Руис Мигель » Четыре Соглашения. Книга Толтекской Мудрости. Книги руис мигель


Дон Мигель Руис (биография, видео, книги)

Дон Мигель Руис - просветленный мастер в мексиканской Толтекской традиции, человек большой искренней любви.

Мигель Руис родился в 1952 году в Мексике, в сельской местности. Он был самым младшим, тринадцатым ребенком в довольно бедной семье. Мигель Руис рассказывал, что он очень счастлив, что он родился в этой семье, поскольку с раннего детства родители и дедушка постепенно приучили его думать, что все возможно, если ты действительно этого хочешь. Его дед и родители полагали, что именно Мигель станет продолжателем древней Толтекской традиции, которая передавалась в их семье из поколения в поколение. Однако их сын решил иначе, поступил в медицинский институт и стал хирургом. Несколько лет он занимался практической нейрохирургией, но постепенно пришел к выводу, что для исцеления недостаточно только хирургического вмешательства, необходима работа с сознанием человека.

Однажды, в начале семидесятых, поздним вечером Мигель Руис заснул за рулем своего автомобиля. Проснулся он, когда его автомобиль уже врезался в стену. Затем он смог ощутить себя как чистое сознание, не закрепощенное ограничениями физического тела. Он осознал, что мудрость Толтеков содержит в себе все необходимое для работы с человеческим разумом. Поэтому, как только смог, Мигель вернулся домой, чтобы завершить обучение у своей матери и стать шаманом. По завершении его, он переехал в США и следующие пятнадцать лет провел, изучая различные методики изменения и лечения человеческого разума. Он искал оптимальный метод для того, чтобы помочь любому человеку успокоить его ум.

В традиции Толтеков только Нагваль, шаман, может послужить проводником к его личной свободе. В своей методике Мигель Руис объединил мудрость Толтеков с современными научными взглядами и разработал серию практических рекомендаций. Результатом его изысканий стала книга «Четыре соглашения», опубликованная в 1997 году. В ней Дон Мигель Руис предлагает ряд конкретных шагов, выполнение которых может привести к долгосрочной личной трансформации. Вскоре он опубликовал свою вторую книгу «За пределами страха». В дальнейшем, он читал лекции, участвовал в различных известных шоу для того, чтобы ознакомить как можно больше людей со своим методом. В 1999 году он издал свою новую книгу «Мастерство Любви. Искусство гармоничных отношений», в 2001 году — книгу «Молитвы. Единение с Творцом». В феврале 2002 года Мигель Руис перенес тяжелейший инфаркт и провел девять недель в коме. По прогнозам врачей всю оставшуюся жизнь он должен был провести, не покидая своего дома, однако Руис продолжил вести активную жизнь, путешествуя, проводя встречи и лекции. В 2004 году он представил свою новую книгу «Голос знания» (у нас выходила также под названием «Реальная магия, или Кольцо силы нагваля»). Понимая, что его здоровье продолжает ухудшаться, он сосредоточился на более полной подготовке своих сыновей, дабы они могли продолжить его дело. В октябре 2010 Мигель Руис благополучно перенес операцию по пересадке сердца и продолжает до сих пор нести знания людям через свои лекции и книги. В 2010 году вышла его новая книга «Пятое соглашение».

Скачать книги Дона Мигеля Руиса:

Официальный сайт Дона Мигеля Руиса

vseedino.ru

Мигель Руис - биография, список книг, отзывы читателей

Биография писателя

Мигель Руис (don Miguel Ángel Ruiz)Псевдоним - дон (Дон) Мигель Руис (don Miguel Ruiz).Толтек дон Мигель Руис, Нагваль иной, чем Кастанедовская, линии, сконцентрировал в этом маленьком послании всю мудрость Толтеков, и каждый, буквально каждый из нас может без страха воспользоваться ею.Дон Мигель Руис родился в 1952 и рос в семье целителей в сельском районе Мексики; мать его была курандерой (целительницей), а дед - Нагвалем (шаманом). Семья надеялась, что Мигель освоит их древнее наследие, состоящее в обучении и лечении людей, и внесет свой вклад в эзотерическую науку Толтеков. Однако Мигеля увлекла современная жизнь, и он выбрал мединститут, чтобы стать хирургом.Но однажды он едва не погиб, и этот случай радикальным образом изменил его жизнь. Как-то поздним вечером в начале семидесятых он уснул за рулем своего автомобиля. Проснулся в то мгновение, когда машина врезалась в бетонную стену. Дон Мигель помнит, что не чувствовал своего тела, когда вытаскивал из разбитой машины двух своих приятелей.Это событие ошеломило его, и он начал разбираться с собственными мыслями. Мигель посвятил себя овладению древней мудростью предков, прилежно учась у матери и пройдя курс обучения у шамана в мексиканской пустыне. В сновидении он получал наставления от покойного дедушки.Согласно толтекской традиции, Нагваль наставляет человека на путь личной свободы. Дон Мигель Руис - Нагваль по линии Орлиного Рыцаря; он полностью посвятил свою жизнь распространению учений древних Толтеков. Одна из важнейших заслуг Мигеля как Нагваля - это установленная им связь между мудростью Толтеков и другими духовными традициями, в частности буддизмом и христианством.В 2002 году перенес обширный инфаркт, сейчас делами заправляет его сын.

Его самая знаменитая и влиятельная работа «Четыре соглашения» была опубликована в 1997 году и продана тиражом более 4 миллионов экземпляров. Она была представлена на шоу Опры и защищает личную свободу от соглашений и убеждений, что мы сделали с собой и с другими, и что мы сами создаем ограничения и несчастья в нашей жизни. В конечном счете, речь идет о поиске собственной целостности, себялюбии и мире в этой реальности.

Цитаты из книг автора

readly.ru

Читать Пророчества Тольтеков - Руис Дон Мигель - Страница 1

Дон Мигель Руис, Мери Кэрол Нельсон

Пророчества тольтеков

Проснись: небеса багровеют,

Встает заря,

Раскрашенные пламенем,

Поют фазаны,

Мотыльки улетают прочь.

Он пробудился.

Он богом стал.

Из текста погребального ритуала в Теотиуакане

Предисловие

Я убеждена, что каждый, с кем нас сводит судьба, — связующее звено между нами и нашим будущим. Моя первая встреча с доном Мигелем Руисом состоялась в начале девяностых, в городе Санта-Фе штата Нью-Мексико, где он в то время жил. Предпосылкой к этой встрече стало мое наблюдение, что целители и шаманы обладают определенным типом креативности, свойственной некоторым художникам. Мне доводилось брать интервью у людей, которые пережили какое-то сильное потрясение, резко переменившее их взгляды на жизнь. Затем эти люди изыскивали способы безвозмездно делиться своей мудростью с другими. Я стала называть таких людей Художниками Духа, что впоследствии послужило названием для моей книги. Когда я услышала о Мигеле от одного знакомого художника, я поняла, что непременно должна взять у него интервью.

В тот момент, когда я приехала к Мигелю для интервью, он собирался провести сеанс целительства с женщиной, тяжело страдавшей от артрита. Мигель разрешил мне присутствовать при сеансе. Я стала наблюдать за действиями этого невысокого смуглого человека с сияющими карими глазами. Было видно, как энергия, проходящая через его руки, передается пациентке. Эта женщина предпринимала долгие безуспешные попытки вылечиться, прежде чем решилась на длительную поездку в Нью-Мексико. Ее исцеление после сеанса с Мигелем было очевидно, и это поразило меня, впрочем, как поразило и похожее на транс состояние, в котором пребывал сам Мигель, работая с пациенткой.

После ее ухода наша встреча, наконец, состоялась. У Мигеля было предчувствие, что должен появиться кто-то, кто будет писать о нем, и предчувствие его не обмануло. По прошествии тридцати минут, в течение которых он сидел рядом со мной, держа мою руку, Мигель убедился в том, что в моих помыслах нет ничего угрожающего. Так началось наше сотрудничество, которое длится вот уже пять лет. Мигель расширял свою деятельность, он много путешествовал, поэтому мои интервью и заметки были сильно растянуты во времени в соответствии с его жизненным распорядком. Когда мы заканчивали работу над биографической частью «Художников Духа», Мигель предложил мне написать книгу, рассказывающую о его учениях. Я согласилась с условием, что буду только наблюдателем, но не учеником. Думаю, что его это устроило, поскольку такая возможность позволяла мне сохранять объективность. Я несколько лет присутствовала на его занятиях, отправлялась вместе с ним в Теотиуакан к двум пирамидам на Дороге Мертвых, где Мигель объяснял мне их назначение. После нескольких лет нашего тесного сотрудничества, в 1997 году вышла книга «За пределами страха».

Беседуя с Мигелем, я усвоила многое изучения тольтеков. Особенно меня впечатлила идея того, что люди не просто обладают удивительной способностью к творчеству, но в буквальном смысле сновидят этот мир, создавая его внутри своего ума, — мир, полный вдохновения, прекрасный и удивительный, но в то же время являющийся кошмаром, плодящим ненависть, болезни, катастрофы и жестокость.

Мигель учит, что мы обладаем силой избавиться от кошмара, поскольку способны управлять этим сном. Он уверен, что мы приближаемся к тому моменту, когда сможем пробудиться с осознанием своей созидательной силы. Его пророчества дарят надежду и вручают ключ к нашему будущему. Вместо умствований, научных выкладок и скептицизма они предлагают нам ряд тезисов, доказывающих совершенство всего сущего. Мы пришли в этот мир, обладая всем необходимым для того, чтобы сотворить рай на Земле. Эти два слова, часто повторявшиеся в наших беседах, остаются в моем сердце. Что бы я ни делала, они постоянно звучат внутри меня. Мигель подчеркивает: важно не то, что происходит с нами, а то, что происходит через нас. Я убеждена что пророчества тольтеков, о которых рассказывает дон Мигель Руис, а также прозрачность его толкований древней тольтекской мудрости не оставят многих читателей равнодушными.

О пророчествах

Учение дона Мигеля Руиса основано на концепции тольтеков, заключающейся в том, что весь мир является единым живым существом. Это единое живое существо — все, что доступно, и все, что недоступно нашему восприятию. Это существо — единственная существующая реальность. Все остальное, включая человечество, является одним из его проявлений.

Согласно современным представлениям физики, все, что существует в мире, представляет сбой энергию. Свет — это энергия, поэтому все имеет в своей основе свет. В терминологии тольтеков знание, которое несет свет, называется безмолвным знанием. Каждый из нас — сосуд, хранящий в себе свет. Главный источник всей информации находится в центре вселенной. Для той части вселенной, в которой живем мы, локальный центр совпадает с центром галактики Млечного Пути, для Солнечной системы локальный центр — наше Солнце.

Первая часть книги помогает нам понять пророчества. Оттуда мы узнаем о том, как устроено все живое, как создается реальность и как нам выйти за пределы кошмарного сна ада на Земле. Вторая часть посвящена непосредственно пророчествам тольтеков, которые, как говорит Мигель Руис, уже начинают сбываться, потому что сон мира меняется.

В основе духовных знаний и практик, которым учит Мигель Руис, лежит стремление помочь людям заменить страх любовью. Страх глубоко пустил корни в воспринимаемую нами реальность, вызывая болезни, войны и отдаляя нас от радости бытия, которая является нашим правом по рождению.

Наша западная культура находится в ожидании неизбежного конца света, Армагеддонской битвы, которую мы не в силах предотвратить. Мы очень восприимчивы к плодящемуся страху, который является причиной кошмарного сна, овладевшего нашей планетой.

Дон Руис преподносит нам другое, гораздо более древнее пророчество, в котором будущее полностью создаем мы сами. Он говорит нам, что мы обладаем силой заменить страх новым сном рая на Земле. Выживание человечества зависит от силы нашего намерения. Мы можем сосредоточить свое намерение на создании того будущего, которое пожелаем иметь, как для каждого из нас, так и для всего человечества. Пророчества тольтеков открылись нам в поворотный момент человеческого сознания, когда множество людей по всей планете пробуждаются и узнают правду о своих возможностях. Мигель Руис — один из важных духовных учителей этого времени.

Мери Кэрол Нельсон, 2003

Тольтекская мудрость

Я ничему не учу.

Я лишь предлагаю вам

ВСПОМНИТЬ то, что вы

уже знаете. Знания,

которые я несу,

не являются моей

собственностью.

Они есть в каждом из нас.

— Дон Мигель Руис

Солнце

11 января 1992 года взошло Шестое Солнце. Цвет солнечных лучей изменился, вибрация света стала интенсивнее и мягче, а потребляемая нами световая энергия претерпела качественные изменения.

Изучить этот новый вид световой энергии в лабораторных условиях будет затруднительно, так как средства современной науки не позволяют рассматривать свет как живое существо. И хотя сейчас изучение природы света в узких рамках науки невозможно, со временем будет доказано, что свет — живое биологическое существо, обладающее разумом и являющееся источником нашего собственного разума.

online-knigi.com

Биография и книги автора Руис Дон Мигель

Мигель Руис (don Miguel Ángel Ruiz) Псевдоним - дон (Дон) Мигель Руис (don Miguel Ruiz).

Толтек дон Мигель Руис, Нагваль иной, чем Кастанедовская, линии, сконцентрировал в этом маленьком послании всю мудрость Толтеков, и каждый, буквально каждый из нас может без страха воспользоваться ею. Дон Мигель Руис родился в 1952 и рос в семье целителей в сельском районе Мексики; мать его была курандерой (целительницей), а дед - Нагвалем (шаманом). Семья надеялась, что Мигель освоит их древнее наследие, состоящее в обучении и лечении людей, и внесет свой вклад в эзотерическую науку Толтеков. Однако Мигеля увлекла современная жизнь, и он выбрал мединститут, чтобы стать хирургом. Но однажды он едва не погиб, и этот случай радикальным образом изменил его жизнь. Как-то поздним вечером в начале семидесятых он уснул за рулем своего автомобиля. Проснулся в то мгновение, когда машина врезалась в бетонную стену. Дон Мигель помнит, что не чувствовал своего тела, когда вытаскивал из разбитой машины двух своих приятелей. Это событие ошеломило его, и он начал разбираться с собственными мыслями. Мигель посвятил себя овладению древней мудростью предков, прилежно учась у матери и пройдя курс обучения у шамана в мексиканской пустыне. В сновидении он получал наставления от покойного дедушки. Согласно толтекской традиции, Нагваль наставляет человека на путь личной свободы. Дон Мигель Руис - Нагваль по линии Орлиного Рыцаря; он полностью посвятил свою жизнь распространению учений древних Толтеков. Одна из важнейших заслуг Мигеля как Нагваля - это установленная им связь между мудростью Толтеков и другими духовными традициями, в частности буддизмом и христианством. В 2002 году перенес обширный инфаркт, сейчас делами заправляет его сын.Официальный сайт, Энциклопедия современной эзотерики, en.wikipedia.

www.rulit.me

Четыре Соглашения. Книга Толтекской Мудрости читать онлайн, Руис Мигель

Annotation

Эта маленькая книжка может полностью изменить вашу жизнь. Попытайтесь следовать Четырем новым Соглашениям, изменив старые соглашения, душившие вашу жизнь, — соглашения, навязанные нам Сном планеты, Сном общества, Сном семьи, — и адский сон, в котором почти все мы живем, превратится в Райский Сон.

Толтек дон Мигель Руис, Нагваль иной, чем Кастанедовская, линии, сконцентрировал в этом маленьком послании всю мудрость Толтеков, и каждый, буквально каждый из нас может без страха воспользоваться ею.

Дон Мигель Руис родился и рос в семье целителей в сельском районе Мексики; мать его была курандерой (целительницей), а дед — Нагвалем (шаманом). Семья надеялась, что Мигель освоит их древнее наследие, состоящее в обучении и лечении людей, и внесет свой вклад в эзотерическую науку Толтеков. Однако Мигеля увлекла современная жизнь, и он выбрал мединститут, чтобы стать хирургом.

Но однажды он едва не погиб, и этот случай радикальным образом изменил его жизнь. Как-то поздним вечером в начале семидесятых он уснул за рулем своего автомобиля. Проснулся в то мгновение, когда машина врезалась в бетонную стену. Дон Мигель помнит, что не чувствовал своего тела, когда вытаскивал из разбитой машины двух своих приятелей.

Это событие ошеломило его, и он начал разбираться с собственными мыслями. Мигель посвятил себя овладению древней мудростью предков, прилежно учась у матери и пройдя курс обучения у шамана в мексиканской пустыне. В сновидении он получал наставления от покойного дедушки.

Согласно толтекской традиции, Нагваль наставляет человека на путь личной свободы. Дон Мигель Руис — Нагваль по линии Орлиного Рыцаря; он полностью посвятил свою жизнь распространению учений древних Толтеков

В «Четырех Соглашениях» дон Мигель Руис раскрывает источник верований, которые отнимают у людей радость и обрекают на ненужные страдания. Основываясь на древней мудрости Толтеков, «Четыре Соглашения» предлагают правила поведения, открывающие огромные возможности быстрого изменения жизни ради того, чтобы обрести свободу, настоящее счастье и любовь.

Толтеки

Тысячи лет назад Толтеки были известны во всей Южной Мексике как «люди знания». Антропологи говорят о толтеках как о нации или расе, но на самом деле они были учеными и художниками, создавшими свое сообщество для исследования и сохранения духовного знания и обычаев древних. Они собрались вместе как наставники (Нагвали) и ученики в Теотихуакане, древнем городе пирамид под Мехико, известном как «Место, где Человек становится Богом».

В течение тысячелетий Нагвалям приходилось скрывать мудрость предков и окутывать тайной ее существование. Европейские завоевания и то, что некоторые ученики откровенно злоупотребляли своими способностями, заставили оградить традиционное знание от тех, кто не были готовы мудро им распорядиться или могли преднамеренно использовать его для своей наживы.

К счастью, эзотерическое знание Толтеков воплощали и передавали из поколения в поколение несколько различных по своей «родословной» линий Нагвалей. Хотя в течение сотен лет все это оставалось под покровом тайны, древние пророчества предсказывали, что настанет время, когда станет необходимым возвратить людям древнюю мудрость. Теперь дон Мигель Руис, Нагваль из линии Орлиного Рыцаря, по наставлению своих учителей должен был поделиться с нами учением Толтеков, способным оказывать огромное влияние на современный мир.

Знание Толтеков, как и все священные эзотерические традиции во всем мире, опирается на основополагающее единство истины. Это ни в коем случае не религия, но толтекская традиция чтит всех духовных наставников, когда-либо учивших на Земле. Она тоже говорит о духе, но речь скорее идет об образе жизни, отличительной чертой которого является готовность к внутренним изменениям, ведущим к достижению счастья и любви.

Мигель РУИС

Введение

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Молитвы

Мигель РУИС

ЧЕТЫРЕ СОГЛАШЕНИЯ

Книга Толтекской Мудрости

(Практическое Руководство)

Введение

Задымленное зеркало

Три тысячи лет назад существовали точно такие же люди, как мы с вами, — люди, жившие вблизи окруженного горами города. Один из них учился, чтобы стать знахарем, постичь знания своих предков. Но этот человек не всегда соглашался с тем, что ему приходилось осваивать. Самим сердцем своим он чувствовал, что должно существовать нечто большее.

Однажды, заснув в пещере, он увидел свое собственное спящее тело. Как-то ночью, в канун новой луны, он вышел из своего убежища. Небо было чистым, на нем сияли тысячи звезд. И что-то случилось тогда внутри него — что-то, преобразившее всю его дальнейшую жизнь. Он смотрел на свои руки, ощущал тело и слышал, как его собственный голос говорит: «Я создан из света, я сотворен из звезд».

Он снова посмотрел на светила и понял, что вовсе не звезды создают свет, скорее, свет создает звезды. «Все сотворено из света, — сказал он, — и пространство между сотворенным — не пустота». Он знал: все, что есть, — одно живое существо, а свет — посланник жизни, который содержит всю информацию.

Этот человек понял, что, хотя он и был создан из звезд, сам звездой не является. Он подумал: «Я есть то, что находится между звездами». И он назвал звезды тоналями, а свет между звездами — нагвалем, понимая, что гармонию и пространство между небесными светилами и светом создает Жизнь, или Намерение. Без Жизни тональ и нагваль существовать не могут. Жизнь — это мощь Абсолюта, Высшая Сила, всесозидающий Творец.

Его открытие состояло в следующем: все сущее является выражением одного живого существа, которое мы называем Богом. Все есть Бог. Он пришел к выводу, что человеческое восприятие есть не что иное, как просто свет, воспринимающий свет. Он рассматривал материю как зеркало — все есть зеркало, отражающее свет и создающее образы этого света, а мир иллюзии, Сна, подобен дыму, не позволяющему нам увидеть самое себя. «Наша истинная сущность — чистая любовь, чистый свет», — сказал он себе.

Понимание это изменило его жизнь. Как только он осознал, кем является на самом деле, он огляделся вокруг, посмотрел на других людей, на природу, и увиденное его поразило. Он видел себя во всем: в каждом человеке, в каждом животном, в каждом дереве, в воде, в дожде, в облаках, в земле. Видел, что Жизнь различным образом смешивает тональ и нагваль, чтобы создать миллиарды своих проявлений.

Он все постиг за те короткие мгновения. Его переполняла жажда действовать, а сердце было исполнено мира. Не терпелось отдать свое открытие миру. Но не хватало слов, чтобы все это объяснить. Он пробовал рассказать об этом другим, но окружающие не в состоянии были его понять. Люди заметили, что он изменился, что его глаза и голос излучают нечто прекрасное. Обнаружили, что он больше не высказывает суждений ни о событиях, ни о людях. Он стал совершенно другим человеком.

Он прекрасно всех понимал, но его не мог понять никто. Люди поверили, что он — воплощение Бога, а он, слушая это, улыбался и говорил:

«Это правда. Я — Бог. Но вы — тоже Бог. Мы с вами представляем одно и то же. Мы — образы света. Мы — Бог».

Но люди все еще не понимали его.

Он обнаружил, что был зеркалом для всех людей, зеркалом, в котором мог видеть самого себя. «Каждый человек — зеркало», — сказал он. Он видел себя в каждом, но никто не видел себя в нем. Он понял, что люди видят сон, но не сознают, не понимают, кем они на самом деле являются. Они не могли видеть в нем себя, ибо между зеркалами стояла стена тумана или дыма. И эта завеса соткана из истолкований образа света. Это и есть Сон человечества.

Теперь он знал, что вскоре забудет все, чему его учили. Он хотел сохранить в памяти все свои видения и поэтому решил называть себя Задымленным Зеркалом, дабы не забывать о том, что материя — это зеркало, а дым в промежутках — это то, что не позволяет нам осознать, кем мы в сущности являемся. Он сказал: «Я — Задымленное Зеркало, ведь я вижу себя во всех вас, но мы не узнаем друг друга из-за дыма между нами. Этот дым — Сон, а вы, те, кто спят, — зеркало».

«Проще жить с закрытыми глазами,

Всё, что видишь, — недоразуменье…»

Джон Леннон

Глава 1

Приручение и Сон планеты

Всё, что вы видите и слышите сейчас, — не что иное, как сон. Не исключая и данный момент. Вы и в состоянии бодрствования смотрите сон.

Сновидения — главнейшая функция разума, а спит разум все двадцать четыре часа в сутки. Он спит, когда мозг спит, спит он, и когда мозг бодрствует. Различие в том, что, когда мозг бодрствует, возникают некие материальные координаты, заставляющие воспринимать вещи линейно. Как только мы засыпаем, они исчезают, поэтому сновидение обладает свойством непрерывно изменяться.

Люди видят сны постоянно. Ещё до нашего рождения те, кто жили прежде нас, создали вокруг себя безграничный сон, который мы зовем «Сном общества», или Сном планеты. Планетарный сон — это коллективное сновидение, состоящее из миллиардов индивидуальных сновидений, которые в совокупности образуют Сон семьи, общины, города, страны и, наконец, Сон всего человечества. Сон нашей планеты включает всяческие общественные установки, верования, законы, религии, разнообразные культуры и способы ...

knigogid.ru

Голос знания. Книга Толтекской мудрости

 

5. Рассказчик

Рассматривая героев рассказа

Этой ночью в пустыне произошло то, что я называю возвращением к здравому смыслу. Я жил в рассказе, созданном мной на протяжении всей моей жизни, даже не замечая этого. Как только я это осознал, я стал рассматривать все детали своего рассказа. Правда ли то, во что я верю касательно самого себя? Правда ли все, во что я верю в отношении других? Я пересматривал мой жизненный рассказ, и мне не нравилась вся та трагедия, которую я создал. Я хотел заново открыть себя.

Перво наперво надо было удалить из рассказа то, что по моим ощущениям, было неправдой и выяснить, что было правдой. Я обнаружил, что то, что я называю рамкой сновидения, есть правда, ибо наш Творец создает рамку, и она одинакова для всех. Наши соглашения о том, как называть объекты в этой рамке, тоже правда, поскольку именно таким образом мы и описываем нашу виртуальную реальность. Буква А, она и есть буква А, потому что мы так договорились и согласились с этим. Слово собака описывает вид животного, которого мы согласились прозвать собакой.

Знание, используемое таким образом, всего лишь инструмент для коммуникации. Но почти все абстрактное является ложью: что правильно, и что неправильно, что хорошо и что плохо, что красиво, и что уродливо. Я обнаружил, что почти 90 % понятий, хранящихся в моем разуме, основаны на лжи, в особенности понятия, касаемых меня: я могу это сделать, я не могу это сделать. Я такой, я таким никогда не буду. Проблема не в самом знании, а в том, что отравляет, инфицирует знание — вот, где проявляется ложь. Я видел, сколько бессмыслицы в том, как мы учимся создавать наши рассказы. Как же это происходит?

Прежде, чем я появился на свет в этом физическом теле, здесь уже обитало целое общество рассказчиков. Уже существовал текущий рассказ, и из их рассказа, я научился создавать свой. Рассказчики, существующие до нас, обучают нас, что это значит, быть человеком. Вначале, они говорят нам, мальчик ли мы или девочка, затем, они говорят нам, кто мы есть, и кем мы должны быть или не должны быть. Они учат нас быть женщиной или мужчиной. Что значит быть приличной женщиной, пристойной женщиной, сильным мужчиной, смелым мужчиной. Они дают нам имя, идентификацию, и говорят нам, какую роль мы играем в их рассказе. Они готовят нас к жизни в человеческих джунглях, соперничать друг с другом, контролировать друг друга, навязывать нашу волю, сражаться против своего же рода.

Разумеется, я верил всему, что рассказчики мне говорили. Почему же им не верить? Они наполнили меня знанием, и я пользовался этим знанием, чтобы копировать их стиль и создавать свое искусство похожим способом. Я слышал, как мои старшие братья обменивались своими глубокими убеждениями с отцом. Я пытался заговорить, но меня тут же затыкали — даже и не думай… у меня не было права голоса. Как я уже говорил, я едва мог дождаться, когда у меня появятся мои собственные убеждения. Неважно, каким было бы мое мнение, я просто хотел высказывать свои мнения, и защищать свои убеждения со всей праведностью.

Будучи детьми, мы становимся свидетелями взаимоотношений между людьми, и это становится нормой поведения для нас. Мы видим наших старших братьев и сестер, тетушек и дядюшек, родителей, и соседей, какие у них романтические взаимоотношения. Они страдают, но верят, что любят. Мы видим, как они ругаются, и не можем дождаться, чтобы вырасти и делать то же самое. Наш менталитет в детстве «ух ты, вот это здорово!». Мы страдаем от драмы во взаимоотношениях, потому что мы видим много лжи, когда мы невинны, и мы используем эту ложь, чтобы создать свой рассказ.

Я продолжил изучать историю своей жизни, и что я обнаружил, все в моем рассказе — оно обо мне. Конечно же, так и должно быть, поскольку я и есть центр своего восприятия, и рассказ вытекает из моей точки зрения. Главные персонажи, живущие в моем рассказе, основаны на том, кто реально существует — это правда. Но то, во что я верю насчет себя, это неправда — это рассказ. Я создал персонаж «Мигель», и это всего лишь образ, основанный на моих соглашениях и верованиях в отношении самого себя. Я проецирую свой образ на других людей в обществе, другие люди воспринимают эту проекцию, изменяют ее, и реагируют на меня, в соответствии с их рассказами.

Потом я понял, что поскольку это мой рассказ, я также создал образ для каждого второстепенного персонажа, живущего в моем рассказе. Второстепенные персонажи основываются на реально существующих людях, но все, чему я верю о них, есть рассказ моего собственного сочинения. Я создаю персонаж матери, отца, моих братьев и сестер, любимой, даже собаки и кошки. Я встречаю человека, оцениваю его, выношу суждения на его счет, основываясь на знании в моем разуме. И таким образом, я удерживаю их образ в моей памяти.

В моем рассказе, вы — второстепенный персонаж, мое творение, и я с вами взаимодействую. Вы проецируете то, чему вы хотите, чтобы я поверил в отношении вас, и я изменяю это в зависимости от своих верований. Теперь я уверен, что вы именно тот, кто вы есть, по моему убеждению. Я даже могу сказать: «Я тебя знаю», в то время, как истина в том, что я вас абсолютно не знаю. Я знаю только рассказ, который я о вас создал. И у меня ушло время на понимание того, что я только знаю рассказ, который создаю сам о себе.

Годами я думал, что знаю себя, пока не обнаружил что это неправда. Я знал только то, во что верил в отношении себя. Потом я понял, что я не тот, кем я по моему убеждению являюсь! И это было очень интересно, и пугающе, когда я понял, что на самом деле никого не знаю, и никто не знает меня.

Истина в том, что мы знаем лишь то, что мы знаем, и единственное, что мы действительно знаем, есть наш рассказ. А сколько раз вы слышали, как другие люди говорили: «Я хорошо знаю своих детей. Они никогда бы такого не совершили!». Вы думаете, вы и в самом деле знаете своих детей? Вы думаете, вы действительно знаете своего партнера. Может, вы уверены, что ваш партнер вас совсем не знает? Возможно, вы считаете, что никто вас не знает в действительности, но знаете ли вы сами себя? Знаете ли вы хоть кого-нибудь?

Когда-то я верил, что знаю свою мать, но единственное, что мне о ней известно, это та роль, которую я определил ей в своем рассказе. У меня есть образ для персонажа, который играет роль моей матери. Все, что мне о ней известно, есть то, чему я о ней верю. Я понятия не имею, что творится у нее в голове. Только моя мать знает, кем она является, и несомненно, она и сама не знает.

То же верно и для вас. Ваша мать может клясться, что она очень хорошо вас знает. Но правда ли это? Я так не думаю. Вы знаете, что она понятия не имеет, что происходит в вашем разуме. Она знает лишь то, во что о вас верит, что значит, она почти ничего о вас не знает. Вы — второстепенный персонаж ее рассказа, и вы играете роль сына или дочери. Ваша мать создает ваш образ, и она хочет, чтобы вы соответствовали этому образу, который она создала. Если вы не являетесь те, кем бы она вас хотела видеть в соответствии со своим рассказом, догадайтесь, что произойдет? Она ощущает, что вы причиняете ей боль, и пытается подогнать вас под ее образ. Поэтому, она испытывает потребность вас контролировать, говорить вам, что делать и чего не нужно делать, высказывать вам все свои мнения о том, как вы должны жить.

Когда вы понимаете, что это всего лишь навсего ее рассказ, какой смысл суетиться, отстаивая свою точку зрения? Неважно, что вы говорите, она вам все равно не поверит. Как она может поверить в ваш рассказ, когда это не ее точка зрения? Наилучшее, что вы можете сделать, это изменить направление разговора, насладиться ее присутствием, и любить ее такой, какая она есть. Когда вы обладаете такой осознанностью, вы простите вашу мать за все, что она вам сделала, конечно же, в соответствии с вашим рассказом. Только посредством акта прощения, ваши взаимоотношения с матерью совершенно изменятся.

Когда я обнаружил, что люди создают и живут свои собственные истории, как я мог продолжать осуждать их? Как я мог воспринимать что-либо на свой счет, когда я знаю, что я всего лишь второстепенный персонаж их рассказа? Я знаю, что когда они обращаются ко мне, они в действительности разговаривают со второстепенным персонажем своего рассказа. И что бы люди обо мне не говорили, это всего лишь проекция их образа, созданного обо мне. Это не имеет ничего общего со мной. Я не теряю свое время на то, чтобы принимать что-либо на свой счет. Я концентрирую свое внимание на создание моего рассказа.

Каждый из нас имеет право на создание собственного жизненного рассказа, на самовыражение посредством своего мастерства. Но как часто мы пытаемся подогнать второстепенные персонажи нашей истории под образы и роли, которые мы для них создали? Мы хотим, чтобы наши дети были такими, какими мы их себе представляем. Так вот, плохие новости! Этого никогда не произойдет. И когда наш партнер не соответствует образу, который мы для него/нее создали, мы чувствуем гнев или боль. Затем мы пытаемся контролировать нашего партнера, мы должны говорить ему, что делать, чего не делать, во что верить, во что не верить. Мы даже указываем партнеру как ходить, как одеваться, как разговаривать. Мы то же самое проделываем с нашими детьми, и это переходит в войну за контроль.

Жизнь в физическом теле очень коротка, даже если мы будем жить сто лет. Когда я понял это, я решил больше не тратить свое время на создание конфликтов, в основном с людьми, которых я люблю. Я хочу наслаждаться ими, и я делаю это, когда я их люблю за то, кем они являются, а не то, во что они верят. Не важно, какой рассказ они сотворили. Меня не волнует, если рассказ моей матери не соответствует моему рассказу. Я люблю ее, и наслаждаюсь ее присутствием. Я знаю, как не навязывать ей мой рассказ, я вообще его никому не навязываю. Я уважаю ее рассказ, выслушиваю ее рассказ, и я не считаю его неправильным.

Если другие люди пытаются писать ваш рассказ за вас, они вас не уважают. Они не уважают вас, потому что они вас считают недостаточно хорошим мастером, будто вы не можете создать свой собственный рассказ, хотя вы и родились для того, чтобы его создать. Уважение проистекает из любви, это одно из наивысших проявлений любви.

Я также уважаю себя, и я не позволяю другим писать мой рассказ. Мой рассказ — это моя ответственность, мое творение. Я — мастер, и уважаю свое мастерство. Я могу сравнивать свое мастерство с другими людьми, но я делаю свой выбор, и я беру ответственность за свое творение. Когда поначалу я осознал, что мне не нравится мой рассказ, я подумал: «Хорошо, я — автор. Я изменю свой рассказ». И я попытался, и потерпел неудачу. И я снова попытался, и снова много раз терпел неудачу, потому что я пытался изменить все второстепенные персонажи в моей истории. Я думал, что изменяя второстепенные персонажи, я изменяю свой рассказ, но это совсем неправда!

Проблема заключается не во второстепенных персонажах нашей истории. То, что мы в них видим, всего лишь проекции наших верований, и это второстепенная проблема. Наша главная проблема заключается в главном герое нашей истории. Если нам не нравится наш рассказ, значит нам не нравятся наши верования о главном персонаже. Единственный способ изменить наш рассказ, это изменить наши верования относительно себя.

Это большой шаг на пути осознанности. Если мы избавляемся от лжи, в которую мы о себе верим, почти магическим образом изменяется и вся ложь, в которую мы верили относительно других. Затем изменятся второстепенные персонажи нашего рассказа, но это не означает что мы заменили одного человека другим. Второстепенные персонажи остаются все теми же, изменяются наши верования о них. Это меняет наши проекции на них, и вместе с этим изменяется наше взаимодействие с ними. А с этими переменами, меняется и их восприятие нас. А с этим, меняется и второстепенный персонаж, который мы представляем в их рассказе. Это как рябь на воде, мы меняем себя, и изменяется все остальное.

Вы, и только вы, можете изменить свой рассказ, и вы делаете это, изменяя взаимоотношения с самим собой. Каждый раз, когда вы изменяете главный персонаж в своем рассказе, как по волшебству начинает меняться весь рассказ, чтобы подстроиться под нового главного героя истории. Это легко доказать, потому что главный герой меняется в любом случае, но тогда он меняется сам по себе, без вашей осознанности.

То, как вы воспринимаете мир в восемь или девять лет, не похоже на то, каким вы его видите в пятнадцать или шестнадцать лет. Когда вам двадцать, ваше восприятие снова меняется. Вы видите мир другим, когда впервые женитесь, или у вас появляется ребенок. Вы меняете свое верование о себе. Меняется ваша точка зрения, меняется ваш способ самовыражения, меняется ваша реакция. Меняется все, и это изменение может быть настолько существенным, что может показаться будто это два разных сновидения и два разных человека.

Вы также меняете второстепенные персонажи в своей истории. Ваше восприятие отца и матери, когда вам десять, меняется, когда вам двадцать, и тридцать, и сорок, и все продолжает меняться. Каждый день, вы заново пишете свой рассказ. Как только вы просыпаетесь утром, вы должны понять, какой сегодня день. Вы должны выяснить, где вы находитесь, и на чем закончился рассказ, когда вы пошли спать, просто, чтобы продолжать свой рассказ, продолжать жить. Вы должны пойти на работу, осуществить мероприятия, запланированные на день, и вы продолжаете писать свой рассказ, но неосознанно.

Все в вашем рассказе постоянно меняется, включая историю, которую вы рассказываете сами себе о том, кем вы являетесь. Двадцать лет назад, рассказчик сказал вам, кто вы есть, и вы поверили в это. Сегодня рассказчик преподносит вам совершенно другую историю о вас. Разумеется, рассказчик вам скажет: «О да, это потому что у меня сейчас намного больше опыта. Сейчас я знаю больше, сейчас я более мудрый». Но это просто другая история. Вся ваша жизнь была рассказом.

Если вы говорите о чем-то, что случилось с вами в детстве, у вашего отца или матери или братьев и сестер будет совсем другой рассказ. Это потому что мы делимся только рамкой сновидения. Если каждый из вас начнет говорить о том, что случилось двадцать лет назад, это будет звучать как два совершенно разных события. Ваш отец утверждает: «Это был так, и это правда». И вы говорите: «Нет, нет, нет. Ты неправ. Вот, что произошло на самом деле». Кто прав, а кто неправ? В действительности, вы оба правы, каждый в соответствии со своей историей.

Если сто человек воспринимают какое-либо событие, вы услышите сто различных историй, и каждый будет утверждать, что его история подлинная. Конечно же, это верно только для того человека, а ваш рассказ является правдой только для вас. Но голос знания начинает перебирать все в вашем разуме, чтобы подтвердить вашу правоту. Вы даже призовете союзников присоединиться к вашему крестовому походу, дабы оказаться правым и показать другому, что он не прав. Зачем нужно пытаться доказывать свои верования? Нет нужды показывать другим, что они не правы, поскольку вы уже знаете, что в их рассказе, они да правы. А в вашем — правы вы. И тогда, исчезает потребность быть правым или неправым, вы больше не должны доказывать то, чему вы верите.

Когда мы достигаем этого уровня осознанности, становится проще не принимать разговоры других на свой счет. Мы знаем, что каждый человек, окружающий нас, рассказчик, и что каждый искажает правду. Мы делимся всего лишь своим восприятием друг с другом, это только наша точка зрения. И это абсолютно нормально, так как все, что мы имеем, это лишь наша точка зрения. Это способ, с помощью которого мы описываем увиденное.

Наша точка зрения зависит от нашей запрограммированности, то есть всего, что находится в нашем Древе Знания. Наша точка зрения также зависит от того, как мы себя чувствуем эмоционально и физически, и это меняется от одного момента к другому. Это меняется, когда мы гневаемся или расстраиваемся, это снова меняется, когда мы счастливы. Наше восприятие меняется, когда мы устали или голодны. Мы, люди, постоянно корректируем, что мы говорим, как мы реагируем, что мы проецируем. Мы даже модифицируем то, что говорят другие!

Знаете, это очень интересно, как мы создаем наши рассказы. У нас есть склонность искажать все, что мы воспринимаем, чтобы это согласовалось с тем, во что мы уже верим. Мы «фиксируем» это, чтобы согласовать с нашей ложью. Просто изумительно, как мы это делаем. Мы искажаем образ наших детей, мы искажаем образ нашего партнера, и мы искажаем образ наших родителей. Мы даже искажаем образ нашей собаки или кошки! Люди приходят ко мне и говорят: «О, я так многому научился у своей собаки. Моя собака почти как человек. Она почти уже разговаривает». И они в самом деле так думают! Сколько людей водят своих собак к ветеринару-психологу, потому что у их собаки много проблем! Вы видите, как мы искажаем наш рассказ? История основана на реальных событиях, потому что да, у нас эмоциональная связь с нашей собакой, но не правда, что наша собака почти разговаривает или что наша собака почти человек.

Когда мы говорим о своих детях, мы рассказываем: «мои дети — самые хорошие. Они делают и то, и это». Другой человек в ответ на это может заявить: «Нет, посмотри на моих детей». Каждый, как мастер со своим собственным стилем, у нас есть право искажать рассказ, и это лучшее, что мы можем сделать. Это искажение есть наша точка зрения, и для нас она имеет значение. Мы проецируем наш рассказ и, осознавая искажения, мы иногда можем вернуться ка нашей правде. И тогда, кто говорит, что искажение нашей истории не есть искусство? Это искусство, и оно прекрасно!

Люди — рассказчики Бога. Внутри нас существует нечто, что может интерпретировать все, что мы постигаем. Мы, как журналисты Бога, стараемся объяснить, что происходит вокруг. Это наша природа, придумывать рассказы, вот почему мы создаем языки. Вот почему все мировые религии создают красивую мифологию. Мы пытаемся выразить увиденное и поделиться познанным с окружающими, и это происходит все время.

Когда мы встречаемся с новым для нас человеком, мы сразу же хотим узнать его рассказ. Мы задаем ключевые вопросы: «Чем вы занимаетесь? Где вы живете? Сколько у вас детей?» Этот допрос происходит обоюдно. Мы не можем дождаться, чтобы высказать этому человеку свою точку зрения, выразить, что мы чувствуем, поделиться своим рассказом. Когда мы испытываем нечто, что нам нравится, мы тут же хотим об этом всем рассказать. Вот почему мы так много разговариваем друг с другом. Даже когда мы одни, у нас есть потребность поделиться своим рассказом, и мы делимся им с самим собой. Мы видим прекрасный закат, и мы говорим: «О, какой красивый закат!». Никто нас не слышит, кроме нас самих, но мы все равно разговариваем с самим собой.

У нас также есть нужда ознакомится с рассказами других людей, потому что мы любим сравнивать наши заметки, другими словами, как мастера, мы любим сравнивать свое искусство. Мы смотрим фильм, он нам нравится, мы спрашиваем друга, который с нами ходил в кино: «Что ты думаешь о фильме?». И тут, может быть наш приятель имеет другую точку зрения и рассказывает нам о моментах фильма, которые мы не увидели. Вскоре мы меняем свое мнение и говорим: «Мда, этот фильм не настолько хорош, как мне показалось». Мы постоянно обмениваемся информацией и таким образом вносим коррективы в свой рассказ. Так развивается сновидение человечества. Наше личное сновидение смешивается со сновидением других, и это видоизменяет большое сновидение общества.

Вы видите сон из вашего жизненного рассказа, и я могу вас заверить — это произведение искусства. Ваше мастерство заключается в искусстве создания рассказов и умении разделять рассказы с другими. Если бы я встретился с вами сегодня, я бы увидел вас настоящих, за вашим рассказом. Я бы увидел вас, как силу жизни, создающую искусство с вашей помощью. Ваш рассказ может быть самым лучшим сценарием для кинофильма, потому что мы все профессиональные рассказчики. Но я знаю, что что бы вы мне не говорили, это всего лишь рассказ. Я не обязан верить вашей истории, но я могу ее послушать и насладиться ею. Я могу пойти в кино на фильм «Крестный Отец», и я не верю ему, но я же могу получить от него удовольствие, не правда ли?

Все, чем я делюсь с вами, это мой личный процесс, как я восстановил личную свободу. Я благодарен за возможность поделится с вами моим рассказом, но это всего лишь рассказ, и он является правдой лишь для меня. Я нахожу интересным тот факт, что каждый раз, когда я делюсь этим рассказом, он другой. Я пытаюсь искажать его по минимуму, но даже мой собственный рассказ меняется. И несмотря на искажение, если вы можете понять его, вы можете сравнить мой рассказ с вашим искусством.

Зачастую, мы сами не видим своего творения, мы не видим собственную ложь. Но иногда, в отражениях других, мы можем видеть собственное величие. Испытывая любовь другого человека, мы можем увидеть, какие мы замечательные. От одного мастера к другому, мы можем увидеть возможность улучшения собственного мастерства.

Когда мы обладаем осознанностью понимать свой собственный рассказ, мы обнаруживаем другой способ создавать главный персонаж. Без осознанности, мы ничего не можем сделать, потому что рассказ могуществен настолько, что он пишется сам по себе. Мы создаем рассказ, мы отдаем ему личную силу, а потом рассказ живет нашей жизнью. Но с осознанностью, мы восстанавливаем контроль над нашим рассказом. Это хорошие новости. Если нам не нравится наш рассказ, мы — авторы, мы можем его изменить.

Темы для Размышления

Вы являетесь автором непрерывной истории, которую вы сами себе рассказываете. В вашем рассказе, все крутится вокруг вас, и так и должно быть, потому что вы являетесь центром вашего восприятия. История излагается из вашей точки зрения.

Вы создаете образ для второстепенных персонажей вашего рассказа, и вы устанавливаете, какую роль они будут играть. Единственное, что вы знаете о второстепенных персонажах, это история, которую вы о них создали. Правда в том, что вы не знаете никого, и никто не знает вас.

Уважение — одно из наивысших выражений любви. Если другие люди пытаются написать ваш рассказ за вас, это значит, что они вас не уважают. Они предполагают, что вы не обладаете достаточным мастерством, чтобы самому написать свою историю, даже если вы именно для этого и родились.

Единственный способ изменить рассказ это изменить ваши верования насчет себя. Если вы избавляетесь от лжи, в которую вы о себе верите, ложь, в которую вы верите относительно других, тоже изменится. Каждый раз, когда вы изменяете главного героя своего рассказа, весь рассказ меняется, чтобы приспособится к новому главному персонажу.

Не теряйте время, чтобы принимать что-либо на свой счет. Когда другие люди с вами общаются, они на самом деле разговаривают со второстепенным персонажем своего рассказа. Все, что люди говорят о вас, есть всего лишь проекция образа, который они о вас создали. Это не имеет ничего общего с вами.

Люди — рассказчики Бога. Это наша сущность, придумывать истории, анализировать все, что мы воспринимаем. Без осознанности, мы отдаем собственную силу рассказу, и он сам себя пишет. С осознанностью, мы восстанавливаем контроль над рассказом. Мы осознаем, что мы являемся авторами, и если нам не нравится наша история, мы можем изменить ее.

litresp.ru

Четыре Соглашения. Книга Толтекской Мудрости

Автор: Руис Мигель

Жанр: Эзотерика

Эта маленькая книжка может полностью изменить вашу жизнь. Попытайтесь следовать Четырем новым Соглашениям, изменив старые соглашения, душившие вашу жизнь, — соглашения, навязанные нам Сном планеты, Сном общества, Сном семьи, — и адский сон, в котором почти все мы живем, превратится в Райский Сон.Толтек дон Мигель Руис, Нагваль иной, чем Кастанедовская, линии, сконцентрировал в этом маленьком послании всю мудрость Толтеков, и каждый, буквально каждый из нас может без страха воспользоваться ею.Дон Мигель Руис родился и рос в семье целителей в сельском районе Мексики; мать его была курандерой (целительницей), а дед — Нагвалем (шаманом). Семья надеялась, что Мигель освоит их древнее наследие, состоящее в обучении и лечении людей, и внесет свой вклад в эзотерическую науку Толтеков. Однако Мигеля увлекла современная жизнь, и он выбрал мединститут, чтобы стать хирургом.Но однажды он едва не погиб, и этот случай радикальным образом изменил его жизнь. Как-то поздним вечером в начале семидесятых он уснул за рулем своего автомобиля. Проснулся в то мгновение, когда машина врезалась в бетонную стену. Дон Мигель помнит, что не чувствовал своего тела, когда вытаскивал из разбитой машины двух своих приятелей.Это событие ошеломило его, и он начал разбираться с собственными мыслями. Мигель посвятил себя овладению древней мудростью предков, прилежно учась у матери и пройдя курс обучения у шамана в мексиканской пустыне. В сновидении он получал наставления от покойного дедушки.Согласно толтекской традиции, Нагваль наставляет человека на путь личной свободы. Дон Мигель Руис — Нагваль по линии Орлиного Рыцаря; он полностью посвятил свою жизнь распространению учений древних ТолтековВ «Четырех Соглашениях» дон Мигель Руис раскрывает источник верований, которые отнимают у людей радость и обрекают на ненужные страдания. Основываясь на древней мудрости Толтеков, «Четыре Соглашения» предлагают правила поведения, открывающие огромные возможности быстрого изменения жизни ради того, чтобы обрести свободу, настоящее счастье и любовь.Тысячи лет назад Толтеки были известны во всей Южной Мексике как «люди знания». Антропологи говорят о толтеках как о нации или расе, но на самом деле они были учеными и художниками, создавшими свое сообщество для исследования и сохранения духовного знания и обычаев древних. Они собрались вместе как наставники (Нагвали) и ученики в Теотихуакане, древнем городе пирамид под Мехико, известном как «Место, где Человек становится Богом».В течение тысячелетий Нагвалям приходилось скрывать мудрость предков и окутывать тайной ее существование. Европейские завоевания и то, что некоторые ученики откровенно злоупотребляли своими способностями, заставили оградить традиционное знание от тех, кто не были готовы мудро им распорядиться или могли преднамеренно использовать его для своей наживы.К счастью, эзотерическое знание Толтеков воплощали и передавали из поколения в поколение несколько различных по своей «родословной» линий Нагвалей. Хотя в течение сотен лет все это оставалось под покровом тайны, древние пророчества предсказывали, что настанет время, когда станет необходимым возвратить людям древнюю мудрость. Теперь дон Мигель Руис, Нагваль из линии Орлиного Рыцаря, по наставлению своих учителей должен был поделиться с нами учением Толтеков, способным оказывать огромное влияние на современный мир.Знание Толтеков, как и все священные эзотерические традиции во всем мире, опирается на основополагающее единство истины. Это ни в коем случае не религия, но толтекская традиция чтит всех духовных наставников, когда-либо учивших на Земле. Она тоже говорит о духе, но речь скорее идет об образе жизни, отличительной чертой которого является готовность к внутренним изменениям, ведущим к достижению счастья и любви.

Читать книгу онлайн бесплатно

 

 

Какой формат выбрать?

 

 

bookscafe.net