Волков, Соломон Моисеевич. Книги соломон волков


Соломон Волков - биография, список книг

Соломон Моисеевич Волков (род. 17 апреля 1944)— музыковед, музыкальный журналист, писатель.Окончил Ленинградскую консерваторию и в 1976 г. эмигрировал в США.В 1979 г. опубликовал в переводе на английский книгу «Свидетельство» (англ. Testimony: The Memoirs of Dmitri Shostakovich as Related to and Edited by Solomon Volkov), утверждая, что она представляет собой рассказы Дмитрия Шостаковича о своей жизни и творчестве, записанные Волковым в ходе встреч с Шостаковичем в Ленинграде в 1971—1974 гг. В этой книге Шостакович довольно резко высказывается о некоторых своих коллегах и выражает весьма отрицательное отношение к советской власти.

После выхода книги из СССР последовал ряд протестов, обвинявших Волкова в фальсификации. С протестами, в частности, выступили сын Шостаковича Максим и жена Ирина, а также подписавшие коллективное письмо композиторы Вениамин Баснер, Моисей Вайнберг, Кара Караев, Юрий Левитин, Борис Тищенко и Карен Хачатурян. В этих протестах особо подчёркивалось, что Шостакович был вполне лоялен к советскому режиму. В то же время ряд музыкантов, находившихся к этому времени в эмиграции — в частности, Мстислав Ростропович и Владимир Ашкенази — высказались в поддержку книги, подготовленной Волковым. Позднее, эмигрировав из СССР, изменил тональность своих отзывов о книге и Максим Шостакович, признавший точность вырисовывающегося в «Свидетельстве» облика композитора; в некоторых случаях Шостакович-сын так или иначе участвовал в переизданиях книги, подготовленной Волковым (в частности, инициаторы перевода книги на чешский язык рассказывают, что он написал для неё послесловие и принял участие в презентации в Праге). В то же время ни один из композиторов, подписавших письмо против книги Волкова, не заявил о вынужденности этого шага или об изменении своих взглядов на проблему даже после распада СССР, а Борис Тищенко, некогда познакомивший Волкова с Шостаковичем, подтвердил свою прежнюю позицию относительно сфабрикованности книги в 1992 г.

Для доказательства подлинности бесед Волковым были предоставленны некоторые страницы, подписанные Шостаковичем. Однако, как установила Лорел Фэй подписанные страницы оказались копиями газетных статей и рецензий Шостаковича, опубликованных за десятки лет до предполагаемых бесед, однако Волковым они были представлены как текст, надиктованный ему Шостаковичем. Сторонники Волкова объясняют эти совпадения превосходной памятью Шостаковича.

Резюмируя современную репутацию «Свидетельства», литературовед Алла Латынина приходит в 2005 г. к выводу о том, что книга Волкова в большинстве случаев достоверна по своему содержанию (Шостакович действительно думал и говорил примерно это), но подлинность её остаётся недоказанной.В 2004 г. судьбе Шостаковича и его взаимоотношениям с советской властью была посвящена новая книга Волкова «Шостакович и Сталин: художник и царь», вышедшая одновременно в России и в США, предисловие к которой написали Владимир Спиваков и М. Д. Шостакович.

Профессиональные музыковеды сходятся во мнении, что книга Волкова о Шостаковиче не является достоверным источником. Вышедший в 2004 году сборник под редакцией Малколма Брауна содержал статьи ведущих специалистов по Шостаковичу, критикующих книгу Волкова. В числе авторов сборника выступили Лорел Фэй, Левон Акопян, Алла Богданова, Девид Фэннинг, и другие. Джонатан Кондер из университета Питт Джонстауна в рецензии на сборник отмечает, что статья Лорел Фэй «Volkov’s Testimony Reconsidered» не оставляет камня на камне от книги Волкова и что любой беспристрастный читатель должен увидеть, что книга Волкова сомнительна. Левон Акопян, крупный российский специалист по Шостаковичу, в книге «Шостакович. Опыт феноменологии творчества» отмечает, что «скомпилированная и, возможно, отчасти сфальсифицированная» книга Волкова — «довольно тривиальный документ, где фигура Шостаковича адаптирована к посредственному профессиональному и интеллектуальному уровню его собеседника». Ведущий западный музыковед Ричард Тарускин отмечает, что учёные быстро пришли к выводу, что «Свидетельства» представляют собой подделку.

Успех книги о Шостаковиче вдохновил Волкова на дальнейшие записи своих бесед с великими собеседниками. Так появились книги разговоров Волкова с балетмейстером Джорджем Баланчиным, скрипачом Натаном Мильштейном (англ. From Russia to the West: The Musical Memoirs and Reminiscences of Nathan Milstein; 1991) и поэтом Иосифом Бродским.

Волков также написал «Историю культуры Санкт-Петербурга» (англ. St. Petersburg: A Cultural History; 1997), изданную в 2005 г. и в России. В 2008 г. одновременно по-русски и по-английски вышла книга Волкова «История русской культуры XX века. От Льва Толстого до Александра Солженицына» (англ. The Magical Chorus. A History of Russian Culture From Tolstoy to Solzhenitsyn).

(материалы сайта Википедия).

 

Произведения можно отнести к таким жанрам:

Поделитесь своими впечатлениями с нашими читателями

velib.com

Соломон Волков - биография, список книг, отзывы читателей

Как-то так получилось, что на биографию и творчество Шостаковича в колледже и консерватории уделялось немного времени, в музыкальные программы он входил, произведения исполнялись, разбирались, а вот что же это за личность была такая? И вот с недавнего времени у меня начал вырисовываться его образ ярче. А эта книга добавила немало красок в портрет.

Начну с автора и его стиля. Соломон Волков, музыковед и журналист, советский и американский, в своё время успел посотрудничать с Шостаковичем и издать о нём книгу "Свидетельство", которая получила не то, чтобы неоднозначные, а очень резкие отзывы - фальсификация, враньё и прочее. История эта тёмная, до сих пор не всё ясно с этой книгой, я же её не читала. Другие же его книги получили отзывы весьма хвалебные, в том числе "Диалоги с Бродским" (планирую) и эта "Шостакович и Сталин", которую одобрили и родственники и критики. И я одобряю.

Написано очень живо, динамично, как журналист, Волков знает своё дело. Периодически он прыгает по датам, но это вполне терпимо, проскакивают англицизмы, но как проживающему в Америке ему это простительно. Он ярко и чувственно описывает музыкальные произведения, с интересной точки зрения рисует портреты людей того времени, не только Шостаковича и Сталина, но и других деятелей культуры и приближённых к власти. Ясным слогом погружает в реалии первой половины 20 века.

К Шостаковичу я очень прониклась. Автор не рисует его как лучшего человека, не старается выбелить его неоднозначные поступки, старается их понять и объяснить, но не оправдать. Интересно и со Сталиным - в книге, конечно, больше о его отношениях с культурой, тоже весьма неоднозначных, и Волков старательно и психологично роется в действиях вождя, также стараясь их не просто осудить и вынести приговор, а понять.

Сама книга меня погрузила в очень взвинченное состояние, стало очень неспокойно. Что за страшное время! Но проживая его вместе с талантливым композитором, его музыкой, становится ещё страшнее. Невозможное время для художника.

Образ Шостаковича - хрупкий мальчик (даже и в старости как мальчик), бледный, с высоким голосом, эмоциональный и падающий в обмороки, нервный, неприспособленный к быту, но стоит сесть за рояль или писать музыку и он титан, мастер своего дела. Этот дар, этот огонь творчества пожалуй и помог ему пройти через весь ужас Большого Террора. Он жил на грани, и в постоянном страхе, СТРАХЕ большими буквами. Не только он, все так жили. И не важно насколько ты близко к самому главному и всемогущему, никто никогда не знал как ляжет карта - сегодня ты любим и уважаем, завтра изгнан или мёртв. Шостакович всю жизнь был в состоянии ожидания чего-то жуткого, голод и бедность на грани нищеты были только частью, он был то обожжён любовью тирана, то погружён в ледяную прорубь негодования - то Сталинские премии, то увольнения и гонения. Как он смог сохранить здравый рассудок? Как хоть кто-то сохранял рассудок в эту эпоху, балансируя на грани катастрофы, постоянной угроза ареста, ссылки или расстрела?

Я их помню во власти и силепри дворе торжествующей лжи.Страхи всюду как тени скользили,проникали во все этажи.Это стало сегодня далёким.Даже странно и вспомнить теперь.Тайный страх перед чьим-то доносом,Тайный страх перед стуком в дверь.Е.Евтушенко.

В самом начале меня захватила история с выбором гимна Советского Союза (кстати того самого, что распевают теперь), а могло получиться так, что играла бы музыка Шостаковича - кстати говоря, мне его вариант понравился гораздо больше. Но выбрали Александрова (того самого, с оркестром). Шостакович всё думал, что его отправят на расстрел, но это ему не помешало заступиться за коллегу и накинуться на Александрова (он пытался скинуть неполадки в оркестровке на другого) при Сталине.

Шостакович был вынужден потакать советской власти, идти на компромиссы, уступки, он старался не предавать, его предавали не раз. От него отказывались друзья, и их сложно в этом винить, люди пропадали штабелями - родные, любимые, друзья и коллеги.

Знаменательна статья "Сумбур вместо музыки" - да-да, это о Шостаковиче, один из самых критичных моментов биографии. Его обвинили в самом страшном культурном грехе того времени - в "формализме"!!! В "Леди Макбет Мценского узеда" после долгого успеха, нашли и формализм и, о ужас, порнографию. Гадали кто написал статью, большинство склоняются - сам вождь, главный эстет страны, видно "из каждого абзаца торчат августейшие усы". Что ещё? Оперу "Нос", например, называли "ручной бомбой анархиста", а "Светлый ручей" - "Балетной фальшью".

Почти вся жизнь Шостаковича - это изматывающий поединок с тираном, бесконечные и непредсказуемые "кошки-мышки". Композитор пережил диктатора, каким-то чудом и невероятной ценой. А многие нет - Булгаков, Маяковский, Цветаева, Ахматова, Гумилёв, Мандельштам, Пастернак... дальше перечислять смысла нет, ведь это миллионы погибших, и не только деятелей культуры.

В книге много потрясающих до глубины историй, фактов. Мне невероятно понравились параллели с отношениями Николая I и Пушкина и сама концепция собирательного образа художника, в том числе Шостаковича, которая вбирает в себя: энергию и пыл Юродивого, изворотливость Самозванца и гениальный дар Летописца. Три ипостаси художника, противостоящего и народу, и власти.

Было много моментов в книге, когда не получалось удержать слёзы: - когда Шостакович кричал от отчаяния во весь голос, потому что нет ни денег, ни еды, ни свободы;- когда Серебрякова расстегнула кофту, демонстрируя следы тюремных истязаний;- когда артисты понимали, что громкие овации - это не радость, а смертный приговор;- когда закончился роковой для Булгакова телефонный разговор со Сталиным;- когда незадолго до самоубийства разрыдавшийся Маяковский осознаёт, что теперь он уже не поэт, а просто чиновник;- когда прах творческих гениев Бабеля и Мейерхольда ссыпали в общую могилу вместе с прахом кровавого жандарма Ежова;- когда были похороны Прокофьева, который умер со Сталиным в один день;- когда вечером перед исчезновением (скорее всего расстрелом) Жиляев с отеческой нежностью гладил Шостаковича по голове, повторяя : "Митя, Митя...".

Осталось только включить Восьмой квартет Шостаковича и слышать там не "память жертвам фашизма и войны" (как приписано в партитуре), а чувствовать там реквием композитора самому себе. Включить его симфонии - и ощущать этот музыкальный документ эпохи, летопись века и автобиографию в звуках.

#БК_2017 (Книга, которая довела вас до слез)

readly.ru

Соломон Волков | КулЛиб - Классная библиотека!

Биография

Соломон Моисеевич Волков (род. 1944, Ленинабад, Таджикская ССР) — музыковед, музыкальный журналист, писатель. Муж фотографа Марианны Волковой.

Окончил Ленинградскую консерваторию и в 1976 г. эмигрировал в США.

Волков и Шостакович

В 1979 г. опубликовал в переводе на английский книгу «Свидетельство» (англ. Testimony: The Memoirs of Dmitri Shostakovich as Related to and Edited by Solomon Volkov), утверждая, что она представляет собой рассказы Дмитрия Шостаковича о своей жизни и творчестве, записанные Волковым в ходе встреч с Шостаковичем в Ленинграде в 1971—1974 гг. В этой книге Шостакович довольно резко высказывается о некоторых своих коллегах и выражает весьма отрицательное отношение к советской власти.

После выхода книги из СССР последовал ряд протестов, обвинявших Волкова в фальсификации. С протестами, в частности, выступили сын Шостаковича Максим и жена Ирина, а также подписавшие коллективное письмо композиторы Вениамин Баснер, Моисей Вайнберг, Кара Караев, Юрий Левитин, Борис Тищенко и Карен Хачатурян.

В этих протестах особо подчёркивалось, что Шостакович был вполне лоялен к советскому режиму. В то же время ряд музыкантов, находившихся к этому времени в эмиграции — в частности, Мстислав Ростропович и Владимир Ашкенази — высказались в поддержку книги, подготовленной Волковым. Позднее, эмигрировав из СССР, изменил тональность своих отзывов о книге и Максим Шостакович, признавший точность вырисовывающегося в «Свидетельстве» облика композитора; в некоторых случаях Шостакович-сын так или иначе участвовал в переизданиях книги, подготовленной Волковым (в частности, инициаторы перевода книги на чешский язык рассказывают, что он написал для неё послесловие и принял участие в презентации в Праге). В то же время ни один из композиторов, подписавших письмо против книги Волкова, не заявил о вынужденности этого шага или об изменении своих взглядов на проблему даже после распада СССР, а Борис Тищенко, некогда познакомивший Волкова с Шостаковичем, подтвердил свою прежнюю позицию относительно сфабрикованности книги в 1992 г.

Для доказательства подлинности бесед Волковым были предоставленны некоторые страницы, подписанные Шостаковичем. Однако, как установила Лорел Фэй подписанные страницы оказались копиями газетных статей и рецензий Шостаковича, опубликованных за десятки лет до предполагаемых бесед, однако Волковым они были представлены как текст, надиктованный ему Шостаковичем. Сторонники Волкова объясняют эти совпадения превосходной памятью Шостаковича.

Резюмируя современную репутацию «Свидетельства», литературовед Алла Латынина приходит в 2005 г. к выводу о том, что книга Волкова в большинстве случаев достоверна по своему содержанию (Шостакович действительно думал и говорил примерно это), но подлинность её остаётся недоказанной.

В 2004 г. судьбе Шостаковича и его взаимоотношениям с советской властью была посвящена новая книга Волкова «Шостакович и Сталин: художник и царь», вышедшая одновременно в России и в США, предисловие к которой написали Владимир Спиваков и М. Д. Шостакович.

Профессиональные музыковеды сходятся во мнении, что книга Волкова о Шостаковиче не является достоверным источником. Вышедший в 2004 году сборник под редакцией Малколма Брауна содержал статьи ведущих специалистов по Шостаковичу, критикующих книгу Волкова. В числе авторов сборника выступили Лорел Фэй, Левон Акопян, Алла Богданова, Девид Фэннинг, и другие. Джонатан Кондер из университета Питт Джонстауна в рецензии на сборник отмечает, что статья Лорел Фэй «Volkov’s Testimony Reconsidered» не оставляет камня на камне от книги Волкова и что любой беспристрастный читатель должен увидеть, что книга Волкова сомнительна. Левон Акопян, крупный российский специалист по Шостаковичу, в книге «Шостакович. Опыт феноменологии творчества» отмечает, что «скомпилированная и, возможно, отчасти сфальсифицированная» книга Волкова — «довольно тривиальный документ, где фигура Шостаковича адаптирована к посредственному профессиональному и интеллектуальному уровню его собеседника». Ведущий западный музыковед Ричард Тарускин отмечает, что учёные быстро пришли к выводу, что «Свидетельства» представляют собой подделку.Библиография

Успех книги о Шостаковиче вдохновил Волкова на дальнейшие записи своих бесед с великими собеседниками. Так появились книги разговоров Волкова с балетмейстером Джорджем Баланчиным, скрипачом Натаном Мильштейном (англ. From Russia to the West: The Musical Memoirs and Reminiscences of Nathan Milstein; 1991) и поэтом Иосифом Бродским.

Волков также написал «Историю культуры Санкт-Петербурга» (англ. St. Petersburg: A Cultural History; 1997), изданную в 2005 г. и в России. В 2008 г. одновременно по-русски и по-английски вышла книга Волкова «История русской культуры XX века. От Льва Толстого до Александра Солженицына» (англ. The Magical Chorus. A History of Russian Culture From Tolstoy to Solzhenitsyn).материалы сайта Википедия

Соломон Волков- Диалоги с Иосифом Бродским Соломон Волков -История русской культуры ХХ века. От Льва Толстого до Александра Солженицына. Соломон Волков- История культуры Санкт-Петербурга Соломон Волков- Шостакович и Сталин: художник и царь Соломон Волков-Страсти по Чайковскому. Разговоры с Джорджем Баланчиным Соломон Волков- Свидетельство.

Воспоминания Дмитрия Шостаковича, записанные и отредактированные Соломоном Волковым Соломон Волков-История русской культуры в царствование Романовых. 1613-1917Экранизации

1 Khachaturian (2003)Khachaturian 2 Симфония войны (1997)War Symphonies - Sjostakovitsj ... книга 3 Свидетельские показания (1988)Testimony

coollib.net

Автор: Волков Соломон Моисеевич - 11 книг.Главная страница.

Биография

Соломон Моисеевич Волков (род. 1944, Ленинабад, Таджикская ССР) — музыковед, музыкальный журналист, писатель. Муж фотографа Марианны Волковой.

Окончил Ленинградскую консерваторию и в 1976 г. эмигрировал в США.

Волков и Шостакович

В 1979 г. опубликовал в переводе на английский книгу «Свидетельство» (англ. Testimony: The Memoirs of Dmitri Shostakovich as Related to and Edited by Solomon Volkov), утверждая, что она представляет собой рассказы Дмитрия Шостаковича о своей жизни и творчестве, записанные Волковым в ходе встреч с Шостаковичем в Ленинграде в 1971—1974 гг. В этой книге Шостакович довольно резко высказывается о некоторых своих коллегах и выражает весьма отрицательное отношение к советской власти.

После выхода книги из СССР последовал ряд протестов, обвинявших Волкова в фальсификации. С протестами, в частности, выступили сын Шостаковича Максим и жена Ирина, а также подписавшие коллективное письмо композиторы Вениамин Баснер, Моисей Вайнберг, Кара Караев, Юрий Левитин, Борис Тищенко и Карен Хачатурян.

В этих протестах особо подчёркивалось, что Шостакович был вполне лоялен к советскому режиму. В то же время ряд музыкантов, находившихся к этому времени в эмиграции — в частности, Мстислав Ростропович и Владимир Ашкенази — высказались в поддержку книги, подготовленной Волковым. Позднее, эмигрировав из СССР, изменил тональность своих отзывов о книге и Максим Шостакович, признавший точность вырисовывающегося в «Свидетельстве» облика композитора; в некоторых случаях Шостакович-сын так или иначе участвовал в переизданиях книги, подготовленной Волковым (в частности, инициаторы перевода книги на чешский язык рассказывают, что он написал для неё послесловие и принял участие в презентации в Праге). В то же время ни один из композиторов, подписавших письмо против книги Волкова, не заявил о вынужденности этого шага или об изменении своих взглядов на проблему даже после распада СССР, а Борис Тищенко, некогда познакомивший Волкова с Шостаковичем, подтвердил свою прежнюю позицию относительно сфабрикованности книги в 1992 г.

Для доказательства подлинности бесед Волковым были предоставленны некоторые страницы, подписанные Шостаковичем. Однако, как установила Лорел Фэй подписанные страницы оказались копиями газетных статей и рецензий Шостаковича, опубликованных за десятки лет до предполагаемых бесед, однако Волковым они были представлены как текст, надиктованный ему Шостаковичем. Сторонники Волкова объясняют эти совпадения превосходной памятью Шостаковича.

Резюмируя современную репутацию «Свидетельства», литературовед Алла Латынина приходит в 2005 г. к выводу о том, что книга Волкова в большинстве случаев достоверна по своему содержанию (Шостакович действительно думал и говорил примерно это), но подлинность её остаётся недоказанной.

В 2004 г. судьбе Шостаковича и его взаимоотношениям с советской властью была посвящена новая книга Волкова «Шостакович и Сталин: художник и царь», вышедшая одновременно в России и в США, предисловие к которой написали Владимир Спиваков и М. Д. Шостакович.

Профессиональные музыковеды сходятся во мнении, что книга Волкова о Шостаковиче не является достоверным источником. Вышедший в 2004 году сборник под редакцией Малколма Брауна содержал статьи ведущих специалистов по Шостаковичу, критикующих книгу Волкова. В числе авторов сборника выступили Лорел Фэй, Левон Акопян, Алла Богданова, Девид Фэннинг, и другие. Джонатан Кондер из университета Питт Джонстауна в рецензии на сборник отмечает, что статья Лорел Фэй «Volkov’s Testimony Reconsidered» не оставляет камня на камне от книги Волкова и что любой беспристрастный читатель должен увидеть, что книга Волкова сомнительна. Левон Акопян, крупный российский специалист по Шостаковичу, в книге «Шостакович. Опыт феноменологии творчества» отмечает, что «скомпилированная и, возможно, отчасти сфальсифицированная» книга Волкова — «довольно тривиальный документ, где фигура Шостаковича адаптирована к посредственному профессиональному и интеллектуальному уровню его собеседника». Ведущий западный музыковед Ричард Тарускин отмечает, что учёные быстро пришли к выводу, что «Свидетельства» представляют собой подделку. Библиография

Успех книги о Шостаковиче вдохновил Волкова на дальнейшие записи своих бесед с великими собеседниками. Так появились книги разговоров Волкова с балетмейстером Джорджем Баланчиным, скрипачом Натаном Мильштейном (англ. From Russia to the West: The Musical Memoirs and Reminiscences of Nathan Milstein; 1991) и поэтом Иосифом Бродским.

Волков также написал «Историю культуры Санкт-Петербурга» (англ. St. Petersburg: A Cultural History; 1997), изданную в 2005 г. и в России. В 2008 г. одновременно по-русски и по-английски вышла книга Волкова «История русской культуры XX века. От Льва Толстого до Александра Солженицына» (англ. The Magical Chorus. A History of Russian Culture From Tolstoy to Solzhenitsyn). материалы сайта Википедия

Соломон Волков- Диалоги с Иосифом Бродским Соломон Волков -История русской культуры ХХ века. От Льва Толстого до Александра Солженицына. Соломон Волков- История культуры Санкт-Петербурга Соломон Волков- Шостакович и Сталин: художник и царь Соломон Волков-Страсти по Чайковскому. Разговоры с Джорджем Баланчиным Соломон Волков- Свидетельство.

Воспоминания Дмитрия Шостаковича, записанные и отредактированные Соломоном Волковым Соломон Волков-История русской культуры в царствование Романовых. 1613-1917 Экранизации

1 Khachaturian (2003) Khachaturian 2 Симфония войны (1997) War Symphonies - Sjostakovitsj ... книга 3 Свидетельские показания (1988) Testimony

litvek.com

Волков, Соломон Моисеевич - это... Что такое Волков, Соломон Моисеевич?

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Волков.

Соломон Моисеевич Волков (17 апреля 1944, Ленинабад, Таджикская ССР) — советский и американский музыковед[1][2][3], журналист и писатель.

Биография

В 1945-1958 годы жил в Риге, куда его родители вернулись из эвакуации. Поступил в Рижскую специальную музыкальную школу имени Эмиля Дарзиня при Латвийской государственной консерватории имени Я. Витола по классу скрипки (1950-1958 годы). В 1958 году перевёлся в Ленинградскую специальную музыкальную школу для особо одаренных детей при Консерватории имени А. Н. Римского-Корсакова.

Окончил Ленинградскую консерваторию. В 1973-74 годах был старшим редактором отдела в журнале Союза композиторов СССР «Советская музыка» (писал небольшие аннотации книг[4], рецензии на концерты[5] и т. п.). В 1976 году эмигрировал в США.

Женат на пианистке и фотографе Марианне Волковой. Член редсовета русско-американского журнала «Чайка». Член независимого жюри премии «Либерти», присуждаемой ежегодно с 1999 года за вклад в развитие русско-американских культурных связей.

Волков и Шостакович

Сотрудничество музыковеда с композитором Дмитрием Шостаковичем началось в начале 1970-х годов, когда Волков работал над книгой «Молодые композиторы Ленинграда» (издательство «Советский композитор», 1971), предисловие к которой («Достойная смена») написал Шостакович.

В 1979 г. в США опубликовал в переводе на английский книгу «Свидетельство» (англ. Testimony: The Memoirs of Dmitri Shostakovich as Related to and Edited by Solomon Volkov), утверждая, что она представляет собой рассказы Дмитрия Шостаковича о своей жизни и творчестве, записанные Волковым в ходе встреч с Шостаковичем в Ленинграде в 1971—1974 гг. В этой книге Шостакович довольно резко высказывается о некоторых своих коллегах и выражает весьма отрицательное отношение к советской власти.

После выхода книги последовал ряд протестов из СССР, обвинявших Волкова в фальсификации. С протестами, в частности, выступили сын Шостаковича Максим и жена Ирина, а также подписавшие коллективное письмо композиторы Вениамин Баснер, Моисей Вайнберг, Кара Караев, Юрий Левитин, Борис Тищенко и Карен Хачатурян. В этих протестах особо подчёркивалось, что Шостакович был вполне лоялен к советскому режиму. В то же время ряд музыкантов, находившихся к этому времени в эмиграции, — в частности, Мстислав Ростропович и Владимир Ашкенази — высказались в поддержку книги, подготовленной Волковым[6][7].

Позднее, эмигрировав из СССР, изменил тональность своих отзывов о книге и Максим Шостакович, признавший точность вырисовывающегося в «Свидетельстве» облика композитора[источник не указан 583 дня]; в некоторых случаях Шостакович-сын так или иначе участвовал в переизданиях книги, подготовленной Волковым (в частности, инициаторы перевода книги на чешский язык рассказывают, что он написал для неё послесловие и принял участие в презентации в Праге[8]). В то же время ни один из композиторов, подписавших письмо против книги Волкова, не заявил о вынужденности этого шага или об изменении своих взглядов на проблему даже после распада СССР, а Борис Тищенко, некогда познакомивший Волкова с Шостаковичем, подтвердил свою прежнюю позицию относительно сфабрикованности книги в 1992 г.[9]

Литературовед Алла Латынина пришла в 2005 году к выводу о том, что книга Волкова «Свидетельство» в большинстве случаев достоверна по своему содержанию, но подлинность её остаётся недоказанной[10].

Для доказательства подлинности бесед Волковым были предоставлены некоторые страницы, подписанные Шостаковичем. Однако, как установила Лорел Фэй[11], подписанные страницы оказались копиями газетных статей и рецензий Шостаковича, опубликованных за десятки лет до предполагаемых бесед, между тем, Волковым они были представлены как текст, надиктованный ему Шостаковичем[12]. Сторонники Волкова объясняют эти совпадения превосходной памятью Шостаковича[13]. Полин Фейрклаф отмечает, что после публикаций Фей, организованный небольшой группой музыкальных журналистов поток грязи в её адрес (в основном в Британии и Феофановым и Хо в США), был абсолютно беспрецедентен для западного музыковедения [14] .

Профессиональные музыковеды сходятся во мнении, что книга Волкова о Шостаковиче не является достоверным источником. Вышедшая в 2004 году книга «A Shostakovich Casebook» (под редакцией Малколма Брауна[12]) содержит статьи ведущих специалистов по Шостаковичу, критикующих книгу Волкова. Среди авторов статей Лорел Фэй, Ричард Тарускин, Левон Акопян, руководитель научно-аналитического отдела Московской государственной консерваторим имени П. И. Чайковского Алла Богданова, профессор музыки Манчестерского университета Дэвид Фэннинг, Людмила Ковнацкая, друг Шостаковича Борис Тищенко и другие.

В этой же книге перепечатаны (данные прежде газете Нью-Йорк Таймс)[15] интервью вдовы композитора Ирины Антоновны Шостакович, в которых она (среди прочего) с протокольной точностью воспроизводит события, предшествовавшие изданию книги Волкова[16], выдвигает против него обвинения в подлоге и называет имя реального информатора С. Волкова, некоего Льва Лебединского — «небрежного мемуариста, с которым Шостакович прекратил всякие отношения задолго до того»[17].

Джонатан Кондер из университета Питт Джонстауна в рецензии на сборник отмечает, что статья Лорел Фэй «Volkov’s Testimony Reconsidered» не оставляет камня на камне от книги Волкова и что любой беспристрастный читатель должен увидеть, что книга Волкова сомнительна[18]. Левон Акопян, крупный российский специалист по Шостаковичу, в книге «Шостакович. Опыт феноменологии творчества» отмечает, что «скомпилированная и, возможно, отчасти сфальсифицированная» книга Волкова — «довольно тривиальный документ, где фигура Шостаковича адаптирована к посредственному профессиональному и интеллектуальному уровню его собеседника»[19]. Акопян также отмечает, что «факт клеветы Волкова в адрес умершего коллеги[20] заставляет скептически относиться ко всему, что он говорит» [21] . Ведущий западный музыковед Ричард Тарускин отмечает, что учёные быстро пришли к выводу, что «Свидетельства» представляют собой подделку[22]. В то же время в поддержку «Свидетельства» продолжают высказываться непрофессионалы — в частности, Евгений Евтушенко[23].

В 2004 году судьбе Шостаковича и его взаимоотношениям с советской властью была посвящена новая книга Волкова «Шостакович и Сталин: художник и царь», вышедшая одновременно в России и в США, предисловие к которой написали Владимир Спиваков и М. Д. Шостакович. Вторая книга Волкова о Шостаковиче не получила широкого резонанса ни в России, ни за рубежом.

Другие книги Волкова

Успех первой книги о Шостаковиче вдохновил Волкова на дальнейшие записи своих бесед с великими собеседниками. Так появились книги разговоров Волкова с балетмейстером Джорджем Баланчиным и скрипачом Натаном Мильштейном (англ. From Russia to the West: The Musical Memoirs and Reminiscences of Nathan Milstein; 1991).

Диалоги с Иосифом Бродским

Самая популярная в России работа Волкова — книга его бесед с поэтом Иосифом Бродским, вышедшая уже пятью изданиями. Этот проект возник, когда Волков стал посещать в качестве вольнослушателя лекции Бродского в Колумбийском университете (Нью-Йорк) осенью 1978 года. Как он объяснит в своем предисловии к книге, Бродский «комментировал тогда для американских студентов своих любимых поэтов: Цветаеву, Ахматову, Роберта Фроста, У. Х. Одена. Эти лекции меня ошеломили.<…> У меня возникла идея книги „разговоров“, которую я и предложил Бродскому. Он сразу же ответил согласием»[24].

Работа над книгой продолжалась с осени 1978 г. до зимы 1992 г. и состояла в том, что Бродский отвечал на вопросы Волкова, который записывал их беседы. В течение этого времени многие главы из будущей книги появлялись в периодике и в сборниках — сначала на Западе, а затем, когда это стало возможным, и в Москве[25]. Главы о жизни Бродского в Нью-Йорке и об Ахматовой публиковались также в виде отдельных изданий[26]. В общей сложности более половины материалов было опубликовано при жизни поэта.

Полностью книга увидела свет в 1998 году: на английском языке в Нью-Йорке[27] и на русском в Нью-Йорке[28] и в Москве[29]. Название «Диалоги с Иосифом Бродским» закрепилось в последующих переизданиях.

«Диалоги с Бродским» были восприняты как важный вклад в изучение биографии и творчества поэта. «Это, несомненно, выдающееся событие, — писал эссеист Борис Парамонов в журнале „Звезда“. — Книга, бесспорно, удалась.<…> Книга помогает понять Бродского. Она дает, я бы сказал, ключ к многочисленным шифрам его поэзии. Яснее делается тематика Бродского, самое мировоззрение его. И человек яснее делается, а это очень много»[30].

Близкий к Бродскому писатель и эссеист Петр Вайль в своей рецензии в журнале «Итоги» выделял другой аспект книги: «…общение с Бродским делало лучше — мужественнее, проще, честнее, тоньше. По крайней мере хотелось таким становиться. Тот же эффект производит чтение „Разговоров“ — потому, конечно, что здесь звучит живой, подлинный голос»[31]. Академик Вяч. Вс. Иванов, также близко знавший Бродского, указывал, что из «Диалогов» читатели узнают о Бродском «многое, что могло бы иначе остаться неизвестным: как и почему он ушел из школы, где скитался в годы странствий по России, каково ему было в тюрьме, в сумасшедшем доме и в ссылке в деревне на русском Севере. Как он начал писать и как сложились его отношения с большими русскими, европейскими и американскими поэтами, которым он себя считает обязанным. Особой удачей книги мне кажутся беседы об Ахматовой»[32].

Беседы об Ахматовой, с которыми он ознакомился еще в журнальной публикации, выделял и поэт Чеслав Милош, лауреат Нобелевской премии по литературе. Милош писал: «Это — глубочайшее из сказанного им об Ахматовой и, может быть, самое глубокое из сказанного о творческом процессе кем бы то ни было»[33].

Друг Бродского и исследователь его творчества писатель Яков Гордин в своем предисловии подчеркивал строгую документальность «Диалогов с Бродским»: «Наличие магнитофона исключает фактор даже непредумышленной интерпретации. Перед читателем не волковский Бродский, но Бродский как таковой. Ответственность за все сказанное — на нем самом. При этом Волков отнюдь не ограничивает себя функцией включения и выключения магнитофона. Он искусно направляет разговор, не влияя при этом на характер сказанного собеседником. Его задача — определить круг стратегических тем, а внутри каждой темы он отводит себе роль интеллектуального провокатора»[34]. Определяя значение работы Волкова, Гордин заключал, что «Диалоги с Бродским» — «книга для русской культуры уникальная. Сам Волков пишет в авторском предисловии об экзотичности для России этого жанра, важность которого, однако, очевидна. <…> И ни один исследователь жизни и творчества Бродского не может отныне обойтись без этой книги»[35].

Действительно, в наиболее авторитетной на сегодняшний день биографии Бродского, принадлежащей перу Льва Лосева, а также в его предисловии и комментариях к дефинитивному изданию стихов Бродского в «Библиотеке поэта», он многократно ссылается на «Диалоги с Бродским»[36][37].

Волков также написал «Историю культуры Санкт-Петербурга» (англ. St. Petersburg: A Cultural History; 1997), изданную в 2005 году в США и в 2007 году в России. В 2008 году одновременно по-русски и по-английски вышла книга Волкова «История русской культуры XX века. От Льва Толстого до Александра Солженицына» (англ. The Magical Chorus. A History of Russian Culture From Tolstoy to Solzhenitsyn).

Примечания

  1. ↑ [http://exlibris.ng.ru/kafedra/2004-12-02/1_volkov.html Соломон Волков в беседе с Татьяной Бек
  2. ↑ [http://lib.ru/BRODSKIJ/wolkow.txt Соломон Волков. Диалоги с Иосифом Бродским
  3. ↑ [http://www.runyweb.com/era/persons/solomon_volkov.html RUNYweb.com — Era — Энциклопедия Русской Америки: Соломон Волков
  4. ↑ Песни партии // Советская музыка, 1973, № 3, с.133.
  5. ↑ Авторский вечер Д. Шостаковича // Советская музыка, 1974, № 5, с.88-89; Музыканты Эстонии в гостях у творческой молодежи Москвы // Советская музыка, 1974, № 5, с.77-78.
  6. ↑ Предисловие (Foreword) к «Testimony» (New York: «Limelight Editions», 2004), а также предисловие к Allan B. Ho and Dmitry Feofanov, «Shostakovich Reconsidered», c. 9-11.
  7. ↑ Финское издание «Testimony» («Otava», 1989), с послесловием переводчика Сеппо Хейкинхеймо (Seppo Heikinheimo), который беседовал с Ростроповичем на эту тему (с. 351).
  8. ↑ Воспоминания Шостаковича по-чешски // Программа «Поверх барьеров» на радио «Свобода», 14 декабря 2005.
  9. ↑ «Смена», 1992, 22 января.
  10. ↑ А. Латынина. Тайный поединок // Новый мир, 2005, № 2. Полный машинописный текст своей рукописи, якобы подписанный Шостаковичем, С.Волков так и не предъявил, несмотря на официальные запросы из России и неоднократные личные просьбы вдовы Шостаковича И. А. Шостакович.
  11. ↑ Laurel E. Fay — автор английской биографии Шостаковича «Shostakovich. A Life»
  12. ↑ 1 2 Malcom Hamrick Brown (Professor Emeritus, Indiana University). A Shostakovich casebook. Indiana University Press, 2004. ISBN 025334364X, 9780253343642
  13. ↑ NYT. November 2, 1998. JAMES R. OESTREICH. Still in Debate: Shostakovich, Loyal Son or Not?
  14. ↑ Pauline Fairclough. FACTS, FANTASIES, AND FICTIONS: RECENT SHOSTAKOVICH STUDIES // Music & Letters, Vol. 86 No. 3, © The Author (2005). Published by Oxford University Press. « The torrent of vilification that was levelled at Laurel Fay during the late 1990s by a small but vitriolic band of music journalists (mainly based in the UK, but boosted by the American lawyer Dmitri Feofanov and the American musicologist Allan Ho) is absolutely unprecedented in the history of Western musicology.»
  15. ↑ Впервые опубликованы в этой газете 20 августа 2000 г.
  16. ↑ A Shostakovich Casebook, p. 130—132. По словам вдовы, Волков интервьюировал Шостаковича трижды по 2 часа, причём во время двух этих интервью присутствовал Борис Тищенко. Этими тремя интервью «дружба» Волкова и Шостаковича исчерпывается.
  17. ↑ A Shostakovich Casebook, p.132.
  18. ↑ Jon Gonder. A Shostakovich Casebook. CAML review (official organ of the Canadian Association of Music Libraries, Archives, and Documentation Centres). v. 32 no. 3 November. «The second, however, „Volkov’s Testimony Reconsidered“, leaves no stone unturned as it outlines the multiplicity of problems and addresses them with such precision that any dispassionate reader will be persuaded that Volkov’s work is unquestionably suspect»
  19. ↑ «Шостакович. Опыт феноменологии творчества». СПб., 2004. Глава «Введение»
  20. ↑ „Здесь человек сгорел…“, Музыкальная Академия, 1992, № 3, с. 8, где Волков говорит об Олеге Кагане
  21. ↑ L. Hakobian. Music of the Soviet Age, 1917—1987. Stockholm: Melos, 1998, p. 56n. См. также A Shostakovich Casebook. Ed. by M. H. Brown. Bloomington and Indianapolis: Indiana University Press, 2004. P. 235n
  22. ↑ «Scholars have easily exposed Testimony as a fraud within only a year of its publication». Цитируется по: Peter Kivy. Antithetical Arts: On the Ancient Quarrel Between Literature and Music. Oxford University Press US, 2009. ISBN 0199562806, 9780199562800
  23. ↑ «Новое Русское Слово», Нью-Йорк, 22—23 ноября 2008.
  24. ↑ Волков С. «Диалоги с Иосифом Бродским: литературные биографии.» М., Независимая газета, 1998. С.13.
  25. ↑ «Часть речи. Альманах литературы и искусства». No. 1. Нью-Йорк, 1980; «Часть речи. Альманах литературы и искусства». No. 2-3. Нью-Йорк, 1982; «Новый американец», Нью-Йорк, 1983, 5-11 сентября, 12-18 сентября, 19-25 сентября, 26 сентября — 2 октября; «Континент», Париж, 1987, No. 53; «Огонек», М., 1991, No. 7; «Cтолица», М., 1991, No. 46-47; «Свою меж вас еще оставив тень… Ахматовские чтения», вып. 3, М., Наследие, 1992.
  26. ↑ Волков C., Волкова М. Иосиф Бродский в Нью-Йорке, Нью-Йорк, 1990; Бродский об Ахматовой. Диалоги с С. Волковым. М., Независимая газета, 1992.
  27. ↑ Volkov S. Conversations with Joseph Brodsky. N.-Y., Free Press, 1998.
  28. ↑ Волков С. Разговоры с Иосифом Бродским. Слово-Word, 1998.
  29. ↑ Волков С. Диалоги с Иосифом Бродским, 1998.
  30. ↑ «Звезда», 1999, No. 2, с. 217.
  31. ↑ «Итоги», 1998, 4 августа, с. 74.
  32. ↑ Иванов В. Портрет в диалоге. // Волков С. Разговоры с Иосифом Бродским. С. 333.
  33. ↑ Milosz C. Notes on Joseph Brodsky. Partisan Review, 1996, No.2, р.186.
  34. ↑ Гордин Я. Своя версия прошлого… // Волков С. «Диалоги с Иосифом Бродским». С. 6.
  35. ↑ Гордин Я. Своя версия прошлого… С. 5, 10.
  36. ↑ Лосев, Л. Иосиф Бродский: опыт литературной биографии. М., Молодая гвардия, 2006.
  37. ↑ Бродский И. Новая библиотека поэта. Стихотворения и поэмы. В 2-х томах. СПБ, Вита Нова, 2011.

Ссылки

dic.academic.ru

Волков, Соломон Моисеевич — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Волков.

Соломо́н Моисе́евич Во́лков (род. 17 апреля 1944 (1944-04-17) года, Ленинабад, Таджикская ССР) — советский и американский музыковед[2][3][4], журналист, писатель и блогер

Биография

В 1945—1958 годы жил в Риге, куда его родители вернулись из эвакуации. Поступил в Рижскую специальную музыкальную школу имени Эмиля Дарзиня при Латвийской государственной консерватории имени Я. Витола по классу скрипки (1950-1958 годы). В 1958 году перевёлся в Ленинградскую специальную музыкальную школу для особо одарённых детей при Консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова.

Окончил Ленинградскую консерваторию. В 1973-74 годах был старшим редактором отдела в журнале Союза композиторов СССР «Советская музыка» (писал небольшие аннотации книг[5], рецензии на концерты[6] и т. п.).

В 1976 году эмигрировал в США. Живёт в Нью-Йорке[7].

Женат на пианистке и фотографе Марианне Волковой. Член редсовета русско-американского журнала «Чайка». Член независимого жюри премии «Либерти», присуждаемой ежегодно с 1999 года за вклад в развитие русско-американских культурных связей.

Видео по теме

Музыкально-критическая и музыкально-общественная деятельность в Советском Союзе (1959-1976)

Свою первую статью 15-летний Волков опубликовал в рижской ежедневной вечерней газете «Ригас Балсс» («Голос Риги»), выходившей на латышском и русском языках.[8] За ней последовал ряд других статей на музыкальные темы[9][10][11][12].

В ленинградский период Волков создал (совместно с Юрием Кочневым) под эгидой консерватории Экспериментальную студию камерной оперы (ЭСКО)[13], осуществившую, среди прочего, сценическую премьеру оперы «Скрипка Ротшильда» (по Чехову), принадлежавшей перу ученика Шостаковича, Вениамина Флейшмана, погибшего в Великую отечественную войну[14].

Волков и Шостакович

Сотрудничество музыковеда с композитором Дмитрием Шостаковичем началось в начале 1970-х годов, когда Волков работал над книгой «Молодые композиторы Ленинграда» (издательство «Советский композитор», 1971), предисловие к которой («Достойная смена») написал Шостакович.

В 1979 г. в США опубликовал в переводе на английский книгу «Свидетельство» (англ. Testimony: The Memoirs of Dmitri Shostakovich as Related to and Edited by Solomon Volkov), утверждая, что она представляет собой рассказы Дмитрия Шостаковича о своей жизни и творчестве, записанные Волковым в ходе встреч с Шостаковичем в Ленинграде в 1971—1974 гг. В этой книге Шостакович довольно резко высказывается о некоторых своих коллегах и выражает весьма отрицательное отношение к советской власти.

После выхода книги последовал ряд протестов из СССР, обвинявших Волкова в фальсификации. С протестами, в частности, выступили сын Шостаковича Максим и жена Ирина, а также подписавшие коллективное письмо композиторы Вениамин Баснер, Моисей Вайнберг, Кара Караев, Юрий Левитин, Борис Тищенко и Карен Хачатурян. В этих протестах особо подчёркивалось, что Шостакович был вполне лоялен к советскому режиму, что критика Шостаковича 1948 года была дезавуирована постановлением ЦК КПСС 1958 года, которое «снимало обвинения в формализме ряда композиторов как необоснованные и несправедливые»[15]. В редакционной статье «Клоп» «Литературная газета» также писала, что Шостакович был лоялен к власти, и что не мог человек, «ненавидящий свое общество и хулящий лучших мастеров его культуры», «вступить в ряды Коммунистической партии»[16].

В статье «Литературной газеты», републикованной в «Спутнике», также говорилось, со ссылками на его публичные высказывания, что Шостакович был преданным коммунистом и что «все творчество композитора от первых его сочинений до последних связано с революционной историей и современностью Советской страны»[17].

В качестве подтверждения подлинности свидетельства приводятся мнения Мстислава Ростроповича и Владимира Ашкенази[18][19][20]. Однако интервью Ростроповича было дано до публикации "Свидетельств", а Ашкенази, заявивший, что в мемуарах он узнал настоящего Шостаковича, был едва знаком с композитором[21].

К этому времени его первая книга была была переведена на двадцать языков.[7]

Позднее, эмигрировав из СССР, изменил тональность своих отзывов о книге и Максим Шостакович, признавший точность вырисовывающегося в «Свидетельстве» облика композитора в некоторых случаях Шостакович-сын так или иначе участвовал в переизданиях книги, подготовленной Волковым (в частности, инициаторы перевода книги на чешский язык рассказывают, что он написал для неё послесловие и принял участие в презентации в Праге[22][23]). В то же время ни один из композиторов, подписавших письмо против книги Волкова, не заявил о вынужденности этого шага или об изменении своих взглядов на проблему даже после распада СССР, а Борис Тищенко, некогда познакомивший Волкова с Шостаковичем, подтвердил свою прежнюю позицию относительно сфабрикованности книги в 1992 г.[24].

Тем не менее, после распада СССР тон публикаций изменился. В защиту Волкова высказался Андрей Битов[25]. В поддержку Волкова выступил музыковед Житомирский, полагающий, что источником компании против книги являются резкие характеристики Шостаковича[26].

В 1988 году в Англии по книге был снят фильм «Доказательство» (Testimony) с Беном Кингсли в роли Шостаковича[7].

Литературовед Алла Латынина пришла в 2005 году к выводу о том, что книга Волкова «Свидетельство» в большинстве случаев достоверна по своему содержанию, но подлинность её остаётся недоказанной[27]. Музыковеда Сергей Уваров в газете "Известия" полагает, что книга Волкова позволила увидеть Шестаковича иначе, "нежели представляло официальное советское музыкознание, обнажили конфликты — внутренние и внешние, — из которых и выросло творчество Шостаковича", однако отмечает, что не все исследователи признают аутентичность прямой речи Шестаковича в «Свидетельстве».[28]

Для доказательства подлинности бесед Волковым были предоставлены некоторые страницы, подписанные Шостаковичем. Однако, как установила Лорел Фэй[29], подписанные страницы оказались копиями газетных статей и рецензий Шостаковича, опубликованных за десятки лет до предполагаемых бесед, между тем, Волковым они были представлены как текст, надиктованный ему Шостаковичем[30]. Сторонники Волкова объясняют эти совпадения превосходной памятью Шостаковича[31]. Полин Фейрклаф отмечает, что после публикаций Фей организованный небольшой группой музыкальных журналистов поток грязи в её адрес (в основном инспирированный Дмитрием Феофановым и Алланом Хо) был абсолютно беспрецедентен для западного музыковедения[32].

Несмотря на неоднократные просьбы вдовы Шостаковича, Ирины Шостакович, Волков так и не предъявил полный машинописный текст своей рукописи, с его слов подписанный Шостаковичем[27]. Позже Волков заявил, что рукопись продана в частный архив и в настоящее время недоступна. Русское издание «Свидетельств» является обратным переводом с английского[33].

Профессиональные музыковеды сходятся во мнении, что книга Волкова о Шостаковиче не является достоверным источником. Вышедшая в 2004 году книга «A Shostakovich Casebook» (под редакцией Малколма Брауна[30]) содержит статьи ведущих специалистов по Шостаковичу, критикующих книгу Волкова. Среди авторов статей Лорел Фэй, Ричард Тарускин, Левон Акопян, руководитель научно-аналитического отдела Московской государственной консерваторим имени П. И. Чайковского Алла Богданова, профессор музыки Манчестерского университета Дэвид Фэннинг, Людмила Ковнацкая, друг Шостаковича Борис Тищенко и другие.

В этой же книге перепечатаны (данные прежде газете «Нью-Йорк Таймс»)[34] интервью вдовы композитора Ирины Антоновны Шостакович, в которых она (среди прочего) с протокольной точностью воспроизводит события, предшествовавшие изданию книги Волкова[35], выдвигает против него обвинения в подлоге и называет имя реального информатора С. Волкова, некоего Льва Лебединского — «небрежного мемуариста, с которым Шостакович прекратил всякие отношения задолго до того».[36]

Джонатан Кондер из университета Питт Джонстауна в рецензии на сборник отмечает, что статья Лорел Фэй «Volkov’s Testimony Reconsidered» не оставляет камня на камне от книги Волкова и что любой беспристрастный читатель должен увидеть, что книга Волкова сомнительна.[37]Левон Акопян, крупный российский специалист по Шостаковичу, в книге «Шостакович. Опыт феноменологии творчества» отмечает, что «скомпилированная и, возможно, отчасти сфальсифицированная» книга Волкова — «довольно тривиальный документ, где фигура Шостаковича адаптирована к посредственному профессиональному и интеллектуальному уровню его собеседника».[38] Акопян также отмечает, что «факт клеветы Волкова в адрес умершего коллеги[39] заставляет скептически относиться ко всему, что он говорит».[40] Ведущий западный музыковед Ричард Тарускин отмечает, что учёные быстро пришли к выводу, что «Свидетельства» представляют собой подделку[41], и что популярность книги на Западе была обусловлена реалиями холодной войны[42].

В то же время в поддержку «Свидетельства» продолжают высказываться непрофессионалы — в частности, Евгений Евтушенко.[43]

Другие книги Волкова

Успех первой книги о Шостаковиче вдохновил Волкова на дальнейшие записи своих бесед с великими собеседниками. Так появились книги разговоров Волкова с балетмейстером Джорджем Баланчиным и скрипачом Натаном Мильштейном (англ. From Russia to the West: The Musical Memoirs and Reminiscences of Nathan Milstein; 1991).

Диалоги с Иосифом Бродским

Самая популярная в России работа Волкова — книга его бесед с поэтом Иосифом Бродским, вышедшая уже пятью изданиями. Этот проект возник, когда Волков стал посещать в качестве вольнослушателя лекции Бродского в Колумбийском университете (Нью-Йорк) осенью 1978 года. Как он объяснит в своем предисловии к книге, Бродский «комментировал тогда для американских студентов своих любимых поэтов: Цветаеву, Ахматову, Роберта Фроста, У. Х. Одена. Эти лекции меня ошеломили.<…> У меня возникла идея книги „разговоров“, которую я и предложил Бродскому. Он сразу же ответил согласием»[44].

Работа над книгой продолжалась с осени 1978 г. до зимы 1992 г. и состояла в том, что Бродский отвечал на вопросы Волкова, который записывал их беседы. В течение этого времени многие главы из будущей книги появлялись в периодике и в сборниках — сначала на Западе, а затем, когда это стало возможным, и в Москве[45]. Главы о жизни Бродского в Нью-Йорке и об Ахматовой публиковались также в виде отдельных изданий[46]. В общей сложности более половины материалов было опубликовано при жизни поэта.

Полностью книга увидела свет в 1998 году: на английском языке в Нью-Йорке[47] и на русском в Нью-Йорке[48] и в Москве[49]. Название «Диалоги с Иосифом Бродским» закрепилось в последующих переизданиях.

«Диалоги с Бродским» были восприняты как важный вклад в изучение биографии и творчества поэта. «Это, несомненно, выдающееся событие, — писал эссеист Борис Парамонов в журнале „Звезда“. — Книга, бесспорно, удалась.<…> Книга помогает понять Бродского. Она дает, я бы сказал, ключ к многочисленным шифрам его поэзии. Яснее делается тематика Бродского, самое мировоззрение его. И человек яснее делается, а это очень много»[50].

Близкий к Бродскому писатель и эссеист Петр Вайль в своей рецензии в журнале «Итоги» выделял другой аспект книги: «…общение с Бродским делало лучше — мужественнее, проще, честнее, тоньше. По крайней мере хотелось таким становиться. Тот же эффект производит чтение „Разговоров“ — потому, конечно, что здесь звучит живой, подлинный голос»[51]. Академик Вяч. Вс. Иванов, также близко знавший Бродского, указывал, что из «Диалогов» читатели узнают о Бродском «многое, что могло бы иначе остаться неизвестным: как и почему он ушел из школы, где скитался в годы странствий по России, каково ему было в тюрьме, в сумасшедшем доме и в ссылке в деревне на русском Севере. Как он начал писать и как сложились его отношения с большими русскими, европейскими и американскими поэтами, которым он себя считает обязанным. Особой удачей книги мне кажутся беседы об Ахматовой»[52].

Беседы об Ахматовой, с которыми он ознакомился ещё в журнальной публикации, выделял и поэт Чеслав Милош, лауреат Нобелевской премии по литературе. Милош писал: «Это — глубочайшее из сказанного им об Ахматовой и, может быть, самое глубокое из сказанного о творческом процессе кем бы то ни было»[53].

Друг Бродского и исследователь его творчества писатель Яков Гордин в своем предисловии подчеркивал строгую документальность «Диалогов с Бродским»: «Наличие магнитофона исключает фактор даже непредумышленной интерпретации. Перед читателем не волковский Бродский, но Бродский как таковой. Ответственность за все сказанное — на нём самом. При этом Волков отнюдь не ограничивает себя функцией включения и выключения магнитофона. Он искусно направляет разговор, не влияя при этом на характер сказанного собеседником. Его задача — определить круг стратегических тем, а внутри каждой темы он отводит себе роль интеллектуального провокатора»[54]. Определяя значение работы Волкова, Гордин заключал, что «Диалоги с Бродским» — «книга для русской культуры уникальная. Сам Волков пишет в авторском предисловии об экзотичности для России этого жанра, важность которого, однако, очевидна. <…> И ни один исследователь жизни и творчества Бродского не может отныне обойтись без этой книги»[55].

Действительно, в наиболее авторитетной на сегодняшний день биографии Бродского, принадлежащей перу Льва Лосева, а также в его предисловии и комментариях к дефинитивному изданию стихов Бродского в «Библиотеке поэта», он многократно ссылается на «Диалоги с Бродским»[56][57].

Волков также написал «Историю культуры Санкт-Петербурга» (англ. St. Petersburg: A Cultural History; 1997)[58], изданную в 2005 году в США и в 2007 году в России. В 2008 году одновременно по-русски и по-английски вышла книга Волкова «История русской культуры XX века. От Льва Толстого до Александра Солженицына» (англ. The Magical Chorus. A History of Russian Culture From Tolstoy to Solzhenitsyn). Книга получила положительный отклик от Якова Гордина и Льва Лосева. По мнению Ирины Чайковской, «Волков выступает здесь как искусствовед, литературовед, а также как историк и философ культуры. Предметом пристального анализа становится не столько культура Петербурга, сколько изменение мифа о городе, ею отраженное. Перед нами рассказ о трансформации петербургского мифа за 300 лет его (города и мифа) существования"[59].

Шостакович и Сталин: Художник и царь. К столетнему юбилею

Книга (англ: Shostakovich and Stalin. NY., 2004; рус.: 2004, 2006) была переведена на 11 языков и получила высокую оценку детей Шостаковича, Максима и Галины, Владимира Ашкенази и Гидона Кремера. Писатель Борис Парамонов обратил внимание на то, что в книге дан портрет и второго её героя, Сталина [60].

«История русской культуры XX века. От Льва Толстого до Александра Солженицына» (М., 2008)

Книгу высоко оценили Татьяна Резвых и Лев Данилкин, полагающий книгу исключительной и увлекательной[61].

Соломон Волков. Диалоги с Евгением Евтушенко

Трехсерийный фильм (режиссёр – Анна Нельсон) был показан в октябре 2013 года по каналу ОРТ. В фильме рассматривались в том числе и взаимоотношения Евгения Евтушенко и Иосифа Бродского.[62]

Критики сочли этот фильм сведением счетов двух поэтов. [63][58] Исповеднический характер фильма подчеркивает в своей рецензии Инна Ткаченко: "Договориться с потомками. Разобраться с прошлым. Определиться с величием. Попросить прощения. «Граждане, послушайте меня!», «Со мною вот что происходит…» Все это – Евтушенко в восемьдесят лет, еле ступающий на тогда еще не отрезанную больную ногу"[64].

Фильм был номинирован на премию ТЭФИ-2014 («Документальный проект»)

Диалоги с Владимиром Спиваковым

В сентябре 2014 года практически одновременно появились одноимённая книга в издательстве «Аст» и четырехсерийный документальный фильм (режиссёр Елена Ласкари). Книга и фильм создавались по отдельности. [65] Сериал снимался в эльзасском городе Кольмар, где Владимир Спиваков ежегодно проводит музыкальный фестиваль. Спиваков рассказывает о своих дружеских и творческих контактах с известнейшими музыкальными деятелями: Мстиславом Ростроповичем, Евгением Светлановым, Леонардом Бернстайном, Альфредом Шнитке. Как отметила Ирина Чайковская, здесь «Владимир Спиваков оперирует не музыкальным волапюком, он с помощью романтических историй вызывает отклик у своих музыкантов, зажигает в них огонь»[66] Игорь Вирабов обратил внимание, что в книге выдержана центральная для Волкова тема: собеседники Волкова «Шостакович, Бродский, Баланчин, Спиваков непременно касаются общей темы: художник и власть»[67] По словам музыковеда и радиожурналиста Йосси Тавора, «эта книга действительно заслуживает самой высокой оценки»[68].

Большой театр. Культура и политика. Новая история

В апреле 2018 года вышла книга Соломона Волкова, посвящённая политической истории Большого театра - его взаимодействию с властью на протяжении 250 лет. РИА Новости подчеркнула: "Это первое исследование такого рода не только в отношении Большого театра, но и любой крупной культурной институции в России"[69]. Обозреватель газеты "Известия" Сергей Уваров отмечает среди достоинств книги, что "Волков опирается не только на архивные материалы (кстати, нынешнее руководство Большого содействовало автору, так что книгу можно считать «авторизованной биографией» театра). Не менее важным источником стали личные беседы с выдающимися артистами... Соломону Волкову удалось выстроить богатую историческую фактуру в увлекательное, захватывающее повествование" [70]. Андрей Тесля на colta.ru отметил: "Соломон Волков — редкое явление для нашей культуры. Прежде всего — в его способности писать популярно и увлекательно о высокой культуре и не стыдиться своей роли рассказчика. В умении становиться вровень с читателем и именно рассказывать ему, беседовать с ним об интересном и достопамятном, делиться своими знаниями, наблюдениями, воспоминаниями, будучи свободным от дидактических интонаций — и понимая, что читателю требуется, в первую очередь, некая story.

И Волков эту историю дает — выстраивая повествование о Большом как рассказ о взаимоотношениях театра и власти, где культура и политика не противостоят друг другу, а предстают во взаимодействии и взаимоиспользовании. Это история не о том, как «власть использовала искусство», но о самой природе имперских оперы и балета"[71].

Диалоги с Валерием Гергиевым

2 мая 2018 года Первый канал показал телефильм "Соломон Волков. Диалоги с Валерием Гергиевым", приуроченный к 65-летию выдающегося дирижера, художественного руководителя Мариинского театра. Татьяна Резвых пишет: "В 2018 году исполняется 30-летний юбилей гергиевского руководства Мариинским театром. Масштаб его деятельности привлекает к нему и к его театру пристальное внимание журналистов и музыковедов, о Гергиеве снято немало фильмов, он часто дает интервью. Но при этом музыкант оставался во многом «закрытой», загадочной фигурой. Очень мало известно о его корнях, истоках, формировании личности. Волков заявил себя как мастер диалога – вспомним хотя бы его беседы с Иосифом Бродским и Евгением Евтушенко, в которых эти «знаковые» персонажи раскрылись в беспрецедентной исповедальности. Волков умеет разговорить своих великих собеседников. Удалось ему это и на сей раз <...> Волкова особо интересует взаимодействие культуры с политикой. Отвечая на его вопросы, Гергиев поведал почти детективную историю своего назначения в 1988 году на престижный пост главного дирижера Мариинки. Этот эпизод достоин войти в анналы культурной перестройки горбачевской эпохи"[72].

Примечания

  1. ↑ SNAC
  2. ↑ Соломон Волков в беседе с Татьяной Бек
  3. ↑ Соломон Волков. Диалоги с Иосифом Бродским
  4. ↑ RUNYweb.com — Era — Энциклопедия Русской Америки: Соломон Волков
  5. ↑ Песни партии // Советская музыка, 1973, № 3, с. 133.
  6. ↑ Авторский вечер Д. Шостаковича // Советская музыка, 1974, № 5, с. 88-89; Музыканты Эстонии в гостях у творческой молодежи Москвы // Советская музыка, 1974, № 5, с. 77-78.
  7. ↑ 1 2 3 Огонек: Соломон Волков: Государство Все Равно Хочет Заставить Интеллигентов Служить Себе  (недоступная ссылка — история). Проверено 9 декабря 2013. Архивировано 13 декабря 2013 года.
  8. ↑ Корифей советской музыкальной мысли / К 75-летию со дня рождения Б. Асафьева // Ригас Балсс. 29 июля 1959. № 177.
  9. ↑ С. Волков. Новое произведение выдающегося советского композитора // Ригас Балсс. 14.10.59. № 243.
  10. ↑ С. Волков. Новый квартет Д. Шостаковича // Смена. 07.10.60. № 238.
  11. ↑ S. Volkovs. Tikšanās ar patiesu mākslu // Literatūra un māksla. 1963. 10.08.63. № 32.
  12. ↑ Волков С. У ленинградских композиторов // Literatūra un māksla. 1965. 19 июня. № 25; Волков С. Струнный квартет В. Арзуманова // Музыкальные кадры. 1967. 27 марта; Волков С. Молодые и разные… // Смена. 1969. 24 апреля. № 96.
  13. ↑ Энтузиасты камерной оперы // Советская молодежь. 1968. 7 апреля
  14. ↑ Е. Лосото. Чеховский мотив // Комсомольская правда. 1968. 4 октября.
  15. ↑ Жалкая подделка. О так называемых «мемуарах» Д.Д. Шостаковича // Литературная газета. 1979. 14 ноября.
  16. ↑ От редакции. Клоп // Литературная газета. 1979. 4 ноября.
  17. ↑ Без подписи. Каким был и каким не был Шостакович // Спутник. Дайджест советской прессы и литературы. 1980. № 2.
  18. ↑ Предисловие (Foreword) к «Testimony» (New York: «Limelight Editions», 2004), а также предисловие к Allan B. Ho and Dmitry Feofanov, «Shostakovich Reconsidered», c. 9-11.
  19. ↑ Финское издание Testimony» («Dmitri Šostakovitšin muistelmat» // Otava, 1989), с послесловием переводчика Сеппо Хейкинхеймо (Seppo Heikinheimo), который беседовал с Ростроповичем на эту тему (с. 351).
  20. ↑ Vladimir Ashkenazy. Overture // Shostakovich Recognisered. Written and edited by Allan B. Ho and Dmitry Feofanov. London.Toccata Press, 1998. P. 8-11; Papa, what if they hang you for this? // Financial Times. 2000. 5-6 August. Владимир Ашкенази. А если тебя за это повесят, папа? // Литературная газета. 2000. 2026 декабря.
  21. ↑ Вопрос о подлинности мемуаров Шостаковича не закрыт // КоммерсантЪ, Номер 095 от 04-06-99, Полоса 009
  22. ↑ Воспоминания Шостаковича по-чешски Архивная копия от 11 октября 2006 на Wayback Machine // Программа «Поверх барьеров» на радио «Свобода», 14 декабря 2005.
  23. ↑ Галина и Максим Шостаковичи. Вступление // Соломон Волков. Шостакович и Сталин. Художник и царь. М.: Эксмо, 2006. С. 7.
  24. ↑ «Смена», 1992, 22 января.
  25. ↑ Битов Андрей. ГУЛАГ и мемориал Шостаковича // Битов Андрей. Мы проснулись в незнакомой стране. Л.: Советский писатель, 1991. С. 82.
  26. ↑ Житомирский Даниил. Шостакович официальный и подлинный // Даугава. 1990. № 3. С. 91.
  27. ↑ 1 2 А. Латынина. Тайный поединок // Новый мир, 2005, № 2. Полный машинописный текст своей рукописи, якобы подписанный Шостаковичем, С. Волков так и не предъявил, несмотря на официальные запросы из России и неоднократные личные просьбы вдовы Шостаковича И. А. Шостакович.
  28. ↑ Сергей Уваров "Большая история" // Известия, 4 апреля 2018
  29. ↑ Laurel E. Fay — автор английской биографии Шостаковича «Shostakovich. A Life»
  30. ↑ 1 2 Malcom Hamrick Brown (Professor Emeritus, Indiana University). A Shostakovich casebook. Indiana University Press, 2004. ISBN 0-253-34364-X, 9780253343642
  31. ↑ NYT. November 2, 1998. JAMES R. OESTREICH. Still in Debate: Shostakovich, Loyal Son or Not?
  32. ↑ Pauline Fairclough Архивная копия от 29 февраля 2012 на Wayback Machine. FACTS, FANTASIES, AND FICTIONS: RECENT SHOSTAKOVICH STUDIES // Music & Letters, Vol. 86 No. 3, © The Author (2005). Published by Oxford University Press. « The torrent of vilification that was levelled at Laurel Fay during the late 1990s by a small but vitriolic band of music journalists (mainly based in the UK, but boosted by the American lawyer Dmitri Feofanov and the American musicologist Allan Ho) is absolutely unprecedented in the history of Western musicology.»
  33. ↑ «Вестник» № 22(255), 24 октября 2000
  34. ↑ Впервые опубликованы в этой газете 20 августа 2000 г.
  35. ↑ A Shostakovich Casebook, p. 130—132. По словам вдовы, Волков интервьюировал Шостаковича трижды по 2 часа, причём во время двух этих интервью присутствовал Борис Тищенко. Этими тремя интервью «дружба» Волкова и Шостаковича исчерпывается.
  36. ↑ A Shostakovich Casebook, p.132.
  37. ↑ Jon Gonder. A Shostakovich Casebook Архивная копия от 18 января 2012 на Wayback Machine. CAML review (official organ of the Canadian Association of Music Libraries, Archives, and Documentation Centres). v. 32 no. 3 November. «The second, however, „Volkov’s Testimony Reconsidered“, leaves no stone unturned as it outlines the multiplicity of problems and addresses them with such precision that any dispassionate reader will be persuaded that Volkov’s work is unquestionably suspect»
  38. ↑ «Шостакович. Опыт феноменологии творчества». СПб., 2004. Глава «Введение»
  39. ↑ „Здесь человек сгорел…“, Музыкальная Академия, 1992, № 3, с. 8, где Волков говорит об Олеге Кагане
  40. ↑ L. Hakobian. Music of the Soviet Age, 1917—1987. Stockholm: Melos, 1998, p. 56n. См. также A Shostakovich Casebook. Ed. by M. H. Brown. Bloomington and Indianapolis: Indiana University Press, 2004. P. 235n
  41. ↑ «Scholars have easily exposed Testimony as a fraud within only a year of its publication». Цитируется по: Peter Kivy. Antithetical Arts: On the Ancient Quarrel Between Literature and Music. Oxford University Press US, 2009. ISBN 0-19-956280-6, 9780199562800
  42. ↑ Richard Taruskin. "Russian Music at Home and Abroad: New Essays". Univ of California Press, 2016. ISBN 0520963156, 9780520963153. Стр. 15-16
  43. ↑ «Новое Русское Слово», Нью-Йорк, 22—23 ноября 2008.
  44. ↑ Волков С. «Диалоги с Иосифом Бродским: литературные биографии.» М., Независимая газета, 1998. С.13.
  45. ↑ «Часть речи. Альманах литературы и искусства». No. 1. Нью-Йорк, 1980; «Часть речи. Альманах литературы и искусства». No. 2-3. Нью-Йорк, 1982; «Новый американец», Нью-Йорк, 1983, 5-11 сентября, 12-18 сентября, 19-25 сентября, 26 сентября — 2 октября; «Континент», Париж, 1987, No. 53; «Огонек», М., 1991, No. 7; «Столица», М., 1991, No. 46-47; «Свою меж вас ещё оставив тень… Ахматовские чтения», вып. 3, М., Наследие, 1992.
  46. ↑ Волков C., Волкова М. Иосиф Бродский в Нью-Йорке, Нью-Йорк, 1990; Бродский об Ахматовой. Диалоги с С. Волковым. М., Независимая газета, 1992.
  47. ↑ Volkov S. Conversations with Joseph Brodsky. N.-Y., Free Press, 1998.
  48. ↑ Волков С. Разговоры с Иосифом Бродским. Слово-Word, 1998.
  49. ↑ Волков С. Диалоги с Иосифом Бродским, 1998.
  50. ↑ «Звезда», 1999, No. 2, с. 217.
  51. ↑ «Итоги», 1998, 4 августа, с. 74.
  52. ↑ Иванов В. Портрет в диалоге. // Волков С. Разговоры с Иосифом Бродским. С. 333.
  53. ↑ Milosz C. Notes on Joseph Brodsky. Partisan Review, 1996, No.2, р.186.
  54. ↑ Гордин Я. Своя версия прошлого… // Волков С. «Диалоги с Иосифом Бродским». С. 6.
  55. ↑ Гордин Я. Своя версия прошлого… С. 5, 10.
  56. ↑ Лосев, Л. Иосиф Бродский: опыт литературной биографии. М., Молодая гвардия, 2006.
  57. ↑ Бродский И. Новая библиотека поэта. Стихотворения и поэмы. В 2-х томах. СПБ, Вита Нова, 2011.
  58. ↑ 1 2 Татьяна Резвых. «Отчего же нам стало светло?»: Соломон Волков о русской культуре. Гефтер (17.04.2014).
  59. ↑ Ирина Чайковская. Радуга над Петербургом. О книге Соломона Волкова «История культуры Санкт-Петербурга с основания до наших дней» (10.01.2003).
  60. ↑ Борис Парамонов. [http://2004.novayagazeta.ru/nomer/2004/81n/n81n-s39.shtml ПРОДЮСЕР СТАЛИН К выходу в России книги об отношениях тирана и великого композитора]. Новая газета (1.11.2004).
  61. ↑ Данилкин Лев. Нумерация с хвоста. Путеводитель по русской литературе. — М.: АСТ, 2009. — С. 131-132. — 288 с. — ISBN 978-5-17-058933-3, 978-5-271-23615-0.
  62. ↑ Леонид Павлючик. Поэт в России меньше, чем поэт?. "Труд" (25.10.2013).
  63. ↑ Игорь Вирабов. Истина кипариса. Исповедь поэта Евгения Евтушенко на Первом канале. "Российская газета" (18.10.2013).
  64. ↑ Инна Ткаченко. Совпало. "Соломон Волков. Диалоги с Евгением Евтушенко", реж. Анна Нельсон. Искусство кино (12. 2013).
  65. ↑ Йосси Тавор. "Просто нужно видеть и слышать" Почему Владимир Спиваков не готов подводить итоги. Коммерсант (06.10.2014).
  66. ↑ Ирина Чайковская. «Владимир Спиваков. Диалоги с Соломоном Волковым» - четырехсерийный фильм к 70-летию Спивакова. Чайка (09.11.2014).
  67. ↑ Игорь Вирабов. Скрипка и немножко нервно. Российская газеты (03.09.2014).
  68. ↑ Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок autogenerated4 не указан текст
  69. ↑ Соломон Волков: "Нуреев" может стать визитной карточкой Большого театра (рус.), РИА Новости (20180406T1200+0300Z). Проверено 22 апреля 2018.
  70. ↑ Большая история (рус.), ClassicalMusicNews.Ru (6 апреля 2018). Проверено 8 апреля 2018.
  71. ↑ Вовлеченный наблюдатель | Colta.ru. www.colta.ru. Проверено 4 мая 2018.
  72. ↑ Валерий Гергиев в диалоге с Соломоном Волковым (рус.), ИА REGNUM. Проверено 6 мая 2018.

Ссылки

wiki2.red

Соломон Волков Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Волков.

Соломо́н Моисе́евич Во́лков (род. 17 апреля 1944 (1944-04-17) года, Ленинабад, Таджикская ССР) — советский и американский музыковед[2][3][4], журналист, писатель и блогер

Биография

В 1945—1958 годы жил в Риге, куда его родители вернулись из эвакуации. Поступил в Рижскую специальную музыкальную школу имени Эмиля Дарзиня при Латвийской государственной консерватории имени Я. Витола по классу скрипки (1950-1958 годы). В 1958 году перевёлся в Ленинградскую специальную музыкальную школу для особо одарённых детей при Консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова.

Окончил Ленинградскую консерваторию. В 1973-74 годах был старшим редактором отдела в журнале Союза композиторов СССР «Советская музыка» (писал небольшие аннотации книг[5], рецензии на концерты[6] и т. п.).

В 1976 году эмигрировал в США. Живёт в Нью-Йорке[7].

Женат на пианистке и фотографе Марианне Волковой. Член редсовета русско-американского журнала «Чайка». Член независимого жюри премии «Либерти», присуждаемой ежегодно с 1999 года за вклад в развитие русско-американских культурных связей.

Музыкально-критическая и музыкально-общественная деятельность в Советском Союзе (1959-1976)

Свою первую статью 15-летний Волков опубликовал в рижской ежедневной вечерней газете «Ригас Балсс» («Голос Риги»), выходившей на латышском и русском языках.[8] За ней последовал ряд других статей на музыкальные темы[9][10][11][12].

В ленинградский период Волков создал (совместно с Юрием Кочневым) под эгидой консерватории Экспериментальную студию камерной оперы (ЭСКО)[13], осуществившую, среди прочего, сценическую премьеру оперы «Скрипка Ротшильда» (по Чехову), принадлежавшей перу ученика Шостаковича, Вениамина Флейшмана, погибшего в Великую отечественную войну[14].

Волков и Шостакович

Сотрудничество музыковеда с композитором Дмитрием Шостаковичем началось в начале 1970-х годов, когда Волков работал над книгой «Молодые композиторы Ленинграда» (издательство «Советский композитор», 1971), предисловие к которой («Достойная смена») написал Шостакович.

В 1979 г. в США опубликовал в переводе на английский книгу «Свидетельство» (англ. Testimony: The Memoirs of Dmitri Shostakovich as Related to and Edited by Solomon Volkov), утверждая, что она представляет собой рассказы Дмитрия Шостаковича о своей жизни и творчестве, записанные Волковым в ходе встреч с Шостаковичем в Ленинграде в 1971—1974 гг. В этой книге Шостакович довольно резко высказывается о некоторых своих коллегах и выражает весьма отрицательное отношение к советской власти.

После выхода книги последовал ряд протестов из СССР, обвинявших Волкова в фальсификации. С протестами, в частности, выступили сын Шостаковича Максим и жена Ирина, а также подписавшие коллективное письмо композиторы Вениамин Баснер, Моисей Вайнберг, Кара Караев, Юрий Левитин, Борис Тищенко и Карен Хачатурян. В этих протестах особо подчёркивалось, что Шостакович был вполне лоялен к советскому режиму, что критика Шостаковича 1948 года была дезавуирована постановлением ЦК КПСС 1958 года, которое «снимало обвинения в формализме ряда композиторов как необоснованные и несправедливые»[15]. В редакционной статье «Клоп» «Литературная газета» также писала, что Шостакович был лоялен к власти, и что не мог человек, «ненавидящий свое общество и хулящий лучших мастеров его культуры», «вступить в ряды Коммунистической партии»[16].

В статье «Литературной газеты», републикованной в «Спутнике», также говорилось, со ссылками на его публичные высказывания, что Шостакович был преданным коммунистом и что «все творчество композитора от первых его сочинений до последних связано с революционной историей и современностью Советской страны»[17].

В качестве подтверждения подлинности свидетельства приводятся мнения Мстислава Ростроповича и Владимира Ашкенази[18][19][20]. Однако интервью Ростроповича было дано до публикации "Свидетельств", а Ашкенази, заявивший, что в мемуарах он узнал настоящего Шостаковича, был едва знаком с композитором[21].

К этому времени его первая книга была была переведена на двадцать языков.[7]

Позднее, эмигрировав из СССР, изменил тональность своих отзывов о книге и Максим Шостакович, признавший точность вырисовывающегося в «Свидетельстве» облика композитора в некоторых случаях Шостакович-сын так или иначе участвовал в переизданиях книги, подготовленной Волковым (в частности, инициаторы перевода книги на чешский язык рассказывают, что он написал для неё послесловие и принял участие в презентации в Праге[22][23]). В то же время ни один из композиторов, подписавших письмо против книги Волкова, не заявил о вынужденности этого шага или об изменении своих взглядов на проблему даже после распада СССР, а Борис Тищенко, некогда познакомивший Волкова с Шостаковичем, подтвердил свою прежнюю позицию относительно сфабрикованности книги в 1992 г.[24].

Тем не менее, после распада СССР тон публикаций изменился. В защиту Волкова высказался Андрей Битов[25]. В поддержку Волкова выступил музыковед Житомирский, полагающий, что источником компании против книги являются резкие характеристики Шостаковича[26].

В 1988 году в Англии по книге был снят фильм «Доказательство» (Testimony) с Беном Кингсли в роли Шостаковича[7].

Литературовед Алла Латынина пришла в 2005 году к выводу о том, что книга Волкова «Свидетельство» в большинстве случаев достоверна по своему содержанию, но подлинность её остаётся недоказанной[27]. Музыковед Сергей Уваров в газете "Известия" полагает, что книга Волкова позволила увидеть Шостаковича иначе, "нежели представляло официальное советское музыкознание, обнажили конфликты — внутренние и внешние, — из которых и выросло творчество Шостаковича", однако отмечает, что не все исследователи признают аутентичность прямой речи Шостаковича в «Свидетельстве».[28]

Для доказательства подлинности бесед Волковым были предоставлены некоторые страницы, подписанные Шостаковичем. Однако, как установила Лорел Фэй[29], подписанные страницы оказались копиями газетных статей и рецензий Шостаковича, опубликованных за десятки лет до предполагаемых бесед, между тем, Волковым они были представлены как текст, надиктованный ему Шостаковичем[30]. Сторонники Волкова объясняют эти совпадения превосходной памятью Шостаковича[31]. Полин Фейрклаф отмечает, что после публикаций Фей организованный небольшой группой музыкальных журналистов поток грязи в её адрес (в основном инспирированный Дмитрием Феофановым и Алланом Хо) был абсолютно беспрецедентен для западного музыковедения[32].

Несмотря на неоднократные просьбы вдовы Шостаковича, Ирины Шостакович, Волков так и не предъявил полный машинописный текст своей рукописи, с его слов подписанный Шостаковичем[27]. Позже Волков заявил, что рукопись продана в частный архив и в настоящее время недоступна. Русское издание «Свидетельств» является обратным переводом с английского[33].

Профессиональные музыковеды сходятся во мнении, что книга Волкова о Шостаковиче не является достоверным источником. Вышедшая в 2004 году книга «A Shostakovich Casebook» (под редакцией Малколма Брауна[30]) содержит статьи ведущих специалистов по Шостаковичу, критикующих книгу Волкова. Среди авторов статей Лорел Фэй, Ричард Тарускин, Левон Акопян, руководитель научно-аналитического отдела Московской государственной консерваторим имени П. И. Чайковского Алла Богданова, профессор музыки Манчестерского университета Дэвид Фэннинг, Людмила Ковнацкая, друг Шостаковича Борис Тищенко и другие.

В этой же книге перепечатаны (данные прежде газете «Нью-Йорк Таймс»)[34] интервью вдовы композитора Ирины Антоновны Шостакович, в которых она (среди прочего) с протокольной точностью воспроизводит события, предшествовавшие изданию книги Волкова[35], выдвигает против него обвинения в подлоге и называет имя реального информатора С. Волкова, некоего Льва Лебединского — «небрежного мемуариста, с которым Шостакович прекратил всякие отношения задолго до того».[36]

Джонатан Кондер из университета Питт Джонстауна в рецензии на сборник отмечает, что статья Лорел Фэй «Volkov’s Testimony Reconsidered» не оставляет камня на камне от книги Волкова и что любой беспристрастный читатель должен увидеть, что книга Волкова сомнительна.[37]Левон Акопян, крупный российский специалист по Шостаковичу, в книге «Шостакович. Опыт феноменологии творчества» отмечает, что «скомпилированная и, возможно, отчасти сфальсифицированная» книга Волкова — «довольно тривиальный документ, где фигура Шостаковича адаптирована к посредственному профессиональному и интеллектуальному уровню его собеседника».[38] Акопян также отмечает, что «факт клеветы Волкова в адрес умершего коллеги[39] заставляет скептически относиться ко всему, что он говорит».[40] Ведущий западный музыковед Ричард Тарускин отмечает, что учёные быстро пришли к выводу, что «Свидетельства» представляют собой подделку[41], и что популярность книги на Западе была обусловлена реалиями холодной войны[42].

В то же время в поддержку «Свидетельства» продолжают высказываться непрофессионалы — в частности, Евгений Евтушенко.[43]

Другие книги Волкова

Успех первой книги о Шостаковиче вдохновил Волкова на дальнейшие записи своих бесед с великими собеседниками. Так появились книги разговоров Волкова с балетмейстером Джорджем Баланчиным и скрипачом Натаном Мильштейном (англ. From Russia to the West: The Musical Memoirs and Reminiscences of Nathan Milstein; 1991).

Диалоги с Иосифом Бродским

Самая популярная в России работа Волкова — книга его бесед с поэтом Иосифом Бродским, вышедшая уже пятью изданиями. Этот проект возник, когда Волков стал посещать в качестве вольнослушателя лекции Бродского в Колумбийском университете (Нью-Йорк) осенью 1978 года. Как он объяснит в своем предисловии к книге, Бродский «комментировал тогда для американских студентов своих любимых поэтов: Цветаеву, Ахматову, Роберта Фроста, У. Х. Одена. Эти лекции меня ошеломили.<…> У меня возникла идея книги „разговоров“, которую я и предложил Бродскому. Он сразу же ответил согласием»[44].

Работа над книгой продолжалась с осени 1978 г. до зимы 1992 г. и состояла в том, что Бродский отвечал на вопросы Волкова, который записывал их беседы. В течение этого времени многие главы из будущей книги появлялись в периодике и в сборниках — сначала на Западе, а затем, когда это стало возможным, и в Москве[45]. Главы о жизни Бродского в Нью-Йорке и об Ахматовой публиковались также в виде отдельных изданий[46]. В общей сложности более половины материалов было опубликовано при жизни поэта.

Полностью книга увидела свет в 1998 году: на английском языке в Нью-Йорке[47] и на русском в Нью-Йорке[48] и в Москве[49]. Название «Диалоги с Иосифом Бродским» закрепилось в последующих переизданиях.

«Диалоги с Бродским» были восприняты как важный вклад в изучение биографии и творчества поэта. «Это, несомненно, выдающееся событие, — писал эссеист Борис Парамонов в журнале „Звезда“. — Книга, бесспорно, удалась.<…> Книга помогает понять Бродского. Она дает, я бы сказал, ключ к многочисленным шифрам его поэзии. Яснее делается тематика Бродского, самое мировоззрение его. И человек яснее делается, а это очень много»[50].

Близкий к Бродскому писатель и эссеист Петр Вайль в своей рецензии в журнале «Итоги» выделял другой аспект книги: «…общение с Бродским делало лучше — мужественнее, проще, честнее, тоньше. По крайней мере хотелось таким становиться. Тот же эффект производит чтение „Разговоров“ — потому, конечно, что здесь звучит живой, подлинный голос»[51]. Академик Вяч. Вс. Иванов, также близко знавший Бродского, указывал, что из «Диалогов» читатели узнают о Бродском «многое, что могло бы иначе остаться неизвестным: как и почему он ушел из школы, где скитался в годы странствий по России, каково ему было в тюрьме, в сумасшедшем доме и в ссылке в деревне на русском Севере. Как он начал писать и как сложились его отношения с большими русскими, европейскими и американскими поэтами, которым он себя считает обязанным. Особой удачей книги мне кажутся беседы об Ахматовой»[52].

Беседы об Ахматовой, с которыми он ознакомился ещё в журнальной публикации, выделял и поэт Чеслав Милош, лауреат Нобелевской премии по литературе. Милош писал: «Это — глубочайшее из сказанного им об Ахматовой и, может быть, самое глубокое из сказанного о творческом процессе кем бы то ни было»[53].

Друг Бродского и исследователь его творчества писатель Яков Гордин в своем предисловии подчеркивал строгую документальность «Диалогов с Бродским»: «Наличие магнитофона исключает фактор даже непредумышленной интерпретации. Перед читателем не волковский Бродский, но Бродский как таковой. Ответственность за все сказанное — на нём самом. При этом Волков отнюдь не ограничивает себя функцией включения и выключения магнитофона. Он искусно направляет разговор, не влияя при этом на характер сказанного собеседником. Его задача — определить круг стратегических тем, а внутри каждой темы он отводит себе роль интеллектуального провокатора»[54]. Определяя значение работы Волкова, Гордин заключал, что «Диалоги с Бродским» — «книга для русской культуры уникальная. Сам Волков пишет в авторском предисловии об экзотичности для России этого жанра, важность которого, однако, очевидна. <…> И ни один исследователь жизни и творчества Бродского не может отныне обойтись без этой книги»[55].

Действительно, в наиболее авторитетной на сегодняшний день биографии Бродского, принадлежащей перу Льва Лосева, а также в его предисловии и комментариях к дефинитивному изданию стихов Бродского в «Библиотеке поэта», он многократно ссылается на «Диалоги с Бродским»[56][57].

Волков также написал «Историю культуры Санкт-Петербурга» (англ. St. Petersburg: A Cultural History; 1997)[58], изданную в 2005 году в США и в 2007 году в России. В 2008 году одновременно по-русски и по-английски вышла книга Волкова «История русской культуры XX века. От Льва Толстого до Александра Солженицына» (англ. The Magical Chorus. A History of Russian Culture From Tolstoy to Solzhenitsyn). Книга получила положительный отклик от Якова Гордина и Льва Лосева. По мнению Ирины Чайковской, «Волков выступает здесь как искусствовед, литературовед, а также как историк и философ культуры. Предметом пристального анализа становится не столько культура Петербурга, сколько изменение мифа о городе, ею отраженное. Перед нами рассказ о трансформации петербургского мифа за 300 лет его (города и мифа) существования"[59].

Шостакович и Сталин: Художник и царь. К столетнему юбилею

Книга (англ: Shostakovich and Stalin. NY., 2004; рус.: 2004, 2006) была переведена на 11 языков и получила высокую оценку детей Шостаковича, Максима и Галины, Владимира Ашкенази и Гидона Кремера. Писатель Борис Парамонов обратил внимание на то, что в книге дан портрет и второго её героя, Сталина [60].

«История русской культуры XX века. От Льва Толстого до Александра Солженицына» (М., 2008)

Книгу высоко оценили Татьяна Резвых и Лев Данилкин, полагающий книгу исключительной и увлекательной[61].

Соломон Волков. Диалоги с Евгением Евтушенко. Фильм и книга

Трехсерийный фильм (режиссёр – Анна Нельсон) был показан в октябре 2013 года по каналу ОРТ. В фильме рассматривались в том числе и взаимоотношения Евгения Евтушенко и Иосифа Бродского.[62]

Критики сочли этот фильм сведением счетов двух поэтов. [63][58] Исповеднический характер фильма подчеркивает в своей рецензии Инна Ткаченко: "Договориться с потомками. Разобраться с прошлым. Определиться с величием. Попросить прощения. «Граждане, послушайте меня!», «Со мною вот что происходит…» Все это – Евтушенко в восемьдесят лет, еле ступающий на тогда еще не отрезанную больную ногу"[64].

Фильм был номинирован на премию ТЭФИ-2014 («Документальный проект»)

В 2018 году в издательстве "Редакция Елены Шубиной" вышла книга Волкова "Диалоги с Евгением Евтушенко", основанная на материалах фильма.

Илья Фаликов в "Независимой газете" высоко оценил книгу: "Подготовленность Волкова к разговору основана не на какой-то сезонной работе с целью не ударить в грязь лицом, но, собственно, на всей предыдущей жизни, связанной и с долголетним чтением стихов этого поэта и всего его поколения, не говоря о русской поэзии в целом, шире – о мировой культуре"[65]. Фаликов заключает: "...книга Волкова – не евтушенковедение. Поиск утраченного времени, воскрешение эпохи. Неистребимость проклятых вопросов. Голос истории"[66].

Диалоги с Владимиром Спиваковым

В сентябре 2014 года практически одновременно появились одноимённая книга в издательстве «Аст» и четырехсерийный документальный фильм (режиссёр Елена Ласкари). Книга и фильм создавались по отдельности. Сериал снимался в эльзасском городе Кольмар, где Владимир Спиваков ежегодно проводит музыкальный фестиваль. Спиваков рассказывает о своих дружеских и творческих контактах с известнейшими музыкальными деятелями: Мстиславом Ростроповичем, Евгением Светлановым, Леонардом Бернстайном, Альфредом Шнитке. Как отметила Ирина Чайковская, здесь «Владимир Спиваков оперирует не музыкальным волапюком, он с помощью романтических историй вызывает отклик у своих музыкантов, зажигает в них огонь»[67] Игорь Вирабов обратил внимание, что в книге выдержана центральная для Волкова тема: собеседники Волкова «Шостакович, Бродский, Баланчин, Спиваков непременно касаются общей темы: художник и власть»[68]. По словам музыковеда и радиожурналиста Йосси Тавора, "Эта книга действительно заслуживает самой высокой оценки... Меня поразило в этой книге не только то, что они говорят о вещах знакомых, известных, нередко знаковых, но еще откровенность Владимира Теодоровича." [69]. В разговоре с Йосси Тавором Владимир Спиваков резюмировал: "...в этой книге, точнее, в наших с Соломоном беседах, я старался никого не задеть, никого не обидеть. Такова и моя позиция в жизни" [70].

Большой театр. Культура и политика. Новая история

В апреле 2018 года вышла книга Соломона Волкова, посвящённая политической истории Большого театра - его взаимодействию с властью на протяжении 250 лет. РИА Новости подчеркнула: "Это первое исследование такого рода не только в отношении Большого театра, но и любой крупной культурной институции в России"[71]. Обозреватель газеты "Известия" Сергей Уваров отмечает среди достоинств книги, что "Волков опирается не только на архивные материалы (кстати, нынешнее руководство Большого содействовало автору, так что книгу можно считать «авторизованной биографией» театра). Не менее важным источником стали личные беседы с выдающимися артистами... Соломону Волкову удалось выстроить богатую историческую фактуру в увлекательное, захватывающее повествование" [72]. Андрей Тесля на colta.ru отметил: "Соломон Волков — редкое явление для нашей культуры. Прежде всего — в его способности писать популярно и увлекательно о высокой культуре и не стыдиться своей роли рассказчика. В умении становиться вровень с читателем и именно рассказывать ему, беседовать с ним об интересном и достопамятном, делиться своими знаниями, наблюдениями, воспоминаниями, будучи свободным от дидактических интонаций — и понимая, что читателю требуется, в первую очередь, некая story.

И Волков эту историю дает — выстраивая повествование о Большом как рассказ о взаимоотношениях театра и власти, где культура и политика не противостоят друг другу, а предстают во взаимодействии и взаимоиспользовании. Это история не о том, как «власть использовала искусство», но о самой природе имперских оперы и балета"[73].

Диалоги с Валерием Гергиевым

2 мая 2018 года Первый канал показал телефильм "Соломон Волков. Диалоги с Валерием Гергиевым", приуроченный к 65-летию выдающегося дирижера, художественного руководителя Мариинского театра. Татьяна Резвых пишет: "В 2018 году исполняется 30-летний юбилей гергиевского руководства Мариинским театром. Масштаб его деятельности привлекает к нему и к его театру пристальное внимание журналистов и музыковедов, о Гергиеве снято немало фильмов, он часто дает интервью. Но при этом музыкант оставался во многом «закрытой», загадочной фигурой. Очень мало известно о его корнях, истоках, формировании личности. Волков заявил себя как мастер диалога – вспомним хотя бы его беседы с Иосифом Бродским и Евгением Евтушенко, в которых эти «знаковые» персонажи раскрылись в беспрецедентной исповедальности. Волков умеет разговорить своих великих собеседников. Удалось ему это и на сей раз <...> Волкова особо интересует взаимодействие культуры с политикой. Отвечая на его вопросы, Гергиев поведал почти детективную историю своего назначения в 1988 году на престижный пост главного дирижера Мариинки. Этот эпизод достоин войти в анналы культурной перестройки горбачевской эпохи"[74].

Общественное признание

Премия Американского общества композиторов,авторов и издателей The Deems Taylor/Virgil Tomson award за книгу мемуаров Д.Д. Шостаковича "Свидетельство" (1980) [75]

Премия журнала "Звезда" за книгу "Диалоги с Иосифом Бродским" (1998) https://olden.rsl.ru/datadocs/doc_7094ro.pdf

Премия Фонда Майи Плисецкой и Родиона Щедрина за последовательную пропаганду русского искусства и балета (2011) [76]

Примечания

  1. ↑ SNAC — 2010.
  2. ↑ Соломон Волков в беседе с Татьяной Бек
  3. ↑ Соломон Волков. Диалоги с Иосифом Бродским
  4. ↑ RUNYweb.com — Era — Энциклопедия Русской Америки: Соломон Волков
  5. ↑ Песни партии // Советская музыка, 1973, № 3, с. 133.
  6. ↑ Авторский вечер Д. Шостаковича // Советская музыка, 1974, № 5, с. 88-89; Музыканты Эстонии в гостях у творческой молодежи Москвы // Советская музыка, 1974, № 5, с. 77-78.
  7. ↑ 1 2 3 Огонек: Соломон Волков: Государство Все Равно Хочет Заставить Интеллигентов Служить Себе (недоступная ссылка — история). Проверено 9 декабря 2013. Архивировано 13 декабря 2013 года.
  8. ↑ Корифей советской музыкальной мысли / К 75-летию со дня рождения Б. Асафьева // Ригас Балсс. 29 июля 1959. № 177.
  9. ↑ С. Волков. Новое произведение выдающегося советского композитора // Ригас Балсс. 14.10.59. № 243.
  10. ↑ С. Волков. Новый квартет Д. Шостаковича // Смена. 07.10.60. № 238.
  11. ↑ S. Volkovs. Tikšanās ar patiesu mākslu // Literatūra un māksla. 1963. 10.08.63. № 32.
  12. ↑ Волков С. У ленинградских композиторов // Literatūra un māksla. 1965. 19 июня. № 25; Волков С. Струнный квартет В. Арзуманова // Музыкальные кадры. 1967. 27 марта; Волков С. Молодые и разные… // Смена. 1969. 24 апреля. № 96.
  13. ↑ Энтузиасты камерной оперы // Советская молодежь. 1968. 7 апреля
  14. ↑ Е. Лосото. Чеховский мотив // Комсомольская правда. 1968. 4 октября.
  15. ↑ Жалкая подделка. О так называемых «мемуарах» Д.Д. Шостаковича // Литературная газета. 1979. 14 ноября.
  16. ↑ От редакции. Клоп // Литературная газета. 1979. 4 ноября.
  17. ↑ Без подписи. Каким был и каким не был Шостакович // Спутник. Дайджест советской прессы и литературы. 1980. № 2.
  18. ↑ Предисловие (Foreword) к «Testimony» (New York: «Limelight Editions», 2004), а также предисловие к Allan B. Ho and Dmitry Feofanov, «Shostakovich Reconsidered», c. 9-11.
  19. ↑ Финское издание Testimony» («Dmitri Šostakovitšin muistelmat» // Otava, 1989), с послесловием переводчика Сеппо Хейкинхеймо (Seppo Heikinheimo), который беседовал с Ростроповичем на эту тему (с. 351).
  20. ↑ Vladimir Ashkenazy. Overture // Shostakovich Recognisered. Written and edited by Allan B. Ho and Dmitry Feofanov. London.Toccata Press, 1998. P. 8-11; Papa, what if they hang you for this? // Financial Times. 2000. 5-6 August. Владимир Ашкенази. А если тебя за это повесят, папа? // Литературная газета. 2000. 2026 декабря.
  21. ↑ Вопрос о подлинности мемуаров Шостаковича не закрыт // КоммерсантЪ, Номер 095 от 04-06-99, Полоса 009
  22. ↑ Воспоминания Шостаковича по-чешски Архивная копия от 11 октября 2006 на Wayback Machine // Программа «Поверх барьеров» на радио «Свобода», 14 декабря 2005.
  23. ↑ Галина и Максим Шостаковичи. Вступление // Соломон Волков. Шостакович и Сталин. Художник и царь. М.: Эксмо, 2006. С. 7.
  24. ↑ «Смена», 1992, 22 января.
  25. ↑ Битов Андрей. ГУЛАГ и мемориал Шостаковича // Битов Андрей. Мы проснулись в незнакомой стране. Л.: Советский писатель, 1991. С. 82.
  26. ↑ Житомирский Даниил. Шостакович официальный и подлинный // Даугава. 1990. № 3. С. 91.
  27. ↑ 1 2 А. Латынина. Тайный поединок // Новый мир, 2005, № 2. Полный машинописный текст своей рукописи, якобы подписанный Шостаковичем, С. Волков так и не предъявил, несмотря на официальные запросы из России и неоднократные личные просьбы вдовы Шостаковича И. А. Шостакович.
  28. ↑ Сергей Уваров "Большая история" // Известия, 4 апреля 2018
  29. ↑ Laurel E. Fay — автор английской биографии Шостаковича «Shostakovich. A Life»
  30. ↑ 1 2 Malcom Hamrick Brown (Professor Emeritus, Indiana University). A Shostakovich casebook. Indiana University Press, 2004. ISBN 0-253-34364-X, 9780253343642
  31. ↑ NYT. November 2, 1998. JAMES R. OESTREICH. Still in Debate: Shostakovich, Loyal Son or Not?
  32. ↑ Pauline Fairclough Архивная копия от 29 февраля 2012 на Wayback Machine. FACTS, FANTASIES, AND FICTIONS: RECENT SHOSTAKOVICH STUDIES // Music & Letters, Vol. 86 No. 3, © The Author (2005). Published by Oxford University Press. « The torrent of vilification that was levelled at Laurel Fay during the late 1990s by a small but vitriolic band of music journalists (mainly based in the UK, but boosted by the American lawyer Dmitri Feofanov and the American musicologist Allan Ho) is absolutely unprecedented in the history of Western musicology.»
  33. ↑ «Вестник» № 22(255), 24 октября 2000
  34. ↑ Впервые опубликованы в этой газете 20 августа 2000 г.
  35. ↑ A Shostakovich Casebook, p. 130—132. По словам вдовы, Волков интервьюировал Шостаковича трижды по 2 часа, причём во время двух этих интервью присутствовал Борис Тищенко. Этими тремя интервью «дружба» Волкова и Шостаковича исчерпывается.
  36. ↑ A Shostakovich Casebook, p.132.
  37. ↑ Jon Gonder. A Shostakovich Casebook Архивная копия от 18 января 2012 на Wayback Machine. CAML review (official organ of the Canadian Association of Music Libraries, Archives, and Documentation Centres). v. 32 no. 3 November. «The second, however, „Volkov’s Testimony Reconsidered“, leaves no stone unturned as it outlines the multiplicity of problems and addresses them with such precision that any dispassionate reader will be persuaded that Volkov’s work is unquestionably suspect»
  38. ↑ «Шостакович. Опыт феноменологии творчества». СПб., 2004. Глава «Введение»
  39. ↑ „Здесь человек сгорел…“, Музыкальная Академия, 1992, № 3, с. 8, где Волков говорит об Олеге Кагане
  40. ↑ L. Hakobian. Music of the Soviet Age, 1917—1987. Stockholm: Melos, 1998, p. 56n. См. также A Shostakovich Casebook. Ed. by M. H. Brown. Bloomington and Indianapolis: Indiana University Press, 2004. P. 235n
  41. ↑ «Scholars have easily exposed Testimony as a fraud within only a year of its publication». Цитируется по: Peter Kivy. Antithetical Arts: On the Ancient Quarrel Between Literature and Music. Oxford University Press US, 2009. ISBN 0-19-956280-6, 9780199562800
  42. ↑ Richard Taruskin. "Russian Music at Home and Abroad: New Essays". Univ of California Press, 2016. ISBN 0520963156, 9780520963153. Стр. 15-16
  43. ↑ «Новое Русское Слово», Нью-Йорк, 22—23 ноября 2008.
  44. ↑ Волков С. «Диалоги с Иосифом Бродским: литературные биографии.» М., Независимая газета, 1998. С.13.
  45. ↑ «Часть речи. Альманах литературы и искусства». No. 1. Нью-Йорк, 1980; «Часть речи. Альманах литературы и искусства». No. 2-3. Нью-Йорк, 1982; «Новый американец», Нью-Йорк, 1983, 5-11 сентября, 12-18 сентября, 19-25 сентября, 26 сентября — 2 октября; «Континент», Париж, 1987, No. 53; «Огонек», М., 1991, No. 7; «Столица», М., 1991, No. 46-47; «Свою меж вас ещё оставив тень… Ахматовские чтения», вып. 3, М., Наследие, 1992.
  46. ↑ Волков C., Волкова М. Иосиф Бродский в Нью-Йорке, Нью-Йорк, 1990; Бродский об Ахматовой. Диалоги с С. Волковым. М., Независимая газета, 1992.
  47. ↑ Volkov S. Conversations with Joseph Brodsky. N.-Y., Free Press, 1998.
  48. ↑ Волков С. Разговоры с Иосифом Бродским. Слово-Word, 1998.
  49. ↑ Волков С. Диалоги с Иосифом Бродским, 1998.
  50. ↑ «Звезда», 1999, No. 2, с. 217.
  51. ↑ «Итоги», 1998, 4 августа, с. 74.
  52. ↑ Иванов В. Портрет в диалоге. // Волков С. Разговоры с Иосифом Бродским. С. 333.
  53. ↑ Milosz C. Notes on Joseph Brodsky. Partisan Review, 1996, No.2, р.186.
  54. ↑ Гордин Я. Своя версия прошлого… // Волков С. «Диалоги с Иосифом Бродским». С. 6.
  55. ↑ Гордин Я. Своя версия прошлого… С. 5, 10.
  56. ↑ Лосев, Л. Иосиф Бродский: опыт литературной биографии. М., Молодая гвардия, 2006.
  57. ↑ Бродский И. Новая библиотека поэта. Стихотворения и поэмы. В 2-х томах. СПБ, Вита Нова, 2011.
  58. ↑ 1 2 Татьяна Резвых. «Отчего же нам стало светло?»: Соломон Волков о русской культуре. Гефтер (17.04.2014).
  59. ↑ Ирина Чайковская. Радуга над Петербургом. О книге Соломона Волкова «История культуры Санкт-Петербурга с основания до наших дней» (10.01.2003).
  60. ↑ Борис Парамонов. [http://2004.novayagazeta.ru/nomer/2004/81n/n81n-s39.shtml ПРОДЮСЕР СТАЛИН К выходу в России книги об отношениях тирана и великого композитора]. Новая газета (1.11.2004).
  61. ↑ Данилкин Лев. Нумерация с хвоста. Путеводитель по русской литературе. — М.: АСТ, 2009. — С. 131-132. — 288 с. — ISBN 978-5-17-058933-3, 978-5-271-23615-0.
  62. ↑ Леонид Павлючик. Поэт в России меньше, чем поэт?. "Труд" (25.10.2013).
  63. ↑ Игорь Вирабов. Истина кипариса. Исповедь поэта Евгения Евтушенко на Первом канале. "Российская газета" (18.10.2013).
  64. ↑ Инна Ткаченко. Совпало. "Соломон Волков. Диалоги с Евгением Евтушенко", реж. Анна Нельсон. Искусство кино (12. 2013).
  65. ↑ Почему-то история выбрала меня (англ.). Проверено 3 ноября 2018.
  66. ↑ Почему-то история выбрала меня (англ.). Проверено 3 ноября 2018.
  67. ↑ Ирина Чайковская. «Владимир Спиваков. Диалоги с Соломоном Волковым» - четырехсерийный фильм к 70-летию Спивакова. Чайка (09.11.2014).
  68. ↑ Игорь Вирабов. Скрипка и немножко нервно. Российская газеты (03.09.2014).
  69. ↑ Соломон Волков «Диалоги с Владимиром Спиваковым» (рус.). Проверено 3 ноября 2018.
  70. ↑ "Просто нужно видеть и слышать" // Журнал "Огонёк". — 2014-06-10. — С. 48.
  71. ↑ Соломон Волков: "Нуреев" может стать визитной карточкой Большого театра (рус.), РИА Новости (20180406T1200+0300Z). Проверено 22 апреля 2018.
  72. ↑ Большая история (рус.), ClassicalMusicNews.Ru (6 апреля 2018). Проверено 8 апреля 2018.
  73. ↑ Вовлеченный наблюдатель | Colta.ru. www.colta.ru. Проверено 4 мая 2018.
  74. ↑ Валерий Гергиев в диалоге с Соломоном Волковым (рус.), ИА REGNUM. Проверено 6 мая 2018.
  75. ↑ 13th Annual ASCAP Deems Taylor Award Recipients (англ.), ascapfoundation.org. Проверено 3 ноября 2018.
  76. ↑ Plisetskaya Shchedrin FoundationAwards of the Maya Plisetskaya and Rodion Shchedrin Foundation USA (англ.). www.shchedrin.de. Проверено 3 ноября 2018.

Ссылки

wikiredia.ru