Книга "Держи ухо востро, дорогой!" из жанра Короткие любовные романы - Скачать бесплатно, читать онлайн. Книгу держит


Читать онлайн книгу «Держи меня, Земля!» бесплатно — Страница 1

Елена Лабрус

Держи меня, Земля!

Глава 1

Если бы Лера знала, что этот день изменит её жизнь навсегда, она не пошла бы на этот семинар.

Отсиделась бы в номере, а не спустилась в конференц-зал гостиницы. И в Москву бы не полетела. И вообще не устроилась бы медицинским представителем в эту международную фармацевтическую корпорацию.

Стояла бы в аптеке, подменяясь с мамой «два через два», варила бы мужу вдохновенные борщи, получала гроши и моральное удовлетворение от работы и, может быть, была бы счастлива. По-своему.

Но она сделала всё с точностью наоборот.

Лера присела на свободный стул в предпоследнем ряду гудящего, как пчелиный улей, зала и открыла папку с фирменным логотипом компании. Волнительно — всё же первый её семинар. Осмотрелась по сторонам, откинув за спину волосы, — разновозрастный, многочисленный, сплошь женский коллектив. И пластиковые голубые папочки у каждой в руках и на каждом свободном стуле. Внутри — блокнот для записей, ручка и проспекты по новым препаратам.

— Вы не знаете, Ингрид Данн точно приедет? — обратилась к Лере полная женщина лет сорока, отвлекая её от разглядывания буклетов. Женщина сидела через два сиденья. Чтобы Лера её услышала, она слегка наклонилась, прижимая к животу ярко-зелёную кожаную сумку.

Уже тогда, разглядывая эту несуразную сумку цвета разрешающего сигнала светофора, Лере бы сообразить, что это вселенная посылает ей сигнал: «Беги, Лера, беги! Беги именно сейчас!» Но вместо этого Лера стала вспоминать, что Ирина, её соседка по номеру, тоже говорила, что глава дивизиона безрецептурных препаратов неожиданно решила посетить это рядовое сборище специалистов обширного Российского подразделения.

— Да, говорят, ждут, — вежливо улыбнулась Лера коллеге. Она убрала длинный тёмно-каштановый волос, прилипший к лацкану пиджака, вспоминая фото с сайта компании, где коротко стриженая рыжеволосая Ингрид, немолодая и ухоженная, белоснежно улыбалась всем желающим знать её в лицо.

— Ну, это значит надолго, — недовольно сморщилась коллега и полезла в сумку за телефоном. — Вот. Уже ровно, а ещё даже и не думают начинать. Опять просидим здесь до вечера, ни в один магазин не успеем.

И Лера тоже решила убедиться, что начало задерживают, полезла в карман за своим телефоном и именно в этот момент вспомнила, что не закрыла сейф. Вся Лерина жизнь — содержимое собственной сумки: деньги, документы, билет на обратную дорогу, карта Сбербанка — всё осталось «в свободном доступе», как обычно пишут в полицейских протоколах о краже.

Лера оглянулась на распахнутую дверь выхода, потом на сцену, где белел один большой экран по центру и два по сторонам от него — на них транслировалось изображение пока пустой трибуны.

«Успею!» — решила она и сорвалась с места.

Стартанула что было сил по длинному коридору в сторону лифтов.

«Как я могла не закрыть сейф? Как я могла?» — задавала она себе этот риторический вопрос снова и снова, стараясь не сильно стучать тонкими каблуками по полу и доставая ключ от номера, словно это помогло бы ей сократить время. Собственно, брать вещи с собой Лера и не собиралась, чтобы не выглядеть так же глупо, как та тётя, обнимая свою потёртую сумку. Но сейф…

В эту маленькую камеру хранения она всё докладывала и докладывала то ключи от квартиры, то косметичку (сумка целиком не помещалась), то духи — всё, что казалось ей более-менее ценным. Но перед самым выходом, когда замок на дверце забитого под завязку сейфа уже щёлкнул, Лера заметила затяжку на колготках. Пришлось снова его открывать, чтобы достать лак для ногтей.

Потом пока она дула на никак не засыхающую каплю, позвонил муж. С Артёмом они, как повелось у них в последнее время, не столько говорили, сколько ругались. Вернее, Артём высказывал свои претензии, Лера молча слушала, одной рукой стараясь оторвать колготки, прилипшие пятном лака, от кожи и подтянуть повыше по бедру эту наметившуюся стрелку. В общем, Лера так и вышла с телефоном к уху и про сейф, конечно, забыла. Тяжело вздохнула, когда муж на её робкое возражение, что ей пора идти, бросил трубку. Убрала телефон в карман и так, проглотив обиду, и добралась в своих думах до зала.

Лифт блякнул, останавливаясь на этаже.

«Надо же, какая удача!» — прибавила скорости Лера и на всех парах, как опаздывающий поезд, вывернула из-за поворота. Жаль только, что не подала гудок. Иначе эта Анна Каренина, может быть, и не бросилась бы ей под колёса.

Но здесь провидение уже было бессильно — Лера врезалась в грудь совершенно не ожидавшего встретить так свою судьбу мужчины.

В последний момент он даже как-то успел отклониться, но этим сделал себе же хуже. Лера скользнула по его белой рубашке, зацепила полу пиджака, стукнулась о согнутый локоть и, запнувшись то ли об его ногу, то ли о собственную, полетела вниз. И полетела не одна — в уютной компании с его телефоном, который она выбила у мужчины из руки.

Дорогой телефон мало того, что упал экраном вниз, так ещё, пролетев по полу, врезался в стену. И растянувшись во весь рост, Лера почувствовала боль именно этого захрустевшего стеклом аппарата, а не своих ушибленных коленок.

— Нет, нет, нет, — поднял покалеченный гаджет мужчина с такой мукой на лице, что Лере в своей горизонтальной позе как-то даже стало неудобно, что она осталась жива.

— Простите, — попыталась она оправдаться.

— Алло, Настя! Настюш, ты меня слышишь? — умолял почивший айфон мужчина, не видя Леру, не слыша её жалкие оправдания. Не замечая, как она уже встала на ноги и осматривала колготки с большим пристрастием, чем сбитые колени. — Настя? Алло! Настён?

Он погладил пальцами разбитый смартфон, сдул с него стеклянную пыль. А потом закрыл глаза рукой и сполз по стене на пол.

— Чёрт! — вздохнул он тяжко, провёл ладонью по волосам, последний раз глянул на телефон в своей вытянутой руке, а потом только поднял взгляд на Леру. — Вот куда вы неслись?

— К лифту, я… — Что она могла сказать в своё оправдание, когда на лице у него была такая скорбь? На таком красивом породистом небритом лице и столько искреннего страдания. — Простите, я не специально.

Он ничего не ответил. Снова тяжело вздохнул. Снова вцепился рукой в волосы, блеснув часами.

— У вас кровь, — показал он на Лерины коленки, словно она сама не видела.

Лифт снова блякнул, сообщая о прибытии.

— Ничего, — махнула она. — Простите. За телефон.

Он тоже махнул рукой.

Двери лифта открылись. Кабина оказалась битком набита людьми. И первой из неё вышла женщина с короткими рыжими волосами и в синем костюме. Неожиданно худая и намного старше своей фотографии на сайте, Ингрид Данн улыбнулась собеседнице, которая что-то ей всё это время говорила, не обратив никакого внимания на Леру. А вот мужчина на полу у стены её заинтересованность вызвал.

— Кирилл?! — повернула она к нему длинную шею, безбожно выдающую её возраст, и заговорила на английском, когда её тонкие рыжие брови взлетели вверх от удивления. Лера разобрала из её речи только имя. И из его ответа тоже только «Ингрид».

— Ты куда? — схватила Леру за рукав Ирина, когда та попыталась просочиться мимо своей соседки по комнате в освободившийся лифт.

— Я сейф забыла закрыть, — прошептала Лера.

— Я закрыла, — так же тихо ответила ей Ира, выглядывая из-за спин. — Что это с ним случилось?

— Телефон разбил, — Лера отметила, что мужчина уже поднялся и, кажется, даже отшутился. Ингрид громко рассмеялась, как умеют это делать только уверенные в себе и добившиеся успеха люди, приобняла его и увлекла с собой по коридору.

— Шикарный мужик, — потянула Леру за руку Ирина. — Пятый раз приезжаю, но слышала о нём только сплетни. Вот так вживую — ни разу. Вижу, слухи не врут.

— А он кто? — поморщилась Лера заранее виновато.

— Ну ты, подруга, даёшь, — ожидаемо недовольно качнула головой Ирина. — Неверов это. Кирилл, мать его, Александрович. Директор фарм-дивизиона компании по России.

— А Высоцкая тогда кто? — показала Лера пальцем в спину женщины, которая была ей известна, как руководитель Российского филиала.

— Она директор по безрецептурным препаратам, а Неверов — по всему направлению. Эх ты! Начальство надо знать в лицо.

— Так я же первый раз на рабочем семинаре, — потупилась Лера.

— Ещё и опоздать решила, — опять покачала головой девушка. — Хорошо, что я не твой непосредственный начальник. Смотри, никаких магазинов вместо учёбы, а то накажут.

— Да, я и не собиралась вместо, — откинула Лера волосы, упрямо падающие на лицо, когда она виновато склоняла голову.

Свои сбитые колени она как следует рассмотрела, когда уже заняла стул. В этот раз она села рядом с Ириной, которая была каким-то региональным директором. Лера, действительно, плохо пока разбиралась в служебной иерархии. Столько информации. Так всё сложно. Но, несмотря на стойкое неприятие мужа её новой работы и первой командировки, Лере пока всё нравилось. Кроме, конечно, сбитых коленок. Но, главное, колготки остались целы, а остальное — заживёт.

Под громкие аплодисменты на сцену поднялась Ингрид Данн, и Лера тут же забыла про свои мелкие проблемы.

Проникновенным сильным голосом директор дивизиона рассказывала о том, насколько уверенно компания держит направление на решение глобальных проблем человечества. Как сильно им нужны профессиональные амбициозные сотрудники. И Лере как никогда захотелось соответствовать ожиданиям этой волевой и успешной женщины.

— Лидерство. Честность, — звучал в наушниках синхронный перевод мужским, тянущим гласные голосом, переводя красивое контральто Ингрид на русский язык.

— Гибкость. Эффективность, — словно в религиозном экстазе повторял за ней зал.

Лера сполна прониклась общим воодушевлением. Ей нравились ценности этой компании. Ей нравилось всё, о чём так вдохновенно говорили с трибуны.

О корпоративной политике Ингрид пригласила напомнить Кирилла Неверова.

Его сочный густой баритон заворожил сплошь женскую аудиторию ещё сильнее.

Харизмы у руководителей корпорации, конечно, было не отнять.

Но пока этот высокий обаятельный слегка взлохмаченный директор с идеально-греческим профилем, откинув назад рукой длинную чёлку, без бумажки и суфлёра вещал о ключевой роли сотрудничества со специалистами здравоохранения, Лера думала о том, с кем же он общался, когда она так безжалостно вмешалась в его телефонный разговор.

— Он женат? — шёпотом спросила она у Ирины.

— Конечно, — кивнула та и склонилась к самому уху. — Давно и счастливо. Детей вроде нет. Но сейчас кто с этим торопится. Ему ещё и тридцати нет.

— Действительно, — согласилась Лера.

Честно говоря, Ингрид, размахивающая узловатыми пальцами, неподдельным блеском своих чёрных и немного по-птичьи круглых глаз впечатлила Леру больше. А Неверов… Лера поморщилась. В их типично женской отрасли мужику можно было иметь одну извилину, уметь самому завязывать шнурки, и этого было достаточно, чтобы шагнуть по карьерной лестнице так высоко, насколько хватит честолюбия. Если он при этом смазлив и красиво улыбается — всё, его подтянутая задница рано или поздно займёт свой стул в правлении.

После проникновенной речи Неверова выступила Высоцкая и ещё парочка сошек поменьше. А потом, видимо, желая перевести встречу с руководством на менее официальный уровень, объявили кофе-брейк.

Ингрид кружком обступили те, кто говорил по-английски. А такой серости как Лера оставалось только плеснуть себе кофе из огромного термоса и пристроиться в сторонке, задумчиво рассматривая белый безликий и тяжёлый фарфор в руке.

Что бы там ни говорила Ингрид, а новая работа — это всегда трудно. В их городе девчонки шли из врачей и провизоров в медпреды, потому что хорошо платили. Плюс автомобиль, сотовая связь, ноутбук и прочие «плюшки», которые на зарплату рядового специалиста здравоохранения никогда не заработаешь. Пусть все эти блага цивилизации пользовать можно было исключительно в рабочих целях, но ведь и сама работа давала возможность узнать что-то новое, расти, реализовываться. Пока у них с Артёмом не было детей, Лера хотела сделать хоть это: обрести немного уверенности в себе. А то так и останется никем, просто «красивой девочкой», как её чаще всего называли.

Со стороны сцены послышалась новая волна оживления. Смех. Лера осмотрелась в поисках подноса, на который можно было поставить так и не выпитый кофе.

«Наверно, на другом столе», — резко развернулась она.

Зал охнул и затих, когда на кипенно-белой рубашке Неверова стала расплываться коричневая клякса. Но то, что видела Лера вблизи, было ещё хуже: тёмное пятно на его серых брюках расползалось от ширинки вниз.

Кирилл Александрович даже не ойкнул. И кофе, к счастью, остыл. Но теперь в его голубых глазах, не мигая уставившихся на Леру, читалась нескрываемая злость.

— Прости…те, — проблеяла Лера, зачем-то заметив, что сахар она размешала плохо и часть его так и осталась на дне чашки. Туда, где находилась теперь остальная его часть, она предпочла не смотреть.

Неверов опустил глаза вниз, на брюки, а потом тяжело вздохнув, закатив их к потолку.

— Что же за день-то сегодня такой, — только и сказал он. Даже выдавил из себя улыбку, когда, ни на кого не глядя, пошёл к выходу из зала. И Ингрид Данн, совсем по-матерински всплеснув руками, поспешила за ним.

«Чёрт!» — выругалась Лера про себя и ткнула эту проклятую кружку на стол в первое попавшееся место.

— Ну ты, подруга, даёшь, — «поддержала» Ирина. — Ты спишь что ли на ходу? Или мечтаешь?

— Да, мечтаю, — кивнула Лера и улыбнулась натянуто. — Мечтаю выполнять план продаж на двести процентов.

На тот случай, если Неверов с первого раза её не запомнил, провидение столкнуло их повторно. Видимо, не судьба Лере работать в этой компании. Не зря и муж был против. Явно не судьба.

Лера устало опустилась на стул.

Отлично заявила о себе. И судя по перешёптываниям и обращённым на неё взглядам, теперь в компании её запомнят все.

«Здравствуйте, я — Валерия Мечникова. Не слышали? — представляла она своё дальнейшее общение с коллегами, опустив глаза в блокнот. — Ну, девушка, которая облила Неверова кофе. Здравствуйте! Здравствуйте! Да, я. Да, хорошо, что не горячим. Приятно познакомиться».

То, как материт её сейчас Неверов в туалете, отмывая свои штаны, не хотелось и представлять.

Глава 2

Осеннее солнце ещё ласково пригревало, несмотря на приближающийся вечер.

Долгий насыщенный семинар шёл весь день с коротким перерывом на обед, но Лере очень понравился. Она даже немного сожалела, что завтра уже домой. Так приятно, когда тебя учат, поддерживают, направляют. Так классно чувствовать себя частью высокопрофессиональной команды, восхищаться её лидерами, гордиться своей работой. Да и сама корпорация, выросшая из маленькой немецкой фармацевтической фабрики, вызывала и уважение, и даже почтенный трепет.

Жаль, что всё хорошее быстро заканчивается. Как к вечеру закончился этот семинар.

Лера стояла на крыльце гостиницы, осматриваясь по сторонам и ожидая вызванное такси. Ирина со своими подругами не осталась на ужин, уехала сразу. А Лера, узнав у неё, что на такси до ближайшего торгового центра будет хоть дороже, но быстрее и проще, в гордом одиночестве перекусила и сейчас наслаждалась московской погодой.

У них в городе листья почти облетели и стоял такой холод, что и возвращаться не хотелось. А здесь деревья сочно желтели, радуя глаз ещё густой листвой и яркостью красок. Солнце припекало. И пахло осенью. Домашним вареньем, грибами, лёгкой сыростью, дымом костров.

Лера не задавалась вопросом, откуда все эти запахи на окраине столицы. Может, они ей пригрезились, но она ещё их чувствовала, забираясь в прокуренный салон такси.

Машина ползла в плотном потоке, а Лера, откинувшись на мягкую спинку, подсчитывала сколько денег может потратить и гадала, чем больше порадует мужа: парой новых футболок или сигарой. Или купить и то и другое? И решила, что это будет зависеть от того, какой выбор будет в табачной лавке торгового центра, который Лера ради неё и выбрала.

Она даже полезла в телефон, где у неё хранились фотографии сигар, которые больше других предпочитал Артём, когда машина резко затормозила.

Водитель, лысоватый пожилой мужик, зло выругался и вышел, хлопнув дверью.

Ни хлопка, ни удара, ни визга тормозов — ничего, что могло бы натолкнуть на мысль об аварии. Но, судя по тому, что водитель другой машины тоже вышел, а кнопка аварийной остановки противно щёлкала, в аварию они всё же попали.

Лера оглянулась на объезжавшие их машины, а потом переместилась вперёд, чтобы узнать, что же случилось.

Видимо, их машина, перестраиваясь, теранула свеженький Фольксваген. И водитель этого чёрного, отливающего перламутром Туарега недовольно размахивал руками. Часы на его руке поблёскивали на солнце, высвободившись из рукава пальто. И что-то знакомое было и в этой руке, и в этих часах, и в этих широких движениях.

Лера чуть не влезла на водительское сиденье, чтобы увидеть его лицо, и тут же в ужасе подалась назад. Кирилл Неверов. Снова.

«Только бы он меня не увидел, — рука привычно прикрыла глаза, и волосы упали на лицо, словно могли скрыть её от Неверова. — Пожалуйста, пожалуйста, пусть бы они там как-нибудь на месте всё порешали, и я спокойненько поехала в свой магазинчик».

— Девушка, выходите, — открыл водитель пассажирскую дверь, впуская шум улицы и выхлопные газы. — Это надолго. Я вам другую машинку вызвал.

— А можно я здесь подожду? — с надеждой в голосе спросила Лера.

— Можно. Но лучше вон там, в карманчике постоять, — ткнул он рукой непонятно куда. И Лере ничего не оставалось, как принять его предложение.

— Спасибо. Я вам что-нибудь должна? — встала она спиной к Неверову, надеясь, что он её не узнает.

Водитель отрицательно покачал головой и ещё раз показал ей за спину.

— Вон там, в карманчике ждите.

— Хорошо, — она кивнула, всё ещё надеясь обойти машину с другой стороны, огородами.

— Да куда ж ты, — схватил её водитель, развернул и подтолкнул в спину прямо в руки директора фарм-дивизиона. — Показываю же, вон там, в карманчике.

— Ты? — прозвучало у неё над головой удивлённо. — Опять?

Лере хватило мужества поднять глаза.

— Ты решила полностью сломать мне жизнь? — его прищуренные глаза блестели гневом. — То есть вот этого, — он достал из кармана и бросил на капот своей машины разбитый телефон, — и вот этого, — он распахнул пальто профессиональным жестом эксгибициониста, — мне было мало?

На мятой рубашке остались грязные разводы, и на брюках пятно за те несколько часов, что они не виделись, тоже не исчезло.

— Я же не специально, — выдохнула Лера, опустив плечи. — Кирилл Александрович…

— Заткнись! — перебил он. — Просто заткнись!

И его раскрытая ладонь так дрожала, что Лера невольно закрылась руками, испугавшись, что он её сейчас ударит.

— Слышь, парень, — окликнул его водитель. — Ты прости, оно, может, не моё дело, но девушка-то чем виновата?

Неверов шумно выдохнул и отвернулся, не удостоив его ответом.

— Иди, иди, — по-отечески мягко подтолкнул Леру водитель. — В карманчик. В пути уже твоя машинка.

И Леру больше не нужно было упрашивать. Вызвав на себя шквальный огонь клаксонов, она пересекла две полосы плотного движения и, только оказавшись на фигурной плитке тротуара, облегчённо выдохнула.

И повернулась, якобы высматривая своё новое такси, на самом деле желая убедиться, что Неверов за ней наблюдает. Так и было — он смотрел ей в след. И демонстративно отвернулся, когда глаза их встретились.

Почему-то было обидно. Да, Артём тоже постоянно звал её «раззявой» и «безрукой». И, может быть, в том, что летела к лифту очертя голову, и в том, что не посмотрела, куда идёт с полной чашкой кофе, она и была виновата. Но в этой аварии — никак. Только тем, что оказалась в ненужное время в ненужном месте.

И эта его грубость ничем не оправдана. Разве что нервами.

Лера ещё раз посмотрела украдкой на широкую спину Неверова. Кажется, он просил у водителя такси телефон.

«Бедненький, ему же даже позвонить не с чего, — глядя, как он мучается с непривычным аппаратом, пробилась в Лерино сердце жалость. — А как бы я себя чувствовала на его месте, если бы вот так?»

И она вспомнила, как он чуть не заплакал там, у лифта, когда пытался докричаться своей Настеньке.

Лера пнула подлетевший к ногам листок. А вдруг она и правда сломала ему жизнь? Вот так нечаянно, невзначай, ненароком. Но тут же отогнала эту мысль, поймав его хмурый взгляд.

Уехать бы побыстрей. Но, как назло, движение на дороге практически остановилось. Вечерняя пробка.

Лера достала телефон.

«Не судьба тебя, Тёма, порадовать ни сигарами, ни футболками», — закрыла Лера папку с фотографиями. Если верить навигатору, то до торгового центра километров двадцать, а до её гостиницы — шесть. Куда она дойдёт пешком, вопрос не стоял.

«Может, по ходу что куплю», — ещё не потеряла Лера надежду задобрить по приезду мужа.

К счастью, куривший водитель такси посмотрел прямо в её сторону. Лера, как могла, показала ему жестами, что она пошла, туда, назад, ждать машину не будет. Он, кажется, понял, кивнул. И её сапоги уверенно застучали по тротуарной плитке в сторону своего временного жилья.

— Девушка! Подождите!

О том, что это обращались к ней, Лера поняла, только когда её схватили за рукав.

— Я вам кричу, кричу, — выдохнул запыхавшийся Неверов. — Простите, не знаю вашего имени.

— Валерия, — ответила Лера машинально. — Валерия Мечникова, — добавила она официоза, вспомнив, что он всё же её директор.

— Валерия, простите, я, — он замялся. — Я был как-то неоправданно груб с вами. Сорвался. Простите.

Он поправил волосы пятернёй, словно не знал, что ещё добавить, что Лере было странно, ведь она точно знала, что язык у него был подвешен как надо. Возможно, ему не часто приходилось извиняться и оправдываться. Он переминался с ноги на ногу.

— Вы меня тоже простите, — Лере тяжело было видеть его мучения, а вот оправдываться, напротив, не привыкать. — Я действительно не специально. И с телефоном, и с кофе, и, конечно, с этой аварией.

— Да, я понимаю, понимаю. Просто у меня сегодня такой тяжёлый день. Жену положили в больницу, Ингрид прилетела, это собрание. Жена там с ума сходит, а я ни позвонить не могу, ни вырваться. Теперь вот эта авария.

Он закрыл рукой лицо. И Лера испугалась, что он и правда расплачется. Но он просто опять тяжело вздохнул, горько-горько, обречённо.

— Что-то серьёзное? С женой?

Леру толкнули в спину, и он, не задумываясь, отодвинул её в сторону с пешеходной дорожки.

— Вы же тоже куда-то ехали? — спросил он вместо ответа.

— Да, — в магазин, — отмахнулась она. — Ничего важного.

— Может, посидите со мной в кафе? — показал он на красивую вывеску на здании рядом. — Мне из этой пробки уже всё равно не вырваться. А я с утра ничего не ел. Может, поэтому ещё такой злой. Мне, правда, неловко, что я сорвался.

— Ладно, — согласилась Лера.

Он оставил её за столиком, а сам убежал предупредить водителя такси, где его искать, если вдруг приедут комиссары.

— Заказывайте, заказывайте, Валерия, не стесняйтесь, — подоспел он как раз к приходу официантки. Сам ткнул в меню стоя, наугад, и поднял на Леру взгляд. — Может, хоть кофе? Мне кажется, вы свой предыдущий не допили.

— Капучино, — ответила Лера на вопрошающий взгляд официантки, едва заметно улыбнувшись его замечанию. Шутник.

— Давно работаете в нашей компании? — на вешалку, стоявшую рядом, он повесил пальто и сел, расстегнув пиджак и осматриваясь. Ни пятно на брюках, ни разводы на рубашке его явно не беспокоили.

— Три месяца, — опустила Лера глаза на белую матерчатую скатерть, искренне надеясь, что этот разговор не превратится в собеседование, и уже немного жалея, что она согласилась с ним пойти. Чувствовала она себя неловко. — А вы?

— Пятый год. Вы замужем? — он посмотрел на безымянный палец её правой руки.

— Да, — поправила обручальное кольцо Лера, словно гладкое простое кольцо могло развернуться неправильно.

— Дети?

Она отрицательно покачала головой.

— Вы врач?

— Провизор. — Нет, она ошиблась, это скорее походило на допрос, а не на собеседование. — А вы?

— О, у меня образование вообще экономическое. И сам не знаю, как я в этот фармбизнес попал. А детей вот тоже нет. И у жены очередная беременность и внематочная.

Лера болезненно нахмурилась. Каждая женщина, наверно, понимала, как это плохо.

— Увезли сегодня на скорой. Сказали, удалят трубу, — он выдохнул, расправляя на коленях салфетку. — И это уже вторая неудачная беременность. Выкидыш, теперь вот внематочная.

— Бедная девочка, — покачала головой Лера. Она отчасти понимала, почему он делится таким сокровенным, не стесняясь. Особенность работы в женском коллективе. Плюс издержки профессии. Врачи они как священники. Даже Лере в аптеке каких только исповедей выслушивать не приходилось.

— Она была в ужасе от диагноза. Как раз, когда я телефон разбил, — поправил он своё обручальное кольцо, блестевшее алмазными гранями, не поднимая на Леру глаз. — После операции уже накачали препаратами, больше спит. А когда не спит — плачет. И я с ума схожу, не зная, чем её утешить.

— Ничем, — уверенно помотала Лера головой. — Только новой беременностью. Но это теперь не сразу.

— Да, я уже проконсультировался, — констатировал он бесстрастно. — Благо в нашем дивизионе и гинекологов хватает. Прогноз позитивный. Простите, что вывалил это на вас.

— Ничего, — отклонилась она, когда перед ней поставили кофе. — Мне, правда, очень жаль.

О том, что ей от его откровенности стало ещё хуже, она не стала уточнять. Как-то низко было жаловаться, что ей некомфортно, когда Неверов делился проблемами, которые она же и умудрилась усугубить.

Судя по тому, как он ковырялся в заказанном салате, аппетита у Кирилла Александровича не было. И за жену он переживал всерьёз.

Лера свой кофе тоже только пригубила. Она не знала о чём с ним говорить. Да и его задумчивый вид не располагал к беседе, хотя присутствие Леры его не очень тяготило.

Она машинально отметила, что заказал он мясо, хорошо прожаренное, со специями. И, когда его принесли, пахнущее грилем и пряностями, всё же решил поесть. С вилкой и ножом он при этом справлялся так, словно родился с ними в руках. И, видимо, привык есть больше по разного рода заведениям, чем дома.

Лере же по-прежнему было неуютно.

— А вы москвич? — нарушила она молчание.

— Теперь — да. Хорошо, когда хоть квартира своя, а не казённая, — усмехнулся он кисло. Ему, похоже, не нравилась корпоративная политика на этот счёт, но выбора не было. — А если разрешали бы ездить на своей машине, плюнул бы на эту царапину и забыл. Теперь же буду стоять здесь до ночи, чтобы все документы в контору предоставить, как положено.

— Думаю, таксист бы вас всё равно не отпустил. У него же тоже машина не личная.

— Хм, а ведь верно, — он посмотрел на неё как-то по-новому. Видимо, поступившие в кровь питательные вещества всё же подняли его настроение. — А вы сами откуда?

Лера махнула рукой, называя свой далёкий провинциальный город, не заслуживающий внимания да и ничем особо не примечательный.

— У-у-у! — протянул он, явно плохо представляя, где это. — У вас там, наверно, уже зима?

— Ещё осень, — улыбнулась Лера. — Но уже холодная, промозглая, ветреная.

— Значит, хоть здесь погреетесь пару деньков.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

www.litlib.net

Читать онлайн книгу «Держи меня, Земля!» бесплатно — Страница 4

— Сфотографировать вас?

— Не, я не любитель, — Лера сделала вид, что пьёт из ладоней. И засмеялась, когда Неверов, воровато оглядываясь, сделал вид, что плескает в подмышки, подыграв ей.

— Лера, пошли, — крикнула ей недовольно Дашка. Она, наоборот, привыкла быть везде в первых рядах, а потому пробилась к самому стеклу часов и теперь выбиралась из толпы, махая Лере рукой.

— Как она за вами следит, — усмехнулся Неверов.

— Так это она не за мной, — улыбнулась Лера.

— Мн-н-н…. За экскурсоводом? — кивнул он многозначительно.

— Да, да, и за её сверкающими пятками, — ответила она на ходу. — А вы, значит, в Эрмитаже были уже?

— И не раз. Жена его обожает. А мне здесь, к сожалению, не нравится. Я думал, вдруг хоть в этот раз проникнусь. Народу будет поменьше. Но вижу — нет. Всё то же. И скука смертная.

— Не любите искусство?

— Просто не умею его готовить, — улыбнулся Неверов. — И, кстати, про кошек. Вы же в курсе, что эрмитажные коты тоже относятся к его достопримечательностям?

— Нет, — засомневалась Лера, не шутит ли он. — Настоящие коты? Живые?

— Да, лохматые, полосатые, — он провёл рукой по волосам и замедлил шаг, чтобы Лера за ним успевала. — Коты — неотъемлемая часть истории музея. Говорят, официально установлен лимит в пятьдесят наглых усатых рож, но их больше, что-то около семидесяти. Причём у каждого есть собственный паспорт с фотографией, ветеринарная карточка, и они числятся специалистами по очистке музейных подвалов.

Лера оглянулась, ей показалось, что под ногами действительно пробежал кот. Неверов проследил за её взглядом и понизил голос, слегка к ней наклоняясь.

— Им запрещено гадить в музейных залах, — он показал рукой на решётку в широком плинтусе, а потом на следующую. — Видите, все выходы перекрыты. Вроде только раз в году в День эрмитажного кота, весной, их выпускают на публику и открывают для посещения чердаки и подвалы, где они обитают. Кстати, сами сотрудники музея называют их «эрмики». И можно даже записаться в Клуб друзей котов Эрмитажа.

— Серьёзно? — засмеялась Лера. — Такой существует?

— Конечно. Этим котам со всего мира приходят письма, им шлют подарки, а когда специалистов-мышеловов становится слишком много, их отдают в добрые руки. И счастливый владелец эрмика получает не только особенного кота с Петербуржской душой, но и пожизненный сертификат на бесплатное посещение музея.

— У меня ощущение, что вы такого уже приютили.

— Я честно хотел, но там такой строгий конкурс, собеседование в три тура, — улыбнулся он.

— В общем, кота вам не доверили.

Он развёл руками и с сожалением вздохнул, когда они остановились у огромных малахитовых чаш.

Там их уже поджидала Даша, которая тут же перехватила инициативу, и разговор потёк совсем в другое русло.

— Кирилл, я слышала, ты тут не первый раз? А что тебе нравится в Эрмитаже больше всего? — Дашка плевать хотела на субординацию.

— Честно говоря, мне и сам-то Эрмитаж не нравится. К сожалению, он так и останется, видимо, недооценённым мной по достоинству.

— Почему? — надула губки Дарья, словно обиделась за Эрмитаж.

— Мне здесь неуютно. Но, — он поднял вверх палец, словно вспомнил, — действительно есть кое-что, что мне здесь нравится.

Неверов опустил глаза и провёл пальцем по камню прямо возле таблички «Руками не трогать».

— Я покажу, если вам интересно.

И была такая великолепная двусмысленность в том, как он ответил и как посмотрел на оставшийся на полированной поверхности след, что Лера невольно восхитилась Неверовым.

Можно долго гадать, что он хотел сказать этим «нравится», но то, что он не приветствует «панибратство», Лера уловила точно.

В следующем зале под стеклом висела та самая «Мадонна Бенуа», что упоминалась в программке.

— Леонардо да Винчи было двадцать шесть лет, и уже шесть лет, как он стал самостоятельным живописцем, — вещала экскурсовод нудным голосом. Вроде и молодая девушка, и симпатичная, но такая строгая и неулыбчивая, что общее впечатление о себе создавала неприятное. — Он первый начал использовать технику масляной живописи…

Шариковой ручкой, зажатой вверх колпачком, она ткнула в сторону картины.

И размером, и формой бесценный экспонат походил на большую разделочную доску. Лера нагнулась ближе к стеклу, которое отсвечивало, и заметила большую трещину на поверхности, что только усилило для неё сходство шедевра с кухонной утварью.

— Наверное, я должна устыдиться, но она похожа на старую рассохшуюся деревяшку с облупившейся краской, — вздохнула Лера, вставая рядом с Неверовым и уступая место другим желающим подойти поближе.

— Боюсь, и мне придётся смириться со своей невежественностью, — невозмутимо пожал плечами Неверов. — Но я вижу то же самое.

— И за державу как-то обидно. Неужели мало отечественных гениев в сокровищнице Эрмитажа.

— И я больше люблю наших художников.

— Конечно, вопиющее неуважение к кисти гения, — сцепила Лера руки на груди, — но, к сожалению, не зацепило.

— Поддерживаю, коллега, — отзеркалил её жест Неверов. — Ничего не могу с этим поделать. Не моё.

Они так и стояли, пока к ним не подошла Дарья.

— Эта картина — твой любимый экспонат? — обратилась она к Неверову, показывая на бессмертную доску. Их разговор Даша явно не слышала, и, в отличие от Леры, не поняла и предыдущих намёков, продолжая «тыкать».

— Нет. В живописи я совершенно не разбираюсь, — ответил он. — Ориентируюсь исключительно на «нравится» или «не нравится». Как и во всём остальном. Вот этот Да Винчи мне не нравится. И вообще, когда говорят, что кто-то в двадцать шесть лет уже создавал бесценные шедевры, я чувствую себя несколько…

— Униженным? — проявила Даша инициативу, но Неверов отрицательно покачал головой.

— Может, обделённым? — высказала свою версию Лера.

— Пожалуй, — кивнул он и прищурился. — Как будто мне чего-то недодали. Эх, надо искоренять в себе это тщеславие. И зависть. Зависть особенно. И… это… ну, вы помните… — обернулся он к Лере, — невежество.

— Кирилл Александрович, — отвлекла его девушка, имени которой Лера не знала.

Он перешёл к другой группке своих сотрудниц и тоже стал подробно отвечать на их вопросы. Лера видела, как он поддёрнул рукава свитера, как незаметно глянул на часы. А потом потеряла его из вида.

В следующем зале она так заинтересовалась какой-то жуткой картиной с подвешенными на дереве животными, что и совсем забыла про него.

— Вот что мне здесь нравится больше всего, — напомнил он о себе и неожиданно подмигнул Лере, пока она в лёгком смятении наблюдала, как непринуждённо он встал за спиной у Дарьи, положив руки на плечи и пододвинув её к той же страшной картине.

— Эта картина? — обернулась Дарья.

Лере нестерпимо захотелось прикрыть глаза рукой. Похоже, её подруга вообще не слушала, что он говорил.

— Наклонитесь поближе к полотну, — прошептал Кирилл Александрович Дашке очень даже интимно, но сам убрал руки и сделал шаг в сторону.

И в тот момент, когда Дарья доверчиво ткнулась носом в стекло, раздался громкий резкий звук, крякнувший, как полицейская сирена.

— Что за…? — отпрянула она, испугавшись.

— Сигнализация, — улыбнулся он, а потом даже рассмеялся на Дашкин ужас. — Больше всего в Эрмитаже мне нравится сигнализация. Это ответ на ваш вопрос.

— Ну, спасибо! — Дашка недовольно фыркнула и ушла с гордо поднятой головой в соседний зал. По её губам Лера прочитала: «Дебил!»

Звук привлёк к ним повышенное внимание, но, когда ничего не произошло и вооружённая охрана не прибежала, все присутствующие с прежними скучающими лицами разошлись, а они с Неверовым остались у картины одни.

Вернее, Лера осталась, а Неверов протянул к полотну только руку.

И сирена уже не крякнула, она заорала, как при пожаре, когда он с невозмутимым видом перешёл к другой картине и уставился на цветные квадраты, словно ничего интереснее в жизни не видел. И только его довольный взгляд светился озорством.

Фейспалм. Лера всё же закрыла рукой глаза. И это директор целого дивизиона! Балуется, как мальчишка.

Она ждала, что её сейчас точно арестуют. Но пока лишь пара любопытных зевак осмотрела их закуток с недоумением и ушла.

— Скучно в Эрмитаже, так решили отсидеться в комнате охраны? — спросила Лера громко, пока сигнализация ещё орала. — Если меня схватят, я буду всё валить на вас.

— Они и так всё видят, — показал он пальцем на камеру и улыбнулся. — Вам стыдно за меня?

— Очень, — покачала она головой назидательно. — Что это было, Кирилл Александрович?

— Это — отчаяние, Валерия Владимировна, — нагнулся он к самому уху, чтобы это сказать, а потом ушёл в следующий зал, не оглядываясь.

Лера не знала, что же больше её озадачило: его ответ или то, что он знает её отчество. Она помедлила, пытаясь угадать, что он имел в виду, а потом пошла за ним.

Оказалось, что они уже беседуют с Дашкой, причём довольно оживлённо, и Лера не стала им мешать.

Экскурсовод, дававшая всем дополнительное время для самостоятельного осмотра, помахала рукой от двери. Лера двинулась за ней, и только ко второму или третьему залу обнаружила, что ни Дашки, ни Неверова с ними больше нет.

Не пришли они и в автобус. И только когда водитель предупредил, что через пять минут отправление, Лера позвонила.

— Ой, Лер, забыла предупредить, я не поеду, — по Дашкиному голосу было слышно, что она только что смеялась, а сейчас прикрывала рукой трубку.

— Решила задержаться в Эрмитаже?

— Ну, можно и так сказать, — хихикнула та. — Не жди меня. Встретимся в гостинице.

Только не вернулась Дашка ни вечером, ни ночью. Лишь утром, когда Лера уже чистила зубы и раздумывала, не позвонить ли ей, её соседка по комнате ввалилась в дверь. Всклокоченная, с курткой в руках, словно пришла откуда-то не издалека, она завалилась на кровать, не раздеваясь.

— Даш, у нас лекция, а потом поездка на завод, — растолкала её Лера.

— К чёрту лекцию! К чёрту этот завод! И срать мне на его жену, — пьяно отмахнулась Дашка. — Я же сказала, что оторвусь в этой поездке по полной.

Она хохотнула, отвернулась к стене и отрубилась.

Плохая девочка Даша осталась спать в номере. А хорошая девочка Лера в одиночестве позавтракала, узнала от мужа последние новости из дома и в просторном конференц-зале послушно села слушать специалиста здравоохранения вместе с другими хорошими девочками. Неверова не было.

Новостей из дома тоже пока было немного. Без изменений. Но на душе всё равно стало серо и промозгло, точь-в-точь как за окнами зала этим ранним питерским утром.

Глава 7

Лера не упрекала Дашку, не осуждала Неверова. Ей просто было грустно, что она так плохо разбиралась в людях. Что, дожив до своих двадцати семи, она до сих пор считала: брак и семья — это свято. Наивно надеялась, что есть верные мужчины. Была убеждена, что порядочность не атавизм. В общем, верила в сказки, хоть и была уже большой девочкой.

Знала она в себе эту особенность — видеть в людях лучшее. А может, просто люди интуитивно поворачивались к ней этой своей безгрешной стороной. Даже Неверов ведь говорил с ней о котах, о музее, о жене. С уважением говорил, не морщился. И никаких намёков, неприличных шуток, скабрёзностей.

Жаль, что на тёмной стороне его души, которую Лере было не видно, похоже, имелись оправдания и для измен. Может, они и весомые. Он же не делился, как они живут. Опять же, детей нет. Может, это и есть то самое отчаяние, от которого пускаются во все тяжкие. Да и работа у него такая, что он вечно в разъездах. Значит, устраивает это их с женой. Леру же устраивает. И мысли, которые так настойчиво внушала ей мама, её опасения, уже не казались Лере несерьёзными.

«Детей нет. Всё время в разъездах. Ничего не держит».

Она даже головой замотала, отгоняя мысли о том, что, возможно, и Артём поступает как Неверов.

«Нет, нет, нет. Он мне не изменяет. Он работает там на своей вахте. Тяжело, много, на жаре, на морозе, на высоте в десятки метров над землёй. Просто работает, чтобы мы жили в достатке. У них и женщин-то там нет, если только повариха. Я же ему не изменяю!»

Она посмотрела на выступавшего докладчика, а потом перевела взгляд в зал. И вздохнула, не увидев лохматого затылка в первом ряду.

«Наверное, его жена убеждает себя так же. А он отсыпается сейчас, как и Дашка, после бурной ночи», — горько усмехнулась она.

Чёрт знает, зачем она проводила эти параллели между Неверовым и своим мужем, но, видимо, эта солидарность с его женой и заставляла Леру всё время о нём думать.

Ей даже мерещился его голос, когда в перерывах они выходили в фойе поболтать, познакомиться с коллегами, обсудить новости.

И в стерильных залах завода, куда их повезли познакомить с процессом производства лекарств, Лера ощущала какую-то вселенскую пустоту из-за того, что Неверов оказался хуже, чем она о нём подумала. Или это потому, что его с ними не было?

Такая мысль тоже пришла ей в голову.

Лера скучала. Но по нему ли? Скорее, по дому. И по мужу. К тревожной тоске, связанной с состоянием папы, просто добавилась какая-то тихая осенняя грусть.

Осень в душе, на которую так стала похожа эта холодная весна в Питере.

Лера вышла из автобуса, что привёз их с завода, но в гостиницу не торопилась. Жалко было тратить вечер на просмотр какого-нибудь бездарного сериала, который наверняка смотрела в номере Дарья.

— У нас завтра свободный день. Нагуляешься ещё и в музей свой сходишь, — фыркнула она в ответ на Лерино предложение пройтись.

Лера заходила в номер перед поездкой, от которой Дашка заведомо отказалась. О минувшей ночи Лера спрашивать не стала. Да и времени не было. Впрочем, как и желания.

А Лера сходила бы в Русский музей. Только, оказалось, не с кем. Дашка уже договорилась ехать на Невский, в Пассаж, в Гостиный двор, чёрт знает ещё куда, что можно назвать двумя словами: «по магазинам». Лера же хотела в Храм Спаса на Крови, к «Девятому валу», на Фонтанку к Чижику-Пыжику.

Она покрутилась на месте, но в чужие компании даже прогуляться напрашиваться постеснялась. Просто пошла, куда глаза глядят. Одна.

И хоть весна в Питере была прекрасна, но слишком уж промозгла. Лера так быстро замёрзла, что зашла в ближайший же к гостинице супермаркет.

Ценники приятно радовали.

«Вина что ли купить? — замерла она перед витриной с алкоголем. — Хоть погреться да тоску разогнать».

— Отличный выбор! — бутылка чудом не выпала у Леры из рук, когда над ухом раздался до боли знакомый голос.

— Считаете? — повернулась она, чтобы убедиться, что не ошиблась.

— Уверен, — улыбнулся Неверов. У него был красный нос, красные уши, словно он долго стоял на улице, но какой-то сумасшедший счастливый взгляд.

На язык лезло неприличное слово, как эвфемизм к культурному «нагулялся». И теперь блеск в его глазах Лера уже никак не могла связать с интересным положением жены.

— Я взяла наугад, — усмехнулась Лера злорадно, заметив, что его ещё и слегка потрясывает от холода.

— Только так и надо выбирать. Не задумываясь. А лучше с закрытыми глазами.

— Вы, видимо, фаталист? — поставила она бутылку в жёлтую пластиковую корзину. Её и саму уже слегка трясло, но скорее от негодования.

«Ну, ты-то выбрал с открытыми. Дашка — девка симпатичная. Хотя думал точно недолго».

— Я, скорее — волюнтарист, — ответил он, протягивая руку к корзине. Лера не стала с ним бороться за её широкие ручки, отдала молча. — Предлагаю добавить съестного, чтобы это сухое красное было чем закусить.

Стыдно было признаться, но Лера понятия не имела что значит «волюнтарист», и, следуя за Неверовым по пятам, как тот доктор Айболит твердила, правда, не одно слово, а два: «Волюнтарист. И кобель. Кобель и волюнтарист». Чтобы оба не забыть.

— Держите, — они уже вышли, когда Неверов протянул пакет с продуктами, за которые он заплатил. И вздрогнул. — В Кёльне всё же намного теплее.

— Вы были в Кёльне?

— Да, вчера позвонили, как раз в Эрмитаже. Пришлось срочно улететь. У вас на завтра какие планы?

События развивались слишком быстро, чтобы Лера успевала соображать.

— Свободный день. Вроде, никаких семинаров не запланировано.

— Нет, не у компании, — улыбнулся он. — Лично у вас какие планы?

— Я хотела в Русский музей и…

— Отлично, — он даже не дал ей договорить. — Значит, выходите завтра в половине десятого, садитесь в такси, и оно отвезёт вас в «Русский музей и…»

— В какое такси? — обернулась Лера, потому что он уходил в сторону, противоположную гостинице.

— Такое, с шашечками, — остановился он, а потом снова пошёл, поднимая на ходу воротник пальто, и затерялся среди прохожих.

Лера потрясла головой, совершенно сбитая с толку. Если бы не пакет, врезавшийся в пальцы тонкими ручками, она поверила бы, что Неверов ей пригрезился.

— Держи меня, земля! А в честь чего банкет? — доставала Дарья на стол нарезку колбасы и сыра, фрукты, хлеб, вино.

— В честь погоды в Кёльне.

Дашка посмотрела на неё подозрительно, но ничего не поняла и промолчала.

— И вперёд поскакал Айболит! И одно только слово твердит, — продекламировала Лера, снимая куртку.

— Ого, мать, — покосилась на неё подруга. — Эка тебе голову-то надуло. Нагулялась без шапки?

— Волюнтарист. Волюнтарист. Волюнтарист, — улыбнулась Лера. Она и правда чувствовала себя немножко безумной. И немножко счастливой. Мир словно стал чище и светлее. — Это ты, мать, нагулялась без шапки. Ну, сознавайся, где вчера была?

— Так в люксе, — показала Дашка пальцем вверх и гордо вздёрнула носик. — Или ты сомневаешься? Может, тебе доказательства предъявить?

— Нет, нет, — примиряюще улыбнулась Лера. — Оставь их при себе. Я верю тебе на слово.

И только когда они с Дашкой вылакали бутылку до дна, заглянула в интернет.

«Волюнтарист — тот, кто руководствуется только личной волей, рассматривая её в качестве высшего принципа бытия. В аллегорическом смысле является своего рода борьбой личности с обстоятельствами».

Лера с обстоятельствами бороться не умела. Но ею двигало любопытство. Поэтому ровно в девять тридцать утра она вышла из фойе гостиницы на улицу.

День обещал быть пасмурным. Голова болела от вина и хронического недосыпа. И, глядя на вереницу такси, припаркованных у крыльца, всё вчерашнее показалось Лере глупой шуткой. А она себе — точно не прелесть какой дурочкой, а ужас какой дурой.

«Садись, милая, в такси, — её внутреннее «я» сегодня говорило угрожающим голосом мужа. — Оно довезёт тебя куда надо. Хоть в музей».

Она усмехнулась над своей доверчивостью, спускаясь по ступеням, когда на лобовом стекле одной из машин вдруг увидела прижатый дворником жёлтый резной лист.

Белое такси с оранжевым капотом. Шашечки, три семёрки и… осенний лист.

Лера неуверенно подошла к водителю.

— В Русский музей? — невозмутимо переспросил грузный мужчина в кепке, как у Фиделя Кастро, выходя из машины. Лера кивнула, и он сам открыл ей заднюю дверь.

— Я же говорил, такое, с шашечками, — улыбнулся Неверов. — С добрым утром!

— С добрым, — Лера села на скрипнувшее сиденье и тут же запаниковала.

«Уходи, Лера! Беги!» — бесновался голос мужа, выкрикивая оскорбления. Но она медлила, наблюдая какую-то странную рассинхронизацию.

Мысли её проносились со страшной скоростью. От подозрения, что её заманили в ловушку, до осознания, что она пришла сама, и никто её не заставлял, прошло не больше миллисекунды. Но происходящее вокруг в то же время замедлилось настолько, что между движением, когда водитель кинул жёлтый лист и до момента, когда тот коснулся сиденья, прошло полгода. Минимум, до следующей осени.

Криво вырезанный из рекламного проспекта супермаркета, в котором они вчера встретились, лист упал на потёртую обивку. Лера представила, как Неверов сражался с ножницами, и очнулась от его голоса.

— Я боялся, что вы не придёте, — прозвучал голос тихо и очень серьёзно.

— Я и не пришла, — покачала она головой. — Честное слово, не знаю, что на меня нашло. Это не я. И будет лучше, если я уйду.

— Нет, нет, нет, пожалуйста! — взмолился Неверов, когда Лера оглянулась на дверь, и поднял руки ладонями вперёд. — Только не на ходу!

Она видела в нём сейчас одновременно и змея-искусителя, и Мефистофеля, и источник всех смертных грехов. И винила за то, что такси уже двигалось, за то, что водитель беззаботно включил музыку. И в том, что она не ушла сразу, а села в это такси, виноват был тоже Неверов. Она посмотрела осуждающе, но он не дрогнул.

— Клянусь, я чувствую то же самое. Что это не я, — он осторожно опустил руки, словно боясь её спугнуть. — Не я полетел обратно через Берлин, когда билетов на Франкфурт не оказалось. Не я час простоял на крыше дома напротив гостиницы.

— На крыше?! — она покачала головой. — Вы сумасшедший?

— Да, — кивнул Неверов уверенно. Он сидел так далеко, как будто боялся оказаться ближе. Забился в самый угол. — Я и сам пожалел. Там такой был холод.

— А в вестибюле, например? Нет? — Лера недоверчиво покачала головой.

— Я вообще-то в Кельне. И женат.

— А я замужем. И вы мой директор.

— Я не забыл, — болезненно сдвинулись его брови. — А ещё у вас такая агрессивная подруга, которой никогда не понять, что люди могут просто поехать в музей, потому что им нравится одно и то же. Мы просто едем в музей. И я уже ничего не могу с этим сделать. Но вы всегда можете развернуться и уйти. В любой момент, если я нечаянно сделаю что-то не так.

— А как же борьба с обстоятельствами? Волюнтаризм? — изучала его Лера внимательным настороженным взглядом. Он боялся, что она передумает.

— Вы даже не представляете себе, как я с ними борюсь.

Он казался ей искренним. В конце концов, не обрушится небо на землю, если они просто сходят вместе в ещё один музей.

— А как вас пустили на крышу?

— Это было нетрудно, — выдохнул Неверов с облегчением. — Вот с листиком я намучился.

Лера протянула руку и достала его, это вырезанное маникюрными ножницами произведение искусства.

— А можно ещё про крышу, — она покрутила лист в руках и даже понюхала, хотя он ожидаемо пах типографской краской.

— Можно, — Неверов чуть-чуть выдвинулся из своего угла. — Я просто очень люблю крыши. А питерские крыши — это целая история. Они такие дикие, опасные. Дымоходы, антенны, ржавое железо. В блокаду с них вели наблюдения за городом и высматривали вражеские самолёты. И они все под наклоном, не то, что в Стокгольме, например.

— В Стокгольме?

— Карлсона, который живёт на крыше, помните? — он передвинулся ближе ещё немного, поправил пальто. — В общем, в Питере главное знать жильца, у которого есть ключ от чердака. И я его знал, поэтому поднялся.

— А в Стокгольме какие крыши?

— Там словно отдельный мир. Мансарды, башенки, шпили, флажки, трубы. Всюду лестницы и карнизы, — дополнял он свой рассказ жестами для наглядности. — Но натянуты тросы, и туристам выдают скалолазную экипировку. В Питере — полный экстрим и адреналин. А в Стокгольме была такая мука перекидывать страховочный трос. Правда, гиды сначала гордо похвастались, что у них никто не падал, но потом слёзно просили русских туристов не портить им статистику.

— Вы пытались идти без страховки?

— Хуже, мы пытались проверить её надёжность.

— А про Карлсона что-нибудь неизвестное они вам рассказывали?

— Увы, про Карлсона они больше узнали от нас. Пеппи-Длинный-Чулок в Швеции, например, популярна. Правда, чуть меньше, чем Икея, — его идеальные зубы блеснули в полумраке салона. — А вот мужчину в полном расцвете сил совсем не почитают.

— Вы были там с женой? — Лера решила не забывать о той, что всё равно постоянно присутствовала в её мыслях. — Как она, кстати?

— Хорошо, — кивнул он спокойно, уверено. — Прошла курс восстановительной терапии после того случая. Сейчас назначили дополнительные обследования. Но мы настроены очень оптимистично.

— Очень рада за вас. А вы давно женаты?

— Мне кажется, этой информации столько на моей странице, что я теряюсь, когда мне до сих пор задают этот вопрос, — он откинулся на спинку и засмеялся.

«То есть, ты считаешь себя настолько неотразимым? Что все без исключения тобой интересуются? У тебя и в мыслях не было, что я не залезла в соцсети?» — склонила Лера голову укоризненно, но тут же вспомнила, что хоть не своими руками, но она открывала его страничку, да и вопрос задала, ответ на который знает. Устыдившись, она прикрылась листком.

— Чёрт, мы так давно вместе, что я забыл, как давно женат, — удивил он её ответом. — К тому же мы не празднуем день свадьбы. Года три, четыре, наверно, как официально расписались. А вы давно замужем?

— Лет пять-шесть, — пожала плечами Лера, принявшись рассматривать обрезанные надписи на бывшей рекламе супермаркета. «Оказывается, была скидка на бананы», — перевернула она бумажку, но цена так и осталась для неё тайной.

— Вы выглядите счастливой.

Она усмехнулась, но промолчала.

— Я всё понял. Про мужа лучше не говорить, — Неверов наклонился вперёд, стараясь её не задеть, чтобы рассчитаться с водителем.

Машина остановилась у музея.

— Нет, нет, наоборот. Я им очень горжусь, — отстранилась Лера, чтобы ему не мешать.

— Тогда я тоже рад за вас, — Неверов открыл дверь машины, но ещё не вышел. — Расскажете мне о нём?

— А надо?

Лере дверь снова открыл водитель такси.

— Конечно, — ответил Неверов, огибая машину, и жестом пригласил её в ворота.

Решетчатые, чёрные, с золотым двуглавым орлом, они стояли, приветливо распахнув кованые створки.

В руках у Леры так и остался вырезанный лист. Не увидев на огромной, расчерченной квадратами площади ни одной урны, она положила его в сумку.

Молча они поднялись на крыльцо, что охраняли два невозмутимых льва, и только там выяснили, что центральный вход закрыт. В жёлтое и строгое здание с белыми колоннами предлагалось зайти через подвал.

На полутёмной лестнице Неверов вдруг остановился.

— Похоже на переход в другой мир, правда?

Лере так не показалось. Просто лестница, просто темно. Но его загадочный вид заставил её насторожиться.

— Только в этом музее, пожалуйста, никаких сигнализаций, — пригрозила она пальцем.

— Я согласен, — кивнул он уверенно. — Тем более, их там толком и нет. Стоит в каждом зале по старушке и у каждой в мозолистой руке тревожная кнопка.

— Правда? — удивилась Лера, делая шаг по ступенькам вверх.

— Понятия не имею, — Неверов не двинулся с места. — Но у меня есть предложение.

— Старушек не провоцировать?

— Да, — кивнул он. — А ещё перейти на «ты».

— На «не ты»? — улыбнулась Лера блеску в его глазах.

— Точно. Пусть это будет переход в тот мир, где есть место для тех самых «не ты» и «не я». Кирилл, — он протянул ей руку. — Но друзья зовут меня просто Кир.

— Лера, приятно познакомиться, — слегка пожала она его горячие пальцы.

— Лера, — произнёс он так, что все её волоски снова дружненько встали дыбом.

— Кир, — потрясла она его ладонь, чтобы скрыть неловкость, и потянулась к шее за шарфиком, словно его срочно потребовалось поправить.

Кирилл поднялся по лестнице, перепрыгивая через ступеньку, и открыл тяжёлую дверь.

— Прошу в наш новый совершенный мир.

Глава 8

— Экспозиция огромная, — Кирилл помог Лере сдать одежду в гардероб. — Что именно будем смотреть? Айвазовский, Брюллов, Бруни, Поленов?

— Айвазовского, конечно, — пожала Лера плечами, поправляя перед зеркалом волосы.

— Держи схемку, — протянул Кирилл ей бежевый листок, который ему вручили в кассе. — Нам туда.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

www.litlib.net

Кто книгу держит?

Скульптура "Петербургский ангел в Измайловском саду".

Петербургский ангел это небольшая скульптура, скромно расположившаяся на одной из скамеек Измайловского сада. Перед нами предстает достаточно скромный и непритязательный, но опрятно одетый дедушка. Давно отслужившее свой срок пальто, потертая шляпа и длинный шарфик, слегка прикрывающий шею, в одной руке зонтик, спасающий от постоянных петербургских осадков, в другой открытая книга, лишний раз подчеркивающая местоположение нашего героя – все говорит о том, что перед нами обычный, рядовой, земной житель северной столицы. Но есть одна деталь, которая выдает в нем нечто сверхъестественное, есть та отличительная черта, которая сходу приравнивает его к небесному созданию. Это развевающиеся за спиной крылья.

Именно таким: с одной стороны вполне обычный житель города, с другой нечто волшебное и невероятное – перед нами в Измайловском саду предстает Петербургский ангел. Автором этого чудесного произведения искусства является Роман Шустров. По замыслу художника скульптура посвящена тому поколению, которое подверглось тяжелым испытаниям, на чью долю пришли гражданская война, блокада, репрессии. Тому поколению, которое несмотря ни на что, смогло воспитать и сохранить в себе интеллигентность, доброту, отзывчивость, оптимизм и любовь к ближнему.

Трогательный дедушка-ангел, присевший на скамейке в дождливый день почитать книгу – это дань памяти мужеству наших родных и близких, кто прожил нелегкую жизнь, но смог выстоять и стать народным героем. Роман Шустров, победивший со своим творением в Симпозиуме в 2012 году, продолжает заниматься любимым делом, демонстрируя свои работы на различных выставках и декорируя различные заведения, которые под его рукой становятся уникальными.

"Петербургский ангел в Измайловском саду"

qna.center

Держать книгу вверх ногами — Posmotre.li

TV TropesДля англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Rushed Inverted Reading. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
«

Университет. Читальный зал. Сессия. Полно народу, готовятся. К одному студенту подходит другой: — Слушай! Да ты книгу вверх ногами держишь! — Это ж книга! Какие у неё ноги?! Ты ещё скажи, что я ей меж страниц заглядываю…

»
— Анекдот

Если персонаж делает что-то, о чём не должны знать определённые люди, и его внезапно прерывают (например, стуком в дверь), то мы нередко видим, как он хватает в руки книгу, чтобы показать, что он просто читает, а не занимается ничем непозволительным. Проблема в том, что он часто берёт книгу вверх ногами, потому что так сильно спешил. Иногда вместо книги может выступить газета или любой другой похожий канцелярский предмет.

Возможны и другие ситуации. Так, например, за книгой персонаж может спрятаться, но, увы, забудет одну маленькую деталь. Также в моменты сильного удивления или волнения кажущегося спокойным героя казус с книгой как раз может указать на его внутреннее беспокойство. Если хотите добавить ещё комедии, второй человек может взять книгу и перевернуть её специально для «читателя».

Немного иная вариация тропа — персонаж берёт книгу нормальным образом… вот только такую, которую бы он ни за что бы не стал читать при нормальных условиях.

Фольклор[править]

«

— Что читаешь? — Квантмех. — А почему книга вверх ногами? — А какая разница?

»
— Анекдот

Литература[править]

  • Л. Кассиль, «Кондуит и Швамбрания» — на полном серьёзе: Степка Атлантида в детстве выучился читать через стол букварь старшего брата и потому долго потом читал, держа книгу вверх ногами. Еле отучили.
  • «Гарри Поттер»:
    • Субверсия с Жителем Страны Эльфов, Луной (Полумной) Лавгуд, которая читает журнал «Придира» вверх ногами по объективным причинам. В первый раз она так смотрела ответы на викторину, во второй, по-видимому, рассматривала руны, которые если читать вверх ногами, можно получить заклинание, превращающие уши недруга в лимоны (по крайней мере, так уверял автор).
    • В «Узнике Азкабана» Гермиона прячется за перевёрнутой книгой, когда в гостиную Гриффиндора по её наводке заходит профессор Макгонагалл, чтобы взять у Гарри на проверку подаренную метлу «Молнию» (ведь её мог прислать Сириус Блэк!).
  • «Волкодав» — аверсия: в первой книге только что приобретённой грамотности Волкодава хватило, чтобы не держать книгу вверх ногами, но на этом всё.
  • «Псы войны» Фредерика Форсайта — вверх ногами зангарийский таможенник держит паспорт ГГ… потому как читать не умеет.

Кино[править]

  • «Индиана Джонс и последний крестовый поход» — профессор Генри Джонс-старший пытается спрятаться от нацистского полковника Фогеля за газетой. Увы, он держит её вверх ногами, так что его быстро вычисляют.
  • Мистер Питкин (который в тылу врага) тоже по-немецки знает только «бамс сзади по башке». Ах да, это же из языка жестов, как можно было перепутать… в общем, депешу он взял именно так.

Визуальные романы[править]

  • Shuffle! — при известии, что Рин и Сиа целовались, когда были детьми, всполошились все девушки, влюблённые в героя (да и весь класс тоже). Нэринэ первое время пробовала сохранять спокойствие и даже успокаивать Каэдэ, но её вычислили по тому, что она держала книгу вверх ногами.

Реальная жизнь[править]

  • Эрнест Хэмингуэй писал о своей встрече с Муссолини, который очень старался произвести на журналистов впечатление Диктатора с большой буквы: «Муссолини сидел за столом, читая книгу, и на лбу его пролегали знаменитые морщины… Я на цыпочках зашел к нему за спину, чтобы разглядеть какую это книгу он читает с таким неотрывным интересом. Это был французско-английский словарь, и держал он его вверх ногами».
  • Автор этой правки проживает в Израиле. К нему в гости приехал друг из России, которому автор правки дал просмотреть книгу, которую сейчас читает. На иврите. Поскольку для человека из России иврит — китайская грамота, тот не понял, где верх и где низ, и открыл книгу вверх ногами.
  • С фитильком: посторонние часто удивляются, почему автор правки листает книгу задом наперёд, когда тот читает в общественных местах мангу.
  • Пример со Стёпкой Атлантидой (см. Литература) вполне жизненный: примерно так же научилась читать мать автора правки.
Юмор и сатира Жанры Понятия Язык Персонажи Ситуации Это смешно Прочее ←
Комедия (ситком • скетч-ком • чёрная комедия) • Памфлет • Пародия (самопародия) • Псевдодокументалистика • Смешной перевод • Чёрный юмор • Шарж
Абсурдный юмор • Бафос (бафос-нежданчик) • Гротеск • Каламбур • Литерал • Педаль в пол • Получается смешно • Получилась реальность • Разрядка смехом • Сарказм • Стёб • Шутки ради
Canis Latinicus • Бафосная аббревиатура • Вуглускр • Зашёл в аптеку царь Додон • Не повезло с ФИО • Постоянная шутка • Эффект голубого щенка • Эффект Телепорно • Язык Пруткова • …
Бокэ и цуккоми • Грустный клоун • Герой-насмешник • Злодей-недотёпа • Мальчик для битья • Повар-катастрофа • Смешной иностранец (японский турист) • Смешной злой • Трикстер (возлюбленная-трикстер • ментор-трикстер) • Штатный клоун • Шут • Язвительный насмешник (маленькая мисс Сарказм • насмешник с мордой кирпичом • насмешник-соблазнитель • язвительная возлюбленная • язвительный чудак)

Банановая кожура • Бросаться мелом • Во сне без штанов • Выплеснуть напиток изо рта • Девушки боятся фильмов ужасов • Держать книгу вверх ногами • Меня побила девчонка • Не такая уж фоновая музыка • Не узнал себя по описанию • Ошибка слепого • Попадание в камеру • Потерять цвет • Разрисовать лицо во сне • Смехотворные пытки • Смешно коверкает песню • Смешное событие на фоне • Спрятанное порно • Тащить за шиворот • Ураганный чих • Это не то, что ты думаешь! • …

Непристойно — значит, смешно: Голые и смешные • Засунь это себе в… (женская версия-1 • женская версия-2) • Затрахала! • Коварная кучка (Испортить воздух • Наделать в штаны) • О, мой зад! • Приняли за гея
Война — это смешно • Изнасилование — это весело • Извращенец — это смешно • Курица — это смешно • На самом деле это довольно смешно • Непристойно — значит, смешно • Потому что это весело • Пьяный — это забавно • Ревность — это смешно • Религия — это смешно • Так грубо, что уже смешно • Так страшно, что уже смешно • Такой крутой, что уже смешно • Такой серьёзный, что уже смешно • Фашизм — это смешно • …
Безумная тролльская логика • Буффонаде плевать на твой пол • В поисках золотого унитаза • Закадровый смех • Зловещая шутка • Визжит, как девчонка • Лицемерный юмор • Мои друзья… и Зойдберг • Накладка в расписании • Нарочито плохо • Необычный профсоюз • Неожиданно низкий голос vs Неожиданно тонкий голос • Плохие новости по-хорошему • Поджог, убийство и переход на красный свет vs Поджог, убийство и спасение мира • Резиновое тело (резиновое лицо) • Симпатичные девушки неуклюжи • Смешные деньги • Со второго взгляда • Так всё и было • Ха-ха-ха! Нет • Хватит в меня тыкать! • Хлеб, яйца, молоко, гуро • …
Основы • Штамп

posmotre.li

Какую книгу держит в руке знаменитая Статуя Свободы?

Сначала планировали установить статую к 100-летию американской независимости, в 1876-м. Но работа тянулась крайне медленно. На международную выставку в Филадельфии, посвященную юбилею независимости США, смогли доставить лишь руку с факелом, да и то уже к окончанию работы выставки. Делегацию тогда возглавлял Бартольди. Съездив на выбранный им остров Бедлоуз-Айленд в Нью-Йорке, скульптор предложил, чтобы этот клочок суши переименовали в остров Свободы. Так оно и случилось спустя 80 лет: в 1956 году остров получил имя Либерти-Айленд. Если проблемы, возникшие во Франции со сбором средств, были успешно решены благодаря лотерее, то в США мало кто проявлял энтузиазм относительно возведения пьедестала.. . Тогда кампанию по сбору средств возглавил Джозеф Пулитцер, издатель газеты «Нью-Йорк уорлд» . Имя этого человека известно по самой престижной журналистской премии в США —Пулитцеровской.. . В результате умело построенной пропаганды, обращенной к простым американцам и критикующей жадных толстосумов, удалось собрать пожертвования в размере 100 тысяч долларов (а заодно и значительно поднять тираж газеты!) . Теперь можно было приступать к строительству постамента, проект которого создал американский архитектор Ричард Моррис Хант. Первый камень в основание заложили 5 августа 1884 года. А в Париже скульптура уже давно «переросла» мастерскую и поднялась над городом. В июне 1884 года сооружение статуи завершилось; четвертого июля, на торжественной церемонии, она была «преподнесена в дар» представителям Америки. В следующем году статую, которая весила 225 тонн, разобрали на части и на французском фрегате «Изер» переправили в США. Там скульптура снова была собрана — на пьедестале в Нью-Йорке. Бартольди, приехав на церемонию в Америку, сказал просто: «Мечта моей жизни свершилась» . На открытии статуи 28 октября 1886 года президент США Кливленд заявил: «Мы не забудем, что свобода обосновалась здесь» . В это время Бартольди находился в голове колосса — он должен был перерезать веревку, чтобы с монумента упало покрывало цветов французского флага.. . С тех пор и стоит знаменитая статуя на острове Либерти-Айленд, бывшем Бедлоуз-Айленд, на месте крепости Форт-Вуд, которая некогда защищала гавань Нью-Йорка. На табличке, которую держит Свобода в левой руке, написана дата — 4 июля 1776 года, день, когда была провозглашена независимость США.

Констiтуцию Штатiв

Конституцию (или что-то вроде того)

Богиня свободы держит факел в правой руке и табличку в левой. Надпись на табличке гласит «англ. JULY IV MDCCLXXVI» («4 июля 1776»), дата подписания Декларации Независимости

<a rel="nofollow" href="http://chudesa.by.ru/liberty.html" target="_blank">http://chudesa.by.ru/liberty.html</a>

полюбому не маловажную для жтелей

она табличку держит в левой руке, а не книгу!!! а на табличке написано: 4 июля 1776(, помоему, или 1775 года ) - это день провозглашения независимости США

touch.otvet.mail.ru

Картинки женщина держит книгу, Стоковые Фотографии и Роялти-Фри Изображения женщина держит книгу

pavel_kolotenko

5151 x 3434

Lenets_Tatsiana

3840 x 5760

pavel_kolotenko

3744 x 5616

Wavebreakmedia

5616 x 3744

Wavebreakmedia

5760 x 3840

pavel_kolotenko

3549 x 5324

ArturVerkhovetskiy

4912 x 7360

pixelheadphoto

5472 x 3648

ru.depositphotos.com

Книга "Держи ухо востро, дорогой!" из жанра Короткие любовные романы

Авторизация

или
  • OK

Поиск по автору

ФИО или ник содержит: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н ОП Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю ЯВсе авторы

Поиск по серии

Название серии содержит: Все серии

Поиск по жанру

  • Деловая литература
  • Детективы
  • Детские
  • Документальные
  • Дом и Семья
  • Драматургия
  • Другие
  • Журналы, газеты
  • Искусство, Культура, Дизайн
  • Компьютеры и Интернет
  • Любовные романы
  • Дамский детективный роман
  • Исторические любовные романы
  • Короткие любовные романы
  • Любовно-фантастические романы
  • Остросюжетные любовные романы
  • Романы для взрослых
  • Слеш
  • Современные любовные романы
  • Другие любовные романы
  • Научные
  • Поэзия
  • Приключения
  • Проза
  • Религия и духовность
  • Справочная литература
  • Старинная литература
  • Техника
  • Триллеры
  • Учебники и пособия
  • Фантастика
  • Фольклор
  • Юмор

Последние комментарии

онлайн

ineinka Крысолов (СИ)

Здорово! С удовольствием купила бы и на бумаге.

Натали Тайна, покрытая глазурью

понравился роман.. спасибо автору было очень интересно..

Tararam Температура повышается

Роман не произвёл впечатления, хотя из сюжета можно было бы развить очень забавную историю. Получилось суховато, с переизбытком эпитетов как самого процесса секса, так и органов в нём участвующих . Ну и у

онлайн

lena44 Невидимка (СИ)

Старки как всегда на высоте! Спасибо

онлайн

lena44 Таксист (СИ)

После  Старки всё какое то пресное !! Автор Браво!!!

онлайн

lena44 Game Over (СИ)

Читать!

онлайн

lena44 Секретутка (СИ)

Автор Молодец !!! Все истории  интересны !!!

Главная » Книги » Любовные романы » Короткие любовные романы
 
 

Держи ухо востро, дорогой!

Автор: Данлоп Барбара Жанр: Короткие любовные романы Серия: tall, dark and restless #2 Язык: русский ISBN: 5-05-006271-3 Переводчик: М. А. Комцян Добавил: Admin 16 Июн 12 Проверил: Admin 16 Июн 12 События книги Формат:  FB2 (99 Kb)  RTF (98 Kb)  TXT (93 Kb)  HTML (114 Kb)  EPUB (223 Kb)  MOBI (785 Kb)  
  • Currently 0.00/5

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

Есть ли сердце у богатых, жестоких, красивых, успешных мужчин? Конечно, нет. Или все-таки есть?

Объявления

Загрузка...

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Данлоп Барбара

Коктейль неутоленных желаний [One Baby, Two Secrets]

Ночь на реке

Коварная скромница

Secretos personales

Позволь быть рядом [The Baby Contract]

От любви не убежишь

Похожие книги

Мой любимый «негодяй»

Зимняя сказка

На краю света

Герольд короля Шотландии

Сердце в небесах

Новая прекрасная жизнь

Поединок страстей

Осторожно, тигр!

Герцог-сердцеед

С чужим ребенком

Утро в Нормандии

Робкое дыхание

Комментарии к книге "Держи ухо востро, дорогой!"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me