Подборка: 8 книг о революции и Гражданской войне. Книги про революцию


Борис Акунин написал роман о революции 1917 года — Российская газета

Акунин-Чхартишвили. Аристономия : роман. М. : Захаров, 2012.

Георгий Чхартишвили (он же Борис Акунин) написал серьезный роман. Это единственное, что было известно об этой книге. Более - ничего: серый переплет, отсутствие аннотации, странное название.

Аристономия - неологизм даже не автора, а героя - Антона Клобукова, которому довелось родиться в самом конце XIX века. Со всеми вытекающими последствиями.

Начинается роман драматургически. 27 января 1917 года в квартире профессора Марка Константиновича Клобукова (смертельно больного чахоткой) и его жены Татьяны Ипатьевны собираются его бывшие студенты - военный Петр Бердышев, адвокат Аркадий Знаменский, богослов Иннокентий Бах, коммунист Панкрат Рогачев - и спорят о судьбах России.

И тут у почтенного Георгия Чхартишвили перо выхватывает мастер детектива Борис Акунин: после того как гости расходятся, верная жена профессора Клобукова дает ему яду, выпивает яд сама - и оба умирают.

Наступает время действовать главному герою - инфантильному 20-летнему студенту-юристу Антому Марковичу Клобукову. И он делает массу непостижимых вещей: женится на домработнице Паше; бросает университет; поступает на службу в Чрезвычайную следственную комиссию; непонятно как попадает под арест; ждет расстрела в тюрьме; чудом освобожден приятелем отца Рогачевым; предан женой; растерянный и погибающий, найден приятелем отца Бердышевым и отправлен за границу; в Цюрихе учится на анестезиолога и чуть не становится врачом с редкой профессией - но возвращается в Россию и в Севастополе работает в правительстве Врангеля, пока не встречает красного командира Рогачева, который пристраивает его в красноармейский отряд… - Заметили, что в пересказе преобладает страдательный залог? Пока безвольного героя бросает смутное время, он пытается предельно сторонним взглядом осмыслить происходящее в стране и в своей жизни:

"…есть люди, меньшинство, кто выбирает свою дорогу сам, и есть остальные, кто следует случайным маршрутом, не пытаясь с него свернуть. <…> К какой категории отношусь я? До какой степени эта извилистая тропа - результат моих решений, и до какой - стечение обстоятельств? <…> Я не щепка, которую несет поток неведомо куда".

В попытке осмысления появляется некая "клетчатая тетрадь" с изложенными основами аристономии. Аристономия - это человеческое качество, присущее (с рождения или в результате самосовершенствования) человеку высокоразвитому, аристоному:

"Человека можно назвать аристономом, если он стремится к развитию, обладает самоуважением, ответственностью, выдержкой и мужеством, при этом относясь к другим людям с уважением и эмпатией".

И чем дальше развивается в клетчатой тетради наука аристономия: выводится формула, устанавливается терминология, приводятся примеры аристономов - тем дальше герой оказывается от собственных высоких идеалов, тем ничтожнее выглядит сам:

"Главное - понять: во время войны в мире остаются только два цвета, черный и белый. Есть свои и есть чужие. Держись своих - и не пропадешь.

Со своими вести себя нужно так:

Первое - не прикидывайся лучше чем ты есть, - это только вызовет недоверие.

Второе - не изображай из себя то, чем не являешься. Раскусят - не простят.

Третье - разговариваешь с человеком - смотри в глаза, не отводи взгляд.

Четвертое: говори мало, а не умеешь правильно шутить - не пытайся.

И основное: найди в сообществе свое место, докажи полезность".

Это то, к чему герой пришел в конце романа - какая уж тут аристономия! От банальных десяти заповедей эти правила далеки настолько, что годятся разве что для выживания, причем не самого достойного. Клобуков не герой и не антигерой, флюгер на крыше революции. Рефлексирующий флюгер - тем хуже для него.

Александр Кабаков. Беглецъ : дневник неизвестного. М. : Астрель, 2009.

Александр Кабаков для своего романа-мистификации взял в качестве героя человека с профессией, для смутных времен самой невыгодной, - банкира. И мастерски показал, как среднестатистический интеллигент средних лет медленно, в течение 1917 года, погибает, пытаясь спасти свою семью и любимую женщину. Погибает он как профессионал и как личность, мучительно это осознавая:

"Живу я отвратительно, в состоянии, близком к умопомешательству, всякий момент готов к истерическому припадку, как манерная дамочка, а почему? Первая причина понятна - водочка проклятая. Пью ее каждый день, а зачем пью, неведомо. <…> Вот ведь - жизнь кляну, а смерти боюсь. Отчаянно боюсь. И молитва не помогает. Тут же место и вторую причину моей ипохондрии вспомнить: семейное мое неблагополучие. <…> И в службу завтра не поеду, пропади она пропадом. Разве что к вечеру выберусь, а потом куда-нибудь ужинать".

И в конце книги превращается в бледную тень самого себя, в существо:

"Прибежал утром совсем больной, потный, одет ужасно, в чем-то военном с чужого плеча. Будто и не в своем уме, хотя трезв. <…> Бегал по комнате, кричал шепотом что-то несусветное. <…> Я спросила, где его жена, что сын. Он махнул рукой и ответил, что они "там", и теперь его уже ничего не удержит, будет пробираться к ним "хотя бы пешком”. Не подумал, как мне это слышать, особенно в нынешнем положении".

Качественная стилизация, "Дама с собачкой" начала XXI века, книга вгоняет читателя в тяжелую тоску и приводит к грустным выводам.

Сегодняшний взгляд на события революции предельно гуманистичен: она описана с точки зрения не просто человека - но нарочито не-героя, обывателя. Так оно, конечно, объективнее, правдивее, страшнее, но после прочтения двух этих романов самое горячее желание - снять с полки роман Александра Серафимовича "Железный поток" - и перечитать с упоением.

Татьяна Щербина. Запас прочности: роман. М. : ОГИ, 2006.

Эта книга не совсем о революции. Она о революционерке. В романе две героини - юная коммунистка Виола Цфат, получившая партийный билет в день своего 16-летия, 21 мая 1917 года, и воспитанная ею внучка - диссидентствующий филолог и поэт, альтер-эго автора, Татьяны Щербины, у которой своя революция - борьба с режимом в 70-80-е годы.

Гимназистка из Баку Виола Цфат в 1917-м стала комсомольским секретарем, поехала в Омск "брать Колчака", закрутила там "революционную любовь" и родила сына, перебралась в Москву инструктором женотдела ЦК РКП(б), поехала в деревню на агитационную работу…

"Виола ничего не боялась. Она еще в гимназии заметила, что, когда примешь решение, - страх проходит, а в служении высшей цели и вовсе не до себя. Труднее Виоле было справляться с желаниями. В этом ей помог писатель Чернышевский. Его Рахметов спал на гвоздях и служил Виоле примером для подражания. До гвоздей у нее не доходило, но если что, она была готова прибегнуть и к этому радикальному средству".

Чудом, с помощью матери, работавшей в Кремле, избежав партийных "чисток", вернулась в Москву, влюбилась и родила ребенка от иностранца (самого иностранца никогда больше не увидев), вышла замуж за молодого (на 10 лет моложе себя) талантливого самоучку, продолжала партийную работу, во время войны потеряла сына и спасла дочь, потом преподавала, воспитала внуков…

Она никогда не сомневалась в своей вере и в своей правоте, и силой этой веры не только победила свою эпоху, но и воспитала внучку:

"Бабушка - это моя история, и явственное противоречие заключается в том, что она делала революцию, которую я всегда считала величайшим несчастьем и позором, а ее, бабушку - прекраснейшей из смертных, точнее, бессмертных…"

Удивительно сильная история. И читающему она дает опору - что особенно важно сейчас… да нет, пожалуй, в любое время.

rg.ru

Лучшие книги о революции 1917: список | SnatchNews

1. Александр Рабинович «Большевики приходят к власти: Революция 1917 года в Петрограде» Здесь процесс прихода к власти большевиков анализирует американский историк, что уже интересно. Он также пытается понять, что можно и нельзя было реально сделать в той сложившейся социальной ситуации. 2. Андрей Романов «Военный дневник Великого князя Андрея Владимировича Романова (1914–1917)» Все Романовы обожали вести дневники, но большую часть этих …

1. Александр Рабинович «Большевики приходят к власти: Революция 1917 года в Петрограде»

Здесь процесс прихода к власти большевиков анализирует американский историк, что уже интересно. Он также пытается понять, что можно и нельзя было реально сделать в той сложившейся социальной ситуации.

2. Андрей Романов «Военный дневник Великого князя Андрея Владимировича Романова (1914–1917)»

Все Романовы обожали вести дневники, но большую часть этих записей читать невыносимо скучно. Но не в этом случае! Андрей Романов — дальний родственник императора, который успел вовремя эмигрировать. Это не помешало ему описывать Первую мировую и революцию очень занимательно, добавляя еще и интересные сплетни, доступ к которым он имел благодаря своему положению.

3. Владимир Ленин «Государство и революция»

Над этой книжкой мучилось не одно поколение советских школьников и студентов, но это главная книга о революции в XX веке в целом и о русской революции. В ней сформулированы основные позиции большевиков, благодаря которым они смогли и Гражданскую войну выиграть, и свое государство построить.

4. Николай Бердяев «Истоки и смысл русского коммунизма»

В книге Бердяева революция помещена в контекст русской культуры. Так автор пытается обнаружить ее истинный смысл, скрытый под политикой и насилием. Плюс книги в том, что читать её может с удовольствием прочитать даже абсолютно неподготовленный человек, которому хочется умной рефлексии на тему революции.

5. Иван Бунин «Окаянные дни»

Бунин видит революцию глазами проигравшей стороны, для него это финал цивилизации вообще. Революция у него всё отобрала (а было что!), поэтому он избирает другой путь — защищает свой класс, старый строй и порядок вещей, а революции вовсе не радуется. Этот дневник он даже закопал, потому что боялся обыска одесских чекистов.

Больше книг о революции 1917 года можно найти здесь.

sntch.com

Подборка: 8 книг о революции и Гражданской войне

«Хождение по мукам», Алексей Николаевич Толстой

Эпический роман трижды лауреата Сталинских премий создавался на протяжении двадцати (!) лет. Это трилогия, первый том которой был пронизан тоской по Родине – Алексей Николаевич покинул Россию после победы красных, и тема революции повлияла на его творчество особенно. Второй и третий дом писались уже по возвращению в СССР.

О чём книги? Конечно о русской интеллигенции. Герои романа (главные – сестры Катерина и Дарья Булавины) прошли через вихри и пекло мировой войны, двух революций и гражданской войны вместе со всей страной и пережили массу душевных ран. Каждый из них был вынужден либо принять новую действительность, либо отвергнуть и бежать, бросив всё. Как написал сам писатель про свой роман: «это хождение совести автора по страданиям, надеждам, восторгам, падениям, унынию, взлётам — ощущение целой огромной эпохи». Ну не круто ли? Кстати, недавно роман был снова экранизирован и в ближайшие дни на ТВ состоится премьера. Читайте, пока не посмотрели!

«Десять дней, которые потрясли мир», Джон Рид

Американец Джон Рид, которого очень любила советская власть (его даже похоронили у Кремлёвской стены), написал книгу в жанре, как сказали бы сейчас, «нон-фикшн». «Нью-Йорк Таймс» поместила книгу на седьмое место в списке «100 лучших работ по журналистике», а советское образование рекомендовало её читать всем от мала до велика (правда, Сталин её невзлюбил – уже очень высоко Рид оценивал роль Троцкого в революции, а вот про вождя народов не писал вообще). Книга действительно стоящая, Ленин писал про неё «Эту книгу я желал бы видеть распространённой в миллионах экземпляров и переведённой на все языки». Надо ли ещё как-то комментировать слова Ильича?

«Белая гвардия», Михаил Афанасьевич Булгаков

Это первый роман великого писателя. Задумывался он как трилогия, но трудности советского бытия и нещадная критика мешали продолжить работу над ним. Опубликован впервые во Франции, эмигранты были недовольны лояльностью Булгакова большевикам, большевики негодовали по поводу героизации «классовых врагов» большевизма (русской интеллигенции) – такой конфликт просто шедеврален, вам не кажется? Книга, кстати, в достаточной мере документальна – практически все герои имели живого прототипа, включая семью Турбиных (под ней автор вывел свою семью). Роман повествует о мытарствах русской интеллигенции и офицерства в Киеве в годы гражданской войны. В советское время экранизировали «Дни Турбиных» — пьесу, написанную на основе романа, а пару лет назад сняли сериал «Белая гвардия» и он, кстати, очень неплох и близок оригиналу.

«Солнце мёртвых», Иван Сергеевич Шмелёв

Шмелёв – писатель-эмигрант, чьё имя несколько позабылось на фоне более успешных Булгакова, Куприна и Толстого. Однако в таланте ему не откажешь. Роман «Солнце мёртвых» повествует о событиях в Крыму, когда белые ушли, а красные пришли. Репрессии, голод, страдания физические и моральные. Критики называли роман одной из самых страшных и трагичных книг в истории нашей и мировой литературы. Так вышло, что сын писателя Сергей был одной из жертв красного террора в Крыму и Иван Шмелёв, посвящая ему книгу, как бы посвятил её и всем жертвам репрессий большевиков. Книга про то, как можно было выжить в аду и остаться человеком (или не выжить – memento mori). Великий Томас Манн сказал о книге: «Читайте, если у вас хватит смелости».

У вас ведь хватит смелости?

«Тихий Дон», Михаил Александрович Шолохов

Снова эпос и снова лауреат престижных литературных премий, в этот раз ещё и Нобелевской. Роман был написан за 8 лет, исправлялся, корректировался и обрёл современный вид спустя 15 лет со дня публикации первого тома. Михаил Шолохов описал чаяния донского казачества в годину испытаний, описал очень натурально, что неслучайно – всё это было пережито им самим. Главный герой романа – казак Григорий Мелехов. Вместе со всем вольным народом его метало из огня да в полымя, что приносило немало страданий каждому участнику событий. Быт казаков, личная жизнь героев, их страсти – всё это выглядит очень атмосферно и живо. Ну и язык автора, наполненный специфическими словами вроде «друзьяк», «наосклизь» и «всполох» стоит отдельного внимания. Любо, любо писано! Экранизировался неоднократно, последняя экранизация вышла в 2016 году.

«Окаянные дни», Иван Алексеевич Бунин

Ещё один Нобелевский лауреат в нашем коротком списке и первый русский писатель, получивший эту премию. Книга написана в виде дневниковых записей и повествует о событиях 1917-1920 гг., она полна душевных терзаний писателя. Бунин революцию не принял, Ленина называл животным и был вынужден уехать из России навсегда. «Окаянные дни» тоже потрясли мир, как и книга Рида, но только уже в другом ключе – она преисполнена яростью и негодованием. Очень атмосферно и гнетуще – как и должно быть в книгах о революции.

«Конармия», Исаак Эммануилович Бабель

Интеллигент-очкарик, попавший на войну – это всегда интересно. Бабель был военным репортёром в знаменитой 1-ой Конной армии Будённого и ей же посвятил свою книгу, состоящую из множества небольших эпизодов. Книга страшная – в ней люди зачастую теряют чувство контроля над собой, привыкают ненавидеть, учатся убивать и получают от этого удовольствие, война для них – способ оправдать свои нечеловеческие поступки и отмахнуться от необходимости бороться за человечность. Гражданская война – дело ужасное и Бабель к ней честен. Красная Армия выглядит довольно неприглядно — вообще удивляет, что такие вещи могли быть свободно опубликованы в то непростое время.

«Доктор Живаго», Борис Леонидович Пастернак

Ох, любит Нобелевский комитет тему русской революции! А как иначе объяснить присутствие в этом списке третьего нашего Нобелевского лауреата?

Пастернак написал книгу, ставшую вершиной его творчества и пропустил главного героя Юрия Живаго через череду сложнейших для России событий первой половины XX века. За неоднозначную позицию относительно Октябрьской революции автора зашельмовали, мешали публикации и по итогу потребовали отказаться от Нобелевской премии, что он и сделал, однако на духовную ценность книги это не повлияло, и «Доктор Живаго» остаётся подлинным бриллиантом русской литературы. Его тоже экранизировали, в том числе за границей (Юру Живаго играл Омар Шариф!). Романы со сложной судьбой особенно ценны и «Доктор Живаго» тут точно не подкачал.

kotbrodskogo.ru

Топ-5 книг об Октябрьской революции / Научный хит

Профессор школы филологии гуманитарного факультета НИУ ВШЭ Олег Лекманов по выбрал пять книг о революции, которые должен прочитать каждый.

1. Джон Рид – «Десять дней, которые потрясли мир»

Знаменитая книга американского журналиста и поэта, приятеля Юджина О’Нила и радикального социалиста Джона Рида представляет собой развернутую восторженную хронику октябрьского переворота, горячим сторонником которого журналист являлся. Главные протагонисты книги Рида – это Владимир Ленин и Лев Троцкий, вдохновляющие рабочих и крестьян на борьбу с буржуазией. Ленину «Десять дней» понравились настолько, что он согласился написать к книге предисловие, которое впервые появилось в издании 1922 г.: «Эту книгу я желал бы видеть распространенной в миллионах экземпляров и переведенной на все языки». А вот Иосиф Сталин, который в книге Рида не упоминается ни разу, в 1924 году заявил, что американец слишком переоценил роль Троцкого в революции. Это способствовало укреплению репутации «Десяти дней» как полуопальной. Именно по ее мотивам поставил свой спектакль 1965 г. великий фрондер Юрий Любимов в театре на Таганке. Несколько ролей в спектакле сыграл Владимир Высоцкий. Джон Рид умер в Москве от сыпного тифа в 1920 г. Похоронен он на Красной площади у Кремлевской стены.

2. Иван Бунин – «Окаянные дни»

Чтобы уравновесить восторги Джона Рида, расскажем здесь о книге ненавистника большевиков Ивана Алексеевича Бунина «Окаянные дни». Она представляет собой художественно обработанные дневники писателя 1918 – 1920 гг., которые велись им в революционной Москве и в Одессе. Как и многие его современники, Бунин сопоставлял октябрьский переворот с Великой французской революцией конца ХVIII века, видя в большевистских вождях прямых продолжателей безжалостных лидеров кровавого термидора: «Сен-Жюст, Робеспьер, Кутон… Ленин, Троцкий, Дзержинский… Кто подлее, кровожаднее, гаже? Конечно, все-таки московские. Но и парижские были неплохи». Бунинские «Окаянные дни» были заряжены столь лютой ненавистью к новым правителям России и к большевистским порядкам, что ошеломлены были даже те, кто входил в ближайшее к писателю окружение. «В сумерки Иван Алексеевич вошел ко мне и дал свои “Окаянные дни”, – отметила в своей тетради для записей Галина Кузнецова. – Как тяжел этот дневник!!! Как ни будь он прав – тяжело это накопление гнева, ярости, бешенства временами». Разумеется, в Советском Союзе бунинская книга была запрещена и не издавалась вплоть до Перестройки.

3. Александр Блок – «Двенадцать»

Как известно, после того, как Блок написал и опубликовал эту свою поэму, многие из его друзей отказывались при встрече пожимать поэту руку: они восприняли «Двенадцать» как прославление октябрьского переворота. А тот же Бунин обозвал поэму «галиматьей» и проклял Блока за «чудовищные низости». Конечно же, современники поняли «Двенадцать» упрощенно, но их понимание было в целом верным. Блок, действительно, воспел большевистскую революцию, в ней он увидел торжество снежной стихии, страшный, но благодатный ветер, сметающий все старое, прогнившее, мещанское и обеспечивающий тем самым возможности для построения нового – строгого и нравственного мира, свободного от многовековой накопившейся дряни (которую воплощает в «Двенадцати» образ старого пса). Красноармейский патруль в поэме – это не только двенадцать разбойников из стихотворного отрывка Николая Некрасова, превратившегося в текст известной песни, но и двенадцать апостолов нового мира и новой жизни. Поэтому их и ведет в финале блоковского произведения сам Христос. Хотя красноармейцы и стреляют в Него, но, по сути, они оказываются верны Ему и основам Его учения.

4. Николай Олейников – «Боевые дни»

Многие знают автора этой небольшой книжки как друга Даниила Хармса и Николая Заболоцкого, написавшего «Таракана», «Карася», «Перемену фамилии» и еще множество очень смешных и страшных стихотворений. Однако при жизни Олейников если и был известен, то, в первую очередь, как автор прозы для детей – энергичной, экспериментальной и экономной. Как бы в подражание блоковской поэме, «Боевые дни» состоят из небольших главок, только не двенадцати, как у Блока, а одиннадцати. Декреты, листовки, короткие документальные свидетельства, подчиняясь принципу монтажа, соседствуют у Олейникова со смешными и драматическими сценками, задача которых состояла в передаче атмосферы переворота и удержании внимания юных читателей… «Толстый офицер сидел за столом и перебирал бумажки. При этом он бормотал нараспев: – Долой войну, долой войну… долой войну… долой войну… долой… Другой офицер, сидевший рядом, с изумлением вскинул на него глаза. – Что с вами, поручик? В большевики записались! – Нет, это я резолюции читаю». Недавно «Боевые дни» были переизданы в составе большой книги избранных произведений Олейникова, которая называется «Число неизреченного».

5. Михаил Булгаков – «Белая гвардия»

Этот роман, написанный о последствиях октябрьского переворота и о главных противоборствующих силах (белые и красные), образовавшихся в России из-за переворота, сопровождается двумя эпиграфами. Первый из «Капитанской дочки» Пушкина – о буране; второй – из второй главы Апокалипсиса – о грядущем Высшем суде над людьми. В первом эпиграфе продолжена (отчасти полемически) блоковская тема разбушевавшейся снежной стихии, однако важен для Булгакова был эпиграф и ко всей пушкинской повести: «Береги честь смолоду». Собственно, этот вопрос: «Как сберечь честь в условиях надвигающегося Апокалипсиса?» и является центральным для всего булгаковского романа. В итоге оказывается, что, во-первых, честь сберегается не с помощью следования служебным уставам и приказам, а с помощью самопожертвования ради других людей, и, во-вторых, что спастись (не в буквальном, а в религиозном смысле) могут не только белые (которым Булгаков сочувствовал и на стороне которых воевал), но и красные. В рай (если только честь будет ими сбережена) попадут души не только врангелевцев, но и буденновцев.

sci-hit.com

Какие есть книги по истории революционного движения в России?

Заранее приношу извинения автору вопроса, но история русской революции – моя любимая тема, поэтому позволю себе ответить не списком литературы, а более развернуто.

Ключевой проблемой культуры обращения к историческим источникам является так называется «презумпция объективности» этих источников. Указанная проблема не сводится к временному признаку. Например, детективным вызовом изучение истории русской революции делает внешнее вторжение в нее отечественных политических элит. То есть, дело приходится иметь с сознательно ангажированным и запутанным вопросом, и даже сейчас многие темы, связанные с большевиками, представляют собой мириады мифов без доступа к документальным источникам.

Однако если посмотреть зарубежную литературу, нам тоже придется учитывать наличие сбитой оптики. Уже украинский конфликт показал, что ментальные модели времен Холодной войны все еще живы в сердцах и умах западного истеблишмента. Наша же сторона продемонстрировала актуальность «коллективной Ялты».

Поэтому задачей любого отважного исследователя русской революции – и я приветствую каждого, решившего вступить на эту загадочную и тернистую дорожку – будет обеспечить максимальный охват источников: объективности Вы там не найдете, но вполне может сработать картезианский метод стыка идеологий; совмещайте все ключевые оценки, и Вы получите достаточно объемную и исчерпывающую картинку произошедшего.

Пройдемся по самым показательным источникам:

1) Прочтите блок по революционным событиям из хрестоматии «История России» А.Орлова, чтобы иметь понимание о последовательности событий и ключевых имен.

2) Следом обязателен к прочтению трехтомник Ричарда Пайпса «История русской революции».

Это самый крупный и современный труд по русской революции, написанный парадигмальным методом, который был разработан Томасом Куном в «Структуре научных революций», и этот метод очень выгодно отличается от устоявшегося линейного.

Просто сравните: во втором случае главы будут называться «1905 – февраль 1917», «февраль 1917 – октябрь 1917», а в первом – «Крестьянство», «Дворянство», «Интеллигенция». Нарезка происходит не вертикально, а диагонально.

Ключевой минус данной работы заключается в использовании термина «тоталитаризм», который был введен западной научной школой в XX веке и ненароком уравнивал итальянский фашизм, германский нацизм и советский коммунизм. Картинка, в которой Муссолини, Гитлер и Сталин суть одно и тоже в той же степени удобна для массового распространения, в какой и упрощена и неверна.

В общем, не надо забывать о том, что мы изучаем конкретную позицию конкретной школы в отношении русской революции, а не непредвзятый текст.

3) Прочесть «Краткий курс истории ВКП(б)» для понимания советской точки зрения и тактовки русской революции (авторы за такое прилагательное оторвали бы пальцы).

4) Двухтомники Д.Волкогонова «Ленин» и «Троцкий».

Поздние 80-ые и все 90-ые были эпохой Большого Пересмотра, когда помимо совсем экзотических точек зрения на Октябрь можно было наблюдать совсем уж неприятное зрелище: как былые партийные активисты лебезят перед общественным мнением и подстилают себе соломку. Эти два труда – именно про это.

Можете даже изучить биографию Волкогонова после прочтения – довольно ухмыльнетесь. Чрезвычайно поучительное чтение в этом смысле, вдобавок, привлечен солидный фактический материал.

5) «Техника государственного переворота» Курцио Малапарте.

Эта книга важна тем, что отсылает нам к спору «Октябрь: государственный переворот или революция?», да еще и при таком авторе: Малапарте – далеко не последний человек в итальянском фашизме и был приближенным Муссолини.

Последний, в свою очередь, подарил миру следующее волшебное высказывание:

«Ленин - художник, который работает с людьми, как другие художники работают с мрамором или металлом. Но человек тверже гранита и менее податлив, чем сталь. Шедевра не получилось. Художник потерпел фиаско. Задача оказалась выше его сил» Бенито Муссолини, июль, 1920 г.

6) Отдельно и кратко перечислим едва ли не самый важный – при нашем методе – источник: мемуары.

Октябрь – это вообще такая метафизически сжатая пружина русской истории, которая уместилась в пару месяцев, поэтому данный отрезок времени – очень плодовит на мемуары или близкую к ним художественную литературу. Без нее невозможно уловить дух времени. Их следует читать после хотя бы минимального ознакомления с научной литературой. Из ключевых:

Анатолий Мариенгоф. «Циники»

Иван Бунин «Окаянные дни»

Майн Рид «Десять дней, которые потрясли мир»

Герберт Уэллс. «Россия во мгле»

Борис Савинков. «Борьба с большевиками», «Конь бледный», «Конь вороной», «Воспоминания террориста».

7) Отдельно стоит взять авторские произведения старой большевистской гвардии: ключевые статьи Владимира Ленина, книги Льва Троцкого, фельетоны Карла Радека. Но Вы к этому моменту уже сможете ориентировать в этом великолепном книжном изобилии.

Удачи Вам в этой интеллектуальной битве с историей!

thequestion.ru

Читайте самые интересные книги про революцию. booksonline.com.ua

Революция – это всегда перемены, перемены в жизни, сознании. Никто не может прогнозировать результат, но то, что в это время страну трясет и разделяет людей на тех кто за, и тех кто против, это обязательно. Люди должны порвать с прошлым и принять новые условия и законы жизни.

Начинается роман с рассказа о епископе Мириэле. Его в городе Дине прозвали Желанным. Он вел светский образ жизни, но в один момент после Революции, он уезжает в Италию, где становится священником. Он спасает от каторги Жана Вольжана, человека, пробывшего на каторге почти двадцать лет.

Но после чудесного избавления, Жан снова обкрадывает ребенка, после чего прозревает и заканчивает уголовную деятельность. После этого он берет имя Мадлен, живет в городке Монреаль и помогает процветанию его жителей, а через пять лет, как зарекомендовавший себя честный гражданин, становится мэром. Но судьба не дает ему шанса жить спокойно.

Захар Прилепин «Санькя»

Книга рассказывает о русских революционерах, современных молодых парнях, в частности о Сане Тишине. Он состоит в партии «Союз созидающих», которую организовал Костенко, сидящий в данное время в тюрьме за приобретение оружия. Руководит молодежью Матвей и Яна.

Собравшись на митинг, они идут против власти, их разгоняет полиция. Разбегаясь, они громят все на своем пути. Саньку задерживают, а друзей Веню и Лешу разыскивают. Санька приезжает в деревню, но его ничего не радует, все кого он помнил из мужского населения погибли от пьянства. После этого он встречается с друзьями, обсуждая создавшееся положение. Молодые люди считают свои поступки правильными, а власть – воровской и лживой…

Это произведение о жизни и деятельности знаменитого английского политического деятеля Оливера Кромвеля (1599-1658), написанное по историческим документам. Кромвель был ярым протестантом, и когда началась гражданская война, он создал и руководил отрядом из шестидесяти человек. Он был настоящим полководцем, и, благодаря его действиям, вскоре север Англии подчинялся парламенту.

Выдающийся политик способствовал созданию армии с новыми правилами, стал главнокомандующим кавалерийских войск. Победив Карла первого, он постепенно установил жесткие законы, практически диктатуру, подавив в Шотландии и Ирландии волнения, разбив их армии. Разделив Шотландию на двенадцать областей, он обложил их налогами.

Книга описывает события большевистской революции в России в 1917 году. Рид находился там в командировке, его направил социалистический журнал. В книге явно заметно, что автор отдает предпочтение большевикам и их идеям. Предисловие к этой книге написал не кто иной как сам В. Ленин.

В произведении он показал переворот, где большая роль отводится Троцкому, который стоит рядом с Лениным. Для написания книги Рид использовал статьи в газетах, декреты, объявления на столбах, он общался с людьми, причем с диаметрально противоположными мнениями по поводу разворачивающихся событий. Он старается передавать детально все происходящее, без прикрас и красочных описаний, но сказывается субъективность в связи с его левыми взглядами.

В семье Турбиных в 1918 году в безымянном Городе собрались Алексей, Николай и Елена Турбины с друзьями – поручиками Мышлаевским, Степановым и Шервинским. Они с беспокойством обсуждают события, происходящие в стране. Алексей винит во всем гетмана, его поддерживают немецкие войска, он за создание русской армии из военных, студентов, которые освободят не только Город, но и всю Россию от красной чумы.

Муж Елены, Сергей Иванович Тальберг, говорит о временной разлуке, потому что скоро придет в Город с армией Деникина. Чтобы защититься от Петлюры, формируется русское войско, куда записываются Алексей, как врач, и Мышлаевский со Степановым. Но оказывается, что гетман сбегает и бросает город, поэтому войско распускают.

Читайте онлайн без регистрации лучшие произведений русской и зарубежной литературы, посвящённые теме революции.

 

booksonline.com.ua