Книга Тима Бёртона «The Melancholy Death of Oyster Boy & Other Stories». Книги тима бертона


Книга Тима Бёртона "The Melancholy Death of Oyster Boy & Other Stories"

Мало кто знает, что Тим Бертон не только один из самых атмосферных и стильных режиссеров, но и немножко писатель. Его дебют на этом поприще состоялся в 1997 году, когда свет увидела книга Тима Бёртона «Меланхоличная Смерть Молчуна и Другие Истории (The Melancholy Death of Oyster Boy & Other Stories)».

Книга Тима Бёртона является ничем иным, как сборником стихов в духе «маленький мальчик на печку залез…» с иллюстрациями самого Бертона. Хотя, по части черного юмора автор детских страшилок явно переплюнул русский фольклор. Персонажи книги не совсем обычные или даже совсем необычные дети, попадавшие в достаточно глупые ситуации. Вы можете скачать книги fb2 этого автора в сети и составить собственное мнение о её увлекательном содержании.

Книга содержит двадцать три ничем не связанных эпизода. Правда некоторые персонажи, такие как Грязнуля (Stain Boy), Прутик (Stick Boy) и малыш Молчун (Oyster Boy) встречаются довольно часто. К слову, Грязнуля стал главным героем флэш-сериала Тима Бертона «Мир грязнули (World of the Stain Boy)».

Одно из стихотворений для книги «Меланхоличная Смерть Молчуна и Другие Истории (The Melancholy Death of Oyster Boy & Other Stories)» было написано известным романистом, работающим в жанре «ужасы» Майклом МакДаувеллом, работавшим ранее с Тимом Бертоном над сценариями к фильмам «Битлджус» и «Кошмар перед рождеством». Если вам нравятся всякие страшилки и стихи про симптомы язвы желудка у мальчика токсикомана или зомби, то эту книгу вы оцените!К сожалению, книга Тима Бёртона до сих пор официально не переведена на русский язык. Однако книга будет ясна и понятна человеку даже с минимальным знанием английского языка.

Предлагаю вам  прочесть эти стихи в переводе Дмитрия Губаревского

Девочка Вуду

Кожа ее из кусочков холстасшита умело и ловко,а в сердце ее воткнутыбулавки с цветными головками.

У нее много разных зомби,она держит их в полном трансе.Среди них есть даже один,привезенный прямо из Франции.

Но проклятье на ней и она понимает —ничего с ним поделать нельзя.Кто обнимет ее —на булавки надавит

и они ее сердце пронзят.

Voodoо Girl

Her skin is white cloth,and she’s all sewn apartand she has many colored pinssticking out of her heart.

She has many different zombieswho are deeply in her trance.She even has a zombiewho was originally from France.

But she knows she has a curse on her,a curse she cannot win.For if someone getstoo close to her,

the pins stick farther in.

Девочка со множеством глаз

Эту девочку я встретилна прогулке как-то раз.И ужасно удивился –у нее так много глаз!

И была она симпатичной(хотя и пугала изрядно).К счастью, рот у нее был одини болтать с нею было приятно.

Говорили мы о цветах,о стихах, что она сочинилаи о том, что найти ей очки,разумеется, трудно бы было.

Это классно – дружить с девчонкой,у которой так много глаз,только если она заплачет,то до нитки промокнешь тотчас.

The Girl with many eyes

One day in the parkI had quite a surprise.I met a girlwho had many eyes.

She was really quite pretty(and also quite shocking!)and I noticed she had a mouth,so we ended up talking.

We talked about flowers,and her poetry classes,and the problems she’d haveif she ever wore glasses.

It’s great to now a girlwho has so many eyes,but you really get wetwhen she breaks down and cries.

Девочка, которая превратилась в кровать

В тот день она подобраластранные веточки вербы.И вдруг голова ее сталаподушкой мягкой и белой.

А кожа ее внезапноосыпалась вся и сгнилаи стопроцентный хлопоктут же ее заменил.

Из тела ее наружу,подобно крыльям прекрасным,вышли пружины с обивкойи стали отличным матрацем.

И все это было так жутко,что начал я горько рыдать.С другой стороны, будет место,где можно спокойно поспать.

The Girl who turned into a bed

It happened that dayshe picked up a strange pussy willow.Her head swelled up whiteand a soft as a pillow.

Her skin, which had turnedall flaky and rotten,was now replacedwith 100% cotton.

Through her organs and torsoshe sprouted like wings,a beautiful setof matress and springs.

It was so terribly strangethat I started to weep.But at least after thatI had a nice place to sleep

kayrosblog.ru

Тим Бёртон

Тимоти Уолтер Бёртон (Timothy Walter Burton) — американский кинорежиссер, поэт, художник, мультипликатор.

Родился в провинциальном городке Бербанк, Калифорния, 25 августа 1958 года. С детства увлекался рисованием. Это увлечение обусловило его поступление на факультет анимации Калифорнийского института искусств, по окончании которого художник был принят на работу на студию Уолта Диснея. Возможность поработать над собственной лентой подающему надежды Бёртону представилась несколько лет спустя. В 1982 режиссер выносит на суд зрителей свою первую короткометражку «Винсент», получившую ряд специализированных наград. Первый игровой фильм Бёртона «Франкевинни», снятый в 1984 и предназначенный для детской аудитории, не был выпущен в прокат из-за своей чрезмерной мрачности и сложности.

Некую популярность режиссер обретает в 1985 году, дебютируя на большом экране со своей комедией «Большое приключение Пи-Уи». Однако настоящий успех приходит к нему после того, как боссы «Warner Brosers», обратившие внимание на его ленту «Битлджус» (1988), доверяют Бёртону возглавить съемочную группу «Бэтмена» (1989). Работать со столь крупным по тем временам бюджетом (35 миллионов долларов) режиссеру приходится впервые. Однако ему удается проявить себя с лучшей стороны: фильм собирает рекордную в тот год кассу — 251 миллион долларов. Имя Тима Бёртона у всех на слуху, а благодарная режиссеру студия оставляет за ним право самостоятельно выбрать следующую картину.

В 1990 году режиссер представляет на суд зрителей очередную свою картину — «Эдвард руки-ножницы», которая вопреки всем прогнозам (связанными с необычностью сценария) имеет успех. Для режиссера же этот фильм примечателен фактом профессионального знакомства с потрясающе сыгравшим главную роль Джонни Деппом.

Продолжение нашумевшего кинокомикса «Бэтмен возвращается» режиссер снимает в 1992 году. В отношении этого фильма мнения кинокритиков, выше оценивших вторую часть, и зрителей, «голосующих кошельком», разошлись. О провале, разумеется, не могло быть и речи, однако коммерческого успеха, сравнимого с успехом первой части, не было и в помине. Анимационную ленту «Кошмар перед Рождеством» по собственному сценарию режиссер выпускает в конце 1993 года, а годом позже — собравшую множество кинонаград картину «Эд Вуд», в которой вновь работает с Джонни Деппом.

В 1996 году Бёртон заканчивает свою работу над фантастической комедией «Марс атакует». Картина, в которой режиссер на славу поиздевался над повествующими об иноземных вторжениях блокбастерами, имеет успех. Хорошие отзывы прессы и успех в прокате получает и очередная совместная работа с Джонни Деппом — «Сонная лощина» (1999). А вот увидевший свет в 2001 году фильм «Планета обезьян» собирает неплохую кассу, однако нехваткой фантазии и выдумки разочаровывает не только поклонников Бёртона, но и его самого, и режиссер категорически отказывается снимать продолжение.

С тех пор Тим Бёртон, по праву считающийся одним из наиболее талантливых режиссеров, радует поклонников чрезвычайно редко, отдавая предпочтение «тёмным» видам киноискусства. В октябре 2008 Бёртон был удостоен почётной награды «Scream» за вклад в развитие жанра фильмов ужасов.

В литературе Бёртон отметился сборником стихов «The Melancholy Death of Oyster Boy & Other Stories» в жанре хоррор, а также несколькими сборниками интервью и арт-альбомами.

fantlab.ru

Тим Бёртон как художник

1850230 июля

Мало кто знает, что режиссёр Тим Бёртон ещё и отлично рисует. Его скетчи нередко соревнуются в мрачности с его же фильмами, но рисункам не занимать яркости образов и узнаваемости персонажей.
С детства Бёртон увлекался фантастикой и фильмами ужасов, мечтал управлять резиновым Годзиллой из японского кино и вскоре начал создавать собственные кукольные фильмы. Многие из них не сохранились.

1/3

  1. Кадр из первого «Франкенвини» (1984)

  2. Vincent (1982)

Тим Бёртон учился на аниматора в Калифорнийском институте искусств, писал, рисовал, занимался фотографией. Его карьера началась на студии Уолта Диснея — Бёртон выступал в качестве дизайнера персонажей, аниматора, художника‑мультипликатора. Он работал над лентами «Властелин колец» (1978), «Лис и охотничий пёс» (1981), «Чёрный котёл» (1985), «Трон» (1982). Свою работу на студии Бёртон впоследствии сравнил со службой в вооружённых силах (хотя никогда в армии не служил).
В силу мрачности и характерных кукольных персонажей «Кошмар перед Рождеством» приписывают Тиму Бёртону. Однако мастер выступил здесь как продюсер и сценарист — в основу истории легло одно из ранних стихотворений режиссёра.

1/4

  1. Картина выполнена при помощи пера, маркера и размывки на бумаге (1982)

  2. Blue Girl (1992)

  3. Sally’s Heads (1993)

  4. «Голубая девушка с вином» (1997)

В 1997 году в свет выходит книга Бёртона «Унылая Смерть Мальчика‑Устрицы» с его иллюстрациями.

1/4

  1. The Melancholy Death of Oyster Boy & Other Stories (1997)

  2. Mummy Boy, The Melancholy Death of Oyster Boy and Other Stories (1982–1984)

  3. Некоторые из героев книги затем появятся в короткометражке «Мир Стэйнбоя» (2000)

  4. Рисунок выполнен акварелью, при помощи пера и цветных карандашей

В ноябре 2009 года в Музее современных искусств в Нью‑Йорке прошла выставка его работ — рисунков, ретроспективных картин, кукольных персонажей и других элементов, использованных Бёртоном в фильмах, включая отрывки неосуществлённых проектов.

В том же году в свет вышла книга рисунков и эскизов автора — «The Art of Tim Burton».

1/3

  1. Скетчбук Тима Бёртона (1979–2012)

  2. Скетчбук Тима Бёртона (1979–2012)

Исследователи отмечают, что на творчество Тима Бёртона в разные жизненные периоды большое влияние оказывали его женщины. Джули Хиксон помогала режиссёру с набросками сценария для «Бэтмена», с фотографом Леной Гейске Бёртон состоял в браке, а где‑то с 1992 года начинается так называемый период Лизы Мари, модели и актрисы. Сегодняшнюю его спутницу, актрису Хелену Бонем Картер можно нередко увидеть в фильмах режиссёра.

Хелена Бонем Картер: Я никогда не знаю, буду ли я в очередном фильме Тима. Чаще всего он говорит: «Тебе придётся играть, потому что — смотри! — я нарисовал тебя». В случае с Красной Королевой он продемонстрировал рисунок очень злой, краснолицей, огромноголовой королевы. С моими бровями.

Тим Бёртон известен тем, что часто сотрудничает с одними и теми же людьми в разных проектах. К списку постоянных коллег можно причислить, например, композитора Дэнни Элфмана и, конечно, актёра Джонни Деппа. Их сотрудничество началось с фильма «Эдвард руки‑ножницы» в 1990 году.

По мнению Джонни Деппа, «Тим — идеальный конспиратор, когда сражается со студиями». Это один из комментариев к артбуку Тима Бёртона, в которых друзья и близкие режиссёра отзываются о его творчестве.

Рик Бейкер, мастер грима и спеццэффектов: Когда мы работали над «Планетой обезьян», Тим однажды пытался объяснить мне, что он хотел для одной из обезьян, но я никак не мог понять. Видя пустое выражение на моём лице, он достал свой карандаш, и уже после нескольких взмахов мне всё стало понятно. Я мечтаю, чтобы каждый режиссёр мог так.

1/4

  1. При первой встрече с Хеленой Бонем Картер Бёртон произнёс: «Вам непременно стоит сыграть обезьяну».

Хелена Бонем Картер: Пятилетний сын Тима и он любят оба рисовать монстров. Иногда мне сложно понять, кто что нарисовал. И это комплимент им обоим.

Йен Маккиннон, мастер спецэффектов, аниматор: Вы ошибаетесь, если думаете, что некоторые из грубых эскизов Тима являются элементарными или наивными, поскольку они содержат важную информацию, демонстрируют большую утончённость и ошеломляющее видение. Во время его ежедневных посещений нашей мастерской Тим сделал бы свои сумасшедшие небольшие эскизы инопланетных захватчиков. Реальная сила в художественных работах Тима — его оценка формы с преувеличенными пропорциями. Несколькими простыми линиями ручкой он создаёт смелые силуэты.

Джон Огаст, сценарист, продюсер: В нашу с ним первую встречу касательно «Чарли и шоколадной фабрики», которая длилась несколько минут, Тим сразу же сказал мне, что он не хотел — «самодовольных диснеевских детей». Я всегда чувствую облегчение, когда вхожу в офис Тима и вижу сцены и персонажей, прикреплённые к стенам. Он перевёл и усвоил все элементы кино, и он вдохновляет меня писать то, что он рисует.

Леа Галло, актриса, фотограф, редактор книги «The Art of Tim Burton»: Рисунки Тима — это его дневник. Он берёт людей, которые в том или ином смысле производят на него впечатление, и заключает память о них в рисунки, акцентируя те качества, которые произвели на него наибольшее впечатление.

Кроме того, в своё время Бёртон пробует свои силы в режиссуре музыкальных роликов и выступает в качестве клипмейкера песни “Bones” группы The Killers. Но это уже совсем другая история.

Подготовлено по материалам info.mobus.com, burtonland.ru, johnnytim.com, artoftimburton.tumblr.com

www.cn.ru

Тим Бёртон как художник - Ужасно интересно - Библиотека

16:11

Тим Бёртон как художникМало кто знает, что режиссёр Тим Бёртон ещё и отлично рисует. Его скетчи нередко соревнуются в мрачности с его же фильмами, но рисункам не занимать яркости образов и узнаваемости персонажей.

С детства Бёртон увлекался фантастикой и фильмами ужасов, мечтал управлять резиновым Годзиллой из японского кино и вскоре начал создавать собственные кукольные фильмы. Многие из них не сохранились.

Кадр из первого «Франкенвини» (1984)

Скетчи к «Франкенвини»

Тим Бёртон учился на аниматора в Калифорнийском институте искусств, писал, рисовал, занимался фотографией. Его карьера началась на студии Уолта Диснея — Бёртон выступал в качестве дизайнера персонажей, аниматора, художника‑мультипликатора. Он работал над лентами «Властелин колец» (1978), «Лис и охотничий пёс» (1981), «Чёрный котёл» (1985), «Трон» (1982). Свою работу на студии Бёртон впоследствии сравнил со службой в вооружённых силах (хотя никогда в армии не служил).

Бёртон на съёмках фильма «Труп невесты» (2005)

В силу мрачности и характерных кукольных персонажей «Кошмар перед Рождеством» приписывают Тиму Бёртону. Однако мастер выступил здесь как продюсер и сценарист — в основу истории легло одно из ранних стихотворений режиссёра.

Картина выполнена при помощи пера, маркера и размывки на бумаге (1982)

В 1997 году в свет выходит книга Бёртона «Унылая Смерть Мальчика‑Устрицы» с его иллюстрациями.

The Melancholy Death of Oyster Boy & Other Stories (1997)

Mummy Boy, The Melancholy Death of Oyster Boy and Other Stories (1982–1984)

Рисунок выполнен акварелью, при помощи пера и цветных карандашей

В ноябре 2009 года в Музее современных искусств в Нью‑Йорке прошла выставка его работ — рисунков, ретроспективных картин, кукольных персонажей и других элементов, использованных Бёртоном в фильмах, включая отрывки неосуществлённых проектов.

В том же году в свет вышла книга рисунков и эскизов автора — «The Art of Tim Burton».

Скетчбук Тима Бёртона (1979–2012)

Исследователи отмечают, что на творчество Тима Бёртона в разные жизненные периоды большое влияние оказывали его женщины. Джули Хиксон помогала режиссёру с набросками сценария для «Бэтмена», с фотографом Леной Гейске Бёртон состоял в браке, а где‑то с 1992 года начинается так называемый период Лизы Мари, модели и актрисы. Сегодняшнюю его спутницу, актрису Хелену Бонем Картер можно нередко увидеть в фильмах режиссёра.

Хелена Бонем Картер: Я никогда не знаю, буду ли я в очередном фильме Тима. Чаще всего он говорит: «Тебе придётся играть, потому что — смотри! — я нарисовал тебя». В случае с Красной Королевой он продемонстрировал рисунок очень злой, краснолицей, огромноголовой королевы. С моими бровями.

Красная Королева, скетч

Тим Бёртон известен тем, что часто сотрудничает с одними и теми же людьми в разных проектах. К списку постоянных коллег можно причислить, например, композитора Дэнни Элфмана и, конечно, актёра Джонни Деппа. Их сотрудничество началось с фильма «Эдвард руки‑ножницы» в 1990 году.

Набросок к «Эдварду руки‑ножницы»

По мнению Джонни Деппа, «Тим — идеальный конспиратор, когда сражается со студиями». Это один из комментариев к артбуку Тима Бёртона, в которых друзья и близкие режиссёра отзываются о его творчестве.

Хелена Бонем Картер: Пятилетний сын Тима и он любят оба рисовать монстров. Иногда мне сложно понять, кто что нарисовал. И это комплимент им обоим.

Йен Маккиннон, мастер спецэффектов, аниматор: Вы ошибаетесь, если думаете, что некоторые из грубых эскизов Тима являются элементарными или наивными, поскольку они содержат важную информацию, демонстрируют большую утончённость и ошеломляющее видение. Во время его ежедневных посещений нашей мастерской Тим сделал бы свои сумасшедшие небольшие эскизы инопланетных захватчиков. Реальная сила в художественных работах Тима — его оценка формы с преувеличенными пропорциями. Несколькими простыми линиями ручкой он создаёт смелые силуэты.

Кроме того, в своё время Бёртон пробует свои силы в режиссуре музыкальных роликов и выступает в качестве клипмейкера песни “Bones” группы The Killers. Но это уже совсем другая история.

veryscary.ru

Тимур Бекмамбетов, Тим Бертон. Девять

Тим Бертон

Биография Тима Бертона

Ниже приводится биографическая справка.

Тим Бертон (Timothy William Burton) родился 25 августа 1958 года в городе Бербанк (штат Калифорния, США).

В 1976 году после окончания школы поступил в Калифорнийский институт искусств на факультет анимации.

В 1979 году устроился аниматором на киностудию Уолта Диснея, где принял участие в работе над полнометражным мультфильмом "Лис и гончая" (1981).

Первой самостоятельной работой Бертона стал короткометражный черно-белый кукольный мультфильм "Винсент" (Vincent, 1982), посвященный одному из ведущих актеров жанра ужасов Винсенту Прайсу, любимому актеру Бертона.

Следующий проект - мультфильм "Франкенвини" (Frankenweenie, 1984) - не был показан на большом экране и ТВ из-за чрезмерной мрачности, однако был оценен писателем Стивеном Кингом и телевизионным комиком Полом Рубенсом, который предложил Бертону стать режиссером киноленты "Большое приключение Пи-Ви" (Pee-wee's Big Adventure, 1985).

В 1988 году вышел проект Бертона для киностудии "Уорнер Бразерс" - комедия из жизни привидений "Битлджус" (Beetlejuice), которая была удостоена премии "Оскар" за лучший грим и сделала начинающего режиссера известным широкой публике.

Но настоящую популярность Бертону принесли его картины по мотивам комиксов о похождениях супергероя: "Бэтмен" (Batman, 1989) и "Бэтмен возвращается" (Batman Returns, 1992).

Вышедшая в 1990 году сказка "Эдвард руки-ножницы" (Edward Scissorhands) стала первым совместным проектом Бертона и начинающего актера Джонни Деппа, который стал впоследствии его постоянным соратником. "Эдвард руки-ножницы" до сих пор считается одним из лучших фильмов режиссера.

В 1993 году аниматор Генри Селик снял первый полнометражный кукольный мультфильм по сценарию Бертона - "Кошмар перед Рождеством" (The Nightmare Before Christmas).

В 1994 году вышел биографический фильм "Эд Вуд" (Ed Wood) о судьбе постановщика малобюджетных фантастических кинолент и фильмов ужасов Эдварда Вуда-младшего. Несмотря на провал в кинопрокате, фильм удостоился "Оскаров" за лучшую роль второго плана и лучший грим.

Затем последовали фантастический фильм "Марс атакует" (Mars Attacks!, 1996) и готический фильм ужасов "Сонная лощина" (Sleepy Hollow, 1999) - экранизация рассказа Вашингтона Ирвинга, а также ремейк фантастической картины 1968 года "Планета обезьян" (Planet of the Apes, 2001).

Самым противоречивым фильмом этого периода стал мистический триллер "Крупная рыба" (Big Fish, 2003).

В 2005 году Тим Бертон снял сказку "Чарли и шоколадная фабрика" (Charlie and the Chocolate Factory) по повести для детей Роальда Далла и кукольный мультфильм "Труп невесты" (Corpse Bride), где выступил также сценаристом и продюсером.

В 2006 году попробовал себя в качестве клипмейкера, выступив режиссером музыкального видеоклипа на песню "Кости" группы The Killers.

В 2007 году Бертон режиссировал кинопостановку мюзикла Стивена Сондхейма "Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит" (Sweeney Todd: The Demon Barber of Fleet Street) и приступил к созданию сказки "Алиса в Стране чудес" (Alice in Wonderland), которая увидела свет в 2010 году.

В 2012 году Бертон создал ремейк своего собственного анимационного фильма "Франкенвини", став также его продюсером и соавтором сценария. В том же году на экраны вышла готическая трагикомедия "Мрачные тени" (Dark Shadows) по мотивам одноименного телесериала, популярного в 1960-х годах.

На протяжении своей творческой карьеры Бертон несколько раз выступал и как актер, в основном в эпизодических ролях: "Бэтмен возвращается", гранж комедия Кэмерона Кроу "Одиночки" (Singles, 1992), биографический фильм "Хоффа" (Hoffa, 1992) и др.

Являлся продюсером проектов Тимура Бекмамбетова - мультфильма "9" (2009) и фантастического фильма ужасов "Президент Линкольн: Охотник на вампиров" (Abraham Lincoln: Vampire Hunter, 2012).

Мастерство Бертона было удостоено ряда почетных наград. В 2007 году он получил специальный приз Венецианского кинофестиваля "Золотой лев" за достижения в жизни и творчестве.

В октябре 2008 года был удостоен почетной награды Scream Awards за вклад в развитие жанра фильмов ужасов.

Тим Бертон был дважды женат. С 1989 по 1991 год его супругой была художница и фотограф Лена Гизеке (Lena Gieseke).

С 1992 года режиссер в течение нескольких лет был обручен с актрисой Лизой Мэри (Lisa Marie Smith). Она участвовала почти во всех его кинолентах, вышедших до 2001 года, а также озвучила некоторые роли в мультфильмах режиссера.

С 2001 года женат на актрисе Хелене Бонем Картер.

У режиссера двое детей: сын Билли Рэй (2003 года рождения) и дочь Нелл (2007 года рождения). Крестный отец обоих детей - Джонни Депп.

Младший брат режиссера - художник Дэниэл Бертон.

Пресс-конференция, посвященная выходу фильма Президент Линкольн: Охотник на вампиров

Источник: Тим Бертон

dic.academic.ru

Читать онлайн книгу Тим Бёртон. Интервью: Беседы с Марком Солсбери

сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 19 страниц)

Назад к карточке книги
Вступительное слово к исправленному и дополненному изданию

За десятилетие, прошедшее после первого издания книги «Бёртон о Бёртоне», Тим Бёртон трансформировался из постановщика-фантазера, способного превращать в золото все, к чему он прикасается, в легко опознаваемый бренд: «сделано в манере Бёртона» говорится теперь о любом кинорежиссере, чья работа мрачна, вычурна, будоражит или вызывает раздражение. Эта трансформация принесла определенные выгоды, например авторитет в Голливуде, но и свой уникальный набор трудностей, в частности те ожидания, что возлагают на него и его фильмы студии и публика. Бёртон был и остается создателем фильмов, чей modus operandi14   Modus operandi (лат.) – образ действия.

[Закрыть] целиком основан на его самых сокровенных чувствах. Чтобы взяться за какой-то проект, ему необходимо обрести эмоциональную связь со своими персонажами, будь то оригинальные создания, такие как простак с лезвиями вместо пальцев в «Эдварде Руки-ножницы», перенесенные на экран герои комиксов, подобные неусыпному мстителю в маске Бэтмену, или люди из реальной жизни – таков трэш-режиссер в «Эде Вуде». Связь эта, как первым готов признать сам Бёртон, иногда совсем не очевидна. «Эдвард Руки-ножницы», например, берет свое начало из некоего крика души – рисунка, сделанного в подростковом возрасте и выражавшего потаенную муку, которую Бёртон испытывал из-за неспособности общаться с окружающими, в особенности со своими домашними. Многие из его фильмов несут на себе отпечаток детства, проведенного в пригороде.

То был Бербанк, пригород Лос-Анджелеса, где рос Бёртон в 1950-е и 1960-е годы в тени съемочных пави-льонов «Уорнер бразерс». Он искал убежища от яркого и солнечного внешнего мира в сумраке кинотеатров, ощущая психологическую связь с образами, мелькавшими на большом экране. Его страстью были фильмы про монстров, а идолом – Винсент Прайс, которому он отдал дань уважения в короткометражной мультипликации «Винсент» и предложил роль отца-изобретателя в фильме «Эдвард Руки-ножницы». И хотя многие из периодически повторяющихся тем и образов Бёртона лежат на поверхности – режиссер щедро воздает должное своим юношеским увлечениям, особенно фильму Джеймса Уэй-ла «Франкенштейн» (1931),– реальность гораздо более сложна. «Образ не всегда буквален, – однажды сказал режиссер.– Он привязан к чувству».

Персонажи Бёртона – нередко аутсайдеры, непонятые и ложно воспринимаемые, неудачники, страдающие в той или иной мере от раздвоенности, даже в своем весьма специфическом окружении остающиеся где-то на обочине. Их терпят, но по большей части предоставляют самим себе. Во многих отношениях он и сам воплощает это противоречие. Хотя Бёртон продолжает удерживать позиции на самом верху в списке наиболее преуспевающих деятелей Голливуда, будучи режиссером, одно имя которого гарантирует не только зрительскую аудиторию, но и зеленый свет на киностудиях, почти во всех прочих аспектах он и Голливуд держат почтительную дистанцию. Его фильмы могут дать в мировом прокате больше миллиарда долларов прибыли, но они столь же далеки от рабского подражания расхожим образцам коммерческого кинематографа, как далек Бёртон от полного подчинения системе голливудского кинопроизводства, в которой он работает с тех пор, когда начинал свою деятельность в качестве мультипликатора на киностудии Диснея в 1980-х. Несмотря на то что в его распоряжение предоставляются гигантские бюджеты, почерк Бёртона остается столь же оригинальным и уникально творческим, как и раньше. Он может на голливудские деньги снимать «летние» блокбастеры или развлекательные фильмы, но он делает их по-своему. Именно поэтому они такие трогательные и интригующие.

Когда Бёртон был объявлен режиссером новой версии «Планеты обезьян», тех, кто испытывал по этому поводу радостное возбуждение, и тех, кто сомневался в его мотивации, да и вообще в необходимости переделывать этот классический, столь любимый многими фильм, оказалось примерно поровну. Бёртон прекрасно сознавал потенциальные сложности: «Я понимал, что передо мной западня». Его «пересоздание материала», как окрестили проект на «XX век Фокс», оказалось своего рода чашей с ядом. Первоначальная версия «Планеты обезьян» появилась на экранах в 1968 году, совсем в другую эпоху с иным политическим климатом – война во Вьетнаме, расовые волнения в США, – и воспринималась одновременно как четко выраженный социальный репортаж и первоклассное развлечение. Тогда мир был другим. В 2000 году «Фокс» интересовал не социальный аспект, а франшиза. Фильму Бёртона дали зеленую улицу еще до завершения сценария: он был поспешно запущен в производство, чтобы успеть выпустить его летом. Компромиссы были видны невооруженным глазом, а законченный фильм, несмотря на привычные образные и стилистические изыски и потрясающий грим Рика Бейкера, оказался явным разочарованием даже для самых твердокаменных бёртоновских фанатов. В главе, посвященной этому фильму, режиссер рассказывает о трудностях, с которыми он столкнулся, причем отношения с киностудией были в числе главных проблем. Что касается неизбежных личных мотивов, «Обезьяны» породили несколько знакомых тем – неудачи и аутсайдера, а также дали возможность поработать с Чарлтоном Хестоном, исполнявшим главную роль в первой версии фильма. Позднее Бёртон признается: его сердце не лежало к этой работе, его «больше интересовала идея фильма, чем фактическое ее воплощение».

Бёртон вернулся на свой прежний уровень, сняв «Крупную рыбу», фильм наиболее близкий к киномейнстриму, но, по иронии судьбы, самый личный для него на сегодняшний день. Сценарий «Крупной рыбы», написанный Джоном Огастом по мотивам романа Дэниела Уоллеса, стал идеальным материалом для Бёртона, который не только обыгрывает сам факт, что в фильме рассказывается некая история, но и замечательно использует свою склонность к притчам. Что еще более важно, Бёртон очень лично воспринял главную тему фильма – попытку примирения сына со своим умирающим отцом: сценарий дал ему возможность выразить свои чувства по поводу смерти собственного родителя, скончавшегося в 2000 году. «Крупная рыба» выстроена вокруг отношений между Эдвардом Блумом, бывшим коммивояжером, всегда находившим более глубокую правду в фантазиях, чем в реальности, и отдалившимся от него сыном Уиллом, привыкшим презирать отца за его тягу к изощренным небылицам, но в конце концов приходящим к пониманию, что они раскрывают подлинную суть этого человека. Фильм представляет собой великолепный сплав фантастического и сентиментального, эмоционального и волшебного. Бёртон получил для работы лучший сценарий со времен «Эда Вуда» и представил на экране яркую, героическую, мифическую Америку, населенную оборотнями и великанами, сиамскими близнецами и гигантскими сомами,– Америку, где романтики и храбрецы в конечном счете непременно выигрывают. Как отметил Питер Треверс из журнала «Роллинг стоун»: «Напряженность, присущая этой сказке, обнаруживает в Бёртоне здоровую зрелость и придает фильму будоражащую серьезность. Сын обретает способность разговаривать с отцом на его языке и видеть его таким, какой он есть, а „Крупная рыба" при этом обретает преобразующую силу искусства».

Сложилось полное ощущение вмешательства Провидения и предопределенности происходящего, когда Бёртон взялся за постановку новой экранной версии классической детской книги Роальда Даля «Чарли и шоколадная фабрика». Два могучих творческих таланта со сходным мрачным юмором и склонностью ставить все с ног на голову уже встречались раньше, когда Бёртон продюсировал фильм «Джеймс и гигантский персик». Еще более интригующей была новость, что будущий фильм вновь, впервые после «Сонной Лощины», воссоединит Бёртона с Джонни Деппом. Продолжение их сотрудничества дало прекрасный результат: это лучшее создание каждого из них, хотя их работа в паре неизбежно приводит к столь большим ожиданиям, что Бёртон испытывает из-за этого психологический дискомфорт. «В начале карьеры ты буквально сражаешься, чтобы добиться своего, но ощущаешь при этом, что свободен. Это удивительное чувство, которое приходит, когда от тебя не ждут ничего особенного, – говорит режиссер.– Если же у людей есть на твой счет определенные ожидания, удивить их гораздо труднее».

И все же этот союз еще раз явил миру нечто не просто удивительное, но, по сути, не имеющее аналогов. Как объясняет Депп в предисловии, а Бёртон в главе, посвященной фильму, чтобы создать Вилли Вонку, они извлекли из глубин памяти воспоминания о телевизионных ведущих времен своего детства, и результат был поразительным: герой оказался странным и даже жутковатым, но если бы сам Роальд Даль был жив и увидел его, он не удержался бы от смеха. И хотя версия «Чарли и шоколадной фабрики», предложенная режиссером, – чрезвычайно точное перенесение на экран мира Роальда Даля, фильм в то же время является квинтэссенцией бёртоновского стиля – это некое причудливое буйство великолепного цвета, потрясающего замысла и восхитительной фантазии. Почитателям книги (а их миллионы) картина дает все, чего они ждут от нее, но тем не менее таит в себе массу сюрпризов.

«Кошмар перед Рождеством», когда вышел на экраны, не был хитом «пиксаровского» масштаба, но в последующие годы полюбился многим. Он породил новую разновидность игрушек, до сих пор пользующихся популярностью. Бёртон давно замышлял новый проект, в котором дал бы волю своей любви к покадровой мультипликации, в особенности к фильмам Рэя Харрихаузена15   Рэй Харрихаузен(р. 1920) – знаменитый постановщик спецэффектов.

[Закрыть].

Он создал «Труп невесты» – сказку на все времена, непревзойденную по тону и стилю. В мире, где доминируют компьютерные образы, Бёртон постоянно возвращается к своим кропотливо и детально разработанным средствам выражения, к искусству, творимому исключительно вручную, – именно оно, по его мнению, несет подлинные чувства. «Это нечто невысказанное, подсознательное – вот почему я люблю это, – говорит он, – то, что нельзя выразить словами, нечто осязаемое, волшебное, таинственное. Я знаю, что это можно получить на компьютере, – некоторые вещи на компьютере получаются лучше, – но эмоциональный отклик дает именно то, что сделано вручную, для меня, во всяком случае. Может быть, дело в том, что меня мучит ностальгия, но я действительно верю в эти средства выражения».

На создание «Трупа невесты» Бёртона вдохновило некое стихотворение XIX века с восточноевропейским сюжетом, рассказывающее о нервном, застенчивом женихе по имени Виктор, который помимо его воли оказывается накануне своей свадьбы с Викторией околдован невестой-трупом, давшей название стихотворению. В результате жених попадает в западню – в царство мертвых. В этом фильме многое узнаваемо по предшествующему творчеству Бёртона: сюжет тематически перекликается с «Битлджусом» и «Сонной Лощиной», Виктор, озвучиваемый Джонни Деппом, – типичный бёртоновский протагонист, а взаимная перестановка двух миров – страна живых в фильме «мертвее» царства мертвых – успокаивающе знакома. Неслучайно и такое совпадение: Виктор выглядит точь-в-точь как повзрослевший маленький мальчик из «Винсента», то есть сильно смахивает на самого Бёртона. «Ребенок не умер во мне, – говорит режиссер. – Я действительно испытывал такие чувства и признался себе в этом, когда фильм был закончен. Любой проект пытаешься сделать близким тебе лично».

Марк Солсбери

ИНТЕРВЬЮ
Детство в Бербанке – Калифорнийская школа искусств

Тим Бёртон, старший сын Билла и Джип Бёртон, родился 25 августа 1958 года в Бербанке, Калифорния. Его отец работал в центре отдыха и развлечений бер-банкского парка, мать владела магазином подарков «Кошки плюс», где все товары тем или иным образом были связаны с кошачьей тематикой. Второй их сын, Дэниел, – художник, ня три годя младше Тима. Дом Бёртонов находился как раз на подлетной трассе бербанкского аэропорта. Тим часто лежал в саду, глазея на самолеты, летающие над головой, и подсчитывая время появления инверсионного следа. С двенадцати до шестнадцати лет он жил у бабушки в том же Бербанке, а потом переселился в маленькую квартирку над принадлежавшим ей гаражом. Чтобы оплатить это жилье, приходилось после школы работать в ресторане. Расположенный в пригороде Лос-Анджелеса Бербанк был, да и поныне остался, предместьем Голливуда. «Уорнер бразерс», «Дисней», «Коламбиа», Национальная телерадиовещательная корпорация – все они имели здесь свои студии, но в остальном Бербанк изначально представляет собой американский рабочий пригород. Бёртон, однако, с детства испытывал отчуждение к этой среде, что позднее и покажет в фильме «Эдвард Руки-ножницы». Действительно, легко увидеть юного интроверта Тима Бёртона в Эдварде – пришлеце в земле чужой16   Исх 2:22. Также заглавие романа Р. А. Хайнлайна (1961).

[Закрыть] – перенесенном из своего замка на вершине холма в некую выдержанную в пастельных тонах версию пригорода. В детстве Бёртон, по собственному признанию, иногда давал волю дремавшим в нем разрушительным инстинктам: отламывал головы игрушечным солдатикам и терроризировал соседского малыша рассказами о высадке инопланетян. Спасения от повседневности юный Тим искал в кинотеатре или перед экраном телевизора, когда демонстрировались фильмы ужасов.

Если вы не из Бербанка, то можете подумать, что это столица кинематографического мира – ведь вокруг сплошные киностудии, – однако он был и остается типичным пригородом. Забавно, что районы вокруг Бербанка стали менее провинциальными, но сам Бербанк ничуть не изменился. Уж не знаю, как и почему, но это место окружает какой-то таинственный щит: это некая всеамериканская земля.

Ребенком я был чрезвычайно сосредоточен на себе самом. Мне нравилось думать, что я все воспринимаю не так, как другие. Я делал все то, что любят делать другие дети: ходил в кино, играл, рисовал. Ничего необычного. Гораздо необычнее сохранять желание делать все это, и когда становишься старше. Наверно, в школе я был тихим ребенком. Толком я себя не осознавал: я не очень хорошо все помню, словно меня несло по реке событий. В общем, не лучшие годы моей жизни. Я не плакал во время прогулок и не рассчитывал на то, что дорога будет все время идти под гору. И у меня были друзья. Я никогда по-настоящему не ссорился с людьми, но и не слишком старался удержать друзей. Такое чувство, будто людям хотелось не нарушать моего одиночества, уж не знаю почему. Словно я распространял вокруг себя некую ауру: «Оставьте меня в покое, черт вас возьми!» Какое-то время я выглядел так, будто меня вызвали на пробы для «Семейки Брейди»17   «Семейка Брейди» (1969-1974) – телесериал, комедия о многодетной семье.

[Закрыть]: на мне были брюки клеш и коричневый домашний костюм. Но панк-музыку я любил: она помогала мне, давала хороший эмоциональный заряд. Друзей у меня было немного, но в кинотеатрах шло достаточно всяких причудливых фильмов, так что можно было подолгу обходиться без приятелей и смотреть каждый день что-нибудь новенькое – эти фильмы словно вели с тобой диалог.

В Бербанке было пять или шесть кинотеатров, но время от времени их закрывали. А на несколько лет, когда я был подростком, кинотеатры и вовсе исчезли. И все же были среди них такие, в которых можно было посмотреть фантастические ужастики по три фильма в сеанс, вроде «Кричи, Блэкула, кричи», «Доктор Джекилл и сестра Хайд» и «Уничтожить всех чудовищ»18   «Кричи, Блэкула, кричи» (Scream Blacula Scream, 1973) – вампирский блэксплойтейшн-фильм Боба Келлджана. «Доктор Джекилл и сестра Хайд» (Dr Jekyll & Sister Hyde, 1972) -фильм Роя Уорда Бейкера, в котором доктор Джекилл меняет пол. «Уничтожить всех чудовищ» (Kaj? S?shingeki, 1968) – одно из названий, под которым этот фильм Исиро Хонды выходил в США.

[Закрыть]. То была хорошая пора для кинематографа, когда показывали эти строенные сеансы. Я частенько ходил в кино или один, или прихватив с собой пару соседских мальчишек.

Недавно я вновь посетил остров Каталина19   Каталина – скалистый остров у побережья Калифорнии.

[Закрыть], где не был с детских лет. Я тогда любил бывать там, в прохладном кинотеатре «Авалон», украшенном в стиле ар-деко – невероятными раковинами. Помню, что смотрел там «Ясона и аргонавтов»20   «Ясон и аргонавты» (Jason and the Argonauts, 1963) – фильм Дона Чеффи и Рэя Харрихаузена.

[Закрыть], причем и кинотеатр, и фильм воспринимались как единое целое: дизайн кинотеатра, сам фильм и мифологический сюжет, который он воспроизводил. Ощущение осталось непередаваемое – то был один из первых запомнившихся мне фильмов. Тогда мне было не больше пятнадцати лет.

Скелеты Рэя Харрихаузена в «Ясоне и аргонавтах»

В то время такие фильмы показывали субботними вечерами и по телевизору, например «Мозг, который не хотел умирать»21   «Мозг, который не хотел умирать» (The Brain That Wouldn't Die, 1962) – НФ-хоррор-фильм Джозефа Грина.

[Закрыть], где у человека оторвало руку и он задевает стену окровавленной культей, прежде чем умереть, а голова лежит на тарелке и смеется над ним. Теперь такое по телевизору не покажут.

Мне всегда нравились монстры и фильмы про этих чудовищ. Меня они никогда не пугали: я всегда их любил, сколько себя помню. Родители рассказывали, что я ничего не боялся, смотрел все подряд. И я до сих пор сохранил пристрастие к кино такого рода. «Кинг Конг», «Франкенштейн», «Годзилла», «Существо из Черной лагуны» – все они очень похожи друг на друга, только резиновые костюмы и грим разные. Однако каждый ребенок отождествляет себя с тем или иным образом из сказки. Мне кажется, большинство монстров воспринимаются, по сути, неправильно: обычно они гораздо чистосердечнее, чем люди, которые их окружают.

Наверно, из-за того, что я никогда не читал, эти фильмы про чудовищ были моими сказками. Для меня это примерно одно и то же. Я хочу сказать, что сказки переполнены насилием, символикой и нарушают душевное спокойствие, пожалуй, даже в большей степени, чем «Франкенштейн» и тому подобное, чья мифическая, сказочная природа более очевидна. Однако такие волшебные истории, как сказки братьев Гримм, пожалуй, ближе к фильмам типа «Мозга, который не хотел умирать»: они отличаются грубостью, жестокостью, причудливым символизмом. Повзрослев, я догадался, что подобные пристрастия были протестом против пуританской, бюрократической семейной атмосферы пятидесятых. Я не желал видеть все вокруг себя раз и навсегда распланированным, воспринимать вещи именно такими, какими они были. Наверно, именно поэтому мне нравились сказки и народные предания: в них всегда скрыта какая-то тайная символика. Они содержат некое ядро, но при этом открыты для интерпретаций. Мне всегда доставляло удовольствие видеть какие-то вещи, но иметь о них свое собственное представление. Вот почему я думаю, что мне нравились сказки не сами по себе, меня больше привлекала скрытая в них идея.

Годзилла выплескивает гнев

Какое-то время мне хотелось быть актером, играющим Годзиллу. Мне нравились эти фильмы и сама мысль, что можно излить свой гнев в таком грандиозном масштабе. Сам я был тихим и уж никак не отличался экспансивностью, так что эти фильмы служили для меня своего Рода разрядкой. По-видимому, я изначально был сильно настроен против общества. Я не вожу знакомства с детьми, своих детей у меня нет, и мне не по душе выражение «остаться таким, как ребенок», потому что, по-моему, это означает умственную отсталость. Но в какой момент у человека формируются идеи, когда они обретают четкие очертания? Думаю, что эти импульсы, направленные на разрушение общества, сформировались очень рано.

Итак, я смотрел почти все фильмы про чудовищ, но почему-то именно картины с Винсентом Прайсом оказались мне особенно близки. Я вырос в пригороде, в атмосфере, которая воспринималась как приятная и нормальная (но я-то ее ощущал совсем иначе!), и эти фильмы давали выход чувствам определенного рода: я соотносил их с тем местом, в котором рос. Наверно, поэтому такой отклик во мне нашли произведения Эдгара Аллана По. В детстве в моей комнате было два окна – замечательные окна, выходившие на лужайку, но родители почему-то заделали их, оставив мне маленькое узкое окошко – мне приходилось залезать на стол, чтобы выглянуть в него. До сих пор я так и не спросил, зачем они это сделали, а надо бы спросить. Это напомнило мне тот рассказ По, где человека замуровывают заживо. Вот такие формы принимала у меня связь с окружающим миром. Это таинственное место, Бербанк.

Винсент Прайс был человеком, с которым я мог себя отождествлять. Чем ты младше, тем большими кажутся окружающие тебя предметы. Ты создаешь собственную мифологию, отыскиваешь психологически близкие тебе явления. Эти фильмы, сама их поэтика... этот невероятный персонаж, претерпевающий многочисленные страдания, по большей части выдуманные, созвучен мне, как кому-то другому Гэри Купер или Джон Уэйн22   Гэри Купер (1901 – 1961) и Джон Уэйн (1907-1979) -актеры, звезды вестернов.

[Закрыть].

Винсент Прайс

Вместе с группой друзей мы делали фильмы на восьмимиллиметровой пленке. Один из них мы назвали «Остров доктора Агора». У нас был фильм о человеке-волке, фильм о сумасшедшем докторе, а также кукольный мультфильм, где мы использовали муляжи пещерных людей. Все это было очень плохо снято: опыт, который показывает, как мало ты знаешь о мультипликации, когда с ней впервые сталкиваешься. У этих пещерных людей были съемные ноги: одна – в стоячем положении, другая – в положении ходьбы, мы их просто меняли. Вам вряд ли приходилось видеть мультипликацию, где двигаются такими резкими толчками. Мне нравились все фильмы, на которых работал Рэй Харрихаузен, – «Ясон и аргонавты», «Седьмое путешествие Синдбада», – они удивительны, ребенком я очень любил покадровую съемку. А когда становишься старше, начинаешь понимать, как искусно это сделано, что и привлекает.

Школу я посещал, но программа обучения меня не слишком интересовала. Я принадлежу к тому несчастному поколению, для которого телевизор во многом заменил чтение. Читать я не любил и не люблю до сих пор. Как лучше всего получить хорошую оценку? Конечно же, сделать коротенький фильм. Помню, однажды нам задали прочитать книгу и подготовить по ней Двадцатистраничный отчет, но я решил вместо этого снять фильм под названием «Гудини». Я снял себя в ускоренном темпе на восьмимиллиметровую черно-белую пленку – как я благополучно ускользаю с железнодорожных путей, а потом меня сбрасывают в пруд, но я и оттуда выбираюсь, в общем, весь этот набор глупых трюков в духе Гудини. Было по-настоящему весело. Никакой книги я не прочел, зато вволю порезвился на заднем дворе. То был легкий путь получить высший балл, и, конечно же, отметка оказалась выше, чем если бы я попытался изложить свои мысли на бумаге. Случилось это в первых классах неполной средней школы – мне было, наверно, лет тринадцать. А потом я сделал для школы еще одно задание по психологии. Просто заснял много всяких книг, а фоном поставил пластинку Элиса Купера «Добро пожаловать в мой кошмар» К Получилось очень психологично. И еще в конце сделал покадровую съемку кресла с бобовым пуфом23   Бобовый пуф – набитый мелкими пластиковыми шариками пуф, принимающий форму сидящего человека.

[Закрыть], как бы атакующего меня во сне.

Я никогда всерьез не думал о том, чтобы зарабатывать на жизнь, снимая фильмы. Может быть, такая мысль и таилась где-то глубоко внутри, но я никогда не заявлял вслух, что желаю стать режиссером. Мне просто нравилось этим заниматься, да к тому же это помогало выполнять школьные задания. До того как студия «Юниверсал» достигла своего нынешнего положения, они нередко устраивали экскурсии, которые проводились без лишней помпы, но я запомнил, как в совсем юном возрасте ходил смотреть улицы, где они снимали «Дракулу» и «Франкенштейна». Ощущения были очень яркими, и, думаю, они весьма усилили в моем восприятии романтические аспекты профессии. Никогда осознанно не размышлял о создании фильмов, но мне выпала удача заняться этим, когда я провел пару лет на студии Диснея. Возможно, то была некая форма самозащиты: не люблю делать громких заявлений – предпочитаю им внутренний монолог.

Бёртон не обнаружил каких-то особых способностей, обучаясь в школе, но его потенциал как художника вскоре проявился. В девятом классе он выиграл десять долларов и первый приз в городском конкурсе на лучший «антимусорный» плакат, который в течение двух месяцев украшал мусоровозы Бербанка. На Рождество и хеллоуин он нередко зарабатывал деньги, украшая и разрисовывая окна жителей города снежными пейзажами, фонарями из тыквы, пауками и скелетами – в зависимости от времени года.

В некотором смысле я очень разбрасываюсь. Могу буквально бурлить от переизбытка энергии, не в состоянии сосредоточиться на чем-то одном. Могу, правда, сконцентрировать внимание, когда рисую: как это ни смешно, но рисование меня даже успокаивает. И я никогда не забываю об этом. Очень люблю рисовать: ребенком в школе только и делаешь, что рисуешь целыми днями напролет. Просто здорово. В детском саду все рисуют одинаково, никто не выделяется, но когда становишься старше, что-то меняется – общество ломает тебя. Когда я посещал художественную школу и надо было рисовать с живой натуры, начиналась настоящая борьба. Вместо того чтобы поддержать ребенка – дать ему выразить себя и рисовать по своему усмотрению, ему начинают навязывать некие стандарты, принятые в обществе. «Нет! – говорят ему. – Так рисовать нельзя. Рисовать надо вот так». Помню, какое страшное разочарование я испытал однажды: так любил рисовать, а оказалось, что недостаточно хорошо это умею. Но потом словно что-то щелкнуло у меня в голове, и я подумал: «Да пошли вы все куда подальше. Меня не волнует, умею я рисовать или нет. Я люблю это делать». И клянусь Всевышним, с этого мгновения я обрел свободу, которую никогда не имел раньше: меня уже не беспокоило, имеют ли нарисованные мною люди человеческие формы, нравится это кому-то или нет. Чувство свободы пьянило почти как наркотик. И я вступал в сражение всякий раз, когда кто-то говорил: «Ты не можешь этого сделать. Что у тебя тут за бессмыслица». Каждый день шла борьба: необходимо было попытаться сохранить определенный уровень свободы.

В 1976 году, когда Бёртону исполнилось восемнадцать лет, он получил стипендию Калифорнийской школы искусств (Кэл-Артс) – колледжа в городе Валенсия, штат Калифорния, основанного Уолтом Диснеем, с программой, разработанной в 1975-м киностудией Диснея для обучения перспективных мультипликаторов.

Один из учителей средней школы поощрял мои увлечения, и мне дали стипендию для учебы в Кэл-Артс. Там мы делали фильмы на восьмимиллиметровой пленке. Так мы сняли фильм о мексиканских чудовищах и фильм о серфинге – просто ради развлечения. Но к мультипликации я относился как к способу заработать на жизнь. Большинство художников-аниматоров на киностудии Диснея работали еще со времен «Белоснежки» и не слишком усердствовали в подготовке новых людей. Я поступил на второй курс обучения по субсидированной Диснеем программе: они пытались выучить на мультипликаторов всех этих пылких юных рекрутов. Напоминает службу в армии, и, хотя я никогда не был в армии, думаю, что ближе всего к ней оказался, обучаясь по программе Диснея. Тебя учат люди Диснея, стараются привить тебе его философию. Атмосфера довольно забавная, однако так я в первый раз оказался в группе людей, объединенных общими интересами. Все они принадлежали к одному типу изгоев – тех, над которыми насмехаются за их приверженность к фильмам наподобие «Звездного пути».

Ты получаешь доступ к материалам, пропагандирующим киностудию Диснея, и, если у тебя есть желание понять, как нарисована Белоснежка, ты сможешь увидеть даже линии, скрытые ее платьем. Тебя учат манере Диснея художники, мультипликаторы, оформители. В те времена не было такого разнообразия в анимации, как теперь, поэтому Дисней, как бы он ни был непопулярен, оставался романтическим идеалом: не менее девяти десятых класса страстно желали работать на диснеевской киностудии.

В конце года все делали по коротенькому мультфильму, а потом их просматривал наблюдательный совет киностудии. Это было похоже на вербовку. Они смотрели все фильмы, а потом брали людей для работы из любого класса – от новичков до последнего курса, особо интересуясь теми, кто заканчивал обучение. Но если кто-то подавал большие надежды, его брали тут же. Вот почему всегда существовала острая конкуренция и многочисленные домыслы: кого возьмут. Было довольно напряженно, и каждый год случались неожиданности. Я проучился там три года и не знаю, пошел бы на четвертый курс или нет: весь этот последний год я почти каждый день проводил в финансовом отделе, хлопоча о материальной помощи. Сначала мне предоставили стипендию, а потом отобрали, а без нее я не мог бы себе позволить обучение в этой дорогой школе. С годами конкуренция усиливалась, фильмы становились все более изощренными – в них появились звук, музыка, хотя по сути своей это была проба пера, не более. Последний фильм, снятый мною, назывался «По следам сельдерея-монстра» – очень глупый, но меня взяли. Мне повезло: то был неурожайный год – они испытывали острую нужду в людях.

Назад к карточке книги "Тим Бёртон. Интервью: Беседы с Марком Солсбери"

itexts.net

Тим Бёртон (Tim Burton) - Биография и интересные факты

Американский кинорежиссёр, мультипликатор и писатель. Мастер современного зрелищного кино, зачастую основанного на чёрном юморе и макабрических элементах. Брат художника Дэниэла Бёртона.

КиноПоиск: www.kinopoisk.ru/name/21459 IMDb: www.imdb.com/name/nm0000318 Официальный сайт: www.timburton.com Обсуждение на форуме: www.kinokopilka.tv/forum_topics/12589

Тим Бёртон был первым ребёнком в семье Билла и Джин Бёртон. Отец будущего режиссёра занимал должность в парковом управлении Бёрбанка (англ. Burbank Park and Recreation Department). Также семья содержала небольшой магазин сувениров Cats Plus, в котором продавалось все связаное с кошачьей тематикой. Дом Бёртонов в районе 2000 на Эвергрин Стрит (англ. Evergreen Street) до сих пор сохранился. Он находится неподалеку от аэропорта Бёрбанка и кладбища Вальгалла (англ. Valhalla Cemetary).

Позднее Бёртон отразит своё виденье родного города в фильме «Эдвард — руки-ножницы»

С ранних лет Тим чувствует себя чужим в родном городе. По его признанию, родители, по непонятным причинам, заложили кирпичом окна в его детской, оставив лишь небольшие зазоры для света.

В юности Тим играет в водное поло за школьную команду, но, в отличие от одноклассников, большую часть времени проводит в одиночестве, слушая панк-рок и развлекаясь походами в кино. Репертуар его любимых кинотеатров, чаще всего, ограничивается второсортной фантастикой и фильмами ужасов. Одно время он мечтает работать актёром, «управляющим резиновым монстром Годзиллой» из японских фильмов. Вдохновленный кино-работами Рэя Харрихаузена, он рано пробует делать свои собственные кукольные мультфильмы — большинство из них утеряны либо считаются таковыми.

После окончания школы (англ. Burbank High School) в 1976 году он поступает в Калифорнийский институт искусств (англ. Cal Arts). Во время учёбы Бёртон часто заменяет написание учебных работ съёмками короткометражных любительских фильмов по мотивам заданного материала. К этому периоду времени относится, например, утраченные короткометражные фильм «Гудини», «Гибельный доктор» и анимационная лента «По следам монстра-сельдерея».

В 1979 Тим Бёртон начал работать сначала дизайнером персонажей, а затем и аниматором на студии Диснея. Первой крупной работой Бёртона была раскраска целлов в мультфильме Ральфа Бакши «Властелин Колец» (1978). Также Бёртон принимал участие в создании лент «Лис и Гончая» (1981), «Черный котел» (1985) и первого фильма с активным использованием компьютерной графики «Трон» (1982).

Тогда же Бёртон со своими друзьями снимает свой последний «независимый» фильм «Луау — вечеринка по-гавайски». Долгое время об этом фильме ничего не было известно кроме небольшого упоминания одном из интервью Бёртона о том, что ради развлечения он с друзьями снял также фильм о мексиканском монстре, инопланетянах и сёрферах.

Позже Бёртон сравнит работу на Диснея со службой в вооруженных силах (любопытно, что будущий режиссёр никогда не служил в армии).

Ряд работ Бёртона так и останутся незавершёнными. Например фильм о приключениях детей накануне Хэллоуина «Trick or Treat» был заморожен на уровне разработки концепции персонажей.

Помимо этого, Бёртон режиссирует экранизацию сказки «Гензель и Гретель» (1982) специально для японского отделения Disney Channel.

Впоследствии Бёртон снимет на Диснее свой первый шестиминутный мультфильм «Винсент». Его следующую работу, «Франкенвини» (1984), студия не решилась выпускать на экраны, сочтя этот фильм несовместимым с имиджем детской студии, и в прокат он вышел лишь в 1992 году. В это же время на студии Бёртон знакомится со своей первой постоянной подругой Джули Хиксон. Под её влиянием была снята большая часть первых самостоятельных фильмов Бёртона. Хиксон участвовала в разработке первых набросков сценария к «Бэтмену» (1989).

«Франкенвини» (1984), несмотря на практический запрет, разошёлся по студиям в виде нескольких промо-копий и привлек внимание известного комика Пола Рубенса. В результате, тот поручил Бёртону снять полнометражный фильм «Большое приключение Пи-Ви».

Во время съемок «Большого приключения» Тим Бёртон заводит дружбу с композитором Дэнни Эльфманом, который с этого момента становится практически постоянным композитором в его фильмах.

Фильм о коротышке, не желающем выходить из детского возраста, имел значительный коммерческий успех. Этот факт подтолкнул руководство студии Warner Bros. к идее поручить (1985 год) подающему надежды режиссеру готовящуюся экранизацию комиксов о Человеке — Летучей Мыши. Однако из-за затянувшейся переработки первоначального сценария съемки были отложены на неопределенный срок. Во время этого затянувшегося перерыва Бёртон как режиссёр участвует в двух телепроектах, для которых снимает сказку «Аладдин и его волшебная лампа» и детектив «Горшок».

В силу ранее заключённого со студией контракта Бёртон тем не менее был должен снять один фильм. Однако молодой режиссёр решительно отвергает сценарии второсортных комедий, которые поступают к нему после успеха «Пи-Ви». В итоге этим фильмом стал «Битлджус» (1988), за которым последовали две ленты положившие начало возрождению «бэтмэнианы»: «Бэтмен» (1989) и «Бэтмен Возвращается» (1992).

В этот период Бёртон сходится с известным фотографом Леной Гейске, с которой вступает в брак 24 февраля 1989. Этот союз оказался недолговечным и 31 декабря 1991 года пара расторгла свои отношения.

Многие исследователи творчества Бёртона считают, что его женщины оказывали максимальное влияние на последующее творчество режиссёра. Велико влияние бывшей танцовщицы стриптиза Лизой Мэри, художницы, а впоследствии и актрисы, с которой режиссёр долгое время встречался, обручился (в начале 1992) и проживал вместе вплоть до 2001 года. Этот период творчества Бёртона считается наиболее плодотворным. Бёртон официально провозгласил Мэри «своей музой».

За это время были сняты наиболее показательные для творчества Бёртона фильмы: «Эдвард — руки-ножницы» (1990), «Эд Вуд» (1994), «Сонная Лощина» (1999) и другие.

Фильмом «Эдвард — руки-ножницы» ознаменовано начало длительного сотрудничества Бёртона с актёром Джонни Деппом. Депп возглавляет список актеров, постоянно снимающихся у Бёртона и считается альтер-эго Бёртона.

На съемках «Эдварда — руки-ножницы» (1990) Бёртон все больше сближается с кумиром своей юности актером Винсентом Прайсом (они познакомились еще во время озвучания мультфильма «Винсент»). Результатом дружбы становятся съёмки документального фильма «Разговоры с Винсентом». Фильм остался не законченым из-за смерти актёра в 1993 году.

Дважды режиссёр пробует себя в съемках рекламных роликов: в 1998 для жевательной резинки Hollywood Gum — ролик «Садовый гном», и в 2000 — два ролика для часовой компании Timex «Кунг-фу» и «Манекен». В ролике «Манекен» главную роль исполнила Лиза Мэри. Лиза Мэри также появляется в эпизодических ролях или ролях второго плана практически во всех фильмах Бёртона в период с 1994 по 2001 год и озвучивает некоторых персонажей в сериале «Стейнбой — мальчик-пятно».

Кроме того, Тим Бёртон активно пишет сценарии к собственным фильмам «Эдвард — Руки-ножницы», «Эд Вуд», мультфильмам «Кошмар Перед Рождеством», (и в дальнейшем «Труп Невесты» и др.) и многим другим.

Срежиссированный из-за тотальной загруженности другим режиссером кукольный анимационный фильм «Кошмар Перед Рождеством» по одному из ранних стихотворений Тима Бёротна поначалу не получает признания зрителей, но, будучи выпущенным на видео имеет бурный успех и на долгое время становится его « визитной карточкой». Повсеместно распространена ошибка, согласно которой именно Бёртон считается режиссёром данного проекта.

В 1995 году выходит первое издание ставшего классическим сборника интервью «Бёртон о Бёртоне» американского кинокритика Марка Солсбери — настольная книга всякого фаната Бёртона, постоянно дополняемая и выдержавшая неоднократные переиздания. Предисловие к сборнику написал друг режиссёра и его кинематографическое альтер-эго Джонни Депп. (В феврале 2008 книга вышла на русском языке в издательстве «Азбука» под названием «Тим Бёртон. Интервью: Беседы с Марком Солсбери».)

Этот период характерен ещё и наибольшим количеством фильмов, которые было предложено снимать Бёртону, но по тем или иным причинам съемки либо были приостановлены, либо пост режиссёра переходил другим: так, Бёртон мог снять фильмы «Мэри Рейли» (Бёртон замещен Стивеном Фрирзом), «Возвращение Супермена» (отложен, снят позднее Брайаном Сингером), «Динозавры Атакуют!» (отложен), «Человек с инфракрасным зрением» (отложен), продолжения «Битлджуса», «Падение дома Эшеров» по рассказу Эдгара По, фильм в стиле фликов Расса Мейера «Go Baby Go», итого около десятка проектов. Ко всему, Бёртон планировал снять Лизу Мэри в главной роли в римейке классического фильма ужасов Марио Бава «Маска Демона» по повести Гоголя «Вий». Проекту не суждено было осуществиться.

Бёртон выступает повторно как писатель в 1997, выпустив книгу стихов для детей «Унылая Смерть Мальчика-Устрицы» с собственными иллюстрациями.

Тогда же, по его собственному признанию, с подачи Лизы Мэри он увлекается дзенскими медитативными практиками, которые позволяют пережить Бёртону ряд закрытых проектов, все больше склоняется к вегетарианским диетам. Все более реальные формы принимает его увлечение фотографией. Бёртон экспериментирует с широкоформатными и цифровыми камерами. Объектом его съемок чаще всего становится Лиза Мэри.

В этом же году Бёртон принимает приглашение на участие в жюри Международного кинофестиваля в Каннах.

С начала 2000-х уезжает из Калифорнии, США и постоянно проживает в Лондоне, Великобритания. За это в американской прессе его периодически называют «режиссёр, который проживает в Лондоне».

В 2001 году Бёртон приступает к съёмкам римейка фантастической картины 1968 года «Планета обезьян». В этот момент Бёртон увлекается английской актрисой Хеленой Бонэм Картер. Их союз с Лизой Мэри распадается. По суду режиссёр выплачивает бывшей «музе» $5.4 млн (выплата будет задержана по вине Бёртона на три года).

В октябре 2001 Бёртон обручился с Бонэм Картер. Вышедшая в прокат в июле того же года «Планета обезьян» собирает только в США 180 миллионов долларов при бюджете в 100 миллионов, однако большинство критиков называют новый фильм Бёртона худшим из когда-либо им снятых.

Внезапная смерть обоих родителей (в конце 2002 начале 2003) и последующее рождение (4 октября 2003) сына Билли Рэя найдет отражение в самом противоречивом его фильме «Крупная рыба». Необычная для всего остального творчества Бёртона «Рыба» послужила почвой для слухов и домыслов в прессе о творческом кризисе режиссёра.

Однако эти слухи были развеяны двумя последующими картинами: «Чарли и шоколадная фабрика» по повести для детей Роальда Далла и кукольным мультфильмом «Труп невесты» (2005). В них к Бёртону вернулась свойственная ему мрачная манера повествования, а самим фильмам сопутствовал значительный кассовый успех. В этом же году он номинирован на Оскар за «Труп невесты».

Летом 2006 года Бартон пытается реализовать давнюю задумку о экранизации истории авантюриста и естествоиспытателя Александра Рипли. Проект получает название «Верю — Не верю». Однако из-за проблем с превышением бюджета проект сначала был отложен, а затем и вовсе перепоручен другому режиссёру. Тим Бёртон остается в проекте лишь в качестве продюсера. Тогда же он пробует себя в качестве клипмейкера — режиссирует музыкальный видеоклип на песню «Кости» группы The Killers. В конце октября 2006 компания Warner Bros выпускает повторно мультипликационный фильм «Кошмар Перед Рождеством» в стереоскопическом изображении (3D). Попутно переиздается двойной диск с расширенным саундтреком к фильму. Позднее появляется официальное заявление компании Дисней, о ремастеринге для 3D «Винсента».

В 2006—2007 годах Бёртон предпринимает попытку кино-постановки мюзикла Стивена Сондхейма «Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит». 5 сентября того же года им получена специальная награда венецианского кинофестиваля — Золотой лев за достижения в жизни и творчестве, там же, в рамках объявленного Дня Бёртона демонстрируется 8-минутный (вопреки объявленному 10-ти минутному) отрывок из будущего фильма.

Двумя неделями ранее пара Бёртон-Бонэм Картер официально объявляет о второй беременности Хелены - дочь Бёртона появляется на свет ночью 15 декабря 2007. Длительное время пара скрывает от общественности ее имя. 8 месяцев спустя, в одном из интервью Хелена Бонэм Картер сообщает, что ее дочь от Бёртона назвали Нелл.

В конце октября 2007 Warner Bros. анонсировала запуск нового фильма «Подмастерье призрака» по одноименному детскому историческому роману Джозефа Дилейни, с Бёртоном в качестве режиссёра. В конце марта 2008 Бёртон был отозван с проекта по причине занятости.

В ноябре 2007 студия Дисней объявляет о своем намерении задействовать Бёртона в двух 3D-анимационных проектах: постановке «Алисы в Стране Чудес» и римейке его собственного фильма «Франкенвини». Бёртон пожелал выступить не только режиссёром, но продюсером и соавтором сценария новой версии «Франкенвини».

В начале 2008 года Бёртон высказывается о его женитьбе на Бонэм-Картер, которая может состоятся в самое скорое время.

www.kinokopilka.pro