Текст книги "Там, где живет любовь". Книги светлана алексеева


Читать Там, где живет любовь - Алексеева Светлана - Страница 1

Светлана Алексеева

Там, где живет любовь

© Пряникова С., 2011

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», 2012

* * *

Оторвав взгляд от монитора, Марина устало посмотрела в окно.

Залитый солнцем город утопал в ярком летнем цветении.

Горделиво раскинув широкие резные листья, вдоль улицы выстроились пышные ряды каштанов. Маленькие изящные клумбы пестрели разноцветными красками. Казалось, улицу наполнял головокружительный, восторженный праздник лета, праздник солнца, тепла и счастья.

В разноцветных шортах и коротеньких, не прикрывающих пупок топах по скверу прогуливались молоденькие длинноногие девчонки. Умостившись на скамейке и покрыв головы смешными шляпками-панамками, на солнышке грелись худощавые седоволосые старушки. Радуясь жизни, вокруг фонтана с безудержными криками восторга носились маленькие беззаботные ребятишки. Умиляясь драгоценным чадам, за ними бегали суетливые, взволнованные мамаши.

Тяжело вздохнув, Марина отвела взгляд от окна и посмотрела на маленькую фотографию, стоящую на столе. На ней весело улыбался белокурый, голубоглазый мальчуган. Большие озорные глаза, добрая беззубая улыбка.

– Солнышко мое, мы обязательно будем вместе. Я обещаю тебе! – с болью произнесла женщина и сжала губы.

За дверью послышались чьи-то тяжелые, уверенные шаги.

Марина выпрямила спину и нервно напряглась. Она знала: так ходит только шеф.

Через мгновение двери распахнулись, и в кабинет стремительно вошел Теофилин.

– Марина Леонидовна, – наигранно насупив брови, закричал шеф, меряя кабинет огромными широкими шагами, – это что за отчет?! Я понимаю, что в стране кризис! Но почему он должен влиять на нас? Почему данные департамента оценки бизнеса демонстрируют такие низкие показатели?

В темном, не по сезону теплом костюме, немного покрасневший и порядком взволнованный, размахивая руками и бурча, шеф чем-то смахивал на глухаря, кружащего на току.

С трудом сдерживая улыбку, Марина внимательно посмотрела на своего начальника.

– Игорь Николаевич, вы же сами сказали: в стране кризис. Наши клиенты становятся экономнее. Соответственно, падает спрос и на наши услуги. А в отчете, сами понимаете, я отображаю реальную картину, – вежливо произнесла она и мило улыбнулась.

Лучше бы она этого не делала.

– Картину, говорите? – ухмыльнулся Теофилин, резко сменив выражение лица. Теперь он стал похож на блаженного, созерцающего лик святой. Тяжело вздохнув, он подошел к столу и пристально посмотрел на нее. – Картина у нас одна, Мариночка. Это вы!

Его маленькие бесцветные глазки-пуговки лукаво забегали по ее лицу, бесцеремонно опустились вниз и тупо застыли на том элегантном месте, где заканчивается декольте. Дыхание начальника стало прерывистым и тяжелым.

Резко встав, Марина одернула юбку и пристально посмотрела на шефа.

Невысокого роста, лысоватый и порядком растолстевший, в свои сорок семь лет он выглядел намного старше. Рано овдовевший Теофилин вместо устройства личной жизни с головой погрузился в работу. Кандидат наук, умелый управленец, пропадающий целый день за рабочим столом, он только изредка вспоминал о том, что не так уж стар.

И все это было бы неплохо, если бы его воспоминания о возрасте не связывались напрямую с финансовым директором компании Мариной. Наверное, испорченный властью Теофилин окончательно потерялся во времени, считая восемнадцатилетнюю разницу в возрасте вполне нормальной. Личные данные и интересы им вообще не учитывались.

Не привыкший к сопротивлению, идущий по жизни только напрямик, он оставался равнодушным к мнению окружающих. Достигший в жизни всего, чего только можно желать, он давно бы преодолел и такое препятствие, как Марина. Если бы не одно «но». Игорь Николаевич не был полновластным владельцем бизнеса. Являясь исполнительным директором международной консалтинговой компании, он был напрямую зависим от ее основных инвесторов – американцев. Именно тех американцев, волею которых руководить финансами была назначена Марина Самойленко. И только это обстоятельство являлось сдерживающим фактором, который уберегал молодую женщину от сексуальных притязаний ее шефа. Иначе ее дорога имела бы лишь два направления: либо спальня начальника, либо государственная биржа занятости.

– Игорь Николаевич, думаю, что данный вопрос вам лучше обсудить с представителями маркетингового отдела, – ответила Марина и деловито подхватила папку. – Я, к сожалению, не имею возможности присоединиться к этой дискуссии. У меня назначена встреча. И, поверьте, очень много работы.

Теофилин изобразил непонятную гримасу, вытер вспотевший лоб и обреченно отступил назад.

– Знаю я вашу работу, Марина Леонидовна! Я все знаю, – тихо и немного злорадно процедил он и вышел из кабинета.

Сердце женщины тревожно сжалось. Таких откровенных намеков шеф еще никогда себе не позволял. Что он имел в виду? Неужели он что-то знает? А может, он где-то ее видел? Тогда ей конец.

Дрожащей рукой Марина открыла ящик стола, достала пачку сигарет и нервно закурила. По кабинету стал быстро распространяться запах табачного дыма, но она ничего не замечала. Беспорядочные мысли переполняли сознание, доводя до исступления и немого ужаса.

– Господи, за что?! – протянула Марина и тихо, словно раненый зверь, завыла.

По щекам потекли тонкие соленые ручейки слез.

Она не боялась ни боли, ни позора, ни бедности. Все это в ее жизни уже было. Пройдя сквозь муки ада, она готова была на все ради того, чтобы вернуть сына. Это было единственной целью, во имя которой она жила. Ради этого она вынуждена совершать поступки, которые унижают ее в собственных глазах, обжигают мучительным огнем и разрывают сердце.

А может, все это – только плод ее больного воображения? Может, ей показалось? Ведь вероятность того, что шеф ее где-то встречал, была весьма мала. Скорее всего, в нем просто взыграло его раздутое, нереализованное «эго». Ну, сказал первое, что в голову взбрело! Попал в «десятку». Сам того не зная, подстрелил, не целясь! Он шеф. Ему все позволено! А она, глупая, взялась фантазировать.

Достав косметичку, Марина подошла к зеркалу.

Честное и объективное, оно не врало. В зеркальном отражении на нее смотрела немного грустная, но очень красивая молодая женщина. На белоснежном, с легким румянцем лице светился теплый, мягкий взгляд бездонных голубых глаз. Красивый, немного продолговатый овал лица, ровный аккуратный нос, большие чувственные губы. Густые черные волосы уложены в высокую, завернутую ракушкой прическу.

Стараясь отогнать гнетущие мысли, Марина натянуто улыбнулась, немного припудрила нос и, приняв гордую осанку, села за стол.

Однако самовнушение действовало не очень сильно. Неудачно начатый день не предвещал ничего хорошего. Что-то смутное, холодное, страшное тяжелой удавкой сжимало горло и не давало сосредоточиться. Отгоняя дурные предчувствия, Марина целиком погрузилась в работу.

А дел, и правда, предстояло немало. Впереди ее ждал отпуск. Отпуск, на который возлагались огромные надежды. Далекое и тяжелое путешествие, вернуться из которого она мечтала не с бронзовым загаром, а с сыном.

В назначенное время Марина встретилась с представителями крупной промышленной компании, заключила выгодный для фирмы контракт и провела совещание. Оставалось только передать дела своему заместителю.

Валерия Андреевна Дилеева была интересной и энергичной дамой бальзаковского возраста.

Марина искренне уважала и любила эту женщину, которая была ровесницей ее матери. Придя на фирму в одно время, они вместе осваивали новое для них дело. И когда через некоторое время при рассмотрении кандидатуры финансового директора выбор пал на Марину, Валерии Андреевне, за плечами которой был немалый опыт работы, хватило мудрости принять это решение как должное.

С тех пор Валерия Андреевна стала для Марины и другом, и помощником.

Вот и сейчас, передавая дела, Марина знала, что ее ведомство в верных руках.

online-knigi.com

Читать книгу Там, где живет любовь Светланы Алексеевой : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 24 страниц) [доступный отрывок для чтения: 16 страниц]

Светлана АлексееваТам, где живет любовь

© Пряникова С., 2011

© DepositPhotos.com / Rohappy, обложка, 2017

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», издание на русском языке, 2017

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», художественное оформление, 2017

* * *

Оторвав взгляд от монитора, Марина устало посмотрела в окно.

Залитый солнцем город утопал в ярком летнем цветении.

Горделиво раскинув широкие резные листья, вдоль улицы выстроились пышные ряды каштанов. Маленькие изящные клумбы пестрели разноцветными красками. Казалось, улицу наполнял головокружительный, восторженный праздник лета, праздник солнца, тепла и счастья.

В разноцветных шортах и коротеньких, не прикрывающих пупок топах по скверу прогуливались молоденькие длинноногие девчонки. Умостившись на скамейке и покрыв головы смешными шляпками-панамками, на солнышке грелись худощавые седоволосые старушки. Радуясь жизни, вокруг фонтана с безудержными криками восторга носились маленькие беззаботные ребятишки. Умиляясь драгоценным чадам, за ними бегали суетливые, взволнованные мамаши.

Тяжело вздохнув, Марина отвела взгляд от окна и посмотрела на маленькую фотографию, стоящую на столе. На ней весело улыбался белокурый голубоглазый мальчуган. Большие озорные глаза, добрая беззубая улыбка.

– Солнышко мое, мы обязательно будем вместе. Я обещаю тебе! – с болью произнесла женщина и сжала губы.

За дверью послышались чьи-то тяжелые, уверенные шаги.

Марина выпрямила спину и нервно напряглась. Она знала: так ходит только шеф.

Через мгновение двери распахнулись, и в кабинет стремительно вошел Теофилин.

– Марина Леонидовна, – наигранно насупив брови, закричал шеф, меряя кабинет огромными широкими шагами, – это что за отчет?! Я понимаю, что в стране кризис! Но почему он должен влиять на нас? Почему данные департамента оценки бизнеса демонстрируют такие низкие показатели?

В темном, не по сезону теплом костюме, немного покрасневший и порядком взволнованный, размахивая руками и бурча, шеф чем-то смахивал на глухаря, кружащего на току.

С трудом сдерживая улыбку, Марина внимательно посмотрела на своего начальника.

– Игорь Николаевич, вы же сами сказали: в стране кризис. Наши клиенты становятся экономнее. Соответственно, падает спрос и на наши услуги. А в отчете, сами понимаете, я отображаю реальную картину, – вежливо произнесла она и мило улыбнулась.

Лучше бы она этого не делала.

– Картину, говорите? – ухмыльнулся Теофилин, резко сменив выражение лица. Теперь он стал похож на блаженного, созерцающего святой лик. Тяжело вздохнув, он подошел к столу и пристально посмотрел на нее. – Картина у нас одна, Мариночка. Это вы!

Его маленькие бесцветные глазки-пуговки лукаво забегали по ее лицу, бесцеремонно опустились вниз и тупо застыли на том элегантном месте, где заканчивается декольте. Дыхание начальника стало прерывистым и тяжелым.

Резко встав, Марина одернула юбку и пристально посмотрела на шефа.

Невысокого роста, лысоватый и порядком растолстевший, в свои сорок семь лет он выглядел намного старше. Рано овдовевший Теофилин вместо устройства личной жизни с головой погрузился в работу. Кандидат наук, умелый управленец, пропадающий целый день за рабочим столом, он только изредка вспоминал о том, что не так уж стар.

И все это было бы неплохо, если бы его воспоминания о возрасте не связывались напрямую с финансовым директором компании Мариной. Наверное, испорченный властью Теофилин окончательно потерялся во времени, считая восемнадцатилетнюю разницу в возрасте вполне нормальной. Личные данные и интересы им вообще не учитывались.

Не привыкший к сопротивлению, идущий по жизни только напрямик, он оставался равнодушным к мнению окружающих. Достигший в жизни всего, чего только можно желать, он давно бы преодолел и такое препятствие, как Марина. Если бы не одно «но». Игорь Николаевич не был полновластным владельцем бизнеса. Являясь исполнительным директором международной консалтинговой компании, он был напрямую зависим от ее основных инвесторов – американцев. Именно тех американцев, волею которых руководить финансами была назначена Марина Самойленко. И только это обстоятельство являлось сдерживающим фактором, который уберегал молодую женщину от сексуальных притязаний ее шефа. Иначе ее дорога имела бы лишь два направления: либо спальня начальника, либо государственная биржа занятости.

– Игорь Николаевич, думаю, что данный вопрос вам лучше обсудить с представителями маркетингового отдела, – ответила Марина и деловито подхватила папку. – Я, к сожалению, не имею возможности присоединиться к этой дискуссии. У меня назначена встреча. И, поверьте, очень много работы.

Теофилин изобразил непонятную гримасу, вытер вспотевший лоб и обреченно отступил назад.

– Знаю я вашу работу, Марина Леонидовна! Я все знаю, – тихо и немного злорадно процедил он и вышел из кабинета.

Сердце женщины тревожно сжалось. Таких откровенных намеков шеф еще никогда себе не позволял. Что он имел в виду? Неужели он что-то знает? А может, он где-то ее видел? Тогда ей конец.

Дрожащей рукой Марина открыла ящик стола, достала пачку сигарет и нервно закурила. По кабинету стал быстро распространяться запах табачного дыма, но она ничего не замечала. Беспорядочные мысли переполняли сознание, доводя до исступления и немого ужаса.

– Господи, за что?! – протянула Марина и тихо, словно раненый зверь, завыла.

По щекам потекли тонкие соленые ручейки слез.

Она не боялась ни боли, ни позора, ни бедности. Все это в ее жизни уже было. Пройдя сквозь муки ада, она готова была на все ради того, чтобы вернуть сына. Это было единственной целью, во имя которой она жила. Ради этого она вынуждена совершать поступки, которые унижают ее в собственных глазах, обжигают мучительным огнем и разрывают сердце.

А может, все это – только плод ее больного воображения? Может, ей показалось? Ведь вероятность того, что шеф ее где-то встречал, была весьма мала. Скорее всего, в нем просто взыграло его раздутое нереализованное «эго». Ну, сказал первое, что в голову взбрело! Попал в «десятку». Сам того не зная, подстрелил, не целясь! Он шеф. Ему все позволено! А она, глупая, взялась фантазировать.

Достав косметичку, Марина подошла к зеркалу.

Честное и объективное, оно не врало. В зеркальном отражении на нее смотрела немного грустная, но очень красивая молодая женщина. На белоснежном, с легким румянцем лице светился теплый, мягкий взгляд бездонных голубых глаз. Красивый, немного продолговатый овал лица, ровный аккуратный нос, большие чувственные губы. Густые черные волосы уложены в высокую, завернутую ракушкой прическу.

Стараясь отогнать гнетущие мысли, Марина натянуто улыбнулась, немного припудрила нос и, приняв гордую осанку, села за стол.

Однако самовнушение действовало не очень сильно. Неудачно начатый день не предвещал ничего хорошего. Что-то смутное, холодное, страшное тяжелой удавкой сжимало горло и не давало сосредоточиться. Отгоняя дурные предчувствия, Марина целиком погрузилась в работу.

А дел, и правда, предстояло немало. Впереди ее ждал отпуск. Отпуск, на который возлагались огромные надежды. Далекое и тяжелое путешествие, вернуться из которого она мечтала не с бронзовым загаром, а с сыном.

В назначенное время Марина встретилась с представителями крупной промышленной компании, заключила выгодный для фирмы контракт и провела совещание. Оставалось только передать дела своему заместителю.

Валерия Андреевна Дилеева была интересной и энергичной дамой бальзаковского возраста.

Марина искренне уважала и любила эту женщину, которая была ровесницей ее матери. Придя на фирму в одно время, они вместе осваивали новое для них дело. И когда через некоторое время при рассмотрении кандидатуры финансового директора выбор пал на Марину, Валерии Андреевне, за плечами которой был немалый опыт работы, хватило мудрости принять это решение как должное.

С тех пор Валерия Андреевна стала для Марины и другом, и помощником.

Вот и сейчас, передавая дела, Марина знала, что ее ведомство в верных руках.

– Валерочка Андреевна, – Марина протянула папку и сосредоточилась. – Главное, проконтролировать расчеты по «Аверсу». Если возникнет форс-мажор, звоните, я на связи. А когда вернусь, обязательно отпущу вас на Мальту. Договорились?

– Договорились, Марина Леонидовна, договорились! Ты только, девочка моя, ни о чем не волнуйся. Главное, чтобы ты вернулась домой с сынишкой! – тихо, нараспев ответила Дилеева и нежно улыбнулась. – Я буду за вас молиться!

Не успела Валерия Андреевна договорить, как на столе Марины запрыгал мобильный телефон. Нарушая тишину кабинета, раздалась волнующая мелодия Хачатуряна. Старый любимый вальс к драме Лермонтова «Маскарад». Он был созвучен с мелодией души хозяйки. Сердце Марины бешено забилось. Этот рингтон был установлен на вызов только от одного человека. Плохого человека.

Не глядя на экран, она испуганно накрыла телефон ладонью.

– Мариночка, отвечай! – в недоумении подсказала Дилеева и растерянно улыбнулась. Быстро поднявшись, она направилась к двери. – Я к себе!

Ничего не говоря, Марина смотрела на заместителя застывшим взглядом. По телу разливался неприятный холодок. Мелодия становилась все громче и громче, унося сознание в головокружительный, мистический мир человеческого маскарада. Того, который ждал ее сегодня. Помимо ее желаний, помимо ее воли.

Дрожащей рукой Марина обреченно взяла трубку.

– Да, – тихо ответила она, наперед зная то, что сейчас услышит.

– Ты чего же, красавица, так долго трубку не берешь? – без приветов и ответов выкрикнул Эдик.

– У меня были люди. Я все-таки на работе, – все так же еле слышно, на одной ноте ответила женщина.

– Ладно, не строй из себя великую труженицу. Основная работа тебе предстоит через два часа! – весело захихикал Эдик. – Ровно в половине пятого ты должна быть по адресу, который я тебе сейчас скину. Клиент очень серьезный. Настоящая «акула бизнеса». У них корпоратив в «Премьер-Палаце». Юбилей фирмы. Требуется манерность и язык. Понятно?

Марина молчала.

– Понятно? – грозно переспросил мужчина. – Чего молчишь?! Встреча при галстуках. Не боись, красавица, секса не будет! И смотри мне, без финтов! Ты мне еще много должна!

– Эдик, послушай. Боюсь, что я сегодня не смогу, – попыталась возразить Марина. – Я себя плохо чувствую. Я устала. Очень устала. У меня уже нет никаких сил.

– Закрой рот, сучка! Устала она! Знаю я твои силы. Как мужиков мочить, так у тебя силы есть. А как ноги раздвинуть, так силы покидают! Не обсуждается. Если что-то будет не так, сегодня же менты будут смотреть одно очень интересное видео, – прошипел Эдик и нервно засопел в трубку.

– Хорошо. Я буду, – обреченно ответила женщина и бессильно упала в кресло.

Выбора у нее не было. Тем более сейчас.

Особо не изощряясь, она быстро придумала легенду о неожиданной проблеме, возникшей в налоговой инспекции, и уже через несколько минут выбежала из офиса.

Надев солнцезащитные очки, Марина решительно пошла по направлению к бульвару Шевченко. Она жила недалеко от университета, на старой, красивой улице Тарасовской. От офиса до дома было не более двадцати минут пешком. По киевским меркам это совсем немного. Миновав Владимирскую церковь, Марина перешла на другую сторону, оказавшись в тени роскошного Ботанического сада. Небольшая дорожка, бегущая вдоль сада, вела к улице Льва Толстого. Чуть ниже лежала родная Тарасовская.

Чем ближе Марина подходила к дому, тем больше нарастала тревога. Опаздывать было нельзя. Иначе… От этого слова стало еще хуже. Несмотря на жару, по телу пробежал легкий озноб.

Вбежав во двор, она быстро взглянула на часы. До назначенной встречи оставалось чуть больше часа. Ускорив шаг, Марина повернула к подъезду.

– Мариш, погоди! – остановил ее низкий, осипший голос. – Самойленко!

Спрятавшись в тени кустарника, на скамейке сидела худощавая пожилая женщина, Татьяна Федоровна.

– Какой кошмар! – прошептала Марина и растерянно застыла возле подъезда.

Баба Таня, как называли ее соседи, считалась во дворе настоящим старожилом. Сразу после окончания войны, будучи совсем маленькой девчонкой, она вместе с родителями одной из первых поселилась в их доме. Некогда это здание было режимным объектом, и заселяли его руководящие работники НКВД и прокуратуры. Расположенный буквой «П» дом окружал маленький уютный дворик. Дворик, ставший для каждого из жителей частицей их жизни. В нем делали первые шаги и впервые влюблялись, растили детей и провожали в армию, в нем играли свадьбы и хоронили. В нем все были свои, родные.

Менялось время, менялись жители. Только баба Таня оставалась вечной. Несмотря на преклонный возраст, старушка была активной. Будучи в курсе всех событий, Татьяна Федоровна считала своей обязанностью целиком и полностью контролировать жизнь соседей. Всякий раз она не упускала возможности дать им, как ей казалось, «дельный дружеский совет».

Став на старости лет особо сентиментальной, Татьяна Федоровна с огромным умилением рассказывала Марине о ее детстве, о том, какая она была хорошенькая. По-видимому, теперешний облик молодой женщины ей явно не нравился. Да и степень любви к ней в последнее время значительно уменьшилась. И все это из-за того, что Марина была невнимательна к старушке. Мало рассказывала о себе, да и жила не так, как того хотела соседка. Бабуля откровенно морщилась, когда Марина выходила из дорогих, так называемых «бандитских» машин, носила неприличные юбки и какие-то потрепанные, а то и вовсе окончательно порванные джинсы.

Тяжело вздохнув, Марина вопросительно посмотрела на старушку.

– Что такое, Татьяна Федоровна?

– Подойди ко мне! – прищурив маленькие подслеповатые глаза, приказала бабулька.

– Баба Таня, я спешу. Я только на секундочку с работы убежала! – попыталась увильнуть Марина.

– Подойди, говорю! – насупив белесые, выцветшие бровки, повторила старушенция.

– Ну, что? – на ходу поинтересовалась Марина.

– Видишь, сумки стоят? Помоги отнести наверх! – властно, по-царски указав перстом на пакеты, лежащие рядом, потребовала соседка.

Не теряя времени, Марина обреченно подхватила сумки и побежала к подъезду.

– Только, пожалуйста, Татьяна Федоровна, поскорее. Я очень спешу! – забегая в парадное, выкрикнула она.

Мигом взлетев на четвертый этаж, положила под дверь бабкину поклажу и побежала обратно. Старушка неспешно семенила к подъезду.

– Пакеты под дверью! – на лету бросила Марина и побежала к дому напротив.

Времени оставалось не так уж много.

Влетев в квартиру, она на ходу побросала одежду и залетела в душ. Нежные, слегка игривые струйки воды полились по телу. Закрыв глаза, Марина смело подставила лицо под воду. Боясь пошевелиться, она чувствовала, как упругие струи уносят с собой часть ее боли. Ласковая чистая вода согревала тело и очищала душу. Постепенно тревога угасала, оставляя в сердце только легкий след постоянной грусти.

Времени копаться в себе больше не было. Главное, чтобы Эдик остался ею доволен. Главное, чтобы ничего не случилось до того, как она будет вместе с сынишкой. А дальше? А дальше – все равно! Можно поменять город, можно сменить фамилию, можно, наконец, уехать за границу! Только эти десять дней продержаться, несмотря ни на что, стиснув зубы и улыбаясь, делать то, чего от нее ждут.

Вызвав такси, Марина подошла к зеркалу и внимательно посмотрела на свое отражение. Стройная и высокая, она обладала изящной девичьей фигурой. Элегантное гипюровое платье нежного розового цвета удачно подчеркивало талию и красивую высокую грудь. Небольшое полукруглое декольте было украшено тонким жемчужным ожерельем. Белые лаковые туфли гармонично сочетались с небольшой сумочкой, сделанной из такой же глянцевой белой кожи.

Тяжело вздохнув, Марина закрыла дверь и вышла из дому.

– Господи, прости меня! – прошептала она и села в машину.

Глава 1

Марина росла в счастливой и успешной семье. Ее добрый, любящий родитель, Леонид Самойленко, состоял на дипломатической службе и не один год провел за границей. Живя в достатке, он никогда не оставлял семью без своей опеки и заботы. Марина родилась в Ирландии, раннее детство провела в Дублине и только перед тем, как поступить в школу, переехала в Украину. Однако на родной земле долго жить ей не пришлось. Когда Марине исполнилось восемь лет, отца направили на работу в Великобританию.

Больше трех лет она провела на Туманном Альбионе. Обучаясь в престижном Лондонском колледже, Марина легко общалась со своими сверстниками, найдя среди них много интересных людей и настоящих друзей. Девочка изучала их быт и уклад, религию и традиции. Она многому научилась у педантичных англичан и рачительных шотландцев. Вместе с подругами Марина бродила по старинным церквям и замкам, слушала органную музыку и играла в крикет.

Каково же было ее разочарование, когда всего за один миг ее счастливое и безмятежное детство закончилось.

Марина никогда не забудет тот день, когда их семья, в страшной панике и сумятице собравшись за несколько часов, была вынуждена вернуться в Украину. Одиннадцатилетний ребенок, она тогда плохо понимала, что такое ГКЧП1   ГКЧП (Государственный Комитет по чрезвычайному положению СССР) – орган, созданный рядом высших государственных лиц СССР в ночь с 18 на 19 августа 1991 года и предпринявший неудавшуюся попытку государственного переворота путем отстранения Президента СССР М. С. Горбачева от власти, известную также под названием «августовский путч».

[Закрыть], что означает развал Союза. Но, глядя на заплаканные глаза матери и суровое выражение лица отца, не вынимавшего изо рта сигарету, понимала, что это плохо.

После возвращения в Киев, ставший столицей независимого государства, отец еще несколько лет проработал в МИДе. Затем его перевели в консульство Австралии и утвердили на далеко не лучшую должность, отчего он становился все более и более угрюмым. Радостные и беззаботные дни, полные веселья, тепла и достатка, остались в далеком прошлом. Из дома как-то в одночасье исчезли дорогие сервизы, шелковые гобелены и персидские ковры. Все чаще отец, так и не сумевший принять новую власть, возвращался домой злой и пьяный, проклиная нынешний режим и свое начальство. Все громче становились их семейные скандалы, все дольше рыдала на кухне поседевшая мать.

Пытаясь отгородиться от семейных неурядиц, Марина постепенно замкнулась в себе, убегая от окружающей действительности и друзей в спасительный мир науки. Осознавая, что скоро предстоит испытание на прочность, она начала готовиться к поступлению в вуз. Девочка видела, как в разыгравшемся шторме терпит крушение их семейный корабль, как безвольно отпустил штурвал капитан, – и понимала, что рассчитывать в жизни теперь может только на себя. Ведь она хотела жить так, как жила прежде: спокойно и счастливо. Марина осознавала, что именно от нее теперь будет зависеть, добьется она этого или нет.

Как-то ее мама, видя старания дочери, неожиданно разоткровенничалась:

– Учись, доченька, это правильно! Но успешному человеку не только ум, ему еще мудрость нужна. Думаешь, отец твой оказался так глуп, что под откос свою и наши жизни пустил? Нет, дорогая, он умен, даже очень умен. Но, наверное, не мудр. Именно сильные и умные быстрее ломаются. Посмотри, что в лесу после бури творится! Какие деревья ураган больше ломает? Удивительно, но именно сильные и могучие дубы первыми падают от его грозных порывов. Они не могут смириться, что какой-то там ветер сильнее их. И только березки, тонкие, гибкие и покладистые, остаются целыми после этого вселенского шабаша. А ведь у людей все так же, как в природе! К сожалению, в жизни существуют обстоятельства, которые зачастую намного сильнее нас. И если ты не хочешь поломать свою судьбу, порой надо со многим смириться.

Ее подружки откровенно смеялись, глядя на то, как скучно она проживает свои молодые годы. Многих раздражало, что вместо посещения школьных вечеринок Марина проводит время в библиотеках и читальных залах. Однако, наблюдая за тем, как безрадостно прозябает ее некогда могущественный родитель, нашедший свое единственное спасение в стакане с водкой, как попавшая под сокращение мать, не найдя иного заработка, относит вещи в комиссионку, Марина отчаянно пыталась вырваться из этого замкнутого круга поражений. Она верила в свою победу.

И она победила. Окончив школу с золотой медалью, девушка твердо знала, что будет делать. И когда на вступительном экзамене она наизусть декламировала Шекспира в подлиннике, приемная комиссия была искренне поражена ее знанием языка. Торжественно сообщив родителям о том, что она стала студенткой Киево-Могилянской академии, Марина почувствовала себя настоящей героиней, прошедшей самое большое испытание в своей жизни. Чувствовала ли она тогда, что ждет ее впереди?

Не успев в полной мере насладиться своей победой, Марина подверглась новому испытанию. Оставшийся без работы и окончательно спившийся отец стал для семьи настоящим бременем. А уехав в самый канун Нового года на дачу, больше оттуда не вернулся.

Изрядно напившись и уснув в промерзшем насквозь доме, он так и не почувствовал окутавшего его холода. И когда встревоженная мать приехала на дачу, отец уже был мертв. Девушка тяжело пережила эту трагедию. Но она так и не поняла, что в ее жизни оказалось большей потерей: дорогой родитель или прекрасная сказка детства, в которой великий и напыщенный король оказался голым.

А через год медленно, как церковная свеча, угасла мать.

Несмотря на трудности, выпавшие на ее долю, Марина не опустила руки. Договорившись с преподавателями, девушка стала подрабатывать на кафедре, получив маленькую, но такую необходимую для нее зарплату лаборанта. Постепенно в череде житейских проблем, экзаменов и рабочих будней боль утраты, беспощадно ранящая ее душу, стала медленно отступать. Марина успешно перешла на четвертый курс.

В город ворвалось очередное лето, яркое и жаркое. Но ни раскаленный асфальт, ни палящее солнце не могли испугать народ, заполонивший придорожные кафе и песчаные пляжи Днепра. Засидевшись за зиму дома, все хотели поскорее наградить себя бронзовым загаром, попить прохладного пенящегося пивка и показать себя в таком соблазнительном виде, словно их должны были снимать для обложки журнала «Плейбой». А по вечерам, когда спадала жара, на площадях возле фонтанов собиралась молодежь, полная романтических надежд и трепетных желаний.

Посмотрев на этот благоухающий праздник лета, Марина тяжело вздохнула, поцеловала портрет родителей, заботливо помещенный в деревянную рамку, и повесила его на стену. И уже на следующий день красивая, стройная, молодая блондинка по имени Марина, жаждущая любви и счастья, в компании подружек гуляла по Европейской площади.

Скинув босоножки и закатив до колен свои новые голубые джинсы, она вместе с подругами зашла в леденящую прохладу воды, плавно стекающей по ступенькам. Рядом, радостно плескаясь, играли маленькие дети. Вокруг была масса людей, спасающихся от жары. Не обращая ни на кого внимания, с веселыми криками восторга, сквозь переливающиеся брызги воды девушки быстро побежали вниз. Приятная прохлада разлилась по всему телу. Слегка поскользнувшись и не удержав равновесия, Марина взмахнула руками и плюхнулась в воду. Выпавшие из рук босоножки медленно уплывали в бесконечном потоке воды.

– Ой! – выкрикнула Марина, с досадой ударив руками по водной глади.

Ухватившись за железные поручни, она осторожно поднялась и огляделась по сторонам. Мокрые джинсы неудобно обтянули ноги, футболка плотно прилипла к телу. Поправив упавшие на лицо волосы, девушка внимательно посмотрела вниз, ища глазами свою исчезнувшую обувь. Но среди живого муравейника, состоящего из маленьких детишек, плещущихся в воде, она так ничего и не увидела.

Осторожно спустившись вниз, девушка наконец-то заметила одну босоножку. Второй нигде не было. Стоя среди играющей детворы, она с растерянностью смотрела по сторонам.

Неожиданно кто-то дернул ее за руку. Обернувшись, Марина увидела интересного молодого человека явно арабского происхождения. Внимательно глядя на нее серьезным, почти гипнотическим взглядом, он держал в руке то, что она так долго искала.

Парень был среднего роста, почти вровень с ней; ветер трепал его волнистые черные волосы, которые игриво переливались на солнце. Красивый, с крупными правильными чертами лица, он заметно выделялся среди людей, гуляющих на площади. В белых брюках и такой же белоснежной рубашке-косоворотке он, совершенно не смущаясь, стоял в воде.

Глядя на Марину пристальным серьезным взглядом больших карих глаз, он вдруг улыбнулся светлой, доброжелательной улыбкой.

– Это ваша туфля? – спросил он, старательно выговаривая слова, которые, по-видимому, давались ему с трудом.

– Да, это моя туфля! Большое спасибо! – ответила Марина и впервые за долгое время так весело рассмеялась, что парень невольно заразился ее смехом.

– Я что-то не так сказал? – смущенно улыбнулся он. – Подскажите, я плохо знаю язык. Я сириец.

– Нет-нет, все нормально! Просто у нас туфлями называют закрытую обувь. А вы нашли открытую, летнюю обувь, которую в паре называют босоножками. Но вам эти подробности, я думаю, ни к чему. Вы и так молодец! – откровенно похвалила его девушка и, взяв свою пропажу, вышла из воды.

Не успела Марина пройти пару метров, как кто-то снова схватил ее за руку.

– Подождите, не уходите! – немного волнуясь, проговорил недавний знакомый и посмотрел на нее таким обжигающим взглядом, что в груди у нее все сжалось. – Давайте погуляем!

– Нет-нет, – вежливо отстранилась Марина. – Вы же видите, я вся мокрая. Мне надо переодеться.

Не понимая почему, она хотела поскорее от него убежать. Как будто какая-то невидимая сила отгоняла ее от него. Несмотря на то что парень показался ей симпатичным, она была почему-то напугана. Напугана диким предчувствием, неожиданной встречей, необыкновенным взглядом. Так на нее не смотрел еще никто.

– Подождите! – не отступал тот. – Я провожу вас!

– Не надо, это лишнее, – категорически отказалась девушка, прислушиваясь к своему внутреннему голосу.

Нацепив на ходу промокшую обувь, Марина не спеша пошла к остановке. Настроение было порядком испорчено. И если бы не это навязчивое чавканье под ногами и не этот настырный иностранец, она бы вряд ли пошла домой. Ведь на улице была невыносимая жара. Одежда высохнет на ней раньше, чем она доберется до квартиры. А сколько времени будет упущено!

Задумавшись, девушка подошла к остановке.

Неожиданно Марина услышала сильный скрежет колес. Обернувшись, она увидела, как, на ходу выпрыгнув из машины, к ней бежит настырный иностранец. Ловко перепрыгнув через забор, он преградил ей дорогу.

– Стойте… – протяжно, с мольбой проговорил он.

– Что случилось? – с тревогой спросила девушка.

– Я очень прошу, разрешите вас проводить! Я взял такси. Идемте, пожалуйста! – быстро, немного бессвязно проговорил он и, не дожидаясь ответа, взял ее за руку.

Конечно, по правилам приличия она должна была бы разозлиться, вырваться из рук наглеца и просто сказать, что порядочные девушки на улице не знакомятся. Но… Но она этого не сделала. Немного растерявшись, но не отнимая руки, она стояла, не зная, что сказать. Вокруг сновали прохожие, живым потоком огибая двух прекрасных молодых людей, которые как загипнотизированные смотрели друг на друга.

Марина молчала. Она чувствовала такое нежное, трепетное тепло, исходившее от рук парня, что поневоле страх стал отступать. Глядя на нее ласковым и преданным взглядом, он тихо, но настойчиво попросил:

– Идемте, пожалуйста!

И она пошла. Пошла по зову своего сердца. Сердца, жаждущего тепла, сердца, тоскующего по любви, сердца, желающего ласки. И, несмотря на то что разум упрямо просил ее остановиться, девушка безрассудно поддалась своим чувствам, нахлынувшим на нее такой волной любви и страсти, какую она еще никогда не ощущала.

Впервые в своей жизни Марина влюбилась. Влюбилась именно в того, о ком часто мечтала долгими бессонными ночами. Ведь она всегда верила, что в ее жизни обязательно появится принц. И даже если он не будет на белом коне, то непременно протянет хрустальную туфельку, которая сделает ее жизнь сказочной и прекрасной. И он появился. В том, что это был он, девушка больше не сомневалась.

Чужеземный принц по имени Муфид оказался гражданином Сирии. Родившийся в Дамаске в семье крупного предпринимателя, владеющего заводом по переработке оливок, он по настоянию родителей приехал в Украину, чтобы получить образование, необходимое для продолжения семейного бизнеса.

Муфид поступил в политехнический институт и среди однокурсников быстро нашел много верных и надежных друзей. Но сердце всегда звало его на родину. К тому же в родном Дамаске его ждала невеста, которую, следуя старинному обычаю, нашли для него родители. Девушка была из достойной семьи, и за нее уже отдали калым. И пусть он не особо вздыхал, глядя на ее фотографию, надежно спрятанную среди множества банковских кредиток в портмоне, но так решили родители, значит, ему оставалось принять их выбор. И надо же было такому случиться, что всего за один год до окончания учебы он вдруг неожиданно и сильно влюбился.

Красивая, умная, озорная украинка просто сводила его с ума. Казалось, они были знакомы целую вечность. От нежных слов, трепетных прикосновений и волнующих ласк у Марины кружилась голова – настолько хорошо ей было с Муфидом. Он бросал к ее ногам огромные букеты благоухающих роз, задаривал дорогими подарками и баловал ужинами в роскошных фешенебельных ресторанах. Сняв яхту, они на целый день могли отправиться в путешествие по Днепру. Простой девушке, привыкшей к более чем скромному образу жизни, когда каждый день превращался в борьбу за существование, эта роскошь показалась сказкой. В ответ златовласая красавица беззаветно отдала ему свое сердце, полное любви, ласки и надежды.

Быстро пролетели эти прекрасные, незабываемые романтические дни. Стремительно ворвавшись в жизнь девушки, ее любимый так же неожиданно оставил ее одну. Но она не чувствовала себя одинокой, зная, что где-то там, в далекой стране, есть человек, который думает о ней. Она была уверена: что бы теперь ни случилось, он обязательно будет рядом. Сильный, надежный, верный.

Потянулись томительные месяцы ожидания, наполненные телефонными разговорами и нежными, тысячи раз перечитанными письмами. А когда перед самым началом осени Муфид вернулся в Киев, они поняли, что больше не смогут жить друг без друга. И уже через год, приняв мусульманство и став законной женой любимого человека, Марина ступила на священную землю Сирии.

Однако, открыв чужой стране свое доброе и радостное сердце, она не получила ответных чувств. Перед ней расстилались сухие песчаные равнины с редкими кустарниками ковыля и перекатывающимися под горячим ветром бесформенными верблюжьими колючками.

Не имея своего жилья, молодожены были вынуждены поселиться у родителей Муфида, живших в роскошном особняке в старой части города. И как Марина ни старалась быть внимательной и приветливой с его родными, девушка быстро поняла, что никогда не станет для них своей. Семья мужа откровенно не хотела ее принимать. Она навсегда осталась для них чужой. Ведь брак против воли родителей по местным обычаям считался преступлением. К тому же только после приезда в Дамаск Марина узнала о том, что у Муфида до нее была невеста. Ни первого, ни второго девушка, выходя замуж, не знала.

iknigi.net

Биография и книги автора Алексеева Светлана

Авторизация

или
  • OK

Поиск по автору

ФИО или ник содержит: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н ОП Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю ЯВсе авторы

Поиск по серии

Название серии содержит: Все серии

Поиск по жанру

  • Деловая литература
  • Детективы
  • Детские
  • Документальные
  • Дом и Семья
  • Драматургия
  • Другие
  • Журналы, газеты
  • Искусство, Культура, Дизайн
  • Компьютеры и Интернет
  • Любовные романы
  • Научные
  • Поэзия
  • Приключения
  • Проза
  • Религия и духовность
  • Справочная литература
  • Старинная литература
  • Техника
  • Триллеры
  • Учебники и пособия
  • Фантастика
  • Фольклор
  • Юмор

Последние комментарии

cherry_ice Дорогами Итравы (СИ)

Неплохое фэнтази, но немного затянуто, особенно первая треть книги 

Котена Кукла колдуна

Очень красивая история о любви, одно удовольствие читать этого автора

Tararam Плененная киборгом [ЛП]

 Немного скучновато.

Ритта Чумазая принцесса

Мне понравилось ....согласна...забавный с юмором... Так-же и второй роман этого автора..

Tararam Пленница Кото (ЛП)

Самая скромная, спокойная и коротенькая история серии.

Tararam Клятва Берра (ЛП)

 Всё же эту серию надо читать с перерывами - у меня уже передозировка от сцен секса. А так, планета, мечта наших некоторых товарищей - законная полигамия с обеих сторон.

Bunchuk Konstantin Век испытаний

Интересно, как выкрутится главный герой в следующий раз. По деталям и персонажам конечно множество упрощений, герои где-то плоские и шаблонные, но тем не менее затягивает!

Главная » Книги » Алексеева Светлана » Об авторе
 
 

Алексеева Светлана

Язык страницы автора: русский Пол: женский ID: 100644

Книги автора Алексеева Светлана

Аромат ландышей

Я просто хочу любить

Там, где живет любовь

» все книги автора

Комментарии и оценки к книгам автора

Комментарий не найдено

Объявления

Загрузка...

Где купить книги автора?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

 

www.rulit.me

Читать книгу Там, где живет любовь Светланы Алексеевой : онлайн чтение

Текущая страница: 8 (всего у книги 24 страниц) [доступный отрывок для чтения: 16 страниц]

Как только Волошин вышел из ванной, раздался звонок в дверь. Растерянно запахнув на себе халат, Сергей посмотрел на светящийся экран домофона. Перед дверью стояла красивая молодая женщина. И хотя он прекрасно понимал, что данная особа далеко не царских кровей, все равно бессознательно заволновался. Он уже и не рад был той авантюре, в которую его так энергично втянул Корней. Решительно открыв дверь, он мысленно поставил перед собой неприступную стену защиты от надвигающегося вала кокетства и соблазна.

– Добрый день! – поздоровалась девушка, стоящая возле двери. – Вы Сергей Федорович?

– Да, – лаконично ответил он, машинально стянув на груди халат.

– Я Марина. Можно войти? – спросила она и приветливо улыбнулась.

Ни томного взгляда из-под полуопущенных ресниц, ни нежного прикосновения рук почему-то не последовало.

– Да-да, конечно! – Сергей кивнул и растерянно отступил назад. – Проходите, пожалуйста, в зал. Я пока переоденусь.

Вежливо улыбнувшись, Марина не спеша направилась в комнату.

Это была очень красивая молодая женщина, невольно притягивающая взгляд своей грациозностью и элегантностью. Довольно высокого роста, почти вровень с ним, жгучая брюнетка, она была бы похожа на цыганку, если бы не завораживающий свет ее бездонных голубых глаз и нежная белоснежная кожа. Она обладала типичной модельной внешностью с маленьким ровным носом и чувственными, изогнутыми дугой губами. Густые волосы были уложены в высокую, завернутую ракушкой прическу. Только челка, немного непослушная, постоянно падала на глаза.

– Спасибо, – коротко ответила она.

Несколько минут Волошин стоял посреди холла и растерянно смотрел на себя в зеркало. Теперь он тем более не знал, ни что делать, ни что надеть. Он совершенно не ожидал, что женщина такой, с позволения сказать, профессии может выглядеть настолько элегантно. Конечно, в обществе друзей это будет ему льстить. Но в глубине души ему не хотелось выглядеть хуже своей спутницы.

Неожиданно из комнаты раздался негромкий голос Марины:

– Сергей Федорович, может, я могу вам чем-то помочь?

– Это было бы очень кстати, а то я немного запутался, – радостно откликнулся Волошин.

Выйдя из комнаты, девушка посмотрела на него деловым, немного пытливым взглядом.

– Если мне правильно сообщил Эдик, нам предстоит юбилейный вечер по случаю годовщины вашей фирмы, – уточнила она.

– Да.

– Вы уже определились в выборе гардероба или вам нужен совет? – умело пошла навстречу Марина.

– Что ж, от хорошего совета я не откажусь, – удивленно ответил Волошин и облегченно вздохнул. – Пройдите, пожалуйста, в гардеробную!

Признаться честно, Сергей был действительно поражен, слушая ее краткий экскурс в мир светских правил и этикета. Но она не предстала перед ним в облике заумной наставницы, нет. Все ее советы были настолько легки и ненавязчивы, что он даже не подумал сопротивляться.

Поэтому уже через десять минут он увидел в зеркальном отражении весьма симпатичного, аккуратно выбритого мужчину, одетого так, будто над его образом поработал сам господин Армани.

В классическом светло-сером костюме и белоснежной рубашке, украшенной платиновыми запонками с черными бриллиантами и таким же зажимом к галстуку, он выглядел весьма респектабельно.

Поблагодарив девушку за помощь и перейдя на «ты», он с грустью подумал о том, что только мама могла так терпеливо и старательно собирать его в свет.

Ожидая машину, Волошин коротко рассказал Марине о предстоящем мероприятии и его гостях. Понимая, что ей придется исполнять роль подруги, девушка попросила его немного рассказать о себе.

Общаясь с ней, Сергей неожиданно почувствовал себя абсолютно легко и комфортно. Его приятно удивил уровень ее знаний, умение вести беседу и непринужденность общения. Находясь в обществе Марины, ему приходилось следить не за опрометчивыми поступками и выражениями своей спутницы, а за самим собой. И хотя он никогда не был невежей и хулиганом, светские рауты и вечеринки, где требовалось с умным лицом и королевской осанкой рассуждать о высоком и светлом, его всегда порядком утомляли.

Буквально через полчаса Волошину уже казалось, что они с Мариной старые добрые друзья – настолько интересно и легко было ему с ней. Только изредка, позволяя возникнуть тени сомнения, он упрямо напоминал своему разыгравшемуся воображению о том, кто она.

Глава 10

– Ну что, идем? – предложил Сергей и немного растерянно посмотрел на красивую молодую женщину.

Мило улыбнувшись, Марина поднялась с дивана.

Что ждало ее впереди, она не знала.

Минуя консьержку, они вышли во двор. Опустив голову, девушка обеспокоенно направилась к машине. Больше всего на свете она боялась встретить своих знакомых.

Всякий раз, оказавшись в компании клиента, Марина взволнованно смотрела по сторонам. Тысячу раз она повторяла про себя заученные фразы логического объяснения ее присутствия в столь нетипичной, мягко говоря, компании. Женщину постоянно преследовал страх неожиданной встречи. Встречи, последствия которой могли отразиться на ее жизни. И не только ее, но и сына. А это было куда страшней.

– Прошу! – весело предложил Волошин, галантно открывая дверь автомобиля.

Устроившись на заднем сиденье «лексуса», они весело разговаривали о погоде, о столичном градоначальнике и о новой власти. И хотя расстояние до места назначения было невелико, время, потраченное в пробках, даром не прошло. Стараясь поддерживать беседу, Марина внимательно слушала мужчину, которому обязана была посвятить свой вечер. Как лучшая ученица великого Станиславского, она входила в роль любящей подруги. Стараясь выяснить интересы клиента, она с легкостью направляла беседу в нужное русло. Ведь теперь от него будет зависеть то, как поведет себя с ней Эдик. Женщина прекрасно понимала, что любое недовольство со стороны Сергея может послужить той искрой, из-за которой все ее мосты будут сожжены. А ведь оставалось всего десять дней. Десять дней до того, как она заберет сынишку.

Выйдя из машины, Волошин вежливо открыл дверь и подал руку.

«Наверное, нас видят его друзья, – мелькнуло в голове Марины. – Иначе зачем ему напрягаться?»

Она не привыкла к такому изысканному и внимательному отношению со стороны клиентов. После случая с Евгением Григорьевичем Эдик не жалел ни ее чести, ни достоинства. Вопросы секса теперь не оговаривались. После элитных встреч и пышных вечеринок ее беззастенчиво бросали в объятия престарелых импотентов и грязных извращенцев. Окутанные дурманом власти и выпитого спиртного, почтенные отцы семейств превращались в диких животных, ищущих свою невинную жертву. Без тени стеснения они извергали на нее свои нереализованные сексуальные фантазии. И когда, ликуя и наслаждаясь, они слышали дикий и протяжный крик женщины, были уверены, что она кричит от удовольствия. Но, закусив губу, Марина стонала от отчаяния.

Поэтому галантность Волошина была расценена как фарс.

Скрывая грусть, Марина мило улыбнулась, вышла из машины и последовала за ним.

Неожиданно Сергей остановился.

– Марина, мне будет необходимо тебя представить. Что мне сказать? – неуверенно проговорил он и пожал плечами.

– Скажи как есть. Я работаю финансовым директором в американской консалтинговой компании, – ответила она и пошла вперед.

Глядя на нее, мужчина на секунду замешкался и приподнял брови. В его глазах повисло немое удивление и растерянность. Такого он явно не ожидал. Быстро выйдя из состояния шока, Волошин подбежал к женщине и, подхватив под руку, повел в здание отеля.

Пройдя просторный холл, Марина на мгновение остановилась и внимательно посмотрела по сторонам.

Гостиница «Премьер-Палац» блистала красотой и великолепием. Впечатляюще помпезная и величественная, она была похожа на настоящий дворец. Роскошь и изысканность, игра света и цвета радовали глаз и восхищали. Посередине большой гостевой площадки стоял массивный круглый стол, окруженный высокими бордовыми креслами с широкими покатыми подголовниками. Над холлом, стремительно возносясь вверх, светился огромный стеклянный купол, к вершинам которого, плавно скользя, взбегали небольшие прозрачные лифты.

Пройдя холл, они миновали бар, направившись к маленьким сверкающим роскошью бутикам. Окинув витрины, Марина украдкой перевела глаза на Волошина. Поймав ее взгляд, тот весело улыбнулся и подмигнул. Только сейчас она смогла внимательно его рассмотреть.

Крупный, спортивного телосложения, с покатыми широкими плечами, он чем-то смахивал на Сталлоне. Смуглое скуластое лицо с тяжелым, широким подбородком, немного длинноватый нос с маленькой, еле заметной горбинкой, карие чуть раскосые глаза и темные слегка волнистые волосы. Уверенный в себе и сильный. Умный, красивый, молодой, богатый, этот человек невольно притягивал взгляд. Многие, наверное, хотели бы оказаться рядом с ним. Возле такого мужчины чувствуешь себя настоящей королевой.

Так почему же он один? А может, ему уже ничего не надо? Любовь и семья – бремя для него? Что-то лишнее и ненужное. Окруженный роскошью и богатством, он покупает любовь. Покупает удовольствие. Покупает внимание и досуг. За деньги и без разбора! Как и ее. Словно игрушку. В красивой яркой упаковке. Душа и сердце во внимание не принимаются! Ведь у игрушек нет ни сердца, ни души. Поиграет и выбросит. И даже не вспомнит, как ее звали. Такими были большинство ее клиентов.

И все-таки ей казалось, что Волошин не такой. В нем ощущалось что-то особенное, манящее своей простотой и великодушием. Лишенный тщеславия и высокомерия, он был открытым и откровенно участливым. В нем чувствовалась внутренняя сила. Рядом с ним ей почему-то было хорошо и спокойно. А может, это только казалось? Может, она видит то, что хочется видеть? Нафантазирует сейчас… Нет, нет, нет! Она не имеет права распускаться. В ее жизни есть только один мужчина: ее сын.

Женщина вздохнула и отвела взгляд. Этот мужчина не для нее. Да и кому она нужна?

Они не спеша зашли в лифт. Аккуратно и немного боязливо ступив на пушистый коврик, лежащий на полу кабинки, Марина протяжно произнесла:

– Вторник.

– Ты о чем? – не понял Волошин.

– Видишь же, на коврике по-английски написано: «вторник», – пояснила Марина, указывая на огромные буквы, выбитые на ковре.

– А, это, наверное, для того чтобы иностранцы, загуляв, не забыли, какой сегодня день! – пошутил Сергей и посмотрел на часы. Было четверть шестого.

На восьмом этаже лифт замер и двери плавно отворились. Оказавшись в небольшом холле, Марина внимательно посмотрела по сторонам. Вокруг никого не было. Увидев свое отражение в зеркале, висящем напротив лифта, поправила волосы, непослушно падающие на глаза, и деловито посмотрела на Волошина.

– Куда мы идем сейчас? – поинтересовалась она.

– В пять тридцать мы договорились встретиться с друзьями в ресторане. Гости приглашены к шести. Но нам с тобой предстоит зайти за французами. Это мои особые партнеры, от сотрудничества с ними во многом зависит и мой успех. Так что будешь моим помощником!

– Не переживай, я сделаю все, чтобы этот вечер был для них интересным и плодотворным, – улыбнулась Марина.

Отворив двери, они оказались в просторном зале ресторана «Империя». Фешенебельное заведение было создано в изысканном аристократическом стиле. На стенах висели репродукции пасторальных пейзажей в позолоченных ажурных рамах и сияющие зеркала. Весь интерьер, старинная мебель и декор напоминали об императорском стиле дореволюционной России. Музыкант, вдохновенно игравший на черном рояле, создавал атмосферу романтической обстановки и комфорта. Нежная классическая музыка ненавязчиво разливалась по всему залу.

– Как красиво! – восторженно прошептала Марина.

– Ты здесь никогда не была? – удивленно спросил Волошин, как будто для каждого человека было обычным делом обедать в «Империи», да еще заплатить за очень скромную трапезу не меньше пяти сотен.

– Нет, конечно, – с грустью ответила она. – Это заведение не для меня.

Справа во всю длину зала стоял огромный сервированный стол, украшенный разнообразными цветочными композициями. Чопорные официанты, облаченные в белоснежные рубашки и длинные бордовые фартуки, аккуратно расставляли на столах фирменные блюда и напитки.

Увидев вновь прибывших, к ним быстро подошла молодая миловидная девушка в строгом черном костюме. Представившись администратором, она услужливо провела их к компании людей, стоявших возле бара.

– Идем, я познакомлю тебя со своими друзьями! Я обязан им представить свою очаровательную спутницу, – то ли в шутку, то ли всерьез предложил Волошин и тихо добавил: – Они как раз разговаривают с шеф-поваром ресторана.

– Который из них повар? – еле слышно поинтересовалась Марина.

– Высокий широкоплечий брюнет. Видишь? – вполголоса ответил Сергей. – Это новый кулинар, с недавнего времени возглавляющий кухню ресторана. Родом из Франции. С его приходом в меню появились самые изысканные средиземноморские блюда и европейские вина. Это особенно подходит для нашего торжества. Ведь среди гостей – партнеры из Франции и Германии. А они известные гурманы! Да и я любитель европейской кухни.

Марина внимательно посмотрела на мужчин и перевела взгляд вглубь зала. За небольшим полукруглым столом, стоящим возле стены, сидели две красивые молодые женщины. Заметив вошедшую пару, беседующие внезапно умолкли. В их пристальном немом взгляде было столько удивления, что Марине стало немного не по себе.

Аккуратно поддерживая ее под локоть, Волошин подвел девушку к друзьям.

– Приветствую всех! Познакомьтесь с моей спутницей: Марина! – гордо представил он, глядя на всех победоносным, ликующим взглядом.

– Очень приятно! – немного растерянно проговорил один из них и, галантно наклонившись, поцеловал ей руку. – Валерий Ермаков. Друг и компаньон вашего кавалера.

– Всеволод Фесенко! – повторил ритуал его товарищ.

– Добрый вечер! – ответила Марина и искренне улыбнулась. Ей почему-то сразу стало комфортно среди этих людей. Даже волнение, не отпускающее с самого утра, постепенно прошло. – Поздравляю вас с праздником! Очень приятно, что в такой знаменательный вечер я смогу разделить вашу компанию.

В это время к ним не спеша подошли дамы, сидевшие за столом. Не сводя с нее глаз, женщины впились в Марину таким пристальным, изучающим взглядом, словно на их пути возникла колесница с самой Клеопатрой.

– Здравствуйте-здравствуйте! – вальяжно протянула худощавая, слегка бледная блондинка. Вызывающе сияя бриллиантами, она даже не пыталась скрыть своего удивления. – Что это ты, Волошин, такую девушку от нас скрываешь? Познакомь, пожалуйста!

Весело глянув на свою спутницу, Сергей коротко отрекомендовал:

– Знакомьтесь: Марина, моя добрая знакомая.

Мило улыбнувшись, Марина растерянно посмотрела на Волошина.

– Елена, жена Ермакова! – продолжил Сергей и, переведя взгляд на скромнее одетую миловидную брюнетку, добавил: – А это Любаша, жена Фесенко.

Выдавив из себя улыбки, дамы уставились на Марину.

В это время в зал вошла новая пара.

Невысокий полноватый мужчина и красивая женщина с довольно яркой, немного вызывающей внешностью. Широко распахнув двери, медленно покачиваясь, они, казалось, не шли, а плыли по широкой ковровой дорожке, ведущей их на церемонию вручения премии «Оскар». Всем своим видом они демонстрировали качество и уровень своей жизни. Одетый в шикарный жемчужно-голубой костюм от Армани, мужчина выглядел безукоризненно. С трудом переставляя ноги в слишком узком для ее пышных форм платье, рядом шла женщина. Намертво вцепившись в руку спутника, она старательно копировала грациозную походку Наоми Кэмпбелл. Холеная, томная, с гордо поднятой головой, она выглядела неотразимо.

Марина с грустью отвела глаза.

Неожиданно кто-то обнял ее за плечи. Рядом стоял Сергей.

– Марина, идем, я познакомлю тебя еще с одним другом, – предложил он, махнув головой в сторону вошедшей пары.

– Идем, – сдержанно улыбнувшись, ответила она и оперлась на предложенную руку.

По мере того как они приближались, большие глаза мужчины, к которому они шли, постепенно расширялись. В них не было ни восторга, ни зависти, ни злости – ничего. Только удивление. Глядя на спутницу Сергея, он растерянно захлопал глазами, наклонил голову набок и быстро отцепил жену.

Марина насторожилась. Неужели это кто-то из ее знакомых? К счастью, большого списка клиентуры она еще не нажила. В памяти быстро промелькнули лица недавних мужчин. Нет, этого она точно никогда не встречала.

– Познакомьтесь: моя приятельница Марина! – несколько скованно проговорил Волошин и, посмотрев в сторону друзей, сухо добавил: – А это славная чета Корниенко, Дмитрий и Галина.

– Очень приятно! – изо всех сил стараясь выглядеть любезной, проговорила Марина.

– Ну ты, Волошечка, даешь! – не скрывая восторга, воскликнула Галина. – Такой алмаз от людских глаз прячешь! Нехорошо! Нехорошо!

– И я о том же! – протянул Дмитрий, быстро вышедший из состояния замешательства.

Не успел Волошин представить Марину, как услужливый и галантный Корниенко, подхватив ее под руку, начал краткий экскурс в историю создания фирмы. Опустив не очень важные исторические роли своих напарников, он детально остановился на тяготах зарождающегося бизнеса, которые он героически взвалил на свои широкие плечи.

Немного растерявшись, Марина внимательно слушала его рассказ. Только Сергей с Галиной, привыкшие к непомерному тщеславию Корниенко, дружно смеялись.

– Все, Дмитрий Иванович, – остановив разыгравшуюся фантазию товарища, перебил его Волошин, – нам с Мариной надо идти за французами!

– А где же Элла Евгеньевна? – удивленно спросил Корниенко, оглядываясь по сторонам. – Как же ты без переводчика?

– Она сейчас будет. Они должны вместе с Таисией Викторовной подойти. Но сегодня моим переводчиком будет Марина!

– Она знает французский язык? – захлопав своими длинными ресницами, изумленно протянула Галина.

– И английский тоже! – гордо ответил Сергей и взял Марину под локоть.

– Вот это женщина! – восторженно воскликнула гранд-дама. – Смотри, Волошечка, не упусти!

Тяжело вздохнув, Марина потупила взор. То, что она сейчас услышала, ее совершенно не порадовало. Ведь она никогда не будет той, за кого ее принимают. И как бы лестно о ней ни говорили, как бы головокружительно она ни выглядела, – это никогда не смоет ее клейма. Не рассказывать же всем, что она вовсе не подруга удачливого и привлекательного бизнесмена, а всего лишь продажная девица из эскорт-службы.

Сколько раз, глядя на то, как с экрана телевизора рассказывают о судьбе девчонок, оказавшихся в сексуальном рабстве, она откровенно морщила носик и возмущенно приговаривала: идиотки! С ней такого произойти точно не могло! Но, как говорится, никогда не говори «никогда». Знала ли она тогда, что совсем скоро, приклеив на лицо лучезарную улыбку, она будет за деньги ублажать ненасытных, жаждущих острых ощущений охотников за пороком? Скромная, краснеющая от комплиментов девушка, не знавшая ни до, ни после мужа ни одного мужчины, сознательно бросила себя на шелковые постели, от которых исходил головокружительный аромат духов «Шанель», смешанный с запахом спермы и пота. И если бы ей предстоял выбор между этими постелями и плахой, Марина выбрала бы второе. Если бы… Если бы в этой жизни она была одна.

Всякий раз, возвращаясь после очередного «небольшого поручения» Эдика домой, она порывалась поднять трубку и набрать номер «сто два». Рассказать все как есть, честно и откровенно. В том, что случилось с Евгением Григорьевичем, ее вины совершенно не было. Произошел ужасный, нелепый несчастный случай.

Так думала она. Но как об этом подумают те, кто будет расследовать дело? Ведь они наверняка спросят ее, почему она убежала с места преступления. Почему не заявила о случившемся сразу? Женщина прекрасно понимала, что будет много вопросов. И чем они закончатся, она не знала. Глаза ее снова и снова встречались с маленькой фотографией белокурого мальчика, висящей на стене. Положив телефон на место, она обреченно опускалась на диван. Расставание с сыном для нее было страшнее всего.

Окунувшись в воспоминания, Марина не заметила, как оказалась на шестом этаже отеля. Аккуратно поддерживая ее под локоть, Волошин задумчиво смотрел под ноги. Ступая по мягким ковровым дорожкам, они остановились перед номером шестьсот три.

– Подожди! – взволнованно попросила она. Несколько раз глубоко вздохнув, как-то по-детски смущенно поправила падающую на глаза прядь и тихо прошептала: – А теперь стучи!

Марина быстро познакомилась с немолодыми, но очень интересными французами и сразу почувствовала себя в их обществе легко и непринужденно. Вежливые и галантные европейцы были открытыми, доброжелательными и внимательными. Женщина старалась отвечать взаимностью. Не забывая о главном, она подробно переводила Сергею детали контракта, тщательно вникая в незнакомые профессиональные термины и слова.

Все это время она чувствовала на себе пристальное, неусыпное внимание Волошина. Направляя беседу, он с удивлением наблюдал за ней. Сергей словно поедал ее глазами. Это был особенный взгляд. Так на нее никто не смотрел. Сосредоточенно и изучающе. Сергей ловил каждое ее слово, следил за каждым ее движением. Его брови то сходились на переносице, то взлетали вверх. Глаза то удивленно округлялись, то прищуривались от неподдельного смеха. Губы то расплывались в широкой улыбке, то вытягивались дудочкой, он даже иногда покусывал их зубами. Его мимика была настолько живой, искренней и безыскусной, что женщину это немного рассмешило.

Неожиданно в голове Марины мелькнула смелая мысль: «А может, я ему понравилась?»

Обсудив детали контракта, поговорив о мировом кризисе и глобальном потеплении, французы начали неспешно собираться на торжество.

iknigi.net