Франциск Скорина. Биография. Книги скорина


Скорина, Франциск — Википедия РУ

Франци́ск Луки́ч Скори́на (церковнослав.: Францискъ Скорина изъ Полоцька, лат. Franciscus Scorina de Poloczko, 6 марта 1486, Полоцк, Великое княжество Литовское — 1551, Прага, Королевство Богемия, Священная Римская Империя) — восточнославянский первопечатник, философ-гуманист, писатель, общественный деятель, предприниматель и учёный-медик. Переводчик на белорусский извод церковнославянского языка книг Библии, издатель этих книг.

В Белоруссии Франциск Скорина считается одним из величайших исторических деятелей. В его честь названы две награды страны: медаль и орден. Его имя носят университет в Гомеле, центральная библиотека, педагогическое училище, гимназия № 1 в Полоцке, гимназия № 1 в Минске, общественное объединение «Общество белорусского языка» и другие организации и объекты. Памятники ему установлены в Полоцке, Минске, Лиде, Калининграде, Вильнюсе и Праге.

Биография

  Печатный станок Гутенберга, на котором печатал Фр. Скорина

Франциск Скорина родился в конце XV века в Полоцке — одном из крупнейших древнерусских городов, вошедших в Великое княжество Литовское — в семье купца Луки или Лукиана и его жены Маргариты. Лукиан Скорина упоминается в жалобной книге Казимиру IV Ягеллончику, за то что он вместе с неким купцом Прокофьевым хитростью заполучил сорок два рубля у Дорони Иванова из Великих Лук. Исследователь Геннадий Лебедев, опираясь на труды польских и чешских учёных, считал, что Франциск Скорина родился около 1482 года[2], Григорий Голенченко — около 1490 года или во второй половине 1480-х годов[3].

Долгое время в скориноведении считалось, что вторым именем Франциска Скорины было имя Георгий. Впервые об этом стали говорить во второй половине XIX века, после того как в 1858 году были опубликованы копии двух грамот короля и великого князя Сигизмунда I на латинском языке. В одной из них перед именем первопечатника стояло латинское прилагательное egregium в значении «отличный, знаменитый», во второй же значение слова egregium было подано как georgii. Эта единственная форма послужила основанием некоторым исследователям считать, что настоящее имя Скорины было Георгий. И только в 1995 году белорусский историк и книговед Георгий Голенченко нашёл оригинальный текст привилея Сигизмунда, в котором известный фрагмент «с Георгием» был изложен следующим образом: «… egregium Francisci Scorina de Poloczko artium et medicine doctoris». Ошибка переписчика вызвала споры вокруг имени первопечатника, которые велись в течение более чем 100 лет[4][5][6][7].

Первоначальное образование получил в Полоцке. Латинский язык изучал в школе монахов-бернардинцев, которая работала при монастыре[8].

Предположительно, в 1504 году становится студентом Краковской академии (университета), но точная дата поступления в университет неизвестна. В 1506 году Скорина заканчивает факультет вольных искусств со степенью бакалавра, позже получает звание лиценциата медицины и степень доктора вольных искусств о чём свидетельствует четкая актовая запись: «Франциск из Полоцка, литвин»[9].

После этого ещё пять лет Скорина учился в Кракове на факультете медицины, а степень доктора медицины защитил 9 ноября 1512 года, успешно сдав экзамены в Падуанском университете в Италии, где было достаточно специалистов, чтобы эту защиту подтвердить[10]. Вопреки распространённому мнению, Скорина в Падуанском университете не учился, а прибыл туда именно для сдачи экзамена на научную степень, о чём свидетельствует актовая запись университета, датированная 5 ноября 1512 года: «…прибыл некий весьма учёный бедный молодой человек, доктор искусств, родом из очень отдалённых стран, возможно, за четыре тысячи миль и более от этого славного города, для того, чтобы увеличить славу и блеск Падуи, а также процветающего собрания философов гимназии и святой нашей Коллегии. Он обратился к Коллегии с просьбой разрешить ему в качестве дара и особой милости подвергнуться милостью божьей испытаниям в области медицины при этой святой Коллегии. Если, Ваши превосходительства, позволите, то представлю его самого. Молодой человек и вышеупомянутый доктор носит имя господина Франциска, сына покойного Луки Скорины из Полоцка, русин…»[11] 6 ноября 1512 года Скорина прошёл пробные испытания, а 9 ноября блестяще сдал особый экзамен и получил знаки медицинского достоинства.

В 1512—1516 годах внебрачный сын (бастард) короля Сигизмунда І Старого литовский княжич Ян обучался в Италии, изучал право в Болонском университете, где, по-видимому, познакомился с Франциском Скориной. Существует мнение, что в середине 1520-х годов Франциск Скорина был его лекарем и секретарём.

В 1517 году Франциск Скорина основывает в Праге типографию и издаёт кириллическим шрифтом «Псалтырь», первую печатную белорусскую книгу. Всего на протяжении 1517—1519 годов переводит и издаёт 23 книги Библии. Меценатами Скорины были Богдан Онков, Якуб Бабич, а также князь, воевода трокский и великий гетман литовский Константин Острожский.

В 1520 году переезжает в Вильну — столицу Великого княжества Литовского, где основывает первую на территории государства типографию. В ней Скорина в 1522 году издаёт «Малую подорожную книжку», а в 1525 году «Апостол».

В 1525 году умирает один из спонсоров виленской типографии Юрий Одверник, после чего издательская деятельность Скорины останавливается. Он женится на вдове Одверника Маргарите (Маркгорете) (скончалась в 1529 году, оставив маленького ребёнка)[12]. Спустя несколько лет один за одним умирают другие меценаты Скорины — виленский бурмистр Якуб Бабич (в доме которого и была типография), затем Богдан Онков, а в 1530 году и воевода трокский Константин Острожский.

В 1525 году последний магистр Тевтонского ордена Альбрехт Бранденбургский провёл секуляризацию Ордена и провозгласил светское Прусское герцогство, вассальное по отношению к Королевству Польскому. Магистр был увлечён реформаторскими переменами, которые в первую очередь касались церкви и школы. Для книгоиздательского дела Альбрехт в 1529 или 1530 году пригласил в Кёнигсберг Франциска Скорину. Пишет сам герцог: «Не так давно приняли мы прибывшего в наше владение и Прусское княжество славного мужа Франциска Скорину из Полоцка, доктора медицины, почтеннейшего из ваших граждан как нашего подданного, дворянина и любимого нами верного слугу. Далее, поскольку дела, имущество, жена, дети, которых у вас оставил,— отсюда его зовут, то, отъезжая туда, покорнейше просил нас, чтобы письмом нашим поручили Вашей опеке…»[13].

В 1529 году умирает старший брат Франциска Скорины Иван, кредиторы которого выставили имущественные претензии самому Франциску (видимо, отсюда и спешный отъезд с рекомендательным письмом герцога Альбрехта). Скорина вернулся в Вильну, забрав с собой печатника и иудея-лекаря. Цель поступка неизвестна, но «кража» специалистов стала причиной обиды герцога Альбрехта, который 26 мая 1530 года в письме к воеводе виленскому Альбрехту Гаштольду потребовал возвращения людей.

5 февраля 1532 года кредиторы покойного Ивана Скорины, обратившись с жалобой к королю польскому и великому князю литовскому Сигизмунду I, добились ареста Франциска за долги брата под предлогом того, что Скорина будто бы скрывал унаследованное от покойного имущество и постоянно переезжал с места на место (хотя на самом деле наследником был сын Ивана Роман). Несколько месяцев Франциск Скорина просидел в познанской тюрьме, пока его племянник Роман не добился встречи с королём, которому объяснил дело. 24 мая 1532 года Сигизмунд I издаёт привилей об освобождении Франциска Скорины из тюрьмы. 17 июня познанский суд окончательно решил дело в пользу Скорины. А 21 и 25 ноября Сигизмунд, разобравшись с помощью епископа Яна в деле, издаёт два привилея, по которым Франциск Скорина не только признаётся невиновным и получает свободу, но и всевозможные льготы — защиту от любых судебных преследований (кроме как по королевскому предписанию), защиту от арестов и полную неприкосновенность имущества, освобождение от повинностей и городских служб, а также «от юрисдикции и власти всех и каждого в отдельности — воевод, каштелянов, старост и прочих сановников, врядников и всяких судей»[14].

В 1534 году Франциск Скорина предпринял поездку в Великое княжество Московское, откуда его изгнали как католика. Из польского документа от 1552 года короля польского и великого князя литовского Сигизмунда II Августа к Альберту Кричке, своему послу в Риме при папе Юлии III следует, что книги Скорины в Москве были сожжены за латинство[15].

Около 1535 года Скорина переехал в Прагу, где, скорее всего, работал врачом или, маловероятно, садовником при королевском дворе. Распространённая версия о том, что Скорина занимал должность королевского садовника по приглашению короля Фердинанда I и основал знаменитый сад на Градчанах, не имеет под собой серьёзных оснований. Чешские исследователи, а вслед за ними и иностранные историки архитектуры, придерживаются канонической теории, что «сад на Граде» был заложен в 1534 году приглашёнными итальянцами Джованни Спацио и Франческо Бонафорде[16][17]. Близость имён Франческо — Франциск породила версию о садовнической деятельности Скорины, тем более, что в переписке между Фердинандом I и Богемской палатой чётко отмечается: «мастер Франциск», «итальянский садовник», который получил расчет и уехал из Праги около 1539 года[18]. Однако в грамоте 1552 года Фердинанда I сыну тогда уже покойного Франциска Скорины Симеону есть фраза «наш садовник»[19]. Чем на самом деле Франциск Скорина занимался в Праге последние годы жизни — в точности неизвестно. Вероятнее всего, практиковал как врач.

Точная дата его смерти не установлена, большинство учёных предполагают, что Скорина скончался около 1551 года, поскольку в 1552 году его сын Симеон Рус (врач, как и его отец Франциск) приезжал в Прагу за наследством.

Книги

  «Библия руска» Скорины

Язык, на котором Франциск Скорина печатал свои книги, был основан на церковнославянском языке, но с большим количеством белорусских слов, и поэтому был больше всего понятен жителям Великого княжества Литовского. Долгое время среди белорусских лингвистов велись дискуссии о том, на какой язык перевёл книги Скорина: на белорусскую редакцию (извод) церковнославянского языка или на церковный стиль старобелорусского языка. В настоящее время белорусские лингвисты сходятся во мнении, что язык переводов Библии Франциска Скорины — это белорусская редакция (извод) церковнославянского языка[20]. Язык Библии Скорины весьма схож с языком рукописного сборника «Десятоглав» Матвея Ивановича Десятого. Кроме того, в работах Скорины замечено влияние чешского и польского языков.

Библия Скорины нарушала те правила, которые существовали при переписывании церковных книг: содержала тексты от издателя и даже гравюры с его изображением. Это единственный подобный случай за всю историю издания Библий в Восточной Европе. Из-за запрета на самостоятельный перевод Библии католическая и православная церковь не признавала книги Скорины .Основное содержание этого образа «Луна Солнечная» — получение знаний, физическое и духовное лечение человека. Рядом с гербом находится знак «весы», который образовывается буквой «Т», что означает «микрокосм, человек», и треугольником «дельта» (Δ), который символизирует ученого и вход в Царство знаний[21].

Шрифты и гравированные заставки из виленской типографии Скорины использовались книгоиздателями ещё сто лет.

Взгляды

Взгляды Франциска Скорины свидетельствуют о нём как о просветителе, патриоте, гуманисте. В текстах Библии просветитель Скорина предстает человеком, который содействует расширению письменности, знаний. Об этом свидетельствуют его призыв к чтению: «И всякому человеку потребна чести, понеже ест зерцало жития нашего, лекарство душевное, потеха всем смутным, они же суть в бедах и в немощах положены, надежа истинная…». Франциск Скорина — начинатель нового понимания патриотизма: как любви и уважения к своему Отечеству. С патриотических позиций воспринимаются следующие его слова: «Понеже от прирожения звери, ходящия в пустыни, знають ямы своя, птици, летающие по возъдуху, ведають гнезда своя; рибы, плывающие по морю и в реках, чують виры своя; пчелы и тым подобная боронять ульев своих, — тако ж и люди, и где зродилися и ускормлены суть по бозе, к тому месту великую ласку имають».

Гуманист Скорина оставил свой моральный завет в следующих строчках, которые содержат мудрость человеческой жизни и взаимоотношений людей: «Закон прироженый в том наболей соблюдаем бывает: то чинити иным всем, что самому любо ест от иных всех, итого не чинити иным, чего сам не хощеши от иных имети… Сей закон прироженый ест в серци единого кажного человека».

Предисловия и послесловия в Библии Франциска Скорины, где он раскрывает глубокий смысл библейских представлений, пропитаны заботой о разумном упорядочении общества, воспитания человека, установления достойной жизни на земле.

Вероисповедание

Какой конфессии придерживался Франциск Скорина, в точности неизвестно. Никаких прямых доказательств на этот счет нет, не сохранились и свидетельства самого Скорины. Единственным прямым указанием является высказывание униатского архимандрита Антония Селявы, автора полемической книги Anteleuchus (Вильня, 1622), который, обращаясь к православным, писал о начале Реформации на белорусских землях: «Перед унией (Брестской церковной унией 1596 года) был Скорина, еретик-гусит, который для вас печатал в Праге книги по-руски».[22]

Католицизм

Скорина мог быть католиком, так как среди книг, издаваемых им в пражский период (1517—1519), были те, которые входят в православный[23] и католический библейский канон («Притчи про мудрого царя Соломона» (1517), «Песнь песней» (1518)). Язык пражских изданий близок к западнорусскому литературному языку (современники называли его «руским», отсюда и «Библия руска»).

В Великом княжестве Московском книги Скорины были сожжены как еретические и написанные на территории, подвластной римской церкви, а сам Скорина изгнан именно как католик.[24] Издательскую деятельность Скорины критиковал православный князь Андрей Курбский, причем уже после своей эмиграции из Москвы.[25]

Существует также ещё один любопытный документ — рекомендательное письмо римского кардинала Иосафа полоцкому архиепископу о неком Иоанне Хризансоме Скорине, написанное в Риме. В нём сообщается, что светлейший и почтеннейший брат Иоанн Хризансом Скорина, который должен вручить послание его преосвященству полоцкому архиепископу, обучен в «этом городском коллегиуме», возведен в сан священника и «возвращается» в диоцезию.[26] Возможно, этот Иоанн Хризансом Скорина был полочанин и приходился родственником Франциску Скорине. Можно предположить, что клан Скоринов все-таки был католическим. И тогда вполне логичным выглядит и то, что первопечатник Скорина носил католическое имя Франциск. Стоит, однако, отметить, что, хотя при первоначальной публикации документ был отнесен к 1558 году, позднее исследователь Г. Галенченко установил, что дата была отсчитана с ошибкой и документ следует относить к XVIII веку. С этим согласуются и упоминаемые в документе реалии, в частности существование католической полоцкой епархии.[27]

Православие

Скорина мог быть православным. Факты и аргументы в пользу православного вероисповедания Скорины так же многочисленны и так же косвенны. Во-первых, есть сведения, что в Полоцке до 1498 года, когда был основан бернардинский монастырь, попросту не было католической миссии[28], поэтому детское крещение Скорины вряд ли прошло по католическому обряду.

Книги виленского периода (1522—1525) печатались на старобелорусском варианте церковнославянского языка (для современников Скорины и ещё столетия спустя это был «словенский» язык — см. «Ґрамма́тіки Славе́нския пра́вилное Cv́нтаґма»). Именно этим можно объяснить их соответствие православным канонам. В своих публикациях переводчик-библеист Скорина поделил «Псалтирь» на 20 кафизм согласно православной традиции, чего нет в западном христианстве. В «Святцах» из «Малой подорожной книжки», где Скорина придерживается православного календаря, он привёл дни памяти православных святых — восточнославянских Бориса, Глеба, Феодосия и Антония Печерских, некоторых южнославянских (Савва Сербский). Однако там нет католических святых, в том числе и ожидаемого святого Франциска. Некоторые имена святых поданы в народной адаптации: «Ларионъ», «Олена», «Надежа».[29] Наиболее основательно такие материалы представлены Михаилом Уляхиным, который подчеркивал отсутствие среди называемых просветителем святых представителей Западной церкви; введение в текст перевода «Псалтири» 151 псалма, что соответствует православному канону; отсутствие в «Символе веры» filioque, признаваемого католиками и протестантами; следование Иерусалимскому (и Студийскому) уставам, которые использовались православием; наконец, прямые констатации: «Утверди, Боже, святую православную веру православных христиан во век века» и т. п. в молитвенных оборотах, помещённых в «Малой подорожной книжке».[29][30] Следует помнить, с другой стороны, что именно для православных богослужений издавал книги и Швайпольт Фиоль, сам бывший бесспорно католиком; поэтому аргумент «от аудитории» не абсолютен.

Доказательством в пользу «православной» версии может служить и то, что акт вручения insignia in facultate medicine — свидетельства (или диплома) медицинского достоинства — подписывался не в церкви Падуи. Согласно исследованию Владимира Агиевича, в европейских католических университетах католикам знаки достоинства вручались в церкви, а иным, некатоликам in E[pisco]pali palatio in loco solito — в определённых уставом университета местах.[29] Вот и Скорине диплом вручали «в установленном месте епископского дворца»[31], а не в церкви, что указывает на непричастность его к католической конфессии.

Протестантизм

Существует также теория, что Франциск Скорина был связан с гусизмом — протореформационным движением. Реформаторы XVI века считали Скорину своим соратником. На него ссылались в своих работах Симон Будный и Василий Тяпинский. В документах XVII—XVIII столетия Скорина упоминается как протестант. Интересным фактом является и то, что экземпляр скориновской «Малой подорожной книжки» из собрания Британской Библиотеки (Лондон) носит на себе экслибрис Пауля Сператуса (1484—1551), соратника Мартина Лютера: в 1524 году Пауль Сператус прибыл в Пруссию по рекомендации Лютера и стал там главным деятелем реформации, а с 1530 года стал лютеранским епископом Помезании. Как полагают, Скорина вручил епископу Сператусу этот экземпляр при посещении Кёнигсберга в 1530 году[22] Характерно и то, что прусский герцог-реформатор Альбрехт пригласил в Кёнигсберг именно Франциска Скорину, хотя мог бы найти специалистов в книгопечатании и медицине среди единоверцев и соотечественников.

Словенский лингвист Копитар в изданном в Словакии в 1839 году на латыни труде, ссылаясь на работы современных ему исследователей лютеранства, предположил не только встречу Скорины с Мартином Лютером в Виттенберге за ужином в доме Филиппа Меланхтона, но и некие козни, которые строил Скорина против Лютера. И одновременно усомнился в этой теории: «Уже если бы кто-нибудь [внимательно] рассмотрел то, что в 1517—19 г. в богемской Праге доктор медицины университета Франциск Скорина издал со вкусом Библию русскую и вслед за этим в 1525 г. в Вильно другие многочисленные церковные [ecclesiastica] литовско-русские книги, то не родилось бы у него полностью естественное предположение, что то подозрение относилось к этому доктору Скорине, грекокатолику, который переводя с Вульгаты, был противником Лютера, переводившего с оригинала. И по этой самой причине он [Скорина] более всего мог быть неприятен этому реформатору, протестанту [hieromonacho], к тому же женатому».[32]

Память

  • В 1921 году в Радошковичах открылась гимназия имени Франциска Скорины — одна из пяти белорусских гимназий, что действовали на территории «крэсов всходних»[источник не указан 262 дня].
  • В разное время имя Франциска Скорины носило пять улиц Минска: в 1926—1933 годах — Козьмодемьянская улица; в 1967—1989 — улица Олешева, в 1989—1997 — Академическая улица, в 1991—2005 — проспект Независимости, с 2005 года имя Скорины носит бывший Староборисовский тракт. Также имя Скорины носит переулок (1-й переулок Скорины). Во Львове, Барановичах, Пинске, Берёзе, Бресте также в настоящее время существуют улицы, названные его именем.
  • Имя Франциска Скорины носят также центральный проспект и улица в Полоцке.
  • Имя Франциска Скорины носит улица в агрогородке Колодищи, городском посёлке Вороново.
  • Именем Ф. Скорины названа малая планета № 3283, открытая советским астрономом Николаем Черных[33].
  • Я, Франциск Скорина… — кинофильм, посвященный Франциску Скорине, роль которого исполнил Олег Янковский.
  • Памятники Ф. Скорине установлены в Полоцке, Минске, Лиде, Калининграде, Праге.
  • В СССР в 1990 году к 500-летию со дня рождения Скорины была выпущена юбилейная монета достоинством 1 рубль с его портретом.
  • Именем Франциска Скорины назван Гомельский государственный университет.
  • Имя Ф. Скорины носит Гимназия № 1 г. Минска.

Галерея

Факсимильное воспроизведение книжного наследия Франциска Скорины

В 1990—1991 гг. издательством «Белорусская энциклопедия» было выпущено трехтомное факсимильное издание «Библия», которое включало воспроизведение пражских изданий Ф.Скорины. В 2002 г. в городе Падерборн вышло репринтное издание «Апостола» Ф.Скорины, которое вышло в рамках реализации в Германии комплексной программы Biblia Slavica. В 2012 г. Национальной библиотекой Беларуси был разработан проект полного факсимильного издания книжного наследия Ф.Скорины (руководитель Р. Мотульский, ответственный редактор А.Суша). Проект получил финансовую поддержку банка БелВЭБ, в результате чего в 2013—2017 гг. вышло первое полное факсимильное издание книг Ф. Скорины, которое было предназначено для бесплатной передачи в библиотеки, музеи, научные и учебные учреждения Беларуси и зарубежных стран. Издание, основанное на использовании наилучшим образом сохранившихся экземпляров из собраний Беларуси, Дании, Германии, России, Украины и других стран, передает все особенности оригиналов. Публикация сопровождается научными комментариями (авторы А.Суша и Г.Киреева) и публикацией оригинальных текстов Ф.Скорины в переводе на современные белорусский, русский и английский языки.

Примечания

  1. ↑ 1 2 Немецкая национальная библиотека, Берлинская государственная библиотека, Баварская государственная библиотека и др. Record #118892193 // Общий нормативный контроль (GND) — 2012—2016.
  2. ↑ Тарасаў, К.І. Глосы да часоў Жыгімонта Старога / Кастусь Тарасаў // Памяць пра легенды : постаці беларускай мінуўшчыны / Кастусь Тарасаў. Выд. 2-е, дапоўненае. Мінск, «Полымя», 1994. С. 105. ISBN 5-345-00706-3
  3. ↑ Галечанка Г. Скарына // Вялікае Княства Літоўскае. Энцыклапедыя у 3 т. — Мн.: БелЭн, 2005. — Т. 2: Кадэцкі корпус — Яцкевіч. — С. 575-582. — 788 с. — ISBN 985-11-0378-0.
  4. ↑ Галенчанка Г. Праблемныя дакументы Скарыніяны ў кантэксце рэальнай крытыкі / Г. Галенчанка // 480 год беларускага кнігадрукавання : матэрыялы Трэціх Скарынаўскіх чытанняў / гал. рэд. А. Мальдзіс і інш. — Мн. : Беларуская навука, 1998. — С. 9-20.
  5. ↑ Н. Ю. Бярозкіна, кандыдат гістарычных навук (Цэнтральная навуковая бібліятэка імя Я.Коласа АН Беларусі). «Са слаўнага Полацка родам». Да 480 годдзя выдання першай беларускай кнігі Францыскам Скарынам.
  6. ↑ Адам Мальдзіс. З рэдактарскага блакнота // Кантакты і дыялогі, № 9 2000
  7. ↑ Генадзь Сагановіч. Вітаўт Тумаш як гісторык
  8. ↑ Археологи нашли в Полоцке остатки школы, где учился Франциск Скорина
  9. ↑ № 3. АКТОВАЯ ЗАПИСЬ КРАКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА О ПРИСВОЕНИИ Ф. СКОРИНЕ СТЕПЕНИ БАКАЛАВРА
  10. ↑ https://web.archive.org/web/20060909181030/http://starbel.narod.ru/skar_zhycc.rar Актовая запись Падуанского университета об особом экзамене Ф. Скорины на степень доктора медицинских наук, 9 ноября 1512 года // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  11. ↑ https://web.archive.org/web/20060909181030/http://starbel.narod.ru/skar_zhycc.rar Актовая запись Падуанского университета о допущении Ф. Скорины к испытанию на степень доктора медицинских наук, 6 ноября 1512 года // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  12. ↑ Виктор Корбут. Франциск и Маргарита // Беларусь сегодня. — Мн., 2014. — № 233(24614).
  13. ↑ https://web.archive.org/web/20060909181030/http://starbel.narod.ru/skar_zhycc.rar Письмо герцога Альбрехта виленскому магистрату в защиту Скорины, 18 мая 1530 года // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  14. ↑ https://web.archive.org/web/20060909181030/http://starbel.narod.ru/skar_zhycc.rar Вторая привилегированная грамота короля Польши и великого князя Литовского Сигизмунда I в защиту Ф. Скорины // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  15. ↑ См. письмо . Фрагмент из инструкции короля Польши и великого князя Литовского Сигизмунда II Августа своему послу Альберту Кричке при папе Юлии III о сожжении в Москве книг «Библии», изданных на русском языке, 1552 г. // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  16. ↑ Л. Алешина. Искусство Чехословакии // Всеобщая история искусств. Том 3.
  17. ↑ [Тарасаў, К.І. Глосы да часоў Жыгімонта Старога / Кастусь Тарасаў // Памяць пра легенды : постаці беларускай мінуўшчыны / Кастусь Тарасаў. Выд. 2-е, дапоўненае. Мінск, «Полымя», 1994. С. 106. ISBN 5-345-00706-3]
  18. ↑ Переписка Богемской палаты с королём Фердинандом I // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR:
  19. ↑ Доверительная грамота короля Фердинанда I, выданная сыну Ф. Скорины Симеону, 29 января 1552 г. // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR:
  20. ↑ Первопечатник Франциск Скорина.
  21. ↑ Паноў С. В. Францыск Скарына — усходнеславянскі і беларускі гуманіст і асветнік//Матэрыялы па гісторыі Беларусі. 8-е выданне, перапрацаванае. -Мн.: Аверсэв, 2005. С. 89-92. ISBN 985-478-881-4
  22. ↑ 1 2 Немировский Е. Л. Франциск Скорина. Мн.,1990.
  23. ↑ Православие. Том 1: Состав Библии. Библейская критика
  24. ↑ https://web.archive.org/web/20060909181030/http://starbel.narod.ru/skar_zhycc.rar Фрагмент из инструкции короля Польши и великого князя Литовского Сигизмунда II Августа своему послу Альберту Кричке при папе Юлии III о сожжении в Москве книг «Библии», изданных на русском языке, 1552 г. // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  25. ↑ Пичета В. И. Белоруссия и Литва XV—XVI вв. М.,1961.
  26. ↑ https://web.archive.org/web/20060909181030/http://starbel.narod.ru/skar_zhycc.rar Рекомендация римского кардинала Иосафа полоцкому архиепископу на Иоанна Хризастома Скорину (25 апреля 1558 г., Рим) // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  27. ↑ Галенчанка Георгій (Мінск). Праблемныя дакументы Скарыніяны ў кантэксце рэальнай крытыкі. У: 480 год беларускага кнігадрукавання: Матэрыялы Трэціх Скарынаўскіх чытанняў / Гал. рэд. А. Мальдзіс і інш. — Мн.: Беларуская навука, 1998. (Беларусіка=Albaruthenica; Кн. 9).
  28. ↑ http://www.hramvsr.by/hoteev-reformation.php Хотеев А. (свящ.) Реформация в Беларуси XVI в. и неохаризматические чаяния
  29. ↑ 1 2 3 http://presidium.bas-net.by/S/SR.htm Агиевич Вл. Вл. Skoryna incognitus… seu incomprehensus. Институт философии и права Национальной Академии наук Беларуси. Минск, 1994—1999
  30. ↑ Уляхин М. Полная биография Георгия (Доктора медицинских и свободных наук Франциска) Скорины. — Полоцк: Наследие Ф.Скорины, 1994. — С.9 −10.
  31. ↑ https://archive.is/20120724015525/starbel.narod.ru/skar_zhycc.rar Актовая запись Падуанского университета об особом экзамене Ф. Скорины на степень доктора медицинских наук, 9 ноября 1512 г. // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  32. ↑ https://archive.is/20120724015525/starbel.narod.ru/skar_zhycc.rar Фрагмент рассуждений Варфоломея Копитара о встрече Ф. Скорины в Виттенберге с М. Лютером и Ф. Меланхтоном. (Лат., Словакия, 1839 г.) // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  33. ↑ Dictionary of Minor Planet Names

Литература

  • Агіевіч У. У. Сімволіка гравюры Скарыны. — Мн., 1999. (белор.)
  • Алексютовіч М. А. Скарына, яго дзейнасць і светапогляд. — Мн., 1958. (белор.)
  • Анічэнка У. В. Слоўнік мовы Скарыны. — Т. 1—3. — Мн., 1977—1994. (белор.)
  • Беларусіка = Albaruthenica. — Кн. 9.: 480 год беларускага кнігадрукавання: Матэрыялы 3-х Скарынаўскіх чытанняў. — Мн., 1998. (белор.)
  • Булыка А. М., Жураўскі А. І., Свяжынскі У. М. Мова выданняў Францыска Скарыны. — Мн., 1990. (белор.)
  • Владимиров П. В. Доктор Франциск Скорина: Его переводы, печатные издания и язык. — СПб., 1888.
  • Галенчанка Г. Я. Францыск Скарына — беларускі і ўсходнеславянскі першадрукар. — Мн., 1993. (белор.)
  • Галечанка Г. Я. Францыск Скарына: у паўціне версій, стэрэатыпаў і міфаў // Российские и славянские исследования : Журнал. — 2007. — Вып. 2. (белор.)
  • Галенчанка, Г. Я. Францыск Скарына: Спадчына і пераемнікі. Анатаваны бібліяграфічны паказальнік. Мінск: Красіка-Прынт, 2002. 175с. (белор.)
  • Гравюры Францыска Скарыны. — Мн., 1990. (белор.)
  • Гячяускас Э. Франциск Скорина — секретарь вильнюсского епископа Иоанна из князей литовских // Федоровские чтения. 1982.- М., 1987. — С. 60—67.
  • Дварчанін І. Францішак Скарына як культурны дзеяч і гуманіст на беларускай ніве / пер. з чэш. мовы. — Мн., 1991. (белор.)
  • Запісы Беларускага інстытута навукі й мастацтва. — Кн. 21. — New York, 1994. (белор.)
  • Каўка А. Тут мой народ: Францішак Скарына і беларуская літаратура XVI — пач. XX стст. — Мн., 1989. (белор.)
  • Кавко А.К. Книжные традиции Скорины / А.К. Кавко // Прометей 16.- Москва: Молодая гвардия, 1990.- с. 111- 125
  • Конан У. М. Боская і людская мудрасць: (Францішак Скарына: жыццё, творчасць, светапогляд). — Мн., 1990. (белор.)
  • Лабынцаў Ю. Пачатае Скарынам: Беларуская друкаваная літаратура эпохі Рэнесансу. — Мн., 1990. (белор.)
  • Лабынцаў Ю. Скарынаўскі каляндар: (Да 500—годдзя з дня нараджэння Ф.Скарыны). — 2 выд. — Мн., 1990. (белор.)
  • Лойко О. А. Скорина / Авториз. пер. с белорус. Г. Бубнова.. — М.: Молодая гвардия, 1989. — 352, [48] с. — (Жизнь замечательных людей. Серия биографий. Вып. 2 (693)). — 150 000 экз. — ISBN 5-235-00675-5. (в пер.)
  • Мальдзіс А. Францыск Скарына як прыхільнік збліжэння і ўзаемаразумення людзей і народаў. — Мн., 1988. (белор.)
  • Мова выданняў Францыска Скарыны / А. М. Булыка, А.І. Жураўскі, У. М. Свяжынскі. — Мн.: Наука і тэхніка, 1990. (белор.)
  • Немировский Е. Л. Франциск Скорина: Жизнь и деятельность белорусского просветителя. Минск: Мастацкая літаратура, 1990. 597 с.
  • Подокшин С. А. Франциск Скорина. — М.: Мысль, 1981. — 216 с. — (Мыслители прошлого). — 80 000 экз. (обл.)
  • Падокшын С. А. Філасофская думка эпохі Адраджэння ў Беларусі: Ад Францыска Скарыны да Сімяона Полацкага. — Мн., 1990. (белор.)
  • Пічэта У. Scoriniana. 1776—1926//400-лецце беларускага друку. Мінск: Інстытут беларускай культуры, 1926. С. 284—327. (белор.)
  • Пляхімовіч І. Каб жыць не менш за 500 год // Універсітэт; [сайт]. [2017]. URL: http://www.gazeta.bsu.by/2017/08/kab-zhyc-ne-mensh-za-500-god-yaki-sens-dlya-belarusau-mae-spadchyna-skaryny/ (белор.)
  • Скарына і яго эпоха. Рэд. В. A. Чамярыцкі. Мінск: Навука і тэхніка, 1990. 482 с. (белор.)
  • Скарына Францыск // Асветнікі зямлі Беларускай: Энцыклапедычны даведнік / Пад рэд. У. М. Жука. — Мн.: БелЭн, 2001. — 496 с. (белор.)
  • Скарына Францыск // Мысліцелі і асветнікі Беларусі, X—XIX стст. : Энцыклапедычны даведнік. — Мн.: БелЭн, 1995. — 671 с. (белор.)
  • Спадчына Скарыны: 3борнік матэрыялаў першых Скарынаўскіх чытанняў (1986). — Мн., 1989. (белор.)
  • Сусветная спадчына Францыска Скарыны / складальнік А.Суша. — Мінск: Беларуская Энцыклапедыя, 2017.
  • Суша, А. А. Франциск Скорина — человек мира. — Минск: Беларуская Энцыклапедыя, 2016. — 303 с. (Вышла при поддержке Постоянного комитета Союзного государства Беларуси и России).
  • Тумаш В. Пяць стагодзьдзяў Скарыніяны, XVI—XX: [Бібліягр.]. — Нью Ёрк, 1989. (белор.)
  • Флароўскі А. В. Skoriniana // 450 год беларускага кнігадрукавання. Мінск: Навука і тэхніка, 1968. С. 389—433 (белор.)
  • Францыск Скарына: Жыццё і дзейнасць: Паказальнік літаратуры. Дадаткі за 1530—1988 гг., 1989—1993 гг. — Мн., 1995. (белор.)
  • Францыск Скарына: 3борнік дакументаў і матэрыялаў. — Мн., 1988. (белор.)
  • Францыск Скарына і яго час: Энцыклапедычны даведнік. — Мн., 1988. (белор.)
  • Францыск Скарына. Творы: Прадмовы, сказанні, пасляслоўі, акафісты, пасхалія / Падрыхтоўка тэкста А. Ф. Коршунава, рэд. В. А. Чамярыцкі. Мінск: Навука і тэхніка, 1990. 207 с. (белор.)
  • Чамярыцкі В. А. Беларускі тытан эпохі Адраджэння. — М., 1990. (белор.)
  • Чатырохсотлецце беларускага друку, 1525—1925. — Мн., 1926. (белор.)
  • 450 год беларускага кнігадрукавання. — Мн., 1968. (белор.)
  • Яскевіч А. А. Творы Ф. Скарыны: Жанравая структура. Філасоўскія погляды. Мастацтва слова. — Мн., 1995. (белор.)

Ссылки

http-wikipediya.ru

Книга - Франциск Скорина 3

1.Франциск Скорина — белорусский и восточнославянский первопечатник, просветитель, гуманист и ученый эпохи возрождения

Скорина Франциск Лукич (белор. Скарына Францыск (Францішак) Лукіч ) — выдающийся деятель белорусской культуры XVI в., основатель белорусского и восточнославянского книгопечатания. Учёный, писатель, переводчик, художник, доктор философии и медицины, поэт и просветитель. Скорина родился в «славном месте Полоцке», в купеческой семье. Точная дата его рождения неизвестна. Исследователь Геннадий Лебедев, опираясь на труды польских и чешских учёных, полагал, что Скорина родился около 1482 г., однако большинство исследователей считает, что Скорина родился в 1490 году — именно этот год послужил отправной точкой для объявления ЮНЕСКО 1990 года годом Скорины в честь 500-летия со дня его рождения. Обоснованием данной версии служит тот достоверный факт, что в 1504 году Скорина поступил в университет польского города Краков на факультет «семи вольных искусств», куда принимали по достижении 14 лет, но год рождения при поступлении в университет не записывался, т. к. не имел, очевидно, существенного значения. Не исключено, что Студентом был студентом-переростком. Возможно, отсюда и берёт начало исключительная серьёзность, с которой он относился к учёбе, а позднее и к культурной и научной деятельности.

Отец Скорины, купец «средней руки» Лука Скорина, вёл во многих городах торговлю шкурами и др. товарами. Рассказы отца об опасности дальних дорог, экзотике земель и городов, порядках, нравах и обычаях в разных странах составляли духовную атмосферу детства Скорины, что пробуждало у него желание познать мир и постичь науки, которые этот мир объясняли и подсказывали человеку, как в нём ориентироваться. Предполагают, что первоначальное образование Скорина получил в доме родителей, где научился читать по Псалтыри и писать буквами кириллицы. От родителей он перенял любовь и уважение к родному Полоцку, название которого позднее всегда подкреплял эпитетом «славный», привык гордиться людьми «посполитыми», народом «языка русского», а затем пришёл к мысли дать соплеменникам свет знаний, приобщить их к культурной жизни Европы. Чтобы заниматься наукой, Скорина должен был знать латынь — тогдашний язык науки, — поэтому есть основания предполагать, что он определённое время учился в школе при одном из католических костёлов в Полоцке или в Вильно (совр. Вильнюс).

После двух лет учёбы в Краковском университете Скорина был удостоен учёной степени бакалавра философии, о чём свидетельствуют акты, обнаруженные более ста лет назад.

В 1507-1511 гг. Скорина продолжил учёбу в Краковском или в каком-либо университете Западной Европы (точных сведений не обнаружено). Изучал медицину, получил также степень доктора вольных искусств. Это образование уже позволяло получить должность, которая бы обеспечила ему спокойную жизнь.

5 ноября 1512 г. в итальянский город Падую, университет которого славился не только медицинским факультетом, но и как школа учёных-гуманистов, специально для сдачи экзаменов на получение учёной степени доктора медицины "… прибыл некий весьма учёный бедный молодой человек, доктор искусств, родом из очень отдалённых стран, возможно, за четыре тысячи миль и более от этого славного города, для того, чтобы увеличить славу и блеск Падуи, а также процветающего собрания философов гимназии и святой нашей Коллегии. Он обратился к Коллегии с просьбой разрешить ему в качестве дара и особой милости подвергнуться милостью божьей испытаниям в области медицины при этой святой Коллегии. Если, Ваши превосходительства, позволите, то представлю его самого. Молодой человек и вышеупомянутый доктор носит имя господина Франциска, сына покойного Луки Скорины из Полоцка, русин...". На заседании медицинской коллегии Падуанского университета в костёле святого Урбана было принято постановление о допуске Скорины к экзамену на получение учёной степени доктора

1

лекарских наук. Два дня в диспутах с выдающимися учёными защищал Скорина свои научные тезисы и 9 ноября 1512 единогласно был признан достойным высокого звания учёного-медика. Это явилось знаменательным событием в его жизни и в истории культуры Белоруссии — купеческий сын из Полоцка подтвердил, что способности и призвание более ценны, чем аристократическое происхождение. Позднее он сам себя всегда именовал "… в науках и лекарстве учитель", «в лекарских науках Доктор», «учёный» или «избранный муж». На стенах «зала сорока» Падуанского университета нарисованы фресковые портреты сорока его величайших выпускников, среди которых, второй после Галилео Галилея, — портрет Скорины.

Сведения о следующих пяти годах жизни Скорины отсутствуют. Отдельные факты свидетельствуют о том, что он обратился к общественным проблемам гуманитарных наук, с которых начинал свою учёную карьеру. Возможно, ещё в Кракове, где существовало несколько латинских типографий, зародилась у Скорины великая мечта «тиснуть» книги Библии на родном языке, сделать доступными для своих земляков, чтобы сами «люди посполитые» могли познавать и совершенствовать реальную жизнь.

Между 1512 и 1517 годами Скорина появляется в Праге, где со времён гуситского движения существовала традиция использования библейских книг в формировании общественного сознания, установлении более справедливого общества и воспитании людей в патриотическом духе. В Праге Скорина заказывает печатное обору­дование и приступает к переводу и комментированию книг Библии. Так было положено начало белорусскому и восточнославянскому книгопечатанию. Первая книга, которую Скорина «повелел… тиснути рускыми словами, а словенскым языком», — «Псалтырь» — вышла в свет 6 августа 1517 г. За неполные три года Скорина перевёл, прокомментировал и издал 23 книги «Библии», каждая из которых начиналась «предословием», или «сказанием», и заканчивалась «послесловием» (калафоном).

Изданная Скориной Библия в его переводе на старобелорусский язык — уникальное явление. Написанные им предисловия и послесловия запечатлели необычное для той эпохи развитое чувство авторского самосознания, патриотизма, дополненное несвойственным для древнего мира, но характерным для христианина чувством историзма, осознанием неповторимости каждого события жизни.

Предисловия для белорусской словесности того времени были новым, фактически светским жанром. С их помощью Скорина руководит восприятием читателей, подсказывает им, что в каждой книге является основой содержания, как это содержание излагается, как нужно читать, чтобы понять не только описание внешних событий, но и внутренний смысл — подтекст. Уже в заглавии Скорина утверждает, что «бивлия руска» должна служить «богу ко чти и людем посполитым к доброму научению». Это означало, что он отделяет богослужебное, конфессиональное пред­назначение книги от просветительского. Вычленив просветительскую функцию книги, назвав её самостоятельной, Скорина продемонстрировал новый, гуманистический подход, которого придерживались передовые мыслители его времени, нацио­нальные просветители и учёные-гуманисты.

Восхищает и оформление книг Скорины. В первую белорусскую Библию издатель включил почти полсотни иллюстраций. Многочисленные заставки, иные декоративные элементы, гармонирующие с версткой страниц, шрифтом и титульными листами. В его пражских изданиях — множество орнаментальных украшений и около тысячи графических инициалов. Позже, в изданиях, выпускаемых на родине, он использовал таких инициалов более тысячи.

На титульном листе Библии изображена, как считают исследователи, печать (герб) Скорину как доктора медицины. Основное содержание этого образа «Луна Солнечная» — получение знаний, физическое и духовное лечение человека. Образ месяца отображает

2

профиль самого первопечатника. Рядом с гербом находится знак «весы», который образовывается буквой «Т», что означает «микрокосмос, человек», и треугольником «дельта» (Δ), который символизирует ученого и вход в Царство знаний.

Уникальность первой белорусской Библии также в том, что издатель и комментатор поместил в книгах сложный по композиции и символическому смыслу свой портрет.

По мнению некоторых исследователей в символических гравюрах зашифрована догадка о гелиоцентрической системе. Странного в этом ничего нет: у Скорины много общего с Николаем Коперником: примерно в одно и то же время они учились в Польше, находились в Италии, оба изучали медицину и вполне возможно что и встречались. Но главное не в этом. Скорина и Коперник являются основоположниками нового времени, они оба были порождением одной и той же духовно-исторической среды, поэтому мнение исследователей об упомянутой гравюре имеет право на существование. Наличие этих нововведений — единственный случай за всю историю издания библии в Восточной Европе.

Полного собрания оригинальных изданий Скорины нет ни в одной библиотеке мира. Чешские издания (23 книги) стали общедоступными после их факсимильного воспроизведения издательством «Белорусская энциклопедия» в начале 1990-х. В 2003 г. по инициативе немецкого слависта Ганса Ротэ сотрудники Национальной Академии наук (НАН) Беларуси и Боннского университета (Германия) подготовили факсимильное издание «Библии» «Апостола» с комментариями на немецком и английском языках 1.

Трудно однозначно ответить, почему Скорина именно чешскую Прагу избрал для осуществления задуманного. Некоторые исследователи считают, что Скорина каким-то образом был связан с белорусско-польской королевской династией Ягеллонов, а во время пребывания Скорины в Праге, чешским владыкой был Ягеллон Людвиг I 2. По мнению других учёных причиной тому была ранее изданная чешская «Библия», взятая Скориной за образец. Место нахождения Пражской типографии Скорины неизвестно. В Праге в канун 480-летия белорусского книгопечатания открыт памятник Скорины и установлена памятная доска.

В 1520-21 гг. Скорина оставил Прагу и переехал в Вильно. Замысел напечатать всю Библию остался неоконченным. Скорина издал подавляющее большинство известных тогда книг Ветхого завета, причём из Библии он выбрал самые важные и интересные для читателя книги. Исследователи считают, что неожиданно остановить работу его могла вынудить католическая реакция, которая в Чешском королевстве начала преследовать Реформацию, а заодно и всех иноверцев. Причиной переезда Скорины в Вильно мог стать и страшный мор в чешской столице. Не исключено, что его отозвали купцы-меценаты Якуб Бабич и Богдан Онков, которые посчитали, что дома удастся завершить это дело дешевле. «Найстаршы бурмистр» Якуб Бабич отвёл для типографии помещение в своём собственном доме. Состоятельный виленский купец Богдан Онков, который финансировал издательскую деятельность Скорины ещё в Праге, попытался выяснить спрос на изданные Скориной книги в Москве, когда неоднократно посещал её по торговым делам. Предполагают, что и сам Скорина в середине 1520-х гг. мог посетить столицу Русского государства.

Где-то между 1525 и 1528 Скорина женился на вдове виленского купца Юрия Одверника Маргарите, улучшил своё материальное положение и принял вместе с женой участие в торговом деле старшего брата Ивана Скорины, который вёл оптовую торговлю шкурами. Но главным занятием, делом всей жизни для Скорины были книгопечатание и творчество.

Из первой белорусской типографии около 1522 г. вышла в свет «Малая подорожная книжка» — сборник религиозных и светских произведений от «Псалтыри» до «Соборника». В ней были отмечены весеннее и осеннее равноденствия, зимнее и летнее солнцестояния, вычислены пасхальные праздники, даты затмений Солнца и Луны. Книга была адресована

3

людям духовного и гражданского сословий, которые по роду своей деятельности должны были часто путешествовать и в дороге получать конфессиональную и астрономическую информацию, а при необходимости вспоминать слова молитв и псалмов.

В марте 1525 Скорина издал последнюю свою книгу «Апостол».

Скорина также путешествует по Европе. Он наведывается в Виттенберг к основателю немецкого протестантизма Мартину Лютеру, который как раз в это время (1522-1542) переводил на немецкий язык и издавал протестантскую Библию. К тому же, он был доктором теологии, а Скорина глубоко интересовался социально-правовыми, философскими и этическими проблемами в контексте библейского учения. Однако сближения между ними не состоялось. Более того, Лютер заподозрил в Скорине католического миссионера, а также вспомнил пророчество, что ему грозят чары, и покинул город.

Примерно в это же время Скорина побывал в Москве с просветительской миссией. Вероятно, он предложил свои книги и услуги как издателя и переводчика. Однако по приказу московского князя был изгнан из города, а привезенные им книги публично сожжены как «еретические», поскольку были изданы в католической стране. Не вызывает сомнения, что часть из них все же сохранилась. Но влияние белоруса Скорины на формирование русского языка в большей мере произошло позже — посредством издания книг в Московии И. Федоровым и П. Мстиславцем, которые использовали в своей работе труды Скорины

В конце 1520-гг. Скорина выехал в Пруссию, в Кенигсберг, под опеку герцога Альбрехта Гогенцоллерна, который, увлёкшись идеями Реформации, хотел организовать там книгопечатание. В Кенигсберге С. пробыл недолго: летом 1529 в Познани умер его старший брат Иван. Скорина поехал туда, чтобы заняться наследством покойного. В начале 1530 в Вильне случился пожар, уничтоживший две трети города, в том числе и типографию Скорины. Во время этого пожара погибла его жена Маргарита, оставив на руках Скорины малолетнего сына. Родственники покойной подали на Скорину в суд, требуя раздела её имущества. Скорина был вынужден вернуться в Вильно. Герцог выдал Скорине рекомендательную грамоту, в которой поручал «выдающегося и многоучёного мужа» доброжелательности виленского воеводы Альбрехта Гаштольда и просил виленский магистрат посодействовать Скорине в решении судебных дел. В пропускном листе, который был также выдан герцогом, отмечалось, что к своим подданным и верным слугам он зачисляет и «выдающегося, широкой эрудиции мужа Франциска Скорину из Полоцка, доктора изящных искусств и медицины… Как из внимания к выдающемуся мужу несравненного разума и художественного дарования, светлого лекарского таланта и славного опыта, так и ради нашей чести, участия и сочувствия всяческую благосклонность, покровительство и помощь оказывать ему».

Скорина становится домашним врачом и секретарём виленского католического епископа Яна почти десять лет совмещает эти две должности. Одновременно Скорина занимается издательской деятельностью и совместно с братом торговлей. Епископ виленский был внебрачным королевским сыном, отличался консерватизмом и религиозной фанатичностью. По его наговорам польский король издал несколько эдиктов, которые ограничивали традиционную веротерпимость и свободу вероисповедания в Великом княжестве Литовском и предоставляли привилегии католикам. В этих условиях было трудно возобновлять книгопечатание. К тому же на Скорину подали в суд варшавские кредиторы покойного брата: зажиточные купцы-иудеи стали требовать от него уплаты долгов брата. В феврале 1532 они добились королевского декрета об аресте Скорины, и он около 10 недель находился в познанской тюрьме. За Скорину заступился его племянник Роман: он добился аудиенции у короля Сигизмунда I и доказал ему, что Скорина не имел прямого отношения к делам своего брата. 24 мая 1532 король приказал освободить

4

Скорину и выдал ему охранную грамоту: «Пусть никто кроме нас и наследников наших, не имеет права привлекать его к суду и судить, какой бы не была значительной или незначительной причина его вызова в суд...».

Освободившись, Скорина возбудил судебное дело против своих обидчиков, требуя компенсации потерь, понесённых им в результате несправедливого ареста и лишения свободы. Неизвестно, выиграл ли он это дело, и помогла ли ему в этом королевская грамота.

В середине 1530-х г. Скорина занимает должность медика и садовника чешского короля Фердинанда I Габсбурга в королевском замке на Градчанах. Новая должность выглядела повышением в ранге недавнего врача и секретаря виленского епископа. Чешские исследователи и некоторые иностранные историки архитектуры опровергают версию о занятии Скорины садоводством. Они полагают, что «сад на Граде» был заложен приглашенными из Италии Джованни Спацио и Франческо Бонафорде. Версию о садовнической деятельности Скорины могла породить близость по созвучию и написанию имён Франциск и Франческо. При этом ссылаются на переписку Фердинанда I с Богемской палатой, в которой упоминается «мастер Франциск», «итальянский садовник», получивший расчёт и уехавший из Праги около 1539 г. Нельзя исключать возможность совмещения Скориной должностей медика и садовника после отъезда Франческо Бонафорде. По некоторым архивным данным Скорина в Праге специализировался на разведении цитрусовых и трав для врачевания, готовить собственные лекарства из растений ботанического сада и лечить коронованных особ.

Пражские годы жизни Скорины прошли относительно спокойно. Он оставался в Праге до самой смерти, точная дата которой также не установлена. Большинство учёных предполагают, что Скорина скончался не позднее 29.1.1552. Документы, которые сохранились, дают возможность предполагать, что учёный-медик имел в Праге имущество, которое в качестве наследства перешло после его смерти сыну Симеону, о чём свидетельствует акт от 29.1. 1552 чешского короля Фердинанда I Габсбурга о юридическом праве сына на имущество отца.

Скорина — учёный и просветитель — был не только сыном своего времени, но, прежде всего, сыном родного края. Ренессансные новшества он принимал осторожно, держа курс на просвещение. Умел быть рассудительным и сдержанным, памятуя, что его дело и замыслы осуществляются в русле патриархально-христианской традиции, которая прочно господствовала на родине. Мировоззрение Скорины несло в себе свойственную гуманистам идею морального совершенствования общества и человека. Он первый в истории белорусской общественной мысли принял на себя тяжесть соединить сознание своих земляков с общечеловеческой сокровищницей нравственных ценностей, в которую входили библейско-христианские легенды и античные мифы, философские учения, кодексы законов и обычаи. Все предисловия и послесловия к его изданиям можно считать аллегориями, в которых вместе с прямым просве­тительским содержанием разворачивается содержание иносказательное, подтекст — цепь намёков на то, как нужно воспринимать родную историю и современную общественную жизнь на канве эллинско-библейского канона, для того времени — высшей нормы. Скорниа был сторонником и представителем реалистической и просветительской тенденции в духовной жизни, науке и искусстве Возрождения, которая пыталась соединить чувства и разум в одно целое — мудрость. Через два столетия эта тенденция займёт ключевое место в европейской культуре и получит название классицизма. Живя долгое время на чужбине, Скорина сохранил свои патриотические чувства и укрепил связь с духовными ценностями народа. Как учёный-гуманист он высоко ставил творческие силы самой природы, а патриотические чувства относил к естественным и универсальным врождённым свойствам всего живого. Привязанность живых существ к родным местам — это всеобщая, в понимании Скорины, закономерность бытия, благодаря которой жизнь индивида

5

становится целенаправленной и разумной. Благодаря этому каждое живое существо сближается с родом, а человеческая личность — с народом, так возникают связи человека с обществом и родной землёй: «Понеже от прирожения звери, ходящие в пустыни, знають ямы своя; птици, летающие по возъдуху, ведають гнезда своя; рибы, плывающие по морю и в реках, чують виры своя… тако ж и люди, игде зродилися и ускормлены… к тому месту великую ласку имають». Эти слова можно считать своеобразным стержнем всей жизни Скорины.

О Скорине и его книгоиздательской деятельности русские и европейские исследователи в полный голос заговорили в конце XVIII в. (И. Г. Бакмейстер, Л. И. Бакмейстер, И.-Г. Штриттер, Е. С. Бандке и др.). Значительную известность его просветительская деятельность приобрела в начале XX в. и особенно в послеоктябрьское время. Широко отмечалось 400 и 450 лет белорусского книгопечатания. По решению ЮНЕСКО (1970) Скорина вместе с М. Ломоносовым, А. Пушкиным, Т. Шевченко, Я. Купалой и др. был внесён в список выдающихся деятелей славянской культуры, юбилей которых широко отмечают во всём славянском мире. Скорина с давних пор был хорошо известен народам России, Украины, Литвы, Польши, Чехии и славен на своей родине — Белоруссии. Его именем в городах Белоруссии названы улицы, площади и учреждения. Его деятельность является источником многочисленных произведений белорусской литературы и искусства.

Жизненный путь Скорины во многом показателен для людей эпохи Ренессанса, которых Ф. Энгельс назвал «титанами по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учёности». Любовь к знаниям, широта образования сочетались у него с высокой гражданской культурой, деловитостью и смелостью, умением ставить новаторские задачи и разумно их решать. Скорина был и оригинальным мыслителем, и талантливым писателем, плодотворным публицистом и усердным переводчиком, изобретательным художником и деловым человеком — первопечатником. Богатство личности Скорины ставит его рядом с такими выдающимися людьми эпохи Ренессанса, как Леонардо да Винчи, Рафаэль, Микеланджело, Томас Мор, Томас Мюнцер, Эразм Роттердамский и другие, а белорусскую культуру, на ниве которой он трудился, — вровень с культурой европейской.

Белорусский народ свято хранит память о своём выдающемся земляке, одном из величайших исторических деятелей. Его имя носят университет в Гомеле, центральная библиотека, педагогическое училище, гимназия N1 в Полоцке, гимназия N 1 в Минске, негосударственное общественное объединение «Общество белорусского языка» («Таварыства беларускай мовы») и другие организации и объекты. В 1980 г. Государственный банк СССР выпустил памятную монету достоинством в 1 рубль с его изображением Скорины по случаю 500-летия со дня его рождения. Именем Скорины названы улицы во многих городах Республики Беларусь и других стран. В его честь названы высшие государственные награды Республики Беларусь — медаль3 (1989 г.) и орден 4 (1995 г.). Памятники Скорины установлены в Минске (один — во дворе Белорусского государственного университета, а второй — рядом с Национальной библиотекой Республики Беларусь), Полоцке, Лиде, Калининграде, Вильнюсе, Праге. Именем Скорины названа малая планета N 3283, открытая советским астрономом Н.И. Черных.

1 Издание было профинансировано федеральным правительством Германии в рамках комплексной программы «Библия». Первую часть книги подготовили ученые НАН Беларуси. В ней помещены комментарии наиболее значимых аспектов деятельности Скорины, этапы его жизни и творчества, развернутые статьи профессора Лондонского университета Арнольда МакМиллина и лингвистические комментарии к «Апостолу» профессора Боннского университета Ганса Роте. Вторую часть издания составляют факсимильные тексты «Апостола», изданного в Вильно в 1525 году.

6

(1055 страниц и более 50 иллюстраций).

2 Династия Ягеллонов сыграла значительную роль в жизни Европы. А все началось с венчания короля Ягеллы с княжной Софьей Гольшанской в Новогрудке — ныне районный город в Беларуси. Наследники Ягеллы на протяжении всей средневековой истории заключали династические браки с королевскими и царскими дворами. Более того — царский дом Романовых тоже ведет начало от Ягеллонов.

3Медалью Франциска Скорины награждаются работники науки, образования и культуры за отличные достижения в профессиональной деятельности, значительный личный вклад в развитие и умножение духовного и интеллектуального потенциала, культурного наследия белорусского народа.

4Орденом Франциска Скорины награждаются граждане:

— за значительные успехи в области национально-государственного возрождения, выдающиеся исследования истории Беларуси, достижения в области национального языка, литературы, искусства, книгоиздательства, культурно-просветительной деятельности, а также пропаганды культурного наследия белорусского народа;

— за особые заслуги в гуманитарной, благотворительной деятельности, в деле защиты

человеческого достоинства и прав граждан, милосердие и другие благородные поступки.

На ленте, обрамляющей овал, имеется надпись «Францыск Георгій Скарына». Некоторое время считалось, что Скорина на самом деле звали не Франциском, а Георгием. Впервые об этом заговорили после опубликования в 1858 г. копий двух грамот короля Сигизмунда I на латинском языке. В одной из них, перед именем первопечатника, стояло латинское прилагательное egregium в значении «отличный, знаменитый», во второй же значение слова egregium было подано как georgii. Эта единственная форма послужила основанием некоторым исследователям считать, что настоящее имя Скорины было Георгий. В 1995 г. белорусский историк и книговед Г. Галенченко нашёл оригинальный текст привилея короля Сигизмунда, в котором известный фрагмент «с Георгием» был изложен следующим образом: "… egregium Francisci Scorina de Poloczko artium et medicine doctoris". Ошибка переписчика вызвала споры вокруг имени первопечатника, которые велись более 100 лет.

7

2.Тест

9 1а

10г

8

Список использованной литературы:

1. Франциск Скорина и его время: Энциклопедический справочник / Редкол. И.П. Шамякин (гл. ред.) [и др.] — Минск: Изд-во «Белорусская советская энциклопедия» им. Петруся Бровки, 1990. — 631 с.: ил. ISBN 5-85700-031-9.

2. Асветнiкi зямлi Беларускай: Энцыкл. даведнiк / Рэдкал.: Г.П. Пашкоў [і інш.] — Мінск.: БелЭн, 2001. — 496 с.: іл. ISBN 985-11-0205-9. (На белор. яз.).

3. Сайт kraj.vitebsk.net.

9

Содержание

Франциск Скорина — белорусский и восточнославянский первопечатник, просветитель, гуманист и ученый эпохи возрождения…………………………………………..1

Тест.…………………………………………………...8

Список использованной литературы.……………….9

министерство образования республики беларусь

Учреждение образования

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТРАНСПОРТА»

Механический факультет

Кафедра «Истории, философии и политологии»

СУРС по истории Беларуси

Выполнил: Проверил:
студент группы МД–11 преподаватель
Красько Н.Н. Рябцева Н. А.

www.ronl.ru

Франциск Скорина. Биография

Франциск Скорина - выдающийся деятель белорусской культуры XVI в., основатель белорусского и восточнославянского книгопечатания, разносторонняя деятельность которого имела общеславянское значение. Ученый, писатель, переводчик и художник, доктор философии и медицины, гуманист и просветитель Франциск Скорина оказал значительное воздействие на развитие многих сфер белорусской культуры. Его книгоиздательская деятельность отвечала требованиями времени и широких слоев белорусского населения и, вместе с тем, выражала глубокое органическое единство всей восточнославянской культуры, которая была неотъемлемой частью духовной сокровищницы всех европейских народов.

Франциск Скорина родился в Полоцке. Точная дата его рождения неизвестна. Предполагают, что он родился около 1490 г. Однако, по мнению представителя Института философии и права Национальной Академии наук Беларуси Вл. Вл. Агневича датой рождения Ф. Скорины является 23 апреля 1476 года. В других научных источниках эта дата его рождения своего подтверждения не нашла. Напротив, большинство из литераторов указывают, что Ф. Скорина действительно родился в 1490 году. Предположение это опирается на существование в те времена обычая отдавать на учебу в университеты мальчиков, как правило, в возрасте 14 - 15 лет. Но на возраст школяра руководство университетов не особенно обращало внимание; год рождения не записывался, т.к не имел, очевидно, существенного значения. Не исключено, что Ф. Скорина был студентом - переростком. Возможно, отсюда и берет начало исключительная серьезность, с которой он относился к учебе, а позднее и к культурной и научной деятельности.

Предполагают, что первоначальное образование Ф. Скорина получил в доме родителей, здесь научился читать по Псалтыри и писать кирилловскими буквами. От родителей он перенял любовь и уважение к родному Полоцку, название, которое позднее всегда подкреплял эпитетом "славный", привык гордиться людьми "посполитыми", народом "языка русского", а затем пришел к мысли дать соплеменникам свет знаний, приобщить их к культурной жизни Европы. Чтобы заняться наукой, Ф. Скорине потребовалось освоить латынь - тогдашний язык науки. Поэтому есть основание предполагать, что он должен был определенное время учиться в школе при одном из католических костелов в Полоцке или в Вильно. В 1504г. любознательный и предприимчивый полочанин отправляется в Краков, поступает в университет, где штудирует так называемые свободные науки, а через 2 года (в 1506) получает первую ученую степень бакалавра. Чтобы продолжать учебу, Ф. Скорине необходимо было получить еще и степень магистра искусств. Это он мог сделать в Краковском или в каком-либо ином университете (точных сведений не обнаружено). Степень магистра вольных искусств давала право Ф. Скорине поступать на самые престижные факультеты университетов Европы, которыми считались медицинский и теологический.

Это образование уже позволяло получить должность, которая обеспечила ему спокойную жизнь. Предполагают, что около 1508 Ф. Скорина временно служил секретарем у датского короля. В 1512 он уже в итальянском городе Падуе, университет которого славился не только медицинским факультетом, но и как школа ученых-гуманистов. На заседании медицинской коллегии университета в костеле святого Урбана было принято постановление о допуске бедного, но способного и образованного русина Франциска Скорину к экзамену на получение ученой степени доктора лекарских наук. Два дня в диспутах с выдающимися учеными защищал Ф. Скорина свои научные тезисы и 9.11.1512 единогласно был признан достойным высокого звания ученого-медика. Сохранились записи протокола экзамена, где, в частности, говорится: "Он проявил себя столь похвально и превосходно во время строгого испытания, излагая ответы на заданные ему вопросы и отвергая выдвинутые против него доказательства, что получил единодушно одобрение всех присутствующих ученых без исключений и был признан обладающим достаточными знаниями в области медицины". Позднее он сам себя всегда будет именовать: " в науках и лекарстве учитель", "в лекарских науках Доктор", "ученый" или "избранный муж". Это явилось знаменательным событием в его жизни и в истории культуры Белоруссии - купеческий сын из Полоцка подтвердил, что способности и призвание более ценны, чем аристократическое происхождение. Он хотя и бедный, но способный, настойчивый и деловитый, он тот, кто своим трудом, волей преодолел трудности и поднялся до вершин средневековой образованности.

После ученого триумфа сведения о Ф. Скорине снова теряются на целых 5 лет. Где-то между 1512 и 1517 Ф. Скорина появляется в Праге, где с времен гуситского движения существовала традиция использования библейских книг в формировании общественного сознания, установлении более справедливого общества и воспитании людей в патриотическом духе. Высказывают гипотезу, что Ф. Скорина еще после завершения обучения в Краковском университете мог жить и продолжать учебу в Праге. Ведь для перевода и издания Библии ему необходимо было познакомиться не только с чешской библеистикой, но и основательно изучить чешский язык. Поэтому избрать Прагу местом для организации книгопечатания мог только тот, кто знал ее научно-издательскую среду. В Праге Ф. Скорина заказывает печатное оборудование, приступает к переводу и комментированию книг Библии. Образованный и деловитый полочанин положил начало белорусскому и восточнославянскому книгопечатанию.

6 августа 1517 года выходит Псалтырь, затем почти каждый месяц издается новая книжка Библии. За два года он издал 23 иллюстрированные книги. На заре книгопечатания (Гуттенберг изобрел наборную печать лишь в середине ХV века) такой темп был невозможен без предварительной подготовки. Вероятно, Скорина уже имел рукопись всех книг Библии в своем переводе на родной язык, чем и занимался несколько лет после учебы в Италии.

Изданная Ф. Скориной Библия в его переводе на старобелорусский язык - уникальное явление. Написанные им предисловия и послесловия запечатлели необычное для той эпохи развитое чувство авторского самосознания, патриотизма, дополненное несвойственным для древнего мира, но характерным для христианина чувством историзма, осознанием неповторимости каждого события жизни.

Восхищает и оформление книг Скорины. В первую белорусскую Библию издатель включил почти полсотни иллюстраций. Многочисленные заставки, иные декоративные элементы, гармонирующие с версткой страниц, шрифтом и титульными листами. В его пражских изданиях - множество орнаментальных украшений и около тысячи графических инициалов. Позже, в изданиях, выпускаемых на родине, он использовал таких инициалов более тысячи. Уникальность первой белорусской Библии также в том, что издатель и комментатор поместил в книгах сложный по композиции и символическому смыслу свой портрет. По мнению некоторых исследователей в символических гравюрах зашифрована догадка о гелиоцентрической системе… Если вдуматься, это не вызывает большого удивления. У Франциска Скорины много общего с Николаем Коперником. Примерно в одно и то же время они учились не только в Польше, но и Италии. Оба изучали медицину. Возможно, и встречались. Но главное в ином. Ф. Скорина и Н. Коперник являются основоположниками нового времени, они оба были порождением одной и той же духовно-исторической среды.

Книги Ф. Скорины - уникальное явление мировой культуры: полного собрания его оригинальных изданий нет ни в одной библиотеке мира. Чешские издания (23 книги) стали общедоступными после их факсимильного воспроизведения издательством "Белорусская энциклопедия" в начале 1990-х. В прошлом году по инициативе немецкого слависта Ганса Ротэ осуществлено факсимильное переиздание с теоретическими и текстологическими комментариями еще более редкого издания Ф. Скорины "Апостола".

Около 1521 года Скорина возвратился на родину, основал в Вильне первую восточнославянскую типографию. Уже в следующем году издает "Малую подорожную книжку", где объединил Псалтырь, тексты церковных служб и гимнов, а также астрономический церковный календарь. В марте 1525 г. там же выпустил "Апостол" (Деяния и послания апостолов). С этой книги спустя 40 лет начали в Москве российское книгопечатание Иван Федоров и Петр Мстиславец, оба уроженца Беларуси.

Почти десять лет Скорина совмещает две должности - секретаря и врача - у виленского епископа - внебрачного королевского сына. Одновременно не покидает издательские дела, с братом занимается торговлей. Не прекращает Ф. Скорина путешествовать. Он наведывается в Виттенберг к основателю немецкого протестантизма Мартину Лютеру. Как раз в это время (1522-1542 г. г) основатель лютеранства переводил на немецкий язык и издавал протестантскую Библию. К тому же, он был доктором теологии, а Скорина глубоко интересовался социально-правовыми, философскими и этическими проблемами в контексте библейского учения. Однако сближения между ними не состоялось. Более того, Лютер заподозрил в белорусском первопечатнике католического миссионера, а также вспомнил пророчество, что ему грозят чары, и покинул город.

Вообще много схожего в этих судьбах. Мартин Лютер, издав протестантскую "Библию" на немецком языке, фактически канонизировал его. То же самое можно сказать о роли Франциска Скорины в формировании белорусского языка. Более того - бесспорно влияние его книг и на русский язык.

Примерно в то же время, когда Ф. Скорина посещал М. Лютера, он побывал в Москве с просветительской миссией. Вероятно, он предложил свои книги и услуги как издателя и переводчика. Однако по приказу московского князя был изгнан из города, а привезенные им книги публично сожжены как "еретические", поскольку были изданы в католической стране. Не вызывает сомнения, что часть из них все же сохранилась. Но влияние белоруса Ф. Скорины на формирование русского языка в большей мере произошло позже - посредством издания книг в Московии И. Федоровым и П. Мстиславцем, которые использовали в своей работе труды соотечественника.

Вскоре Ф. Скорина по приглашению последнего магистра Тевтонского ордена прусского герцога Альбрехта посещает Кенигсберг. Однако в это время в Вильне во время пожара, уничтожившего две трети города, сгорела типография Скорины. Пришлось, несмотря на гнев герцога, возвращаться. Драматические события на этом не закончились. Во время пожара погибла его жена. Годом раньше умер старший брат, наследник коммерческого дела отца. Его кредиторы, польские "банкиры", предъявили долговые претензии Франциску, и он оказался в тюрьме. Правда, через несколько недель королевским указом был освобожден, взят под королевскую опеку, юридически приравнен к шляхетскому (дворянскому) сословью. Монарх выдал ему специальную привилегию: "Пусть никто кроме нас и наследников наших, не имеет права привлекать его к суду и судить, какой бы не была значительной или незначительной причина его вызова в суд…" (Заметьте: опять королевская милость).

Издательская и просветительская деятельность не принесли Ф. Скорине дивидендов, скорее истощили его первоначальный капитал. Умирает и покровитель - виленский епископ. Франциск отправляется в Прагу, где становится садовником у короля Фердинанда 1 Габсбурга, который позже станет императором Священной Римской империи. Можно задаться вопросом: что за необычное превращение врача и издателя в садовника? Объяснение простое: скорее всего Ф. Скорина был ботаником-садоводом. В те времена медицинское образование включало в себя и познания в области ботаники. По некоторым архивным данным Скорина в Праге специализировался на разведении цитрусовых и трав для врачевания.

Сохранилась переписка чешского короля со своим секретарем, из которой выясняется, что "итальянский садовник Франциск" (так называли там Ф. Скорину) служил не до конца своих дней, а только до июля 1539 года. Именно тогда король удостоил его прощальной аудиенции.

Спустя 13 лет Фердинанд издал грамоту, в которой сообщалось, что "доктор Франтишек Рус Скорина из Полоцка, который некогда жил, наш садовник, в этом королевстве Чешском был чужестранцем, - сошел на вечный покой и оставил после себя сына Симеона Руса и определенное имущество, бумаги, деньги и прочее, ему принадлежащее". Король приказал всем служащим государства помогать сыну Скорины при получении наследства. Архивы свидетельствуют, что Симеон унаследовал и искусство отца: был практикующим врачом и садовником.

Чем занимался перед смертью "Франциск из славного места Полоцка", возвратился ли он к издательскому делу, история умалчивает.

Все тот же Вл. Вл. Агневич устанавливает точную дату и место смерти Ф. Скорины - 21 июня 1551г. в г. Падуя.

Социально-этические воззрения Ф. Скорины

Специфическое общественное бытие белорусских горожан в системе феодального строя обусловливает возникновение в их сознании новых социально-нравственных ориентиров и ценностей. В городской среде наряду с богатством, сословными привилегиями все большее значение начинает придаваться индивидуальным достоинствам человека, его энергии, уму, моральным добродетелям. В связи с этим растет престиж профессионального мастерства, образованности, знания. Некоторые богатые горожане начинают выступать в роли меценатов, проявлять определенную заботу об отечественном образовании, книгопечатании, науке. Не удивительно поэтому, что именно городская среда выдвинула одного из наиболее выдающихся деятелей белорусской культуры и общественной мысли XVI в. - Франциска Скорину. Появление такой личности в истории белорусской культуры в философско-общественной мысли было возможно только в условиях развитого города. Весьма симптоматично также, что издательская деятельность Скорины в Праге и Вильно осуществлялась при финансовом содействии богатых виленских горожан-белорусов.

В течение XIV-XVI вв. формируется белорусская народность. Образование белорусской народности совершалось на базе западной ветви древнерусской народности, которая в период распада Киевской Руси сохранила многие свои племенные, хозяйственно-экономические, бытовые, языковые и другие отличия. На основе целого комплекса источников современные советские исследователи пришли к выводу, что "белорусская народность, так же как народности русская и украинская, ведет свое происхождение от единого корня - древнерусской народности, ее западной части. Древнерусская народность явилась общим этапом в истории всех трех братских народностей, и в этом состоит особенность этногенеза восточных славян в отличие от других народностей, образовавшихся непосредственно от консолидации первичных племен". Формирование белорусской народности осуществлялось в основном в составе нового государственного образования - Великого княжества Литовского, причем решающее значение в этом процессе имело социально-экономическое и политическое развитие белорусских земель. Этнической основой генезиса белорусов являлись потомки дреговичей, днепро-двинских кривичей и радимичей. Вместе с ними в состав белорусской народности вошла часть бывших северян, древлян и волынян. В этногенезе белорусов участвовал и определенный балтийский субстрат, однако он не играл существенной роли. В рассматриваемый период формировалась культура белорусской народности, складывались особенные черты национального языка, что находило отражение в письменности, в том числе и в произведениях Скорины. В то же время процесс формирования белорусской народности и его культуры осуществлялся в тесной связи с экономической, социально-политической и культурной жизнью русского, украинского, литовского и польского народов.

Великое княжество Литовское было не только многонациональным, но и разнорелигиозным государством. Основная масса населения-белорусы и украинцы являлись православными. Литовцы же, по крайней мере до 1386 г., были язычниками. После Кревской унии начинается католизация Литвы. Католицизм, которому покровительствует великокняжеская власть, проникает в белорусско-украинские земли и постепенно завоевывает там одну позицию за другой, с самого начала выступая в качестве средства укрепления власти феодалов над белорусскими, украинскими и литовскими крестьянами и горожанами, средства реализации социально-политических притязаний польских магнатов и экспансионистских замыслов Ватикана. С середины XVI в., в связи с реформационным движением, в Белоруссии и на Украине утверждается протестантизм в форме кальвинизма, частично лютеранства и антитринитаризма. Временно усиливается его влияние на белорусских, литовских и украинских феодалов, горожан, незначительное число крестьян. Однако в конце XVI-начале XVII в., напуганное усилившимся антифеодальным и национально-религиозным движением, радикализмом Реформации, большинство феодалов порывает с протестантизмом и переходит в католицизм. Здесь же следует отметить, что в силу сложившихся исторических обстоятельств некоторая часть белорусских и украинских горожан и крестьян также принадлежала к католическому вероисповеданию. Помимо существовавших в Белоруссии, Литве и на Украине православия, католицизма и протестантизма в конце XVI в. вводится униатство. И наконец, живущие в пределах Великого княжества Литовского евреи и татары исповедовали соответственно иудаизм и ислам.

На рубеже XV-XVI вв., как свидетельствуют источники и имеющаяся по этому вопросу литература, западное православие находилось в состоянии, близком к кризисному. Православное духовенство (в особенности его высшие слои) всю энергию направляло на расширение своих земельных владений, увеличение привилегий. Оно мало заботилось не только о просвещении, культуре, но и о самой религии. Источники конца XV - начала XVI в. свидетельствуют о "великом грубиянстве и недбалости" православных священников.

Скорина начинал свою деятельность в то время, когда противоречия между православием и католицизмом и стоящими за этими двумя религиями социальными силами в достаточной степени еще не обострились. Между тем со второй половины ХVI в. усиливается процесс феодально-католической реакции. Активизируется деятельность католической церкви и ее авангарда-ордена иезуитов, возглавляемых и направляемых Ватиканом. В течение второй половины XVI-XVII в. католическая церковь в Великом княжестве Литовском при поддержке королей и феодалов стала не только крупным земельным собственником, но и предпринимала довольно успешные попытки взять в свои руки все средства идеологического воздействия, приобрести монополию на образование, сконцентрировать в своих руках типографии, установить строгую цензуру печати и т.д.

Тесно связанный со своей классовой средой, ее идейными устремлениями, Скорина не является случайной фигурой в истории культуры, общественной и философской мысли восточнославянских народов, он выступает как идеолог прогрессивных слоев общества, сумевший заглянуть в историческую перспективу, наметить некоторые существенные моменты последующего развития общества.

Именно Скорина первым начертал для отечественного просвещения образовательную программу "семи свободных наук", которая затем была взята на вооружение братскими школами, развита и усовершенствована профессорами Киево-Могилянской и Славяно-греко-латинской академии и сыграл значительную роль в развитии восточнославянской системы образования, философской мысли, сближении отечественной культуры с культурой Запада.

Ф. Скорина стоял у истоков духовного секуляризма и европеизации.

Издатель знаменитой “Библии русской", просветитель-книжник. Для Скорины Библия - свод богооткровенных знаний и источник “седми наук вызволеных” - грамматики, логики, риторики, музыки, арифметики, геометрии и астрономии. Для овладения грамотой рекомендовалось чтение Псалтыри, логикой - Книги Иова и Посланий апостола Павла, риторикой - Притчей Соломоновых и т.д.

Социологические и философские взгляды Скорины содержатся в предисловиях и послесловиях, которые он помещал во все переведенные им библейские книги.

Предисловия и Сказания Ф. Скорины к книгам Священного Писания представляют большой интерес и не имеют аналогов (общее предисловие-толкование ко всем библейским книгам появилось в Елисаветинской Библии в 1751году).

В предисловии к кн. Иова, Иов у Скорины предстает не затерянной среди вселенских мириад песчинкой, как в космогонии Дж. Бруно, а находится в непосредственном диалоге с Творцом, которым ему обетовано спасение и усыновление.

Скоринина экзегеза, наследующая лучшие раннехристианские традиции, вскрывает в тексте обычно не внешний событийный, буквальный, а глубинно прообразный, символический смысл.

Жанр предисловий, их богатую соединительную палитру, их структурно-синкретическое разнообразие можно по-настоящему понять лишь исходя из педагогических, философско-экзегетических замыслов. Скорина, наконец, из того, какое значение он придавал каждой из книг Священного Писания в деле духовного просвещения и исправления нравов "люда посполитого".

Приступая к переводу на "народный язык" и тиражированию посредством печатного станка книг Священного Писания, белорусский просветитель предвидел наступление нового этапа ознакомления с Библией - уже не из проповеди опытных богословов, а из самостоятельного чтения, таящего в себе опасность упрощенного понимания книг Священного Писания. По замыслу белорусского богослова, для предотвращения упрощенного толкования перевод и издания библейского текста должны были быть сопровождены соответственным комментарийно-аналитическим аппаратом. И, по существу, мы видим, что Скоринины предисловия из служебного жанра перерастает в жанр синкретический, где наряду с информационными сведениями богословского, исторического, лексикографического характера, важное место занимает толкование прообразно-аллегорическое содержание библейских книг.

Послесловия как заключительный элемент в системе Скорины также выполняют богатую информативную роль. В них, несмотря на лапидарную форму, нередко продолжается трактовка библейского содержания, начатая в предисловии.

Лаконичные послесловия завершают каждое из пражских ветхозаветных изданий. Набор сведений, содержащихся здесь, примерно одинаков: название книги, имя переводчика и издателя, место и время издания. По схеме послесловия могли и повторять друг руга, ибо менялись в них лишь названия книг и время выпуска в свет. Скорина, однако, старается избежать унылой повторяемости, все послесловия у него разные.



biofile.ru

Скорина Википедия

Франци́ск Луки́ч Скори́на (церковнослав.: Францискъ Скорина изъ Полоцька, лат. Franciscus Scorina de Poloczko, 6 марта 1486, Полоцк, Великое княжество Литовское — 1551, Прага, Королевство Богемия, Священная Римская Империя) — восточнославянский первопечатник, философ-гуманист, писатель, общественный деятель, предприниматель и учёный-медик. Переводчик на белорусский извод церковнославянского языка книг Библии, издатель этих книг.

В Белоруссии Франциск Скорина считается одним из величайших исторических деятелей. В его честь названы две награды страны: медаль и орден. Его имя носят университет в Гомеле, центральная библиотека, педагогическое училище, гимназия № 1 в Полоцке, гимназия № 1 в Минске, общественное объединение «Общество белорусского языка» и другие организации и объекты. Памятники ему установлены в Полоцке, Минске, Лиде, Калининграде, Вильнюсе и Праге.

Биография

Печатный станок Гутенберга, на котором печатал Фр. Скорина

Франциск Скорина родился в конце XV века в Полоцке — одном из крупнейших древнерусских городов, вошедших в Великое княжество Литовское — в семье купца Луки или Лукиана и его жены Маргариты. Лукиан Скорина упоминается в жалобной книге Казимиру IV Ягеллончику, за то что он вместе с неким купцом Прокофьевым хитростью заполучил сорок два рубля у Дорони Иванова из Великих Лук. Исследователь Геннадий Лебедев, опираясь на труды польских и чешских учёных, считал, что Франциск Скорина родился около 1482 года[2], Григорий Голенченко — около 1490 года или во второй половине 1480-х годов[3].

Долгое время в скориноведении считалось, что вторым именем Франциска Скорины было имя Георгий. Впервые об этом стали говорить во второй половине XIX века, после того как в 1858 году были опубликованы копии двух грамот короля и великого князя Сигизмунда I на латинском языке. В одной из них перед именем первопечатника стояло латинское прилагательное egregium в значении «отличный, знаменитый», во второй же значение слова egregium было подано как georgii. Эта единственная форма послужила основанием некоторым исследователям считать, что настоящее имя Скорины было Георгий. И только в 1995 году белорусский историк и книговед Георгий Голенченко нашёл оригинальный текст привилея Сигизмунда, в котором известный фрагмент «с Георгием» был изложен следующим образом: «… egregium Francisci Scorina de Poloczko artium et medicine doctoris». Ошибка переписчика вызвала споры вокруг имени первопечатника, которые велись в течение более чем 100 лет[4][5][6][7].

Первоначальное образование получил в Полоцке. Латинский язык изучал в школе монахов-бернардинцев, которая работала при монастыре[8].

Предположительно, в 1504 году становится студентом Краковской академии (университета), но точная дата поступления в университет неизвестна. В 1506 году Скорина заканчивает факультет вольных искусств со степенью бакалавра, позже получает звание лиценциата медицины и степень доктора вольных искусств о чём свидетельствует четкая актовая запись: «Франциск из Полоцка, литвин»[9].

После этого ещё пять лет Скорина учился в Кракове на факультете медицины, а степень доктора медицины защитил 9 ноября 1512 года, успешно сдав экзамены в Падуанском университете в Италии, где было достаточно специалистов, чтобы эту защиту подтвердить[10]. Вопреки распространённому мнению, Скорина в Падуанском университете не учился, а прибыл туда именно для сдачи экзамена на научную степень, о чём свидетельствует актовая запись университета, датированная 5 ноября 1512 года: «…прибыл некий весьма учёный бедный молодой человек, доктор искусств, родом из очень отдалённых стран, возможно, за четыре тысячи миль и более от этого славного города, для того, чтобы увеличить славу и блеск Падуи, а также процветающего собрания философов гимназии и святой нашей Коллегии. Он обратился к Коллегии с просьбой разрешить ему в качестве дара и особой милости подвергнуться милостью божьей испытаниям в области медицины при этой святой Коллегии. Если, Ваши превосходительства, позволите, то представлю его самого. Молодой человек и вышеупомянутый доктор носит имя господина Франциска, сына покойного Луки Скорины из Полоцка, русин…»[11] 6 ноября 1512 года Скорина прошёл пробные испытания, а 9 ноября блестяще сдал особый экзамен и получил знаки медицинского достоинства.

В 1512—1516 годах внебрачный сын (бастард) короля Сигизмунда І Старого литовский княжич Ян обучался в Италии, изучал право в Болонском университете, где, по-видимому, познакомился с Франциском Скориной. Существует мнение, что в середине 1520-х годов Франциск Скорина был его лекарем и секретарём.

В 1517 году Франциск Скорина основывает в Праге типографию и издаёт кириллическим шрифтом «Псалтырь», первую печатную белорусскую книгу. Всего на протяжении 1517—1519 годов переводит и издаёт 23 книги Библии. Меценатами Скорины были Богдан Онков, Якуб Бабич, а также князь, воевода трокский и великий гетман литовский Константин Острожский.

В 1520 году переезжает в Вильну — столицу Великого княжества Литовского, где основывает первую на территории государства типографию. В ней Скорина в 1522 году издаёт «Малую подорожную книжку», а в 1525 году «Апостол».

В 1525 году умирает один из спонсоров виленской типографии Юрий Одверник, после чего издательская деятельность Скорины останавливается. Он женится на вдове Одверника Маргарите (Маркгорете) (скончалась в 1529 году, оставив маленького ребёнка)[12]. Спустя несколько лет один за одним умирают другие меценаты Скорины — виленский бурмистр Якуб Бабич (в доме которого и была типография), затем Богдан Онков, а в 1530 году и воевода трокский Константин Острожский.

В 1525 году последний магистр Тевтонского ордена Альбрехт Бранденбургский провёл секуляризацию Ордена и провозгласил светское Прусское герцогство, вассальное по отношению к Королевству Польскому. Магистр был увлечён реформаторскими переменами, которые в первую очередь касались церкви и школы. Для книгоиздательского дела Альбрехт в 1529 или 1530 году пригласил в Кёнигсберг Франциска Скорину. Пишет сам герцог: «Не так давно приняли мы прибывшего в наше владение и Прусское княжество славного мужа Франциска Скорину из Полоцка, доктора медицины, почтеннейшего из ваших граждан как нашего подданного, дворянина и любимого нами верного слугу. Далее, поскольку дела, имущество, жена, дети, которых у вас оставил,— отсюда его зовут, то, отъезжая туда, покорнейше просил нас, чтобы письмом нашим поручили Вашей опеке…»[13].

В 1529 году умирает старший брат Франциска Скорины Иван, кредиторы которого выставили имущественные претензии самому Франциску (видимо, отсюда и спешный отъезд с рекомендательным письмом герцога Альбрехта). Скорина вернулся в Вильну, забрав с собой печатника и иудея-лекаря. Цель поступка неизвестна, но «кража» специалистов стала причиной обиды герцога Альбрехта, который 26 мая 1530 года в письме к воеводе виленскому Альбрехту Гаштольду потребовал возвращения людей.

5 февраля 1532 года кредиторы покойного Ивана Скорины, обратившись с жалобой к королю польскому и великому князю литовскому Сигизмунду I, добились ареста Франциска за долги брата под предлогом того, что Скорина будто бы скрывал унаследованное от покойного имущество и постоянно переезжал с места на место (хотя на самом деле наследником был сын Ивана Роман). Несколько месяцев Франциск Скорина просидел в познанской тюрьме, пока его племянник Роман не добился встречи с королём, которому объяснил дело. 24 мая 1532 года Сигизмунд I издаёт привилей об освобождении Франциска Скорины из тюрьмы. 17 июня познанский суд окончательно решил дело в пользу Скорины. А 21 и 25 ноября Сигизмунд, разобравшись с помощью епископа Яна в деле, издаёт два привилея, по которым Франциск Скорина не только признаётся невиновным и получает свободу, но и всевозможные льготы — защиту от любых судебных преследований (кроме как по королевскому предписанию), защиту от арестов и полную неприкосновенность имущества, освобождение от повинностей и городских служб, а также «от юрисдикции и власти всех и каждого в отдельности — воевод, каштелянов, старост и прочих сановников, врядников и всяких судей»[14].

В 1534 году Франциск Скорина предпринял поездку в Великое княжество Московское, откуда его изгнали как католика. Из польского документа от 1552 года короля польского и великого князя литовского Сигизмунда II Августа к Альберту Кричке, своему послу в Риме при папе Юлии III следует, что книги Скорины в Москве были сожжены за латинство[15].

Около 1535 года Скорина переехал в Прагу, где, скорее всего, работал врачом или, маловероятно, садовником при королевском дворе. Распространённая версия о том, что Скорина занимал должность королевского садовника по приглашению короля Фердинанда I и основал знаменитый сад на Градчанах, не имеет под собой серьёзных оснований. Чешские исследователи, а вслед за ними и иностранные историки архитектуры, придерживаются канонической теории, что «сад на Граде» был заложен в 1534 году приглашёнными итальянцами Джованни Спацио и Франческо Бонафорде[16][17]. Близость имён Франческо — Франциск породила версию о садовнической деятельности Скорины, тем более, что в переписке между Фердинандом I и Богемской палатой чётко отмечается: «мастер Франциск», «итальянский садовник», который получил расчет и уехал из Праги около 1539 года[18]. Однако в грамоте 1552 года Фердинанда I сыну тогда уже покойного Франциска Скорины Симеону есть фраза «наш садовник»[19]. Чем на самом деле Франциск Скорина занимался в Праге последние годы жизни — в точности неизвестно. Вероятнее всего, практиковал как врач.

Точная дата его смерти не установлена, большинство учёных предполагают, что Скорина скончался около 1551 года, поскольку в 1552 году его сын Симеон Рус (врач, как и его отец Франциск) приезжал в Прагу за наследством.

Книги

«Библия руска» Скорины

Язык, на котором Франциск Скорина печатал свои книги, был основан на церковнославянском языке, но с большим количеством белорусских слов, и поэтому был больше всего понятен жителям Великого княжества Литовского. Долгое время среди белорусских лингвистов велись дискуссии о том, на какой язык перевёл книги Скорина: на белорусскую редакцию (извод) церковнославянского языка или на церковный стиль старобелорусского языка. В настоящее время белорусские лингвисты сходятся во мнении, что язык переводов Библии Франциска Скорины — это белорусская редакция (извод) церковнославянского языка[20]. Язык Библии Скорины весьма схож с языком рукописного сборника «Десятоглав» Матвея Ивановича Десятого. Кроме того, в работах Скорины замечено влияние чешского и польского языков.

Библия Скорины нарушала те правила, которые существовали при переписывании церковных книг: содержала тексты от издателя и даже гравюры с его изображением. Это единственный подобный случай за всю историю издания Библий в Восточной Европе. Из-за запрета на самостоятельный перевод Библии католическая и православная церковь не признавала книги Скорины .Основное содержание этого образа «Луна Солнечная» — получение знаний, физическое и духовное лечение человека. Рядом с гербом находится знак «весы», который образовывается буквой «Т», что означает «микрокосм, человек», и треугольником «дельта» (Δ), который символизирует ученого и вход в Царство знаний[21].

Шрифты и гравированные заставки из виленской типографии Скорины использовались книгоиздателями ещё сто лет.

Взгляды

Взгляды Франциска Скорины свидетельствуют о нём как о просветителе, патриоте, гуманисте. В текстах Библии просветитель Скорина предстает человеком, который содействует расширению письменности, знаний. Об этом свидетельствуют его призыв к чтению: «И всякому человеку потребна чести, понеже ест зерцало жития нашего, лекарство душевное, потеха всем смутным, они же суть в бедах и в немощах положены, надежа истинная…». Франциск Скорина — начинатель нового понимания патриотизма: как любви и уважения к своему Отечеству. С патриотических позиций воспринимаются следующие его слова: «Понеже от прирожения звери, ходящия в пустыни, знають ямы своя, птици, летающие по возъдуху, ведають гнезда своя; рибы, плывающие по морю и в реках, чують виры своя; пчелы и тым подобная боронять ульев своих, — тако ж и люди, и где зродилися и ускормлены суть по бозе, к тому месту великую ласку имають».

Гуманист Скорина оставил свой моральный завет в следующих строчках, которые содержат мудрость человеческой жизни и взаимоотношений людей: «Закон прироженый в том наболей соблюдаем бывает: то чинити иным всем, что самому любо ест от иных всех, итого не чинити иным, чего сам не хощеши от иных имети… Сей закон прироженый ест в серци единого кажного человека».

Предисловия и послесловия в Библии Франциска Скорины, где он раскрывает глубокий смысл библейских представлений, пропитаны заботой о разумном упорядочении общества, воспитания человека, установления достойной жизни на земле.

Вероисповедание

Какой конфессии придерживался Франциск Скорина, в точности неизвестно. Никаких прямых доказательств на этот счет нет, не сохранились и свидетельства самого Скорины. Единственным прямым указанием является высказывание униатского архимандрита Антония Селявы, автора полемической книги Anteleuchus (Вильня, 1622), который, обращаясь к православным, писал о начале Реформации на белорусских землях: «Перед унией (Брестской церковной унией 1596 года) был Скорина, еретик-гусит, который для вас печатал в Праге книги по-руски».[22]

Католицизм

Скорина мог быть католиком, так как среди книг, издаваемых им в пражский период (1517—1519), были те, которые входят в православный[23] и католический библейский канон («Притчи про мудрого царя Соломона» (1517), «Песнь песней» (1518)). Язык пражских изданий близок к западнорусскому литературному языку (современники называли его «руским», отсюда и «Библия руска»).

В Великом княжестве Московском книги Скорины были сожжены как еретические и написанные на территории, подвластной римской церкви, а сам Скорина изгнан именно как католик.[24] Издательскую деятельность Скорины критиковал православный князь Андрей Курбский, причем уже после своей эмиграции из Москвы.[25]

Существует также ещё один любопытный документ — рекомендательное письмо римского кардинала Иосафа полоцкому архиепископу о неком Иоанне Хризансоме Скорине, написанное в Риме. В нём сообщается, что светлейший и почтеннейший брат Иоанн Хризансом Скорина, который должен вручить послание его преосвященству полоцкому архиепископу, обучен в «этом городском коллегиуме», возведен в сан священника и «возвращается» в диоцезию.[26] Возможно, этот Иоанн Хризансом Скорина был полочанин и приходился родственником Франциску Скорине. Можно предположить, что клан Скоринов все-таки был католическим. И тогда вполне логичным выглядит и то, что первопечатник Скорина носил католическое имя Франциск. Стоит, однако, отметить, что, хотя при первоначальной публикации документ был отнесен к 1558 году, позднее исследователь Г. Галенченко установил, что дата была отсчитана с ошибкой и документ следует относить к XVIII веку. С этим согласуются и упоминаемые в документе реалии, в частности существование католической полоцкой епархии.[27]

Православие

Скорина мог быть православным. Факты и аргументы в пользу православного вероисповедания Скорины так же многочисленны и так же косвенны. Во-первых, есть сведения, что в Полоцке до 1498 года, когда был основан бернардинский монастырь, попросту не было католической миссии[28], поэтому детское крещение Скорины вряд ли прошло по католическому обряду.

Книги виленского периода (1522—1525) печатались на старобелорусском варианте церковнославянского языка (для современников Скорины и ещё столетия спустя это был «словенский» язык — см. «Ґрамма́тіки Славе́нския пра́вилное Cv́нтаґма»). Именно этим можно объяснить их соответствие православным канонам. В своих публикациях переводчик-библеист Скорина поделил «Псалтирь» на 20 кафизм согласно православной традиции, чего нет в западном христианстве. В «Святцах» из «Малой подорожной книжки», где Скорина придерживается православного календаря, он привёл дни памяти православных святых — восточнославянских Бориса, Глеба, Феодосия и Антония Печерских, некоторых южнославянских (Савва Сербский). Однако там нет католических святых, в том числе и ожидаемого святого Франциска. Некоторые имена святых поданы в народной адаптации: «Ларионъ», «Олена», «Надежа».[29] Наиболее основательно такие материалы представлены Михаилом Уляхиным, который подчеркивал отсутствие среди называемых просветителем святых представителей Западной церкви; введение в текст перевода «Псалтири» 151 псалма, что соответствует православному канону; отсутствие в «Символе веры» filioque, признаваемого католиками и протестантами; следование Иерусалимскому (и Студийскому) уставам, которые использовались православием; наконец, прямые констатации: «Утверди, Боже, святую православную веру православных христиан во век века» и т. п. в молитвенных оборотах, помещённых в «Малой подорожной книжке».[29][30] Следует помнить, с другой стороны, что именно для православных богослужений издавал книги и Швайпольт Фиоль, сам бывший бесспорно католиком; поэтому аргумент «от аудитории» не абсолютен.

Доказательством в пользу «православной» версии может служить и то, что акт вручения insignia in facultate medicine — свидетельства (или диплома) медицинского достоинства — подписывался не в церкви Падуи. Согласно исследованию Владимира Агиевича, в европейских католических университетах католикам знаки достоинства вручались в церкви, а иным, некатоликам in E[pisco]pali palatio in loco solito — в определённых уставом университета местах.[29] Вот и Скорине диплом вручали «в установленном месте епископского дворца»[31], а не в церкви, что указывает на непричастность его к католической конфессии.

Протестантизм

Существует также теория, что Франциск Скорина был связан с гусизмом — протореформационным движением. Реформаторы XVI века считали Скорину своим соратником. На него ссылались в своих работах Симон Будный и Василий Тяпинский. В документах XVII—XVIII столетия Скорина упоминается как протестант. Интересным фактом является и то, что экземпляр скориновской «Малой подорожной книжки» из собрания Британской Библиотеки (Лондон) носит на себе экслибрис Пауля Сператуса (1484—1551), соратника Мартина Лютера: в 1524 году Пауль Сператус прибыл в Пруссию по рекомендации Лютера и стал там главным деятелем реформации, а с 1530 года стал лютеранским епископом Помезании. Как полагают, Скорина вручил епископу Сператусу этот экземпляр при посещении Кёнигсберга в 1530 году[22] Характерно и то, что прусский герцог-реформатор Альбрехт пригласил в Кёнигсберг именно Франциска Скорину, хотя мог бы найти специалистов в книгопечатании и медицине среди единоверцев и соотечественников.

Словенский лингвист Копитар в изданном в Словакии в 1839 году на латыни труде, ссылаясь на работы современных ему исследователей лютеранства, предположил не только встречу Скорины с Мартином Лютером в Виттенберге за ужином в доме Филиппа Меланхтона, но и некие козни, которые строил Скорина против Лютера. И одновременно усомнился в этой теории: «Уже если бы кто-нибудь [внимательно] рассмотрел то, что в 1517—19 г. в богемской Праге доктор медицины университета Франциск Скорина издал со вкусом Библию русскую и вслед за этим в 1525 г. в Вильно другие многочисленные церковные [ecclesiastica] литовско-русские книги, то не родилось бы у него полностью естественное предположение, что то подозрение относилось к этому доктору Скорине, грекокатолику, который переводя с Вульгаты, был противником Лютера, переводившего с оригинала. И по этой самой причине он [Скорина] более всего мог быть неприятен этому реформатору, протестанту [hieromonacho], к тому же женатому».[32]

Память

  • В 1921 году в Радошковичах открылась гимназия имени Франциска Скорины — одна из пяти белорусских гимназий, что действовали на территории «крэсов всходних»[источник не указан 359 дней].
  • В разное время имя Франциска Скорины носило пять улиц Минска: в 1926—1933 годах — Козьмодемьянская улица; в 1967—1989 — улица Олешева, в 1989—1997 — Академическая улица, в 1991—2005 — проспект Независимости, с 2005 года имя Скорины носит бывший Староборисовский тракт. Также имя Скорины носит переулок (1-й переулок Скорины). Во Львове, Барановичах, Пинске, Берёзе, Бресте также в настоящее время существуют улицы, названные его именем.
  • Имя Франциска Скорины носят также центральный проспект и улица в Полоцке.
  • Имя Франциска Скорины носит улица в агрогородке Колодищи, городском посёлке Вороново.
  • Именем Ф. Скорины названа малая планета № 3283, открытая советским астрономом Николаем Черных[33].
  • Я, Франциск Скорина… — кинофильм, посвященный Франциску Скорине, роль которого исполнил Олег Янковский.
  • Памятники Ф. Скорине установлены в Полоцке, Минске, Лиде, Калининграде, Праге.
  • В СССР в 1990 году к 500-летию со дня рождения Скорины была выпущена юбилейная монета достоинством 1 рубль с его портретом.
  • Именем Франциска Скорины назван Гомельский государственный университет.
  • Имя Ф. Скорины носит Гимназия № 1 г. Минска.

Галерея

Факсимильное воспроизведение книжного наследия Франциска Скорины

В 1990—1991 гг. издательством «Белорусская энциклопедия» было выпущено трехтомное факсимильное издание «Библия», которое включало воспроизведение пражских изданий Ф.Скорины. В 2002 г. в городе Падерборн вышло репринтное издание «Апостола» Ф.Скорины, которое вышло в рамках реализации в Германии комплексной программы Biblia Slavica. В 2012 г. Национальной библиотекой Беларуси был разработан проект полного факсимильного издания книжного наследия Ф.Скорины (руководитель Р. Мотульский, ответственный редактор А.Суша). Проект получил финансовую поддержку банка БелВЭБ, в результате чего в 2013—2017 гг. вышло первое полное факсимильное издание книг Ф. Скорины, которое было предназначено для бесплатной передачи в библиотеки, музеи, научные и учебные учреждения Беларуси и зарубежных стран. Издание, основанное на использовании наилучшим образом сохранившихся экземпляров из собраний Беларуси, Дании, Германии, России, Украины и других стран, передает все особенности оригиналов. Публикация сопровождается научными комментариями (авторы А.Суша и Г.Киреева) и публикацией оригинальных текстов Ф.Скорины в переводе на современные белорусский, русский и английский языки.

Примечания

  1. ↑ 1 2 Немецкая национальная библиотека, Берлинская государственная библиотека, Баварская государственная библиотека и др. Record #118892193 // Общий нормативный контроль (GND) — 2012—2016.
  2. ↑ Тарасаў, К.І. Глосы да часоў Жыгімонта Старога / Кастусь Тарасаў // Памяць пра легенды : постаці беларускай мінуўшчыны / Кастусь Тарасаў. Выд. 2-е, дапоўненае. Мінск, «Полымя», 1994. С. 105. ISBN 5-345-00706-3
  3. ↑ Галечанка Г. Скарына // Вялікае Княства Літоўскае. Энцыклапедыя у 3 т. — Мн.: БелЭн, 2005. — Т. 2: Кадэцкі корпус — Яцкевіч. — С. 575-582. — 788 с. — ISBN 985-11-0378-0.
  4. ↑ Галенчанка Г. Праблемныя дакументы Скарыніяны ў кантэксце рэальнай крытыкі / Г. Галенчанка // 480 год беларускага кнігадрукавання : матэрыялы Трэціх Скарынаўскіх чытанняў / гал. рэд. А. Мальдзіс і інш. — Мн. : Беларуская навука, 1998. — С. 9-20.
  5. ↑ Н. Ю. Бярозкіна, кандыдат гістарычных навук (Цэнтральная навуковая бібліятэка імя Я.Коласа АН Беларусі). «Са слаўнага Полацка родам». Да 480 годдзя выдання першай беларускай кнігі Францыскам Скарынам.
  6. ↑ Адам Мальдзіс. З рэдактарскага блакнота // Кантакты і дыялогі, № 9 2000
  7. ↑ Генадзь Сагановіч. Вітаўт Тумаш як гісторык
  8. ↑ Археологи нашли в Полоцке остатки школы, где учился Франциск Скорина
  9. ↑ № 3. АКТОВАЯ ЗАПИСЬ КРАКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА О ПРИСВОЕНИИ Ф. СКОРИНЕ СТЕПЕНИ БАКАЛАВРА
  10. ↑ https://web.archive.org/web/20060909181030/http://starbel.narod.ru/skar_zhycc.rar Актовая запись Падуанского университета об особом экзамене Ф. Скорины на степень доктора медицинских наук, 9 ноября 1512 года // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  11. ↑ https://web.archive.org/web/20060909181030/http://starbel.narod.ru/skar_zhycc.rar Актовая запись Падуанского университета о допущении Ф. Скорины к испытанию на степень доктора медицинских наук, 6 ноября 1512 года // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  12. ↑ Виктор Корбут. Франциск и Маргарита // Беларусь сегодня. — Мн., 2014. — № 233(24614).
  13. ↑ https://web.archive.org/web/20060909181030/http://starbel.narod.ru/skar_zhycc.rar Письмо герцога Альбрехта виленскому магистрату в защиту Скорины, 18 мая 1530 года // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  14. ↑ https://web.archive.org/web/20060909181030/http://starbel.narod.ru/skar_zhycc.rar Вторая привилегированная грамота короля Польши и великого князя Литовского Сигизмунда I в защиту Ф. Скорины // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  15. ↑ См. письмо . Фрагмент из инструкции короля Польши и великого князя Литовского Сигизмунда II Августа своему послу Альберту Кричке при папе Юлии III о сожжении в Москве книг «Библии», изданных на русском языке, 1552 г. // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  16. ↑ Л. Алешина. Искусство Чехословакии // Всеобщая история искусств. Том 3.
  17. ↑ [Тарасаў, К.І. Глосы да часоў Жыгімонта Старога / Кастусь Тарасаў // Памяць пра легенды : постаці беларускай мінуўшчыны / Кастусь Тарасаў. Выд. 2-е, дапоўненае. Мінск, «Полымя», 1994. С. 106. ISBN 5-345-00706-3]
  18. ↑ Переписка Богемской палаты с королём Фердинандом I // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR:
  19. ↑ Доверительная грамота короля Фердинанда I, выданная сыну Ф. Скорины Симеону, 29 января 1552 г. // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR:
  20. ↑ Первопечатник Франциск Скорина.
  21. ↑ Паноў С. В. Францыск Скарына — усходнеславянскі і беларускі гуманіст і асветнік//Матэрыялы па гісторыі Беларусі. 8-е выданне, перапрацаванае. -Мн.: Аверсэв, 2005. С. 89-92. ISBN 985-478-881-4
  22. ↑ 1 2 Немировский Е. Л. Франциск Скорина. Мн.,1990.
  23. ↑ Православие. Том 1: Состав Библии. Библейская критика
  24. ↑ https://web.archive.org/web/20060909181030/http://starbel.narod.ru/skar_zhycc.rar Фрагмент из инструкции короля Польши и великого князя Литовского Сигизмунда II Августа своему послу Альберту Кричке при папе Юлии III о сожжении в Москве книг «Библии», изданных на русском языке, 1552 г. // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  25. ↑ Пичета В. И. Белоруссия и Литва XV—XVI вв. М.,1961.
  26. ↑ https://web.archive.org/web/20060909181030/http://starbel.narod.ru/skar_zhycc.rar Рекомендация римского кардинала Иосафа полоцкому архиепископу на Иоанна Хризастома Скорину (25 апреля 1558 г., Рим) // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  27. ↑ Галенчанка Георгій (Мінск). Праблемныя дакументы Скарыніяны ў кантэксце рэальнай крытыкі. У: 480 год беларускага кнігадрукавання: Матэрыялы Трэціх Скарынаўскіх чытанняў / Гал. рэд. А. Мальдзіс і інш. — Мн.: Беларуская навука, 1998. (Беларусіка=Albaruthenica; Кн. 9).
  28. ↑ http://www.hramvsr.by/hoteev-reformation.php Хотеев А. (свящ.) Реформация в Беларуси XVI в. и неохаризматические чаяния
  29. ↑ 1 2 3 http://presidium.bas-net.by/S/SR.htm Агиевич Вл. Вл. Skoryna incognitus… seu incomprehensus. Институт философии и права Национальной Академии наук Беларуси. Минск, 1994—1999
  30. ↑ Уляхин М. Полная биография Георгия (Доктора медицинских и свободных наук Франциска) Скорины. — Полоцк: Наследие Ф.Скорины, 1994. — С.9 −10.
  31. ↑ https://archive.is/20120724015525/starbel.narod.ru/skar_zhycc.rar Актовая запись Падуанского университета об особом экзамене Ф. Скорины на степень доктора медицинских наук, 9 ноября 1512 г. // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  32. ↑ https://archive.is/20120724015525/starbel.narod.ru/skar_zhycc.rar Фрагмент рассуждений Варфоломея Копитара о встрече Ф. Скорины в Виттенберге с М. Лютером и Ф. Меланхтоном. (Лат., Словакия, 1839 г.) // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  33. ↑ Dictionary of Minor Planet Names

Литература

  • Агіевіч У. У. Сімволіка гравюры Скарыны. — Мн., 1999. (белор.)
  • Алексютовіч М. А. Скарына, яго дзейнасць і светапогляд. — Мн., 1958. (белор.)
  • Анічэнка У. В. Слоўнік мовы Скарыны. — Т. 1—3. — Мн., 1977—1994. (белор.)
  • Беларусіка = Albaruthenica. — Кн. 9.: 480 год беларускага кнігадрукавання: Матэрыялы 3-х Скарынаўскіх чытанняў. — Мн., 1998. (белор.)
  • Булыка А. М., Жураўскі А. І., Свяжынскі У. М. Мова выданняў Францыска Скарыны. — Мн., 1990. (белор.)
  • Владимиров П. В. Доктор Франциск Скорина: Его переводы, печатные издания и язык. — СПб., 1888.
  • Галенчанка Г. Я. Францыск Скарына — беларускі і ўсходнеславянскі першадрукар. — Мн., 1993. (белор.)
  • Галечанка Г. Я. Францыск Скарына: у паўціне версій, стэрэатыпаў і міфаў // Российские и славянские исследования : Журнал. — 2007. — Вып. 2. (белор.)
  • Галенчанка, Г. Я. Францыск Скарына: Спадчына і пераемнікі. Анатаваны бібліяграфічны паказальнік. Мінск: Красіка-Прынт, 2002. 175с. (белор.)
  • Гравюры Францыска Скарыны. — Мн., 1990. (белор.)
  • Гячяускас Э. Франциск Скорина — секретарь вильнюсского епископа Иоанна из князей литовских // Федоровские чтения. 1982.- М., 1987. — С. 60—67.
  • Дварчанін І. Францішак Скарына як культурны дзеяч і гуманіст на беларускай ніве / пер. з чэш. мовы. — Мн., 1991. (белор.)
  • Запісы Беларускага інстытута навукі й мастацтва. — Кн. 21. — New York, 1994. (белор.)
  • Каўка А. Тут мой народ: Францішак Скарына і беларуская літаратура XVI — пач. XX стст. — Мн., 1989. (белор.)
  • Кавко А.К. Книжные традиции Скорины / А.К. Кавко // Прометей 16.- Москва: Молодая гвардия, 1990.- с. 111- 125
  • Конан У. М. Боская і людская мудрасць: (Францішак Скарына: жыццё, творчасць, светапогляд). — Мн., 1990. (белор.)
  • Лабынцаў Ю. Пачатае Скарынам: Беларуская друкаваная літаратура эпохі Рэнесансу. — Мн., 1990. (белор.)
  • Лабынцаў Ю. Скарынаўскі каляндар: (Да 500—годдзя з дня нараджэння Ф.Скарыны). — 2 выд. — Мн., 1990. (белор.)
  • Лойко О. А. Скорина / Авториз. пер. с белорус. Г. Бубнова.. — М.: Молодая гвардия, 1989. — 352, [48] с. — (Жизнь замечательных людей. Серия биографий. Вып. 2 (693)). — 150 000 экз. — ISBN 5-235-00675-5. (в пер.)
  • Мальдзіс А. Францыск Скарына як прыхільнік збліжэння і ўзаемаразумення людзей і народаў. — Мн., 1988. (белор.)
  • Мова выданняў Францыска Скарыны / А. М. Булыка, А.І. Жураўскі, У. М. Свяжынскі. — Мн.: Наука і тэхніка, 1990. (белор.)
  • Немировский Е. Л. Франциск Скорина: Жизнь и деятельность белорусского просветителя. Минск: Мастацкая літаратура, 1990. 597 с.
  • Подокшин С. А. Франциск Скорина. — М.: Мысль, 1981. — 216 с. — (Мыслители прошлого). — 80 000 экз. (обл.)
  • Падокшын С. А. Філасофская думка эпохі Адраджэння ў Беларусі: Ад Францыска Скарыны да Сімяона Полацкага. — Мн., 1990. (белор.)
  • Пічэта У. Scoriniana. 1776—1926//400-лецце беларускага друку. Мінск: Інстытут беларускай культуры, 1926. С. 284—327. (белор.)
  • Пляхімовіч І. Каб жыць не менш за 500 год // Універсітэт; [сайт]. [2017]. URL: http://www.gazeta.bsu.by/2017/08/kab-zhyc-ne-mensh-za-500-god-yaki-sens-dlya-belarusau-mae-spadchyna-skaryny/ (белор.)
  • Скарына і яго эпоха. Рэд. В. A. Чамярыцкі. Мінск: Навука і тэхніка, 1990. 482 с. (белор.)
  • Скарына Францыск // Асветнікі зямлі Беларускай: Энцыклапедычны даведнік / Пад рэд. У. М. Жука. — Мн.: БелЭн, 2001. — 496 с. (белор.)
  • Скарына Францыск // Мысліцелі і асветнікі Беларусі, X—XIX стст. : Энцыклапедычны даведнік. — Мн.: БелЭн, 1995. — 671 с. (белор.)
  • Спадчына Скарыны: 3борнік матэрыялаў першых Скарынаўскіх чытанняў (1986). — Мн., 1989. (белор.)
  • Сусветная спадчына Францыска Скарыны / складальнік А.Суша. — Мінск: Беларуская Энцыклапедыя, 2017.
  • Суша, А. А. Франциск Скорина — человек мира. — Минск: Беларуская Энцыклапедыя, 2016. — 303 с. (Вышла при поддержке Постоянного комитета Союзного государства Беларуси и России).
  • Тумаш В. Пяць стагодзьдзяў Скарыніяны, XVI—XX: [Бібліягр.]. — Нью Ёрк, 1989. (белор.)
  • Флароўскі А. В. Skoriniana // 450 год беларускага кнігадрукавання. Мінск: Навука і тэхніка, 1968. С. 389—433 (белор.)
  • Францыск Скарына: Жыццё і дзейнасць: Паказальнік літаратуры. Дадаткі за 1530—1988 гг., 1989—1993 гг. — Мн., 1995. (белор.)
  • Францыск Скарына: 3борнік дакументаў і матэрыялаў. — Мн., 1988. (белор.)
  • Францыск Скарына і яго час: Энцыклапедычны даведнік. — Мн., 1988. (белор.)
  • Францыск Скарына. Творы: Прадмовы, сказанні, пасляслоўі, акафісты, пасхалія / Падрыхтоўка тэкста А. Ф. Коршунава, рэд. В. А. Чамярыцкі. Мінск: Навука і тэхніка, 1990. 207 с. (белор.)
  • Чамярыцкі В. А. Беларускі тытан эпохі Адраджэння. — М., 1990. (белор.)
  • Чатырохсотлецце беларускага друку, 1525—1925. — Мн., 1926. (белор.)
  • 450 год беларускага кнігадрукавання. — Мн., 1968. (белор.)
  • Яскевіч А. А. Творы Ф. Скарыны: Жанравая структура. Філасоўскія погляды. Мастацтва слова. — Мн., 1995. (белор.)

Ссылки

wikiredia.ru

Франциск Скорина. Францыск Скарына. Зборн i к дакумента y i матэрыяла y / Франциск Скорина. Сборник документов и материалов

Франциск Скорина

Франциск Скорина 1517 год

Марка СССР, 1988 г.

Франци́ск Луки́ч Скори́на (белор. Францы́ск (Франці́шак) Лукі́ч Скары́на; ранее 1490, Полоцк — 1551, Прага) — белорусский первопечатник и просветитель, основатель восточнославянского книгопечатания.

Биография

Франциск Скорина родился во второй половине 1480-х годов в семье купца Луки. Первоначальное образование получил в Полоцке. В 1504 году становится студентом Краковского университета. В 1506 году заканчивает факультет «семи вольных искусств» (грамматика, риторика, диалектика, арифметика, геометрия, астрономия, музыка) со степенью бакалавра, позже получает звание лиценциата медицины и степень доктора «вольных искусств». В 1512 году успешно сдает экзамены в Падуанском университете на степень доктора медицины.

В 1517 году основывает в Праге типографию и издаёт кириллическим шрифтом «Псалтырь», первую печатную белорусскую книгу. Всего на протяжении 1517—1519 годов переводит и издает 23 книги Библии. В 1520 году переезжает в Вильно и основывает первую типографию на территории Великого Княжества Литовского (ВКЛ). В ней Скорина издаёт «Малую подорожную книжицу» (1522 год) и «Апостол» (1525 год).

Во второй воловине 1520 года женится на вдове своего спонсора Юрия Одверника Маргарите. 5 февраля 1532 года кредиторы за долги покойного брата Ивана добиваются ареста Скорины. 21 ноября 1532 года Сигизмунд I, разобравшись с помощью епископа Яна в деле, освобождает Скорину и издаёт указ, по которому он получает всевозможные льготы.

В 1534 году Франциск Скорина предпринимает поездку в Московское Княжество, откуда его изгоняют, как католика, а книги его сжигают (см. письма короля Речи Посполитой Жигимонта-Августа).

Около 1535 года Скорина переезжает в Прагу, где работает врачом и садовником при королевском дворе. Точная дата его смерти неизвестна, большинство учёных предполагают, что он скончался около 1551 года, поскольку в 1552 году его сын Симеон приезжал в Прагу за наследством.

Книги

Язык, на котором Франциск Скорина печатал свои книги, был основан на церковнославянском языке, но с большим количеством белорусских слов, и поэтому был больше всего понятен жителям Великого княжества Литовского. Библия Скорины нарушала те правила, которые существовали при переписывании церковных книг: содержала тексты от издателя и даже гравюры с его изображением. Это единственный случай за всю историю издания Библий в Восточной Европе. Из-за запрета на самостоятельный перевод Библии католическая и православная церковь отвергала книги Скорины.

На титульном листе Библии отражено, как считают исследователи, изображение печати (герба) Скорины как доктора медицины. Основное содержание этого образа «Луна Солнечная» — получение знаний, физическое и духовное лечение человека. Образ месяца отображает профиль самого первопечатника. Рядом с гербом находится знак «весы», который образовывается буквой «Т», что означает «микрокосм, человек», и треугольником «дельта» (Δ), который символизирует ученого и вход в Царство знаний.[1]

Взгляды

Взгляды Франциска Скорины свидетельствуют о нём как о просветителе, патриоте, гуманисте. В текстах Библии просветитель Скорина предстает человеком, который содействует расширению письменности, знаний. О этом свидетельствуют данный призыв к чтению:

«И всякому человеку потребна чести, понеже ест зерцало жития нашего, лекарство душевное, потеха всем смутным, найболей тым, они же суть в бедах и в немощах положены, надежа истинная…».

Франциск Скорина — начинатель нового понимания патриотизма: как любви и уважения к своему Отечеству. С патриотических позиций воспринимаются следующие его слова:

«Понеже от прирожения звери, ходящия в пустыни, знають ямы своя, птици, летающие по возъдуху, ведають гнезда своя; рибы, плывающие по морю и в реках, чують виры своя; пчелы и тым подобная боронять ульев своих, — тако ж и люди, и где зродилися и ускормлены суть по бозе, к тому месту великую ласку имають».

Гуманист Скорина оставил свой моральный завет в следующих строчках, которые содержат мудрость человеческой жизни и взаимоотношений людей:

«Закон прироженый в том наболей соблюдаем бывает: то чинити иным всем, что самому любо ест от иных всех, итого не чинити иным, чего сам не хощеши от иных имети… Сей закон прироженый ест в серци единого кажного человека».

Все предисловия и послесловия в Библии Франциска Скорины, где он раскрывает глубокий смысл библейских предоставлений, пропитаны заботой о разумном упорядочении общества, воспитания человека, установления достойной жизни на земле.

Современность

Франциск Скорина — один из величайших сынов Беларуси. Высшие награды Беларуси, медаль и орден, названы в его честь. Его имя носят университет в Гомеле, центральная библиотека и педагогическое училище в Полоцке, гимназия № 1 в Минске, негосударственное общественное объединение «Общество белорусского языка имени Франтишка Скарины» и другие организации и объекты. Памятники ему стоят в Полоцке, Минске, Лиде, Калининграде, Праге. В 1991 г. после распада Советского Союза, главный проспект Минска был назван в честь Франциска Скорины. В 2005 г. указом Президента Республики Беларусь 7 мая 2005 г. № 216 «О переименовании некоторых проспектов и улиц в г. Минске» проспект был переименован в проспект Независимости. А Староборисовский тракт, рядом с которым находится Национальная библиотека Белоруссии, получил название улицы Франциска Скорины.

Ф. Скорина в произведениях искусства

Фильмы

Интересные факты

  • В Западной Европе первооткрывателям печатного дела считают Иоганна Гутенберга, который около 1445 года изобрел печатный станок.
  • У историков есть сведения и про предшественников Скорины, например Джона Литтоу (возможно Ивана Литвина), о его происхождении говорит фамилия, который занимался печатным делом в Лондоне.
  • Петр Мстиславец был учеником Франциска Скорины.
  • В «Зале сорока» Падуанского университета нарисованы фресковые портреты сорока величайших выпускников этой alma mater. Среди них, второй после Галилея, — Франциск Скорина.
  • В 2005 году доцент Белорусского государственного университета информатики и радиоэлектроники Григорий Ревяко путем криминологической экспертизы обнаружил поразительное сходство одного из персонажей фрески Рафаэля с портретом Франциска Скорины. Однако, поскольку фреска была написана в период 1508—1511 гг., а пребывание Скорины в Италии впервые задокументировано в 1512 г., то это предположение сомнительно..[2]
  • Именем Ф. Скорины названа малая планета № 3283, открытая советским астрономом Н. И. Черных[3]
  • Некоторое время считалось, что Скорину на самом деле звали Георгием. Впервые об этом стали говорить во второй половине XIX ст., после того как в 1858 г. были опубликованный копии двух грамот короля Сигизмунда I на латинском языке. В одной из них перед именем первопечатника стоял латинское прилагательное egregium в значении «отличный, знаменитый», во второй же значение слова egregium было подано как georgiі. Эта единственная форма послужила основанием некоторым исследователям считать, что настоящее имя Скорины было Георгий. I только в 1995 г. белорусский историк и книговед Г. Галенченко нашел оригинальный текст привилея короля Сигизмунда, в котором известный фрагмент «с Георгием» был изложен следующим образом: «… egregium Francisci Scorina dе Роlосzkо artium еt medicine doctoris». Ошибка переписчика вызвала споры вокруг имени первопечатника, которые велись в течение более чем 100 лет.[4][5][6][7]
  • На форумах байнета можно найти большое количество шуток о Франциске Скорине. В них он предстает творящим стихи Быкова в Питере. Такой образ основан на высказываниях Президента Республики Беларусь Александра Лукашенко:

    Скорина был не только белорус, он жил и в Питере. И творил там. Это наш Скорина. Россияне с гордостью о нем говорят… (прим. Скорина умер ещё за 150 лет до того, как только заложили будущий Питер)

    Я вырос на стихах Василя Быкова. (прим. Василий Быков стихов не писал)

    Президент своих слов пока никак не откомментировал.

Примечания

См. также

Ссылки

Источник: Франциск Скорина

dic.academic.ru

Франциск Скорина - биография и семья

Некоторое время считалось, что вторым имением Франциска Скорины было имя Георгий. Впервые об этом стали говорить во второй половине XIX века, после того как в 1858 году были опубликованный копии двух грамот короля и великого князя Сигизмунда I на латинском языке. В одной из них перед именем первопечатника стоял латинское прилагательное egregium в значении «отличный, знаменитый», во второй же значение слова egregium было подано как georgii. Эта единственная форма послужила основанием некоторым исследователям считать, что настоящее имя Скорины было Георгий. И только в 1995 году белорусский историк и книговед Георгий Голенченко нашёл оригинальный текст привилея Сигизмунда, в котором известный фрагмент «с Георгием» был изложен следующим образом: «… egregium Francisci Scorina de Poloczko artium et medicine doctoris». Ошибка переписчика вызвала споры вокруг имени первопечатника, которые велись в течение более чем 100 лет.

Биография

Франциск Скорина родился в конце XV века в Полоцке — одном из крупнейших городов Великого княжества Литовского — в семье купца Луки. Исследователь Геннадий Лебедев, опираясь на труды польских и чешских ученых, считал, что Скорина родился около 1482 года, Григорий Голенченко — около 1490 года или во второй половине 1480-х годов.

Первоначальное образование получил в Полоцке. Латинский язык изучал в школе монахов-бернардинцев, которая работала при монастыре.

Предположительно, в 1504 году становится студентом Краковской академии (университета), но точная дата поступления в университет неизвестна. В 1506 году Скорина заканчивает факультет вольных искусств со степенью бакалавра, позже получает звание лиценциата медицины и степень доктора вольных искусств.

После этого ещё пять лет Скорина учился в Кракове на факультете медицины, а степень доктора медицины защитил 9 ноября 1512 года, успешно сдав экзамены в Падуанском университете в Италии, где было достаточно специалистов, чтобы эту защиту подтвердить. Вопреки распространенному мнению, Скорина в Падуанском университете не учился, а прибыл туда именно для сдачи экзамена на научную степень, о чём свидетельствует актовая запись университета, датированная 5 ноября 1512 года: «…прибыл некий весьма учёный бедный молодой человек, доктор искусств, родом из очень отдалённых стран, возможно, за четыре тысячи миль и более от этого славного города, для того, чтобы увеличить славу и блеск Падуи, а также процветающего собрания философов гимназии и святой нашей Коллегии. Он обратился к Коллегии с просьбой разрешить ему в качестве дара и особой милости подвергнуться милостью божьей испытаниям в области медицины при этой святой Коллегии. Если, Ваши превосходительства, позволите, то представлю его самого. Молодой человек и вышеупомянутый доктор носит имя господина Франциска, сына покойного Луки Скорины из Полоцка, русин…» 6 ноября 1512 года Скорина прошел пробные испытания, а 9 ноября блестяще сдал особый экзамен и получил знаки медицинского достоинства.

В 1517 году основывает в Праге типографию и издаёт кириллическим шрифтом «Псалтырь», первую печатную белорусскую книгу. Всего на протяжении 1517—1519 годов переводит и издает 23 книги Библии. Меценатами Скорины были Богдан Онков, Якуб Бабич, а также князь, воевода трокский и великий гетман литовский Константин Острожский.

В 1520 году переезжает в Вильну — столицу Великого княжества Литовского, где основывает первую на территории государства типографию. В ней Скорина в 1522 году издаёт «Малую подорожную книжку» , а в 1525 году «Апостол».

В 1525 году умирает один из спонсоров виленской типографии Юрий Одверник, после чего издательская деятельность Скорины останавливается. Он женится на вдове Одверника Маргарите (скончалась в 1529 году, оставив маленького ребенка). Спустя несколько лет один за одним умирают другие меценаты Скорины — виленский бурмистр Якуб Бабич (в доме которого и была типография), затем Богдан Онков, а в 1530 году году и воевода трокский Константин Острожский.

В 1525 году последний магистр Тевтонского ордена Альбрехт Бранденбургский провел секуляризацию Ордена и провозгласил светское Прусское герцогство, вассальное по отношению к Королевству Польскому. Магистр был увлечен реформаторскими переменами, которые в первую очередь касались церкви и школы. Для книгоиздательского дела Альбрехт в 1529 или 1530 году пригласил в Кёнигсберг Франциска Скорину. Пишет сам герцог: «Не так давно приняли мы прибывшего в наше владение и Прусское княжество славного мужа Франциска Скорину из Полоцка, доктора медицины, почтеннейшего из ваших граждан как нашего подданного, дворянина и любимого нами верного слугу. Далее, поскольку дела, имущество, жена, дети, которых у вас оставил,— отсюда его зовут, то, отъезжая туда, покорнейше просил нас, чтобы письмом нашим поручили Вашей опеке…».

В 1529 году умирает старший брат Франциска Скорины Иван, кредиторы которого выставили имущественные претензии самому Франциску (видимо, отсюда и спешный отъезд с рекомендательным письмом герцога Альбрехта). Скорина вернулся в Вильну, забрав с собой печатника и иудея-лекаря. Цель поступка неизвестна, но «краже» специалистов обиделся герцог Альбрехт и уже 26 мая 1530 года в письме к воеводе виленскому Альбрехту Гаштольду потребовал возвращения людей.

5 февраля 1532 года кредиторы покойного Ивана Скорины, обратившись с жалобой к королю польскому и великому князю литовскому Сигизмунду I, добились ареста Франциска за долги брата под предлогом того, что Скорина будто бы скрывал унаследованное от покойного имущество и постоянно переезжал с места на место (хотя на самом деле наследником был сын Ивана Роман). Несколько месяцев Франциск Скорина просидел в познанской тюрьме, пока его племянник Роман не добился встречи с королём, которому объяснил дело. 24 мая 1532 года Сигизмунд I издает привилей об освобождении Франциска Скорины из тюрьмы. 17 июня познанский суд окончательно решил дело в пользу Скорины. А 21 и 25 ноября Сигизмунд, разобравшись с помощью епископа Яна в деле, издаёт два привилея, по которым Франциск Скорина не только признаётся невиновным и получает свободу, но и всевозможные льготы — защиту от любых судебных преследований (кроме как по королевскому предписанию), защиту от арестов и полную неприкосновенность имущества, освобождение от повинностей и городских служб, а также «от юрисдикции и власти всех и каждого в отдельности — воевод, каштелянов, старост и прочих сановников, врядников и всяких судей».

В 1534 году Франциск Скорина предпринял поездку в Московское княжество, откуда его изгнали как католика, а книги сожгли.

Точная дата его смерти не установлена, большинство учёных предполагают, что Скорина скончался около 1551 года, поскольку в 1552 году его сын Симеон приезжал в Прагу за наследством.

Книги

Язык, на котором Франциск Скорина печатал свои книги, был основан на церковнославянском языке, но с большим количеством белорусских слов, и поэтому был больше всего понятен жителям Великого княжества Литовского. Долгое время среди белорусских лингвистов велись дискуссии о том, на какой язык перевёл книги Скорина: на белорусскую редакцию (извод) церковнославянского языка или на церковный стиль старобелорусского языка. В настоящее время белорусские лингвисты сходятся во мнении, что язык переводов Библии Франциска Скорины — это белорусская редакция (извод) церковнославянского языка. При этом в работах Скорины замечено влияние чешского и польского языков.

Библия Скорины нарушала те правила, которые существовали при переписывании церковных книг: содержала тексты от издателя и даже гравюры с его изображением. Это единственный подобный случай за всю историю издания Библий в Восточной Европе. Из-за запрета на самостоятельный перевод Библии католическая и православная церковь не признавала книги Скорины.

На титульном листе Библии отражено, как считают исследователи, изображение гербовой печати Скорины как доктора медицины. Основное содержание этого образа «Луна Солнечная» — получение знаний, физическое и духовное лечение человека. Рядом с гербом находится знак «весы», который образовывается буквой «Т», что означает «микрокосм, человек», и треугольником «дельта» (?), который символизирует ученого и вход в Царство знаний.

Шрифты и гравированные заставки из виленской типографии Скорины использовались книгоиздателями ещё сто лет.

Взгляды

Взгляды Франциска Скорины свидетельствуют о нём как о просветителе, патриоте, гуманисте. В текстах Библии просветитель Скорина предстает человеком, который содействует расширению письменности, знаний. Об этом свидетельствуют его призыв к чтению: «И всякому человеку потребна чести, понеже ест зерцало жития нашего, лекарство душевное, потеха всем смутным, они же суть в бедах и в немощах положены, надежа истинная…». Франциск Скорина — начинатель нового понимания патриотизма: как любви и уважения к своему Отечеству. С патриотических позиций воспринимаются следующие его слова: «Понеже от прирожения звери, ходящия в пустыни, знають ямы своя, птици, летающие по возъдуху, ведають гнезда своя; рибы, плывающие по морю и в реках, чують виры своя; пчелы и тым подобная боронять ульев своих, — тако ж и люди, и где зродилися и ускормлены суть по бозе, к тому месту великую ласку имають».

Гуманист Скорина оставил свой моральный завет в следующих строчках, которые содержат мудрость человеческой жизни и взаимоотношений людей: «Закон прироженый в том наболей соблюдаем бывает: то чинити иным всем, что самому любо ест от иных всех, итого не чинити иным, чего сам не хощеши от иных имети… Сей закон прироженый ест в серци единого кажного человека».

Предисловия и послесловия в Библии Франциска Скорины, где он раскрывает глубокий смысл библейских представлений, пропитаны заботой о разумном упорядочении общества, воспитания человека, установления достойной жизни на земле.

Вероисповедание

Католицизм

Скорина мог быть католиком, так как среди книг, издаваемых им в пражский период (1517—1519), были те, которые не входили в православный библейский канон («Притчи про мудрого царя Соломона» (1517), «Песнь песней» (1518)). Язык пражских изданий близок к старобелорусскому (современники называли его «руским», отсюда и «Библия руска»). В Великом княжестве Московском книги Скорины были сожжены как еретические и написанные на территории, подвластной римской церкви, а сам Скорина изгнан именно как католик. Издательскую деятельность Скорины критиковал православный князь Андрей Курбский, причем уже после своей эмиграции из Московского княжества. Существует также ещё один любопытный документ — рекомендательное письмо римского кардинала Иосафа полоцкому архиепископу о неком Иоанне Хризансоме Скорине, написанное в Риме. В нём сообщается, что светлейший и почтеннейший брат Иоанн Хризансом Скорина, который должен вручить послание его преосвященству полоцкому архиепискому, обучен в «этом городском коллегиуме», возведен в сан священника и «возвращается» в диоцезию. Возможно, этот Иоанн Хризансом Скорина был полочанин и приходился родственником Франциску Скорине. Можно предположить, что клан Скоринов все-таки был католическим. И тогда вполне логичным выглядит и то, что первопечатник Скорина носил католическое имя Франциск. Стоит, однако, отметить, что, хотя при первоначальной публикации документ был отнесен к 1558 году, позднее исследователь Г.Галенченко установил, что дата была отчитана с ошибкой и документ следует относить к 18 веку. С этим согласуются и упоминаемые в документе реалии, в частности существование католической полоцкой епархии.

Православие

Скорина мог быть православным. Факты и аргументы в пользу православного вероисповедания Скорины так же многочисленны и так же косвенны. Во-первых, есть сведения, что в Полоцке до 1498 года, когда был основан бернардинский монастырь, попросту не было католической миссии, поэтому детское крещение Скорины вряд ли прошло по католическому обряду.

Книги виленского периода (1522—1525) печатались на старобелорусском варианте церковнославянского языка (для современников Скорины и ещё столетия спустя это был «словенский» язык — см. «Ґрамма?тіки Славе?нския пра?вилное Cv?нтаґма»). Именно этим можно объяснить их соответствие православным канонам. В своих публикациях переводчик-библеист Скорина поделил «Псалтир» на 20 кафизм согласно православной традиции, чего нет в западном христианстве. В «Святцах» из «Малой подорожной книжки», где Скорина придерживается православного календаря, он привёл дни памяти православных святых — восточнославянских Бориса, Глеба, Феодосия и Антония Печерских, некоторых южнославянских (Савва Сербский). Однако там нет католических святых, в том числе и ожидаемого святого Франциска. Некоторые имена святых поданы в народной адаптации: «Ларионъ», «Олена», «Надежа». Наиболее основательно такие материалы представлены М. Уляхиным, который подчеркивал отсутствие среди называемых просветителем святых представителей Западной церкви; введение в текст перевода «Псалтири» 151 псалма, что соответствует православному канону; отсутствие в «Символе веры» filioque, признаваемого католиками и протестантами; следование Иерусалимскому (и Студийскому) уставам, которые использовались православием; наконец, прямые констатации: «Утверди, Боже, святую православную веру православных христиан во век века» и т. п. в молитвенных оборотах, помещенных в «Малой подорожной книжке». Следует помнить, с другой стороны, что именно для православных богослужений издавал книги и Швайпольт Фиоль, сам бывший бесспорно католиком; поэтому аргумент «от аудитории» не абсолютен.

Доказательством в пользу «православной» версии может служить и то, что акт вручения insignia in facultate medicine — свидетельства (или диплома) медицинского достоинства — подписывался не в церкви Падуи. Согласно теории В. Агиевича, в европейских католических университетах католикам знаки достоинства вручались в церкви, а иным, некатоликам in E[pisco]pali palatio in loco solito — в определенных уставом университета местах. Вот и Скорине диплом вручали «в установленном месте епископского дворца», а не в церкви, что указывает на непричастность его к католической конфессии.

Протестантизм

Существует также теория, что Франциск Скорина был связан с гусизмом — протореформационным движением. Реформаторы XVI века считали Скорину своим соратником. На него ссылались в своих работах Сымон Будный и Василь Тяпинский. В документах XVII—XVIII столетия Скорина упоминается как протестант. Интересным фактом является и то, что экземпляр скориновской «Малой подорожной книжки» из собрания Британской Библиотеки (Лондон) носит на себе экслибрис Пауля Сператуса (1484—1551), соратника Мартина Лютера: в 1524 году Пауль Сператус прибыл в Пруссию по рекомендации Лютера и стал там главным деятелем реформации, а с 1530 г. стал лютеранским епископом Помезании. Как полагают, Скорина вручил епископу Сператусу этот экземпляр при посещении Кёнигсберга в 1530 г. Характерно и то, что прусский герцог-реформатор Альбрехт пригласил в Кёнигсберг именно Франциска Скорину, хотя мог бы найти специалистов в книгопечатании и медицине среди единоверцев и соотечественников.

Словенский лингвист Копитар в изданном в Словакии в 1839 году на латыни труде, ссылаясь на работы современных ему исследователей лютеранства, предположил не только встречу Скорины с Мартином Лютером в Виттенберге за ужином в доме Филиппа Меланхтона, но и некие козни, которые строил Скорина против Лютера. И одновременно усомнился в этой теории: «Уже если бы кто-нибудь [внимательно] рассмотрел то, что в 1517—19 г. в богемской Праге доктор медицины университета Франциск Скорина издал со вкусом Библию русскую и вслед за этим в 1525 г. в Вильно другие многочисленные церковные [ecclesiastica] литовско-русские книги, то не родилось бы у него полностью естественное предположение, что то подозрение относилось к этому доктору Скорине, грекокатолику, который переводя с Вульгаты, был противником Лютера, переводившего с оригинала. И по этой самой причине он [Скорина] более всего мог быть неприятен этому реформатору, протестанту [hieromonacho], к тому же женатому».

Память

  • В Республике Беларусь Франциск Скорина считается одним из величайших исторических деятелей. В его честь названы высшие награды страны: медаль и орден. Его имя носят университет в Гомеле, центральная библиотека, педагогическое училище, гимназия № 1 в Полоцке, гимназия № 1 в Минске, негосударственное общественное объединение «Общество белорусского языка» и другие организации и объекты. Памятники ему стоят в Полоцке, Минске, Лиде, Калининграде и Праге.
  • В разное время имя Франциска Скорины носило пять улиц Минска: в 1926—1933 годах — Козьмодемьянская улица; в 1967—1989 — улица Олешева, в 1989—1997 — Академическая улица, в 1991—2005 — проспект Независимости, с 2005 года имя Скорины носит бывший Староборисовский тракт. Также имя Скорины носит переулок (1-й переулок Скорины).
  • Имя Франциска Скорины носят также центральный проспект и улица в Полоцке.
  • Именем Ф. Скорины названа малая планета № 3283, открытая советским астрономом Николаем Черных.
  • Я, Франциск Скорина… — кинофильм, посвященный Франциску Скорине, роль которого исполнил Олег Янковский.

Галерея

  • В память о Франциске Скорине
  • Памятник в Полоцке

  • Памятник в Минске

  • Почтовая марка СССР, 1988 год

  • Юбилейная монета, СССР, 1990 год

  • Медаль Франциска Скорины — самая старая белорусская медаль, учрежденная в 1989 году

  • Орден Франциска Скорины

people-archive.ru

Скорина, Франциск — Википедия

Франци́ск Луки́ч Скори́на (церковнослав.: Францискъ Скорина изъ Полоцька, лат. Franciscus Scorina de Poloczko, 6 марта 1486, Полоцк, Великое княжество Литовское — 1551, Прага, Королевство Богемия, Священная Римская Империя) — восточнославянский первопечатник, философ-гуманист, писатель, общественный деятель, предприниматель и учёный-медик. Переводчик на белорусский извод церковнославянского языка книг Библии, издатель этих книг.

В Белоруссии Франциск Скорина считается одним из величайших исторических деятелей. В его честь названы две награды страны: медаль и орден. Его имя носят университет в Гомеле, центральная библиотека, педагогическое училище, гимназия № 1 в Полоцке, гимназия № 1 в Минске, общественное объединение «Общество белорусского языка» и другие организации и объекты. Памятники ему установлены в Полоцке, Минске, Лиде, Калининграде, Вильнюсе и Праге.

Биография

Печатный станок Гутенберга, на котором печатал Фр. Скорина

Франциск Скорина родился в конце XV века в Полоцке — одном из крупнейших древнерусских городов, вошедших в Великое княжество Литовское — в семье купца Луки или Лукиана и его жены Маргариты. Лукиан Скорина упоминается в жалобной книге Казимиру IV Ягеллончику, за то что он вместе с неким купцом Прокофьевым хитростью заполучил сорок два рубля у Дорони Иванова из Великих Лук. Исследователь Геннадий Лебедев, опираясь на труды польских и чешских учёных, считал, что Франциск Скорина родился около 1482 года[2], Григорий Голенченко — около 1490 года или во второй половине 1480-х годов[3].

Долгое время в скориноведении считалось, что вторым именем Франциска Скорины было имя Георгий. Впервые об этом стали говорить во второй половине XIX века, после того как в 1858 году были опубликованы копии двух грамот короля и великого князя Сигизмунда I на латинском языке. В одной из них перед именем первопечатника стояло латинское прилагательное egregium в значении «отличный, знаменитый», во второй же значение слова egregium было подано как georgii. Эта единственная форма послужила основанием некоторым исследователям считать, что настоящее имя Скорины было Георгий. И только в 1995 году белорусский историк и книговед Георгий Голенченко нашёл оригинальный текст привилея Сигизмунда, в котором известный фрагмент «с Георгием» был изложен следующим образом: «… egregium Francisci Scorina de Poloczko artium et medicine doctoris». Ошибка переписчика вызвала споры вокруг имени первопечатника, которые велись в течение более чем 100 лет[4][5][6][7].

Первоначальное образование получил в Полоцке. Латинский язык изучал в школе монахов-бернардинцев, которая работала при монастыре[8].

Предположительно, в 1504 году становится студентом Краковской академии (университета), но точная дата поступления в университет неизвестна. В 1506 году Скорина заканчивает факультет вольных искусств со степенью бакалавра, позже получает звание лиценциата медицины и степень доктора вольных искусств о чём свидетельствует четкая актовая запись: «Франциск из Полоцка, литвин»[9].

После этого ещё пять лет Скорина учился в Кракове на факультете медицины, а степень доктора медицины защитил 9 ноября 1512 года, успешно сдав экзамены в Падуанском университете в Италии, где было достаточно специалистов, чтобы эту защиту подтвердить[10]. Вопреки распространённому мнению, Скорина в Падуанском университете не учился, а прибыл туда именно для сдачи экзамена на научную степень, о чём свидетельствует актовая запись университета, датированная 5 ноября 1512 года: «…прибыл некий весьма учёный бедный молодой человек, доктор искусств, родом из очень отдалённых стран, возможно, за четыре тысячи миль и более от этого славного города, для того, чтобы увеличить славу и блеск Падуи, а также процветающего собрания философов гимназии и святой нашей Коллегии. Он обратился к Коллегии с просьбой разрешить ему в качестве дара и особой милости подвергнуться милостью божьей испытаниям в области медицины при этой святой Коллегии. Если, Ваши превосходительства, позволите, то представлю его самого. Молодой человек и вышеупомянутый доктор носит имя господина Франциска, сына покойного Луки Скорины из Полоцка, русин…»[11] 6 ноября 1512 года Скорина прошёл пробные испытания, а 9 ноября блестяще сдал особый экзамен и получил знаки медицинского достоинства.

В 1512—1516 годах внебрачный сын (бастард) короля Сигизмунда І Старого литовский княжич Ян обучался в Италии, изучал право в Болонском университете, где, по-видимому, познакомился с Франциском Скориной. Существует мнение, что в середине 1520-х годов Франциск Скорина был его лекарем и секретарём.

В 1517 году Франциск Скорина основывает в Праге типографию и издаёт кириллическим шрифтом «Псалтырь», первую печатную белорусскую книгу. Всего на протяжении 1517—1519 годов переводит и издаёт 23 книги Библии. Меценатами Скорины были Богдан Онков, Якуб Бабич, а также князь, воевода трокский и великий гетман литовский Константин Острожский.

В 1520 году переезжает в Вильну — столицу Великого княжества Литовского, где основывает первую на территории государства типографию. В ней Скорина в 1522 году издаёт «Малую подорожную книжку», а в 1525 году «Апостол».

В 1525 году умирает один из спонсоров виленской типографии Юрий Одверник, после чего издательская деятельность Скорины останавливается. Он женится на вдове Одверника Маргарите (Маркгорете) (скончалась в 1529 году, оставив маленького ребёнка)[12]. Спустя несколько лет один за одним умирают другие меценаты Скорины — виленский бурмистр Якуб Бабич (в доме которого и была типография), затем Богдан Онков, а в 1530 году и воевода трокский Константин Острожский.

В 1525 году последний магистр Тевтонского ордена Альбрехт Бранденбургский провёл секуляризацию Ордена и провозгласил светское Прусское герцогство, вассальное по отношению к Королевству Польскому. Магистр был увлечён реформаторскими переменами, которые в первую очередь касались церкви и школы. Для книгоиздательского дела Альбрехт в 1529 или 1530 году пригласил в Кёнигсберг Франциска Скорину. Пишет сам герцог: «Не так давно приняли мы прибывшего в наше владение и Прусское княжество славного мужа Франциска Скорину из Полоцка, доктора медицины, почтеннейшего из ваших граждан как нашего подданного, дворянина и любимого нами верного слугу. Далее, поскольку дела, имущество, жена, дети, которых у вас оставил,— отсюда его зовут, то, отъезжая туда, покорнейше просил нас, чтобы письмом нашим поручили Вашей опеке…»[13].

В 1529 году умирает старший брат Франциска Скорины Иван, кредиторы которого выставили имущественные претензии самому Франциску (видимо, отсюда и спешный отъезд с рекомендательным письмом герцога Альбрехта). Скорина вернулся в Вильну, забрав с собой печатника и иудея-лекаря. Цель поступка неизвестна, но «кража» специалистов стала причиной обиды герцога Альбрехта, который 26 мая 1530 года в письме к воеводе виленскому Альбрехту Гаштольду потребовал возвращения людей.

5 февраля 1532 года кредиторы покойного Ивана Скорины, обратившись с жалобой к королю польскому и великому князю литовскому Сигизмунду I, добились ареста Франциска за долги брата под предлогом того, что Скорина будто бы скрывал унаследованное от покойного имущество и постоянно переезжал с места на место (хотя на самом деле наследником был сын Ивана Роман). Несколько месяцев Франциск Скорина просидел в познанской тюрьме, пока его племянник Роман не добился встречи с королём, которому объяснил дело. 24 мая 1532 года Сигизмунд I издаёт привилей об освобождении Франциска Скорины из тюрьмы. 17 июня познанский суд окончательно решил дело в пользу Скорины. А 21 и 25 ноября Сигизмунд, разобравшись с помощью епископа Яна в деле, издаёт два привилея, по которым Франциск Скорина не только признаётся невиновным и получает свободу, но и всевозможные льготы — защиту от любых судебных преследований (кроме как по королевскому предписанию), защиту от арестов и полную неприкосновенность имущества, освобождение от повинностей и городских служб, а также «от юрисдикции и власти всех и каждого в отдельности — воевод, каштелянов, старост и прочих сановников, врядников и всяких судей»[14].

В 1534 году Франциск Скорина предпринял поездку в Великое княжество Московское, откуда его изгнали как католика. Из польского документа от 1552 года короля польского и великого князя литовского Сигизмунда II Августа к Альберту Кричке, своему послу в Риме при папе Юлии III следует, что книги Скорины в Москве были сожжены за латинство[15].

Около 1535 года Скорина переехал в Прагу, где, скорее всего, работал врачом или, маловероятно, садовником при королевском дворе. Распространённая версия о том, что Скорина занимал должность королевского садовника по приглашению короля Фердинанда I и основал знаменитый сад на Градчанах, не имеет под собой серьёзных оснований. Чешские исследователи, а вслед за ними и иностранные историки архитектуры, придерживаются канонической теории, что «сад на Граде» был заложен в 1534 году приглашёнными итальянцами Джованни Спацио и Франческо Бонафорде[16][17]. Близость имён Франческо — Франциск породила версию о садовнической деятельности Скорины, тем более, что в переписке между Фердинандом I и Богемской палатой чётко отмечается: «мастер Франциск», «итальянский садовник», который получил расчет и уехал из Праги около 1539 года[18]. Однако в грамоте 1552 года Фердинанда I сыну тогда уже покойного Франциска Скорины Симеону есть фраза «наш садовник»[19]. Чем на самом деле Франциск Скорина занимался в Праге последние годы жизни — в точности неизвестно. Вероятнее всего, практиковал как врач.

Точная дата его смерти не установлена, большинство учёных предполагают, что Скорина скончался около 1551 года, поскольку в 1552 году его сын Симеон Рус (врач, как и его отец Франциск) приезжал в Прагу за наследством.

Видео по теме

Книги

«Библия руска» Скорины

Язык, на котором Франциск Скорина печатал свои книги, был основан на церковнославянском языке, но с большим количеством белорусских слов, и поэтому был больше всего понятен жителям Великого княжества Литовского. Долгое время среди белорусских лингвистов велись дискуссии о том, на какой язык перевёл книги Скорина: на белорусскую редакцию (извод) церковнославянского языка или на церковный стиль старобелорусского языка. В настоящее время белорусские лингвисты сходятся во мнении, что язык переводов Библии Франциска Скорины — это белорусская редакция (извод) церковнославянского языка[20]. Язык Библии Скорины весьма схож с языком рукописного сборника «Десятоглав» Матвея Ивановича Десятого. Кроме того, в работах Скорины замечено влияние чешского и польского языков.

Библия Скорины нарушала те правила, которые существовали при переписывании церковных книг: содержала тексты от издателя и даже гравюры с его изображением. Это единственный подобный случай за всю историю издания Библий в Восточной Европе. Из-за запрета на самостоятельный перевод Библии католическая и православная церковь не признавала книги Скорины .Основное содержание этого образа «Луна Солнечная» — получение знаний, физическое и духовное лечение человека. Рядом с гербом находится знак «весы», который образовывается буквой «Т», что означает «микрокосм, человек», и треугольником «дельта» (Δ), который символизирует ученого и вход в Царство знаний[21].

Шрифты и гравированные заставки из виленской типографии Скорины использовались книгоиздателями ещё сто лет.

Взгляды

Взгляды Франциска Скорины свидетельствуют о нём как о просветителе, патриоте, гуманисте. В текстах Библии просветитель Скорина предстает человеком, который содействует расширению письменности, знаний. Об этом свидетельствуют его призыв к чтению: «И всякому человеку потребна чести, понеже ест зерцало жития нашего, лекарство душевное, потеха всем смутным, они же суть в бедах и в немощах положены, надежа истинная…». Франциск Скорина — начинатель нового понимания патриотизма: как любви и уважения к своему Отечеству. С патриотических позиций воспринимаются следующие его слова: «Понеже от прирожения звери, ходящия в пустыни, знають ямы своя, птици, летающие по возъдуху, ведають гнезда своя; рибы, плывающие по морю и в реках, чують виры своя; пчелы и тым подобная боронять ульев своих, — тако ж и люди, и где зродилися и ускормлены суть по бозе, к тому месту великую ласку имають».

Гуманист Скорина оставил свой моральный завет в следующих строчках, которые содержат мудрость человеческой жизни и взаимоотношений людей: «Закон прироженый в том наболей соблюдаем бывает: то чинити иным всем, что самому любо ест от иных всех, итого не чинити иным, чего сам не хощеши от иных имети… Сей закон прироженый ест в серци единого кажного человека».

Предисловия и послесловия в Библии Франциска Скорины, где он раскрывает глубокий смысл библейских представлений, пропитаны заботой о разумном упорядочении общества, воспитания человека, установления достойной жизни на земле.

Вероисповедание

Какой конфессии придерживался Франциск Скорина, в точности неизвестно. Никаких прямых доказательств на этот счет нет, не сохранились и свидетельства самого Скорины. Единственным прямым указанием является высказывание униатского архимандрита Антония Селявы, автора полемической книги Anteleuchus (Вильня, 1622), который, обращаясь к православным, писал о начале Реформации на белорусских землях: «Перед унией (Брестской церковной унией 1596 года) был Скорина, еретик-гусит, который для вас печатал в Праге книги по-руски».[22]

Католицизм

Скорина мог быть католиком, так как среди книг, издаваемых им в пражский период (1517—1519), были те, которые входят в православный[23] и католический библейский канон («Притчи про мудрого царя Соломона» (1517), «Песнь песней» (1518)). Язык пражских изданий близок к западнорусскому литературному языку (современники называли его «руским», отсюда и «Библия руска»).

В Великом княжестве Московском книги Скорины были сожжены как еретические и написанные на территории, подвластной римской церкви, а сам Скорина изгнан именно как католик.[24] Издательскую деятельность Скорины критиковал православный князь Андрей Курбский, причем уже после своей эмиграции из Москвы.[25]

Существует также ещё один любопытный документ — рекомендательное письмо римского кардинала Иосафа полоцкому архиепископу о неком Иоанне Хризансоме Скорине, написанное в Риме. В нём сообщается, что светлейший и почтеннейший брат Иоанн Хризансом Скорина, который должен вручить послание его преосвященству полоцкому архиепископу, обучен в «этом городском коллегиуме», возведен в сан священника и «возвращается» в диоцезию.[26] Возможно, этот Иоанн Хризансом Скорина был полочанин и приходился родственником Франциску Скорине. Можно предположить, что клан Скоринов все-таки был католическим. И тогда вполне логичным выглядит и то, что первопечатник Скорина носил католическое имя Франциск. Стоит, однако, отметить, что, хотя при первоначальной публикации документ был отнесен к 1558 году, позднее исследователь Г. Галенченко установил, что дата была отсчитана с ошибкой и документ следует относить к XVIII веку. С этим согласуются и упоминаемые в документе реалии, в частности существование католической полоцкой епархии.[27]

Православие

Скорина мог быть православным. Факты и аргументы в пользу православного вероисповедания Скорины так же многочисленны и так же косвенны. Во-первых, есть сведения, что в Полоцке до 1498 года, когда был основан бернардинский монастырь, попросту не было католической миссии[28], поэтому детское крещение Скорины вряд ли прошло по католическому обряду.

Книги виленского периода (1522—1525) печатались на старобелорусском варианте церковнославянского языка (для современников Скорины и ещё столетия спустя это был «словенский» язык — см. «Ґрамма́тіки Славе́нския пра́вилное Cv́нтаґма»). Именно этим можно объяснить их соответствие православным канонам. В своих публикациях переводчик-библеист Скорина поделил «Псалтирь» на 20 кафизм согласно православной традиции, чего нет в западном христианстве. В «Святцах» из «Малой подорожной книжки», где Скорина придерживается православного календаря, он привёл дни памяти православных святых — восточнославянских Бориса, Глеба, Феодосия и Антония Печерских, некоторых южнославянских (Савва Сербский). Однако там нет католических святых, в том числе и ожидаемого святого Франциска. Некоторые имена святых поданы в народной адаптации: «Ларионъ», «Олена», «Надежа».[29] Наиболее основательно такие материалы представлены Михаилом Уляхиным, который подчеркивал отсутствие среди называемых просветителем святых представителей Западной церкви; введение в текст перевода «Псалтири» 151 псалма, что соответствует православному канону; отсутствие в «Символе веры» filioque, признаваемого католиками и протестантами; следование Иерусалимскому (и Студийскому) уставам, которые использовались православием; наконец, прямые констатации: «Утверди, Боже, святую православную веру православных христиан во век века» и т. п. в молитвенных оборотах, помещённых в «Малой подорожной книжке».[29][30] Следует помнить, с другой стороны, что именно для православных богослужений издавал книги и Швайпольт Фиоль, сам бывший бесспорно католиком; поэтому аргумент «от аудитории» не абсолютен.

Доказательством в пользу «православной» версии может служить и то, что акт вручения insignia in facultate medicine — свидетельства (или диплома) медицинского достоинства — подписывался не в церкви Падуи. Согласно исследованию Владимира Агиевича, в европейских католических университетах католикам знаки достоинства вручались в церкви, а иным, некатоликам in E[pisco]pali palatio in loco solito — в определённых уставом университета местах.[29] Вот и Скорине диплом вручали «в установленном месте епископского дворца»[31], а не в церкви, что указывает на непричастность его к католической конфессии.

Протестантизм

Существует также теория, что Франциск Скорина был связан с гусизмом — протореформационным движением. Реформаторы XVI века считали Скорину своим соратником. На него ссылались в своих работах Симон Будный и Василий Тяпинский. В документах XVII—XVIII столетия Скорина упоминается как протестант. Интересным фактом является и то, что экземпляр скориновской «Малой подорожной книжки» из собрания Британской Библиотеки (Лондон) носит на себе экслибрис Пауля Сператуса (1484—1551), соратника Мартина Лютера: в 1524 году Пауль Сператус прибыл в Пруссию по рекомендации Лютера и стал там главным деятелем реформации, а с 1530 года стал лютеранским епископом Помезании. Как полагают, Скорина вручил епископу Сператусу этот экземпляр при посещении Кёнигсберга в 1530 году[22] Характерно и то, что прусский герцог-реформатор Альбрехт пригласил в Кёнигсберг именно Франциска Скорину, хотя мог бы найти специалистов в книгопечатании и медицине среди единоверцев и соотечественников.

Словенский лингвист Копитар в изданном в Словакии в 1839 году на латыни труде, ссылаясь на работы современных ему исследователей лютеранства, предположил не только встречу Скорины с Мартином Лютером в Виттенберге за ужином в доме Филиппа Меланхтона, но и некие козни, которые строил Скорина против Лютера. И одновременно усомнился в этой теории: «Уже если бы кто-нибудь [внимательно] рассмотрел то, что в 1517—19 г. в богемской Праге доктор медицины университета Франциск Скорина издал со вкусом Библию русскую и вслед за этим в 1525 г. в Вильно другие многочисленные церковные [ecclesiastica] литовско-русские книги, то не родилось бы у него полностью естественное предположение, что то подозрение относилось к этому доктору Скорине, грекокатолику, который переводя с Вульгаты, был противником Лютера, переводившего с оригинала. И по этой самой причине он [Скорина] более всего мог быть неприятен этому реформатору, протестанту [hieromonacho], к тому же женатому».[32]

Память

  • В 1921 году в Радошковичах открылась гимназия имени Франциска Скорины — одна из пяти белорусских гимназий, что действовали на территории «крэсов всходних»[источник не указан 307 дней].
  • В разное время имя Франциска Скорины носило пять улиц Минска: в 1926—1933 годах — Козьмодемьянская улица; в 1967—1989 — улица Олешева, в 1989—1997 — Академическая улица, в 1991—2005 — проспект Независимости, с 2005 года имя Скорины носит бывший Староборисовский тракт. Также имя Скорины носит переулок (1-й переулок Скорины). Во Львове, Барановичах, Пинске, Берёзе, Бресте также в настоящее время существуют улицы, названные его именем.
  • Имя Франциска Скорины носят также центральный проспект и улица в Полоцке.
  • Имя Франциска Скорины носит улица в агрогородке Колодищи, городском посёлке Вороново.
  • Именем Ф. Скорины названа малая планета № 3283, открытая советским астрономом Николаем Черных[33].
  • Я, Франциск Скорина… — кинофильм, посвященный Франциску Скорине, роль которого исполнил Олег Янковский.
  • Памятники Ф. Скорине установлены в Полоцке, Минске, Лиде, Калининграде, Праге.
  • В СССР в 1990 году к 500-летию со дня рождения Скорины была выпущена юбилейная монета достоинством 1 рубль с его портретом.
  • Именем Франциска Скорины назван Гомельский государственный университет.
  • Имя Ф. Скорины носит Гимназия № 1 г. Минска.

Галерея

Факсимильное воспроизведение книжного наследия Франциска Скорины

В 1990—1991 гг. издательством «Белорусская энциклопедия» было выпущено трехтомное факсимильное издание «Библия», которое включало воспроизведение пражских изданий Ф.Скорины. В 2002 г. в городе Падерборн вышло репринтное издание «Апостола» Ф.Скорины, которое вышло в рамках реализации в Германии комплексной программы Biblia Slavica. В 2012 г. Национальной библиотекой Беларуси был разработан проект полного факсимильного издания книжного наследия Ф.Скорины (руководитель Р. Мотульский, ответственный редактор А.Суша). Проект получил финансовую поддержку банка БелВЭБ, в результате чего в 2013—2017 гг. вышло первое полное факсимильное издание книг Ф. Скорины, которое было предназначено для бесплатной передачи в библиотеки, музеи, научные и учебные учреждения Беларуси и зарубежных стран. Издание, основанное на использовании наилучшим образом сохранившихся экземпляров из собраний Беларуси, Дании, Германии, России, Украины и других стран, передает все особенности оригиналов. Публикация сопровождается научными комментариями (авторы А.Суша и Г.Киреева) и публикацией оригинальных текстов Ф.Скорины в переводе на современные белорусский, русский и английский языки.

Примечания

  1. ↑ 1 2 Немецкая национальная библиотека, Берлинская государственная библиотека, Баварская государственная библиотека и др. Record #118892193 // Общий нормативный контроль (GND) — 2012—2016.
  2. ↑ Тарасаў, К.І. Глосы да часоў Жыгімонта Старога / Кастусь Тарасаў // Памяць пра легенды : постаці беларускай мінуўшчыны / Кастусь Тарасаў. Выд. 2-е, дапоўненае. Мінск, «Полымя», 1994. С. 105. ISBN 5-345-00706-3
  3. ↑ Галечанка Г. Скарына // Вялікае Княства Літоўскае. Энцыклапедыя у 3 т. — Мн.: БелЭн, 2005. — Т. 2: Кадэцкі корпус — Яцкевіч. — С. 575-582. — 788 с. — ISBN 985-11-0378-0.
  4. ↑ Галенчанка Г. Праблемныя дакументы Скарыніяны ў кантэксце рэальнай крытыкі / Г. Галенчанка // 480 год беларускага кнігадрукавання : матэрыялы Трэціх Скарынаўскіх чытанняў / гал. рэд. А. Мальдзіс і інш. — Мн. : Беларуская навука, 1998. — С. 9-20.
  5. ↑ Н. Ю. Бярозкіна, кандыдат гістарычных навук (Цэнтральная навуковая бібліятэка імя Я.Коласа АН Беларусі). «Са слаўнага Полацка родам». Да 480 годдзя выдання першай беларускай кнігі Францыскам Скарынам.
  6. ↑ Адам Мальдзіс. З рэдактарскага блакнота // Кантакты і дыялогі, № 9 2000
  7. ↑ Генадзь Сагановіч. Вітаўт Тумаш як гісторык
  8. ↑ Археологи нашли в Полоцке остатки школы, где учился Франциск Скорина
  9. ↑ № 3. АКТОВАЯ ЗАПИСЬ КРАКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА О ПРИСВОЕНИИ Ф. СКОРИНЕ СТЕПЕНИ БАКАЛАВРА
  10. ↑ https://web.archive.org/web/20060909181030/http://starbel.narod.ru/skar_zhycc.rar Актовая запись Падуанского университета об особом экзамене Ф. Скорины на степень доктора медицинских наук, 9 ноября 1512 года // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  11. ↑ https://web.archive.org/web/20060909181030/http://starbel.narod.ru/skar_zhycc.rar Актовая запись Падуанского университета о допущении Ф. Скорины к испытанию на степень доктора медицинских наук, 6 ноября 1512 года // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  12. ↑ Виктор Корбут. Франциск и Маргарита // Беларусь сегодня. — Мн., 2014. — № 233(24614).
  13. ↑ https://web.archive.org/web/20060909181030/http://starbel.narod.ru/skar_zhycc.rar Письмо герцога Альбрехта виленскому магистрату в защиту Скорины, 18 мая 1530 года // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  14. ↑ https://web.archive.org/web/20060909181030/http://starbel.narod.ru/skar_zhycc.rar Вторая привилегированная грамота короля Польши и великого князя Литовского Сигизмунда I в защиту Ф. Скорины // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  15. ↑ См. письмо . Фрагмент из инструкции короля Польши и великого князя Литовского Сигизмунда II Августа своему послу Альберту Кричке при папе Юлии III о сожжении в Москве книг «Библии», изданных на русском языке, 1552 г. // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  16. ↑ Л. Алешина. Искусство Чехословакии // Всеобщая история искусств. Том 3.
  17. ↑ [Тарасаў, К.І. Глосы да часоў Жыгімонта Старога / Кастусь Тарасаў // Памяць пра легенды : постаці беларускай мінуўшчыны / Кастусь Тарасаў. Выд. 2-е, дапоўненае. Мінск, «Полымя», 1994. С. 106. ISBN 5-345-00706-3]
  18. ↑ Переписка Богемской палаты с королём Фердинандом I // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR:
  19. ↑ Доверительная грамота короля Фердинанда I, выданная сыну Ф. Скорины Симеону, 29 января 1552 г. // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR:
  20. ↑ Первопечатник Франциск Скорина.
  21. ↑ Паноў С. В. Францыск Скарына — усходнеславянскі і беларускі гуманіст і асветнік//Матэрыялы па гісторыі Беларусі. 8-е выданне, перапрацаванае. -Мн.: Аверсэв, 2005. С. 89-92. ISBN 985-478-881-4
  22. ↑ 1 2 Немировский Е. Л. Франциск Скорина. Мн.,1990.
  23. ↑ Православие. Том 1: Состав Библии. Библейская критика
  24. ↑ https://web.archive.org/web/20060909181030/http://starbel.narod.ru/skar_zhycc.rar Фрагмент из инструкции короля Польши и великого князя Литовского Сигизмунда II Августа своему послу Альберту Кричке при папе Юлии III о сожжении в Москве книг «Библии», изданных на русском языке, 1552 г. // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  25. ↑ Пичета В. И. Белоруссия и Литва XV—XVI вв. М.,1961.
  26. ↑ https://web.archive.org/web/20060909181030/http://starbel.narod.ru/skar_zhycc.rar Рекомендация римского кардинала Иосафа полоцкому архиепископу на Иоанна Хризастома Скорину (25 апреля 1558 г., Рим) // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  27. ↑ Галенчанка Георгій (Мінск). Праблемныя дакументы Скарыніяны ў кантэксце рэальнай крытыкі. У: 480 год беларускага кнігадрукавання: Матэрыялы Трэціх Скарынаўскіх чытанняў / Гал. рэд. А. Мальдзіс і інш. — Мн.: Беларуская навука, 1998. (Беларусіка=Albaruthenica; Кн. 9).
  28. ↑ http://www.hramvsr.by/hoteev-reformation.php Хотеев А. (свящ.) Реформация в Беларуси XVI в. и неохаризматические чаяния
  29. ↑ 1 2 3 http://presidium.bas-net.by/S/SR.htm Агиевич Вл. Вл. Skoryna incognitus… seu incomprehensus. Институт философии и права Национальной Академии наук Беларуси. Минск, 1994—1999
  30. ↑ Уляхин М. Полная биография Георгия (Доктора медицинских и свободных наук Франциска) Скорины. — Полоцк: Наследие Ф.Скорины, 1994. — С.9 −10.
  31. ↑ https://archive.is/20120724015525/starbel.narod.ru/skar_zhycc.rar Актовая запись Падуанского университета об особом экзамене Ф. Скорины на степень доктора медицинских наук, 9 ноября 1512 г. // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  32. ↑ https://archive.is/20120724015525/starbel.narod.ru/skar_zhycc.rar Фрагмент рассуждений Варфоломея Копитара о встрече Ф. Скорины в Виттенберге с М. Лютером и Ф. Меланхтоном. (Лат., Словакия, 1839 г.) // Сборник документов о жизни и деятельности Ф. Скорины || По изд.: Франциск Скорина и его время. Энциклопедический справочник. Мн., 1990. С. 584—603. — Эл. версия: 2002. HTML, архив RAR: 55 kb.
  33. ↑ Dictionary of Minor Planet Names

Литература

  • Агіевіч У. У. Сімволіка гравюры Скарыны. — Мн., 1999. (белор.)
  • Алексютовіч М. А. Скарына, яго дзейнасць і светапогляд. — Мн., 1958. (белор.)
  • Анічэнка У. В. Слоўнік мовы Скарыны. — Т. 1—3. — Мн., 1977—1994. (белор.)
  • Беларусіка = Albaruthenica. — Кн. 9.: 480 год беларускага кнігадрукавання: Матэрыялы 3-х Скарынаўскіх чытанняў. — Мн., 1998. (белор.)
  • Булыка А. М., Жураўскі А. І., Свяжынскі У. М. Мова выданняў Францыска Скарыны. — Мн., 1990. (белор.)
  • Владимиров П. В. Доктор Франциск Скорина: Его переводы, печатные издания и язык. — СПб., 1888.
  • Галенчанка Г. Я. Францыск Скарына — беларускі і ўсходнеславянскі першадрукар. — Мн., 1993. (белор.)
  • Галечанка Г. Я. Францыск Скарына: у паўціне версій, стэрэатыпаў і міфаў // Российские и славянские исследования : Журнал. — 2007. — Вып. 2. (белор.)
  • Галенчанка, Г. Я. Францыск Скарына: Спадчына і пераемнікі. Анатаваны бібліяграфічны паказальнік. Мінск: Красіка-Прынт, 2002. 175с. (белор.)
  • Гравюры Францыска Скарыны. — Мн., 1990. (белор.)
  • Гячяускас Э. Франциск Скорина — секретарь вильнюсского епископа Иоанна из князей литовских // Федоровские чтения. 1982.- М., 1987. — С. 60—67.
  • Дварчанін І. Францішак Скарына як культурны дзеяч і гуманіст на беларускай ніве / пер. з чэш. мовы. — Мн., 1991. (белор.)
  • Запісы Беларускага інстытута навукі й мастацтва. — Кн. 21. — New York, 1994. (белор.)
  • Каўка А. Тут мой народ: Францішак Скарына і беларуская літаратура XVI — пач. XX стст. — Мн., 1989. (белор.)
  • Кавко А.К. Книжные традиции Скорины / А.К. Кавко // Прометей 16.- Москва: Молодая гвардия, 1990.- с. 111- 125
  • Конан У. М. Боская і людская мудрасць: (Францішак Скарына: жыццё, творчасць, светапогляд). — Мн., 1990. (белор.)
  • Лабынцаў Ю. Пачатае Скарынам: Беларуская друкаваная літаратура эпохі Рэнесансу. — Мн., 1990. (белор.)
  • Лабынцаў Ю. Скарынаўскі каляндар: (Да 500—годдзя з дня нараджэння Ф.Скарыны). — 2 выд. — Мн., 1990. (белор.)
  • Лойко О. А. Скорина / Авториз. пер. с белорус. Г. Бубнова.. — М.: Молодая гвардия, 1989. — 352, [48] с. — (Жизнь замечательных людей. Серия биографий. Вып. 2 (693)). — 150 000 экз. — ISBN 5-235-00675-5. (в пер.)
  • Мальдзіс А. Францыск Скарына як прыхільнік збліжэння і ўзаемаразумення людзей і народаў. — Мн., 1988. (белор.)
  • Мова выданняў Францыска Скарыны / А. М. Булыка, А.І. Жураўскі, У. М. Свяжынскі. — Мн.: Наука і тэхніка, 1990. (белор.)
  • Немировский Е. Л. Франциск Скорина: Жизнь и деятельность белорусского просветителя. Минск: Мастацкая літаратура, 1990. 597 с.
  • Подокшин С. А. Франциск Скорина. — М.: Мысль, 1981. — 216 с. — (Мыслители прошлого). — 80 000 экз. (обл.)
  • Падокшын С. А. Філасофская думка эпохі Адраджэння ў Беларусі: Ад Францыска Скарыны да Сімяона Полацкага. — Мн., 1990. (белор.)
  • Пічэта У. Scoriniana. 1776—1926//400-лецце беларускага друку. Мінск: Інстытут беларускай культуры, 1926. С. 284—327. (белор.)
  • Пляхімовіч І. Каб жыць не менш за 500 год // Універсітэт; [сайт]. [2017]. URL: http://www.gazeta.bsu.by/2017/08/kab-zhyc-ne-mensh-za-500-god-yaki-sens-dlya-belarusau-mae-spadchyna-skaryny/ (белор.)
  • Скарына і яго эпоха. Рэд. В. A. Чамярыцкі. Мінск: Навука і тэхніка, 1990. 482 с. (белор.)
  • Скарына Францыск // Асветнікі зямлі Беларускай: Энцыклапедычны даведнік / Пад рэд. У. М. Жука. — Мн.: БелЭн, 2001. — 496 с. (белор.)
  • Скарына Францыск // Мысліцелі і асветнікі Беларусі, X—XIX стст. : Энцыклапедычны даведнік. — Мн.: БелЭн, 1995. — 671 с. (белор.)
  • Спадчына Скарыны: 3борнік матэрыялаў першых Скарынаўскіх чытанняў (1986). — Мн., 1989. (белор.)
  • Сусветная спадчына Францыска Скарыны / складальнік А.Суша. — Мінск: Беларуская Энцыклапедыя, 2017.
  • Суша, А. А. Франциск Скорина — человек мира. — Минск: Беларуская Энцыклапедыя, 2016. — 303 с. (Вышла при поддержке Постоянного комитета Союзного государства Беларуси и России).
  • Тумаш В. Пяць стагодзьдзяў Скарыніяны, XVI—XX: [Бібліягр.]. — Нью Ёрк, 1989. (белор.)
  • Флароўскі А. В. Skoriniana // 450 год беларускага кнігадрукавання. Мінск: Навука і тэхніка, 1968. С. 389—433 (белор.)
  • Францыск Скарына: Жыццё і дзейнасць: Паказальнік літаратуры. Дадаткі за 1530—1988 гг., 1989—1993 гг. — Мн., 1995. (белор.)
  • Францыск Скарына: 3борнік дакументаў і матэрыялаў. — Мн., 1988. (белор.)
  • Францыск Скарына і яго час: Энцыклапедычны даведнік. — Мн., 1988. (белор.)
  • Францыск Скарына. Творы: Прадмовы, сказанні, пасляслоўі, акафісты, пасхалія / Падрыхтоўка тэкста А. Ф. Коршунава, рэд. В. А. Чамярыцкі. Мінск: Навука і тэхніка, 1990. 207 с. (белор.)
  • Чамярыцкі В. А. Беларускі тытан эпохі Адраджэння. — М., 1990. (белор.)
  • Чатырохсотлецце беларускага друку, 1525—1925. — Мн., 1926. (белор.)
  • 450 год беларускага кнігадрукавання. — Мн., 1968. (белор.)
  • Яскевіч А. А. Творы Ф. Скарыны: Жанравая структура. Філасоўскія погляды. Мастацтва слова. — Мн., 1995. (белор.)

Ссылки

wikipedia.green