Презентация новых книг Григория Явлинского. Книги явлинский


Читать онлайн книгу Периферийный авторитаризм. Как и куда пришла Россия

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 13 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Назад к карточке книги

Григорий ЯвлинскийПериферийный авторитаризм. Как и куда пришла Россия

Питер Брейгель Старший (около 1525—1569) и Питер Брейгель Младший (1564—1638) – великие нидерландские живописцы, в творчестве которых много сатирических аллегорий.

В оформлении книги использованы репродукции картин:

♦ «Притча о слепых» (обложка),

♦ «Страна лентяев» (Введение),

♦ «Детские игры» (фрагменты, Глава 1 и Глава 3),

♦ «Большие рыбы пожирают малых»

(Глава 2) Брейгеля Старшего

♦ и «Извлечение камня глупости»

(Вместо заключения) Брейгеля Младшего.

ВведениеПолитическая система современной России – почему о ней нужно говорить, и говорить именно сейчас

За последнее десятилетие я довольно много писал о том специфическом общественно-экономическом организме, который на рубеже двух тысячелетий стал реальностью в «новой России» после скоротечного и во многом катастрофичного краха советской политической и экономической системы.

В данном случае я имею в виду не конкретные события, и даже не тенденции, присутствовавшие и продолжающие присутствовать в нашей политической и хозяйственной жизни двух последних десятилетий, а некий каркас устойчивых отношений в этих областях, который в течение этого периода постепенно сформировался, а сегодня цементируется общей логикой происходящих в стране и вокруг нее событий. Другими словами, речь идет о том, что в марксистской традиции обозначалось термином «общественный строй» – о совокупности сущностных отношений, которые формируют ткань общественной жизни на длительную перспективу и совершенно не зависят от того, что о них говорят и думают в самом обществе.

При этом – возможно, в силу инерции своего образа мышления и сложившегося круга интересов – я делал упор, главным образом, на экономический аспект сформировавшейся системы, пытаясь, в меру своих сил и опыта, понять и обрисовать в более или менее научных терминах отношения по поводу собственности и управления ею в постсоветской России. Я считал – да и сейчас не изменил своего мнения – что при всем буйстве политической жизни страны начала 1990-х годов, при всем драматизме событий и конфликтов, ее наполнявших, она оказалась в конечном итоге вторичной по отношению к тем достаточно глубоким, но не всегда очевидным процессам, которые сформировали особый тип «нового» российского капитализма, – капитализма, возникшего не столько благодаря, сколько вопреки желаниям и расчетам практически всех сил, так или иначе причастных к его формированию, часто противоположных по своим объективным интересам и субъективным устремлениям.

Наиболее подробные рассуждения на эту тему содержатся в ряде моих работ, включая публичные выступления, относящихся к периоду 2003—2006 гг. Не пересказывая полностью того, что в них было сказано, я все-таки позволю себе напомнить, что я тогда считал главными чертами российского варианта постсоветской экономической системы – хотя бы для того, чтобы соотнести нарисованную тогда картину с нынешним днем и убедиться, что все ее основные элементы сохраняют свою актуальность.

Во-первых, я полагал тогда, что в результате так называемых реформ – а фактически это были не реформы, а пассивное следование стихийному ходу событий – в конце 1990-х годов мы оказались заложниками странной эклектической системы хозяйственных отношений, в которой причудливым образом переплелись элементы недоразвитого классического капитализма; механически перенесенных на его почву институтов, характерных для современного постиндустриального финансового капитализма; пережитков административной и встроенной в нее теневой экономики советского типа; полуфеодальных отношений, уходящих своими корнями еще в досоветский период; наконец, обычного криминала в экономике. Собственно, этот факт тогда никем всерьез не оспаривался – спор шел лишь о соотношении различных элементов в этой «смешанной» системе и ближайших перспективах ее дальнейшей эволюции. В отличие от так называемых «либеральных реформаторов», которые тогда были настроены в целом оптимистично и уверяли, что эклектика отношений отражает переходный характер экономики 1990-х, а стихийное развитие событий приближает российскую экономику к западному мейнстриму, я считал, что никакого стихийного, автоматически действующего вектора движения в сторону зрелого конкурентного капитализма тогдашняя ситуация не содержала.

Во-вторых, я говорил, что в российской экономике отсутствуют четкие границы между сегментами, в которых бы господствовали разные типы отношений. Другими словами, разные уклады в экономике не соседствуют, разделяя ее на, условно говоря, современный, постсоциалистический, теневой и патриархально-традиционный сектора, а тесно переплетены между собой, вовлекая в свою орбиту одни и те же отрасли, предприятия и даже одних и тех же людей. В результате, каждый субъект хозяйственной деятельности имел перед собой некий коктейль из правовых норм, неофициальных «понятий», административного произвола, криминального насилия (исходящего, в том числе, от официальных органов власти) и обширного поля неопределенности, в котором господствовал слепой случай. В экономике такого типа (в одной из своих работ я охарактеризовал ее как «экономику силы и случая») субъекты вынуждены полагаться на стихийно устанавливающиеся «правила игры», которые оказываются достаточно подвижными, и под влиянием изменений в соотношении сил и просто случайных факторов могут существенно меняться на протяжении даже одного инвестиционного цикла.

В-третьих, я полагал, что коренные причины неудач «переходного периода» 1990-х годов заключались не в частных ошибках экономической политики правительств того времени и не в недостаточности усилий по борьбе с криминалом (хотя и то и другое имело место), а в неадекватной общей оценке того общественного организма, который возник в стране на месте советской системы хозяйствования.

Выражение «периферийный капитализм», которым я тогда активно пользовался, на мой взгляд, отражает не только место России в глобальном хозяйстве, частью которого мы бесповоротно стали после краха советского «развитого социализма», но и характер возникшей на ее обломках новой общественной системы. Я хотел сказать, что не только для нас, но и в целом для периферийных частей всемирного капитализма многое в подобном характере хозяйственных отношений является печальной нормой, при всем огромном значении частных особенностей. Черты социально-экономической модели, присущие России образца второй половины 1990-х годов, можно обнаружить во многих политически «переходных» странах, не входящих в ядро современной мировой экономики.

Соответственно, на фоне оптимистичных (по своей сути) прогнозов о якобы скором завершении переходного периода; о том, что молодой и энергичный российский капитализм вот-вот возьмет судьбу страны в свои сильные руки, я утверждал, что переход из сложившейся на тот момент в России экономической ситуации к экономике, характерной для развитых стран, – не естественный плавный переход, а редкостный исторический шанс, требующий для своей реализации упорных целенаправленных усилий всей российской элиты. Мои рассуждения о необходимости для этого нового общественного договора, создания принципиально новых институтов и осуществления с их помощью подлинных, а не мнимых реформ многие тогда отметали как занудное резонерство, как оправдание моего якобы нежелания брать на себя ответственность за участие в непростых, но в целом ведущих в «правильном направлении» процессах преобразования России.

Наконец, в-четвертых, я неоднократно говорил о том, что быстро сформировавшаяся в России система «периферийного капитализма» обладает внутренней устойчивостью и может в более или менее неизменном виде существовать в течение десятилетий, особенно если не будет подвергаться испытаниям на прочность угрожающими воздействиями извне. Она опирается на собственную социальную базу в лице тех слоев и групп в обществе, которые могут даже в условиях меняющихся «правил игры» извлекать административную и криминальную ренту из своего текущего положения, а в некоторых случаях – и «прогибать» эти правила в свою пользу. Более того, наличие больших запасов природного сырья, прежде всего углеводородов, дает возможность не только гарантировать в течение долгих лет благополучие привилегированных слоев общества (то есть тех, кто имеет возможность реализовать свое положение в обществе для извлечения рентного дохода), но и обеспечить работой и доходами довольно многочисленные слои тех, кто так или иначе улавливает возникающие в результате добычи и реализации этих ресурсов потоки доходов и спроса. Это, в свою очередь, означает высокую вероятность закрепления на исторически длительный период подобного рода системы, которая при всей своей уродливости и малой эффективности не содержит в себе жестких объективных внутренних ограничителей и, более того, способна в среднесрочной перспективе сосуществовать с экономическим ростом, ростом доходов и потребления и доминирующим ощущением увеличивающегося благосостояния.

Соответственно, я предполагал, что вывести страну из равновесной системы полузастойного типа могут только политически мотивированные целенаправленные усилия властей при поддержке большей части экономической элиты. Что же касается стихийной эволюции общественного сознания и институтов, на которую многие возлагали тогда немалые надежды, то мне она представлялась сомнительной перспективой. Именно с этим были связаны мои призывы к формированию широкой общественной коалиции в поддержку реформ и фактически навязывания власти новой повестки дня, включающей в себя, в частности, легитимацию власти и собственности в стране путем их широкого общественного признания на основе принципов права, справедливости и социальной ответственности, а также единства прав и обязанностей собственников; недопущение концентрации власти в одних руках и создание механизмов юридически корректной замены лиц, осуществляющих властные полномочия, через давление «снизу»; повышение прозрачности процесса принятия решений государственными органами и структурами, а также деятельности политических партий и лоббистских групп и др. В качестве механизма достижения этих целей я предлагал заключение широкого общественно-политического соглашения между представителями государства, крупного бизнеса и гражданского общества, которое бы сформулировало своего рода «дорожную карту» реальных мер по достижению вышеназванных целей1   См. об этом, в частности, «Вопросы экономики». № 9. 2007. С. 19-26.

[Закрыть].

Сегодня, оценивая ход событий с начала 2000-х годов и по сегодняшний день, я не вижу необходимости по его результатам вносить существенные коррективы в обрисованную выше картину. Строго говоря, наблюдавшийся вплоть до 2008 г. рост доходов и богатства (и притом существенный – было бы неразумным этого не замечать) в результате увеличения экспортных доходов и их последующего перераспределения через рыночные механизмы и государственный бюджет не привел к изменению сущностных характеристик того общества, в котором мы живем.

Российский капитализм был и остается характерным и одновременно весьма своеобразным образцом окраины мирового хозяйства, экономически (и технологически) зависимой от его ядра – развитых стран Запада; сохраняющим в себе огромные анклавы архаичных хозяйственных и общественных укладов и лишенным внутренних двигателей роста и развития в виде самостоятельного накопления капитала на обновляющейся технологической основе.

Структура экономики за эти годы не только не усложнилась, но, наоборот, еще больше приблизилась к модели, ориентированной на внешние источники спроса, на ограниченный круг традиционной продукции и внешние же источники инвестиций. Более того, невзирая на все разговоры об обратном и даже предпринимаемые сугубо административные меры, за прошедшие годы ситуация усугубилась тем, что трудоемкие сектора строительства и сферы услуг стали в возрастающей степени полагаться на импорт рабочей силы, в то время как значительная часть собственных трудовых ресурсов утрачивается в результате открытой и скрытой эмиграции наиболее молодой и способной ее части и люмпенизации трудоспособного населения в экономически неблагополучных и «неперспективных» регионах.

Да и восприятие России – как внутри страны, так и за ее пределами, – по мере того как годы глобального военно-идеологического противостояния США и СССР уходят все дальше в историю, все больше отражает ее нынешнее состояние пусть и весомой, но периферийной и сравнительно малозначимой части мирового хозяйства, чья роль, с одной стороны, сводится преимущественно к поставкам нефти и газа, некоторых других сырьевых продуктов, а также торговле «ширпотребом» ВПК и оказанию некоторых транспортных услуг, а с другой – к потреблению товаров массового спроса. Огромный ядерный арсенал, конечно, гарантирует ей свободу от угрозы прямой военной интервенции, но он не может обеспечить России имидж высокоразвитого государства, способного претендовать на участие в мировом лидерстве – экономическом, технологическом и, как следствие, политическом. Образ России как преемника Советского Союза – «великой державы», претендовавшей на роль технологического лидера, хотя бы в некоторых ключевых областях, – постепенно трансформировался в картинку перспективной, но несопоставимо более скромной во всех отношениях экономики, стоящей в одном ряду с Индией, Китаем и Бразилией. Строго говоря, растущее ощущение глубокого разрыва между Россией, которая избавилась от ярлыка «постсоциалистической» и «переходной» экономики, но так и не смогла стать частью развитого мира, и самим этим миром, прежде всего европейскими странами, и явилось одной из важнейших причин резкого роста в эти годы антизападных настроений в российской элите.

Но самое неприятное (хотя, возможно, и самое важное) заключается в том, что в России в силу особенностей проведенных в 90-е годы реформ и, в частности, приватизации так и не сформировался класс независимых и граждански ответственных предпринимателей, который был бы способен взять на себя роль лоббиста, организатора и двигателя активных институциональных преобразований, которые только и способны переломить процесс стихийного воспроизводства застойных и ущербных форм организации экономической жизни. То есть, конечно, отдельные носители этого начала в стране есть, но они оказались не объединены ни мощной и эффективной организацией, ни адекватным политическим самосознанием, ни даже чувством сословной солидарности. А без такого класса, без его финансового, организационного и политического ресурса выстраивание широкой коалиции в поддержку реформ оказывается делом практически безнадежным. Власть же без такого давления снизу в лучшем случае занимает позицию стороннего наблюдателя, а в худшем – активно блокирует любые невыгодные для нее изменения статус-кво, рассматривая их как угрозу политической стабильности и сохранению своего особого положения.

Ни для кого не будет откровением, если я скажу, что в том числе (а возможно, и в главной степени) по этой причине вопрос о глубоких институциональных реформах сегодня оказался фактически исключен из политической повестки дня, но это, в свою очередь, означает, что страна оказалась в ловушке «периферийного капитализма» всерьез и надолго.

Собственно говоря, именно это и подвело меня к мысли о необходимости обратить более пристальное внимание на другую сторону этого сложного явления, а именно: на политический строй постсоветского российского капитализма. Сегодня мне кажется, что сформировавшиеся здесь тенденции нуждаются в более внимательном анализе, как минимум, по трем причинам.

Во-первых, это отмеченная мною выше особенность системы «периферийного капитализма», состоящая в том, что его экономика не содержит в себе самостоятельных, автономных стимулов к развитию. Она может расти под влиянием внешнего спроса, благоприятной конъюнктуры и т.д., но оказывается органически неспособной самоусложняться, искать и находить новые ниши и движущие силы для саморазвития. Перспективы преодоления этого состояния полузастоя и односторонней зависимости национальной экономики от мировых лидеров, перспективы изменения – пусть даже долгосрочные – ее места в глобальном хозяйстве в этой системе полностью завязаны на сознательную политику государства, на политическую волю и готовность власти пойти на сверхусилия, личные риски и даже жертвы во имя достижения общественно значимых целей. А это выводит нас на законы функционирования политической системы, которая обеспечивает или не обеспечивает для политического класса такие стимулы и такую возможность.

Во-вторых, это явно схематичный подход, который реально присутствует и даже господствует в общественном сознании при анализе политических реалий и закономерностей нашего общества. В большинстве случаев картина излишне упрощается, противоречивые изменения игнорируются, а мотивы и направленность действий основных субъектов выводятся из заранее принятых в качестве объяснения незамысловатых концепций. Массовое использование для этого стереотипной терминологии и абстрактных, оторванных от реальной жизни и псевдонаучных умозаключений на самом деле скорее уводит от существа вопроса, нежели способствует его пониманию. В то время как понимание сути сформировавшегося к настоящему времени в России устройства власти и пределов ее действенности имеет первостепенное значение для оценки ее перспектив и возможностей трансформации.

И, наконец, в-третьих, это малоприятный факт, состоящий в том, что последние два десятилетия, а возможно и больше, во всем мире прошли под знаком утраты прежних ориентиров и малой продуктивности (на сегодняшний день) поиска новых. Слишком многое изменилось в мировой политике после того, как закончилась холодная война и у правительств ведущих стран Запада появилась большая свобода действий по сравнению со временем разгара военнополитического противостояния между НАТО и советским блоком. Прежние цели и правила поведения утратили актуальность, а определение новых затянулось и породило острые разногласия внутри прежде консолидированных элит. Да и изменения в структуре и характере экономики в этих странах, вкупе с распространением в них принципиально новых информационных технологий, привели, как показал в том числе и финансово-экономический кризис 2007—2009 гг., к существенным изменениям в функционировании их политических систем.

Эти изменения коснулись не только стран, условно именуемых Западом, но и их отношения с остальным миром, со странами мировой капиталистической периферии. Для того чтобы представить себе, как это может сказаться на России и ее положении в мире, необходимо прийти к более четкому пониманию, что представляет из себя политический класс в России и как он соотносится со сформировавшимся в стране властным режимом. Все это и составляет задачи этой книги.

Но прежде чем приступить к ее основному содержанию, несколько замечаний общего характера. Прежде всего, очевидно, что не все в общественном организме можно свести к экономической основе. Даже марксизм, который больше, чем какая-либо другая школа, был склонен (по крайней мере, в теории) к экономическому детерминизму, допускал известную вариативность «политической надстройки» по отношению к ее «экономическому базису», хотя и сужал до чрезвычайности ее смысл и функциональность, сводя последнюю к обслуживанию и сохранению господствующих отношений собственности.

Современные же представления о политическом устройстве общества усматривают, как правило, лишь косвенную либо самую общую зависимость принципов и практики политического управления обществом от преобладающих в нем экономических отношений и институтов.

Так, например, принято считать, что хозяйственная конкуренция органически связана с наличием в обществе политической конкуренции, а экономические права и свободы находятся в тесной корреляции с гражданскими и политическими, причем последние являются гарантией и условиями осуществления первых. Считается также, что такие политические атрибуты политической системы, как всеобщие выборы и разделение властей, гарантируют свободное развитие рынков и рыночных механизмов и противодействуют чрезмерной концентрации собственности и возникновению хозяйственных монополий. Наконец, прямо или по умолчанию принимается, что результатом конкуренции всегда и везде является повышение эффективности – и в экономике, и в управлении обществом.

На достаточно высоком уровне абстракции все эти взаимосвязи, несомненно, присутствуют, и можно найти большое количество работ, которые «с научной достоверностью» устанавливают их при помощи математически оформленного анализа заботливо подобранного и надлежащим образом интерпретированного статистического материала.

Однако все же такая зависимость носит скорее мировоззренческий и во многом теоретический характер. Говорить о том, что классическая рыночная экономика с преобладанием частной собственности и либеральная политическая система, предполагающая свободную и никем не управляемую конкуренцию идей, граждан и их ассоциаций, представляют собой две стороны одного общественного организма, означало бы грешить против истины и сильно огрублять сложную и не всегда рациональную конфигурацию реальных общественных отношений.

Взаимное воздействие, которое экономические отношения и политическая система несомненно оказывают друг на друга, на самом деле не является столь простым.

Прежде всего, в нем нет иногда приписываемой ему жесткости и категоричности. Отмечаемые здесь закономерности являются не однозначными, а вероятностными, и просматриваются лишь на больших совокупностях объектов, отобранных с помощью сознательно выбранных критериев. Несмотря на попытки привлечь для их доказательства продвинутый математический аппарат, они, по сути, остаются гипотезами, которые могут оказаться неверными при привлечении для анализа исходного материала, иным образом отобранного и препарированного, либо при попытке распространить их на более широкий временной горизонт.

Многое зависит здесь от интерпретации смысла и характера деятельности тех или иных институтов, которая сильно зависит от интересов и стереотипов сознания исследователей. Это вдвойне верно, когда речь идет о таких субъективных по своей природе понятиях, как свобода и несвобода, демократия, легитимность и т.п.

Кроме того, влияние политических и экономических институтов является взаимным и не обязательно однонаправленным. Так, экономика может объективно толкать развитие политических институтов в одну определенную сторону, а сами эти институты в силу тех или иных причин могут эволюционировать в противоположном направлении, заталкивая экономику в рамки совсем иных отношений. Если бы это было не так, мы бы не могли, как сегодня, наблюдать довольно большое разнообразие разного рода смешанных политических моделей, в которых одновременно действуют разные и даже несовместимые по направленности своего действия принципы и механизмы.

Так или иначе, в реальности мы всегда имеем дело со сложной системой отношений, которую невозможно точно и адекватно описать двумя-тремя расхожими штампами и характеристиками, – жизнь ведь, действительно, «богаче любой схемы», как бы банально это ни звучало. Что же касается направления движения, тем более долгосрочных трендов, то их, действительно, невозможно уловить и определить на коротком временном участке, – это направление можно определить только с достаточно большого исторического расстояния.

Возвращаясь к теме российского капитализма в его «постсоветском» издании, можно заметить, что даже сейчас, когда после начала его формирования прошло более чем двадцать лет, судьба его политической «надстройки» все еще не совсем ясна с точки зрения перспектив дальнейшей эволюции и возможности обеспечивать экономическое и социальное развитие страны. Да, многое прояснилось, особенно в сравнении с тем, что мы имели перед собой пятнадцать или даже десять лет назад. Некоторые направления и возможности, имевшиеся тогда, остались нереализованными. Многие из них вообще исчезли с исторического горизонта безвозвратно или, по крайней мере, очень надолго. Другие, наоборот, превратились в наиболее вероятный или даже неизбежный вариант дальнейшего хода нашей политической истории, который будет перекраивать «под себя» картину возможных шагов и сценариев развития событий в каждый данный момент времени.

И все же полной ясности и детерминированности пока нет.

Конечно, многие возразят мне, что все последние десять лет политические институты в нашей стране изменялись во вполне определенном направлении – в направлении сворачивания реальной политической конкуренции, ликвидации системы сдержек и противовесов (в той мере и формах, в которых они имелись в стране в начале текущего столетия), деградации партийно-парламентской активности и правоприменительной практики с точки зрения норм парламентской демократии и правового государства. Что учет мнения и интересов различных групп и слоев общества при принятии законодательных актов последовательно уменьшался, а степень субъективизма и произвольной трактовки норм права, равно как и селективности их применения, наоборот, увеличивался. Что роль центральной власти в принятии решений в регионах усилилась, а степень «огосударствления» в ряде сфер хозяйственной деятельности, включая деятельность средств массовой информации, с очевидностью возросла. Что сфера конкуренции заметно сузилась не только в политике и общественной жизни, но и во многих отраслях экономики, в первую очередь в добывающем и экспортном секторах.

Действительно, изменения в этом направлении происходили с разной степенью интенсивности в течение всего последнего десятилетия, и об этом я неоднократно буду говорить ниже. Однако, на мой взгляд, было бы неверно представлять рубеж столетий как своего рода «переломный момент», когда вышеназванная тенденция пришла на смену противоположной, якобы господствовавшей в предыдущее десятилетие.

Да, 1990-е годы действительно отличались большей противоречивостью и фрагментированностью властной элиты, отсутствием единой, спаянной жесткой внутренней дисциплиной доминантной группы. Да, возглавлявший в тот период исполнительную власть Б. Ельцин в большей степени полагался – был вынужден полагаться – на политическое маневрирование между различными группами интересов, что создавало иллюзию реального политического плюрализма не только в публичной сфере, но и в процессе определения курса действующей власти в самых различных областях.

Тем не менее, было бы лукавством, если не откровенным цинизмом, представлять 1990-е годы как расцвет парламентской формы правления, при которой команда занимающих ключевые государственные посты управленцев определяется посредством выборов без заранее известного результата. Тогда – точно так же, как и сейчас – такая команда определялась волей и прихотью одного человека, вынесенного (во многом случайно) волной событий на вершину административной пирамиды. И точно так же, как и сейчас, соотношение сил между отдельными группами и группировками в самой власти не имело никакого отношения к итогам волеизъявления на публичных выборах, а отражало субъективные расчеты и соображения этого человека с учетом объективных возможностей и рисков. И когда мы говорим об «антидемократических» тенденциях 2000-х гг., надо помнить, что они представляют собой отражение не столько какого-то перерождения политической машины и использовавшей ее элиты, сколько процесса консолидации и примитивизации последней в условиях, когда ей были предложены более «инерционные» и исторически привычные основы и рамки для функционирования.

Другими словами, рубеж 2000-х был отнюдь не поворотным пунктом, не моментом перемены одной логики и системы организации управления на другую, а вступлением уже сложившейся к этому рубежу системы, – системы самоотстроившейся и по-своему состоявшейся, обладающей присущей ей четкой внутренней логикой, – в другую стадию, в стадию большей зрелости и, если можно так выразиться, «неприкрытости». На новой стадии основные принципы построения механизмов управления получили свое логичное завершение и сравнительно открытое оформление в виде институтов ужесточенного авторитарного государства, действующего в капиталистической среде, но на периферии глобального капитализма как мировой системы. Другими словами, то, что мы получили в итоге двадцатилетнего социального и политического развития, является системой, более или менее отражающей характер и глобальную роль российского периферийного капитализма, – своего рода «периферийный авторитаризм».

Назад к карточке книги "Периферийный авторитаризм. Как и куда пришла Россия"

itexts.net

Презентация новых книг Григория Явлинского

Политик и экономист Григорий Явлинский представил свои новые книги на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction. В этом году увидели свет две работы Явлинского – «Периферийный авторитаризм. Как и куда пришла Россия» и «Историко-политические заметки: народ, страна, реформы», написанная в соавторстве с Андреем Космыниным.

Желающих услышать Григория Явлинского, задать ему вопрос, и, если повезёт, получить книгу с автографом автора, было так много, что зал не смог вместить всех. Все положенные места были заняты. Заняты были и проходы, и коридор, ведущий к выходу, и даже подоконники. Люди стояли буквально плечом к плечу, а некоторые вынуждены были уйти, так как свободных мест к началу презентации просто не осталось.

Григорий Явлинский начал встречу с выражения благодарности и признательности людям, помогавшим ему в написании книг, – соавтору «Историко-политических заметок» Андрею Васильевичу Космынину, своему многолетнему и бессменному редактору Юрию Арсеньевичу Здоровову, своим собеседникам - известным интеллектуалам Виталию Григорьевичу Швыдко и Виктору Валентиновичу Когану-Ясному, без диалога с которыми автору, по его собственному признанию, было бы сложнее осуществить этот проект.

Именно проектом просит считать обе эти книги Григорий Явлинский, потому что задачу, которую он перед собой ставил, шире той, которую удалось воплотить в книгах.

«Кто бы мог подумать, что так произойдет?! Мы же хотели совсем другого!» – автору много раз приходилось слышать эти слова в разговорах о реформах в новой России, поэтому решением его первой задачи был ответ на вопрос – как и куда пришла наша страна. Второй, часто примыкающий к первому, вопрос, на которой он искал ответ, – «ну разве с нашим народом можно что-нибудь сделать?».

«Периферийный авторитаризм. Как и куда пришла Россия»

Григорий Явлинский не говорит, кто виноват, потому что решение проблемы видит не в замене одной персоны другой, а в изменении системы. Сложившуюся систему он сравнивает с минным полем:

– Чтобы двигаться вперед, его надо разминировать, иначе мы подорвемся на минах, которые были заложены в течение последних 25 лет. Но чтобы его разминировать, надо понимать, как эти мины устроены. Как аккуратно, никого, не унижая и никого не ущемляя, без насилия и кровопролития разминировать этот очень опасный механизм.

Первый раздел книги посвящен фундаменту этого механизма – событиям начала 90-х: гиперинфляции 1992 года, криминальной приватизация, выборам 1996 года, в ходе которых была заложена ликвидация свободных СМИ.

Кроме того, Явлинский обращает внимание на другие важные обстоятельства, о которых почти не говорят. Первое – это отказ от оценки всего того, что случилось после государственного переворота 1917 года. Второе – большевистский стиль постсоветских преобразований:

– Реформы проводились по принципу «цель оправдывает средства». Как любили говорить в то время, no population – no inflation. Cтиль, презирающий тех, ради кого все делается. Большевистский способ ведения дела.

Далее Явлинский рассматривает, как на этом фундаменте была создана политическая система без конкуренции, как произошло слияние собственности и власти, бизнеса и власти, как идеология была выстроена в виде абсурдного пазла, в котором соединяется императорский герб, советский гимн и постсоветский триколор.

В книге предпринята попытка объяснить, как в стране устроена коррупция:

- Не в том смысле, кто, где и сколько украл. Это вы можете каждый день читать в блогах, или теперь расспросить дальнобойщиков. Важно понять, что коррупция работает как система управления – система «открывания и закрывания глаз». Можешь делать, все что угодно, но, если будешь вести себя неправильно, глаза откроются, и тогда пеняй на себя. Это тоже такое воспроизведение сталинской системы.

Еще одна тема, описанная в книге, - институты. Неверно говорить, что их нет, полагает Явлинский. Они есть, но другие: особенности системы складываются в постоянно повторяющиеся практики – коррупцию, строительство вертикали и фальсификацию выборов.

Из такого устройства системы вытекают и новые явления. Например, то, что она вынуждена рассматривать внешний мир как противника и стремится постоянно расширяться.

Заключительная часть книги посвящена перспективам. Явлинский считает, что долго такая система существовать не может – она постоянно совершает ошибки, которые приближают ее к краху. Правда, определить временные границы этого «долго» политик не смог.

– Понимание того, как устроена эта система позволяет нам ставить задачу ее трансформации: мирной, бескровной, эволюционной, – говорит Явлинский. – Система эта серьезная и преодолеть ее будет сложно. В отличие от сталинской и нацистской систем, тоже серьезных, но страшных, наша система трагикомическая. Она все время делает что-то такое, что вызывает сарказм и улыбку. В этом тоже ее особенность.

«Историко-политические заметки: народ, страна, реформы»

После фразы «как же так! кто бы мог подумать?» обычно принято возлагать ответственность на народ – де, с таким народом ничего нельзя сделать. Другие говорят, что наш народ настолько прекрасный, что ему не подходит Европа. И в этом обе эти точки зрения смыкаются, как всегда смыкаются крайности.

Эта тема берет истоки у споров западников и славянофилов и выходит далеко за пределы нашего времени. Явлинский и его соавтор Андрей Космынин не спорят, что исторический события и культурные особенности оказывают существенное влияние на исторический процесс, однако они категорически не согласны с тем, что это влияние закрывает путь к тому, чтобы Россия стала современной страной наравне с другими европейскими странами.

Российский народ ничем не хуже других, уверены соавторы, вина за неудачу реформ лежит на тех, кто их делает, то есть на элите:

– Что, если делать реформы по-человечески? Если решения принимать рациональные, разумные, правильные? Может быть, дело вовсе не в том, что в России какой-то особый народ?  Это с такой элитой ничего хорошего сделать невозможно. Потому что те, кто становился элитой, обменяли свое положение независимых, профессиональных людей, которые любят свою страну, на деньги, на власть, на должности, - говорит Григорий Явлинский.

По его словам, мнение, что есть какая-то особая российская колея, из которой не выбраться, во-первых, не соответствует действительности, а, во-вторых, очень опасна, потому что парализует волю и приводит к такому феномену как «уход».

Тема ухода - пожалуй самая важная тема «Историко-политических заметок».

– Мы полагаем, что в нашей стране в отличие от многих других стран есть такая особенность: как правило, люди не борются с властью, а стараются ее избежать, они не хотят с ней сражаться, они не хотят ее переделывать. Вот британцам некуда было деваться с островов, и они уже очень давно стали требовать прав от своей очень опасной, в ту пору самодержавной власти. В России это действовало по-другому – люди уходили от конфликта с властью – и географически, и в себя.

Для государства это очень опасная вещь, ведь когда разрыв между властью и гражданами становится непреодолимым, государство рушится. В XX веке так было дважды – в 1917 и в 1991 году.

Андрей Космынин

Затем Григорий Явлинский передал слово своему соавтору Андрею Космынину. Суть подхода к российской истории, по словам Космынина, не в том, чтобы не искать, что не так, а смотреть на нее как на живой и развивающийся процесс, стараться найти точки опоры:

- Главное понимать, что любая теория циклов, в которые входит Россия и не может выбраться, попытки выстроить очень стройную систему, очень сильно обедняют историю, выкидывают из нее целые периоды, а история хороша в своей целостности.

В заключение своего выступления соавтор Явлинского прочитал стихи Давида Самойлова, написанные в 1987 году:

Трудна России демократияНе тем, что мнений разнобой,А тем, что возмечтала шатияВести Россию за собой.Ложь убедительнее истиныДля тех, кто ждет, разинув рот.О том, что те пути убийственны,Узнаем после. В свой черед.

Редактор изданий Юрий Здоровов рассказал о художественном оформлении книг. В «Периферийном авторитаризме» использованы репродукции картин голландских живописцев Брейгелей – на обложку помещена картина «Притча о слепых», введение сопровождается «Страной лентяев», главы первая и третья проиллюстрированы фрагментами «Детских игр», глава вторая – картиной «Большие рыбы пожирают малых», а заключение – «Извлечением камня глупости».

Юрий Здоровов

– В сочетании эти две книги являются приглашением к началу большой работы, без которой нельзя обойтись. К тому, чтобы мы все раньше или позже, в той или иной степени взялись строить свою собственную страну для своих детей и внуков, - сказал Григорий Явлинский в заключении.

Автор ответил на вопросы собравшихся. Закончилась презентация автограф-сессией.

Полный видеорепортаж с презентации:

В столице новую книгу Григория Явлинского можно приобрести в сети книжных магазинов «Москва» (ул. Тверская, д. 8, стр. 1 и ул. Воздвиженка, д. 4/7, стр. 1) и «Читай город», магазине «Фаланстер» и других магазинах интеллектуальной книги. В Санкт-Петербурге – в знаменитом «Доме книги» (Невский проспект, д. 28 (дом Зингера)).

В интернете книгу можно заказать на сайтах Ozon.ru и URSS.

Электронная версия книги доступна на популярных площадках ЛитРес и Bookmate.

www.yabloko.ru

Явлинский Григорий Алексеевич - это... Что такое Явлинский Григорий Алексеевич?

(р. 1952), политический и государственный деятель, экономист. В июле — декабре 1990 заместитель председателя СМ РСФСР, председатель Государственного комитета РСФСР по экономической реформе. С 1991 руководитель Центра экономических и политических исследований (ЭПИЦентр). С декабря 1993 депутат Государственной думы; лидер фракции «Яблоко». С января 1995 председатель общероссийского движения «Яблоко». В 1996 баллотировался на пост президента Российской Федерации.

ЯВЛИ́НСКИЙ Григорий Алексеевич (р. 10 апреля 1952, Львов (см. ЛЬВОВ (город))) — российский политический деятель, руководитель партии «Яблоко» (1993—2008), доктор экономических наук (2005). Отец Григория Явлинского — Алексей Григорьевич Явлинский (1919—1981) — в годы Гражданской войны потерял родителей, воспитывался в коммуне-колонии А.С. Макаренко (см. МАКАРЕНКО Антон Семенович) в Харькове. В годы Великой Отечественной войны он командовал артиллерийской батареей, участвовал в боях на Северном Кавказе, в Крыму, на Украине, в Чехословакии. После войны А.Г. Явлинский окончил исторический факультет Львовского педагогического института и Высшую школу МВД; работал в системе детских исправительно-трудовых и воспитательных учреждений. Мать — Вера Наумовна с отличием окончила химический факультет Львовского университета; преподавала в высших учебных заведениях Львова. В школьные годы Григорий Явлинский занимался боксом (см. БОКС (в спорте)) (1962—1969), дважды становился чемпионом Украины по боксу среди юниоров во втором полусреднем весе (1967, 1968). Трудовую деятельность начал в 1968 году экспедитором львовского городского почтамта, позднее работал слесарем. Окончив вечернюю школу рабочей молодежи, в 1969 году он поступил в Московский институт народного хозяйства на общеэкономический факультет. В 1973 году он окончил институт, в 1976 — аспирантуру этого института, защитив диссертацию на ученую степень кандидата экономических наук по теме «Совершенствование разделения труда рабочих химической промышленности». В 1976—1980 годах Г.А. Явлинский работал во Всесоюзном научно-исследовательском институте управления угольной промышленностью, в 1980 году возглавил сектор тяжелой промышленности Научно-исследовательского института труда. С 1984 года он работал в Государственном комитете по труду и социальным вопросам, сначала заместителем начальника сводного отдела, затем начальником управления социального развития и народонаселения. В 1985 году Г.А. Явлинский вступил в КПСС. В 1989 году он был назначен заведующим Сводным экономическим отделом Совета министров (см. СОВЕТ МИНИСТРОВ) СССР. В этот период Г.А. Явлинский вместе с Михаилом Задорновым и Алексеем Михайловым работал над проектом реформирования экономики СССР «400 дней доверия». Позднее эта программа под названием «500 дней» была предложена председателю Верховного Совета РСФСР Б.Н. Ельцину, как программа реформирования экономики России. Между руководством России и СССР была достигнута договоренность о разработке совместных мер по проведению экономических реформ в СССР на основе программы «500 дней». Рабочую группу по разработке программы реформ возглавили Станислав Шаталин и Григорий Явлинский. В 1990 году Г.А. Явлинский был назначен заместителем председателя Совета министров РСФСР и председателем Государственной комиссии по экономической реформе. К 1 сентября 1990 года программа «500 дней» и 20 проектов законов к ней были подготовлены, утверждены Верховным Советом (см. ВЕРХОВНЫЙ СОВЕТ) РСФСР и представлены на рассмотрение Верховного Совета СССР. Одновременно по поручению председателя Совета министров СССР Николая Рыжкова разрабатывался альтернативный проект реформ. Президент СССР М.С. Горбачев предложил объединить два проекта в единую программу реформирования экономики. Однако Г.А. Явлинский отказался пойти на компромисс. 17 октября 1990 года он подал в отставку со всех государственных постов, создав и возглавив исследовательский институт «Центр экономических и политических исследований» (ЭПИцентр). При политической поддержке М.С. Горбачева (см. ГОРБАЧЕВ Михаил Сергеевич) ЭПИцентр совместно с учеными Гарвардского университета (США) в мае-июне 1991 года предложил программу интеграции советской экономики в мировую экономическую систему («Согласие на шанс»). Эта программа предусматривала принятие новой конституции, проведение многопартийных выборов, приватизацию, снятие правительственного контроля над ценами, осуществление земельной реформы. Но осуществить эту программу не удалось. Во время Августовских событий (1991) Г.А. Явлинский поддержал Б.Н. Ельцина, находился в здании Верховного Совета РСФСР. 24 августа 1991 года, после провала попытки захвата власти ГКЧП, для оперативного управления народным хозяйством СССР был создан Комитет по разработке и проведению экономической реформы во главе с Иваном Силаевым. Президент СССР М.С. Горбачев назначил Григория Явлинского, Аркадия Вольского и Юрия Лужкова заместителями председателя этого Комитета. Под руководством Г.А. Явлинского был подготовлен текст «Договора об экономическом сотрудничестве между республиками СССР», целью которого было сохранение единого экономического пространства СССР вне зависимости от того, какую политическую форму примут отношения между республиками. Договор был парафирован 18 октября 1991 года в Алма-Ате представителями десяти республик, однако против договора выступил Б.Н. Ельцин, который полагал, что в одиночку Россия легче и быстрее реформирует свою экономику. После распада СССР (см. СОЮЗ СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК) Г.А. Явлинский выступал с критикой реформ правительства Е.Т. Гайдара, в мае-ноябре 1992 года ЭПИцентр и администрация Нижегородской области разработали программу региональных реформ. Во время Октябрьских событий (1993) Г.А. Явлинский стремился соблюдать нейтралитет, призывал противоборствующие стороны пойти на компромисс, провести досрочные президентские и парламентские выборы. В декабре 1993 года он был избран в Государственную думу первого по списку избирательного объединения «Блок Явлинского-Болдырева-Лукина», впоследствии получивший сокращенное название «Яблоко». Это объединение получило на выборах 7,8% голосов и 27 мест в Государственной думе первого созыва. Г.А. Явлинский стал лидером «Яблока», которое было провозглашено демократической оппозицией курсу президента Б.Н. Ельцина. До 2003 года «Яблоко было представлено в Государственной думе и Г.А. Явлинский возглавлял ее фракцию в Думе. Г.А. Явлинский выступал против ввода федеральных войск в Чечню (см. ЧЕЧНЯ) и развертыванию там полномасштабных военных действий. Позднее «Яблоко» выступало за импичмент президенту Б.Н. Ельцину в связи с развязыванием войны в Чечне. В 1996 году Г.А. Явлинский баллотировался на пост президента России, получил более 7 миллионов голосов избирателей (7,4%; занял четвертое место). После дефолта 17 августа 1998 года он выдвинул на пост председателя правительства России Е. М. Примакова. В 2000 году Г.А. Явлинский вновь баллотировался на пост президента, набрав 5,8% голосов, занял третье место. В феврале 2005 года Явлинский защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора экономических наук. В сентябре 2007 года Г.А. Явлинский возглавил федеральный список партии «Яблоко» для участия в выборах в Государственную думу пятого созыва, но партия набрала лишь 1,6% голосов. В июне 2008 года, на очередном съезде партии «Яблоко», Г.А. Явлинский отказался от выдвижения на пост лидера партии в пользу главы московского отделения «Яблока» Сергея Митрохина. Г.А. Явлинский является автором более шестидесяти книг и научных работ.

dic.academic.ru

Явлинский, Григорий Алексеевич - это... Что такое Явлинский, Григорий Алексеевич?

Депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ первого (1993—1995), второго (1995—1999) и третьего (с декабря 1999 г.) созывов, руководитель фракции "Яблоко", член Совета Государственной Думы; председатель Российской демократической партии "Яблоко" с декабря 2001 г.; родился 10 апреля 1952 г. в г. Львове; окончил Московский институт народного хозяйства им. Г. В. Плеханова в 1973 г., кандидат экономических наук; с 1976 г. работал на различных должностях во Всесоюзном НИИ управления угольной промышленности, затем — в НИИ Госкомитета СССР по труду и социальным вопросам (Госкомтруд) и в аппарате Госкомтруда СССР; с 1989 г. — начальник отдела и секретарь Государственной комиссии Совета Министров СССР по экономической реформе, затем председатель Госкомиссии РСФСР по экономической реформе; в 1990 г. — заместитель Председателя Совета Министров РСФСР; в 1991 г. — экономический советник Председателя Совета Министров России, заместитель председателя Комитета по оперативному управлению народным хозяйством СССР; с октября по декабрь 1991 г. был членом Политического консультативного комитета при Президенте СССР, членом рабочей группы по подготовке Договора об экономическом сотрудничестве между республиками СССР; в дальнейшем возглавил Центр экономических и политических исследований (ЭПИцентр), занял должность председателя совета ЭПИцентра; в 1996 г. выдвигал свою кандидатуру на пост Президента РФ, участвовал в первом туре выборов, набрав 7,43% голосов; в 2000 г. вновь баллотировался на выборах президента РФ, по итогам голосования набрал 5,8% голосов избирателей, участвовавших в выборах, занял третье место, уступив В. Путину и Г. Зюганову; в октябре 1993 г. стал одним из основателей избирательного объединения "ЯБЛоко" (блок Явлинского, Болдырева и Лукина; в дальнейшем возглавлял в качестве председателя общероссийскую общественную политическую организацию "Объединение Яблоко"; 23 декабря 2001 г. на съезде, преобразовавшем организацию "Яблоко" в Российскую демократическую партию "Яблоко", был избран ее председателем; женат, имеет двоих детей; был чемпионом Украины по боксу среди юниоров.

В 1982 г. написал работу "Проблемы совершенствования хозяйственного механизма в СССР", в которой предсказывал наступление экономического кризиса. В 1986 г. был автором не прошедшего проекта закона о государственном предприятии. В 1990 г. после того, как была отвергнута разработанная им программа экономической стабилизации и радикальных экономических реформ (Программа "500 дней"), подал в отставку с поста заместителя Председателя Совета Министров РФ. Впоследствии подчеркивал, что осуществление этой программы могло бы предотвратить распад СССР. В 1991 г. выдвинул новую программу реформ под названием "Согласие на шанс", разработанную в ЭПИцентре при участии специалистов Гарвардского университета (США), в которой делалась ставка на помощь развитых стран. В ЭПИцентре была также разработана региональная программа экономических реформ в Нижегородской области, которая была осуществлена Явлинским и главой администрации области Б. Немцовым. Опыт первого года реформ был обобщен Явлинским в книге "Нижегородский пролог". Г. Явлинский, по существу, является лидером демократической оппозиции нынешней власти. Неоднократно заявлял, что политический потенциал Б. Ельцина исчерпан. Выступал за проведение одновременных досрочных выборов Парламента и Президента. В конце 1994 г. осудил начало военных действий в Чечне. Неоднократно выражал сомнения в способности Президента решить проблемы чеченского кризиса. Заявлял о преступности и бесперспективности попыток разрешения конфликта вооруженным путем. Накануне парламентских выборов 1993 г. создал вместе с Болдыревым и Лукиным общественное объединение "ЯБЛоко", собравшее на выборах в Государственную Думу первого созыва 7,8% голосов избирателей, на выборах в Государственную Думу второго созыва — 6,89% голосов, что позволило сформировать фракцию. К числу факторов, способствовавших в тот период успеху движения, возглавляемого Явлинским, политологи относят интересную программу осуществления либеральных реформ, в корне отличающуюся от политического курса Гайдара-Чубайса-Ельцина, личность самого лидера, в котором сочетаются научный интеллект и качества политического деятеля, сумевшего собрать вокруг себя команду сравнительно молодых политиков и профессионалов, не связанных ни с прежней партийной бюрократией, ни с ныне правящей номенклатурой. Популярности Явлинского способствовало то, что в отличие от коммунистов он утверждал, что нет альтернативы реформам, а в противовес радикал-демократам, олицетворяемых прежде всего Е. Гайдаром, — что существует альтернатива способу, которым с 1992 г. эти реформы проводятся. В отличие от радикал-демократов Явлинский выступает за реформы для всех, а не для узкой прослойки, настроенной на быстрое обогащение. Вместе с тем коммунисты для него неизменно остаются идейно-политическими противниками. По данным социологических исследований Явлинский наиболее популярен среди руководителей, студентов и других учащихся, предпринимателей, специалистов, безработных и в целом среди лиц в возрасте 25—40 лет с высшим образованием, проживающих в городах. В 1996 г. Г. Явлинский предложил Б. Ельцину снять свою кандидатуру на выборах Президента с тем, чтобы у некоммунистических сил появился реальный шанс победить кандидата коммунистов и народно-патриотического движения Г. Зюганова. По мнению некоторых политологов, Явлинский играет исключительную роль в российской политике. Исследователь российской политической элиты В. Бондарев считал его "ключевой фигурой во многом определившей и судьбу страны в целом, и нынешнее состояние российского общества и государства", если вообще ни "фигурой демонической, чьи действия чуть ли не магическим образом изменили мир". В 2000 г. Г. Явлинский был удостоен премии чешского общественного Либерального института "За вклад в развитие либерального мышления и претворение в жизнь идей свободы, частной собственности, конкуренции и власти закона".

Большая биографическая энциклопедия. 2009.

dic.academic.ru

Явлинский Г. А. - это... Что такое Явлинский Г. А.?

Григо́рий Алексе́евич Явли́нский (10 апреля 1952 года, Львов) — советский и российский политический деятель, экономист, основатель партии «Яблоко» и её Председатель до 2008 года. Дважды кандидат в Президенты России.

Детские годы

C 1964 года по 1969 год занимался любительским боксом. Дважды становился чемпионом Украины по боксу среди юниоров во втором полусреднем весе.

Окончив вечернюю школу рабочей молодежи, в 1969 поступил в Московский институт народного хозяйства им. Г.В. Плеханова на общеэкономический факультет по специальности «экономика труда».

В 1973 году окончил институт, в 1976 году — аспирантуру. Кандидат экономических наук. Тема диссертации: «Совершенствование разделения труда рабочих химической промышленности».

Трудовая деятельность в СССР

1976—1977 — Всесоюзный научно-исследовательский институт управления угольной промышленностью (ВНИИУуголь).

С 1980 года — заведующий сектором тяжёлой промышленности Научно-исследовательского института труда Госкомитета по труду и социальным вопросам.

С 1984 года — заместитель начальника сводного отдела, затем начальник управления социального развития и народонаселения Госкомитета по труду и социальным вопросам.

С 1985 года по 20 августа 1991 года состоял в КПСС.

С 1989 года — заведующий Сводным экономическим отделом Совета Министров СССР.

Разработка экономических реформ (1990)

Совместно с Михаилом Задорновым и Алексеем Михайловым работают над проектом реформирования экономики СССР «400 дней доверия». Позднее эта программа под названием «500 дней» была предложена Борису Ельцину, в то время Председателю Верховного Совета РСФСР, как программа реформирования экономики России. Между руководством России и СССР достигается договорённость о разработке совместных мер по проведению экономических реформ в СССР на основе программы «500 дней», создаётся Рабочая группа по разработке программ. Группой руководят академик Станислав Шаталин и Григорий Явлинский.

Явлинский назначается заместителем председателя Совета министров РСФСР и председателя Государственной комиссии по экономической реформе. К 1 сентября 1990 программа «500 дней» и 20 проектов законов к ней были подготовлены, утверждены Верховным Советом РСФСР и представлены на рассмотрение Верховного Совета СССР.

Одновременно по поручению председателя Совета Министров СССР Николая Рыжкова разрабатывался альтернативный проект — «Основные направления развития». Рыжков заявил, что в случае непринятия его он уйдёт в отставку. В качестве компромисса Михаил Горбачёв предложил объединить две программы в единую программу Президента СССР.

17 октября 1990 года Григорий Явлинский подаёт в отставку и вместе со своей командой, также ушедшей из правительства, создаёт и возглавляет исследовательский институт «ЭПИцентр» — «Центр экономических и политических исследований».

1991 год

ЭПИцентр совместно с учёными Гарвардского университета (США) при политической поддержке президента СССР Михаила Горбачёва разрабатывают программу интеграции советской экономики в мировую экономическую систему («Согласие на шанс»). Программа не была реализована.

Во время августовского путча 1991 Явлинский находится в Белом Доме — здании Верховного Совета России.

24 августа 1991 года, после провала путча, для оперативного управления народным хозяйством СССР создаётся Комитет по разработке и проведению экономической реформы во главе с Иваном Силаевым. Михаил Горбачёв назначает Григория Явлинского, Аркадия Вольского и Юрия Лужкова заместителями председателя Комитета в ранге вице-премьеров. С октября по декабрь 1991 года Явлинский также входит в Политический консультативный комитет при Президенте СССР.

Возглавляемая им рабочая группа подготавливает «Договор об экономическом сотрудничестве между республиками СССР». Цель Договора — сохранение единого экономического пространства и рынка СССР вне зависимости от того, какую политическую форму примут отношения между республиками. Договор парафирован 18 октября 1991 года в Алма-Ате представителями 10 республик, однако Борис Ельцин выступил против нового надсоюзного образования, рассчитывая, что в одиночку Россия сможет быстрее перейти к рынку.

Ельцин предлагал Явлинскому пост премьер-министра — на условии разрыва экономических связей с советскими республиками. Но премьером Явлинский так никогда не стал. Главой правительства РСФСР сам себя назначил Борис Ельцин, вице-премьером- Егор Гайдар.

На следующий день после заключения Беловежских соглашений Явлинский вместе со своей командой покинул правительство, а Комитет по разработке и проведению экономической реформы прекратил своё существование.

1992 год

Весной 1992 года команда Явлинского представляет свою альтернативу реформам, проводившимся правительством Гайдара.

Май—ноябрь 1992 года — «ЭПИцентр» и администрация Нижегородской области отрабатывают программу региональных реформ.

22 июня 1992 года при участии Явлинского создан общественный Совет по внешней и оборонной политике (существует до сих пор).

Противостояние президента Ельцина и Верховного Совета (1993)

После указа президента Ельцина о роспуске Верховного Совета в сентябре 1993 года и ответных попыток Верховного Совета отстранить президента от власти, Явлинский, считая решения Президента и действия Верховного Совета незаконными, предложил конфликтующим сторонам отказаться от принятых решений и назначить одновременные досрочные выборы президента и парламента.

28 сентября, осознавая, что компромисс уже нереален, призывает Верховный Совет к сдаче огнестрельного оружия, а президентскую команду — к проведению одновременных выборов в феврале-марте 1994 года.

После захвата сторонниками Верховного Совета здания московской мэрии и штурма Останкино 3 октября 1993 осудил призыв Егора Гайдара к безоружным москвичам выйти на защиту здания Моссовета и потребовал решительного подавления вооружённого мятежа.

Участвовал в выборах в Государственную Думу первого созыва в качестве лидера избирательного блока «ЯБЛоко» — блок получил 7,86 % голосов и 27 мест в Государственной Думе.

Чечня

В ноябре 1994, после неудачной попытки штурма Грозного и пленения российских танкистов, Явлинский вместе с коллегами по «Яблоку» отправился в Чечню и пытался провести переговоры с Джохаром Дудаевым, предлагая себя в заложники в обмен на пленных. Явлинский и его сторонники заняли резкую антивоенную позицию, противопоставив себя большинству депутатов Госдумы и исполнительной власти. Позднее Явлинский и Яблоко выступали за импичмент президенту Ельцину в связи с развязыванием войны в Чечне. Подробнее — см. Яблоко (партия).

Яблоко

С 1993 по 2008 годы Григорий Явлинский был лидером — вначале избирательного блока «ЯБЛоко», затем — общественного объединения «Яблоко», и в настоящее время — Российской демократической партии «Яблоко». С 1993 по 2003 г. партия была представлена фракцией в Госдуме. В 2003 она не смогла преодолеть 5 % барьер на парламентских выборах.

В 1996 году Явлинский был выдвинут кандидатом на пост Президента РФ от демократической оппозиции, набрав 7,4 %, в 2000 году — 5,8 %.

2 ноября 2007 года Явлинский озвучил своё новое ви́дение российского государства в духе государственного православия и опоры на Церковь. [1]

Родители

Отец — Алексей Григорьевич Явлинский (1919(?)-1981). Точная дата рождения неизвестна. В паспорте 1919 г., но братья говорили, что он мог родиться и в 1912, и в 1917, и 1919… [1]

В годы Гражданской войны потерял родителей, в 1930-е годы воспитывался в коммуне-колонии Антона Семёновича Макаренко в Харькове.

Участник Великой Отечественной войны. В действующей армии с февраля 1942 года. Был командиром батареи артиллерийского полка 333 Гвардейской горнострелковой ордена Боевого Красного знамени Туркестанской дивизии. Воевал на Северном Кавказе, в составе 52-й Отдельной Приморской армии участвовал в Керченском десанте, освобождал Крым, Украину, Чехословакию. Закончил войну старшим лейтенантом в городе Высоке Татры (Чехословакия).

Награждён орденом Отечественной войны 2-й степени, орденом Красной звезды, медалью «За боевые заслуги».

В 1947 году женился и поселился во Львове, где окончил заочно исторический факультет Львовского педагогического института и Высшую школу МВД.

Работал в системе детских исправительно-трудовых и воспитательных учреждений.

Мать — Вера Наумовна, родилась в 1924 году в Харькове. По национальности — еврейка. Сразу после войны переехала с семьёй во Львов из Ташкента, где семья жила в эвакуации. Окончила с отличием химический факультет Львовского университета. Преподавала химию в институте.

Родители похоронены во Львове.

Примечания

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Явлинский, Григорий - это... Что такое Явлинский, Григорий?

 Явлинский, Григорий Явлинский, Григорий

Алексеевич

(р. 10 апреля 1952, Львов)

лидер общероссийской политической партии "Яблоко". Трудовую деятельность начал в 1968 экспедитором львовского городского почтамта, позднее работал слесарем. В 1973 окончил Московский институт народного хозяйства им. В. Г. Плеханова, в 1976 - аспирантуру этого института. Кандидат экономических наук. В 1976-80 работал в научно-исследовательском институте Минуглепрома, в 1980-1984 - заведующим сектором НИИ труда Госкомтруда. В 1984-1989 работал в Государственном Комитете по труду и социальным вопросам (дорос до начальника Управления социального развития и народонаселения). В 1990 был назначен заместителем Председателя Совета Министров РСФСР, на этом посту разработал концепцию и программу экономических реформ «500 дней», которая была отвергнута консервативным политическим руководством страны. Из-за несогласия с избранным курсом экономических реформ в октябре 1990 подал в отставку. В мае-июне 1991 возглавлял группу, которая подготовила программу радикальных политических и экономических реформ «Согласие на шанс», предусматривавшую принятие новой конституции, проведение многопартийных выборов, приватизацию, снятие правительственного контроля над ценами, осуществление земельной реформы. Но и на этот раз высшее руководство СССР отказалось от этой программы. Во время Августовского путча 1991 поддержал российский парламент и президента Ельцина. После срыва попытки государственного переворота был назначен президентом СССР Горбачевым ответственным за разработку и проведение экономической реформы. Подготовил проект Договора об экономическом союзе республик, который сохранял на территории СССР существующие хозяйственные связи и общий рынок. Договор был подписан десятью союзными республиками в октябре 1991. Но Беловежские соглашения сделали невозможным осуществление программы Явлинского. В декабре 1993 был избран в Государственную думу Федерального Собрания по общефедеральному списку избирательного объединения «Блок Явлинского-Болдырева-Лукина», впоследствии получивший сокращенное название «Яблоко». Явлинский провозгласил свой блок демократической оппозицией курсу Ельцина. С началом Чеченской войны резко выступал против введения федеральных войск в Чечню и развертыванию там полномасштабных военных действий. По мере углубления конфликта предлагал конкретный план по его урегулированию. На выборах в Думу в 1995 возглавил федеральный список «Яблоко» и после избрания сформировал одноименную думскую фракцию. За время работы в Думе Явлинским были предложены альтернативные Избирательный, Бюджетный и Трудовой кодексы, первая часть Налогового кодекса, законы инвестиционного комплекса, множество законов, связанных с социально-экономической сферой и др. В 1996 баллотировался на пост президента России. После дефолта 17 августа 1998 выдвинул на пост премьер-министра Е. М. Примакова. В 1999, возглавив в третий раз предвыборный блок «Яблоко», привлек в него экс-председателя правительства С. В. Степашина.

Политическая наука: Словарь-справочник. сост. проф пол наук Санжаревский И.И.. 2010.

Политология. Словарь. — РГУ. В.Н. Коновалов. 2010.

  • "Яблоко"
  • Ягода, Генрих

Смотреть что такое "Явлинский, Григорий" в других словарях:

  • Явлинский, Григорий — Бывший лидер партии Яблоко Российский политик и экономист, бывший председатель российской объединенной партии Яблоко (РОПД Яблоко ) (покинул пост в июне 2008 года), член ее политического комитета с 2008 года. С 2011 года глава фракции Яблоко в… …   Энциклопедия ньюсмейкеров

  • Явлинский, Григорий — Григорий Явлинский Дата рождения: 10 апреля 1952 (57 лет) Место рождения …   Википедия

  • Явлинский Григорий — Григорий Явлинский Дата рождения: 10 апреля 1952 (57 лет) Место рождения …   Википедия

  • Явлинский, Григорий Алексеевич — Григорий Алексеевич Явлинский …   Википедия

  • Явлинский, Григорий Алексеевич — Депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ первого (1993 1995), второго (1995 1999) и третьего (с декабря 1999 г.) созывов, руководитель фракции "Яблоко", член Совета Государственной Думы; председатель Российской… …   Большая биографическая энциклопедия

  • ЯВЛИНСКИЙ Григорий Алексеевич — (р. 1952) российский государственный деятель. В июле декабре 1990 заместитель председателя Совета министров РСФСР, председатель Государственного комитета РСФСР по экономической реформе. С января 1991 руководитель Центра экономических и… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Явлинский Григорий Алексеевич — (р. 1952), политический и государственный деятель, экономист. В июле  декабре 1990 заместитель председателя СМ РСФСР, председатель Государственного комитета РСФСР по экономической реформе. С 1991 руководитель Центра экономических и политических… …   Энциклопедический словарь

  • Явлинский Григорий Алексеевич — Григорий Явлинский Дата рождения: 10 апреля 1952 (57 лет) Место рождения …   Википедия

  • ЯВЛИНСКИЙ Григорий Алексеевич — (р. 10.04.1952) Соперник В. В. Путина на президентских выборах 26.03.2000 г. Родился в г. Львове Украинской ССР в семье воспитанника детской трудовой коммуны А. Макаренко. Образование получил в Московском институте народного хозяйства им. Г. В.… …   Путинская энциклопедия

  • Явлинский — Явлинский, Григорий Алексеевич Григорий Алексеевич Явлинский Заместите …   Википедия

Книги

  • Периферийный авторитаризм. Как и куда пришла Россия, Явлинский, Григорий Алексеевич. Книга посвящена анализу особенностей российской политической системы, причин и путей ее формирования. В представленной читателям работе автор подробно исследуетроссийский периферийный… Подробнее  Купить за 800 руб
  • Стимулы и институты. Переход к рыночной экономике в России, Григорий Явлинский, Сергей Брагинский. Монография посвящена анализу перехода к рыночной экономике в России, экономическим институтам, которые крайне важны на переходных этапах, и экономическим стимулам, необходимым для успешного… Подробнее  Купить за 661 руб
  • Рецессия капитализма - скрытые причины. Realeconomik, Явлинский Григорий Алексеевич. Книга предлагает определенный системный взгляд на экономические реалии современного капитализма. Рассматривается взаимосвязь последнего мирового экономического кризиса и текущей рецессии с… Подробнее  Купить за 408 руб
Другие книги по запросу «Явлинский, Григорий» >>

dic.academic.ru

Явлинский - это... Что такое Явлинский?

Григо́рий Алексе́евич Явли́нский (10 апреля 1952 года, Львов) — советский и российский политический деятель, экономист, основатель партии «Яблоко» и её Председатель до 2008 года. Дважды кандидат в Президенты России. Доктор экономических наук.

Детские годы

Помимо русского языка владеет также английским и украинским.

C 1964 года по 1969 год занимался любительским боксом. Дважды становился чемпионом Украины по боксу среди юниоров во втором полусреднем весе.

Окончив вечернюю школу рабочей молодежи, в 1969 поступил в Московский институт народного хозяйства им. Г.В. Плеханова на общеэкономический факультет по специальности «экономика труда».

В 1973 году окончил институт, в 1976 году — аспирантуру.

Трудовая деятельность в СССР

1976—1977 — Всесоюзный научно-исследовательский институт управления угольной промышленностью (ВНИИУуголь).

С 1980 года — заведующий сектором тяжёлой промышленности Научно-исследовательского института труда Госкомитета по труду и социальным вопросам.

С 1984 года — заместитель начальника сводного отдела, затем начальник управления социального развития и народонаселения Госкомитета по труду и социальным вопросам.

С 1985 года по 20 августа 1991 года состоял в КПСС.

С 1989 года — заведующий Сводным экономическим отделом Совета Министров СССР.

Разработка экономических реформ (1990)

Совместно с Михаилом Задорновым и Алексеем Михайловым работают над проектом реформирования экономики СССР «400 дней доверия». Позднее эта программа под названием «500 дней» была предложена Борису Ельцину, в то время Председателю Верховного Совета РСФСР, как программа реформирования экономики России. Между руководством России и СССР достигается договорённость о разработке совместных мер по проведению экономических реформ в СССР на основе программы «500 дней», создаётся Рабочая группа по разработке программ. Группой руководят академик Станислав Шаталин и Григорий Явлинский.

Явлинский назначается заместителем председателя Совета министров РСФСР и председателя Государственной комиссии по экономической реформе. К 1 сентября 1990 программа «500 дней» и 20 проектов законов к ней были подготовлены, утверждены Верховным Советом РСФСР и представлены на рассмотрение Верховного Совета СССР.

Одновременно по поручению председателя Совета Министров СССР Николая Рыжкова разрабатывался альтернативный проект — «Основные направления развития». Рыжков заявил, что в случае непринятия его он уйдёт в отставку. В качестве компромисса Михаил Горбачёв предложил объединить две программы в единую программу Президента СССР.

17 октября 1990 года Григорий Явлинский подаёт в отставку и вместе со своей командой, также ушедшей из правительства, создаёт и возглавляет исследовательский институт «ЭПИцентр» — «Центр экономических и политических исследований».

1991 год

ЭПИцентр совместно с учёными Гарвардского университета (США) при политической поддержке президента СССР Михаила Горбачёва разрабатывают программу интеграции советской экономики в мировую экономическую систему («Согласие на шанс»). Программа не была реализована.

Во время августовского путча 1991 Явлинский находится в Белом Доме — здании Верховного Совета России.

24 августа 1991 года, после провала путча, для оперативного управления народным хозяйством СССР создаётся Комитет по разработке и проведению экономической реформы во главе с Иваном Силаевым. Михаил Горбачёв назначает Григория Явлинского, Аркадия Вольского и Юрия Лужкова заместителями председателя Комитета в ранге вице-премьеров. С октября по декабрь 1991 года Явлинский также входит в Политический консультативный комитет при Президенте СССР.

Возглавляемая им рабочая группа подготавливает «Договор об экономическом сотрудничестве между республиками СССР». Цель Договора — сохранение единого экономического пространства и рынка СССР вне зависимости от того, какую политическую форму примут отношения между республиками. Договор парафирован 18 октября 1991 года в Алма-Ате представителями 10 республик, однако Борис Ельцин выступил против нового надсоюзного образования, рассчитывая, что в одиночку Россия сможет быстрее перейти к рынку.

Ельцин предлагал Явлинскому пост премьер-министра — на условии разрыва экономических связей с советскими республиками. Но премьером Явлинский так никогда не стал. Главой правительства РСФСР сам себя назначил Борис Ельцин, вице-премьером — Егор Гайдар.

На следующий день после заключения Беловежских соглашений Явлинский вместе со своей командой покинул правительство, а Комитет по разработке и проведению экономической реформы прекратил своё существование.

1992 год

Весной 1992 года команда Явлинского представляет свою альтернативу реформам, проводившимся правительством Гайдара.

Май—ноябрь 1992 года — «ЭПИцентр» и администрация Нижегородской области отрабатывают программу региональных реформ.

22 июня 1992 года при участии Явлинского создан общественный Совет по внешней и оборонной политике (существует до сих пор).

Противостояние президента Ельцина и Верховного Совета в 1993 году

После указа президента Ельцина о роспуске Верховного Совета в сентябре 1993 года и ответных попыток Верховного Совета отстранить президента от власти, Явлинский, считая решения Президента и действия Верховного Совета незаконными, предложил конфликтующим сторонам отказаться от принятых решений и назначить одновременные досрочные выборы президента и парламента.

28 сентября, осознавая, что компромисс уже нереален, призывает Верховный Совет к сдаче огнестрельного оружия, а президентскую команду — к проведению одновременных выборов в феврале-марте 1994 года.

После захвата сторонниками Верховного Совета здания московской мэрии и штурма Останкино 3 октября 1993 году осудил призыв Егора Гайдара к безоружным москвичам выйти на защиту здания Моссовета и потребовал решительного подавления вооружённого мятежа.[2]

Участвовал в выборах в Государственную Думу первого созыва в качестве лидера избирательного блока «ЯБЛоко» — блок получил 7,86 % голосов и 27 мест в Государственной Думе.

Чечня

В ноябре 1994 года, после неудачной попытки штурма Грозного и пленения российских танкистов, Явлинский вместе с коллегами по «Яблоку» отправился в Чечню и пытался провести переговоры с Джохаром Дудаевым, предлагая себя в заложники в обмен на пленных. Явлинский и его сторонники заняли резкую антивоенную позицию, противопоставив себя большинству депутатов Госдумы и исполнительной власти. Позднее Явлинский и Яблоко выступали за импичмент президенту Ельцину в связи с развязыванием войны в Чечне. Подробнее — см. Яблоко (партия).

Партия «Яблоко»

С 1993 до 2008 годы Григорий Явлинский был лидером — вначале избирательного блока «ЯБЛоко», затем — общественного объединения «Яблоко», затем — Российской объединенной демократической партии «Яблоко». В настоящий момент входит в политический комитет партии. С 1993 по 2003 год партия была представлена фракцией в Госдуме. В 2003 году она не смогла преодолеть 5 % барьер на парламентских выборах, получив 4,3 % голосов. В 2007 году «Яблоко» получило 1,6 %.

В июне 2008 года Григорий Явлинский покинул пост председателя партии «Яблоко».

В 1996 году Явлинский был выдвинут кандидатом на пост Президента РФ от демократической оппозиции, набрав 7,4 % (четвёртое место после Ельцина, Зюганова и Лебедя), в 2000 году — 5,8 % (третье место после Путина и Зюганова).

Семья

Отец — Алексей Григорьевич Явлинский (1919(?)-1981, точная дата рождения неизвестна). В паспорте значился 1919 год, но братья говорили, что он мог родиться и в 1912, и в 1917, и 1919 году… [3]

В годы Гражданской войны потерял родителей, в 1930-е годы воспитывался в коммуне-колонии Антона Семёновича Макаренко в Харькове.

Участник Великой Отечественной войны. В действующей армии с февраля 1942 года. Был командиром батареи артиллерийского полка 333 Гвардейской горнострелковой ордена Боевого Красного знамени Туркестанской дивизии. Воевал на Северном Кавказе, в составе 52-й Отдельной Приморской армии участвовал в Керченском десанте, освобождал Крым, Украину, Чехословакию. Закончил войну старшим лейтенантом в городе Высоке Татры (Чехословакия).

Награждён орденом Отечественной войны 2-й степени, орденом Красной звезды, медалью «За боевые заслуги».

В 1947 году женился и поселился во Львове, где окончил заочно исторический факультет Львовского педагогического института и Высшую школу МВД.

Работал в системе детских исправительно-трудовых и воспитательных учреждений.

Мать — Вера Наумовна, родилась в 1924 году в Харькове. По национальности — еврейка. Сразу после войны переехала с семьёй во Львов из Ташкента, где семья жила в эвакуации. Окончила с отличием химический факультет Львовского университета. Преподавала химию в институте.

Родители похоронены во Львове.

Григорий Явлинский женат, имеет двоих сыновей.

Жена — Елена Анатольевна, инженер-экономист, работала в институте угольного машиностроения (НИИ «Гипроуглемаш») до «перестроечных» сокращений.

Старший сын, Михаил (1971 года рождения), окончил физфак МГУ по кафедре теоретическая физика и специальности «ядерная физика», работает журналистом.

Младший сын, Алексей (1981 года рождения), защитил кандидатскую диссертацию, работает инженером-исследователем по созданию компьютерных систем.

Библиография

  • Актуальные вопросы хозяйственной самостоятельности предприятий М., ЦЭМИ, 1984.
  • Переход к рынку. Концепция программа. Часть I и II, (экономическая программа «500 дней») М., 1990. (в соавторстве с М. М. Задорновым, А. Ю. Михайловым, Н. Я. Петраковым, Б. Г. Федоровым, С. С. Шаталиным, Т. В. Ярыгиной и др.)
  • Договор об экономическом сообществе и пакет проектов соглашений (совместно с группой экспертов) М., 1991 г. В. Н. Кущенко, Ю. В. Уваров
  • Диагноз. М., Изд-во «Московские новости», 1992 г. М. М. Задорнов, А. Ю. Михайлов, Т. В. Ярыгина.
  • Уроки экономической реформы. ЭПИцентр, 1993.
  • Я выбираю свободу: Избирательная программа президентских выборов 1996 г., М., ЭПИцентр, 1996.
  • Кризис в России: конец системы? Начало пути? М., ЭПИцентр, 1998.
  • О российской политике Москва, ЭПИцентр, 1999.
  • О российской экономике Москва, ЭПИцентр, 1999.
  • Периферийный капитализм. М. Интеграл-Информ, 2003.
  • Долгосрочная стратегия модернизации страны и экономическая политика Ж-л «Экономическая наука современной России», 2003 г., № 4.
  • Какую экономику и какое общество мы собираемся построить и как этого добиться? Ж-л «Вопросы экономики», 2004 г., № 4.
  • «Russia’s Phony Capitalism» Foreign Affairs, 1998
  • Braguinsky S., Yavlinsky G. Incentives and Institutions: the transition to a market economy in Russia, Princeton University Press, 2000
  • Transition to a Market Economy (500 Days Program) St.Martin’s Press, New York, 1991) США, на англ.яз. Б. Г. Федоров, С. С. Шаталин.
  • Laissez-Faire versus Policy-Led Transformation (lesson of the Economic Peforms in Russia) EPIcenter-NikaPrint, 1994
  • The Inefficiency of Laissez-Faire in Russia: Hysteresis Effects and the Need for Policy-Led Transformation Journal of Comparative Economics. Volume 19, N 1. 1994. S. Braguinsky and G. Yavlinsky.

Примечания

Ссылки

dic.academic.ru