМИЯДля людей, желающих узнать, что же есть Алхимия, предложу несколько цитат."Это наука превращения одних металлов в другие" - Парацельс."Алхимия - часть естественной философии, показывающая способ усовершенствования металлов, подражая, по возможности, природе" - Дионисий Захарий."Алхимия есть наука приготовления некоторого состава или элексира, который будучи прибавлен к неблагородным металлам, превращает их в металлы совершенные" - Роджер Бекон.Но более сущностное определение приводит Беккер:"Ложные алхимики ищут только способ делать золото, а истинные философы жаждут науки. Первые делают краски, поддельные камни, а вторые приобретают знание вещей."В основе алхимической философии существует принцип единой материи, которая принимая различные формы, через элементы, создает многообразие тел.

"Поиск философского камня - поиск своего я"Всем здравомыслия...by semistrel

"Поиск философского камня - поиск своего я"Всем здравомыслия...by Semistrel

rodobozhie.ru

Читальный зал - Старинные книги по алхимии

Старинные книги по алхимии.

Основателем алхимии считался в эпоху Возрождения и первые века нашей книгопечатной эры Гермес Трисмегист, т.е. Гермес Трижды Величайший, сын Озириса и Изиды, открывший и все другие науки того времени. По его имени и сама химия стала называться герметическим искусством (ars hermetica). Еще раньше ее называли спагирией и спагирическим искусством, а откуда получила она свое современное название химии, до сих пор остается не выясненным, хотя приставка аль– в слове Алхимия и показывает, что это своеобразное направление пришло к нам через арабов, у которых частица аль– служит артиклем.

1) Книга Алхимика Мориенуса2) Трактат Михаила Сендивогия Новый Химический Свет3) Трактат Парацельса Аврора Философов4) Трактат Евгения Филалета ( Джорджа Старки) Фонтан Алхимической Истины5) Трактат Парацельса Сокровище Сокровищ Алхимиков6) Трактат Рипли Краткое Изложение Книги Сердца7) Трактат Видение Джорджа Рипли8) Маленький Трактат по Алхимии Роджера Бэкона "Зеркало Алхимии"9) Трактат Ван Гельмонта Секрет Эликсира Бессмертия или Алкагеста10) Трактат Парацельса о Трех Основных Сущностях11) Трактат Рипли Книга Двенадцати Врат12) Книга Естественной Философии Металлов Бернарда Тревизанского13) Трактат Филалета Метаморфоза металлов14) Трактат Парацельса о Тинктуре Философов15) Трактат Беньямина Мусафия Письмо Мезахабо о Питьевом Золоте16) Трактат Бернарда Тревизанского Вещий Сон17) Трактат Бернарда Тревизанского О Природе Философского Смысла18) Трактат Беседы Марии и Дароса на тему Духовного Влияния Гермеса19) Трактат Ауреуса Золотой Трактат Гермеса Трисмигиста20) Трактат Шесть Ключей Евдокса21) Трактат Эдварда Келли о Философском Камне22) Трактат Парацельса Метод Экстракции Меркурия из всех металлов23) Трактат Александра Туссена Лиможона Письмо одного философа о тайне великого делания написанное на тему указаний которые Аристей оставил своему сыну относительно Философского Магистерия.24) Трактат Роджера Бэкона о Философском Камне25) Трактат Раймонда Луйли Свет Меркурия26) Трактат Турба Философов или собрание учеников Пифагора, названное кодексом истины27) Трактат Гремеса Трисмегиста Семь научных сочинений или семь золотых глав28) Трактат Теодора Сильвы Компендиум Алхимии29) Трактат Дон Белина Эликсир Философов30) Трактат Жоржа Ораша Сад сокровищ31) Трактат Рипли Секретнейшая Книга32) Трактат Анонима Пир Мудрецов33) Трактат Сансельрьена Туранжо Ключи Великой Работы34) Трактат Александра Туссена Лиможона Беседа Евдокса и Пирофила35) Трактат Александра Туссена Лиможона Письмо Истинным последователям Гермеса содержащие шесть главных ключей тайной философии36) Трактат Анонима Ключица Науки37) Трактат Глаубера Тинктура Золота38) Трактат Филовита Философское Письмо39) Трактат Аристеуса Письмо Сыну40) Трактат Ириния Филолета Краткий путеводитель к небесному рубину41) Трактат Ириния Филалета Экспозиция на видение Рипли42) Трактат Калида Секретная Книга Алхимии43) Трактат Куранта Великое Творение44) Трактат Эгидиуса де Вадиса Диалог Между Природой и Сыном Философии45) Трактат Ириния Филалета Открытый вход в закрытый дворец короля46) Книга Роберт Нельсон Первая Глава выдержки и переводы из различных текстов о Философском Камне.

Все греческие авторы, жившие до начала нашей эры, такие как Останес и Памменес, Пелаг, Демокрит, Клеопатра VII, Петазий и другие, а также и авторы первых веков христианства, такие как Аполлоний Тианский, Зосим из Панополиса (V века), Архелай, Синезий (V века) и Стефан (VI века), от которого, как думали алхимики эпохи Возрождения, химия перешла к арабам, по-видимому, настолько же легендарны, как и сам Гермес Трижды Величайший, и поэтому все, что мы знаем относительно теоретических представлений философов этого периода об эволюции металлов в природе, заключается лишь в том, что египетские ученые, по-видимому, считали "отцом" всех металлов свинец, а греки александрийского периода – ртуть, но и это еще подлежит сомнению.

Правда, печатные алхимические сборники и отдельные издания первых веков книгопечатания (с середины XV века) – наши главные документы для изучения первоначальной истории всех наук и искусств дают нам очень много сочинений, носящих имена древних авторов, но это объясняется очень легко.Дело в том, что со времен изобретения печатного станка и связанного с этим быстрого скачка вперед во всех областях науки, многочисленные авторы средних веков почти не имели возможности сами издавать свои сочинения по причине дороговизны, существовавшей на заре книгопечатания, и естественной неохоты профессиональных издателей тратить деньги на опубликование никому не известных начинающих авторов.Трудолюбивому человеку, потратившему много лет на составление ученой книги, ничего не оставалось делать, как отдать ее под покровительство какого-либо короля или магната, посвятив ему в торжественных выражениях свой труд, чтобы он, из честолюбия, дал средства на его издание. Вот почему первые страницы почти всех старинных научных книг украшены, в виде своих предисловий, так сказать, пропускными билетами разных феодалов, а иногда и их не относящимися к делу портретами, игравшими роль паспортов для выпуска книги в свет.Эти пышные посвящения не были, как можно подумать на первый взгляд, простым проявлением лести, а лишь печальной необходимостью, и без них все эти книги никогда не были бы опубликованы.

Но было много авторов, которые не имели даже и такого средства попасть в печать, так как были слишком незаметны для того, чтобы получить субсидии от богатых лиц или не хотели ими пользоваться. Таким, для появления в свет и быстрого распространения, оставалось только одно, чрезвычайно заманчивое для всех непризнанных писателей, средство: выдать свою книгу за перевод рукописи или подлинное произведение какой-нибудь древней знаменитости. Легковерные издатели сами тогда являлись с предложениями.Исторической экспертизы древних документов по содержанию, почерку и бумаге тогда не было и в зародыше, а в случае перевода всегда можно было показать как подлинник любую еврейскую, арабскую или греческую книгу, которая для тогдашнего издателя ничем не отличалась от китайской. В результате выходило то, что если автор и заявлял потом, после распространения книги, на авторство, то все считали его за простого хвастуна, и его претензия забывалась после его смерти.

Вот почему новые методы исторической экспертизы сразу открывают нам целые ряды таких подлогов, все равно, приходится ли их считать сознательными, вроде тех, о которых я сейчас вам говорил, или бессознательными, происшедшими от легкомысленного отождествления рукописи какого-либо анонимного средневекового ученого, найденной где-нибудь в архиве, с произведением какой-либо одноименной или даже разноименной с ним древней знаменитости.В частности, что касается химии, то здесь радикальная расчистка была сделана знаменитым французским ученым Бертело еще в восьмидесятых годах XIX века. Только с этого времени и стала возможна правдоподобная история химии.

Руководствуясь его изысканиями, мы можем теперь сказать, что безусловно достоверные исторические документы мы имеем лишь в трактатах, носящих на себе имена авторов не ранее XII века. Первоисточником всех наших сведений по древней химии служат, как и в истории теологии и других наук, почти исключительно печатные сборники XVII и XVIII веков, важнейшими из которых для химии является "Theatrum Chimicum".К этому же или, в редких случаях, немного более раннему периоду принадлежат и все изданные потом или совсем не изданные рукописи, хранящиеся в различных библиотеках. Более древних теоретических трактатов в подлинниках, к сожалению, не сохранилось. Копиям же и цитатам доверять нельзя уже только потому, что в таком случае пришлось бы признать за факт и открытие Адамом Философского Камня, и целую гору невероятных превращений, достигнутых древними алхимиками.

Все отдельные сочинения, приписываемые первым авторам той же допечатной эпохи, относятся также к эпохе Возрождения, по крайней мере, едва ли ранее XII века. Как один из самых древних отрывков приведу лишь апокриф, который приписывался, да и теперь приписывается некоторыми Зосиму из Панополиса, жившему, как думают, в IV веке.

Подобных средневековых авторов следует отделять от полумифических писателей древности, как это часто делают теперь, приставкой частицы "псевдо-", говоря, например, Псевдо-Демокрит вместо Демокрит, или оставляя исковерканное имя "Гебер" за книгами анонимных европейских авторов, выдававших свои сочинения за переводы произведений арабского ученого VIII века Джабира ибн Гайана и переделавших его в Гебера по средневековой привычке перепутывать все иностранные имена.

Если верить тем же средневековым писателям, то именем Джабира ибн Гайяна начинается вторая, арабская эпоха в истории химии.Действительно, к концу VIII века церковный гнет в Византии стал до того нестерпим, что всем наукам пришлось бежать к арабам, у которых Багдад сделался центром цивилизации. К ним бежала и неокрепшая еще химия и нашла у них радушный приют до тех пор, пока постепенно развившийся на Востоке, как и на Западе, духовно-светский абсолютизм не изгнал все науки из арабских стран обратно в Европу.

Этот полулегендарный период химии называет кроме Джабира ибн Гайана, жившего в VIII веке н.э. в Багдаде, и другие имена, послужившие паспортами для выхода в свет различных алхимических сочинений, принявших вид переводов с арабского, и отсутствующих на арабском языке. Наиболее популярными из них были в эпоху Возрождения: Ар-Рази или Разес, работавший, как говорят, в Багдаде в IX веке н.э.; затем полулегендарный Мориен, бежавший из Рима к другому, еще более легендарному в X веке египетскому царю-алхимику Калиду; Авензоор, Алфидий и Авиценна в Ширазе (Персия), самый последний из восточных философов.В чем же, собственно, заключались действительные работы и теории арабских химиков? Этот вопрос требует еще серьезной работы, но, несомненно, они сделали несколько интересных открытий, которыми мы сегодня ежедневно пользуемся в наших химических лабораториях.Но этот период был непродолжителен. К началу XII века омусульманившиеся Египет, Персия и Аравия, и подавленная Греция заснули мертвым сном на много веков. Фанатические монахи и короли крестовых походов довершили удар, предав огню и мечу все попадавшиеся им на пути арабские города. Но как бы назло гоненьям, а может быть, и вследствие самих крестовых походов, невольно расширивших умственный горизонт многих из их участников, изгнанные науки перебросились обратно в Западную Европу.

Естественное завершение всякого религиозного фанатизма – это шарлатанство. С постоянным переходом на эту последнюю стадию своего развития, духовное самодержавие становится сравнительно все более и более безвредным.Этот процесс перерождения начался в Западной Европе вскоре после крестовых походов, и поднявшая снова свою голову химия сейчас же ознаменовала свое возрождение многими интересными сочинениями, выданными их авторами за перевод уже упомянутых нами арабских писателей.Наиболее древним из этих лжепереводчиков приходится считать, по исследованиям Бертело, Роберта Кастрензия, который под видом перевода с арабского и от имени бежавшего в Египет Мориена, написал книгу под названием "Книга об алхимическом составе" ("Liber de compositione alchemica").В издании "Bibliotheca chemica" 1702 года она помещена с заметкой, будто Кастрензий закончил свой лжеперевод 11 февраля 1182 года. Но так как подлинника этой книги нет на арабском языке, то невольно появляется сомнение и в самой дате составления псевдоперевода. Что же касается рукописей, содержащих подобные переводы, то мы в настоящее время не имеем ни одной, написанной ранее XIV века.О способах, употреблявшихся тогда для превращения одних металлов в другие и об идеях, направлявших исследователей, мы можем в настоящее время сказать только одно. Все они были недоразумениями, неизбежно возникавшими благодаря удивительным свойствам некоторых химических реакций.Первый же исследователь, который увидел, как потертая ртутью медная монета принимает вид серебряной, был, конечно, так же экзальтирован происшедшим превращением, как и тот, кто первый сплавил бронзу. В старинной книге "Смысл философов" ("Turba phylosophorum") существует, между прочим, такой рецепт приготовления серебра и золота из меди:

"Возьми ртуть, сделай ее густой путем прибавки магнезии или сернистой сурьмы или негорючей серы. Сделай этим ее природу белой, и тогда, положив ее на медь, увидишь, что медь побелеет (конечно от амальгамирования – авт.). Если сделаешь ее природу красной (киноварью? – авт.), то и медь покраснеет и после нагревания сделается золото".

Трактат Бэкона "Зеркало Алхимии" ("Speculum Alchimiae"), написанный им в темнице около 1267 г., является чуть ли не самым древним из всех обстоятельных книг о способах превращения металлов.Его влияние замечается во всех последующих сочинениях, как подлинных, так и приписываемых предшествующим арабским и греческим авторам, и потому я более подробно познакомлю вас с этим сочинением, краеугольным камнем всего алхимического направления в химии.Прежде всего для нас интересны, конечно, определения, какие давали своей науке алхимики той эпохи. С обычной своей систематичностью Бэкон в первой же главе вполне удовлетворяет нас на этот счет.

Алхимики руководствовались обычным для этого времени представлением, что все камни и минералы зачинаются в недрах земли, растут и зреют, а затем стареют и разрушаются аналогично животным и растениям, но только несравненно медленнее, кто-то из ученых (может быть и сам Бэкон, ввиду сомнительности предшествующих ему документов) высказал мысль, что все металлы зачинаются в недрах земли соединением между собою ртути, как женского начала, и сульфура, или серы, как мужского начала.

Это аллегорически изображалось в некоторых сочинениях (например в сочинении Бархузена "Liber Singularis", "Удивительная книга") соединением солнца и луны, как отца и матери планет. Над солнцем поставлен алхимический знак сульфура, а над луной – знак ртути; под ними же находится вся природа, как результат соединения этих двух родоначальников.

Сами же сульфур и ртуть произошли, по мнению алхимиков, из соединения между собою четырех древнегреческих стихий или элементов всего существующего: земли, воды, воздуха и огня. Символически они изображены в книге Ямстгалера "Химический путеводитель" ("Viatorium Spagiricum") в виде четырех дев, под ногами которых в шарах заключены их алхимические знаки – треугольники разного вида, а над головами урны с символами их свойств: фавна – для земли, водяного – для воды, орла – для воздуха и львиной головы – для огня.

Ввиду существования, кроме солнца и луны, только пяти известных древним планет, не могло быть, по этим каббалистическим соображениям, и металлов более пяти, с прибавкой золота и серебра, соответствовавших солнцу и луне. Вот почему в некоторых из старинных сочинений мы и видим гравюры, изображающие их непременно в числе семи. Так в книге Нортона ''Верь мне", находится эмблематический рисунок, где сдвоившиеся сульфур и ртуть лежат под деревом под покровительством планеты Меркурия, а вдали вырастают семь деревьев – металлов. А в уже цитированной ранее книге Ямстгалера ("Viatorium Spagiricum") семь металлов в недрах земли символизированы в виде семи древних богов, укрывшихся в пещере.

Для того, чтобы показать вам, какими оригинальными способами зашифровывали некоторые алхимики имя предполагаемого ими вещества для приготовления своего Философского Камня, я покажу вам только два рисунка, воспроизведенные мною, как и несколько других, по снимкам Альберта Пуассона в его книге "Теории и Символы Алхимиков".Вы видите здесь прежде всего анаграмму из книги Василия Валентина "Азот Философов" (который никак нельзя смешивать с.современным азотом, а скорее с мертвой водой русских сказок – авт.). В середине ее, вверху, вы видите алхимические значки металлов, затем орла как символ летучести, и льва как символ всепожирающего огня. Кругом же идет латинская надпись: "Посети Внутренность Земли: Очищая, Найдешь Сокровенный Камень" (Visitabis Interiora Terrae Rectificando Invenies Occultum Lapidem).

Вот и другая анаграмма в том же роде из книги Отца Афанасия Кирхера "Подземный мир" ("Mundus Subterraneus"), где в центре помещен алхимический знак серы – треугольник с крестом внизу, – а в нем заключено солнце. Прочтите также заглавные буквы окружающей надписи и вы увидите в первом круге – SULPHUR, во втором – FIXUM, а в третьем, читая сначала снизу налево, а затем снизу направо, найдете два слова EST SOL, т.е. "отвердевшая сера есть золото" (так как слово "sol" в Алхимии обозначало не солнце, как в обычном языке, а золото). Вот в чем была новая тайна алхимиков, до которой не следовало допускать непосвященных!

А чтобы показать вам, каким языком заговорили пост-бэконовские алхимики, я приведу вам только один пример. Вот в моих руках находится книга, принадлежащая ученому XV века И.И.Голланду, в русском переводе XVIII века, под названием: "Собрание различных достоверных химических книг, а именно Иоанна Исаака Голланда, рука философов, о Сатурне, о растениях, минералах, каббала и о Камне Философическом".

  1. Альберт Великий "Малый Алхимический свод"
  2. Завещание Фламеля
  3. Тайная книга Богомилов
  4. Химическая Свадьба Христиана Розенкрейца
  5. Антон Нестеров "Алхимический Феникс Шекспира"
  6. Алхимическая Символика
  7. Понимание алхимической символики
  8. Евгений Филалет "Принципы Филалета"
  9. Адам МакЛейн "Символика птиц в алхимии"
  10. Титус Буркхарт "Алхимия"
  11. Книга Клеопатры
  12. Cantiela
  13. Камень и Эликсир
  14. Сен-Жермен "Курс Алхимии"

"Трактат алхимии" Парацельса

"Гермес" Рипли

"Книга Алхимии" Джорджа Филалета

"Начало" Сендивогия

http://libris.club/content/227-%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B8-%D0%B0%D0%BB%D1%85%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%8F

bookzal.do.am

Три книги по алхимии великого философа и алхимика Гебера

Описание

Джабир ибн Хайян (также известный под латинизированным именем Гебер; около 721–815 гг.) был современником первых Аббасидов, правивших примерно с 750 по 800 год, и одним из главных сторонников алхимии раннеисламского периода. Первая биография Джабира, Al-Fihrist, была написана в десятом веке Ибн ан-Надимом, ученым и библиографом, жившим в Багдаде. Она содержит значительное количество вымышленных эпизодов, хотя объективные данные свидетельствуют о том, что приведенный в ней список работ, автором которых считается Джабир, в целом соответствует действительности. Тем не менее все собрание сочинений, приписываемых Джабиру, включая работы по алхимии, философии, астрологии, математике, музыке, медицине, магии и религии, не могло быть написано одним человеком. Также оно не могло быть составлено до конца девятого века, на что указывает тот факт, что использованная в нем научная терминология была введена Хунайном ибн Исхаком ал-Ибади (около 809–873 гг.). Исламский гностицизм, присутствующий в работах Джабира, характерен для конца девятого века, что является еще одним свидетельством в пользу того, что некоторые из приписываемых ему работ, вероятно, были написаны в этот период. Данные сочинения проливают свет на исламский гностицизм конца девятого века и позволяют понять греческие классические научные тексты, многие из которых не сохранились в оригинале. Работы Джабира, посвященные алхимии, включают описание дистилляции, кальцификации, растворения, кристаллизации и других химических процессов, впоследствии использовавшихся в исламском мире и в Европе на протяжении столетий. Некоторые работы из собрания сочинений Джабира переведены на латынь. Представленная здесь работа была написана в трех частях и касается свойств металлов, применявшихся в алхимии методов и характеристик планет. Она была напечатана в 1531 году Иоганном Грюнингером, немецким печатником и издателем, работавшим в Страсбурге. Издание начинается с эзотерического стихотворения ("Est fons in limis cuius anguis latet in imis…"), которое служит инципитом к сочинению по алхимии под названием "Codex Latinus Monacensis 2848", хранящемуся в Баварской государственной библиотеке. (Вероятно, вышеназванная рукопись представляет собой латинский перевод сочинения о философском камне, написанного персидским алхимиком Абу Бакром Мухаммадом ибн Закарией Рази.)

www.wdl.org

ВВОДНЫЙ УЧЕБНИК ПО АЛХИМИИ - Сокрытое - Книги, статьи - Наследие Предковъ

ВВОДНЫЙ УЧЕБНИК ПО АЛХИМИИ.

(Взятосlatebra.narod.ruиalchemy.ucoz.ru by Semistrel)АЛХИМИЯДля людей, желающих узнать, что же есть Алхимия, предложу несколько цитат."Это наука превращения одних металлов в другие" - Парацельс."Алхимия - часть естественной философии, показывающая способ усовершенствования металлов, подражая, по возможности, природе" - Дионисий Захарий."Алхимия есть наука приготовления некоторого состава или элексира, который будучи прибавлен к неблагородным металлам, превращает их в металлы совершенные" - Роджер Бекон.Но более сущностное определение приводит Беккер:"Ложные алхимики ищут только способ делать золото, а истинные философы жаждут науки. Первые делают краски, поддельные камни, а вторые приобретают знание вещей."В основе алхимической философии существует принцип единой материи, которая принимая различные формы, через элементы, создает многообразие тел.

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ОБ АЛХИМИИ

Алхимия трудна для понимания лишь потому, что это наука сокровенная. Философы, желавшие передать потомкам основы своего учения и плоды своих трудов, всячески хранили себя от вульгаризации своего искусства, чтобы им не могли злоупотреблять непосвященные. В результате из-за препятствий на пути ее восприятия, из-за ее загадочности, неясности и многообразных иносказаний наша наука была оттеснена в область фантазий, иллюзий и химерических форм.Считать, будто древние алхимические книги можно прочесть, как читают современные книги, значит обманывать самого себя. Но не смотря на первое впечатление, необычное и зачастую неопределенное, эти книги увлекают и притягивают. У Философов не было иного способа скрыть от одних и преподать другим свои знания, кроме как прибегнуть к метафорам, символам, таинственным терминам, затейливым формулировкам, которые алчные и злые люди трактуют на свой лад.Несмотря на предупреждения и настойчивые просьбы авторов, в этих книгах упрямо вычитывают обыденный общепринятый смысл. Людям невдомек, что эти тексты предназначены для посвященных, и для их адекватного понимания необходим тайный ключ, а чтобы его приобрести, требуется предварительная работа. Следует помнить, что мы имеем дело с эзотерической наукой. Неудивительно поэтому, что столько замечательных химиков и философов сбились с правильного пути, втянувшись в споры о науке, усвоить самые элементарные понятия, которой они были не способны. Если бы наши ученые поняли язык древних алхимиков, им бы открылись практические законы учения Гермеса, и философский камень давно бы перестал считаться выдумкой.Герметическая философия учит, что сами вещества друг на друга не действуют, активную роль в данном случае выполняют духи веществ. Это они, духи, природные агенты, вызывают в недрах материи наблюдаемые нами изменения. Необходимо уяснить, что древние философы обозначали общим и достаточно неопределенным термином духи. Для алхимиков они соответствуют вполне реальным, хотя с физической точки зрения почти нематериальным тонким влиянием. Духи влияют на подверженные их действию вещества таинственным, необъяснимым, непостижимым, но эффективным образом.Чтобы составить себе представление об алхимии, полезно присмотреться к труду земледельца или микробиолога, так как условия работы схожи. Природа предоставляет крестьянину землю и зерна, микробиологу - агар-агар и споры, алхимику - необходимую металлическую почву и соответствующие семена. Если будут строго соблюдены все условия для постоянного роста специфической алхимической культуры, обильный урожай не заставит себя ждать.Фулканелли "Обители Философов"

Теория.

ПЕРВОМАТЕРИЯ

СЕРА РТУТЬ(СОЛЬ)

ЗЕМЛЯ ОГОНЬ ВОДА ВОЗДУХ

Первичная материя, "проистекает" на Серу и Ртуть. Позднее (ок.XVI века), была введена Соль.Сера, обозначала: цвет, горючесть, твердость, соединение с другими металлами, принцип видимых свойств.Ртуть, обозначала: блеск, летучесть, плавкость, ковкость, принцип скрытых свойств, проявляющихся под внешним воздействием.Соль - как принцип соединения Серы и Ртути.

Далее идут четыре элемента: Огонь, Земля, Воздух, Вода, позже был добавлен - Квинтэссенция (пятый элемент).Вода - принцип жидкости (жидкое состояние материи).Земля - принцип твердости (твердое состояние материи).Воздух - принцип газа (парообразное (газообразное) состояние материи).Огонь - принцип теплого (горячего) пара (газа).Квинтэссенция - принцип скрытых качеств.

Так как, алхимики работали с металлами, то расскажем немного о них (цитируя "Зеркало Алхимии" Бекона).

Природа золотаЗолото есть тело совершенное, составленное из чистой, блестящей, постоянной, окрашенной в красный цвет, ртути и из чистого, постоянного, окрашенного в красный цвет,сульфура (серы).

Природа серебраЭто тело чистое, почти совершенное, составленное из чистой, блестящей, белой, почти отвердевшей ртути. Его сульфур имеет такие же качества. Серебру недостает только немного более веса, постоянства и цвета (окраски).Природа оловаЭто тело чистое. несовершенное, составленное из чистой, постоянной, блестящей, летучей, белой снаружи и красной внутри, ртути. Его сульфур имеет те же свойства. Олово только немного недопечено и недоварено.Природа свинцаЭто тело несовершенное и нечистое, составленное из нечистой, неустойчивой, землистой, распыляющейся, слегка белой снаружи и красной внутри, ртути. Такова же и его сера, притом из самых горючих сортов. Свинцу недостает чистоты, прочности, цвета. Он недостаточно проварен.Природа медиМедь - металл нечистый и несовершенный. составленный из нечистой, неустойчивой, землистой, красной без блеска, горючей ртути. То же самое и относительно ее серы. Меди недостает прочности, чистоты и веса. В ней слишком много землистых негорючих частиц и нечистого цвета.Природа железаЖелезо есть тело нечистое, несовершенное, составленное из ртути нечистой, слишком прочной, содержащей землистые частицы, белые и красные, но без блеска. Ему недостает плавкости, чистоты. веса. Оно содержит слишком много нечистой серы и землистых горючих частичек.Теоретические обоснованияДва начала составляют все металлы и ничто не может соединиться с металлом или трансформировать его, если само не будет составлено из этих начал. Таким образом простой здравый смысл принуждает нас взять для изготовления нашего философского камня ртуть и сульфур (серу). Но ни ртуть, ни сульфур не могут в одиночку зародить металлы, а только путем соединения друг с другом они порождают и их и многочисленные минералы. Значит, очевидно, что наш Камень должен родиться и сам из соединения этих начал. Этот секрет чрезвычайно драгоценен и очень сокровенен. Над каким минеральным веществом, ближайшим между всеми, нужно прямо оперировать?Мы должны выбирать заботливо. Предположим сначала, что мы извлечем наше вещество из растений. Пришлось бы прежде всего извлекать из них ртуть и сульфур в отдельности, длинными нагреваниями, а эту процедуру мы отвергаем потому, что природа дает нам ртуть и сульфур уже готовыми.Если бы мы выбирали животных, нам пришлось бы работать над человеческой кровью, волосами, мочой, экскрементами, куриными яйцами, наконец, над всем, что можно извлечь из животных. Но и тут нам пришлось бы извлекать ртуть и сульфур нагреванием, и мы отвергаем эту операцию по тем же причинам.Если бы мы выбирали сложные минералы, каковы различные виды магнезии, колчеданы, цинковые руды, купоросы, квасцы, бура, соль и так далее, то пришлось бы также сначала извлекать из них ртуть и сульфур в отдельности, нагреванием. И этот способ мы отвергаем по той же причине, как и первые.Если бы мы выбрали один из семи духов или спиртов каковы: простая ртуть, простой сульфур, полусернистая ртуть, живая сера, орипигмент, аурипигмент, реальгар, то мы не могли бы их усовершенствовать, потому что природа совершенствует только определенную смесь обоих принципов. Мы не можем лучше приготовить ее, чем природа, а нам бы пришлось бы извлекать из предыдущих тел сульфур и ртуть в отдельности, что мы отвергаем, потому что и без того всегда можем иметь их такими.Мы устраняем также идею брать в отдельности оба принципа, то есть ртуть и сульфур, потому что не знаем нужной пропорции, и, кроме того, найдем тела, в которых оба начала соединены уже в такой точной пропорции, сгущены и связаны по надлежащим правилам.Выбрав для усовершенствования золото и серебро, мы с трудом найдем огонь, способный действовать на них. Хотя бы мы и знали такой огонь, мы все-таки не могли бы достичь им совершенного очищения этих металлов по причине могущества их внутренних связей и их естественной гармонии. Вот почему мы отвергаем золото, как материал для Красного Элексира и серебро для Белого Элексира.

ПервоматерияМы найдем некоторое тело, составленное из ртути и серы, над которым природа мало работала. Значит, выбери вещество, содержащее чистую, светлую, белую, сделавшуюся красной, не вполне совершенную ртуть, смешанную по определенному правилу равномерно и в должных пропорциях с серой, подобной ей. Это вещество должно быть высушенно в твердую массу, такую, чтобы с помощью нашего знания и сообразительности мы могли ее внутреннее очищать и совершенствовать огнем и сделать, наконец, такой, чтобы в конце работы она стала в тысячу тысяч раз более чистой и более совершенной, чем обыкновенные тела, сваренные естественной теплотой.

ПечьКогда природа варит металлы в рудных жилах посредством естественного огня, она может осуществить их варку, только употребляя подходящее для этого вместилище... Значит, если мы хотим подражать природе, то безусловно необходимо, чтобы мы имели печь похожую на рудную жилу, конечно не по величине, а по расположению. Нужно, чтобы огонь, помещенный в ее глубине, нигде не находил выхода, чтобы не мог вырваться при поднятии; нужно, чтобы теплота была отражена на заботливо закрытый сосуд, в котором заключено вещество для изготовления философского камня.

ОСНОВЫ АЛХИМИИ

Первоматерия - камень Философов - достаточно верно отражает его свойства и служит ключом к его идентификации. Это действительно камень, так как внешне он такой же, как и все минералы. Это хаос Мудрых, в котором заключены четыре элемента, но в смешанном, беспорядочном виде. Это старец и отец металлов. Металлы действительно происходят от него, так как он их первое земное проявление. Это мышьяк, цинковая пыль, сурьма, обманка,

Скачать книгу

Источник

 

В Мой Мир

Обсудить на нашем форуме

rodobozhie.ru

Книги по Алхимии посоветуйте. Книги по Алхимии посоветуйте.

Сокровищница Алхимических Трактатов - том 1

Данная книга - величайшее сокровище мира, поток воды в засушливой пустыне, маяк, указывающий направление к пониманию тайного искусства. Прочесть ее мечтал бы каждый, кто следует путем алхимии, поскольку в ней собраны трактаты мастеров, на своем опыте получивших философский камень.Ни в одной книге еще не издавалось столько трактатов, которые могут привести к истинному деланию, так тщательно скрываемому метафорами еще со времен Гермеса и Пифагора. Вы можете в одно мгновение потерять все ценности, болеть каким-либо недугом и испытывать страдания, но если у вас есть эта книга по милости Всемогущего Бога и ум, просветленный тайной камня, содержащейся в этих трактах, тогда можно с уверенностью сказать, что вы обретете золотое руно, древо жизни, эликсир долговечности, питьевое золото или философский камень. Вы вновь обрететекрепкое здоровье, молодость и долгую жизнь подобно библейским долгожителям.Содержание

1. Аноним “Собрание философов”(Турба) 2. Сансельрьен Туранжо “Ключи великой работы”3. Эгидиус де Вадис “Диалог между природой и сыном философии”4. Гебер “Сумма совершенств” 1-я книга”5. Гебер “Сумма совершенств” 2-я книга”6. Батсдорф “Нить Ариадны”7. Джулиана Валлахин “Минеральный Глютен”8. Ириней Филалет “Открытый вход в закрытый дворец Короля”9. Артефий “Тайная книга”10. Раймонд Луллий “Ключ”11. Раймонд Луллий “Хризопея Господа”12. Ян Понтаний “Письмо о философском огне”13. Джордж Рипли “Трактат о меркурии и камне философов”14. Раймонд Луллий “Пояснение к завещанию”15. Раймонд Луллий “Свет меркурия”16. Бернард Тревизанский “Вещий сон”17. Джордж Рипли “Книга двенадцати врат”18. Джордж Рипли “Книга - Молитвенник”19. Джордж Рипли “Видение”20. Ириней Филалет “Фонтан алхимической истины”21. Аноним “Книга Алзе”22. Аноним “Аллегория Мерлина”23. Роджер Бэкон “Зеркало алхимии”24. Парацельс “Трактат о трех основных сущностях”25. Парацельс “Сокровище сокровищ алхимиков”26. Бернард Тревизанский “Утраченное слово”27. Ван Гельмонт “Секрет эликсира бессмертия или алкагеста”28. Джордж Рипли “Секретнейшая книга”29. Парацельс “Метод экстракции меркурия”

Выдержки из книги "Сокровищница Алхимических Трактатов""Проказа, подагра, паралич, камень, эпилептический припадок, венерические заболевания, оспа и все сопутствующие им осложнения не смогут устоять перед силой этого лекарства.

Благодаря этому лекарству глухие слышат, слепые видят, немые разговаривают, хромые ходят; оно может полностью обновить человека, изменяя его кожу, заменяя старые зубы, ногти и седые волосы, вместо которых вырастают новые, в соответствии с желаемым цветом... "

Сайт: http://www.alchemybooks.com.ua/почта: [email protected]

otvet.mail.ru