Топ-7 книг от писательницы Тамрико Шоли. Книги тамрико шоли


Топ-7 книг от писательницы Тамрико Шоли

В рубрике «Топ-7» наши герои рассказывают о совершенно разных предпочтениях: от любимых книг до издателей, от произведений до исполнителей. Семёркой книг, научивших быть собой, поделилась писательница Тамрико Шоли.

1. «Йогиня. Моя жизнь в 23 позах йоги» Клер Дедерер

Прекрасная книга о том, как прошлое влияет на настоящее, и как наше собственное тело может нам помочь со всем этим разобраться. Так, коврик для занятий йогой стал для главной героини новым миром, в котором она заново пережила развод родителей, появление отчима, знакомство с мужем и проблемные роды двоих детей. Эта книга – особенный must read для молодых мама, а также для тех, кто только начал или планирует практиковать йогу.

 2. «Цветок пустыни» Варис Дирие

Еще одна книга, описывающие реальные события. Описывающая мир глазами африканской девочки, пережившей насилие, обряд обрезания и босоногое бегство по пустыне с целью спастись от отца. И это не книга, это мощный поток энергии и жажды жизни. Это о том, как важно слышать свой внутренний голос и хвататься мертвой хваткой за любой шанс изменить свою жизнь, который нам всегда дается, и – не один раз.

 3. «Бегущий за ветром» Халед Хоссейни

Эмоциональная история афганского писателя о силе искупления своих грехов. Борьба за любовь родного отца, чувство вины за гибель матери, предательств лучшего друга, неожиданная война в родной стране… Мы взрослеем тогда, когда становимся старше, или когда в состоянии взять на себя ответственность? Каждый из нас имеет право не только на ошибку, но и на прощение. Хватит ли у нас смелости попросить его?

 4. «Лолита» Владимир Набоков

Я читала эту книгу пять раз. И для меня она не про сексуальные девиации, а про наши страхи. Насколько сильно они могут овладеть нашим мозгом и изменить нашу жизнь. В моем понимании Гумберт Гумберт был неистово охвачен страхом смерти, мнимо спасти от которой его могла только любовь к юной девочке.

 5. «Мосты округа Мэдисон» Роберт Джеймс Уоллер

Великолепно написанная история о том, как важно разрешить себе получать удовольствие от жизни. О том, как важно чувствовать себя достойным лучшего. О том, что любовь возможна внезапно и в любом возрасте. И если в молодых улыбках нам кажется, что все просто и легко, то в зрелом возрасте вспыхнувшая страсть имеет совсем другую историю.

 6. «Пролетая на гнездом кукушки» Кен Кизи

Гениальная книга Кена Кизи о самовосприятии. Психлечебница, несколько душевно больных парней, странная медсестра и комната с  электрошокером. Идеальное место для того, чтобы пересмотреть свои взгляды на жизнь, не правда ли? Впрочем, не так страшно попасть в передрягу. Страшно верить в то, что от тебя ничего зависит и ты – маленький. В то время как наши размеры зависят только от того, как мы сами себя видим.

 7. «Джейн Эйр» Шарлотта Бронте

Простушка-сирота и хозяин поместья. Сейчас такие истории кажутся нам банальными и предсказуемыми. Что ж, пора признать: самые чистые в мире чувства – банальны. Причем настолько, что их зачастую путают с недалекостью. Пусть будет так. Ведь для того,  чтобы увидеть внутреннюю красоту, ходить действительно далеко не нужно. И каким бы циничным ни казался нам наш век, каждый из нас решает сам, на чем фокусироваться – на внешнем или внутреннем.

Фото: Krivenko DJA

Комментарии

styleinsider.com.ua

Тамрико Шоли - Внутри женщины

Тамрико Шоли (Шошиашвили) – журналистка и писатель, автор нашумевшей книги "Внутри мужчины", представляет ее продолжение. Это откровенные истории разных женщин, не постеснявшихся рассказать о себе самое сокровенное.

"Я… взяла в руки диктофон и путешествовала по личным историям… – женским. В дождь и под солнцем, в шумном баре и дома на кухне они признавались мне в своих ошибках, желаниях и похоти. И сколько бы лет не исполнилось их прошлому, рассказывая о нем, они заново переживали каждую деталь и каждое слово… И я искала… среди женщин – саму себя.

Сто реальных женщин и примерно столько же прочитанных биографий и просмотренных документальных фильмов. Это не много, но я все равно могу утверждать, что у каждой из нас есть то, о чем мы молчим. Похоже, что именно это и есть тот запах, вслед которому оборачиваются мужчины. Чудесно. Ведь это значит, что вслед каждой женщине однажды обязательно обернется кто-нибудь очень важный…

Сто оттенков чувств, сто вариантов жизни. Я прожила каждую из этих историй и готова рассказать, как они изменили меня", – вот что говорит об этой книге сама Тамрико.

Содержание:

Тамрико ШолиВнутри женщины

Посвящаю главным женщинам в моей жизни – бабушке, маме, сестре

– Дождь.

Он стоял напротив меня и совсем не изменился. Красивая рубашка, аккуратная щетина, точные слова. Все то, за что я его любила раньше.

– Спасибо, что согласился.

Он наклонился, чтобы поцеловать меня в щеку. Я позволила: свое прошлое нужно уметь принимать.

Наш столик находился в самом дальнем углу зала. Клетчатая скатерть, короткое меню, официант в зеленом фартуке. Дождь за окном и вправду был сильный, совсем не характерный для августа. Я достала из сумки диктофон и положила его на стол.

– Почему я? – спросил он.

– Потому что я тебя любила. Помнишь – все было недолго, но очень сильно.

– Помню.

– Вот и поэтому тоже: ты еще помнишь.

Да, мы были вместе и тогда отлично понимали друг друга. Каждая встреча была как последняя, и однажды так оно и случилось. Мы расстались легко, почти без слов, хоть я потом и плакала, вспоминая его руки.

Это было странное время.

Я только что издала свою книгу "Внутри мужчины" и, проведя двести одно интимное интервью, с ужасом осознала, что мужчины ни в чем не виноваты. Проблема была во мне. И как женщина я еще даже не родилась. Я меняла свои платья, но они не вызывали особенного желания их снять. И я возненавидела платья. Рассветы, закаты, дождь, солнце, чашка на столе, мелочь в кармане. Я просыпалась утром и не чувствовала себя женщиной, я ложилась спать – и не чувствовала себя женщиной. Это был надежный способ потерять интерес к жизни. В обществе и среди друзей ходили слухи, что каждый мой день – французская карусель, и я не спешила развеивать их убеждения своей грустью. Я была не женщина, да еще и опечаленная.

В холодильнике всегда была красная рыба и бутылка белого вина. Готовить совсем не хотелось. Было два варианта: уехать на Восток, завернувшись в шаль от удушливого чувства одиночества, или понять себя. Я принимала решение лениво и долго, все еще пребывая в надежде, что кто-то это сделает за меня. Шкаф был по-прежнему полон платьев, которые я не осмеливалась надеть.

Хорошие мысли ко мне приходят обычно осенью, так было и на этот раз. Среди мокрых листьев на остывшей земле и пустых скамеек в парках я поняла, что хочу наконец-то встретиться с собой. Хочу обнимать, хочу дарить, хочу слышать. Для этого мне и понадобилось сто интимных интервью с женщинами.

Я снова взяла в руки диктофон и путешествовала по личным историям, на этот раз – женским. В дождь и под солнцем, в шумном баре и дома на кухне они признавались мне в своих ошибках, желаниях и похоти. И сколько бы лет не исполнилось их прошлому, рассказывая о нем, они заново переживали каждую деталь и каждое слово. Именно поэтому женский проект дался мне намного тяжелее. И если среди мужчин я искала своих бывших возлюбленных, которых когда-то не смогла, но очень хотела понять, то среди женщин – саму себя.

Сто реальных женщин и примерно столько же прочитанных биографий и просмотренных документальных фильмов. Это немного, но я все равно могу утверждать, что у каждой из нас есть то, о чем мы молчим. Похоже, что именно это и есть тот запах, вслед которому оборачиваются мужчины. Чудесно. Ведь это значит, что вслед каждой женщине однажды обязательно обернется кто-нибудь очень важный.

Сто оттенков чувств, сто вариантов жизни. Я прожила каждую из этих историй и готова рассказать, как они изменили меня. Именно для этого мне и понадобился он – записать мою историю.

– Расскажешь мне то, что я не успел спросить?

– С удовольствием.

– А ты раньше была менее теплой.

– Я изменилась.

– И как это у тебя получилось?

Я встретилась с его взглядом и тут же вспомнила глаза женщин, открывших мне свои интимные мысли. Это были удивительные глаза, которые теперь смотрят на вас.

В этой книге вы не найдете ни призывов, ни пропаганды, ни каких-либо советов. Это всего лишь несколько личных историй и повод к размышлению.

Все имена изменены, любые совпадения – не случайны.

Глава 1Дочка

Было душное лето. В длинном белом топе с огромной голубой бабочкой я слушала Эдит Пиаф и готовилась ко встрече. Я пыталась представить себе, как выглядит Валерия, и подобрать что-то в унисон. Итак, ей двадцать шесть лет, а ее мужу – пятьдесят три. Как может выглядеть молодая девушка, которая любит мужчину, вспоротого морщинами и сединой? Какую одежду и еду может любить девушка, которая каждую ночь ложится в постель с мужчиной, старше ее отца на три года?

Она может выглядеть как угодно. Я оборвала на середине "La vie en rose", надела кремовое полупрозрачное платье, такое длинное, что билось о пол, и заказала столик в центре города.

Досье

Имя: Валерия

Возраст: 26

Профессия: юрист

Семейное положение: замужем

Материальное положение: комфортное

Жилищные условия: трехкомнатная квартира

Дополнительные бонусы: умение признавать свои недостатки

Мне было 18 лет, когда мной увлекся 58-летний профессор. Он был высокий, с сединой и в синем пиджаке. Он рассказывал мне интересные истории и делал небанальные комплименты. Они звучали для меня так по-старинному, что ли. И прикасался он ко мне всего несколько раз – когда подавал руку, чтобы я вышла из машины. Мне все хотелось назвать его Есениным. Я, конечно, не соответствовала ему совсем, и была его намного младше, и все боялась, что кто-то увидит меня с ним. Чтó он во мне разглядел – вообще непонятно. У меня же второй курс – время обтягивающих лосин и варенья на пальцах рук. Может быть, ему было приятно смотреть, как я внимательно его слушаю. А я ведь не просто слушала – я прилипала к его словам, как двусторонний скотч. Но этого оказалось недостаточно: я перестала отвечать на его голос, как только в моей жизни появился рваный душой сокурсник. Больше я никогда не видела этого профессора.

– Отличное платье, – Лера вытащила меня из моря воспоминаний. – В такую жару только и хочется, что прозрачной шали и холодной воды. Не представляю себе, как вообще дышат эти девочки в джинсах. А еще эти длинные волосы и блеск на губах… Но – красота требует жертв. Особенно, если ты хочешь удержать мужчину рядом с собой.

– Ты – хочешь?

– Только этим и занимаюсь.

– Я думала, это он старается удержать тебя.

– Конечно, он… Он так думает, – Лера рассмеялась. – Бороться за мужчину – это значит сделать так, чтоб он думал, будто это он борется за тебя.

Лера сразу и бесповоротно мне понравилась, и я решила, что буду говорить с ней долго, пока у нас обеих не пропадет голос. Потому что нельзя так просто отпускать человека, который тебе симпатичен: это же такая редкость – приятный собеседник. Надо обязательно насытиться им, ведь в мире, где столько непредвиденных обстоятельств – каждая встреча может оказаться последней.

– Я тебя долго буду мучить вопросами, хорошо?

– Хорошо.

– Он ведь тебе сначала не понравился, да? И как его зовут?

profilib.org

Внутри женщины. Глава 1. Дочка (Тамрико Шоли, 2014)

Было душное лето. В длинном белом топе с огромной голубой бабочкой я слушала Эдит Пиаф и готовилась ко встрече. Я пыталась представить себе, как выглядит Валерия, и подобрать что-то в унисон. Итак, ей двадцать шесть лет, а ее мужу – пятьдесят три. Как может выглядеть молодая девушка, которая любит мужчину, вспоротого морщинами и сединой? Какую одежду и еду может любить девушка, которая каждую ночь ложится в постель с мужчиной, старше ее отца на три года?

Она может выглядеть как угодно. Я оборвала на середине «La vie en rose», надела кремовое полупрозрачное платье, такое длинное, что билось о пол, и заказала столик в центре города.

Досье

Имя: Валерия

Возраст: 26

Профессия: юрист

Семейное положение: замужем

Материальное положение: комфортное

Жилищные условия: трехкомнатная квартира

Дополнительные бонусы: умение признавать свои недостатки

Мне было 18 лет, когда мной увлекся 58-летний профессор. Он был высокий, с сединой и в синем пиджаке. Он рассказывал мне интересные истории и делал небанальные комплименты. Они звучали для меня так по-старинному, что ли. И прикасался он ко мне всего несколько раз – когда подавал руку, чтобы я вышла из машины. Мне все хотелось назвать его Есениным. Я, конечно, не соответствовала ему совсем, и была его намного младше, и все боялась, что кто-то увидит меня с ним. Чтó он во мне разглядел – вообще непонятно. У меня же второй курс – время обтягивающих лосин и варенья на пальцах рук. Может быть, ему было приятно смотреть, как я внимательно его слушаю. А я ведь не просто слушала – я прилипала к его словам, как двусторонний скотч. Но этого оказалось недостаточно: я перестала отвечать на его голос, как только в моей жизни появился рваный душой сокурсник. Больше я никогда не видела этого профессора.

– Отличное платье, – Лера вытащила меня из моря воспоминаний. – В такую жару только и хочется, что прозрачной шали и холодной воды. Не представляю себе, как вообще дышат эти девочки в джинсах. А еще эти длинные волосы и блеск на губах… Но – красота требует жертв. Особенно, если ты хочешь удержать мужчину рядом с собой.

– Ты – хочешь?

– Только этим и занимаюсь.

– Я думала, это он старается удержать тебя.

– Конечно, он… Он так думает, – Лера рассмеялась. – Бороться за мужчину – это значит сделать так, чтоб он думал, будто это он борется за тебя.

Лера сразу и бесповоротно мне понравилась, и я решила, что буду говорить с ней долго, пока у нас обеих не пропадет голос. Потому что нельзя так просто отпускать человека, который тебе симпатичен: это же такая редкость – приятный собеседник. Надо обязательно насытиться им, ведь в мире, где столько непредвиденных обстоятельств – каждая встреча может оказаться последней.

– Я тебя долго буду мучить вопросами, хорошо?

– Хорошо.

– Он ведь тебе сначала не понравился, да? И как его зовут?

– Саша. И он не то чтобы мне не понравился, я вообще пропустила его мимо себя, не откладывая в памяти. Есть мужчины, которых ты с первой же секунды знакомства начинаешь рассматривать как возможного партнера. А через пять минут разговора начинается его подробное сканирование, и в мыслях проносятся кадры роман-свадьба-дети-внуки. При этом иногда мужчина тебе и не нравится вовсе, но процесс сканирования все равно запускается, автоматически. Это, наверное, на каком-то подсознательном уровне. Биология.

Я кивнула. Еще бы, сама не раз просматривала подобные эротико-романтические экшны на внутреннем экране.

– А есть и другие мужчины – те, которых ты пропускаешь. С Сашей было именно так: я его вообще пропустила и не собиралась искать.

– Сбой в системе сканирования, да? – я улыбнулась, хотя веселого в этом было мало. Женская интуиция иногда сильно нас подводит: захлебнувшись слишком насыщенным запахом тестостерона какого-нибудь харизматичного самца, мы совершенно зря упускаем из виду других особей сильного пола. – И как было дальше? Мне вот всегда интересно, как это происходит, когда человек сначала не любит, а потом – любит.

– Знаешь, я его действительно люблю. Он перед сном обычно надевает очки и читает. А потом целует меня и говорит что-нибудь, наверное, навеянное прочитанным. Однажды он разбудил меня и сказал: «Знаешь, если бы смерть можно было выбирать, то я хотел бы умереть в борьбе за тебя». Я потом долго не могла уснуть, до сих пор волнуюсь от этих слов.

Я тоже невольно заволновалась. Почему-то для нас, женщин, крайне важно знать, что мужчина не просто готов, а даже хочет умереть за тебя. Даже как-то стремится к этому. Знать, что его сильное и крепкое тело содрогалось от боли, но выдержало все испытания ради тебя, – это такая порочная разновидность женского удовольствия. И кажется, что чем больше мук он преодолеет, тем сильнее его любовь к тебе. Откуда в нас взялась эта бесовщина – непонятно.

Официант принес мороженое, посыпанное сверху апельсиновой стружкой. А я боялась, что Лера окажется куклой – светловолосой инфантильной радостью для обеспеченного мужчины. Зря.

Ее прямые волосы доходили до самого пояса, на шее висел кулончик с жемчужной капелькой. Она была в летних цветных брюках и белой шелковой майке с глубоким вырезом.

– Я, конечно, сначала бегала от него. Не отвечала на звонки, а если отвечала, то говорила какую-то чушь, вроде того, что не могу с ним встретиться, потому что мне нужно купить курагу или пропылесосить квартиру. Потом согласилась. Потому что мне было скучно в тот вечер и не хотелось сидеть дома. Мне было стыдно за него, конечно: он старше на двадцать семь лет, и это заметно. Мы выпили тогда, и я стала представлять себе, что у него сморщенная попка и обвисшая грудь. А что скажут мои девочки? Я срочно соврала, что у меня дома кошка, больная менингитом, и вызвала такси. А он снова пришел через несколько дней и сказал, что обожает мое чувство юмора. И что я не должна ничего бояться, потому что он все сделает сам. И он сдержал свое обещание. Мужчина, который сдерживает свое обещание, – что еще нужно женщине для счастья?

Я бросила взгляд на душную улицу. Десять из десяти. Единственная причина, по которой я больше не отвечу на звонок мужчины, это то, что он бросается своими обещаниями, словно пластмассовыми фрисби. Желтые, красные, зеленые… Мужчина с вечной пластмассовой тарелкой в руках больше похож на скучающего во время каникул школьника.

– А как вы познакомились?

– На свадьбе друзей. Я подумала, что он чей-то отец, и продолжила рассматривать более молодых кандидатов. Ближе к концу вечера Саша все же пригласил меня на танец и начал задавать вопросы. Я сразу поняла, что понравилась ему. Девушки это чувствуют, ты же знаешь, – Лера подмигнула мне. Мороженое плавилось в наших стаканчиках, хотелось окунуться в ледяной бассейн. – Я уже не помню, что он там мне говорил, но я ему все-таки оставила свой номер телефона. Все потому, что было видно – ему не был нужен от меня только секс. А это всегда подкупает.

Еще как подкупает. Большинство мужчин почему-то считают, что мы не в состоянии отличить, когда нас хотят затащить в постель, а когда – в сердце. Есть, конечно, мудаки, которые с изяществом научились выдавать одно за другое, но это редкий вид. Остальных легко вычислить по запаху в этот момент. Да и шепчут они не на ухо, а в глаза. Все зависит от желания женщины увидеть реальность.

– Когда он позвонил?

– Через неделю. Я знала, что он обязательно позвонит, но не ждала. Потом начались мои побеги от него, о которых я тебе уже рассказывала, и наконец встреча. Ох, – Лера выдохнула и расхохоталась. – Он был в синих кедах и яркой такой рубашке. Пытался выглядеть моложе.

Я приподняла брови. Было трудно представить себе, насколько смешным был его вид, ведь я не знала, как он выглядит. Лера смекнула и нашла в мобильном телефоне снимок Саши.

Вся его голова была покрыта сединой. В уголках глаз жили «гусиные лапки» – такие морщинки, которые возникают, если много щуриться. Он был некрасив, но ухожен и, черт возьми, сексуален.

– Слушай, но он очень даже ничего. Не понимаю, почему ты от него бегала.

– Потому что так не положено. Не положено молодым девушкам быть с немолодыми состоятельными мужчинами. Что скажут родители? Что скажут друзья? Что скажут люди? Что скажу я сама? А как будет с сексом через десять лет? А может ли и хочет ли он иметь детей? А как у него со здоровьем? Ты же знаешь, быть женщиной – это значит задавать себе миллион вопросов. Это у мужчин все просто: да или нет. А у нас всегда «пятьдесят оттенков серого»[1] и «9 1/2 недель»[2]. И это объяснимо. Потому что у общества всегда больше вопросов к женщине, чем к мужчине. В любой ситуации. Вот она и пытается найти сразу все ответы, прежде чем произнести хотя бы звук. Наша попытка все анализировать по пунктикам – это инстинкт самосохранения.

– Глубоко ты копнула.

– Пришлось. Знаешь, сколько я мыслей передумала, прежде чем ответить ему «да»? – Лера показала мне обручальное кольцо на пальце. Сочетание белого и желтого золота – выглядело довольно изящно, особенно на ее тонком пальце. – Это так только кажется, что потом всегда сможешь просто взять и уйти.

– И почему ты ему сказала «да»?

– Защита. Он дал мне стопроцентное ощущение защиты. Мне кажется, это могут только те мужчины, которые сами ничего не боятся. У которых в мозгах абсолютно спокойно. И не театрально, а по-настоящему. Он же тогда сказал мне, что все сам сделает, – и действительно делает.

– Мне кажется, это приходит к мужчине с возрастом. В восемнадцать мужчина тоже может ничего не бояться, но он еще не знает, чего хочет. Ему все – с криком и лозунгами. Он метит территорию, что ли. А с возрастом кричать уже не нужно. Свое право на что-либо можно показать одним-единственным взглядом. И я тебе признаюсь – мой тайный кумир Леонард Коэн[3]. Причем в его нынешнем воплощении.

Это было чистой правдой. Сегодня нет мне большего удовольствия, чем слушать старичка Леонарда Коэна. С морщинами и охрипшим голосом, он поет о любви к женщине так, как будто бы у него роман лично с тобой. На видео ему за 70, а я не могу оторвать взгляда от его уголков губ, которые произносят «аллилуйя». Я не могу оторвать взгляда от того, как он курит и совершенно спокойно смотрит в сторону, напевая про тысячу глубоких поцелуев. Господи Боже мой, старик в черном двубортном пальто стал моей личной прелюдией в рай.

И тут я вспомнила, как я смотрю на Аль Пачино, укрытого морщинами. Как я читаю Сержа Генсбура. Как я слушаю Тома Уэйтса или Стива Тайлера.

Засранцы, через руки которых прошли девушки и женщины. Сколько красивых слов они успели сказать за свою жизнь? Сколько раз они раздвигали женские бедра и проникали внутрь? Сколько раз они что-то там объясняли в трубку телефона, сколько раз они хватали за волосы, сколько раз они бросали и возвращались и сколько – нет… Как их тело покрылось морщинами, а руки стали крепкими и четкими: теперь они знают, как нужно трогать. И сколько слов нужно сказать, а сколько – промолчать. И сигарета в их руках дымится не от пафоса, а от того, что она – сигарета. И седина становится не возрастом, а опытом прикосновений.

Потому что нет ничего эротичнее, чем слушать мужчину, который знает, что говорит. Потому что нет ничего чувственнее, чем мужчина, который знает, как прикасаться. Когда его не нужно подталкивать, а только вдохновлять. Когда он знает ценность твоего взгляда и способен рядом с тобой вполне осознанно произнести «аллилуйя». И чувствуешь ты себя от этого и Мадонной, и Мариной Цветаевой одновременно.

И мне совершенно не понять, когда секс-символами называют двадцатилетних актеров или музыкантов. Они могут быть красивыми, талантливыми, интересными, крутыми, но это точно не про секс. Секс-символ – это прежде всего опыт.

И когда молодые девушки связывают свою жизнь с мужчинами, старшими их на пятнадцать лет, что-то в этом есть, в соприкосновении молодости и опыта.

И я сама до конца не могу точно понять себя. Что это – тоска по мужской уверенности и классической гендерности? Когда ты точно женщина, а он – точно мужчина, без оттенков и «но»? Или просто меньше мне надо слушать Коэна на ночь глядя? Леонардокоэно-передоз – так и запишите.

Как бы то ни было, я себе уже разрешила заглядываться на мужчин значительно старше себя безо всяких подоплек и стыда. С ума сойти. Я – себе – разрешила.

– Ты – счастливица.

Лера скрутила губы трубочкой и откинулась на спинку стула. Наши стаканчики с мороженым опустели.

– Многие так говорят, Тамрико. Но ведь есть и другая сторона.

– Что ты имеешь в виду?

– Ну, начнем с себя любимых. Каждая девочка мечтает вырасти и выйти замуж за прекрасного принца. Но как много ты знаешь девушек, которые готовы согласиться жить с некрасивым мужчиной? Которые в принципе допускают такую мысль? И я сейчас не веду речь о меркантильных проститутках, готовых лечь под любую свинью, я говорю о совершенно приличных девушках. Сколько раз в своей жизни каждая из них воротит носом в стиле «он меня не достоин»? Опуститься с небес на землю – это, знаешь, не так легко. Вокруг меня крутились мужчины значительно красивее. После того, как я впервые официально представила Сашу друзьям, они со мной неделю не разговаривали. Моя сестра месяц убеждала меня не связываться с ним. Решиться на это было ой как нелегко. Все привыкли к мысли о том, что у них должно быть только самое лучшее. И с фасада, и внутри. Только так не всегда получается. И надо набраться смелости, чтобы согласиться с тем, что тебе дает жизнь и в каком именно виде. Но и это еще не все. Потом, когда к Саше все привыкли… Знала бы ты, как мне осточертели сопли моих знакомых девушек, которые без конца упрекают меня: «Конечно, тебе что говорить, тебе так повезло». То есть сначала ужас-ужас, а потом – «тебе так повезло, молчала бы». Мы так устроены: у других трава зеленая от Бога, от счастливого случая, но только не от того, что он ночи напролет ухаживал за этой травой, а днями поливал собственным пóтом каждый листочек. Ты когда-нибудь задумывалась, почему считается, что зависть – плохое чувство? Потому что зависть возникает тогда, когда нам кажется, что людям упало это с неба. А когда ты понимаешь, что человек боролся за то, что имеет, у тебя возникает совсем не зависть. У тебя возникает уверенность, что ты тоже так можешь.

Я улыбнулась.

– Лера, ты меня сейчас почти избила словами.

– Прости, просто реально накипело. Людям трудно понять, что у каждого свой путь. Что у всех все по-разному. И не нужно ни сравнивать, ни завидовать, ни судить.

– Это сложно.

– Сложно. Но не так сильно, как кажется. На нас с Сашей всегда смотрят люди. Я выгляжу моложе своих лет, он – старше своих. Со стороны кажется, будто мы отец и дочь, но по жестам и взглядам понятно – что нет. И люди так сразу теряются. А если я его поцелую – большинство вообще начинает стесняться или испепелять. Саше все равно, а я сначала тушевалась. А потом даже стала получать от этого удовольствие. Ничто так не доказывает, что ты все делаешь правильно, как увеличение критики окружающих.

– То есть сначала это была игра?

Лера наклонила голову набок и прикусила нижнюю губу. Впрочем, она могла и не отвечать: долгая пауза – это всегда «да».

– Ну а что здесь скрывать? Конечно, игра. Конечно, я не думала о нем всерьез. То есть я понимала, что у него все серьезно, но у меня-то – вся жизнь впереди. С каким-нибудь молодым бизнесменом и хай-тек квартирой. А Саша – временно. Ты знаешь, я вообще заметила: мы, как правило, не обращаем внимания на свое счастье.

В этом месте Лера снова профессионально ударила в точку. Когда это люди умели самостоятельно определять с первого взгляда, что для них – лучше? Утомленные тем, что имеют, они ищут, чего бы чужого положить себе в карман. Дерутся, изрыгают маты за это чужое, а свое спокойно лежит и ждет, пока его просто возьмут.

– Когда ты услышала Сашу?

– Я очень волновалась перед нашим первым сексом. Я готовилась к тому, что мне не понравится, и это будет наша последняя встреча. И, в принципе, очень логичный конец. Раствориться, ничего не объясняя, именно после секса – проще всего. Он пригласил меня домой. Я все понимала. Квартира была очень ухоженной и уютной. Это меня сразу подкупило и расслабило. Мужчины называют это меркантильностью, но, по-моему, это очень нормально – выбирать максимально удобное жилье для жизни. К тому же, Саше уже не двадцать лет. Ждать, пока он добьется финансового успеха, – уже нет времени. Ему за пятьдесят.

– «Ждать, пока он добьется финансового успеха». То есть в тот момент ты уже задумывалась о совместном будущем?

– Подловила, – Лера подарила мне улыбку. Теперь понятно, почему Саша влюбился в нее в день знакомства. – Если мужчина настойчив, невозможно не начать задумываться. Потому что даже самый крутой мужчина теряет свою ценность, если он ненадежен.

Я кивнула. В моей жизни был такой мужчина. Красавец и умница, я отдала ему все свои внутренние органы в вечное пользование. А через несколько месяцев впопыхах разорвала эту дарственную. Своим то «да», то «нет» он выдавил из меня всю кровь вместе со слезами. Я бежала так долго, пока не упала, не ударилась больно головой и не забыла, что любила его. Но как же иногда трудно начать бежать…

– Ты пришла к нему домой.

– Да. Я пришла к нему домой, – на щеках Валерии заиграл румянец. Впервые за время нашей беседы. – Мы пили вино, обсуждали разное. И вдруг я поймала себя на мысли, что мне с ним интересно. Что мне действительно интересно слушать то, что он говорит. Что я вдумываюсь в его слова, что мне хочется ему отвечать. И отвечать не то, что нужно, а то, что я действительно думаю. И что я слушала бы его, даже если бы он был женат или был отцом моей лучшей подруги. А потом мы начали целоваться. И я поняла, как соскучилась по твердому мужскому телу. По спокойствию. По тому, что тебя безоговорочно любят. Его щетина, его волосы на теле, его спокойные, без звериности, движения. Когда я разделась и села на кровать, он несколько минут стоял неподвижно и просто смотрел на меня. Такое ощущение, будто он хотел запомнить меня. Будто ему было достаточно того, что я просто рядом. А потом он молча подошел ко мне, и у нас был первый секс.

– И какой это был секс?

– Секс с любимым человеком.

Телефон Леры нагло завибрировал. Извинившись, она встала из-за столика и вышла на горячую улицу.

Секс с любимым человеком. С его руками, с его лопатками, с его волосами, с его мыслями. Разве его можно описать прилагательными? Если женщина дает оценку сексу, значит, она не любит этого мужчину.

И я окончательно поверила Валерии.

– Он сделал мне предложение спустя четыре месяца. На мой день рождения. Что-то в этом есть, согласись, когда мужчина публично дарит тебе свою свободу.

– Сколько прошло с того момента времени?

– Почти два года. Все, как я и хотела. Вечером он приходит домой, и я ставлю ужин на стол. Мы обмениваемся новостями за день, смахиваем еду с лица, пьем вино без повода. Иногда к нам приходят гости, и мы до самого утра обсуждаем музыку, политику… И он когда говорит с кем-то другим, как бы между прочим целует меня в висок или кладет мне на руку на колено. И я чувствую, что каждую секунду я – его женщина. Я – его женщина. Это так, – Лера пробежалась взглядом по воздуху и погладила белую скатерть на столике, – это так круто, знать, что ты чья-то женщина.

Я снова обзавидовалась. Не «он – мой», а «я – его». Где-то между этими понятиями и начинается любовь.

– У Саши проблемы со зрением. Он иногда носит линзы, но мне даже нравится видеть его в очках. Он шутит, что лет через десять я буду его поводырем. Такой большой и такой наивный – разве по жизни ведут глаза? Мы решили завести ребенка как можно быстрее. И знаешь, в чем проблема? Выяснилось, что у меня с этим проблемы. Именно у меня. Я оказалась красивой оберткой не такой уж и вкусной конфеты. Я все это время думала, что Саша выиграл меня, а выяснилось, что это я – его.

По залу разливались звуки Джо Кокера[4] – еще одного великолепного мужчины, покрытого сединой времени. Спасаясь от жары, в ресторане были самые разные люди. Молодые и модные, коротко стриженные и длинноволосые, с накрашенными глазами и браслетами на руках, в безразмерных футболках и выглаженных рубашках. Таких миллионы. И ты среди них с чертовой уверенностью, что знаешь все про каждого из этих людей, что сможешь безошибочно определить, с кем из них твоя жизнь сложилась бы лучше некуда, а с кем – полетит навстречу затопленной Атлантиде. И чаще всего ошибаешься. Логично: когда начинаешь чувствовать себя Богом, перестаешь слушать сердце.

– Насколько все серьезно?

– Не знаю. Врачи говорят, что все решаемо. В конце концов, есть ЭКО и прочие радости медицины. И в самом конце концов – усыновление. Дело не в этом. Дело в том, что я сидела ночами и сомневалась: зачем он мне нужен, а вдруг он уже не может иметь детей? Я никогда и подумать не могла, что я могу быть недостаточно хорошей для него. Вот. – Лера покрутила в руках пустой стаканчик от мороженого. – Наверное, именно это я и хотела тебе рассказать. Никто не идеален, и ты никогда не знаешь, где подвох. Поэтому – к черту стереотипы.

– Ты сейчас про зеркала?

– Именно. Обязать бы людей каждое утро пятнадцать минут разглядывать свое собственное отражение и только после этого идти на работу и общаться с людьми.

Я представила себе квартиры, уставленные зеркалами. И чем больше ты себе врешь, тем больше зеркал вокруг тебя. Открываешь глаза – отражение. Запираешь дверь на ключ – отражение. Выбрасываешь мусор – отражение. Покупаешь хлеб, спешишь в офис, прикуриваешь сигарету, вызываешь такси в баре – каждый твой шаг – твое отражение. Чтобы не забывать: мир вокруг – это ты.

– К черту стереотипы. В моей жизни было достаточно мужчин, которые не хотели заводить со мной отношения по той причине, что я – наполовину грузинка. Им не хотелось, чтобы их дети имели отношение к Кавказу. Я обижалась. А мне, скорее всего, повезло.

– Даже не сомневайся в этом.

– И ты не сомневайся. У вас будут самые замечательные в мире дети.

Наполненные солнцем, мы сидели друг напротив друга. Жара постепенно уступала место едва уловимому вечернему ветру. Мое платье все так же билось о пол, а на шее у нее висел кулон с жемчужной капелькой. В воздухе царило спокойствие. Если выбор сделан искренне, на душе всегда очень спокойно.

kartaslov.ru

Тамрико Шоли: Перед написанием первой книги искала в мужчинах "ген мудачества"

Тамрико Шоли: Перед написанием первой книги искала в мужчинах «ген мудачества»

Об украинской писательнице Тамрико Шоли я узнала в Facebook. Вначале просто следила за ее публикациями, затем прочитала одну из книг Тамрико «Внутри женщины» («Внутри мужчины» пока в книжных нет, переиздание будет только в конце августа), а позже узнала, что писательница ненадолго приедет в Киев. Конечно, я не могла упустить эту возможность, и с помощью той же социальной сети договорилась с ней об интервью. Мы встретились с Тамрико в уютном кафе в центре города, и за чашкой капучино поговорили о жизни писательницы в Германии, ее книгах, «гене мудачества» и о том, как закрутить роман с мужчиной, если ты журналистка. 

ЧИТАЙ ТАКЖЕ:

– Тамрико, вы долгое время жили в Киеве. Сейчас переехали в Германию. С чем был связан переезд?

– Я переехала в Германию по нескольким причинам – профессиональным и личным: у меня внезапно умер папа, я оставила офисную работу и поняла, что мне нужно остановиться, чтобы решить, куда двигаться дальше.

– Почему была выбрана именно Германия?

Передо мной стоял выбор – или Германия, или Индия. Я поехала в отпуск к старшей сестре в Западную Германию (где до этого ни разу не была), и поняла, что мне там комфортно. Через некоторое время я переехала туда жить. На тот момент я знала всего несколько слов на немецком, однако спустя год, благодаря пребыванию в среде, смогла преодолеть психологический и языковой барьер.

© Личный архив Тамрико Шоли

– На данный момент гражданкой какой страны вы себя чувствуете?

– Это сложный вопрос. Определения «национальность» и «гражданство» – чисто политические условности. Ментально люди обретают определенные черты только за счет того, что какое-то время живут в том или ином обществе, но это не означает, что они себя чувствуют комфортно. Например, в Украине есть женщины, которые не хотят замуж. Получается, они вынуждены обществу (да и себе) отвечать на вопрос: «Когда же я наконец-то выйду замуж?», вместо того чтобы, к примеру, уехать в Швецию, где поздние браки – норма.

– Какое значение для вас имеет среда?

– Среда действительно играет для меня немаловажную роль. Есть много мифов из серии «художник должен быть голодным». Никто не должен быть голодным. Творчество – тоже работа. Европейские страны высокотехнологичны потому, что большинство людей живут в комфортных условиях – у них есть время улучшать, а не думать о том, что купить на ужин. В Украине же многие люди находятся просто на грани выживания.

© Личный архив Тамрико Шоли

– Чем отличается немецкая гуманитарная политика от украинской?

– В Германии созданы все условия для того, чтобы люди получали высшее образование. Помимо бесплатных ВУЗов есть частные, но любой желающий может взять кредит, и постепенно его выплачивать (в Германии довольно лояльная система кредитования). Быть студентом в Германии – круто, потому что это одна из самых защищенных государством прослоек общества.

Мнение о том, что Европа – это «гейропа» – ошибочное. Да, в Кельне или Берлине действительно можно встретить на улице людей нетрадиционной сексуальной ориентации, но в маленьких городах такого нет, а в среднестатистической семье, как правило, трое детей.

– Ваши книги «Внутри мужчины», а затем «Внутри женщины» стали в Украине очень популярными. Как долго работали над этими произведениями?

– У меня было 200 интервью с мужчинами и 100 с женщинами. «Внутри мужчины» я писала чуть больше двух лет. На вторую книгу ушло меньше времени.

Не скрою, перед написанием первой книги пыталась найти в мужчинах «ген мудачества». Думала, вот расскажут они мне гадость, а я потом об этом напишу и в конце поставлю жирную точку, потому что все мужчины – мудаки (смеется). У меня была цель таким образом дать «пощечину» всем своим бывшим. Но через какое-то время я начала понимать мужчин, ненависть вовсе ушла, и контекст книги «Внутри мужчины» кардинально поменялся.

© Личный архив Тамрико Шоли

– Что стало мотиватором для написания книг?

– Мотиватором для написания книг на тот момент были мои «неудачные отношения». «Неудачные», как я считала раньше, потому что они не закончились браком и детьми. Только спустя какое-то время у меня произошла переоценка ценностей. Уже сейчас я понимаю, что если мы с кем-то расстаемся нужно радоваться – у нас возникает шанс жить лучше.

– Не всегда получается так думать…

– Согласитесь, порезав палец, мы его обрабатываем и знаем, что он заживет. Так должно быть и в остальном. Женщины склонны излишне драматизировать. Жизнь короткая, а последние события в нашей стране красноречиво показали нам, что любой день может оказаться последним.

© Alex Pele

 

– Хорошо, как завязать с мужчиной роман, если ты журналистка?

– Завести роман довольно легко – для этого достаточно внимательного взгляда, искренней улыбки и оголенного плеча. Другое дело, как его продлить и закрепить. Как завязать с мужчиной роман, если ты журналистка? Все то же самое, только перед этим нужно пригласить его на интервью.

 

А сейчас смотри видео о том, что должен делать начинающий автор, чтобы его книги стали успешными:

Все самые актуальные и интересные новости смотри на главной странице женского портала tochka.net

Подписывайся на наш telegram и будь в курсе всех самых интересных и актуальных новостей!

lady.tochka.net

«Внутри женщины» читать онлайн книгу автора Тамрико Шоли в электронной библиотеке MyBook

Несколько дней я провела с книгой Тамрико Шоли и сегодня была перевернута последняя страница. Эта книга переносила в судьбы разных женщин и открывала что-то, что есть очень глубоко внутри каждой из нас.Все женщины из книги кажутся кардинально разными, сложно поставить рядом проститутку, карьеристку, содержанку и дизайнера, к примеру. Мы сразу каждой определим свою роль, ведь такая внешняя обертка. Но чем больше смотреть вглубь, тем больше похожего между ними.Многие высказывания или открывали мне глаза или повторяли мои мысли, не было таких, которые бы оставили безразличной. И не могло быть, ведь речь идет о чем-то очень личном, интимном, о чем даже друзьям не всегда расскажешь.Я убедилась в том, что нашу Вселенную строит Мужчина. Именно он может стать толчком однажды выбросить кеды и надеть платье и каблуки – иногда благодаря его поступкам, а иногда вопреки. Он однажды подарит уверенность в себе или заставит замкнуться в своем мире «Сильной Женщины».И когда в жизни появляется именно Он. Твой, особенный, как важно не ожидать, а ощущать то, что есть. Как важно ощущать счастье в мелочах. Хочу процитировать одну из Девушек этой книги, ей было около 20, сейчас ее уже нет. И ее слова должна не только прочесть, а услышать, прочувствовать каждая Женщина, которая просто хочет быть счастливой:«Как-то странно так никогда и не узнать, как это – заниматься любовью с мужчиной, просыпаться вместе с ним утром, готовить ему завтрак, целовать перед сном обнимать во сне. Большинство людей делает это каждый день и даже не задумывается, как это круто, что они могут это делать. Это, наверное, действительно очень здорово. Счастье и правда в мелочах. Никакой захват мира или очень дорогой дом не сравнится с тем, что ты можешь сказать «доброе утро» любимому мужчине».После таких книг хочется больше открыться миру, смотреть на людей своими глазами, а не стереотипами. Еще, когда я читала эту книгу, подумала, что нужно больше открываться людям, быть добрее, говорить «будьте здоровы» в метро, делать все, что дарит улыбку другим людям. Нужно не бояться разговаривать с незнакомыми людьми. И вот, пока я с книгой ехала на эскалаторе и это обдумывала, почувствовала, что кто-то тронул плечо. Обернулась – за мной стояла очень милая девушка, которая с улыбкой на красивом украинском языке спросила, что это за книга - она прочитала из-за плеча пару строк и поняла, что она ей тоже нужна в домашнюю библиотеку.

mybook.ru

Тамрико Шоли: «Всему свое время»

В последнее время я стала замечать, что предпочитаю вечер с интересной книгой шумной компании. Моими собеседниками становятся герои книги, а иногда и сам автор.

Я предпочитаю классику, с авторами таких книг можно общаться только в воображении. Но если мне в руки попадает интересная современная книга, я не упускаю шанса поговорить с ее автором. Иногда это пара строк в LinkedIn, если повезет — беседа за чашечкой кофе.

Разговаривая с авторами об их книгах, я поняла, что писатель — как далекая звезда. Ты видишь свет, но на самом деле это лишь отражение звезды тысячи лет назад. Так и с книгами. То, что мы читаем, — это мысли автора в прошлом. Часто писатели признаются, что сейчас изменили бы большую часть своей книги или даже вовсе не стали бы ее писать.

Тамрико Шоли(Настоящая фамилия Шошиашвили) — журналист и писатель. Родилась в Луганске, в 2000 году переехала в Киев. Получила диплом магистра права в Киевском Национальном торгово-экономическом университете. Работала в издательских домах Edipresse Украина, «Бигмир-онлайн», «Аск-Онлайн Медиа». Прошла путь от корреспондента до руководителя проектов (woman.ua, mama.ua и др.). Первая оплачиваемая статья вышла в 2006 г. Первую книгу «Внутри мужчины» издала в 2012 году, вторую — «Внутри женщины» — в 2014. третья — «Здравствуй, я» — вышла в 2016. Электронная «Хочу домой» — в 2017.

Тамрико Шоли я читаю в Фейсбуке около двух лет. Она поразила меня откровенностью и прямотой. С каждым ее постом я находила все больше и больше сходства между нами. Мы одного года рождения, и даже одного месяца, у обеих папа — иностранец. Мы обе выросли на востоке Украины (я в Донецке, Тамрико в Луганске), получили первое образование, но не работаем по специальности. И даже переезд за границу у нас случился в один год и мы обе находимся в стране по студенческой визе. Только я переехала в Канаду, а Тамрико в Германию.

Все герои историй для проекта Those Who Dare помогают мне решать мои собственные внутренние конфликты и вопросы, бороться с сомнениями и неопределенностями.

В моих интервью собеседник выступает в роли наставника, хоть и не советует ничего напрямую. Я приглашаю на беседу людей, которые успешно справились с ситуациями, идентичными с тем, что происходит со мной. Задавая вопросы, я изучаю их опыт и принимаю решения.

У Тамрико похожая история переезда, поэтому большая часть моих вопросов к ней оказалась связана именно с эмиграцией.

Несмотря на то, что я мечтала переехать за границу в течение нескольких лет, все произошло очень спонтанно. Я уехала со студенческой визой всего лишь на девять месяцев. Причин для переезда было несколько. Одна из них — научиться быть лучшей версией себя.

Я пребывала в иллюзиях. Мне казалось, что в странах первого мира меньше проблем, люди осознаннее, города красивее, культура поднялась на новый уровень. Реальность отрезвила.

Я столкнулась с бюрократической машиной, людьми, транслирующими противоположные ценности, невероятной красоты природой и серыми домами в городах. Я чувствовала себя обманутой.

Я злилась, я неистовствовала, после сотни тщетных попыток отказывалась адаптироваться в новой среде и пыталась все поменять, не зная правил игры. За три года я успокоилась, многое осознала и, благодаря испытаниям, действительно стала лучшей версией себя, обрела внутренний стержень, собственное мнение, уникальный стиль и яркий характер.

Я совершила множество ошибок, особенно в первый год жизни в Канаде. Я думала, что очень просто начать все с нуля, забыть предыдущий жизненный опыт и привыкнуть к новым условиям. Я перестала общаться на родном языке, стала читать канадские газеты, слушать местные радиостанции. Я общалась только на английском языке. Надеялась, что это поможет мне постичь канадскую культуру, принять канадские обычаи, выучить язык и стать «своей». Но я ошиблась.

Нельзя постичь культуру страны, потому что ее фактически не существует. Канада — молодая страна эмигрантов, где каждый «новенький» вписывается в свою диаспору: иранцы продолжают жить своей культурой, мексиканцы — своей, китайцы — своей… Общей «канадской» культуры нет. Поэтому либо оставайся внутри славянской культуры, либо адаптируйся сразу под всех, если хочешь общаться с кем-то помимо своих.

Нельзя в один присест перечеркнуть опыт 28 лет жизни. Нельзя превратить чужой язык в родной, когда тебе под тридцать, даже если ты учишь его десять лет.

Этот путь подходит для совсем юных людей, которым на время переезда исполнилось от 17 до 23. У них еще нет жизненного опыта как такового, они не успели получить высшее образование, у многих к этому возрасту еще не было опыта отношений. Понять и освоить чужой язык, когда ты молод, намного проще.

Со мной все было иначе.

Отказавшись от общения с эмигрантами-соплеменниками, я отсрочила понимание происходящего. В моем окружении не оказалось человека, который мог бы объяснить мне как важные нюансы канадской системы образования, так и бытовые мелочи, вроде того, через какую дверь выходить из автобуса, куда выбрасывать мусор и где купить нитки с иголками.

У канадцев же мои вопросы вызывали недоумение. Они считали меня непроходимой тупицей, которая не знает даже, как включить свет (попробуй, объясни каждому, что в моей стране свет включается по-другому).

Я приехала с английским уровня advanced, но этого оказалось недостаточно, чтобы писать статьи или хотя бы посты на английском без ошибок, выражая мысли так же свободно, как я делаю по-русски или украински.

К тому же общение — это не только язык. Это культура, сленг и метафоры, примеры из литературы и анекдоты. Я очень начитана, но мои примеры даже из зарубежной литературы никто не воспринимал. Я легко отказалась от материального, но для меня было большим ударом осознать, что, чтобы стать своей в чужой стране, придется также отказаться и от интеллектуального багажа. Как? Забыть литературу, поэзию, историю, мифологию, кинематограф... и даже европейские языки, потому что здесь это никому не нужно, потому что здесь об этом не с кем разговаривать. Я не могла.

Через полтора года меня накрыло. Я возненавидела Канаду. Почти перестала общаться с местными и ушла в сеть. Я снова начала приводить примеры из Толстого и Стругацких, цитировать героев «Брата-2», и меня понимали. Я почувствовала себя дома, я стала жить в сети. В то же время я получала МВА, и это была двойная жизнь — чужая в стенах университета и родная в экране монитора. Но рано или поздно мне пришлось бы выбирать, потому что невозможно жить две жизни одновременно.

Что же выбрать?Остаться в Канаде или вернуться в Киев?Искать работу по найму, сосредоточиться на фрилансе или заняться развитием собственного бизнеса?

А еще очень хотелось ответить на вопрос для самой себя:

Что дало мне сил получить высшее образование, выбраться из провинциального украинского города и получить МВА за границей, а не пойти путем моей дворовой компашки?

Внутренний голос подсказывал, что я смогу найти ответы в беседе с Тамрико.

Мы договорились созвониться в скайпе.

Голос Тамрико звучал глубоко и размеренно. Именно таким почему-то я его себе и представляла. Я воодушевилась. Люблю когда мои представления совпадают с реальностью. Мы начали беседу. Тамрико оказалась легкой в общении, искренней и откровенной. Никакого жеманства и заносчивости, как у многих молодых людей с обложки.

Я уже уважала Тамрико, исходя из того, что она пишет в Фейсбуке, но при личном общении молодая писательница окончательно расположила меня к себе. Казалось, мы давно знакомы.

Фото: Lera Polska

Прежде чем перейти к своим основным вопросам об эмиграции, мне захотелось поговорить о ее первой книге «Внутри мужчины».

— Тамрико, обычно авторы выбирают тему для своей первой книги, в которой они являются экспертами. Вы написали первую книгу о внутреннем мире мужчины, когда вам было 24 года. Считали ли вы себя экспертом в данном вопросе в столь молодом возрасте, почему выбор пал на такую тему?

— Я как раз и выбрала эту тему, потому что не являлась в ней экспертом. На меня очень повлияли первые серьезные отношения и первые разочарования. Я пыталась разобраться, разговаривала с мужчинами, а они в какой-то момент спрашивали — «Ты что, берешь интервью?». Я подумала — «А это хорошая идея!». Я провела интервью с более чем двумя сотнями мужчин. Я задавала каверзные вопросы, будто бросала перчатку. Тогда, восемь лет назад, я находилась в позиции обиженной девочки, поэтому моим внутренним мотивом было вывести их на чистую воду, разоблачить и открыть некую тайну.

Мне понравилось, что, отвечая на первый же вопрос, Тамрико не пыталась выставить себя в выгодном свете. Разговаривая со мной, она была честна прежде всего сама с собой, а это очень редкое качество.

Я подумала: «А ведь так же начался и мой проект Those Who Dare. Я беседую с людьми, задавая вопросы, которые волнуют прежде всего меня саму. Официально я называю это «интервью», но это скорее беседа, которая помогает мне восполнить недостаток жизненного опыта.

— Есть ли у вас в планах повторить подобный эксперимент сейчас?

— Сейчас я бы уже не взялась за такое. В 24 года у меня на первом месте была карьера, азарт… Я была готова рисковать необдуманно. А теперь и гендерная тематика уже не так интересна. Я считаю, что всему свое время.

Процитировать в Твиттере

«Всему свое время» — эту фразу Тамрико повторит еще не раз за время нашей беседы

— Как отнеслась семья к выходу книги «Внутри мужчины?»

— Мама отнеслась очень толерантно. Возможно, потому что я с детства околачивалась в сомнительных компаниях, одевалась и вела себя, как мальчик, курила... При этом, помню, что родители меня никогда не наказывали и не ставили запретов. Уже во взрослом возрасте я много раз спрашивала у мамы, почему. Она всегда отвечала, что верила в меня и мои внутренние принципы, которые не дадут мне совершить непоправимые глупости. Она никогда не говорила мне этого в детстве, но, думаю, я это как-то почувствовала и действительно не перешла грань. Одним словом, маму было уже сложно чем-то шокировать.

Мама стала первым читателем книги. Прочитав рукопись, она попросила убрать несколько абзацев — там, где я делилась слишком личными мыслями и отношением к теме. В 24 года мне казалось, что если я озвучу подобное, это пойдет на пользу книге, но сейчас я очень благодарна маме. Ведь что написано пером, уже не исправить.

Фото: Lera Polska

— Как вам удалось вырваться из плохих компаний, не закончить так, как многие подростки?

— Я задавала себе этот вопрос. Спасибо надо сказать моим родителям. Мы переехали в Киев, когда мне было пятнадцать. Окружение резко поменялось. А с окружением изменилась и я. Общество обтесывает.

Я спросила об этом, потому что мое детство было очень похоже на детство Тамрико, и сейчас я сама часто получаю подобный вопрос. Я подумала: «Что же повлияло на меня? Ведь в отличие от Тамрико, мы никуда не переехали, я жила в Донецке до 24 лет…» И я поняла, что важную роль тоже сыграло своего рода окружение. Несмотря на тусовки в плохих компаниях, моим основным окружением всегда были книги, а лучшие друзья — литературные персонажи. Я жила в воображаемом мире, где я была Таис Афинской, Кармен, Бекки из «Ярмарки Тщеславия». Герои детективных и приключенческих романов давали мне надежду на будущее и открывали неизведанные миры. Я мысленно поблагодарила своих родных за то, что привыли мне привычку читать с самого раннего детства.

— Как и когда пришло желание переехать за границу?

— Желание возникло в 2014 году, когда начались события на востоке Украины. Мне начали приходить сообщения о смерти знакомых. Мир рушился на глазах: я уволилась с работы из-за расхождения взглядов с шефом. А вскоре умер папа...

Идея переезда возникла у моей мамы. Моя сестра живет в Висбадене, а мама всегда хотела, чтобы мы с сестрой жили в одном городе. Они с сестрой знали, как меня на это уговорить. Они сказали: «Тамрико, это будет очень интересный опыт. Ты сможешь об этом позже написать».

Впервые я посетила Висбаден весной, в Пасхальный сезон. Был апрель. В маленьком городе я чувствовала себя в раю. Узенькие уютные улочки, милые окошки, у всех балкончики украшены цветами...

В Висбадене я испытала психологический шок — все ходят по улицам в пижама-стайл, в отличие от наших девушек, которые тратят несколько часов только на макияж, чтобы выйти в магазин.

Эта поездка оказала на меня такое впечатление, как отпуск в санатории. Я подумала, что было бы прикольно пожить в Висбадене — выучить новый язык (немецкий), получить опыт общения с представителями разных национальностей. Так я получила студенческую визу.

— Были ли сложности при переезде? Когда они возникли?

— Конечно были. Правда, самым сложным оказался второй год. Первый год я еще пребывала в состоянии туриста. В Украине только что вышла моя вторая книга «Внутри женщины», а в Висбадене все было новым и оттого безумно интересным и легким.

Будни начались позже. Ты уже привык ко всему, не ходишь с открытым ртом. Начинают появляться бытовые проблемы, которые нужно как-то решать самостоятельно. Поиск жилья в Германии — первое большое испытание для эмигранта. Арендодатели придирчиво выбирают кандидатов, обращая внимание на место работы потенциального жильца, его заработок и социальный статус. Немцы очень любят бюрократию. Посмотреть в глаза, как у нас, проникнуться и поверить на уровне интуиции — в Германии так не принято. Недостаточное знание языка, незнание здешних законов и порядков тоже добавляло проблем. Поэтому мое гостевание у сестры затянулось — я долго не могла найти отдельное жилье.

Я то и дело чувствовала свою беспомощность. На то, чтобы написать письмо на немецком, у меня уходил целый день.

Мне показалось, это было болезненно для Тамрико, ведь она же — автор статей и книг и на родном языке работает со словом профессионально. А в чужой стране, каким бы профессионалом ты ни был, ты снова превращаешься в 3-х летнего ребенка, который даже письмо без ошибок написать не может.

Остро встал вопрос непонимания между мной и людьми, которые не покидали родной страны. Я пыталась объяснять, но объяснить что-то людям, которые не прожили твой опыт, довольно сложно.

Люди говорят: «У нее там была сестра». Да, была и есть. Но родственники не первой линии (первая — это родители, супруги и дети) могут оказать только первоначальную помощь (жилье или полезная информация), но решить ваши визовые, юридические или психологические проблемы, возникающие при переезде, — они не в силах.

Когда я только начала читать Тамрико, я тоже думала: «Легко переехать, когда у тебя уже есть родственники за границей». А сейчас я представила себя на месте сестры. Я живу в Канаде 3,5 года, но у меня по-прежнему нет гражданства. И если бы ко мне приехала сестра, максимум, чем я могла бы ей помочь — научить пользоваться общественным транспортом, подсказать, где лучше делать покупки и приютить у себя на короткий срок. Да, в первый месяц моей сестре было бы легче, чем мне, но не более.

— Было ли желание собрать чемоданы и вернуться? Если было, то что останавливало?

— Конечно, было. Останавливало интуитивное ощущение, что я взяла еще не все. Я ведь еще не говорю на немецком, не побывала во всех местах, которых хотела.

Но, в эмоциях, бывало, звонила маме, а она спрашивала: «Ты что, так легко сдаешься?»

— Произошла ли переоценка ценностей за четыре года в Германии?

— Пришло осознание смертности, не только собственной, но и окружающих. Я поняла, что прошло время рисковать необдуманно. Уже нет времени репетировать жизнь, нужно жить.

А дикая переоценка ценностей началась примерно год назад. Я стала задавать себе вопросы: «Как теперь себя вести?», «Как теперь с этим жить?» Как будто я перешла на другой уровень и пора двигаться не вперед, а вглубь. Пришло понимание качества времени. В голове постоянно крутилась мысль: «В чем смысл того, что я делаю?»

Всему свое время. Сейчас у меня чувство, что настал период долгоиграющих выборов.

— Удалось ли завести друзей на новом месте?

— У меня много хороших приятелей, но не близких друзей. От местных меня очень отличает бэкграунд и культурный код, приобретенный в детстве. Большинство немецких подруг не понимают моих семейных ценностей, иногда даже говорят, что я мыслю, как мусульманка (смеется). Что поделать — в вопросах семьи я действительно несколько старомодна, хотя и легко принимаю другие способы жить.

— Удается ли совмещать учебу в университете с работой?

— Учеба в университете, особенно на иностранном языке, требует уйму усилий. Это очень серьезная вещь, которой я на данный момент не могу уделять достаточно внимания. Поэтому я решила отчислиться. Сейчас у меня появились другие приоритеты, и приходится четко понимать, как планировать свое время. Если хочешь достигать желаемого, нужно научиться отсеивать лишнее и то, что тебя тормозит.

Фото: Lera Polska

— Не жалеете о том, что переехали?

— Ни секунды. Это был мой лучший тренинг по развитию и пониманию своего  «я». Каждый прожитый в Германии день я получала новый опыт и информацию, которые не могла бы получить в рамках жизни в родной стране. Однажды, в прямом смысле, я проснулась и посмотрела на всё иначе. Дозрела. Дозрела до возможности слышать и видеть себя такой, какая я есть на самом деле. 

Я хотела спросить Тамрико о планах на будущее, но остановилась. Зачем? Узнаю, когда Тамрико сама посчитает нужным написать об этом у себя в Фейсбуке. Всему свое время.

Мы проболтали больше двух часов. В конце я говорила даже больше, чем Тамрико. Интервью перестало быть интервью, как это уже было во время разговора с Джимом. Нам обеим было интересно слушать друг друга и понимать. Иногда возникало ощущение, что слова не нужны, ситуации очень похожи и понятны без слов.

Читая книгу Тамрико «Хочу домой», я видела свет звезды. Я представляла Тамрико отчаянной и слегка сумасшедшей. Она такой и была, когда начинала писать эту книгу. Сейчас Тамрико уже взрослее, спокойнее, с крепкими семейными ценностями. Я очень рада, что Тамрико согласилась уделить мне время.

Мы попрощались. Я серьезно призадумалась. Я получила ответы на свои вопросы. Внутренний голос меня не обманул. Ключевое слово — это «окружение».

Мне не нравится Канада. Я чувствую себя чужой и обманутой. У меня нет здесь единомышленников, но приложила ли я достаточно усилий, чтобы их найти? Что еще я могу сделать, чтобы окружить себя людьми со схожими ценностями?

Я залезла в интернет, нашла интересных мне блогеров и начала активно их комментировать. Некоторые мне ответили и согласились стать участниками моих следующих интервью.

Я перебрала свои книги. Оказывается книжные герои — тоже мое окружение! Пополнила список самой современной литературой, чтобы брать свежие идеи у своих литературных друзей.

Я организовала группы в meetup и завела страницы в Инстаграм. Ведь чтобы привлечь к себе единомышленников, нужно сообщить миру о своих интересах. А благодаря интернету это теперь очень просто сделать!

И последнее: я решила остаться в Ванкувере. Мне надоело что-то искать снаружи, я направила фокус внутрь себя.

Мне не нравится поговорка «Хорошо там, где нас нет», я меняю ее на «хорошо там, где я». А я сейчас в Ванкувере, поэтому здесь сейчас хорошо. Это вовсе не означает, что я собираюсь жить в Ванкувере до конца своих дней. Возможно, уже скоро я перееду в другое место, пока не знаю, какое. Я открыта новым возможностям и новым впечатлениям. Но для этого должен произойти толчок извне. Предложение работы, например.

Когда я была моложе, я гналась за мечтами, теперь настало время планирования. Я села за рабочий стол и написала детальный план на три года. Я пишу планы уже не в первый раз, но впервые все мои проекты, планы и хобби соединились в единый гармоничный и очень детализированный пазл.

Спасибо, Тамрико!

Саморазвитие #Интервью #Осознанность #Переезд #Писательство 

interesno.co

Книга: Тамрико Шоли. Внутри женщины

Женщины, изменившие мир. Блокнот в эко-коже"Они изменили мир" -это серия блокнотов, созданная для людей с хорошим вкусом. Изысканная обложка из эко-кожи и стильный закрашенный обрез придают этому изданию изюминку. Внутри вы найдете слова и… — Издательство "Эксмо" ООО, Блокноты. Они изменили мир Подробнее...2017743бумажная книга
Женщины, изменившие мир. Блокнот в эко-коже"Они изменили мир" - это серия блокнотов, созданная для людей с хорошим вкусом. Изысканная обложка из эко-кожи и стильный закрашенный обрез придают этому изданию изюминку. Внутри вы найдете слова и… — Подробнее...832бумажная книга
Женщины, изменившие мир. Блокнот (эко-кожа)"Они изменили мир"-это серия блокнотов, созданная для людей с хорошим вкусом. Изысканная обложка из экокожи и стильный закрашенный обрез придают этому изданию изюминку. Внутри вы найдете слова и… — Эксмо, Блокноты. Они изменили мир Подробнее...2017833бумажная книга
Женщины, изменившие мир. Блокнот в эко-кожеФишки проекта Стильные оформления с полусуперами, имитирующими золотые и серебряные слитки Обложки из прочной эко-кожи Внутри самые яркие цитаты и кусочки речей величайших людей своего времени… — Неизвестный, Подробнее...711бумажная книга
Хикс ЭстерДневник уникальной женщины. Повелительница внешнего намерения. Я все могу! Удивительная сила эмоций (количество томов: 4)Дневник уникальной женщины. Быть уникальной - право каждой женщины. Благодаря работе с авторским дневником от Татьяны Самариной читательницы смогут по-новому взглянуть на себя и свою женскую… — Весь, - Подробнее...2017924бумажная книга
Самарина ТатьянаДневник уникальной женщины. Отражение судьбы. Повелительница внешнего мира (количество томов: 3)Дневник уникальной женщины. Быть уникальной - право каждой женщины. Благодаря работе с авторским дневником от Татьяны Самариной читательницы смогут по-новому взглянуть на себя и свою женскую… — Весь, - Подробнее...2017926бумажная книга
Галиева ГалияТайная сила женщины: от пешки к королевеСамое большое путешествие, которое происходит в нашей жизни, — это путешествие внутри себя. Эта книга расскажет о женщине и ее внутреннем мире, роли в обществе и духовном пути, о скрытом потенциале… — Феникс, Звезды эзотерики Подробнее...2018387бумажная книга
Галиева Г.Тайная сила женщины. От пешки к королевеСамое большое путешествие, которое происходит в нашей жизни, — это путешествие внутри себя. Эта книга расскажет о женщине и ее внутреннем мире, роли в обществе и духовном пути, о скрытом потенциале… — Феникс, (формат: Твердая глянцевая, 191 стр.) Подробнее...2018419бумажная книга
Галиева ГалияТайная сила женщины: от пешки к королевеСамое большое путешествие, которое происходит в нашей жизни, это путешествие внутри себя. Эта книга расскажет о женщине и ее внутреннем мире, роли в обществе и духовном пути, о скрытом потенциале на… — ФЕНИКС, (формат: Твердая глянцевая, 191 стр.) Звезды эзотерики Подробнее...2018423бумажная книга
Галиева Г.Тайная сила женщины: от пешки к королевеСамое большое путешествие, которое происходит в нашей жизни, — это путешествие внутри себя. Эта книга расскажет о женщине и ее внутреннем мире, роли в обществе и духовном пути, о скрытом потенциале… — Феникс, (формат: 70х100/16, 191 стр.) звезды эзотерики Подробнее...2018384бумажная книга
Галиева ГалияТайная сила женщины. От пешки к королевеСамое большое путешествие, которое происходит в нашей жизни, - это путешествие внутри себя. Эта книга расскажет о женщине и ее внутреннем мире, роли в обществе и духовном пути, о скрытом потенциале… — Феникс, (формат: 70х100/16, 191 стр.) Звезды эзотерики Подробнее...2018409бумажная книга
Блокнот. Женщины, изменившие мир«Они изменили мир» — это серия блокнотов, созданная для людей с хорошим вкусом. Изысканная обложка из экокожи и стильный закрашенный обрез придают этому изданию изюминку. Внутри вы найдете слова и… — Эксмо, Блокноты. Они изменили мир Подробнее...2017704бумажная книга
Набор шкатулок для рукоделия "Две женщины", цвет: рыжий, красный, зеленый, 3 штНабор "Две женщины" состоит из трех шкатулок разного размера, изготовленных из МДФ, картона и холщовой ткани и оснащенных крышками. Изделия декорированы изображением двух дам и швейной машинки… — Подробнее...2302.2бумажная книга
Шкатулка для рукоделия "Две женщины", цвет: рыжий, красный, зеленыйШкатулка "Две женщины" изготовлена из МДФ, картона и холщовой ткани и оснащена крышкой. Изделие декорировано изображением двух дам и швейной машинки. Крышка закрывается на металлический… — Подробнее...506.8бумажная книга
Драже «Для роскошной женщины»Оригинальный подарок для роскошной и шикарной женщины. Внутри стильно оформленной в черно-красный цвет с леопардовым рисунком коробочки, Вы найдете мармеладное драже с банановым вкусом и приятный… — Подробнее...199бумажная книга

dic.academic.ru