Текст книги "Тролли тоже плачут (СИ)". Книги тролли


Книги про троллей: 219 книг

По окраинам государства Перворожденных Эльфов расселялись небольшие скопления гоблинов, в горах обитали тролли, огры, а в некоторых лесах иногда можно было нарваться на шайку разбойников. Беллеверн – самый младший из сыновей сенатора Армина, которые обучаются в Кельминорской Высшей Военной Академии, по воле обстоятельств отправляется на обычную, казалось бы, стажировку в Проклятый лес с профессором Чейсом.

Но никто не мог предугадать, что предстоит пережить ему, братьям, друзьям, городу и стране. Сколько ловушек и событий ожидает Демора, Джареда и их товарищей в войне с темными и кровавыми эльфами, орками и гоблинами: магические порталы и лабиринты, архимаги, заклинания и демоны; Черный вестник, вселяющий ужас; убийство сенаторов и покушение на жизнь Короля, мир Хаоса, неожиданные и ожидаемые чудеса.

«Чтобы навсегда захлопнуть порталы, нужно отправиться в хаос и убить принца тьмы, заодно по пути разрушив темную цитадель и очистить хаос от нечисти, хотя для тех, кто бывал в хаосе, местечко это не из приятных». «Это – то место, к которому мы шли. И это именно та битва, которую мы все так ждали.

Она решит судьбу Аусталлири. Именно эта битва, потому что другой не будет. Больше некуда отступать. Почти весь наш мир разрушен. Он охвачен огнем, и если мы ничего не сделаем, так будет везде, куда мы не сунемся. Именно поэтому все вы должны стоять до последнего вздоха.

Чтобы когда мы прогоним эту нечисть, мы смогли отстраивать наш мир заново!» Будущее невозможно предсказать… Его невозможно построить. Нет четкого плана на то, что ждет каждого из нас впереди. Каждый сам волен творить свою судьбу. Но иногда чтобы сотворить свою судьбу приходиться вернуться к истокам, туда, где зарождается новая жизнь.

«Духи поднебесной однажды пришли в мир, чтобы помочь перворожденным. Боги были необычайно щедры, они помогали эльфам, они обучили некоторых из них магии, чтобы те, в свою очередь, обучали остальных. В это время эльфы жили как нельзя дружно, как между собой, так и с другими народами».

Эльфы учились, росли и помнили тех, кто когда-то помог им. Все шло хорошо, пока одну из ночей не осветила яркая вспышка. В эту ночь все переменилось. А спустя некоторое время на земли Аусталлири напал «Хаос»… Но хранители не оставили перворожденных.

Они ушли, чтобы вернуться в трудный момент с даром, необходимым всем тем, которые были в опасности. И они принесли кристаллы душ. Кристаллы, которые наделяли своего носителя способностями противостоять тьме. Каждый из них был уникален, и в то же время они были связаны между собой.

Можно победить тьму, если использовать их мудро. Все мифы когда-то были живыми эльфами, людьми или даже орками, гоблинами или еще кем-нибудь… И именно тогда и писалась их история. Эта же история пишется сегодня». А войско хаоса все больше и больше поглощало объединенный Карталион…

bookash.pro

Сказка про троллей Розочку и Цветана

Сказка про троллей Розочку и Цветана... 

 

Ukr     Rus  

Жили-были в живописном лесу самые счастливые созданияв мире - тролли!Целыми днями они только и делали,что пели-пели-пели,

танцевали-танцевали-танцевалииобнимались-обнимались-обнимались.

К сожалению, громкое пение троллей привлекло внимание Бергенов - великанов, которые были всегда несчастными.Они становились счастливыми только тогда, когда ...Ели вкусных троллей!Бергены вырубили все деревья в лесу и построили БЕРГЕН-таун.Они оставили только одно дерево для троллей и возвели клетку вокруг него. Ежегодно великаны собирались здесь и лакомились цветными троллями.Это был единственный день, когда они могли буквально почувствовать счастье на вкус— это был Праздник троллей.

Маленький принц Хрящ Младший уже не мог дождаться Праздника троллей. Ему очень хотелось съесть своего первого тролля и почувствовать себя счастливым.Наконец время пришло. Принц пришел к дереву и попробовал тролля.Но на вкус он был как дерево!Тролли оказались деревянными игрушками!

«Куда делись ВКУСНЫЕ тролли?!» - Закричал отец, король Хрящ.Чтобы их не съели, тролли прорыли тоннель под деревом и убежали из ловушки Бергенов.

«Мы не оставили ни одного тролля!» сказал отважно вожак троллей, король Пеппи, крепко держа в руках Факел свободы.На голове короля сидела его маленькая дочь, Розочка.

Король повел свой народ подальше от тролепоедающих великанов.

Король Хрящ Старший был очень зол на королевскую шеф-кухарку, считая ее виновной в бегстве троллей.«Вон из Берген-тауна! Отныне чтобы и ноги твоей здесь не было! -крикнул он - НИКОГДА! »«А что теперь сделает меня счастливым, если больше нет троллей? » - спросил со слезами на глазах маленький принц.«Ничего. - ответил король грустно. Ты больше никогда не будешь счастливым!НИКОГДА! »

Прошли годы. Тролли вернулись к пению, танцам и развлечений. Дочь Пеппи - Розочка - была готова стать предводителем троллей.Из года в год тролли праздновали освобождение от Бергенов. На этот раз Розочка решила устроить ...----САМЫЙ БОЛЬШОЙ и самый громкий праздник!----Все тролли с нетерпением ждали праздника, кроме одного угрюмого паренька по имени Цветан.«Твоя безумная вечеринка приведет к нам Бергенов! предостерег он. -Троллееды где-то неподалеку, ищут нас ... прислушиваются и осматриваются вокруг. Развлекайтесь на шумной вечеринке, а я лучше поживу это время в своем бергеноубежище,замаскированном и надежно укрепленном »

Прошло много времени с тех пор, когда Бергенов видели в последний раз, и тролли ужеустали от постоянных опасений Цветана.Онибыли даже немного недовольны тем, что парень портит им предпраздничноенастроение своими разговорами о злых великанах. Но миролюбивый тролльКрик объяснил, что это такое проявление заботы.

«Цветан просто любит быть несчастным» - добавил он. На что Розочка ответила:«А я хочу, чтобы все тролли были счастливы!»На вечеринке все тролли (кроме Цветана, конечно) танцевали и пели.«Музыку на полную» - скомандовала Розочка.Улыбнувшись, Ди-джей ЗвУкИ сделала музыку еще громче!Розочка отбивала ритм колокольчиком.

«БОЛЬШЕсияние и БЛЕСКА» - воскликнула счастливая Розочка. Тролли осветили небоцветными прожекторами. А фейерверки с блестками сделали праздник ярким! Тем временем на другом краю леса кухарка-изгнанка Шефиня услышала музыку и взрывы. В подзорную трубу она увидела фейерверк в форме тролля.

«Глазам своим не верю! - воскликнула она. -После долгих лет поисков я наконец нашла ...Троллей !? »Шефиня направилась в поселение троллей.ГУП! ГУП! ГУП! И вот она уже на месте....«Бегите!»- закричала Розочка. тролли бросились наутек, но бергенка успела схватить нескольких, среди которых были Бигги, Мистер Динклс, Смидж,Купер, Фазберт, Сатин, Синель, Бриллиант и Крик.

Великанша исчезла, и Розочка повела остальные троллей в безопасное, по ее мнению, место - в бергеноубежище!Розочка попросила Цветана пойти с ней, чтобы спасти друзей.Да он и слушать не хотел, считая это безумием.«Ты кашу заварила, а мы должны есть?» - возмутился Цветан. Разве не твоя была идея устроить вечеринку? Я же говорил, что это привлечет внимание«троллеедов»Ты действительно собираешься идти в Берген-таун? - Спросил Цветан, когда понял, что это не шутки.

«Мой отец не оставил ни одного тролля в беде!И я сделаю так же! »- ответила Розочка.

Лес между поселением троллей и Бергентауном был темный и опасный. Розочка была напугана, но обратного пути не было. Не успела девочка и глазомморгнуть, как запуталась в паутине. Дальше было еще хуже ... Отовсюду начали выползать гигантскиеужасающие пауки, а она все пела и пела для храбрости, но пауки замотали ее в паутину. Розочка упала окутанная паутиной... Бумц!Один из пауков получил по голове сковородкой! Это сделал Цветан! Затемсвоими волосами, будто кнутом, он начал бить пауков и разогнав ихпрочь. Розочка была спасена!

Розочка и Цветан продолжили путь в Берген-таун уже вместе.Идя лесом, Розочка пела, чтобы хоть немного развеселить себя, а Цветан только сетовал и жаловался.«Может, попробуй спеть?» -предложила Розочка.«Я никогда не пою! - как отрезалЦветан. - Никогда! »

Очень скоро они дошли до туннелей перед самым Берген-Тауном.«Один из этих туннелей доведет нас к ДЕРЕВУ троллей», -сказала Розочка.«А другие - к неминуемой смерти» - послышался голос.Это был мальчик - облачко.

Он предложил показать правильный туннель, если ...Цветан ему даст пять, они стукнуться кулак о кулак, а еще ...прочно обнимутся!Серьезному Цветану ой как не понравилось такое предложение, поэтому он хотел дать Облаку взбучку.

Облачко начал убегать, а тролли побежали за ним, и в конце концов они оказались у старого Дерева троллей.

Между тем в Берген-тауне принц Хрящ вырос и стал королем.

Прячась на дереве троллей, Розочка и Цветан наблюдали за тем, как он показывает клетку с их друзьями бергенцам.Шефиню снова взяли на работу в королевство.Все были счастливы, ведь на следующий день должен был состояться Праздник троллей.«Все правильно! - объявил король Хрящ. -Счастье вернулось в наше меню! »

 

В Бергенском замка Розочка и Цветан с люстры следили за королем. он надел свой старый нагрудник, который оказался чуть маловат.ХРРРР!Это было забавно!И вдруг Хрящ заявил, что ему мало троллей для праздника. Чтобы осчастливить рассерженного короля, шефиня дала ему съесть Крика.Король Хрящ покинул столовую с Криком во рту.Между тем шефиня приказала служанке:«Бриджит, закрой троллей у себя в комнате и береги их как зеницу ока! »Пока Бриджит везла клетку с троллями на тележке, Розочка прыгнула ей на юбку.У Цветана не было выбора, и он вскочил за ней.В комнате служанки все стены были оклеены фотографиями короля Хряща. Бриджит леглана кровать и горько заплакала. Девушка была по уши влюблена!Тогда Розочка предложила бедняге соглашение. Розочка поможет ей подобрать прическу и одежду, чтобы привлечь внимание короля, а в обмен на это служанка освободит троллей.Бриджит прошлась по магазинам (c троллями, скрытыми на голове).Теперь у служанки было новое платье, а парик переливался яркими прядями.

 

Король был поражен красотой незнакомки и спросил ее имя.Слушая подсказки Розочки, девушка ответила: «Леди Блести и Сверкай».Король сразу пригласил красавицу на свидание!Хрящи Бриджит прекрасно провели время. Они ели и общались. Розочка и Цветан сидели в волосах девушки и подсказывали что говорить.И вот девушка начала говорить от себя «Здесь с тобой я наконец поняла, что настоящее счастье есть»«Это правда» - согласился король, открыл свой медальон и показал Крика, который еще был жив! - Счастье намного ближе!После ужина Бриджит и Хрящ катались на роликах.Пока Бергены кружили на роледроме, тролли изо всех сил держались за пряди парика.Королю так понравилась девушка, что он пригласил ее на Праздник троллей.«С УДОВОЛЬСТВИЕМ!» - Бриджит сразу согласилась.Вдруг свидание прервала шефиня.Она внимательно посмотрела на Леди Блести и Сверкай.Испугавшись, что их разоблачат, Бриджит поспешила убежать, и успела сбросить толькоодин ролик, как золушка.

 

«Увидимся на празднике, красавица!» - крикнул король вслед, подняв ее ролик.Вернувшись в комнату, Бриджит была счастлива. Пока она не увидела троллей, которые бросились спасать Крика.«Нет-нет, - воскликнула она Помогите мне быть Леди Блести и Сверкай! - без вас я никто!»«Но ты не сможешь притворяться всю жизнь», - сказала Розочка, тролли вышли из комнаты. Услышав это, девушка расплакалась.

Между тем в своей спальне король Хрящ занимался на беговой дорожке.

Он хотел быть в хорошей форме на следующем свидании с Леди Блести и Сверкай.Тролли прокрались в спальню и схватили медальон.Но их заметил Аллигатор - домашний любимец короля.Тролли помчались по замку на роликовых коньках.«Держитесь!» - кричала Розочка. Аллигатор преследовал их, щелкая челюстями, полными острых как лезвие зубов.В конце концов они оказались на кухне. Розочка увидела, что Крика нет в медальоне.«Куда он делся?» - воскликнула она удивленно.«Щелк!» Шефиня закрыла троллей в клетке!Шефиня сообщила: «Ваш друг Крик покажет мне тайник троллей»Розочка не могла в это поверить.Но Крик признался, что он не хочет, чтобы его съели. Поэтому вынужден предать собратьев. "Поверьте, если бы существовал другой способ спастись, я бы его использовал! ",

 

а потом протянул руку в клетку изабрал колокольчик Розочки.Крик вернулся в поселение троллей и позвонил в колокольчик.«Это колокольчик Розочки!» - воскликнул счастливый король Пеппи. -«Она вернулась с похищенными троллями!»Тролли вышли из бункера Цветана ... и были схвачены Шефиней и ее посипаками. Вернувшись в замок, шефиня бросила всех троллей в большую кастрюлю.«Полный провал... - сказала Розочка грустно.- из-за меня всех троллей съедят!»После этих слов все ее цвета исчезли …

Вдруг Цветан начал петь.

Да-да, Цветан!И произошло чудо: он сам стал цветным!Розочка была счастлива, потому начала подпевать Цветану.И тут ее цвета вернулись тоже!

"Ладно! сказала Розочка. - Мы танцевали, пели и обнимались.А теперь что? »Вдруг кто-то снял крышку кастрюли. Это была Бриджит!«Теперь ...скорее отсюда! »- сказала она.Бергенка услышала пение Цветана, и не могла позволить, чтобы троллей съели.«Бегите! Немедленно!»Тролли побежали в тоннель.

Но Розочка остановилась.

 

Ей стало жалко Бриджит и всех бергенов, которые никогда не будут счастливы.На Празднике троллей Бриджит призналась, что это она выпустила троллей.Шефиня приказала бросить девушку за решетку.И вдруг в банкетном зале появились тролли на роликовых коньках!Они прыгнули на голову Бриджит и со своих волос создали радужный парик.«Леди Блести и Сверкай! » - воскликнул удивленный король Хрящ.Он понял, что рядом с этой девушкой чувствовал себяСЧАСТЛИВЫМ,

 

для этого НЕ НАДО БЫЛО есть троллей.

Розочка рассказала бергенам, что чтобы быть счастливыми, достаточно обниматься, петь и танцевать.Розочка и Цветан начали петь и пританцовывать.Уже через мгновение к ним присоединились другие.Все чувствовали себя счастливыми!(Кроме Шефини, которую снова выгнали из замка).

«Сила песни и танца изменила нас» - сказал кто-то из бергенов.

Король Хрящ и Бриджит не могли с этим не согласиться.

Вернувшись домой, тролли устроили шумную вечеринку.

 

Король Пеппи торжественно вручил дочери Факел свободы и надел на голову корону со словами:

«Наша новая королева!»

И жили они долго и счастливо!

 
Даже бергены. 
 Ukr     Rus  
Посмотрите наши украшения для детей
или
ювелирные изделия из серебра
или
ювелирные изделия из золота

  

 

 

skazki.gold-585.com.ua

Читать онлайн книгу Тролли тоже плачут (СИ)

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 19 страниц)

Назад к карточке книги

AnnotationПодозреваете делового партнёра в нечестности, изменяет супруга, пропал ребёнок? Обратитесь в частное агентство «След» и ваша проблема растает, как прошлогодний снег. Эти детективы берутся даже за дело о порченых кожах. И, естественно, находят злоумышленника. Разве кто-то может противостоять слаженной работе следователя, эксперта-криминалиста, теурга и настоящего альва? А услуги этих блестящих специалистов стоят совсем недорого. Пока они работают, вы можете спать спокойно! Конечно, от работы их могут отвлечь личные проблемы. Но это можно и простить. Даже махровый профессионал способен влюбляться. 2 история серии: Пилюли для феи

Тролли тоже плачут (Дело № 1)

Глава первая

Глава вторая

Глава третья

Глава четвёртая

Глава пятая

Глава шестая

Глава седьмая

Глава восьмая

Глава девятая

Глава десятая

Глава одиннадцатая

Глава двенадцатая

Глава тринадцатая

Глава четырнадцатая

Глава пятнадцатая

Глава шестнадцатая

Глава семнадцатая

Глава восемнадцатая

Глава девятнадцатая

Глава двадцатая

Краткая справка по жителям Элизия

Тролли тоже плачут (Дело № 1)

Тролли тоже плачут (Дело № 1) Катерина Снежинская

Глава первая

Глава первая

Глава первая

Сначала ты работаешь на зачетку, а потом нигде

Стоя у тёмного неряшливого дома и пытаясь сгрести в кучу остатки храбрости, Каро горячо надеялась: агентство «След» привлекает новых клиентов несомненным профессионализмом своих сотрудников, а не показной роскошью. Так как от здания ни то что роскошью – достатком не веяло.

Как раз в таких вот четырёхэтажный коробках, сложенных из потемневшего от времени и влаги кирпича, обычно и снимают офисы врачи с почти настоящими дипломами; адвокаты, обещающих засудить даже королеву, но сталкивающихся с непреодолимыми трудностями сразу после получения аванса и агенты недвижимости, продающие роскошные особняки, по чистому недоразумению построенные в кварталах крысюков[1].

Оказывается, частные детективы тоже не брезговали дешёвой арендой.

Каро сухо сглотнула и нервно одёрнула жакет. Здоровый скепсис волнению не мешал и потные ладошки, холодные и мокрые, как жабьи шкурки, от язвительности суше не становились. Этот «След», каким бы непрезентабельным он ни оказался, для госпожи Курой был последним шансом устроиться на работу. Если и здесь откажут, то ей смело можно начинать карьеру горничной. Правда,  без рекомендаций и служанок нанимали не слишком охотно.

Входная дверь открывалась туго, будто внутрь пускать не хотела. Наверное, стыдилось холла – отвратительного, грязного и неуютного. На доске со списком арендаторов информация явно не менялась уже несколько лет. Некоторые таблички выцвели настолько, что и букв не разобрать. Естественно, никакого упоминания о детективах среди объявлений не нашлось.

Пришлось искать контору самой, плутая по тёмным коридорам и узким лестницам без единого окна. Поднимаясь на четвёртый – последний – этаж, Каро меньше всего ожидала найти хоть какое-то агентство. Скорее уж собачий питомник, потому что даже стены тут воняли мокрой псиной и плесенью.

Каким бы странным это не казалось, её будущие работодатели снимали самые дешёвые комнаты. Зато стоимость таблички на двери ровнялась, наверное, полугодовой арендной плате за всё помещение. Но выглядело это стильно. Чёрный мраморный прямоугольник, с вырезанными и вызолоченными золотыми буквами: «След» – и больше ничего.

Каро постучала и, не дождавшись ответа, вошла. Приёмная, декорированная креслами, стащенными, кажется, из прогоревшего театра, и дешёвыми картинки с видами Элизия, встретила её пустотой. И что делать дальше, госпожа Курой понятия не имела. В письме было синим по белому указано: «Вас будут ожидать в одиннадцать утра в приёмной». Часы утверждали, будто двенадцатый час только начался. Но нового специалиста встречать никто не спешил.

Пока теург раздумывала, что будет солиднее: постучать или просто кашлянуть, обозначая своё присутствие, девушку едва по стене не размазало. Дверь в общий коридор, находившаяся за её спиной, распахнулась – Каро едва отскочить успела. Прыжок вышел не слишком изящным и начисто лишённым достоинства. Зато цела осталась.

Влетевший парень притормозил на пороге и уставился на посетительницу, как на неведомое чудо. Ему даже в голову не пришло извиниться! Хотя извинений ждать и не приходилось. По глубокому убеждению госпожи Курой, жизненное кредо таких вот блондинов сводилось к: «Привет детка! Смотри, какой я крутой! Ты тоже ничего, поэтому пошли в койку».

Хотя, что и говорить, экземпляр производил впечатление. Здоровый, как шкаф, выше Каро головы на две, а плечищи его девушка и обеими руками бы не обхватила, но совсем немассивный. Ну а личико типажа «я хороший парень» в купе с зелёненькими глазками гарантировали любой женской особи глубокий восторженный обморок.

Вошедший таращился на посетительницу, а госпожа Курой в ответ усиленно пыталась намекнуть взглядом, насколько он неправ. Ну, или хотя бы испепелить наглеца на месте. Но блондин её мимику расшифровывать даже и не пытался. Он откровенно... принюхивался. И только тут приметливая госпожа Курой обратила внимание на заострённые и нервно подрагивающие кончики ушей. А ещё на зрачки, пульсирующие, как у наркомана.

Каро от всего сердца пожалела оборотню отправиться к Седьмому. Говорили же, будто он таких милашек особенно любит.

Налюбовавшись вдоволь, парень решил-таки проявить вежливость.

– Добрый день, госпожа. Детективное агентство «След» к вашим услугам, – перевёртыш выдал улыбку калибра «Моё обаянье бьёт наповал!», – Но хочу предупредить сразу, расценки у нас довольно высокие. Поэтому предлагаю личную консультацию. У нас сейчас действует акция: первое обращение – бесплатно.

Девушка только хмыкнула в ответ. Суть подобных консультаций ей, пусть и теоретически, была известна. Как правило, после таких «бесед» живот почему-то начинал стремительно увеличиваться в объёмах, а вся жизнь летела в Подземье.

Но своё мнение Каро оставила при себе и попыталась с достоинством извлечь из сумочки письмо. Естественно, ничего достойного у неё не получилось. Типично женские вещички объявили госпоже Курой непримиримую войну ещё когда она пешком под стол ходила. Казалось бы, что такое ридикюль? Мешочек на ленточке! Но в его внутренностях подло скрывалось параллельное пространство. Девушке потребовалась целая минута, чтобы нащупать довольно большой конверт.

– Мне нужен господин Росс. Я пришла по вопросу свободной вакансии в вашем агентстве, – холодно сообщила Каро.

Точнее, она хотела это сказать холодно, но с достоинством. И, кажется, перестаралась не только с холодностью, превратившейся в откровенную надменность, но и со сложностью фразы. По вопросам обычно никто не ходит, а свободная вакансия – масло масляное.

Правда, оборотень на её речь вообще никакого внимания не обратил.

– Ал! – заорал он так, что даже пыльное стекло, стыдливо прикрывающее типографскую картинку на стене, дрогнуло. – Ты, наконец, решил раскошелиться на секретаршу?

При этом хам от посетительницы глаз не отводил. Каро, конечно, могла себе и польстить. Но, кажется, именно такой взгляд называю раздевающим. Пришлось девушке гордо отвернуться самой. Тем более что одна из дверей, ведущих из приёмной только Седьмой знает куда, открылась. И на пороге появился самый настоящий альв[2].

О том, что в этой забытой Небом дыре очутился именно лорд, а не человек, им притворяющийся, свидетельствовал даже не безупречно сидящий сюртук из явно дорогой ткани. И не шёлковый галстук, заколотый булавкой, даже в полумраке подмигивающий рубиновым глазком. И даже не тонкие, идеально правильные черты. Само выражение лица, поза, взгляд могли принадлежать только чистокровному альву.

Нет, он не казался ни презрительным, ни надменным. Скорее, даже приветливо-заинтересованным. Просто глядя на него, сразу становилось понятно, что это существо рождено быть выше всех. Вот так вот просто: всегда выше, всегда в недосягаемости. Безупречный, идеальный, непревзойдённый и не превосходимый.

Проблема заключалась в том, что Каро это племя ненавидела. И причин для ненависти у неё имелось больше, чем у всех жителей Восточных островов вместе взятых. В этом чувстве не было ни грамма истерики из разряда: «они уничтожили мой дом и убили мою семью – убью их всех!». Её ненависть густо разбавлял страх. Однажды укушенный собакой, всю жизнь боится даже самого мелкого и добродушного пса.

Пока девушка пыталась разгрести собственные эмоции, лорд вежливо поклонился, сложив ладони перед грудью.

– Приветствую, госпожа. Какая дорога привела тебя к моему дому?

– Мои приветствия и тебе господин, – Каро поклонилась в ответ и протянула письмо, присланное, по всей видимости, этим самым альвом. – Мне была назначена встреча.

И только после этого госпожа Курой сообразила, что говорили они на её родном языке. Причём акцент у лорда практически отсутствовал. Хотя слово «дом» в данной ситуации стоило бы и заменить. Но, с другой стороны, может, он действительно тут жил? Кто их, Высших, знает?

Альв слегка нахмурился, принимая конверт.

– Я был уверен, что нанимаю мужчину, – нехотя признался он.

И это, пожалуй, стоило назвать самым уязвимым местом в плане госпожи Каро. Сразу после окончания колледжа, пытаясь найти работу, девушка своего пола и не скрывала. Поэтому отказывали ей сразу. Только потом она научилась вести переписку обезличено, надеясь при личной встрече убедить работодателя в своём профессионализме.

Пока не срабатывало.

– Прошу прощения, если ввела вас в заблуждение. Но писали вы мне. И вы же сказали, что моя квалификация вас вполне устраивает. Да, у меня нет практического опыта, но диплом я получила с отличием. И дипломная работа профильная. А к запросу приложены рекомендательные письма моих преподавателей, – которые Каро пришлось практически зубами выгрызать, но какое это имеет значение? – А специалисты-теурги[3] с опытом работы требуют заработной платы на порядок выше предложенной вами.

– Теург? Какой теург? – вмешался в разговор белобрысый. – На кой черт нам теург, Ал? Нам секретарша нужна!

Симпатия девушки с нулевой отметки плавно скользнула к минусовой.

– Подожди, Рон, – лорд поднял руку, останавливая парня. То, что оборотень мгновенно закрыл рот, Каро нисколько не удивило. – Всё верно, госпожа Курой. Но я, признаться, несколько растерян. Женщина теург – это неожиданно.

– Мой пол никак не влияет на умение владеть амулетами, считывать потоки и их следы, а также пользоваться обрядовой магией, – холодно и уверено – по крайней мере, она сама очень надеялась, что прозвучало это именно так, возразила Каро. – А теургия – это очень узкая специализация. И, уверяю вас, все студенты мужского пола немедленно нанимаются на госслужбу. Даже у самых бездарных нет необходимости работать в частном детективном агентстве. Так что, боюсь, у вас просто нет другого выхода.

– У меня или у вас? – лорд приподнял бровь в неподражаемой, присущей только Высшим, манере.

И госпожа Курой разом вспомнила и то, что колледж она закончила почти год назад. И то, что другие потенциальные работодатели предпочли вообще остаться без теурга, чем пользоваться её услугами. И – то, что последний серебряный эльзар в кошельке даже не звякала – для этого как минимум две монеты нужны. Но ответила она уверенно.

– У вас.

По губам альва скользнула надменная улыбочка, но тут же пропала.

– Хорошо, госпожа Курой, я нанимаю вас с испытательным сроком в месяц, – заявил лорд, хотя Каро уже морально готовилась услышать совсем другое. – Позвольте вам представить работников нашего агентства. С Роном Мастерсом, нашим следователем и, так скажем, основной физической силой, вы, видимо, уже познакомились.

Собственно, это как раз и не удивляло. Ну а как же? Кем может ещё быть оборотень, как не тупой горой мышц? А вот то, что он носил гордое звание следователя, поражало. Обычно следователям ещё и мозги нужны. Но, с другой стороны, почему бы не использовать обострённый нюх и слух во благо процветания родной конторы и счастья клиентов? В общем, незаменимый специалист широкого профиля!

– Меня зовут Алекс Росс. Я руководитель «Следа».

А вот это заявление Каро заинтересовало. Она-то думала, что альв хозяин. Конечно, для Высшего числиться хозяином забытого Семью агентства мелковато, но быть руководителем совсем уж несолидно. Да и кто же тогда тут хозяин? Настораживал и ещё один момент. Девушка вообще не слышала чтобы лорды носили фамилий. Они использовали исключительно имена. И только соблюдая официоз упоминают род. Весь мир их и так, без опознавательных знаков и дополнений, должен знать.

– И третий наш сотрудник...

Странный альв коротко постучал в соседнюю дверь. На пороге тут же, как будто он подслушивал, возник тег[4]. Ну, таких как он с кем-то другим перепутать сложновато – уроженцев Восточных островов и в темноте можно узнать без проблем.

Этот оказался довольно симпатичным, но ничем особо непримечательным: черноволосый, черноглазый, невысокий. Пожалуй, и оборотню, и лорду он макушкой до плеча едва доставал. Правда, Каро таких высот не могла достичь, даже если бы подпрыгнула. Единственной выдающейся деталью внешности «третьего сотрудника» был шрам на щеке. Но «узкоглазых», как в Элизии величали тегов, шрамами не удивишь.

– Итак, третий наш сотрудник, медик, химик, эксперт-криминалист Яте Курой.

В идентичности их фамилий Каро знаков судьбы не усмотрела. Всем детям, вывезенным с острова Куро, не долго думая, её дали. Эка невидаль земляки. А, может, даже и родственники. Но, с другой стороны, остров тоже не мелкий. И помочь выяснить родство могло помочь только какое-нибудь приметное родимое пятно. К сожалению, девушка теургом была, а не принцессой из любовного романа. И её единственная родинка пониже поясницы, конечно, определённый интерес представляла, но на родовую отметку никак не тянула.

– А это, господа, наш новый специалист-теург...

– Каро Курой, – представилась «специалист» самостоятельно.

Медик вежливо, но равнодушно поклонился, оборотень осклабился в очередной милой, как ему ошибочно казалось, улыбке. А девушка мысленно возблагодарила Семерых за их милость к ней. Конечно, компания ещё та. Ни один из присутствующих у Каро не только симпатии, но и вообще ни малейших добрых чувств не вызывал. Но, с другой стороны, надо же с чего-то начинать карьеру.

– Но я предпочитаю, чтобы меня называли по имени, – в приступе благодушия оповестила новообретённый сотрудник агентства «След».

– Рон, – тут же встрял оборотень.

Как будто его кто-то спрашивал!

– Можете называть меня Алексом, – добавил лорд, демонстрируя покладистость характера и всеобъемлющее добродушие.

– Господин Курой, – отрезал медик.

Теург с трудом сдержала желание плюнуть в узкоглазую физиономию! Если девушку и посещала ностальгия, то по тегам-мужчинам она не скучала никогда. С их надменностью могли поспорить разве что альвы.

***

На следующее утро здание Каро показалось не таким уж и убогим. Да и псами на лестнице пахло не особо сильно. А вывеска у агентства вовсе не казалась пижонской. Наоборот, солидной и сдержанной, как и полагается вывеске уважающей себя конторы.

Проворочавшись полночи в холодной постели, девушка пришла к выводу, что, в целом, Небесные Сферы ей улыбаются весьма благосклонно. «След» – это, конечно, не предел мечтаний, но вполне успешный старт для дальнейшей карьеры. То, что даже руководит у них альв, о многом говорит. А ещё больше скажет будущим работодателям.

Элизий город немалый. Детективов тут пруд пруди. И не обязаны они друг друга знать. И, скорее всего, о «Следе» никто слыхом не слыхивал. Зато рекомендация за подписью самого настоящего лорда может сыграть неплохую службу. А проработать полгодика в компании неприятных сотрудников... Да тьфу на это! Проучилась же она пять лет в колледже. И даже диплом получила.

Тем более, если присмотреться, не такие уж неприятные эти трое. Конечно, лорд в директорском кресле – удовольствие ниже среднего. Но видимо и среди Высших встречаются те, кто что-то слышал о порядочности. Аванс Алекс выдал без звука. В смысле, без звука со стороны Каро – она ни о чём не просила.

В общем, несмотря на недосып, солнышко с утра светило ярко, пусть даже и сквозь плотный туман. Небеса, которых за смогом и видно не было, улыбались. И – да, мокрой шерстью на лестнице воняло не так уж и сильно.

Но стоило Каро порог офиса переступить, как радужное настроение улетучилось без следа, оставив только горьковатое послевкусие. Белобрысый ураган на неё налетел, не успела девушка дверь за собой прикрыть. Оборотень весьма проворно и очень по-хозяйски развернул теурга спиной, вытряхнул её из пальто и сорвал с головы шляпу, едва не выдернув все шпильки из причёски. На которую, между прочим, госпожа Курой угробила целых полчаса. При этом красавчик не переставал тараторить, как завзятая кумушка.

– Ты где шлялась? У нас клиент уже десять минут в кабинете маринуется. Прикажешь его без тебя принимать? Ты же у нас специалист! Между прочим, он сам признался, что выбрал «След» по объявлению в газете. А там теперь печатают, что у нас собственный теург имеется. Но теурга-то и нет. Гуляет наш высококлассный специалист! Я уже его и чаем напоил, и...

– Сочувствую клиенту, – буркнула Каро, слегка ошалев от этой трескотни.

– Чего ты там бормочешь? – недовольно переспросил блондин, отступая на шаг и осматривая девушку с ног до головы, как скульптор своё творение.

– Говорю, что у меня рабочий день с десяти. А сейчас без пяти только.

– И что? Работа начинается тогда, когда приходит клиент. Давай, шевелись длинноногая. Просыпайся. Спать по ночам надо, а с мужиками веселиться в выходные.

– Не суди всех по себе. Я просто не выспалась, – огрызнулась госпожа Курой. – Могут быть у меня кошмары?

И тут же прикусила клыком уголок губы, сама на себя разозлившись. С чего это ей перед какими-то смазливыми оправдываться? В конце концов, он ей не начальство!

– Может, расскажешь? – серьёзно, как проповедник на исповеди, предложил следователь, оставив девушку в покое и усаживаясь на край секретарского стола.

Каро уже хотела было указать направление, куда ему следовало идти с такими предложениями. Даже рот открыла. Но посмотрела на оборотня и передумала. Можете, конечно, этот Рон обладал действительно недюжинным актёрским талантом, но девушке показалось, что парень ей действительно сочувствует. Вот всерьёз! Не просто ради вежливости предлагал, а на самом деле хотел помочь.

Симпатия, идя вразрез с желаниями самой Курой, шустрой змейкой скользнула в душу. И улеглась там уютным клубочком. Но Каро не для того себя воспитывала, чтобы идти на поводу у сиюминутных эмоций.

– А как же клиент? – усмехнулась теург. – Ладно, не переживай, любезным предложением не воспользуюсь. У меня своих жилеток хватает. Пойдём.

Девушка перегнулась через стол, доставая из ящика большой блокнот, перо и переносную чернильницу. За небольшую доплату Каро вчера согласилась взять на себя ещё и секретарские обязанности. Как объяснил Алекс, при общении с клиентами он предпочитал сидеть в самом тёмном углу кабинета. Разумность такого подхода Курой оценила. Вполне естественно, что при лорде нормальные существа впадали в ступор и теряли всяческое желание откровенничать. Потому разговоры разговаривал Рон. И опять же естественно, что с письмом у оборотня были определённые сложности. Нет, когти в этом многотрудном деле не мешали. А вот отсутствие мозгов весьма.

А пока девушка собирала секретарские принадлежности, тот самый Седьмым драный оборотень наклонился над ней и интимно так шепнул в самое ухо:

– Нет у тебя никаких жилеток.

И опять выпрямился. Рожа при этом у парня была довольная до не могу!

– А это с чего ты взял? Мои подруги... – начала Каро.

– Откуда подруги-то возьмутся? – осклабился Мастерс. – Из приюта? А то я приютских не знаю! По колледжу? Так там, по-моему, даже уборщица мужик. Или обзавелась подружкой в доме, что на улице Святых Висельников? А мне консьержка жаловалась, что все квартиры какие-то обмылки скупили. Всего-то одна приличная дама и имеется – госпожа Каро. Разве что весёлые девчонки к твоим соседям захаживают и ты с ними дружбу водишь? Брось, детка, у тебя не только подруг, но и парня-то, наверное, никогда не было.

Если блондин рассчитывал новую сотрудницу смутить, то он очень сильно промахнулся. Каро всерьёз разозлилась.

– Слушай, ты, – она ткнула пальцем блондина в грудь, похожую на школьную доску, – моя личная жить тебя никаким боком не касается. Окучивай своих дамочек, которые визжат в восторге от твоего смазливого личика. А ко мне и близко не подходи. Или...

– Что?

Красавчик наклонил голову к плечу совершенно по-собачьи. Его зелёные глазки посверкивали так заинтересовано – заинтересованно.

– Ну, все, хомячок-перевертыш, ты меня взбесил окончательно! – напрочь забыв о собственном твёрдом решении стать холодным и уравновешенным профессионалом, прошипела госпожа Курой. – Или держись от меня подальше. Или я немножко пошаманю. Тогда твой хвост будет подниматься только с помощью твоих же ручек. И исключительно в сортире. Да и там могут возникнуть проблемы.

Каро, смерив парня испепеляющим взглядом  – по крайней мере, девушке очень хотелось думать, что он именно испепеляющий – теург развернулась на каблуках и гордо пошагала к кабинету Алекса.

Правда, триумф ей немного подпортило молодецкое ржание за спиной. Курой даже усомнилась, что Рон действительно оборачивается хомячком. Скорее уж жеребцом.

Девушка, глубоко вздохнула, успокаиваясь, вежливо постучалась и вошла внутрь, извинившись за своё опоздание. Алекс, уже занявший кресло в углу рядом с окном, не менее вежливо заверил её, что ничего страшного не произошло. А дварф[5], сидящий на стуле для посетителей, кажется, появления так трепетно ожидаемого теурга вообще не заметил, пребывая в задумчивой прострации.

Вслед за Каро в кабинет весело прогарцевал Рон и вольготно устроился за столом – на месте прячущегося в уголке начальства. Видимо, на этом процедуру приёма клиента можно было считать начавшейся.

– Ну-с, метр Горк, расскажите нам о своих проблемах, – деловито, как штукатур, приступающий к работе, поддёрнул рукава пиджака Мастерс. – Только прошу вас, будьте откровенны как перед самим призраком прародителя. Если вы что-то утаите или попросту соврёте, помочь мы вам ничем не сможем. И будьте уверены, все, что вы скажете в этом кабинете, здесь же и останется.

А у самого глаза добрые-добрые, понимающие-понимающие. На своём веку, в смысле за всю колледжевскую практику, метр Горк был всего лишь третьим клиентом, видимым Каро вживую. Первым оказался мелкий лавочник, у которого подворовывал приказчик. Вторым – некая дама, требующая сдать ей любовниц мужа. Не существующих в природе любовниц, между прочим. То есть, оба о своих проблемах рассказывали неохотно. Однако детективы-профессионалы вытягивали всю подноготную весьма ловко.

Но то, что они и в подмётки красавчику не годились, девушка осознала мгновенно. Пожалуй, оборотень мог разговорить даже камень, при этом искренне ему сочувствуя. При всех его многочисленных недостатках, подход к клиентам Рон находить умел. Видимо, такой талант ему даровало природное звериное обаяние.

Вот и дварф как-то встрепенулся, собрался даже, уставившись в зелёненькие доброжелательные глазки.

– Понимаете, господин... – начал посетитель.

Но Мастерс его прервал.

– Рон. Для друзей я просто Рон, – он по-мальчишески обаятельно улыбнулся.

Клиент, кажется, усомнился в своих дружеских отношениях с оборотнем, но спорить не стал.

– Рон. Так вот, у меня... Как бы вам это сказать...

– Нет, давайте не так! – блондин тихонько хлопнул ладонями по крышке стола. – Я вижу, вы дварф дела. Так что у вас за бизнес, мастер Горк?

Коренастый и широкоплечий, как все истинные представители своей расы, клиент неуверенно повёл шеей, будто накрахмаленный воротничок рубашки его душил. Видимо, разговоров про бизнес он не ожидал. Но когда это дварфы отказывались своё дело обсудить?

– Да кожевник я. Кожевенная мастерская у меня. И дед, и отец кожи мяли, а теперь вот и я, – охотно ответил посетитель, явно своим промыслом гордясь. – Прибыль с неё, конечно, невеликая, но не буду гневить Семерых. В последние-то года дела у меня в гору пошли. Кожи мои теперь сам мастер Корхан закупает. Чтобы, значить, из них обувку для лордов и леди шить. Так что, не бедствую. Даже расширяться планировал. Уже и землицы в самый раз за мастерской прикупил, и с каменщиками договор наладил. Но, понимаешь, пакостить мне кто-то стал!

Дварф в сердцах шлёпнул красной, как варёный рак, ладонью себя по коленке.

– Как именно пакостить? – заинтересованно спросил Мастерс, налегая грудью на стол.

– Да, чего уж там... – Горх недовольно сопнул носом и, застеснявшись, махнул рукой, – ссыть мне кто-то в чаны с кожами.

– Что, простите? – опешил Рон.

– Ссыть, – пояснил кожевенник зло, – ну, мочится!

Каро уронила перо и полезла его доставать под кресло. Чувствуя, как лицо краска заливает. Наверное, вполне способная поспорить насыщенностью с лапами дварфа. А вот Алекс в своём углу лишь шевельнулся и опять замер неподвижной тенью.

– А это вы как, простите, определили? – осторожно спросил Мастерс.

Девушке тоже показалось, что настала пора идти верёвки искать. А то мало ли чего можно ждать от помешанного кожевника! Главное, продержаться до подхода его родственников. Ну, не могли же они невменяемого одного отпустить. А если он сбежал, то, наверное, близкие скоро спохватятся? Если, конечно, клиент прямо тут, в конторе, с ума не сошёл. Что все-таки выглядело маловероятным.

– Да чего там определять-то? – горько махнул рукой Горк. – Мы ведь мочевину используем. Добавляем, значит, чтобы кожа мягчее была. Но ежели её, кожу то есть, потом не промыть хорошенько, то и красить нельзя. Все едино получится такого зеленовато-жёлтого цвета. Поэтому у нас все строго. А тут смотрим – ну что за притча. Вся кожа в красильных чанах как твой гной, уж простите. Сменили, промыли, а наутро – опять! Я так уже двадцати шкур лишился! Убытки – ладно, но ведь кто-то свой пакостит! Главное, непонятно, за что? Вроде никому дорожку не переходил, не ругался... Хоть руки на себя накладывай.

– Погодите руки-то накладывать. Давайте сначала разберёмся, кто у вас там пакостит, – предложил Рон.

– Прошу прощения, – Каро подняла перо вверх, привлекая к себе внимание по колледжевской привычке, – а вы какие красители используете?

– А тебе зачем, девонька? – подозрительно прищурился дварф.

– Ну, уж точно не для того, чтобы заняться кожевенным делом, – фыркнула теург. – Просто некоторые растительные отвары и настои могут менять цвет, реагируя на изменение потоков, например, на проклятье. Ива, крушина...

– Ну, да, – неуверенно кивнул посетитель, – есть и ива, и крушина. Куда ж без них-то? Да только не мог меня проклясть никто, девонька. У меня по всей мастерской обереги развешаны.

Каро снова хмыкнула не слишком уважительно, но промолчала. Она ни минуты не сомневалась, что у этого дяденьки дела в гору пошли. Но вряд ли настолько, чтобы увешать всю мастерскую обережными амулетами. Ему и на один-то копить и копить – не накопишься. И дело не в их номинальной стоимости.

Оберег-то и сама Каро могла сделать и зарядить без большого труда. Да только если бы девушка на такое решилась, то, скорее всего, всю свою молодость и большую часть зрелости провела на каторге. Лицензией на продажу защитных и противосглазных амулетов во всём Элизии имели только корпорация Крууза и «Тонгир и партнёры». А эти ребята за соблюдением деловых интересов следили строго. Но, естественно, даже они не могли помешать торговать подделками. А что? И не обереги это вовсе, а амулетики «на счастье». И энергии в них никакой.

– Хорошо, мастер Горх, мы поняли суть вашей проблемы, – поднялся в своём углу Алекс. – Но, прежде чем решать, возьмёмся ли мы за ваше дело, нам нужно осмотреть место... пакостничания. Все же, есть вероятность, что это просто не слишком умная шутка, а не злой умысел.

Дварф закивал, как деревянный болванчик, приоткрыв рот и разве что слюни не пуская. В общем-то, Каро примерно такой реакции на альва и ожидала. По её глубокому убеждению, во время встречи с клиентом управляющего вообще из кладовки выпускать не стоило. Не любит народ Высших. И боится.

Без всяких на то оснований, понятно.

[1] [2] [4] [5] См. «Краткий справочник»

[3] Теурги́я – магическая практика, воздействующая на богов с целью получения от них помощи, знаний или материальных благ. Теургия осуществляется с помощью комплекса ритуальных действий и амулетов.

Глава вторая

Глава вторая

Глава вторая

Без точности догадки не обидны

Каро терпеть не могла кебы. Почему-то все наёмные экипажи в Элизии воняли потом и табачным перегаром, словно в них с утра до вечера возили портовых грузчиков. Да к тому же коммерческие коляски страдали хроническим отсутствием рессор. Поэтому от поездки оставалось стойкое ощущение, что внутренности упорно взбивали венчиком. Но добираться из одного конца Элизия в другой на своих двоих – это слишком долго. Конки же в кварталы кожевников не ходили.

В общем, минусы поездки можно перечислять до бесконечности. Но и плюс, хоть и один-единственный, всё же имелся. В распоряжении Каро отвели целый диван и ни с кем толкаться локтями ей не приходилось. Господин Мастерс с господином Курой заняли сиденья напротив, демонстрируя собственную сомнительную воспитанность.

Медик, старательно делающий вид, будто в кэбе он находится в гордом одиночестве, молчал, глядя в окно. Правда, что можно рассмотреть за стеклом, покрытым напластованием гари, копоти и грязи, теург так и не поняла. Зато Рон никак не мог прекратить словоизвергаться, хотя Каро уже об этом и открытым текстом просила. От его пространных рассуждений о чудесах женской логики, ботаники и свойствах мочевины у девушки начала голова побаливать.

– Так, может, поделишься всё же, что тебе там за кошмары снятся? – поинтересовался Мастерс, резко переключившись с темы последовательности дамских рассуждений.

 Госпожа Курой, слушающая его вполуха, аж вздрогнула от неожиданности.

– Что в словах: «Это не твоё дело» – тебе непонятно? – раздражённо прошипела Каро. – Ты только намекни, я объясню.

– А дело моё непременно, надо понимать, собачье? Только приличные барышни так не выражаются? – очаровательно улыбнулся блондин. – Для повышения информированности сотрудников агентства сообщаю: оно скорее кошачье. Дело, в смысле.

Девушка в ответ только хмыкнула нечто неопределённое. По её мнению, перекидываться этот «специалист» должен был как минимум в медведя. По крайней мере, габариты его скорее гризли соответствовали, нежели какой-нибудь кошке.

Назад к карточке книги "Тролли тоже плачут (СИ)"

itexts.net

Книга Тролли в городе читать онлайн Елена Хаецкая

Елена Хаецкая. Тролли в городе

 

    Царица вод и осьминогов

    (Трансформация Гемпеля)

    Город принимал странный вид: дома, улицы, вывески, трубы – все было как бы сделано из кисеи, в прозрачности которой лежали странные пейзажи, мешаясь своими очертаниями с угловатостью городских линий; совершенно новая, невиданная мною местность лежала на том же месте, где город…

    Широкая, туманная от голубой пыли дорога вилась поперек степи, уходя к горам, теряясь в их величавой громаде, полной лиловых теней. Неизвестные полуголые люди двигались непрерывной толпой по этой дороге; это был настоящий живой поток; скрипели обозы, караваны верблюдов, нагруженных неизвестной кладью, двигались, мотая головами, к таинственному амфитеатру гор; смуглые дети, женщины нездешней красоты, воины в странном вооружении, с золотыми украшениями в ушах и на груди, стремились, перегоняя друг друга…

    Толпы эти проходили сквозь город, дома, и странно было видеть, как чистенько одетые горожане, трамваи, экипажи скрещиваются с этим потоком, сливаются и расходятся, не оставляя друг на друге следов малейшего прикосновения…

    А. Грин. Путь

    С тех пор как мой приятель, Андрей Иванович Гемпель, бесследно пропал, прошло немало времени, но обстоятельства его исчезновения никогда не переставали меня тревожить. Гемпель, в общем-то, был человек со странностями. Не смею утверждать, что я, будучи его давним знакомцем, хорошо его знал. Полагаю, подобным не вправе похвастаться никто.

    Мы с ним вместе учились в школе, но это вовсе не значит, что я изучил его характер вдоль и поперек. Скорее, напротив. В детские годы весь мир представлялся мне совершенно ясным и не требующим никаких дальнейших исследований.

    Я, например, не давал себе труда задумываться о личной жизни учительниц. С моей точки зрения, они так и появлялись на свет – в заношенных деловых костюмах и с растрескавшимися от постоянного соприкосновения с мелом пальцами. Все их предназначение было обучать меня химии, геометрии и другим наукам. С наступлением вечера они растворялись в небытии, чтобы утром опять возникнуть из пустоты с учебником наготове.

    То же самое относилось и к одноклассникам. Эти создания, во многом похожие на меня, совершенно не требовали особого внимания с моей стороны. Ничего в них не было такого, к чему следовало бы приглядеться пристальнее. Такие же интересы, как и у меня, с незначительными вариациями, такие же проблемы, те же непонятливые родители, двойки и прочие оценки, портящие жизнь, причудливые взаимоотношения друг с другом. Их способ существования был лишь немногим сложнее, чем у учительниц; они возникали из пустоты не только на время школьных занятий, но и в любое другое – например, когда мне хотелось выйти погулять, в кино или на вечеринку. Тогда я брался за телефон, нажимал на кнопочки – и очередной одноклассник изъявлял свою готовность к скорой материализации.

    Живя с подобным представлением о мире, трудно составить себе настоящее впечатление о каком-либо конкретном человеке.

    В первые годы студенчества меня ожидало немало открытий, но по-настоящему я изменил свое отношение к жизни после неожиданного звонка Андрея Гемпеля.

    Гемпель выдернул меня из моего бытия и перетащил в свое , причем сделал это так непринужденно и с такой бесцеремонностью, что мне поневоле пришлось усомниться в своем положении во вселенной в качестве пупа. Ужаснее всего оказалось, что и Гемпель таковым пупом не являлся. Центр мироздания находился где-то в совершенно ином месте, и место это было удалено от нас обоих на тысячи световых лет.

    Мы встретились в кафе. Гемпель, по первому впечатлению, переменился мало.

knijky.ru