Как правильно выбрать шрифт для книги? Книги шрифт


Как правильно выбрать шрифт для книги?

В Москве на фестивале книжного дизайна «Жар-книга» с лекциями выступили два известных швейцарских специалиста — Франсуа Раппо и Йонас Фёгели. Валерий Леденёв расспросил Фёгели о принципах его работы.

— Не могу не задать самого общего и наивного вопроса — зачем книге нужен дизайн?

— Конечно, книга — это, в первую очередь, носитель информации и хранитель знания. Но в культуре всегда важна коммуникация. И графический дизайн в определенном смысле осуществляет функцию перевода. С читателем необходимо коммуницировать. Если дизайн хороший, он облегчает доступ к культуре. Если он сделан плохо и небрежно, культурный материал рискует быть утраченным.

— Получается, что, издавая книгу в переводе на другой язык, дизайн книги также нужно определенным образом «переводить»?

— Существуют вещи, которые можно передать «один к одному». Например, для книги, изданной на немецком языке, существуют правила набора текста или форматирования, которые можно «перевести», работая с кириллицей. В некоторых своих книгах я часто обращаюсь к метафорам в концептуальной структуре издания, разным возможностям построения в нем нарратива. В одной моей работе, например, один рассказ воспроизводится трижды, но с различных точек зрения. Такие вещи будет легко адаптировать при «переводе». Однако кое-что (например, ту же типографику), вполне вероятно, придется переделать полностью.

— Может ли профессиональный дизайнер иметь свои предпочтения в смысле материала, с которым работает, или же он должен уметь спроектировать издание на любую тему?

— Мое собственное мнение всегда играет существенную роль. Есть клиенты, с которыми я ни за что не стал бы сотрудничать, с другими по завершении работы мы становились хорошими друзьями. То же касается изображений. Работа по их отбору всегда внушительна и масштабна. Например, во время работы над одной книгой на нас свалилось около десяти тысяч произведений одного художника, но в издании мы смогли опубликовать лишь шестьсот. В этом случае, конечно же, мы глубоко были вовлечены в процесс отбора.

Толщина шрифта придает «толщину» и вес самому изданию. Книга становится высказыванием. И это важно, потому что она посвящена сквотам, уличным протестам, демонстрациям.

— Мой вопрос скорее о специализации.

— Область, которой я занимаюсь, можно обозначить как «книги и бренды» (books and brands). Кроме того, я преподаю дисциплину, которая называется «дизайн изданий» (editorial design). Это очень широкое понятие: сюда входят не только книги, но и газеты, журналы и в некотором смысле движущиеся изображения, если включить сюда еще и интернет-сайты. С другой стороны, мой интерес определенным образом сфокусирован, потому что моей страстью является создание и написание шрифтов.

Не могу сказать, что круг сотрудничества студии Hubertus Design, где я работаю, очень узок. Мы работаем с архитекторами, художниками, учеными, выпускаем литературные и экономические издания и не только. Современному графическому дизайнеру необходимо ориентироваться в огромном массиве информации. Одновременно с этим существует спрос на специализированный, узко заточенный дизайн для конкретных профессиональных областей. Часто мы работаем внутри разветвленных сетевых структур. Разумеется, ты не можешь уметь все, но ты должен понимать, где найти необходимую информацию и как связаться со специалистом, помощь которого тебе в данный момент необходима.

— Вы говорили, что дизайн выступает в роли переводчика. Но при этом в другом месте вы высказывали мнение, что значительная часть графического дизайна очень провинциальна. Может, она просто отражает особенности конкретной локальной культуры?

— В моих словах нет никакого противоречия, потому что дизайн, который я называю провинциальным, не имеет отношения к местной специфике. Если работа отвечает характерным локальным запросам, проблемам или вызовам, я всячески это приветствую. Но «провинциальное», напротив, несет в себе наиболее неспецифическое. Такие вещи обычно проходят по ведомству декора. Они поверхностны, непродуманны, и за ними не стоит никакой определенной позиции.

— Хотел спросить вас про конкретную книгу, выпущенную студией Hubertus Design, — издание «Wo-Wo-Wonige». Оно представляет собой докторскую диссертацию Томаса Штаеля, посвященную активистским движениям в Цюрихе после 1968 года. Как по-вашему, может ли дизайн сам по себе выполнять критическую функцию, быть критическим?

— Конечно, да, очень даже может. В некотором роде он всегда таковым и является. Дизайн всегда был тесно связан с вопросами политики. С другой стороны, если речь заходит о дизайне изданий или книг, пространства для маневров остается не так много. Дизайн ни в коем случае не может становиться барьером между читателем и текстом, но должен «поддерживать» передаваемое содержание. И если он сам вдруг начинает перевешивать, он просто перестает работать.

Книга «Wo-Wo-Wonige», которую вы упомянули и которая получила Федеральную швейцарскую премию в области дизайна, в этом смысле особенно интересна. Во-первых, она достаточно легко написана. Во-вторых, была проделана огромная работа. Автор посвятил ей много лет и собрал уйму материала, который, конечно же, невозможно было опубликовать в издании целиком. Текст в ней набран шрифтом Monotype Grotesque Bold Extended. Этот яркий полужирный шрифт, и в текстовых изданиях он обычно никогда не используется. Именно за это мою работу больше всего критиковали — что книга толщиной почти в пятьсот страниц отпечатана подобным образом.

Чем c более ярким и гетерогенным материалом ты работаешь, тем скромнее тебе приходится быть как дизайнеру.

Книга при этом получилась очень читабельной. Она настраивает на очень хороший темп и скорость восприятия. А толщина шрифта придает «толщину» и вес самому изданию. Книга становится высказыванием. И это важно, потому что она посвящена сквотам, уличным протестам, демонстрациям. Было бы просто неверным использовать более «мягкий» шрифт для такой импульсивной и агрессивной темы.

При этом, делая книгу, я полностью отказался от курсива. Если какой-то фрагмент нужно было выделить, я использовал шрифт печатной машинки. Таким образом, текст, набранный Monotype Grotesque Bold Extended, который получился довольно темным, был «усеян» подобными как бы машинописными вставками. Это, в свою очередь, отсылало к техникам, популярным в 70-е и 80-е, — коллажам, вырезкам и т.д.

На мой взгляд, это и есть удачный пример того, как с помощью дизайна удалось подчеркнуть нечто важное в самой книге.

— В данном случае вы работали c научным текстом. Как быть дизайнеру, который делает каталог художника или архитектора, вещь яркую и выразительную в плане визуальности?

— С одной стороны, чем c более ярким и гетерогенным материалом ты работаешь, тем скромнее тебе приходится быть как дизайнеру. Но все сильно зависит от ситуации и художников, чьи книги ты проектируешь. Иногда, если материал слишком выразительный и кричащий, бывает полезно перегнуть палку и местами переборщить. Но такие вопросы всегда лучше решать в сотрудничестве с клиентом.

— Последний вопрос — каковы взаимоотношения дизайна и рынка?

— Это большая тема, и в Швейцарии очень много дискуссий ведется по этому поводу. Швейцарский дизайн долгое время был связан с крупными международными компаниями, например, в области фармакологической индустрии. Связь была очень тесной, и благодаря этому местный дизайн смог быстро и широко распространиться буквально во всем мире. В 1980-е, когда большие дизайнерские компании как раз начали процветать, крупные экономические институции больше нуждались в консультантах, помогавших им выстраивать имиджевые стратегии в публичной сфере. Речь шла именно о консультантах, и дизайнеру в этой цепочке отводилась самая последняя роль. Но если консультант не имеет об этой области ни малейшего представления, то дизайн лишается возможности использовать и сотую долю своего потенциала. Невозможно заниматься только своей областью. Дизайнер должен быть вовлечен во все процессы формирования стратегий коммуникации.

Возьмем, например, типографику. За последние несколько лет эта область превратилась в огромный рынок. Она преодолела громадный разрыв, из сугубо специализированной области графического дизайна превратившись в систему коммуникационных и экономических процессов. И, я надеюсь, это послужит хорошим примером для графического дизайна в целом.

Понравился материал?помоги сайту!

www.colta.ru

57 советов для верстки книги

 Дата написания: Май 1st, 2010 | нет ответов

01. Общая композиция книгиПриступая к созданию книги, помни, что у тебя две цели: во-первых, ты должен дать подлинное произведение искусства, во-вторых, твоя задача — всячески облегчить процесс передачи содержания книги читателю. Поэтому — избегай всякой пестроты и разнобоя: пусть создаваемая тобою книга будет насквозь проникнута единством стиля, пусть все ее элементы будут связаны между собою, при союзе высокой техники и хорошего вкуса. Буквы должны гармонировать с буквами, строки со строками, страницы со страницами, текст с иллюстрациями. Весь набор с выходным листом и обложкой, тип обложки — с характером иллюстраций, и т. д. Если ты допустишь небрежность, неряшливость приправки, решетчатый набор, разнобой в шрифтах, противоречие между цветами форзаца и переплета, негодную бумагу или только некрасивую обложку — вся книга теряет вид. Не упускай ни малейшей детали, примени все правила, прояви твой вкус и чуткость — и монтированная тобою книга будет подлинным произведением искусства.

Помни всегда, что, удовлетворяя физиологическим требованиям зрения читающего, ты тем самым незаметно достигнешь и лучшего эстетического впечатления от произведения полиграфического искусства, каковым должна явиться и создаваемая тобою книга.

Помни еще, что классическая простота всегда выше аляповатой, хотя и дорогой нагроможденности витиеватых украшений.

Помни еще, что самое незначительное произведение, требует такого же внимания дизайнера, как самое большое и сложное произведение.

02. Золотое сечениеПри композиции книги чаще вспоминай правило золотого сечения, но применяй его условно, в зависимости от конкретных задач и возможностей.

Примечание: Правило золотого сечения или деления основывается на том, что глаз особенно легко и приятно воспринимает пропорции, при которых большой отрезок линии относится к меньшему отрезку, как вся линия к большому отрезку, именно, (А+В):А=А:В. При этом, если В, т.е. меньший отрезок равен 1, то А равно приблизительно 1,61. Были попытки самого широкого применения этого закона и в живописи, и в архитектуре, и в близкой ей по принципам композиции шрифта и страниц: но нет никакой надобности в железном применении этого правила: его ценность в том, что оно соответствует физиологическим условиям глаза, видящего в бока лучше, чем вверх и вниз; поэтому, например, рисунок литеры может быть для меньшего напряжения глаза сжат в ширину и удлинен в высоту, страницы книги — тоже. Но точное, абсолютное применение этого закона не диктуется, в сущности, никакими условиями физиологии глаза или эстетики. Вместе с тем многочисленные наблюдения, а также хорошо поставленная анкета, проведенная Г. Т. Фехнером (см. у Тимердинга. стр. 70–72), показали, что из десяти прямоугольников большинство опрошенных удовлетворили три. Стороны, которых относились как 34/21, 3/2 и 23/13. То есть первый — построенный по пропорции золотого сечения, второй и третий — близкие к нему.

Вместо этой пропорции предлагают другую — отношение стороны квадрата к его диагонали, т.е. 1:1.41 которое имеет то преимущество, что всегда остается постоянным — как, впрочем, и пропорция золотого сечения.

03. Единая гарнитураПри процессе чтения глаз привыкает к основному шрифту книги, поэтому он испытывает утомление, если заголовки, примечания, оглавления, предисловие, титульный, лист набраны шрифтами разных рисунков, не гармонирующих к тому же с основным шрифтом. Поэтому — во всей книге, от передней до задней обложки, пользуйся шрифтом только одного типа, одной гарнитуры, его основным с капителью, черным и в третью очередь курсивными рисунками. Какими кеглями пользоваться, какими их рисунками, обыкновенными или черными или курсивными — тебе покажут твой вкус и здравый смысл или лучшие образцы книжного мастерства.

Даже нормочку, колонцифер, фирму типографии, и т.д. — обязательно давай той же гарнитурой.

Это правило надо принять, как абсолютное; таким его и считают, например, в Германии и Англии. Исключения допускаются только для периодических изданий, где, по соображениям больше коммерческим, иногда разрешается каждое объявление набирать шрифтами другой, но, конечно, сходной гарнитуры для всех кеглей данного объявления.

04. Число гарнитурЛучшей — не большое разнообразие шрифтов, а немного типов шрифтов, но с богатым разнообразием кеглей этих шрифтов. Большая коллекция с тысячью разнобойных шрифтов, гораздо беднее, чем небольшая, но с хорошо представленной гарнитурой нескольких шрифтов, например, академического или латинского. Достаточно иметь три хороших гарнитуры шрифтов — например, обыкновенный, хороший медиаваль или эльзевир, хороший академический.

05. Красивые шрифтыОснова композиции книги — шрифт. Лучших шрифтов две категории: это — или антиква, доведенная до совершенства Баскервиллем, Бодони и Дидо, или шрифты эльзевировского типа, созданные, Гарамоном и Ван-Дейком, или средний между ними тип. Пока ничего лучшего человечество не могло придумать, а многие другие шрифты своей вычурностью, сложностью рисунка, декоративностью утомляют глаз и совсем не украшают книгу.

Впрочем, избегай шрифтов антиква с слишком тонкими волосными линиями верхними, нижними и средними: резкий контраст между черными основными линиями и волосными режет и утомляет глаз. В этом отношении некоторые шрифты рисунка Дидо, уходя от антиквы прежнего типа, доходят до крайности.

Также избегай шрифтов готического, угловатого фрактурного типа, близких к славянским и немецким: их угловатость гораздо труднее воспринимается глазом, чем округлость антиквы и эльзевира.

06. Выбор шрифтаРисунок классической антиквы, особенно в ее дидотовской крайности, особенно черного типа, кажется старомодным, несмотря на его красоту; не употребляй его при наборе современных сочинений.

Тщательно взвесь, шрифтом, какого рисунка набирать данную рукопись. Несомненно, к поэзии больше подходят эльзевировские шрифты, а для газеты годятся плотные шрифты простого рисунка.

07. Строение шрифтаНаименее утомляют глаз шрифты, средняя буква которых построена приблизительно по правилам золотого сечения. А именно, ее вышина относится к ширине как 1,61:1, а средняя линия идет или посредине буквы, разделяя ее на ровные верхнюю и нижнюю части, или выше середины. При чем пропорция верхнего отрезка к нижнему, близка к золотому сечению.

Верхние и нижние края шрифтов должны, конечно, с математической точностью держать линию, иначе строки выглядят неровными бороздами, и чтение весьма затрудняется.

08. Кегли шрифтовОфтальмологи, рядом опытов установили, что величина очка буквы, равная более 5 мм и менее 2 мм, замедляет процесс чтения на обычном расстоянии от глаза к книге в 35 см, когда глаза сведены под умеренным углом в 11°.

09. КурсивПри выделении какого-либо места текста лучше не пользоваться курсивом, вообще им лучше не пользоваться, кроме разве справочных изданий, словарей и т.п., тем более что в твоем распоряжении имеются для выделений или заглавные буквы, или капитель, или разбивка строчных букв, или капитель в разбивку. Курсив заставляет глаз, привыкший к прямым основным линиям, вдруг переходить на косые линии — что правда, останавливает внимание на выделенных курсивом словах, но утомляет.

10. АбзацыБольшие отступы при абзацах или красных строках ничем не могут быть мотивированы, поэтому всячески избегай их. Самое лучшее — прими, как жесткий закон, что абзац должен отступать на одну круглую, независимо от длины строки, при чем все дополнительные тексты, набранные другими кеглями, тоже отступают в абзацах на круглую основного шрифта. Только при ширине строки более шести квадратов или 108 миллиметров можно допустить отступ до полуторных круглых.

В России, а также и в других странах при наборе «изящных» изданий прибегали не раз к непродуманной придумке — набору абзацев без отступов, очевидно, с формально-эстетической мотивировкой или из подражания. Однако при наборе абзацев без отступов глаз не имеет отдыха перед абзацами, их трудно находить, увеличиваются белые промежутки в конечной строке абзацев, что еще увеличивает дырявость набора, которой как раз хотели избегнуть. И чуткий глаз, учитывая эти недостатки, оценивает этот набор, как некрасивый. К тому же, при этой манере нельзя узнать, где кончается первый абзац и начинается второй в том случае, если конечная строка первого абзаца имеет полную длину — что случается нередко.

11. Отступы при инициалах. При инициалах в начале глав строки, следующие за инициалом, должны строго держать линию: ни одна строка не должна «прилипать», примыкать к инициалу больше, чем другие. Первое слово после инициала в первой строке должно быть набрано или прописным, или строчным шрифтом, едва ли можно допустить, чтобы вся эта строка была набрана заглавным. Здесь прибегали к прописным многие крупные мастера, подражая стилю рукописей; но мотивировать это подражание в XXI веке довольно трудно. Инициал сам по себе настолько привлекает внимание глаза, что нет никакой надобности в дополнительном акцентировании следующего за ним текста.

Следи, чтобы низ инициала держал линию с нижней линией втянутого из-за ширины инициала текста.

12. Пробелы между словами Аппрош между словами, или пробел, не должен превышать ширины средней литеры шрифта. Поскольку эта ширина не превышает полукруглого, и пробел не должен превышать полукруглого, ибо глаз фиксирует при чтении отдельные буквы, и для отдыха после каждого слова ему вполне достаточно пробела в одну букву.

Большие пробелы и физиологически не нужны и делают весь рисунок набора решетчатым, портя композицию страницы в эстетическом отношении. Если по условиям набора данной строки нельзя выдержать расстояние в полукруглую, то лучше уменьшай пробелы.

В ряде случаев пробелы должны быть меньше полукруглого; так, между предыдущим словом и знаком препинания достаточно поставить пункт, после знака препинания и перед следующим словом — два пункта. Если все слово состоит из одной или двух букв (а, и, в, к, по, за, на, из), то вполне достаточно для отдыха глаза поставить три пункта впереди и позади таких коротких слов.

13. Знаки препинания Вполне ли нормально, когда знак препинания, относящийся ко всей предыдущей фразе, тесно приклеен к одному последнему слову этой фразы? И, наоборот, как неудачливо он стоит, если между ним и предыдущим словом — большой промежуток. Поэтому – при знаках препинания: …) !) ?) — старайся делать небольшой пробел хотя бы в пол пункта

14. Тире и кавычки Тире и кавычки несут двоякую службу: они выделяют как чужую речь, так и все то, что автор хочет особо подчеркнуть. Кроме того, тире в тексте умелого автора — прекрасное орудие для облегчения понимания менее ясных мест и длинных периодов. К сожалению, тире пользуются меньше чем нужно, но зато они иногда бывают длиннее, чем нужно — обычно на целую круглую.

Если абзац начинается с чужой речи, то лучше вместо тире, расширяющего и без того достаточно широкий отступ, употреблять кавычки ( « » ) или же ( „ “ ), но ни в коем случае не ( “ ” ).

Малые тире или дефисы (знаки переноса) не следует ни в коем случае отбивать большими пробелами: цель дефиса — не разделение, а соединение слов.

15. Длинна строки Длина строки не должна быть короче трех квадратов, ибо тогда сколько-нибудь правильный набор весьма затруднен, и глаз утомляется от прыганья по узкой лестнице строк. Но она не должна быть и длиннее восьми квадратов, ибо глаз устает, удерживая более длинную строку и переходя затем к следующей. При необходимости набора более восьми квадратов следует разбивать набор на столбцы.

Наиболее красивая полоса держится в пределах от 4 до 7 квадратов — последняя ширина только, пожалуй, для корпуса и цицеро.

16. Перенос слов В целях достижения ритмически-правильных промежутков между словами при наборе не следует широко соблюдать всех академических правил переноса слов с одной строки на другую, достаточно придерживаться существующих на этот счет основных правил грамматики. Но следует избегать по возможности таких переносов, где отделяются тесно связанные между собой слова, напр. Глава / II, Людовик / XVI, 1925 / год, И. И. / Иванов.

При процессе чтения наш ум так быстро усваивает прочитанное, что даже рискованные переносы, конечно, грамматически правильные, — не мешают этому усвоению.

17. Цифры Если случайно в тексте попадаются мелкие числа, например, «шли три человека» — обозначай эти цифры не числами, а буквами, оставь цифры для учебников арифметики, таблиц, выводов и специальных работ. Конечно, следует обозначать арабскими цифрами года, римскими — века (XXI век) — последнее, впрочем, лучше словами, так же как порядковый номер царей и пап. Избегай устарелых римских, цифр, которые сложнее и требуют большего напряжения внимания, чем цифры арабские.

18. Интерлиньяж Расстояние между строками (интерлиньяж) должно равняться вышине очка основного, т.е. строчного шрифта, например, в корпусе, равном 10 пунктам, пять пунктов на очко буквы и пять — на верхние и нижние элементы.

19. Заголовки Обдумывая, каким шрифтом набрать заголовки глав, свободно стоящие над основным текстом, и подзаголовки, пункты, параграфы, стоящие в строку в тексте, помни, что страница имеет наиболее спокойный вид, если не прибегали к помощи черных и курсивных шрифтов, и тем более пестрый вид, чем больше ты пользовался этими дополнительными шрифтами. Но иногда, в зависимости от назначения книги, эта пестрота необходима: например, в словарях, где главная цель — всячески облегчить нахождение данного слова и данного места текста, тогда — ты должен дать основное слово черным, остальные обыкновенным, ссылки на другие слова — курсивом. В учебниках для школьников, путеводителях и других справочниках — это резкое выделение также необходимо, но каждый раз внимательно обдумай, какие дать заголовки, помня, что свободные заголовки более красивы, если они набраны прописными, а, заголовки, введенные в текст, — если набраны строчными. Если есть несколько заголовков, стоящих один над другим, то ближайший к основному тексту должен быть мельче или крупнее, дальнейший — наиболее крупным или мелким, со спокойными переходами от меньшего кегля к большему.

20. Набор стихов Наиболее трудным является набор стихов и драматических произведений, в то же время он самый благодарный для применения твоих знаний и вкуса. При наборе стихов — ты должен очень считаться с замыслом автора и располагать строки и делать отступы согласно оригиналу. Если ты свободен от требований автора, то набирай начало каждой строфы или каждого периода с отступами; рефрены давай с отступами вправо или влево, после каждой строфы ставь реглету или тире. Звездочки часто выглядят наивно.

Если стихотворение, басня или драматическое произведение в стихах написаны так, что стихи имеют разную длину, правильно чередуясь — короткий и длинный, или с пестрым разнообразием коротких и длинных строк, то более короткие строки должны набираться со втяжками, тем большими, чем короче строка, так что набор будет иметь вид лестницы со ступеньками разной длины, но расположенными симметрично.

Стихи набираются, если стоят рядом с прозаическим текстом, более мелким шрифтом — что правильно с точки зрения оптики, ибо более короткие строки стихов требуют и несколько меньшего шрифта. Стремись так расположить строки, чтобы не было переносов, неизбежно дырявящих общую композицию.

21. Набор драм Настоящее поле упражнения для монтера книги — драматические произведения, написанные стихами. Здесь, впрочем, еще в XVIII веке во Франции, например, в сочинениях Мольера, Расина и Вольтера, изданных Дидо и другими, установлены не плохие правила: название комедии набирается крупным прописным, «первый акт» — прописным несколько мельче. «Первая сцена» — прописным еще более мелким, имена действующих лиц — еще мельче, но прописным, ремарки в скобках — капителью того шрифта, к которому ремарка относится, ремарки в самом тексте — курсивом или капителью. Словом — спокойный переход от крупных к мелким прописным шрифтам с ритмическими, если нужно, перебоями капителью.

22. Набор выносок Набирай выноски шрифтом мельче основного текста, но не очень мелким. Но ставь выноски обязательно на той же странице, куда выноска относится, и не относи их к концу главы или даже книги, чем часто злоупотребляют. Этот каприз авторов утомляет, и нервирует читающего, при каждой выноске ищущего ее где-то вне страницы. Нарушение условной эстетики, вносимое в композицию страницы выносками, окупается удобствами их расположения при тексте.

Отделяй выноски от основного текста или простым пробелом, или простой тонкой линией на расстоянии несколько большем, чем кегль основного шрифта и избегай больших пробелов.

Выноски нужно обозначать в тексте не звездочками и другими значками с простой скобкой, а мелкими дробными цифрами. Можно ставить дробную верхнюю цифру с обращенной к ней тонкой квадратной скобкой (’]), давая соответственную цифру со скобкой или лучше без скобки в самой выноске.

23. Предисловия, оглавления и прочее Предисловие, введение и оглавление должны быть набраны тем же шрифтом, что и основной текст; если они невелики, то допустим набор меньшим кеглем на интерлиньяже или без интерлиньяжа, или несколько более крупным шрифтом без интерлиньяжа.

Алфавитные указатели, вывода и таблицы вполне можно и следует набирать шрифтом меньшим основного шрифта книги; обычно вид страниц от этого выигрывает.

Отточия в оглавлениях, указателях, таблицах и выводах (т.е. таблицы без разделяющих колонны цифр линеек) должны быть с равными расстояниями между точками. Без ритмических перебоев, задерживающих глаз и утомляющих его.

24. Корректура Не допускай переверсток при авторской корректуре. Настаивай, чтобы автор заменял выброшенные слова равной по числу букв вставкой, или вставлял — если это необходимо — целые строки с математической точностью, или выкидывал целиком абзацы или концы абзацев; словом, чтобы он старался не портить твоих художественных замыслов, нередко чуждых автору, переверсткой, от которой получаются или пробелы или слишком тесный набор. Если неизбежна переверстка — то настаивай, чтобы все правила набора были соблюдены.

25. Поля страницы Когда читаешь страницу, то глаз, перебегая от строки к строке, имеет и должен иметь отдых: меньший — в конце каждой строки и больший — в конце страницы. Поэтому еще с средних веков поля книги получают соответственный размер: внешние средние и нижние — большие, в середине и сверху — меньший. Сумма двух внутренних полей при этом равна ширине каждого среднего бокового поля. Если внутренние поля велики — это не мотивируется физиологически и в то же время страницы книги эстетически не связаны между собой, как бы стремятся расползтись в разные стороны. Если внешние поля малы — книга приобретает кургузый, обрубленный вид.

Поэтому руководствуйся достижениями лучших европейских печатников, которые заключаются в следующем: внутреннее поле самое меньшее; внешнее верхнее — несколько большее; внешнее среднее — еще больше; внешнее нижнее — самое большое. Это соотношение можно выразить, как 2:3:4:5 или 2:3:4:6 или 2:3:5:6; первое хорошо для рабочих книг, третье — для роскошных изданий с малыми тиражами, где экономия в бумаге не имеет особого значения.

26. О приводке Наблюдай строго, чтобы при верстке полос, печати и фальцовке листов наблюдалась точная приводка, т.е. строки одной страницы в точности совпадали со строками другой страницы, как стоящей рядом, так и идущей вслед, и чтобы полосы при фальцовке стояли ровно одна против другой. Вся типографская печать основана на математической точности, и все работники типографии обязаны эту точность соблюдать, чтобы небрежностью не испортить книги.

27. Перенос строк Совершенно недопустимы как оставление внизу страницы одной строки нового абзаца, так и перенос на следующую страницу одной конечной в абзаце, «висячей» строчки. Нехорошо, если переносят и две конечные строки абзаца, особенно если последняя строка меньше половины строки. Лучше вогнать набор на одной или двух предыдущих страницах, что почти всегда возможно. Если невозможно — лучше уничтожить какой-либо абзац. Наиболее удобное и оптически оправданное начало новой страницы — с абзаца, но оно редко удается.

Не следует также начинать абзац на последней строке страницы.

28. Внутренние маргиналии Заголовки глав, параграфов и пр., помещаемые в прямоугольниках («окошечках», «форточках») с левой стороны текста внутри полосы (внутренние маргиналии) — редко способствуют красоте полосы; вместе с тем, ограниченность места заставляет часто ломать слова и делает вид «форточек» весьма пестрым и некрасивым. При наличности умения выбрать шрифты для заголовков — нет никакой практической надобности применения этих «окошечек» и лучше прибегать, если это так необходимо, к боковушкам (вне полосы стоящим, внешним маргиналиям).

29. Маргиналии Маргиналии или «боковушки», т.е., в теперешнем понимании — заголовки или параграфы и др. на полях страницы (в XV—XVI веках это были примечания и комментарии) должны, естественно, помещаться слева от полосы. Но при этом условии — внутреннее поле правой полосы должно быть увеличено; тогда — должно быть увеличено и внутреннее поле левой полосы; но при этом условии — страницы разъезжаются в стороны. Если же маргиналии правой страницы помещать на внешнем среднем поле — это будет нелогично и затруднит читателя. В маргиналиях редко бывает нужда, так же как во внутренних маргиналиях.

30. Колонцифер Колонцифер не должен бросаться в глаза; его нужно набирать цифрами основного шрифта книги, не черным и не курсивом, и ставить или вверху или внизу страницы посередине или у внешнего края, но над ним, а не рядом. Лучше избегай всяких украшений при колонцифере, только мешающих в процессе чтения. Избегай при длинных предисловиях, нумерации страниц римскими цифрами — они иногда очень длинны, и всегда нужно даром затрачивать известное время, чтобы прочесть, например, ХCVX или СХХХIV.

31. Колонтитул Колонтитулы редко удаются, если не брать хороших образцов, но приносят большое облегчение читающему и в то же время украшают страницу. Обычно хорошо удаются колонтитулы, если они отделены от текста тонкой чертой на расстоянии, чуть большем, чем кегель основного шрифта книги, от верхней строки и набраны капителью или заглавными основного шрифта. Такой колонтитул должен быть поставлен или в середине колонны, или у внутреннего края — в том случае, если колонтитул правой страницы служит логическим продолжением колонтитула левой страницы. Колонцифер ставится тогда внутри внешнего края колонтитула.

В начале глав или статей колонтитул ставить не следует из соображений эстетических; но в этих случаях он и логически не нужен.

32. Линейки вверху страниц Часто, в целях придания странице цельного вида — ставят толстые черные линейки вверху, а иногда еще и внизу страницы. Избегай это надоевшее средство, иногда прикрывающее неумение монтера книги дать красивую композицию без искусственных мер. Черные линейки — раздражают глаза и особенно некрасиво выглядят, когда отстоят далеко от крайних строк.

Стоит ли упоминать, что рамки декадентского типа всех рисунков исключаются при сколько-нибудь серьезном подходе к задачам книжного искусства.

То же нужно сказать о двойных линейках конторского типа (одна толстая и одна тонкая параллельные линии), иногда бесстыдно опошляющих листы книги.

33. Декоративные рамки Помни при композиции страницы, что твоя задача — выявить, наиболее лучше, текст. Поэтому — избегай всяких декоративных украшений полей, задавливающих самый текст и рисунки. Искусство книги заключается обычно не в декорировании страниц, а в устранении всяких помех при восприятии текста.

Очень редко линейки или бордюры узорчатого типа вносят красоту на страницы книг. Только при создании особых любительских изданий — ты можешь проявлять всю твою фантазию, однако лишь при условии талантливости или мастерского подражания лучшим образцам. Помни, что, давая что-то новое, ты должен стремиться не к новизне, а к совершенству.

34. Золотая печать В роскошных изданиях, иногда, прибегают к золотым украшениям страниц, именно к золотым рамкам и бордюрам. Как бы искусно это ни делать — всегда от позолоты на листах текста веет мишурой и мещанством: золото менее благородно, чем бумага. Не делай также золотых рамок на полях рисунков. Оставь золото для переплета, где умелая позолота очень украшает и имеет крупное рекламное значение. Поменьше ненужной пестроты на страницах и побольше внимания к классической композиции текста.

35. Сигнатура и норма Сигнатура (обозначение номера листа по порядку внизу первой страницы листа) не является необходимой; брошюровщики обходятся без нее. Если она ставится — то обязательно внизу страницы у левого угла текста и цифрами из шрифта той же гарнитуры, но более мелкими. То же относительно обозначения в виде «нормы» внизу нового листа автора и заглавия: нормочки нужно делать мало заметными, покороче, если можно, то вместо автора и заглавия.

36. Начало глав Лучше располагать главы и статьи с новых страниц, со спуском в 1/4 — 1/3 страницы; но экономические соображения часто препятствуют этому. Тогда — отделяй главы или статьи простой черной или незамысловатой, например, английской чертой одну от другой…

37. Окончание глав Нет серьезных возражений против окончания текста глав в виде треугольников, опущенных верхним углом вниз, в арабском стиле; но тогда — делай их или в каждое главе, или только раз, в конце книги. Конечно, если по окончании главы ты ставишь рисунок-концовку, то треугольники исключаются: рисунок требует ровных полей для его лучшего восприятия.

38. Задача иллюстратора Заказывая художнику или подбирая иллюстрации к книге, помни, что задача иллюстраций — не мешать, а помогать читателю усваивать текст автора. Поэтому — ищи иллюстратора, который свой талант художника соединяет с чутким вниманием к замыслу автора книги, и всячески избегай художника, рассматривающего текст, как сырой и не обязательный материал для своего творчества; в результате бывает, что, например, изображенный на рисунке герой совсем расходится с портретом, который нарисован в тексте автором. Бывает, что иллюстратор дает рисунки, не прочтя книги. Бывает, что иллюстратор опошляет, принижает замысел автора. Дело иллюстрирования — нелегкое дело, и подходи к нему осторожно. Как много прекрасных произведений писателей испорчены плохими иллюстрациями художников, и как мало книг, где художник-иллюстратор в своем творчестве и таланте сливается духовно с творчеством художника-писателя.

39. Соответствие иллюстраций шрифтам Иногда иллюстрации требуют применения в тексте шрифтов, не дисгармонирующих с ними; так, рядом с мягкими карандашными рисунками, резко выделяется несоответствие ему дидотовских шрифтов «английского» гравированного типа, созданных в эпоху господства гравюры на меди с ее резко-отчетливыми линиями. Английские шрифты трудно совместить и со штриховым рисунком, с его не тонкими линиями. Здесь чутье и вкус должны показать, как поступить с каждой данной книгой. Для рисунков мягкого типа — нужны и более мягкие, эльзевировского типа шрифты.

40. Соответствие иллюстрации тексту Иллюстрация должна находиться рядом с текстом, к которому она относится; иногда читатель и не подозревает, что, прочтя еще страниц сто книги, он найдет там иллюстрацию, относящуюся к началу книги. Делай отступления только в случае непреоборимых технических препятствий, но тогда помечай в тексте, например: «см. рисунок на такой-то странице», или «в конце книги» и пр.

41. Размещение рисунков При расположении рисунков среди текста — стремись их относить не к левой, а к правой стороне страницы, и делай исключения только при необходимости поместить их на обеих смежных страницах, но тогда придерживайся симметрии. Если рисунок занимает по ширине часть страницы, то помещай его посередине, или у внешнего поля, вверху или в середине, но старайся не относить его вниз страницы (кроме концовок), ибо глазу легче принять черное пятно рисунка вверху и посередине, но не снизу страницы. Впрочем, необходимость помещать рисунок ближе к соответствующему тексту здесь будет властно диктовать тебе правила.

Расстояние между боковым краем рисунка и втянутыми строками не должно превышать примерно кегля основного шрифта — иначе получается дырявая страница. Если оборка очень узка (например, меньше двух квадратов), лучше дать чистые поля с боков рисунка. Ставить под рисунками порядковые номера следует лишь в случае, если в тексте есть постоянные ссылки на рисунки.

42. Рисунок на полную страницу Если рисунок занимает полную страницу, то при тонкой бумаге поставь его на правую сторону и оставь оборот пустым; если рисунок меньше полной страницы, но ты занимаешь им полную страницу – можно обвести ее тонкой рамкой из прямых линий, равной полосе книги, чтобы глаз не испытывал провала на уменьшенных полях. Если тебе нужно поставить два полных поперечных рисунка рядом на двух смежных страницах — то поверни рисунок на левой странице подписью к внутренней стороне, чтобы рисунки расположились один под другим; иначе читателю приходится выворачивать книгу то в одну, то в другую сторону. Избегай такой комбинации двух страничных рисунков, лучше отнеси, если можно, левый рисунок на предыдущую страницу.

44. Поля у рисунков Ни в коем случае не следует допускать помещения в книге рисунков, напечатанных на полную страницу без полей, или хотя бы более широких, чем рядом стоящий текст. Глаз, привыкнув к ограничивающему полю, относится к таким рисункам, как к стремящимся убежать из книги. К тому же, при обрезке книги переплетчиком края рисунка невольно обрезаются. Как общее правило, необходимо установить, что рисунок должен быть не больше полосы набора на странице книги и по возможности — не меньше ее, если верстается во всю ширину страницы, чтобы опять-таки не было провалов с боков страницы.

45. Подписи под рисунками Подписи под рисунками следует делать или черными той же гарнитуры и того же кегля, или капителью, или черным и капителью меньшего кегля, или просто меньшим кеглем, но обычно нет надобности давать под рисунками кегль больший основного шрифта.

46. Фронтиспис Фронтиспис, при отсутствии живой текстовой обложки игравший такую крупную роль, в настоящее время потерял свое значение, но не говеем: он украшает книгу, привлекает внимание читателя, только что открывшего первую страницу. В иллюстрированных изданиях его дать легко, но следует иметь в виду, что он должен быть симметричен с выходным листом, если стоит против него. Для создания впечатления единства — его нужно делать равной величины с титульным листом или обводить тот и другой одинаковыми рамками.

47. Заставки и концовки Заставки (виньетки) в начале глав и концовки в конце их оживляют и украшают книгу; но имей в виду, что они должны иметь отношение к тексту и не противоречить ему. Поэтому их надо поручать чуткому и талантливому художнику, или брать из лучших источников.

48. Краска Пригодность книги для чтения сильно зависит от краски, которой она печатана; чем хуже краска, тем более бледными и неровными получаются отпечатанные страницы. Но чем хуже краска — тем она дешевле, и типографиям выгодно печатать плохими красками. Требуй, чтобы печать выходила ровной, четкой и достаточно насыщенной. Это зависит не только от количества, но и от качества краски. И на плохой печатной бумаге можно отпечатать хорошо, если краски и печатные платины хорошего качества.

49. Краска разных цветов Печать текста разными красками, в особенности красной и черной, иногда дает красивый эффект, но удорожает печать. Глаз раздражается пестротой красок, в особенности яркой красной краской. Поэтому — не следует злоупотреблять пестротой красок, в особенности в массовых изданиях и учебных пособиях. Оставь красную или другого цвета краски для выходного листа и обложки, где они сыграют свою особую роль.

50. Формат книги Отношение высоты к ширине не должно превышать 1,61:1; обычно это отношение равно 3:2, (т.е. при ширине в 20 см вышина 30 см.). Минимальный формат, может доходить до любых размеров, обычно, однако, не уменьшается за 15х10 см., ибо при этом формате длина строки достигает 4 квадратов.

51. Качество бумаги Совершенно белые, «белоснежные» бумаги раздражают глаз; то же действие производят и цветные бумаги, кроме того, на них черная печать читается с трудом. Вредно действуют па зрение своим блеском глянцевые меловые бумаги. Лучшими по цвету, окулисты считают бумаги слегка голубоватого (ультрамаринового) и желтоватого оттенка матового типа. Наиболее эффектны бумаги рисовального типа (ватманские), японские и верже. К сожалению, эти последние бумаги дороги, и приходится настаивать только на выборе бумаги плотной, однородной по структуре, мелкозернистого и гладкого, но не блестящего типа.

Следует всячески избегать бумаги, сделанной из одной древесины, даже без примеси целлюлозы; эта бумага ломка, быстро желтеет и плохо берет краску.

52. Титульный лист Ты не хозяин над титульным (выходным) листом; здесь тебе диктуют свои условия автор и издатель. Твоя задача — красиво выделить главное заглавие и воспользоваться остальным текстом, как декоративным материалом; всячески избегай ненужной разбивки и помни, что художник, давший рисунки шрифтов, имел в виду их ансамбль, и не удивляйся, что титул выходит тем более неудачным, чем больше пробелов между буквами в строках ты сделаешь.

Располагай по возможности главное заглавие по правилам золотого сечения, считая нижнюю его линию на конце большего отрезка.

Композиция титула — труднейшая задача для техника книги, и обычно последний прячется за художника, заказывая ему рисунок выходного листа и обложки.

Не забудь заглянуть на оборот титульного листа и настаивай, чтобы обычные на нем указания типографии, тиража и пр. были набраны шрифтом основной гарнитуры книги: не дай испортить этой мелочью общий стиль книги.

53. Шмуцтитул Предтитульный лист (faux-titre) или шмуц-титул, с одной стороны, сохраняет титульный лист от порчи, с другой — придает книге нарядный вид. Применяй его всегда, разве только не в тонких брошюрах, обозначая на нем автора и главное заглавие книги (прописными буквами). Расход бумаги ничтожный, а внешность книги выигрывает много.

54. Обложка Все то, что сказано о выходном листе, нужно сказать и об обложке или издательском переплете; кроме того, необходимо иметь в виду, что часто от красоты внешности книги зависит — будут ее покупать или равнодушно пройдут мимо. Если рядом лежат два издания одной книги: первое — с плохим внешним видом, второе — в яркой и заманчивой обложке, с умело выделенным заглавием — то обычно купят второе: люди привыкли судить по внешности. Помни, что ты должен стремиться к успеху книги, и не забывай этой коммерческой стороны.

Помни, что — если в композиции текста книги ты должен был стремиться к спокойствию и удобствам для глаза читающего, то в обложке ты должен, наоборот, всячески стремиться привлечь внимание к книге. Конечно, из этого не следует, что текст на обложке должен быть причудливым по рисунку и плохо разборчивым.

55. Бумага на обложку Необходимо, чтобы края обложки несколько, но немного выступали за края страниц: это придает красивый вид книге и сберегает ее

56. Корешок Стремись всегда дать надпись на корешке, если в книге есть несколько печатных листов. В надписи крупными буквами обозначь автора и название книги, если можно — год и место издания; этим ты упростишь работу всех пользующихся книгой.

57. Сшивание книги Не допускай выпуска книги, не сшитой в лист, или сшитой проколом насквозь внутреннего поля листов, или — брошюрованной совсем без сшивки путем гладкого обрезания корешка и намазывания его клеем – как отрывной календарь. Не сшитая книга гибнет после нескольких читателей, сшитая сквозь внутренний край заставляет ломать ее и выворачивать в корешке, при сплошном срезе и проклейке корешка листки будут выпадать после продолжительного пользования книгой. Самое лучшее — прошивание белыми нитками, при чем все тетради должны быть хорошо соединены между собою.

Источник: http://www.imagextension.com

Tags: абзац, верстальщик, Верстка, верстка в программе, верстка книг, верстка макетирование, верстка оригинал-макета, верстка переводов, верстка текста, верстка чертежей, выключка, дизайн, интерлиньяж, кегль, книга, колонка, колонтитул, колонцифры, макет, настольные издательские системы, отточия, оформление, распознавание, сноски, создание макета, форматирование, формулы, шмуцтитул, шрифт

www.maketdtp.ru

Про шрифты, книги, и не только…

6 - 2007

В последние полтора года появилось много публикаций и монографий на русском языке, посвященных шрифтовой графике. Поскольку для КомпьюАрт эта тематика является одной из приоритетных, мы решили обсудить книжные новинки с известным московским дизайнером Владимиром Чуфаровским.

КомпьюАрт: Владимир, как вы считаете, в чем причина повышенного внимания издателей к книгам по шрифтовой тематике?

Владимир Чуфаровский: Думаю, что в нынешней ситуации, когда графический дизайн в России развивается весьма динамично, а шрифтовой дефицит пока остается непреодоленным, любые русскоязычные публикации, посвященные шрифтовой графике, просто обречены если не на безоговорочный успех, то, как минимум, на пристальный интерес общественности.

КА: Перед тем как перейти к обсуждению новинок, напомните, пожалуйста, хронологию событий.

В.Ч.: В самом начале прошлого года в продажу поступила монография Э.Шпикермана, великолепно изданная нашим главным разработчиком шрифтов — фирмой «ПараТайп». Вслед за ней вышли переводная монография Р.Брингхерста и ожидавшаяся на протяжении уже пяти лет монография Ю.Гордона. В начале этого года появилось еще одно издание фирмы «ПараТайп» — первая книга из пятитомника «Великие шрифты». Кроме того, в то же время вышла изданная на русском языке в Минске монография «Шрифты» Ю.Шпаковского.

Чтобы обсуждение данных изданий не затянулось, предлагаю поговорить о книгах, которым можно дать однозначную оценку. К ним, на мой взгляд, можно причислить монографию Ю.Шпаковского и издания, которые нам подарила фирма «ПараТайп».

КА: Что же, давайте начнем с обсуждения минского издания, тем более что более половины процитированных в нем шрифтов входило в шрифтовую библиотеку проекта «Русский Офис» компании «Арсенал», разработчиками которой были вы и ваша супруга.

В.Ч.: Что касается наших разработок для компании «Арсенал», то эта история требует некоторых пояснений. Проект «Русский Офис» включал более 800 шрифтов в формате TrueType и предназначался для самого широкого круга пользователей — от школ до офисов. При этом изначально предполагалось, что шрифтовая библиотека проекта будет продаваться на CD и как отдельный программный продукт «Три­О­Граф» по цене, близкой к цене пиратских дисков. Эту неординарную маркетинговую идею выдвинул тогдашний исполнительный директор компании Д.Комиссаров. В случае полной реализации она вполне могла быстро обеспечить компании всероссийскую базу легальных пользователей. Естественно, что все эти пользователи, как и положено, совершенно бесплатно получали бы доработанные версии шрифтов из библиотеки. При этом также постулировалось, что весь набор шрифтов первого выпуска надо вывести на рынок как можно быстрее, быть может с естественными в этой ситуации недоработками. Однако ситуация сложилась так, что едва ли не за полгода до начала запланированного тиражирования библиотека была выкрадена и растиражирована в пиратских изданиях, ну а вскоре случился недоброй памяти дефолт 1998 года. Данные обстоятельства практически сразу привели к прекращению финансирования всех работ по «Три­О­Граф», а вскоре то же самое случилось и со всем проектом «Русский Офис».

Сегодня не остается ничего иного, как констатировать, что замышлялось и делалось все это в конечном счете для людей и для страны. Досадно, конечно, что значительную часть той шрифтовой библиотеки мне доработать не удалось, но если люди пользуются ею до сих пор, то и слава Богу.

Что касается книги г­на Шпаковского, то в целом это компилятивное издание можно оценить как малозначимое. По сути, это лишь своеобразное справочное пособие, содержащее информацию о свободно распространяемых на контрафактных носителях кириллических шрифтах.

КА: Давайте все­таки поговорим о хорошем и вернемся к другим, как вы выразились, «бесспорным» изданиям. Я полагаю, что к ним вы причисляете и книгу «О шрифте» Эрика Шпикермана?

В.Ч.: Да, в процессе чтения книги Эрика Шпикермана у меня не возникало желания хоть как­то ее покритиковать. Думаю, что это именно тот случай, когда мы имеем дело с незаурядным книжным проектом, который интересен и профессионалу, и рядовому читателю.

Первое издание этой книги вышло на английском языке в 1993 году, и выпустила его компания Adobe. Вообще, для американских издателей совершенно нехарактерно спешно выкупать права на выпуск на английском языке книг немецких авторов, и делается это только в тех случаях, когда прогнозируются очень хорошие продажи. В ситуации с обсуждаемой книгой именно так и произошло. И это при том, что она, в отличие от нашумевшей книги «The End of Print» Д.Карсона, в принципе не содержала никаких раскруточно­эпатажных инвектив. Следует напомнить, что на Западе по типографической тематике ежегодно выходит немало изданий, но книга Эрика Шпикермана среди них не затерялась.

Приятно констатировать, что наш менее избалованный читатель вполне адекватно оценил ее. Сейчас, по­моему, главный вопрос состоит в том, чтобы всем миром упросить президента «ПараТайп» Эмиля Якупова договориться с Шпикерманом о допечатке тиража этой замечательной книги.

КА: Что в обсуждаемой монографии показалось вам особенно значимым?

В.Ч.: Эрик Шпикерман не только является маститым аналитиком и бизнесменом­организатором, но и хорошо известен своими практическими разработками в области типодизайна, поэтому мне представляется совершенно излишним даже пытаться комментировать его видение ситуации в типографике. Очень подкупает в его книге то, как он искренне и как бы на равных ведет доброжелательный разговор с читателем, не пренебрегая при этом легкой самоиронией. Для меня эта книга интересна еще и тем, что ее можно перечитывать, открывая каждый раз что­то новое, не замеченное с первого «захода».

КА: Другое издание фирмы «ПараТайп» — первый том из серии «Великие шрифты» — вы тоже оцениваете положительно?

В.Ч.: Безусловно. Так вышло, что в фирме «ПараТайп» я никогда не работал, а потому надеюсь, что вы не сочтете такую оценку за проявление моей ангажированности. Автором этой книги является арт­директор «ПараТайп» Владимир Ефимов — специалист, создавший и локализовавший в кириллицу множество шрифтов, которые сейчас широко используются практически повсеместно в издательской практике России и большинства стран СНГ. Следует напомнить и о том, что он выпестовал не один десяток шрифтов других разработчиков.

КА: В чем отличие этой книги от труда Эрика Шпикермана?

В.Ч.: Эрик Шпикерман в своей книге подробно и всесторонне рассказывает о шрифте и как о дизайнерском продукте, и как о культурном феномене. Даже совершенно неподготовленный читатель, ознакомившись с ней, получит четкое представление о том, что такое собственно шрифт, а также где и как его можно применять. Однако для того, чтобы стать разработчиком шрифта, изучения этой монографии недостаточно.

Книга Владимира Ефимова совершенно иная. В первом же томе он поднимает планку предельно высоко. В дружелюбной и вместе с тем увлекательной форме он дает те знания, которые подавляющему большинству читателей доселе просто неоткуда было почерпнуть. К неоспоримым (если не уникальным) достоинствам этой книги надо отнести то, что автор подробнейшим образом иллюстрирует сказанное многочисленными, подчас просто раритетными графическими примерами. Перефразируя название широко известной отечественной серии ЖЗЛ — «Жизнь замечательных людей», — книге Ефимова можно было бы дать подзаголовок «Жизнь замечательных идей».

КА: Сможет ли среднестатистический дизайнер­практик что­либо вынести из этой книги?

В.Ч.: Безусловно. Очень много новых знаний. К тому же ознакомление с данной монографией будет способствовать формированию эстетического вкуса и конкретных практических предпочтений. Автор с академической обстоятельностью вводит читателя не только в круг предпосылок, приведших к созданию того или иного замечательного шрифта, но и связывает это с общим типографическим и культурным контекстом. Более того, он старается дать примеры реализации параллельных шрифтовых дизайнерских решений.

КА: Как вы считаете, можно ли, читая книгу Ефимова, фигурально выражаясь, идейно напитаться для создания своего нового шрифта?

В.Ч.: Я полагаю, что выход этого пятитомника катализирует не одну отечественную шрифтовую разработку. Мне, например, на базе материала последней главы пришла мысль о том, что, отталкиваясь от геометризма слабоконтрастных шрифтов типа Rockwell, можно создать новый полнокомплектный оригинальный шрифт сжатого рисунка, близкий к традициям ар деко, как в светлом, так и в более насыщенном начертании с небольшими брусковыми засечками.

КА: Неужели по этой книге у вас нет никаких пожеланий и вы со всем безоговорочно согласны?

В.Ч.: Могу сделать лишь два замечания. Во­первых, при рассмотрении гарнитуры Futura и развития связанных с ней типографических идей недостаточно внимания уделяется тому факту, что П.Ренер считал Futura универсальным шрифтом на все времена и связывал его с перспективой антибуржуазного социалистического будущего. Будущее оказалось несколько иным, и, возможно, именно поэтому сегодня данный шрифт чаще используется в акцидентной практике, чем в основном наборе, уступая гарнитурам с более открытым рисунком, таким, например, как Frutiger.

Во­вторых, в приводимом в книге наборе шрифтовых распечаток фигурируют такие функционалистские современники шрифта Futura, как ErbarGrotesk, Kabel, а также Avant Garde Gotic и Bauhaus, но отсутствует известнейшая гарнитура Gill Sans. Это тем более важно, что впоследствии именно данный шрифтовой микст катализировал разработку вышеупомянутой популярной гарнитуры Frutiger *.

 

 

*Владимир Ефимов отвечает: про Gill Sans запланирована отдельная статья в третьем томе. Поскольку в статье о Futura рассматриваются геометрические гротески, то гуманистическому гротеску в ней не место. Про Frutiger тоже запланирована статья в третьем томе.

КомпьюАрт 6'2007

compuart.ru

Введение в типографику и шрифт — абсолютный список

Большой список ресурсов, книг и конференций, который поможет освоить эту область.

Часть предложенного материала на английском, остальная — на русском.

Для начала

Подпишитесь на журнал «Шрифт» → typejournal.ru. Это лучший ресурс о шрифтах и типографике на русском языке. Начните с раздела История.

Пробегитесь по разделам Терминология и Классификация на сайте крупнейшей в России шрифтовой кузницы Paratype → www.paratype.ru.

Старый неккомерческий проект, цель которого была — дать интересующемуся читателю энциклопедический информационный ресурс по истории и систематизации шрифтов → typo.mania.ru. Изучить можно разделы, которые не устаревают: словарь терминов, люди.

Хороший базовый материал про то, что такое типографика, зачем она нужна, и как работать с шрифтом → practicaltypography.com. (обратите внимание, что материал про англо-американскую типографику, правила которой частично отличаются от отечественной)

Словарь типографических терминов на английском языке. Если вы планируете работать с иностранными клиентами, учите → www.fontshop.com/glossary.

Краткий пересказ истории графического дизайна на английском. Много великих имён, которые использовали шрифт как основной приём в своих работах → www.designishistory.com.

Или посмотрите такое → введение в историю типографики.

Что читать

Книги на русском языке

Эмиль Рудер — Типографика

Владимир Кричевский — Типографика в терминах и образах

Владимир Фаворский — О шрифте

Юрий Гордон — Книга про буквы от Аа до Яя

Сергей Смирнов — Шрифт в наглядной агитации

Эрик Шпикерманн — О шрифте

Джеймс Феличи — Типографика: шрифт, верстка, дизайн

Ян Чихольд — Новая типографика. Руководство для современного дизайнера

Соломон Телингатер — Искусство шрифта

Книги на английском языке:

Robert Bringhurst — The Elements of Typographic Style ( книга издана на русском языке, но на сегодня русского издания нет в наличии)

Eric Gill — An Essay on Typography

Jan Tschichold — The Form of the Book: Essays on the Morality of Good Design

Jan Tschichold — The New Typography ( книга издана на русском языке, но на сегодня русского издания нет в наличии)

Wolfgang Weingart — My Way to Typography

John Berry  — U&lc : Influencing Design & Typography

Paul McNeil — The Visual History of Type

Sebastian Carter — 20th Century Type Designers

Jan Tholenaar  — Type: A Visual History of Typefaces and Graphic Styles, Vol. 1

Ellen Lupton — Thinking with Type

Что смотреть

Milton Glaser: To Inform and Delight

Design Is One: The Vignellis

Helvetica

Записи выступлений на международной дизайн-конференции в Берлине — TYPO

↓ Основатель швейцарской словолитни Grilli Type Ноэль Лой о месте типографики в визуальной коммуникации.

Беседа с Юрием Гордоном

TED-выступление графического дизайнера и типографа Мэтью Картера, автора таких шрифтов как Verdana, Georgia and Bell Centennial.

↓ Часть фильма о дизайне IBM, посвящённая фирменному шрифту IBM Plex.

↓ Лекция Дэна Рэтигана, управляющего Adobe Type

Черпать вдохновение

→ Все издания журнала Avangarde, над которым работал графический дизайнер и арт-директор Герб Любалин;

→ Пополняющаяся коллекция типографических постеров от дизайнеров со всего мира;

→ Большой наглядный архив шрифтов в использовании;

→ Курируемая коллекция примеров хорошей типографики в готовых проектах;

→ Все видео в профиле Monotype на Vimeo;

→ Коллекция ретро логотипов на flickr;

→ Журнал магазина шрифтов Type.today: новые шрифты, интервью с шрифтовыми дизайнерами;

→ Блог при дизайн-инструменте Typecast, созданного словолитней Monotype;

→ Cамый передовой блог о дизайне AIGA Eye on design, категория “typography”;

→ Швейцарское онлайн-издание о дизайне, культуре и визуальном мастерстве Ligature;

→ Шрифты ITC ( International Typeface Corporation), самой влиятельной и успешной корпорацией по производству шрифтов, основаной графическими дизайнерами и типографами Аароном Бёрнсом, Гербом Любалиным и Эдвардом Рондталером;

→ Instagram: @grillitype

→ Instagram: @ligature.ch

→ Instagram: @xaviermonney

→ Instagram: @_tijl

→ Instagram: @swisstypefaces

→ Instagram: @lubalincenter

→ Instagram: @letterformarchive

Что посещать

Международную конференцию шрифтового дизайна Typetersburg . Проходит в Санкт-Петербурге, в конце лета.

Фестиваль Typomania, посвященный шрифту, типографике, каллиграфии и моушн-дизайну. Проходит в Москве, в конце мая.

Ежегодную конференцию Международной Ассоциации Типографики ATypI. Проходит в разных городах мира осенью.

Дизайн-конференцию и серию воркшопов TYPO Berlin. Проходит в Берлине, в середине мая.

Международный дизайн фестиваль OFFF Barcelona, который проходит в Барселоне ежегодно в конце мая.

Ежегодную конференцию ( с 1998 года) Typecon, представленную международным некоммерческим обществом ценителей типографики SOTA. Проходит в различных городах США летом.

Следить за тенденциями

→ Parachute Fonts

→ Adobe Typekit

→ Grilli Type + блог

→ Colophon

→ Lineto

→ Commercial Type

→ Binenland

→ Editions205

→ Type Network

→ Klim Type Foundry

→ Milieu Grotesque

→ Radim Pesko

→ Optimo

→ Type Together + блог

→ Hoefler & Co

→ Schick Toikka

→ Nouvelle Noire

→ Sharp

→ Filip Matejicek

→ Letters from Sweden

Поиграть со шрифтами

Игра на поиск пары к шрифту → typeconnection.com

Гадание на шрифт по загруженной картинке → myfonts.com/WhatTheFont

Инструмент для распознавания любых веб-шрифтов → typesample.com

Игра на развитие кернинга глаза → type.method.ac

Инструмент, проверяющий шрифт в неблагоприятных условиях просмотра → legibilityapp.com

Приложение-браузер очень плохого качества для максимальной проверки читабельности → blindbrowser.com

Проверка шрифта во всех размерах и вариациях → impallari.com/testing

Источник: telegra.ph

infogra.ru