Онлайн чтение книги Голубая стрекоза. Книги стрекоза


Книга: Стрекоза

Е. ШариковаСтрекозаВеселые занятия ждут вашего малыша на страницах книг этой серии. Игровые задания с наклейками сделают обучение интересным и увлекательным. ISBN:978-5-9951-1929-6 — Стрекоза, (формат: Мягкая бумажная, стр.) Развивающая книжка с наклейками Подробнее...201476бумажная книга
СтрекозаВертолет "Стрекоза" на инфракрасном управлении от производителя "Властелин небес" надолго завладеет вниманием своего обладателя. Особенности: Управление вертолетом производится при помощи… — (формат: Мягкая бумажная, стр.) Подробнее...2149бумажная книга
Александрова Е.СтрекозаКнига 171;Стрекоза 187;серии 171;Книжки-малютки 187;легко поместится даже в самую маленькую сумочку - ее так удобно брать с собой в гости, поездку или на прогулку! Эта миниатюрная книжка с… — Мозаика-Синтез, (формат: Мягкая бумажная, стр.) Книжки-малютки Подробнее...201895бумажная книга
Александрова Е.СтрекозаКнига «Стрекоза» серии «Книжки-малютки» легко поместится даже в самую маленькую сумочку - ее так удобно брать с собой в гости, поездку или на прогулку! Эта миниатюрная книжка с закругленными углами… — Мозаика-Синтез, (формат: Картон, стр.) Подробнее...201896бумажная книга
Александрова Е.СтрекозаКнига&171;Стрекоза&187;серии&171;Книжки-малютки&187;легко поместится даже в самую маленькую сумочку - ее так удобно брать с собой в гости, поездку или на прогулку! Эта миниатюрная книжка с… — Мозаика-Синтез, (формат: Картон, стр.) Книжки-малютки Подробнее...201868бумажная книга
СтрекозаКнига «Стрекоза» серии «Книжки-малютки» легко поместится даже в самую маленькую сумочку - ее так удобно брать с собой в гости, поездку или на прогулку! Эта миниатюрная — (формат: Картон, стр.) Подробнее...100бумажная книга
Владимир ДэсСтрекоза«Все живое на Земле имеет право на жизнь. Если оно хочет жить, конечно…» — Автор, электронная книга Подробнее...5.99электронная книга
Сен-Санс КамильСтрекозаЭта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Репринтное нотное издание Saint-Sa?ns, Camille "La libellule" . Жанры: Songs; For voice, orchestra; For… — Музбука, - Подробнее...1893142бумажная книга
Владимир ДэсСтрекоза«Все живое на Земле имеет право на жизнь. Если оно хочет жить, конечно…» — Владимир Дэс, Подробнее...бумажная книга
СтрекозаКнижка-раскраска с образцами. Составитель: Сергей Кузьмин. Для дошкольного возраста — Книжный дом, Первая раскраска малыша Подробнее...201748бумажная книга
Кузьмин С. (сост.)СтрекозаВашему вниманию представлена раскраска для малышей — Книжный Дом Минск, (формат: Мягкая бумажная, стр.) Подробнее...201633бумажная книга
Сен-Санс КамильСтрекозаРепринтное нотное издание Saint-Sa?ns, Camille`La libellule`. Жанры: Songs; For voice, orchestra; For voices with orchestra; Scores featuring the voice; Scores featuring the orchestra; French… — Музбука, (формат: Мягкая бумажная, стр.) Подробнее...178бумажная книга
«Стрекоза» — (формат: Мягкая бумажная, стр.) Подробнее...799бумажная книга
СтрекозаСборная деревянная модель. Выдавите отдельные детали и зачистите края шкуркой. Для сборки пользуйтесь фотографией на обложке. Соединяя детали, используйте прилагаемую схему, где места соединений… — ВГА, (формат: Мягкая бумажная, стр.) Насекомые Подробнее... 2014415бумажная книга
Маврина Л,Семакина Е. и др.Стрекоза. Папка дошкольника. Игры со словамиСтрекоза. Папка дошкольника. Игры со словами ISBN:978-5-9951-1492-5 — Стрекоза, (формат: Мягкая бумажная, стр.) (954/) Подробнее...201238бумажная книга

dic.academic.ru

Все книги издательства «Стрекоза»

Дизайн, рукоделие, хоббиМода, красотаКулинарияБоевые искусстваСамооборона. ВыживаниеАфоризмы и цитатыКинороманыФантастика

Автотранспорт... Мотоциклы и мопеды... Автобусы, троллейбусы... Автомобильный туризм. Автостоп... Велосипедный туризмБизнес... Делопроизводство... Логистика... Маркетинг... Реклама и PR... Предпринимательство, торговляДетские сказки, мифы и басни... Детские журналыИнформационные технологии... Компьютерная безопасностьИскусство и культура... Архитектура... Музыка, балет... РелигияКрасота, здоровье, секс... Женское здоровье... Народная медицинаНаучная и научно-популярная литература... Математика... ФилософияТайны и таинственные явления... Магия. Колдовство. Суеверия... Предсказания. Пророки. ЧеннелингУниверсальные энциклопедии... Популярные справочники

Cambridge University Press

Книги издательства «Стрекоза»

« Назад

1

2

3

4

5

6

7

8

...

104

Вперёд »

Гжельская роспись Издательство: Стрекоза, 2014Жанр: Раскраски для девочекСтраниц: 8 страницЗагрузил: dallas_, 9 февраля 2017 Скачать fb2 (45 КБ)Скачать epub (21 КБ)    На страничках этой книги ты познакомишься с особенностями гжельской росписи.
Идет коза рогатая Издательство: Стрекоза, 2011Жанр: Пословицы и поговоркиСтраниц: 8 страницЗагрузил: dallas_, 28 марта 2015 Скачать fb2 (45 КБ)Скачать epub (21 КБ)    Незатейливые, добрые и забавные песенки-потешки, собранные в этой книге, помогут прекрасно провести время с ребенком. Живая народная речь, яркие звучащие образы повышают настроение, вызывают у детей интерес к родному языку.
Английский язык: Алфавит и прописи Автор: Семакина Е.Издательство: Стрекоза, 2016Жанр: Рабочие тетрадиСтраниц: 32 страницыЗагрузил: kingofspirit, 4 августа 2018 Скачать fb2 (198 КБ)Скачать epub (102 КБ)    «Рабочая тетрадь «Английский язык. Алфавит и прописи», предназначена для детей дошкольного возраста.»
Английский язык: Первые слова Автор: Васильева И.Издательство: Стрекоза, 2016Жанр: Рабочие тетрадиСтраниц: 32 страницыЗагрузил: kingofspirit, 4 августа 2018 Скачать fb2 (198 КБ)Скачать epub (102 КБ)    Тетрадь для совместных занятий детей и родителей, с помощью которой дошкольник познакомится с различным английскими словами.
Логика: Найди отличия Издательство: Стрекоза, 2016Жанр: Рабочие тетрадиСтраниц: 32 страницыЗагрузил: kingofspirit, 4 августа 2018 Скачать fb2 (198 КБ)Скачать epub (102 КБ)    «Рабочая тетрадь «Логика. Найди отличия», предназначена для детей дошкольного возраста.»
Логические задачи Издательство: Стрекоза, 2016Жанр: Рабочие тетрадиСтраниц: 32 страницыЗагрузил: kingofspirit, 4 августа 2018 Скачать fb2 (198 КБ)Скачать epub (102 КБ)    «Рабочая тетрадь «Логические задачи», предназначена для детей дошкольного возраста.»
Математика: Счет Издательство: Стрекоза, 2016Жанр: Рабочие тетрадиСтраниц: 32 страницыЗагрузил: kingofspirit, 4 августа 2018 Скачать fb2 (198 КБ)Скачать epub (102 КБ)    «Рабочая тетрадь «Математика. Счет», предназначена для детей дошкольного возраста.»
Математика: Подготовка к школе Издательство: Стрекоза, 2016Жанр: Рабочие тетрадиСтраниц: 32 страницыЗагрузил: kingofspirit, 4 августа 2018 Скачать fb2 (198 КБ)Скачать epub (102 КБ)    «Рабочая тетрадь «Математика. Подготовка к школе», предназначена для детей дошкольного возраста.»
Математика: Решаем задачи Издательство: Стрекоза, 2016Жанр: Рабочие тетрадиСтраниц: 32 страницыЗагрузил: kingofspirit, 4 августа 2018 Скачать fb2 (198 КБ)Скачать epub (102 КБ)    «Рабочая тетрадь «Математика. Решаем задачи», предназначена для детей дошкольного возраста.»
Математика: Сложение и вычитание Автор: Шарикова Е.Издательство: Стрекоза, 2016Жанр: Рабочие тетрадиСтраниц: 32 страницыЗагрузил: kingofspirit, 4 августа 2018 Скачать fb2 (198 КБ)Скачать epub (102 КБ)    «Рабочая тетрадь «Математика. Сложение и вычитание», предназначена для детей дошкольного возраста.»
Математика: Считаем до 20 Издательство: Стрекоза, 2016Жанр: Рабочие тетрадиСтраниц: 32 страницыЗагрузил: kingofspirit, 4 августа 2018 Скачать fb2 (198 КБ)Скачать epub (102 КБ)    «Рабочая тетрадь «Математика. Считаем до 20», предназначена для детей дошкольного возраста.»
Прописи в клеточку Издательство: Стрекоза, 2016Жанр: Рабочие тетрадиСтраниц: 32 страницыЗагрузил: kingofspirit, 4 августа 2018 Скачать fb2 (198 КБ)Скачать epub (102 КБ)    «Рабочая тетрадь «Прописи в клеточку», предназначена для детей дошкольного возраста.»
Прописи: Готовимся к письму Издательство: Стрекоза, 2016Жанр: Рабочие тетрадиСтраниц: 32 страницыЗагрузил: kingofspirit, 4 августа 2018 Скачать fb2 (198 КБ)Скачать epub (102 КБ)    «Рабочая тетрадь «Прописи. Готовимся к письму», предназначена для детей дошкольного возраста.»
Прописи: Палочки и крючочки Издательство: Стрекоза, 2016Жанр: Рабочие тетрадиСтраниц: 32 страницыЗагрузил: kingofspirit, 4 августа 2018 Скачать fb2 (198 КБ)Скачать epub (102 КБ)    «Рабочая тетрадь «Прописи. Палочки и крючочки», предназначена для детей дошкольного возраста.»
Прописи: Развиваем навыки письма Издательство: Стрекоза, 2016Жанр: Рабочие тетрадиСтраниц: 32 страницыЗагрузил: kingofspirit, 4 августа 2018 Скачать fb2 (198 КБ)Скачать epub (102 КБ)    «Рабочая тетрадь «Прописи. Развиваем навыки письма», предназначена для детей дошкольного возраста.»
Первые уроки письма: Прописи Издательство: Стрекоза, 2016Жанр: Рабочие тетрадиСтраниц: 32 страницыЗагрузил: kingofspirit, 4 августа 2018 Скачать fb2 (198 КБ)Скачать epub (102 КБ)    «Рабочая тетрадь «Первые уроки письма. Прописи» предназначена для детей дошкольного возраста.»
Прописи: Развиваем графические навыки Издательство: Стрекоза, 2016Жанр: Рабочие тетрадиСтраниц: 32 страницыЗагрузил: kingofspirit, 4 августа 2018 Скачать fb2 (198 КБ)Скачать epub (102 КБ)    «Рабочая тетрадь «Прописи. Развиваем графические навыки» предназначена для детей дошкольного возраста.»
Рисуем и пишем: Прописи Издательство: Стрекоза, 2016Жанр: Рабочие тетрадиСтраниц: 32 страницыЗагрузил: kingofspirit, 4 августа 2018 Скачать fb2 (198 КБ)Скачать epub (102 КБ)    «Рабочая тетрадь «Рисуем и пишем. Прописи» предназначена для детей дошкольного возраста.»
Прописи: Учимся писать буквы Издательство: Стрекоза, 2016Жанр: Рабочие тетрадиСтраниц: 32 страницыЗагрузил: kingofspirit, 4 августа 2018 Скачать fb2 (198 КБ)Скачать epub (102 КБ)    «Рабочая тетрадь «Прописи. Учимся писать буквы» предназначена для детей дошкольного возраста.»
Развитие речи: Говори правильно Автор: Маврина Л.Издательство: Стрекоза, 2016Жанр: Рабочие тетрадиСтраниц: 32 страницыЗагрузил: kingofspirit, 4 августа 2018 Скачать fb2 (198 КБ)Скачать epub (102 КБ)    «Рабочая тетрадь «Развитие речи. Говори правильно» предназначена для детей дошкольного возраста.»

« Назад

1

2

3

4

5

6

7

8

...

104

Вперёд »

www.fb2mir.ru

Читать книгу Стрекоза »Славникова Ольга »Библиотека книг

   

Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?
   
   

На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.

   

   

Славникова Ольга. Книга: Стрекоза. Страница 1
ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА СЛАВНИКОВАСТРЕКОЗА, УВЕЛИЧЕННАЯ ДО РАЗМЕРОВ СОБАКИ

Аннотация

В России, где мужчины из поколения в поколение гибли в войнах, пропадали в ссылках и тюрьмах, спивались, чисто женская семья — явление обыденное, но от этого не менее трагическое. Роман молодой уральской писательницы Ольги Славниковой посвящен истории взаимоотношений матери и дочери, живущих вместе. Шаг за шагом повествование вводит нас в `тихий ужас` повседневного сосуществования людей, которые одновременно любят и ненавидят друг друга. И дело здесь не только и не столько в бытовых условиях, мешающих обустроить личную жизнь двух женщин. В фатальное противоречие вступают мысли и чувства, но эта борьба искусно замаскирована флером внешних приличий. И лишь пристальный взгляд способен увидеть истинное положение вещей. Так хорошенькая безобидная стрекоза под беспристрастной оптикой превращается в страшного прожорливого хищника…

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

глава 1

Гроб привезли на кладбище и поставили сперва на табуретки, ушедшие ножками в черную мягкую землю, казавшуюся здесь удивительно живой. Из земли росла зеленая трава, еще прямая и толстенькая, еще сохранявшая острие, каким раздвигала земляную сладкую темноту, еще способная в приливе сил пробиться даже сквозь камень. В очертаниях деревьев между могильных оград, в том, как они наклонялись под ветром, словно пытаясь снять через голову наизнанку вывернутую листву, чудилось чтото человеческое.Фотограф, готовый сделать последние снимки, разместил по рангу участников похорон, и Катерина Ивановна, главная здесь, стала над самым маминым лицом, которое уже трогала, знакомясь, тень ее березы. В покойной словно и теперь продолжалась ее болезнь: глаза еще больше запали со вчерашнего, на губах проступило кислое молоко — и потому Катерине Ивановне не верилось, что мама действительно умерла, что она в таком тяжелом состоянии сумела сделать то, чего человек боится всю сознательную жизнь. Всетаки гроб закрыли, забрали и опустили в яму, пышно окруженную кучами чернозема и яркой глины, в которых низкорослые копальщики, похожие на испитых гномов, оставляли круглые глубокие следы. Уже почти дойдя до конца, гроб сорвался с полотенец и сильно стукнулся о дно. Катерине Ивановне это показалось естественным: она и сама сейчас не смогла бы сесть не ушибившись.Во все время похорон у нее было странное чувство, будто она чужая происходящему вокруг: такая же принадлежность обряда, как гроб или венки, торжественные, будто гербы потусторонних государств, встречающих покойную. Сначала Катерину Ивановну вели, потом везли, потом опять вели по сырой дорожке, где она спотыкалась о тени ветвей и могильных оград. Слезы давили ей на нос, на глаза — в нёбо словно поставили обезболивающий укол, от которого на лице образовалась онемелая подушка, но заплакать Катерина Ивановна не могла и, когда ктонибудь на нее смотрел, только мяла в руке пропотевший платок. Двое суток не видевшая своего отражения в занавешенном зеркале, она ступала и двигала руками словно наугад, словно потеряла свое подтверждение в зазеркальной темноте, и ежилась от чувства собственного отсутствия. Ей казалось, что, если она заголосит, это выйдет фальшиво, и лучше перепоручить выражение горя другим, чтобы они попричитали за нее над ровно укрытой, гладко причесанной мамой. Черное платье на Катерине Ивановне тоже было чужое, слишком теплое, резавшее и мокнувшее под мышками: весеннее солнце будто гладило его горячим утюгом. От платья сквозь нагретую шерсть глухо пахло цветочными духами — Маргарита, что принесла его вчера Катерине Ивановне, ходила в нем в театр. Теперь она, конечно, его не заберет, это платье никогда больше не будет праздничным и останется висеть у Катерины Ивановны в шкафу, постепенно становясь ее вещью и ее настоящим трауром. Точно так же и горе, которое Катерина Ивановна пока не может ощутить, со временем созреет, и тогда ей припомнится свеженасыпанный, еще острый и голый холмик, и холод земли в горсти, полетевшей вниз крепко слипшимся пирожком, и мыльный вкус последнего поцелуя. Она понимала, что сейчас ей нужно проделать все начерно, на потом — чтобы было на что опереться воспоминаниям.Могилу обхлопали лопатами, обставили венками, растрясли над шелковой хвоей большие цапленогие гвоздики. Взамен покупных цветов Катерина Ивановна на обратном пути набрала горячих одуванчиков — они сильно мазались желтым, и в одном цветке шевелился, загребая волосяными лапками, черный, как свежая тушь, будто только что покрашенный жучок. Было странно возвращаться налегке мимо чужих могил — глядя вокруг, Катерина Ивановна мирно думала о том, что, может быть, люди после смерти всего лишь уменьшаются в размерах и живут в своих жестяных хибарках или гранитных домах, а у некоторых есть целые старинные усадьбы с колоннами и почернелой мраморной резьбой.В столовой, снятой для поминок, Катерина Ивановна поставила одуванчики в стакан — оборванные стебли сразу закурчавились — и стала смотреть на развалившийся букетик, подпершись и мигая редкими ресницами, между которых на левом веке сидела мягкая хлебная родинка. Есть она не могла, но от души немного отлегло. Ей показалось правильным, что на кладбище она была бесчувственная, как мать, и что теперь у нее, как и у матери, есть цветы, уже полуувядшие, с торчащим из сонных головок желтым пухом и пером. К Катерине Ивановне обращались, осторожно посматривали на нее, уступая друг другу и дожидаясь очереди. Многие здесь, конечно, знали, что Катерина Ивановна только сегодня и начинает жить. Кухня гремела, будто джазовый оркестр, в дверь со двора заглядывали пропыленные пацаны, между которых была одна девчонка в очень грязном платье, с развязавшейся лентой в овсяных волосах. Временами Катерине Ивановне чудилось, что она сидит перед своим букетом, будто тихая невеста.Застолье, поначалу тесное и смирное, скоро распалось: гости гомонили, пересаживались на чужие места, искали, перегибаясь через спины и столы, недопитые бутылки. Окно, вечерея, очищалось от наждачного налета и словно вытаивало из рам, набухающих темнотой. Небо за окном было уже светлее домов, слившихся на ночь в одно поместительное убежище, — по нему тянулось с перерывом узкое чернильное облако, похожее на несколько зачеркнутых слов, и одно, с заглавным подъемом, было, вероятно, чьето имя. Зеленое небо уже очистилось от всех земных, висящих и летающих предметов и теперь не принимало даже птиц, словно и они могли раствориться, когда оно, в свою очередь, растает, открывая звезды. В этом последовательном исчезновении завес было для Катерины Ивановны чтото невыразимо отрадное, и она улыбалась, сама не замечая своей расшибленной улыбки.Но скоро Катерине Ивановне снова сделалось беспокойно. Небесная пустота както отвечала пустоте половины зала, откуда забрали столы для поминок, — между ними словно тянуло сквозняком. Ктото встал, зажег электричество: одна лампочка заморгала, словно глаз, в который попала соринка, и долго не могла раскрыться, а по стенам заплясали, внезапно заостряясь, размытые тени ночниц. Бабочки и мошки летели на электрический свет и выполняли в его искусственных лучах роль танцующей пыли. Эта взаимная подмена живого и мертвого и то, что мельчайшие частицы ночи были такие крупные, шуршащие, с крыльями и ногами, — все это заставило Катерину Ивановну подумать, что ночью бывает жизнь наоборот, для которой неумершие люди всего лишь неодушевленные куклы. Лица вокруг Катерины Ивановны были сплошь знакомые, но совершенно без имен и фамилий, странно от этого повеселевшие. Катерина Ивановна узнавала только Маргариту, ходившую с тяжелыми, дрожащими подносами компота, печально отворотив лицо. Был еще художник Сергей Сергеич Рябков, сидевший очень прямо, похожий на прялку со своей огромной серой бородищей: ни на кого не глядя, он сооружал из посуды какуюто абстрактную композицию, без церемоний прихватывая у соседей вилки и ножи. И всем им чегото не хватало без мамы, какогото правдоподобия. Многие здесь совсем не знали ее или видели пару раз, но у Катерины Ивановны было такое чувство, будто именно мать знакомила ее со всеми этими людьми, и теперь, после ее смерти, с ними прерывается всякая связь. По той же логике вещей Катерина Ивановна чувствовала себя выселенной из своей — наконецто полностью своей — однокомнатной квартиры.

Хотя в сумке у Катерины Ивановны лежала двойная, сто раз проверенная связка ключей, ей всетаки казалось, что без матери ее домой никто не пустит. Давно, со школы, Катерине Ивановне не приходилось самой запирать квартиру и самой ее отпирать, заставая в ней свое же застоявшееся утро, когда разбросанные перед уходом вещи кажутся более неподвижными, чем диван или шифоньер. Она уже не помнила, как в воздухе квартиры, не шевелившемся несколько часов, ощущается особенный, только ему присущий запах жилья, будто встречающий хозяйку после долгого путешествия. Она забыла, что раньше квартира пахла глажеными простынями и теплым крошеным яйцом, и не знала, что теперь этот запах переменился. Всегда, когда взрослая Катерина Ивановна возвращалась домой, квартира была уже хоть немного обжита: в прихожей стояла, облегченно опустев, мамина хозяйственная сумка, на кухне лилась вода. В последние месяцы встречи сделались иными: мать вздыхала в комнате, шаркала по полу тапком, все никак не надевавшимся, — а после остался только механический перебор диванных пружин. Диван, как старая шарманка, все играл одну и ту же хроменькую музыку, когда мать пыталась перелечь на отдохнувший бок, — и теперь невозможно было представить его ровное, без груза, отсутствующее молчание.Вообще так сложилось в жизни Катерины Ивановны, что с самого детства она никогда не оставалась одна. На работе ли, в троллейбусе, на улице — всюду были люди, они смотрели за ней, требовали приготовить деньги без сдачи, пробить абонемент, перепечатать доклад к понедельнику. Любая вещь вокруг Катерины Ивановны могла быть передвинута без нее, она ни за одну не отвечала. В сущности, она никогда не оказывалась наедине с неприкосновенным, цельным миром или хотя бы мирком — так, чтобы он обратился к ней всеми своими чертами и чтобы у нее в душе чтото ответно стало, прояснилось, явило себя. Может, там, внутри, было всего не меньше, чем снаружи, — просторный многоярусный пейзаж с многоярусными кучевыми облаками, небесная укладка округлых далей, дорога, извилистая, как река, не берущая на своем пути препятствий, а смиренно их обтекающая, так отыскивая на земле самую лучшую, самую добрую ее морщину, — может, там на все, большое и малое, отыскался бы ответ. Вероятно, внутренняя и внешняя области както сообщались между собой — в случайных разрывах того, что было для Катерины Ивановны собственно жизнью. Иногда ее опахивало пронзительно знакомым ветром, а порой тропинка, ныряющая в городской замусоренный сквер, какимто одним, словно бы лишним изгибом, словно внезапным собственным движением среди глиняной неподвижности выдавала свое родство с тою одушевленной дорогой, оставляющей как есть каждый камень и куст, так проявляя свое отдельное — не меньшее, чем у них, — существование. Родство, несомненно, означало, что дорога и тропа соединяются в какойто дальней точке: казалось, стоит ступить на эти земляные мозоли в измятой траве, как придешь туда, где ты есть в действительности.Катерине Ивановне иногда мерещилось, что душа человека не может обитать в ноющей темноте его некрасивого тела, не может быть одета в трикотажное растянутое платье и глухое пальто. Скорее, она живет на свету, мелькает там, куда ты смотришь: иногда просто вселяется в веселую клумбу с цветами, стоящими на цыпочках, или остается, когда проходишь, в чужом, почемуто всегда зашторенном окне, где в жаркой пыли выгорают переложенные выкройками ситцы, сломанная кукла, картонка — все заброшенное, убранное с хозяйских глаз. Катерина Ивановна смутно представляла, что у одних людей душа всегда летает рядом и садится, как муха, туда и сюда, а у других, похожих на нее, живет далеко: мягкая дымка, синяя примесь воздуха во всем, что составляло ее внутреннюю область, говорили об огромном, почти сказочном удалении. И всетаки внутри и снаружи простирался единый мир, разорванный именно там, где проходила жизнь Катерины Ивановны: неровные края никак не совпадали, только перетирали разные обломки, а в обход получался астрономический круг. Может, Катерина Ивановна сама была этим разрывом, трещиной, забитой хрустким житейским крошевом. Иногда она представляла, как с ее исчезновением мир опять блаженно срастется, как напоследок, уже замирая, она проведет рукой по шелковистым, в твердых мурашках озноба, далям и облакам.Но чаще Катерина Ивановна не верила во внутренний мир, не чувствовала его. Чаще ей казалось, что она целиком состоит из других людей, набита, будто соломой, их резкими жестами, громкими словами. Все это както хранилось в уме Катерины Ивановны, особенно если ей говорили чтонибудь обидное, со временем вытиралось до абстрактных углов и звуков, до какойто голой основы, но никак не желало исчезнуть. Больше всего там было, конечно, от матери: ее вибрирующий голос, будто вызванный ударом по самым фибрам существа; ее манера возить и шаркать тапками, без конца надевая их на ходу; ее прямой указательный палец, подтыкающий на переносице очки, в то время как выцветшие слабые глаза таращились — в тарелку, в книжку. Катерина Ивановна нуждалась в том, чтобы это продолжало быть, — все, включая ползанье окостенелой руки по одеялу, оправляющей его так, будто это одежда на пуговицах, — Катерина Ивановна понимала, что не может остаться без образцов. Она все время, с детства, мысленно повторяла за матерью то и другое — просто так, безо всякой цели. Даже черты Катерины Ивановны всю жизнь послушно следовали ее чертам.Обе, и мать и дочь, были высокие, крупные, тяжелолицые, с мужскими носами, с нежными, близко посаженными глазками, с обилием карих, черных, розовых родинок; у обеих темные косы начинались как бы низкой тенью на лбу и на висках, где сквозь редкие зачесанные волосы проступали все те же родинки, мягкие синие жилки. Порой их сходство затуманивалось на несколько лет, но неизбежно возникало снова. Катерина Ивановна, оттого что догоняла мать, все время выглядела старше и солидней, чем была: у нее рано обвисли щеки, рано обозначилась материнская, будто сделанная под лиловую копирку, сеточка морщин. Изза того, что приходилось всегда подражать, лицо ее казалось набухшим, неестественно напряженным: она словно держалась из последних сил, чтобы не сделать за матерью нового шага. Но в последний год, когда они обе похудели чуть не до костей — мама изза рака, Катерина Ивановна изза переживаний и усталости, — сходство сделалось просто страшным: казалось, мать только тогда и сможет отмучиться, когда дочь будет готова в буквальном смысле остаться вместо нее, полностью ее заменить.

Все книги писателя Славникова Ольга. Скачать книгу можно по ссылке

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

   

   

Поиск по сайту
   
   

   

Теги жанров Альтернативная история, Биографии и Мемуары, Боевая Фантастика, Боевики, Военная проза, Детектив, Детская Проза, Детская Фантастика, Детские Остросюжетные, Детское: Прочее, Другое, Иронический Детектив, Историческая Проза, Исторические Любовные Романы, Исторические Приключения, История, Классическая Проза, Классический Детектив, Короткие Любовные Романы, Космическая Фантастика, Криминальный Детектив, Любовные романы, Научная Фантастика, Остросюжетные Любовные Романы, Полицейский Детектив, Приключения: Прочее, Проза, Публицистика, Русская Классика, Сказки, Советская Классика, Современная Проза, Современные Любовные Романы, Социальная фантастика, Триллеры, Ужасы и Мистика, Фэнтези, Юмористическая Проза, Юмористическая фантастика, не указано

Показать все теги

www.libtxt.ru

Читать онлайн электронную книгу Голубая стрекоза - бесплатно и без регистрации!

В ту первую мировую войну 1914 года я поехал военным корреспондентом на фронт в костюме санитара и скоро попал в сражение на западе в Августовских лесах. Я записывал своим кратким способом все мои впечатления, но, признаюсь, ни на одну минуту не оставляло меня чувство личной ненужности и невозможности словом своим догнать то страшное, что вокруг меня совершалось.

Я шел по дороге навстречу войне и поигрывал со смертью: то падал снаряд, взрывая глубокую воронку, то пуля пчелкой жужжала, я же все шел, с любопытством разглядывая стайки куропаток, летающих от батареи к батарее.

– Вы с ума сошли, – сказал мне строгий голос из-под земли.

Я глянул и увидел голову Максима Максимыча: бронзовое лицо его с седыми усами было строго и почти торжественно. В то же время старый капитан сумел выразить мне и сочувствие и покровительство. Через минуту я хлебал у него в блиндаже щи. Вскоре, когда дело разгорелось, он крикнул мне:

– Да как же вам, писатель вы такой-рассякой, не стыдно в такие минуты заниматься своими пустяками?

– Что же мне делать? – спросил я, очень обрадованный его решительным тоном.

– Бегите немедленно, поднимайте вон тех людей, велите из школы скамейки тащить, подбирать и укладывать раненых.

Я поднимал людей, тащил скамейки, укладывал раненых, забыл в себе литератора, и вдруг почувствовал, наконец, себя настоящим человеком, и мне было так радостно, что я здесь, на войне, не только писатель.

В это время один умирающий шептал мне:

– Вот бы водицы.

Я по первому слову раненого побежал за водой.

Но он не пил и повторял мне:

– Водицы, водицы, ручья.

С изумлением поглядел я на него, и вдруг все понял: это был почти мальчик с блестящими глазами, с тонкими трепетными губами, отражавшими трепет души.

Мы с санитаром взяли носилки и отнесли его на берег ручья. Санитар удалился, я остался с глазу на глаз с умирающим мальчиком на берегу лесного ручья.

В косых лучах вечернего солнца особенным зеленым светом, как бы исходящим изнутри растений, светились минаретки хвощей, листки телореза, водяных лилий, над заводью кружилась голубая стрекоза. А совсем близко от нас, где заводь кончалась, струйки ручья, соединяясь на камушках, пели свою обычную прекрасную песенку. Раненый слушал, закрыв глаза, его бескровные губы судорожно двигались, выражая сильную борьбу. И вот борьба закончилась милой детской улыбкой, и открылись глаза.

– Спасибо, – прошептал он.

Увидев голубую стрекозу, летающую у заводи, он еще раз улыбнулся, еще раз сказал спасибо и снова закрыл глаза.

Прошло сколько-то времени в молчании, как вдруг губы опять зашевелились, возникла новая борьба, и я услышал:

– А что, она еще летает?

Голубая стрекоза еще кружилась.

– Летает, – ответил я, – и еще как!

Он опять улыбнулся и впал в забытье.

Между тем мало-помалу смерклось, и я тоже мыслями своими улетел далеко, и забылся. Как вдруг слышу, он спрашивает:

– Все еще летает?

– Летает, – сказал я, не глядя, не думая.

– Почему же я не вижу? – спросил он, с трудом открывая глаза.

Я испугался. Мне случилось раз видеть умирающего, который перед смертью вдруг потерял зрение, а с нами говорил еще вполне разумно. Не так ли и тут: глаза его умерли раньше. Но я сам посмотрел на то место, где летала стрекоза, и ничего не увидел.

Больной понял, что я его обманул, огорчился моим невниманием и молча закрыл глаза.

Мне стало больно, и вдруг я увидел в чистой воде отражение летающей стрекозы. Мы не могли заметить ее на фоне темнеющего леса, но вода – эти глаза земли остаются светлыми, когда и стемнеет: эти глаза как будто видят во тьме.

– Летает, летает! – воскликнул я так решительно, так радостно, что больной сразу открыл глаза.

И я ему показал отражение. И он улыбнулся.

Я не буду описывать, как мы спасли этого раненого, – по-видимому, его спасли доктора. Но я крепко верю: им, докторам, помогла песнь ручья и мои решительные и взволнованные слова о том, что голубая стрекоза и в темноте летала над заводью.

librebook.me