Ивакина Н.Н. 2007 – Основы судебного красноречия (книга). Красноречия книга


Читать книгу Утерянное искусство красноречия Ричарда Доуиза : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 23 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Ричард ДоуизУтерянное искусство красноречия

Richard Dowis

The Lost Art of the Great Speech

How to Write It * How to Deliver It

The Lost Art of the Great Speech: How to Write One – How to Deliver It. Published by AMACOM, a division of the American Management Association, International, New York. All rights reserved.

© 2000 Richard Dowis

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2014

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

Правовую поддержку издательства обеспечивает юридическая фирма «Вегас-Лекс»

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес

* * *

Ораторское искусство ведет свое происхождение с античных времен… С прогрессом общества увеличивалась и потребность в составлении речей. Самые одаренные ораторы становились вождями и законодателями. Ко времени расцвета афинской цивилизации риторика стала искусством управления и культуры. Такой она остается и в наши неспокойные времена.

Льюис Коупленд

Из введения в книгу The World’s Great Speeches

Эта книга посвящена Джорджу Гудвину, моему другу и учителю на протяжении тридцати лет

Кто-то смотрит в ночь и видит лишь темноту; другие видят лунный свет, звезды и светлячков – и они славят приближение рассвета

Предисловие

Много лет назад, когда я в полной безвестности трудился редактором рассылок новостей в небольшой текстильной компании, руководитель попросил меня подготовить краткое сообщение, с которым президент компании должен был выступить на собрании сотрудников. Я согласился, но испытал беспокойство. Ситуация была непростой даже для опытного спичрайтера, а уж тем более для меня, ведь мой опыт в этой области равнялся нулю. Сроки поджимали, у меня явно не оставалось шансов встретиться с президентом, чтобы узнать, что бы он хотел сказать. Поддержка со стороны руководства тоже была минимальной. Иными словами, мне нужно было решить и то, что скажет президент, и то, как он это скажет. Как ни странно, я все-таки справился с задачей.

К моему удивлению, президент произнес речь именно так, как я ее написал. И что еще поразительнее – звучало это хорошо. Когда я слушал его, то отмечал каждую паузу, каждое логическое ударение, каждый нюанс, которые старательно вложил в речь. Я не предпринимал попыток «звучать», как наш президент. Это у меня бы и не получилось: видел я его нечасто и никогда не слышал, как он выступал. Написанный мной текст соответствовал моим представлениям о том, что и как он должен сказать. А это, как я узнал много позже, и есть главная обязанность спичрайтера.

Все это доставило мне огромное удовлетворение. Впоследствии я не раз испытывал подобное чувство – ощущение, что я в какой-то степени влияю на развитие компании, для которой пишу выступления. Мне нравилось, как хороший оратор произносит мои слова. После непродолжительной работы руководителем секции публикаций в Coca-Cola Company я поступил в международное пиар-агентство Manning, Selvage & Lee, где более четверти века совершенствовал свои навыки спичрайтера. В этой книге собрано то, что я узнал о написании речей, а заодно и об их произнесении, поскольку создание и выступления неотделимы друг от друга. Так что книга предназначена и для тех, кто сочиняет речи для других, и для тех, кто пишет и выступает самостоятельно. Кроме того, это апология подготовленной речи. Я не считаю, что все хорошие речи – это экспромты.

Поскольку перед вами нечто вроде мемуаров, я писал от первого лица. В дополнение к примерам из реальных речей, иллюстрирующим определенные положения, я поместил в конце каждой главы как минимум одну полную речь или часть выступления известного человека. Эти тексты выбирались по принципу исторической значимости и для иллюстрации положений книги. Я считаю, что читать и слушать речи – один из основных способов научиться их писать и произносить.

Глава 1Случайные потрясения
*****

Уинстон Черчилль, возможно, самый красноречивый и динамичный оратор ХХ века. В самые мрачные дни Второй мировой войны этот великий человек использовал свой ораторский дар и по радио вдохновлял своих соотечественников, укрепляя их решимость бороться и победить, казалось бы, несокрушимую нацистскую военную машину. Его слова несли надежду и воодушевляли миллионы британцев, которым в те жуткие времена практически не на что было положиться, так как они знали, что на кону стоят судьба империи и их жизни.

Кто может забыть звучные слова Черчилля – «железный занавес», «это был их звездный час», – а также самое известное: «Я не могу предложить ничего, кроме крови, тяжелого труда, слез и пота»? Эта простая, но мощная фраза прозвучала в ходе его выступления в парламенте 13 мая 1940 года вскоре после назначения премьер-министром. Благодаря этой речи жители Великобритании и всего мира познакомились с той бульдожьей решимостью, которая станет фирменным стилем Черчилля. Послушайте:

Вы спросите: какова наша политика? Отвечаю: вести войну на земле, на море и в воздухе. Вести войну на пределе своих возможностей и сил, дарованных нам Господом, против чудовищного тирана, равного которому не было среди самых жутких и гнусных преступников в истории человечества. Такова наша политика.

Вы спросите, какова наша цель? Отвечу всего одним словом: это победа. Победа любой ценой, победа вопреки всем ужасам, победа, как бы ни был долог и труден путь к ней, ибо без победы нас больше не будет.

И потом, когда нацисты угрожали вторгнуться в Англию:

Мы будем драться на побережьях. Мы будем драться в портах, на суше. Мы будем драться в полях и на улицах. Мы будем биться на холмах. Мы никогда не сдадимся.

Невероятно мощные слова. Слова, которые, возможно, в прямом смысле изменили ход истории.

Через много лет после окончания войны президент Джон Кеннеди, сам большой мастер слова, сказал о Черчилле: «Он мобилизовал английский язык и отправил его в бой». Действительно, высокая похвала от человека, который вдохновил своих сограждан фразой «Не спрашивай, что твоя страна может сделать для тебя, – спроси, что ты сам можешь сделать для своей страны».

Возможно, вы не собираетесь тягаться в красноречии с Черчиллем или Кеннеди. И крайне маловероятно, что вам придется «мобилизовать язык и отправить его в бой». Но вполне вероятно, что у вас будет возможность произнести речь или написать ее для кого-то другого. И нужно использовать такую возможность и мобилизовать язык для службы вашей компании, церкви, клубу, политической партии, другой организации – или для какого-то особого случая.

Целостный подход

Вероятно, вы, как и большинство людей, когда-либо слушали лекции о правилах публичных выступлений. В основном курсы, которые мне известны, концентрируются на технике произнесения речи. На них хорошо освещены такие темы, как позы оратора, контроль над голосом и преодоление страха. Все это важно, и в книге вы найдете множество советов по улучшению техники речи.

Но мы придерживаемся так называемого целостного подхода. Под ним подразумевается охват всех аспектов публичного выступления – от предварительной подготовки и написания текста черновика речи до ее произнесения и ответов на вопросы аудитории. К тому же мы коснемся нескольких вопросов, которые вряд ли попадутся вам в курсах по публичным выступлениям.

Нельзя отделить речь от оратора, а ее произнесение – от смысла текста. Неважно, насколько вы искусны, – вы никогда не станете хорошим оратором, если вам нечего сказать или если избранные слова и фразы не подходят для данной цели. Нельзя стать эффективным докладчиком и в случае, если вы не владеете основными навыками публичного выступления. Даже незабываемые слова Черчилля потерпели бы неудачу, произнеси их менее талантливый оратор.

Логическая последовательность

Когда я писал эту книгу, мне хотелось включить в нее как можно больше советов по различным аспектам публичного выступления. Я начал с того, с чего начинается большинство речей: вам предоставилась возможность выступить публично.

Я понимаю, что многие мои читатели особенно интересуются техникой выступления, поэтому нередко включаю в главы краткие советы о том, как ее улучшить, как стать уравновешеннее и увереннее в себе, стоя на трибуне. Эти практические рекомендации я назвал «На трибуне».

Мне? Выступить с речью?

Большинство речей начинается так: вам предоставляется возможность выступить с речью. Я люблю в этом случае использовать слово возможность. Приглашение выступить – это возможность, а не то, чего лучше было бы избежать, например удаление зуба или аудит налогового управления. Представьте себе на минутку, что такая возможность выпала именно вам. Я уже слышу ответ: «Да мне и сказать-то особо нечего».

Чепуха. Если бы люди считали, что вам нечего сказать, то не предложили бы выступить. Кроме того, чтобы быть интересным, необязательно говорить о событиях мирового значения. Если тема подходит для данной аудитории, а речь хорошо составлена и произнесена, этого вполне достаточно.

«Но ведь есть другие, более опытные ораторы, которые могут гораздо лучше представить мою организацию».

Я бы на это не рассчитывал. Большинство ваших коллег наверняка имеют те же опасения по поводу публичных выступлений, что и вы. В любом случае опыт – не всегда лучший учитель. Я, например, знаю несколько опытных ораторов, которым следовало бы улучшить технику своих выступлений. Возможно, их часто зовут в докладчики ввиду их высоких должностей, а не потому, что они хорошие ораторы. В частности, один из самых утомительных выступающих, которого я когда-либо слышал, был президентом крупной компании. Но несмотря на явную ораторскую некомпетентность, его имя часто фигурировало в программах. Опытный оратор может надоесть слушателям не меньше новичка.

«Я до смерти боюсь стоять перед большой аудиторией. Я волнуюсь даже тогда, когда в воскресной школе меня просят возглавить молитву, когда каждый молится про себя!»

Это замечательно. Подобные комичные высказывания помогут вам завоевать аудиторию. Мы позже поговорим об использовании чувства юмора в публичных выступлениях, я дам несколько практических советов, как преодолеть страх и нервозность.

Вы не одиноки

Если вы в преддверии публичного выступления дрожите как осиновый лист, то вы не одиноки. Даже такие выдающиеся ораторы, как Линкольн, Черчилль, Эдлай Стивенсон1   Эдлай Стивенсон (1900–1965) – политический деятель США, представитель либерального крыла Демократической партии. Юрист. Один из главных героев Карибского кризиса. Именно он первый, идя вразрез с мнением военных о необходимости военной операции на Кубе, рискуя своей политической карьерой, предложил Джону Кеннеди договориться с СССР мирно. Прим. ред.

[Закрыть] и знаменитый издатель Генри Грейди2   Генри Грейди (1850–1889) – американский журналист, оратор, редактор газеты Atlanta Constitution, выступавший за примирение между Севером и Югом после Гражданской войны 1861–1865 годов. Прим. ред.

[Закрыть], испытывали страх сцены. В «Книге списков»3   «Книга списков» – серия книг Дэвида Валлечински, Ирвина Уоллеса и Эми Уоллес. В каждой книге приводятся различные списки – например, список людей, которых неправильно цитировал Рональд Рейган, или список худших мест для автостопа. Прим. перев.

[Закрыть] боязнь выступать публично включена в число четырнадцати наиболее распространенных среди американцев страхов, в числе которых также страх высоты, страх болезни и смерти и отвращение к насекомым. Как вы считаете, какое место среди них занимает страх публичных выступлений? Первое.

Болезнь и смерть? Они далеко позади, на шестом месте. Так что когда человек говорит, что скорее умрет, чем выступит с речью, то, вероятно, это правда.

Хотя дополнительная возможность поработать на благо своей организации или ради собственного блага – это уже достаточная причина, чтобы совершенствовать навыки написания и произнесения речей, есть и другие существенные выгоды.

Нужно верить

Необходима уверенность в себе. Ни на секунду не сомневайтесь, что у вас есть все предпосылки для того, чтобы выступить с прекрасной речью. Вы способны тронуть сердца своих слушателей. Вы можете убедить их в своей точке зрения. Вы можете даже заставить их смеяться, если это и есть ваша цель. Недостаток уверенности – обычная проблема начинающих ораторов. Даже Моисею недоставало уверенности в собственном даре красноречия. Ветхий Завет гласит, что, когда Бог приказал Моисею вывести детей Израилевых из рабства в Египте, тот пытался уклониться: «И сказал Моисей Господу: “О, Господи! Человек я не речистый, [и] [таков был] и вчера, и третьего дня, и когда Ты начал говорить с рабом Твоим: я тяжело говорю и косноязычен… Господи! Пошли другого, кого можешь послать”»4   Исход 4:10. Прим. перев.

[Закрыть].

И послал Господь Чарлтона Хестона5   Чарлтон Хестон (1923–2008) – американский актер, исполнитель роли Моисея в фильме «Десять заповедей» (1956). Прим. перев.

[Закрыть].

Carpe diem («лови момент»)

Допустим, вы менеджер среднего звена в крупной компании. Вас вызывает руководитель и говорит, что ему нужно провести двадцатиминутную беседу с группой покупателей, а подготовить текст должны вы. Или вообще, у него плохое настроение, и он просит, чтобы вы выступили сами. Что делать? Например, сломать руку и отговориться невозможностью писать. Или ответить, что ваша бабушка планирует умереть и похороны назначены как раз на день выступления. Но ломать руку больно, а бабушек на все случаи жизни не напасешься.

А можно с благодарностью воспользоваться возможностью и подменить руководство в качестве и спичрайтера, и оратора. Если вы преуспеете, то не только заслужите благодарность вышестоящих, но и увеличите свой вес в компании. А если вы будете продолжать пользоваться возможностями для выступлений и даже искать их, то станете хладнокровнее, увереннее в себе, укрепится ваше положение в компании и в глазах коллег. Как и в случае, если вы овладеете иными навыками, важными для бизнеса и профессиональной жизни.

Пишите лучше

Если вы научитесь создавать хорошие речи, это поможет лучше писать письма, служебные записки и другие важные документы. Хотя спичрайтинг отличается от других типов письменной речи тем, что ориентирован на слух, составление хорошей речи имеет ряд характеристик, которые должны присутствовать и в прочих типах. Речь должна быть логически организована, чтобы усваивалась с первого раза. Письмо, служебная записка или отчет должны иметь такую же организацию. Не вынуждайте читателя перечитывать текст. Слушатель же вообще лишен возможности вернуться к началу и заслушать его еще раз. В хорошей речи используются активные глаголы и яркие существительные – то, что я называю «сильными» словами. Если употреблять их, большинство жанров письменной речи только выиграет.

Хорошая речь часто опирается на анекдоты и примеры из личного опыта, чтобы донести основную идею. Это еще одна характеристика, общая для многих жанров.

Хотя речи пишутся прежде всего для того, чтобы их слушали, они часто появляются в печати. Многие компании публикуют самые важные выступления своих руководителей в форме брошюр для распространения среди акционеров, клиентов и сотрудников. Важные речи появляются в журналах и газетах (полностью или в отрывках). Таким образом, речь может жить намного дольше, чем те двадцать или тридцать минут, которые отводятся для выступления.

Другие преимущества

Написание и произнесение речей заставит вас больше следить за своим внешним видом, осанкой и голосом. Вы научитесь четче артикулировать и правильнее произносить слова. Вы станете уделять больше внимания грамматике и словоупотреблению. Улучшатся навыки коммуникации. Вы научитесь лучше слушать и понимать, как слова влияют на вас и других людей.

И еще о важном: если вы станете умелым оратором, это сделает вас более интересным человеком. С ростом уверенности на публичных выступлениях вы станете тверже и в других аспектах деловой и личной жизни.

Когда компетентность и уверенность в себе повысятся, вы, возможно, согласитесь, что выступление с речами – это интересно или по крайней мере полезно. Однажды я спросил популярного оратора, нравится ли ему выступать. Он ответил: «Нет, но мне нравится говорить». Иными словами, его привлекает престиж, удовольствие от выступления, чувство выполненного долга – все, что дает эффективное произнесение речи. Если выступление для вас – это проблема, вспомните слова покойного генерала Джорджа Паттона6   Джордж Паттон-младший (1885–1945) – один из ведущих генералов американского штаба, действовавшего в период Второй мировой войны. Речи Паттона отличались прямолинейностью, зачастую сопровождались сквернословием. Ему ставилось в вину возбуждение ненависти по национальному признаку. Погиб в автокатастрофе 21 декабря 1945 года. Прим. ред.

[Закрыть]: «Мирись с трудностями, чтобы сильнее ощутить радость победы».

Ораторы и спичрайтеры – дефицитный товар

Несмотря на преимущества, которые дает ораторское искусство, хорошие ораторы всегда в дефиците. Преувеличенный страх перед аудиторией, недостаток уверенности, чрезмерная забота о выборе темы – эти и другие воображаемые и реальные проблемы заставляют многих талантливых людей находиться среди слушателей, а не на трибуне. В мире современного бизнеса велик спрос на спичрайтеров. Занятые топ-менеджеры часто обращаются к ним за помощью – либо потому, что сами не очень компетентны в этой области, либо потому, что не имеют времени для написания собственных выступлений. Во многих крупных корпорациях спичрайтеры работают на полную ставку – их труд хорошо оплачивается, они уважаемы в коллективе и близки к руководству. Другие компании пользуются услугами пиар-агентств или авторов-фрилансеров. Для спичрайтера вполне обычное явление – требовать от трех до пяти (и более) тысяч долларов за составление двадцати-тридцатиминутной речи. И поверьте, для хорошего текста это недорого, если подумать о том, какую пользу удачное выступление может принести компании (и какой вред — неудачное). Разумеется, вы человек, который хотел бы стать более квалифицированным оратором или спичрайтером (или и тем и другим одновременно). Иначе вы бы не купили эту книгу. Если вы согласны инвестировать не только деньги, но и время, и усилия, изучая и применяя излагаемые здесь принципы, то обязательно достигнете своей цели.

Но не так это просто, друзья!

Но я не утверждаю, что подготовка речи и выступление с ней на публике – это легко. Нужно усердно и прилежно трудиться, чтобы применить полученные знания. Насколько усердно? Насколько прилежно? Некоторые опытные ораторы утверждают, что каждая минута произнесения речи требует от двух до трех часов подготовки. Выдающийся религиозный деятель Гарри Фосдик7   Гарри Фосдик (1878–1969) – американский религиозный деятель, писатель. Известен своими афоризмами.

[Закрыть], по слухам, готовился к каждой минуте, проведенной на амвоне, до десяти часов.

Один мой приятель, профессиональный спичрайтер, в шутку заявляет, что за многие плохо написанные речи несет ответственность Авраам Линкольн. Конечно, мой друг не имеет в виду, что шестнадцатый американский президент писал плохие речи. Но поскольку известно, что он нацарапал свою самую известную речь на обороте конверта во время поездки из Вашингтона в Геттисберг, некоторые ораторы считают, будто и им не требуется тратить много времени на подготовку. Впрочем, наверняка Линкольн к моменту знаменитой поездки на поезде долго работал над своим несравненным геттисбергским обращением и уже полностью подготовил его если не на бумаге, то в голове.

Читайте и слушайте

В книге я поделюсь с вами своим опытом и наблюдениями не только как спичрайтер, но и как человек, который прочитал и прослушал множество речей – хороших, плохих, а иногда поистине великих. Я считаю, что слушать и читать хорошие речи – отличный способ научиться писать и произносить их самому. Благодаря звукозаписи я имел счастье слышать голоса некоторых великих ораторов ХХ века. Для этого я приобрел комплект аудиокассет под названием «Великие речи XX века».

Если я не могу послушать речь, то я ее читаю. Коллекции речей есть в книгах и на компакт-дисках. Недавно вышла антология Lend Me Your Ears: Great Speeches in History, подготовленная Уильямом Сафиром, обозревателем New York Times и знатоком лингвистики. Она особенно интересна и полезна, поскольку автор сопровождает каждое из публикуемых выступлений интереснейшим комментарием. В своей книге я тоже подобрал отрывки из речей для иллюстрации отдельных положений, а в конце каждой главы поместил понравившиеся мне одну-две речи или отрывки из них. Многие из этих речей имеют историческую ценность, они поучительны и интересны с технической точки зрения. Когда вы будете их читать, старайтесь представить себе оратора. Будьте внимательны. Попробуйте определить места драматических пауз, способ, которым оратор пользуется, чтобы подчеркнуть свои мысли и идеи; постарайтесь понять, почему для их выражения избраны именно такие слова. Все это заставит вас думать как оратор и спичрайтер и поможет при написании и произнесении собственной речи.

«Их звездный час»

Я хочу привести отрывок из речи премьер-министра Уинстона Черчилля, которую он произнес 18 июня 1940 года. В ней премьер-министр говорил о неудачах войск союзников во Франции и объявил о конце битвы за Францию и начале битвы за Британию. Именно в конце этой речи он произнес свою бессмертную фразу: «Это был их звездный час».

Мы можем спросить себя: почему наша позиция ухудшилась с начала войны? Она ухудшилась из-за того, что немцы захватили большую часть побережья союзников в Западной Европе и захватили многие малые страны… Мы не должны забывать о том, что с момента объявления нами войны 3 сентября Германия всегда имела возможность обратить на нашу страну всю свою авиационную мощь. Могли быть другие средства захвата, и Франция ничем или почти ничем не могла здесь нам помочь. Таким образом, мы живем в этой опасности в течение всех этих месяцев… Если нам сейчас предстоит выдержать то же, что им [французам], мы будем достойны их храбрости. Если окончательная победа вознаградит наши тяжелые труды, французы разделят с нами наши завоевания и свобода будет возвращена всем. Мы не откажемся ни от одного из своих справедливых требований.

То, что генерал Вейган назвал битвой за Францию, закончилось. Я ожидаю, что вот-вот начнется битва за Британию. От исхода этой битвы зависит существование христианской цивилизации. От него зависит жизнь нас самих, британцев, и долголетие наших институтов и империи.

Вся ярость и мощь врага вскоре обрушатся на нас.

Гитлер знает, что ему придется либо сломить нас на этом острове, либо проиграть войну. Если мы сумеем ему противостоять, вся Европа станет свободной, и жизнь всего мира снова потечет вперед, к просторным и светлым далям. Но если мы падем, тогда весь мир, и в том числе Соединенные Штаты, и в том числе все, что нам знакомо и дорого, потонет в бездне нового мрачного средневековья, на этот раз еще более зловещего и долгого благодаря извращенной науке.

Так давайте же соберемся с духом и исполним свой долг так, чтобы, если Британской империи и ее Содружеству8   Содружество наций – объединение стран, в которое входят Великобритания и почти все ее бывшие доминионы, колонии и протектораты. Прим. ред.

[Закрыть] суждено просуществовать еще тысячу лет, люди и тогда сказали: «Это был их звездный час».

iknigi.net

Читать книгу Основы красноречия. Риторика как наука и искусство убеждать Ольги Марченко : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 16 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Ольга МарченкоОсновы красноречия. Риторика как наука и искусство убеждать

© Марченко О. И., 2016

© Издательство «ФОРУМ», 2016

Введение

«Заговори, чтобы я тебя увидел…» – мудро и емко заметил когда-то Сократ. И с тех пор (а со времен Сократа прошло 2500 лет) для нас ничего не изменилось. Все так же человеческая суть проявляется в общении с другими. И все так же мы хотели бы наладить это общение наилучшим образом, поскольку от этого зависит наше благополучие. Все так же манера говорить – один из компонентов успеха личности в любой сфере деятельности. Речевое мастерство выводит человека на авансцену общественной жизни, придает ему чувство уверенности в своих силах.

Не правда ли удивительно, что акустическая волна, рожденная голосом человека, несет в себе все оттенки его мыслей и чувств, намерений и желаний, достигает слуха другого человека, и все это становится доступным собеседнику, и он постигает их сокровенный смысл!

Воистину удивительным свойством наградила нас природа, подарив возможность свое внутреннее неповторимое «Я» выражать при помощи речи, слова, звука! Эта способность считается наивысшим и самым совершенным приспособлением человека. Извечная проблема состоит в том, что «наивысшая и самая совершенная» сигнальная система – вербальная система частенько подводит нас. Давайте и мы зададимся вопросом – «язык мой…» друг или враг?

Каждый человек по-своему интуитивно, методом проб и ошибок корректирует свое речевое поведение. Ибо каждый хочет быть интересным собеседником, увлекательным рассказчиком, красноречивым оратором. Каждый человек хочет быть замечен, услышан, понят, принят, любим…

Для того чтобы познать секреты искусства живого слова, следует обратиться к древней науке, название которой риторика. Она изучает действующего речью человека и рекомендует правила искусной, целесообразной и убедительной речи. Понимание предмета риторики, ее задач, внутреннего строения и соотношения с другими областями знания не раз претерпевало существенные изменения.

Можно говорить о разных подходах к пониманию сути риторики:

– как самóй реальной речевой деятельности;

– как учебной дисциплины, составляющей основу классического гуманитарного образования;

– как технологии речевого мастерства;

– как науки, разрабатывающей законы оптимального осуществления речевой деятельности в различных социальных сферах;

– как особого искусства речи – прикладного искусства слова, составляющего единство практической направленности и художественно-образного воплощения.

Именно искусство речи есть наивысший уровень риторических умений, истинного красноречия – результат целенаправленной и сознательной деятельности человека, решившего стать оратором.

Базовым основанием ораторского искусства является традиционный античный риторический канон. Он задает оптимальное направление на пути от мысли к речевому действию и включает пять этапов: изобретение, расположение, выражение, запоминание и произнесение. Охарактеризуем кратко каждый из них.

1. Инвенция, или изобретение, – это этап размышления, «нахождения мыслей», интеллектуального усилия, это момент открытия, новизны, это запрет на создание нетворческой речи.

2. Диспозиция, или расположение, означает организацию частей речи, построение целостного произведения, достижение пропорциональности и законченности.

3. Элокуция, или выражение, – это словесное оформление речи: отбор слов и грамматических конструкций, украшение речи тропами и фигурами, стилистика текста.

4. Мемория, или запоминание, – это способность отбирать, сохранять и воспроизводить необходимую информацию.

5. Акция, или исполнение, – последний этап риторического канона, – это произнесение, т. е., по существу, сиюсекундная жизнь текста, само речевое действие с его выразительными возможностями. Оно и будет предметом нашего внимания дальше.

На этапе исполнения проявляются актерские данные оратора, используется вся палитра вербальных и невербальных (словесных и несловесных) выразительных средств.

Звуковая волна несет в себе информацию об определенном состоянии человека, его речевом намерении. Это проявляется в ритмических, тембровых, мелодических изменениях. Немаловажны для оживления смыслов «язык» тела, возможность мимики, жестов и движений участвовать в общении и быть «убедительными».

Ораторское искусство – это речевая деятельность, основной характеристикой которой является именно убедительность слова. Убедительность (или действенность) как главное качество речи является особенностью риторического подхода. В отечественной традиции вопрос об эмоционально-воздействующей силе слова был заострен М. В. Ломоносовым поправкой при определении сути красноречия. В первой редакции Риторики 1744 г. (этот труд при жизни автора оставался в рукописи и был впервые опубликован в 1895 г.) всякую данную материю следовало «пристойными словами изображать» так, чтобы слушателей о справедливости ее удостоверить. В конечной редакции предпочтение было отдано влиятельности речи, что выразилось в определении красноречия как умения о всякой данной материи красно говорить, чтоб тем самым преклонять других к своему мнению.

Напомним, что идеальный оратор в античном представлении сочетает в себе мысль философа, тонкость диалектика, язык поэта, память юриста и, наконец, выразительный голос и пластику актера. Искусство оратора является не суммой, а именно ансамблем различных человеческих качеств, сформировать и усовершенствовать которые в его власти.

Глава 1. Риторика как теория красноречия
1.1. Наука риторика: специфика и сущность

В своей универсальной постановке проблема языка и речи является исконным предметом риторического анализа. Слово помогает наладить духовную связь человека с человеком, дает возможность личности выразить себя, передать другим личностный смысл, причем в искусном и убедительном качестве, которое способно довести этот смысл до понимания другим человеком. Язык, как было точно замечено когда-то, – сознание, существующее и для других людей и лишь тем самым существующее также и для самого себя. Проблемы речевого взаимодействия и взаимопонимания – это проблемы риторики.

В современной теории риторики можно выделить множество течений. Это «неориторика» Ч. Перельмана, в основе которой лежит теория аргументации. Концепция Р. Гадамера и его последователей называется герменевтической риторикой. Риторическая семиотика представлена такими именами, как Р. Якобсон, Ж. Лакан, Ц. Тодоров, У. Эко. Лингвистика текста, литературная риторика разрабатывалась «группой М» льежских логиков во главе с Ж. Дюбуа. Деконструктивистская риторика П. де Мана, развивавшего идеи Ж. Дерриды, предлагает свой механизм текстопорождения. Сегодня как синоним «речи» широко используется понятие «дискурс», особенно популярное в деконструкции и постструктурализме. С точки зрения дискурсивного анализа речевые высказывания исследуются в социальном контексте. Американские авторы трактуют риторику как средство социального взаимодействия и речевой коммуникации. Некоммуникабельность расценивается как крайняя форма взаимного отчуждения индивидов, свидетельствующая о распаде социальных связей. Новая дисциплина – лингвопрагматика также ориентирована на изучение эффективного использования языка. Отечественные исследователи предлагают лингвориторическую парадигму как систему научных координат для рассмотрения «языковой личности». Идеи новой риторики произрастают в недрах психолингвистики. Современные ученые видят в риторике практическую философию культуры. В поэтике (концепция Ю. Лотмана) термин риторика употребляется в лингвистическом значении как правила построения речи; в семантическом – как «риторика фигур»; а также как «поэтика текста», метариторика определяется как «теория творческого мышления».

Построение и развитие риторической теории во многом зависит от выбора того определения, которое дают науки о языке соотношению понятий язык – речь. Различие языка и речи считается общепризнанным. Для некоторых авторов различие этих категорий абсолютно и конечно, для других – это разные способы интерпретации одного и того же материального объекта – речевой деятельности. Присоединяясь к последнему пониманию, мы не противопоставляем данные понятия, считая, что это диктуется свойствами речевой деятельности. Язык как «совокупность знаков» для выражения мысли в речи составляет основу речевой деятельности. Речевая деятельность есть частный случай знаковой деятельности, в которой язык есть не только одна из знаковых систем, но первичная, наиболее сложная и универсальная знаковая система. Язык – это знаковая система, являющаяся средством познания (мышления в понятиях), создания образов (мышление в образах), вербальной коммуникации (системы речевых поступков). При использовании в строго специальном смысле понятия язык подход к языковой норме исходит из внутренних факторов языка, он отчетливо представлен в определении нормы как совокупности наиболее устойчивых, традиционных реализаций элементов языковой структуры, отобранных и закрепленных общественной языковой практикой.

Согласно В. Гумбольдту сущность языка проявляется в речи. Язык есть обновляющаяся работа духа, направленная на то, чтобы сделать артикулированный звук выражением мысли. Один из основоположников современного теоретического языкознания Ф. де Соссюр осуществил системный подход к феномену языка. Разделяя язык и речь, писал Соссюр, мы тем самым отделяем социальное от индивидуального, существенное от случайного. По Х.-Г. Гадамеру, открытое для понимания бытие и есть язык. Постижение смысла бытия оказывается тождественным его языковому конструированию. Гадамер исходит из того, что языковым, а потому понятным, является сам человеческий опыт мира. Л. В. Щерба выделял не две (язык и речь), а три соотнесенные друг с другом основные категории: язык как предмет, язык как процесс и язык как способность. А. Ф. Лосев исходил из общепринятого разделения языка и речи, но прибавлял к этому разделению также и синтез языка и речи, представляющий собой категорию текста. Считая приведенные три области языкознания «единораздельной цельностью», он говорил о том, что понимать раздельность необходимо только условно, только ради анализа. Для Ю. М. Лотмана существенным было то, что речь есть цепь сигналов, однонаправленных во временной последовательности, в отличие от системы языка, существующей вне времени.

Как видим, взаимоотношение языка, речи и речевой деятельности носит характер многоуровневой структуры и требует от исследователей междисциплинарного анализа. Речь есть основной организующий фактор человеческого общения. Желая выделить и ограничить сферу риторики, мы сознательно оставляем в стороне понимание языка как готового устойчивого продукта (с его лексической, грамматической, фонетической составляющими). Язык входит составной частью в более масштабную единицу речевого поведения, которую мы назовем риторической ситуацией.

Риторическая ситуация организует форму речи, приводит в действие все невербальные компоненты, оживляет высказывание смыслом. Можно сказать, высказывание тысячью нитей вплетено во внесловесный жизненный контекст. Риторический текст как единое целое слагается из словесно-осуществленной части и подразумеваемой, обусловленной контекстом (понимаемом в самом широком смысле этого слова как исторический, социальный, психологический и т. д.). Подразумеваемое включает общий пространственный и смысловой кругозор говорящих. Невысказанное связывает между собой участников ситуации как соучастников, одинаково знающих, понимающих и оценивающих ситуацию (момента, дня, года, эпохи; семьи, рода, нации и т. д.). Внесловесная ситуация не является только внешней причиной высказывания, дающей импульс извне, ситуация входит в высказывание как необходимая составная часть его смыслового состава.

Для системы риторики важно, что и язык, и речь связаны со всей совокупностью чувственного и мыслительного поведения человека, они организуют его жизнь, познание, общение, творчество. Риторика, рассматриваемая как теория речевого взаимодействия, является особым действенным устремлением многих наук. Эта интегративная гуманитарная дисциплина предполагает требовательность к качеству речи по многим параметрам. Интеллектуальные, этические и эстетические предписания и представления нацелены на совершенствование речевого поведения. Риторические нормы – это совокупность наиболее пригодных («правильных», «предпочитаемых», «оптимальных», «идеальных») средств речевой деятельности, складывающихся как результат выбора – отбора – использования элементов из числа наличествующих в процессе социально-культурно-исторической оценки этих элементов.

Риторика – это система разнообразных элементов, в своей целостности ведущих к убедительности речевого взаимодействия. Убедительность (или действенность) есть главное качество речи, диалога, общения, составляющее отдельную область феномена риторики. Поиски убедительности обеспечивают риторике множественные связи с различными направлениями гуманитарного знания, позволяют аккумулировать огромный круг идей многих наук. Специфика теории риторики состоит в том, что она рассматривает в речевой деятельности многомерного человека, ведет поиск значимых, желаемых, должных средств для достижения убедительности его речевых действий.

Риторика объединяет в себе философское, логическое, лингвистическое, психологическое, социологическое знание, создавая некое обширное и богатое по своему потенциалу культурное единство. Эта многомерная дополнительность не хаотична. Это не просто соседство различных плоскостей. Риторика не может рассматривать «мышление», «язык», «психику», «общественное» как застывшие системы, взятые в абстракции от реальной речевой деятельности. Она нацеливает на идеальную форму взаимодействия этих составляющих, задает подвижный культурный стандарт речевых взаимоотношений.

Основанием риторики является устойчивая система ее трех фундаментальных категорий: Пафос, Этос и Логос. Параллелизм с эстетикой, этикой и логикой имеет глубокие основания. Отсутствие хотя бы одной составляющей этого согласованного единства порождает речевое действие, которое можно считать квазириторическим (может быть, поэтому столько упреков и обвинений за два с половиной тысячелетия было предъявлено риторике). Ошибочно также рассматривать эти три категории как формальный союз, их взаимоотношения не могут быть абсолютной гармонией, это скорее напряженность, соперничество, борьба полноправных оснований, являющих вместе суть риторического идеала. Пафос и Логос, питающие искусство и науку, лишенные Этоса, способны придать слову антиморальную силу. Этос примиряет постоянное для реальной риторики состояние «неустойчивого равновесия».

С одной стороны, риторика является средством организации совместной деятельности, диалога, с другой – источником активности личности, побудительным стимулом к сопоставлению своего внутреннего мира с позицией реальных или воображаемых собеседников. В процессе общения человек адаптируется, социализируется, накапливает знания, вырабатывает свои убеждения и идеалы, становится личностью.

1.2. Предметно-теоретическая структура риторического процесса

Рассмотрим речевое поведение как целенаправленную деятельность. Речевая деятельность всегда сопряжена с действиями соратников, партнеров, оппонентов, а осознание цели, средств и способов действия – это определение своей тактики по отношению к другому человеку. Риторику интересует цельная личность человека, находящаяся во взаимодействии с другими такими же личностями. Риторика предстает прежде всего как наука о закономерностях комплексного многоаспектного моделирования речевой деятельности.

Изначально сама категория деятельности определяется как система процессов, осуществляющая общественные практические связи человека. Философская литература трактует деятельность как активность субъекта, направленную на мир объектов во взаимодействии с другими субъектами. Единичный акт деятельности есть единство трех сторон: мотивационной, целевой и исполнительной. Он начинается мотивом и планом и завершается результатом, к которому ведет динамичная система конкретных операций. Совместные действия субъектов тем эффективнее, чем выше степень духовного единства и взаимопонимания, достигнутая в ходе их диалога.

Риторика рассматривает речевую деятельность как сложную иерархию действий и операций, нацеленных на убедительность как наилучший оптимальный результат речевого взаимодействия. Важнейшей отличительной чертой, отделяющей речевую деятельность от других, является то, что Л. С. Выготский назвал единством общения и обобщения.

Фундаментальными понятиями речевого взаимодействия, его содержательной стороны, являются понятия значения и смысла. Язык – это путь обращения к древнейшим архетипам мышления. Архетип сохраняется в языке: слово рассказывает нам о происхождении и развитии понятия. Человек всегда может использовать готовый материал языка как «матрицы» не только для известного, но и для нового. Риторика предлагает думающему человеку общие мыслительные модели, которые носят название топосов. Каждое называние, каждое применение слова, «эмбриона науки», как называл его Выготский, есть критика слова, стирание и одновременно расширение значения. Нахождение и употребление «убедительных» слов изменяет и обновляет язык. Выбор слов в риторике – это изобретение названий (имен), являющихся основой для построения доводов, которые возникают из содержания-намерения.

Само слово, взятое изолированно, как чисто лингвистическое явление, не может быть ни истинным, ни ложным, ни смелым, ни робким. Истина как таковая также аксиологически нейтральна, так как она представляет собой соответствие знания познаваемой реальности. Но истина может быть носительницей ценности. Намеренное искажение истины имеет отношение не к логосу, а к этосу.

Значение – это обобщение действительности, фиксированное и устойчивое. Смысл – это полнота значения; значение, осознанное субъектом в процессе деятельности. Интонация выводит слово за его лингвистические пределы, устанавливает тесную связь слова с внесловесным контекстом. Интонация особенно чутка ко всем колебаниям социальной атмосферы вокруг говорящего. Она находится на границе словесного и несловесного, она метафорична, она оживляет «дремлющее» в лексиконе слово, заставляет его грозить, ласкать, негодовать, казнить или миловать. Интонационная метафора тесно связана с метафорой жестикуляционной. Тело человека в процессе риторического взаимодействия приобретает культурные качества, становится смыслонесущим, художественно-выразительным. Тело как средство организации социальных отношений выполняет функцию общения.

Знак любой системы является средством, которым пользуются люди в коммуникативных целях, в целях сбалансирования межличностных отношений или выражения социальной позиции. Знаки регулируют практическую жизнь, глубинные же смыслы и идеалы «говорят» языком символов. Метафора, или же несобственный способ выражения смысла, является важной риторической категорией. Метафорический язык риторики основывается на переносном значении слов, использовании косвенных смыслов. Риторическая традиция подтверждает многочисленными примерами предпочтение, отданное в диалоге непрямому высказыванию как наиболее действенному методу познания и общения. Метафоры выступают первичными формами бытия философских категорий. Философская идея выражается часто в художественно-образной форме. Сложный процесс объяснения универсалий культуры начинается с метафорического отражения – метафорическое сознание приравнивается творческому. Семантическая неопределенность тропа, как показано у Ю. Лотмана, обусловила то, что на поверхности культуры он проявляется в системах, ориентированных на сложность, неоднозначность или невыразимость истины. Фигуры и тропы не принадлежат лишь к сфере украшения, а, образуя язык множественных прочтений и смыслов, оформляют всякое мышление. В историческом развитии искусства речи можно выделить периоды, и ориентированные на риторические метаконструкции, и эстетически отвергающие их, что, по Лотману, может расцениваться как «риторика отказа от риторики».

Риторическое творчество, аналогично художественному, – одновременно спонтанно и осмысленно. Законы этого творчества рассматривают так называемые общая и частная риторики. Общая риторика имеет дело с абстрактным – безусловным, неограниченным, а значит, некоторым образом непостижимым, беспредельным, – и в этом гарантия постоянного развития риторического знания; частную риторику интересует конкретное – относительное, временное, зависящее от тех или иных условий и обстоятельств, и следовательно, изменчивое, обусловленное системой отсчета и оценок, а потому несовершенное и преходящее. Частная риторика рассматривает варианты различных моделей речевой деятельности.

Частные риторики традиционно изучают судебный, академический, политический, социально-бытовой, церковно-богословский и другие роды красноречия, проявляющиеся не только в сфере политики, науки, искусства, образования, но и в обыденном речевом взаимодействии людей (в семье, среди друзей и пр.). Сегодня в отечественной риторике различают разделы: разговорная речь, ораторская речь, дискутивно-полемическая речь, научная речь, деловая речь, язык средств массовой информации.

Для риторики, без сомнения, важна возможность «возвращения» к высказыванию, что как нельзя лучше позволяет осуществить письменная форма речи. Она также предоставляет возможность осуществить организацию высказывания. Письменность обеспечивает фиксированную форму знакам языка. Письмо выступает в качестве опосредствующего звена в изучении речи. Письменную речь отличают структурная сложность, последовательный сознательный выбор и оценка речевых средств.

Анализируя противоположность диалогической и монологической речи, подчеркнем, что именно вторая характеризуется большей развернутостью, организованностью, системой «ораторских» приемов. Из этих двух разновидностей речевого действия первичной считается диалогическая речь.

Исчерпывающей моделью, представляющей собой своего рода совокупность всех возможных моделей, является риторический идеал. В этой, по словам И. Канта, проектной, моделирующей деятельности нашего «продуктивного воображения» присутствуют неизменные инвариантные характеристики. Потребность в Истине, Добре, Красоте пронизывает все уровни и сферы человеческих взаимоотношений. Риторика – это наука о нравственной искусной речи.

Все этапы риторического канона, о которых говорилось во введении, в последовательном и синхронном взаимодействии и взаиморегуляции реализуются в речи. В этом смысле было бы уместнее их назвать не этапами, а именно частями риторического действия, постоянно находящимися в прямых и обратных связях. В этом алгоритме нет жесткой, строго детерминированной упорядоченности. Не сухой расчет, а импровизационность, неповторимость и уникальность, а значит, и неожиданность, отличают живое слово. Речевая практика подчиняется общему диалектическому закону художественной формы: строго детерминированная содержанием конструкция оборачивается свободной «игровой» связью составляющих ее элементов.

Хотя набор риторических универсалий, выполняющих регулятивные и организационные функции, достаточно стабилен, жесткой детерминации тут нет; если каждый уровень общей многоярусной системы в отдельности строится по определенным структурным законам, то их сочетание может подчиняться лишь вероятностным законам и реализовываться с известной степенью независимости. Представление о риторике, нормативно оформляющей всю систему речевых средств, как о господстве схем, правил и шаблонов неверно. Риторическая культура таит в себе возможности бесконечного богатства вариантов. Нормативное «иго» риторических предписаний, границы и правила не являются однозначно и жестко заданными, они позволяют осуществлять выбор, оставляют человеку определенную степень свободы для индивидуального регулирования процесса собственной жизнедеятельности. Риторические ценности и нормы фиксируют некоторое идеальное состояние Homo eloquens. Они задают культурную вертикаль – онтологическую перспективу жизни, концентрируя и воплощая предельные устремления к совершенству.

Традиционные внутренние функции риторики связаны с основными задачами риторического действия: информировать, учить, внушать, влиять, убеждать, побуждать. Одной из главных функций риторики в культуре можно считать функцию общения. Именно при осуществлении функции общения особо важную роль начинает играть эстетически-экспрессивная сторона речевого действия, ведущая к высшему уровню понимания термина «риторика» как искусства речи. Принципиальным является вывод о том, что риторикой пронизана повседневность, красноречие растворено в обыденной речи. Образные способности могут быть присущи каждому, они являются не результатом аналитической техники, а проявлением обыденного художественного мышления.

Понимание риторики в смысле прикладного искусства слова позволяет сопоставлять утилитарно-художественную и эстетическую двойственность риторического феномена и с пластическими формами прикладного искусства и архитектуры, и с выразительными возможностями различных искусств: театра, музыки, живописи.

Отдельного осмысления и проведения демаркационной линии требуют часто употребляющиеся как синонимы в работах по риторике понятия «общение» и «коммуникация». Принципиальным в их различии является то, что коммуникация является информационным процессом. Эта передача сообщений и информации (идей, значений, сведений, указаний, приказаний и т. п.) связывает субъекта с тем или иным объектом (в том числе и человеком). Получатель (объект) должен всего лишь принять, правильно декодировать, усвоить информацию и в соответствии с этим поступать (что эффективно может быть использовано в сфере управления или обслуживания). Нет принципиальной разницы в том, кто принимает информацию, человек или совершенное техническое устройство. Структура этого типа информационной связи асимметрична: отправитель – послание – получатель. Радикально меняется структура в том случае, когда отправитель информации видит в ее получателе субъекта, а не объект. Это взаимодействие и называется общением. Общение имеет и практический, материальный, и духовный, и практически-духовный характер. В общении происходит совместная выработка информации. Оба партнера являются субъектами, полноправными собеседниками, соучастниками общего дела, их связь симметрична: партнер – средства общения – партнер. Это касается не только тех случаев, когда общение является контактом друзей, но, например, и в ситуации спора идейных противников, в котором также происходит совместный поиск возможной общей позиции, что и делает это столкновение мнений равноправным диалогом (или полилогом). Диалог предполагает уникальность каждого партнера и их принципиальное равенство друг другу.

Именно в общении людей, в межсубъектных отношениях возникает необходимость в риторике, именно в общении может проявить себя уникальность и самостоятельность каждого партнера на основе потребности в другом. Исходными условиями общения являются индивидуальное своеобразие партнеров, глубинная диалектика различия партнеров и их стремление к единству, которое должно привести не к стиранию этих различий, а к «единству многообразия». Этот духовный процесс может затрагивать как глубины самосознания личности, так и диалогический контакт различных культур.

Риторика должна помочь наладить плодотворное общение, а не, как это все чаще происходит, служить просто технологией эффективной коммуникации. Гуманитарная культура диалогична, основной способ развития гуманитарной культуры – диалог. Риторика является оптимизирующим механизмом человеческого общения, через которое передается культура. Именно общение включает всю сознаваемую глубину взаимной сопричастности людей. Оно есть универсальный атрибут и основное условие человеческого бытия. Теряя общение, человек теряет самого себя. Другой позволяет каждому измерить самого себя. Концепция человеческого бытия как межличностного общения оценивает формирование самосознания личности в соотнесении с сознанием другого, на чем основаны межличностные отношения в их герменевтическом измерении. Понимание по сути своей диалогично. В общении мы отстаиваем, развиваем, познаем свое «Я». Взаимодействуя с другими людьми, человек не только идет навстречу общему, но и обнаруживает неповторимые черты своей личности, борется за них, утверждает свое оригинальное, творческое, уникальное бытие. Можно сказать, что риторика выступает инструментом вербализированных мироощущения, мировосприятия, миропредставления, миропереживания, миропонимания.

iknigi.net

Книга красноречия

Врач. Ученый. Писатель

Об Ибрагиме Ахмедхановиче Шамове всегда прият­но писать. Как о выдающемся враче и ученом. Как о та­лантливом писателе и публицисте. Просто — о Человеке с большой буквы, живущем в гуще народа, с народом и для народа.

Еще до того как он произнесет первое слово, люди тянутся к нему благодаря той положительной энерге­тике, какая исходит от его просветленного взгляда, дру­жеской руки и открытого сердца.

^

Он убежден, что человечество стало умнее, но не мудрее, религиознее, но не духовнее.

Беда, считает он, в том, что все хотят быть кем-то, доказать превосходство своего ума, силы и талан­та, а не души. К сожалению, нередко считая при этом, что все можно купить за деньги. Не потому ли многие строят дворцы, разрушая души?

^

В жизни любят сильных людей, Ибрагиму же инте­ресны все. Не зря он дважды врач - и тела и души. По­тому, считает он, надо вершить добро без меры: оказы­вать помощь и тем, кто, вольно или невольно, нанес тебе обиду.

^

В предлагаемую на суд читателей книгу вошли из­бранные произведения разных жанров. Не вижу смысла навязывать кому-либо свое мнение об особенностях его творчества, ибо современный читатель сам достаточ­но искушен в этих вопросах. Тем более, что я уже выра­зил свое отношение к Шамову, как к Человеку, а чем ин­тереснее и многообразнее человек по своему духовному миру, тем он содержательнее и как писатель.

^

Неординарный человек во всем оригинален и непод­ражаем.

Таков Ибрагим Шамов - врач, ученый, писатель.

МАГОМЕД-РАСУЛ, народный писатель Дагестана

^

(речи и тосты)

О чем Гут речь?

Во все времена люди собирались за столом по разным поводам. Просто так, потому что им вместе было хорошо. В субботу. В воскресенье. Чтобы посидеть вместе, послу­шать других и высказаться самому. Или по праздникам -большим и малым. По поводу Нового года или 8 Марта. Свадьбы также случаются. Обычные и необычные - се­ребряные, золотые и даже бриллиантовые.

Понимаю - банально все это, но на всех них мы не толь­ко сидим и едим. Бывает, и танцуем. И также говорим. В том числе и тосты, и речи.

Вот и тебе представлено слово. Ах, этот момент! Каж­дому ли он приятен и каждому ли под силу? Видел много раз - стоят модный, ладный мужчина или женщина, вертят бо­кал в руках, мучительно ищут слова, а язык будто присох к небу, все слова выскочили из головы. В конце концов, рожда­ется нечто наподобие: «Я присоединяюсь к сказанному» или «За здоровье», «За успех» и т. д.

Труден, ох труден добротный экспромт за столом! Не зря даже великий Бальзак говорил, что самый лучший эксп­ромт - тот, что заготовлен заранее.

Почему бы и нам не иметь этакий экспромт на разные случаи жизни? Пишут же для артистов писатели. Даже мо­нологи Райкина были написаны другими.

В этой книге - попытка автора изложить речи и тосты, говоренные им, его друзьями, просто умными и мудрыми людьми на различных торжествах - свадьбах, застольях, просто дружеских вечерах, юбилеях, праздничных тусовках, и, разумеется, на менее светлых, но не менее важных для человека событиях, как похороны.

И - маленькая директива к использованию этой книжки. Разумеется, что можно выписать отсюда, выучить тост или речь соответственно обстановке и блеснуть этим. Я буду только рад услышать о такой популярности моих тостов или речей. Но у меня еще есть и надежда, что мои речи и тосты не станут догмами, а будут, как говорили в эпоху развитого социализма, руководством к действию. Чтобы читатель ис­пользовал мои тексты как пример, образец, заготовку и на их основе сам бы придумал свои, еще лучше, еще красивее и мудрее. В этом случае автор посчитал бы, что он достиг своей сокровенной цели. Итак, друзья, вперед, в страну тос­тов, речей, напутствий и приветствий!

^

Дорогие друзья! В горах Дагестана есть селение Хун-зах. Оно знаменито тем, что над ним возвышаются две вер­шины, покрытые вечными снегами. Когда-то в стародавние времена жил в Хунзахе грозный хан и был у него жестокий обычай - людей, провинившихся перед ним, он приказывал раздевать догола и отправлять на ночь на одну из вершин. «Выживешь - твое счастье, не выживешь, - значит, так было суждено Аллахом», - говорил жестокий хан. Много людей извел он таким путем. В Хунзахе в это время жили двое мо­лодых людей, два неразлучных друга. Однажды один из них позволил себе сказать колкость про хана. И были переданы его слова хану вездесущими ушами. И уже скора расправа -вот уже ведут раздетого и связанного молодца на ту гору. Разузнал про то его друг, прибежал к нему и сказал: «Друг, я бессилен тебе помочь сейчас. Но, знай, я иду вслед за тобой на другую вершину и буду там всю ночь жечь костер. Пусть

он согреет тебя». И повели раздетого юношу на одну верши­ну, а его друг взошел на другую и там, не смыкая глаз, всю ночь жег огромный костер. И наступило утро, и пришли ну­керы хана и не поверили они своим глазам - жив и невредим стоял смельчак на леднике. Привели нукеры парня к хану.

  • Этого не может быть, - вскричал хан, - расскажи же мне, как это вышло.
  • Все очень просто, - ответил юноша. - Я выжил пото­му, что на соседней вершине мой друг всю ночь жег огром­ный костер, и я согревался его пламенем.
  • Ты что, издеваешься надо мной, - гневно закричал хан. - От вершины до вершины километр, а ты хочешь, что­бы я поверил в то, что тепло этого костра согревало тебя!
  • Нет, хан, - ответил юноша, - ты не понял меня. Меня согревал не огонь костра, а огонь дружбы. Именно он помог мне выжить в эту страшную ночь.
Дорогие друзья! Пусть же всегда и везде пылает такой огонь - огонь дружбы, который питает наши человеческие качества, согревает нас на любых расстояниях, помогает выстоять при любых невзгодах!

Следующий тост особенно хорош для тех, кто приехал в гости из другого города или села, хотя он может быть произнесен и в любом месте с некоторой коррекцией концовки.

Дорогие друзья! В одном дагестанском ауле жил глубо­кий старик, который за свою долгую жизнь накопил немало добра, и был у него один-единственный сын. Вот почувство­вал однажды старик приближение смерти, вызвал к себе своего сына и сказал ему: «Сын мой, я, наверное, скоро умру. Вот тебе мой отцовский наказ: после моей смерти постарай­ся построить по одному дому в каждом из наших дагестан­ских аулов». Старик умер, и его сын взялся за выполнение последней воли отца - начал он строить по дому в каждом ауле. Построил он один дом, два... десять, двадцать. Потра­тил он на это все сбережения отца, зачах и обносился сам, а конца-краю не было видно. Вот в таком виде и увидел его однажды друг отца. Удивился тот и спросил: «Магомед, что

с тобой сталось?» И поведал Магомед ему последнюю волю отца. Покачал головой друг отца и сказал: «Ты вроде не глу­пый парень, однако не понял смысла слов отца. Смысл же его слов был вовсе не в том, чтобы ты построил дома во всех селениях, а в том, чтобы ты заимел в каждом селении такого друга, в дом которого ты мог бы заходить как в свой

собственный!»

Дорогие друзья! Я полагаю, что сегодня здесь все мы с вами построили еще по одному такому дому. Давайте же поднимем бокалы за этот дом нашего нового друга, который отныне стал и нашим домом!

^

Дорогие друзья! Как известно, Дарвин доказал, что че­ловек произошел от обезьяны. Но он упустил некоторые де­тали этого процесса. И, если позволите, если у вас есть не­сколько минут, чтобы меня выслушать, я хотел бы сейчас осветить эти упущенные детали. А дело происходило так: в незапамятные времена обезьяны - он и она - сидели на де­реве под звездным небом. Вдруг её внимание привлекли ка­кие-то блестки под деревом. Женское любопытство взыгра­ло в ней, она быстро спустилась на землю и подбежала к тому месту, где находились блестки. Оказалось, что там была вода, и блестки плавали в ней. Хотела она достать их лапой, но не смогла дотянуться. Тогда сорвала она лиану с дерева и, забросив её в озеро, попыталась выудить их. Тянула она, тянула... но, лиана вдруг оборвалась, и обезьяна упала на­взничь. И тут взору её предстало бездонное небо с тысяча­ми переливающихся, мерцающих и манящих звезд. В восхи­щении, так и не отрывая взгляда от звезд, впервые первая

женщина встала на ноги.

А в это время он, обеспокоенный долгим ее отсутстви­ем, также слез с дерева, подбежал на четвереньках, посмот­рел на нее и от удивления присел на задние лапы. Его порази­ли ее глаза, тот звездный блеск, который исходил от них. И тогда, в изумлении приоткрыв рот, мужчина потихоньку

нетал на ноги, чтобы поближе рассмотреть звездный блеск и глазах своей подруги и таким образом превратился в Чело-иска.

Дорогие друзья! Пусть же будет вечным тот звездный блеск в глазах наших прекрасных подруг, благодаря которо­му мужчины становились в прошлом, становятся в настоя­щем и будут становиться в будущем настоящим человеком!

Дорогие друзья! Как вам известно, в один из дней бы­тия богу надоел хаос, царящий вокруг него. Засучил он тогда рукава, принялся за работу и вылепил небо, звезды, солнце, землю, а на земле - первую женщину - Еву и вдохнул в неё жизнь. Стала Ева жить да поживать в своем саду, но очень скоро наскучила ей одинокая жизнь и взмолилась она: «Па­почка, создай для меня кого-нибудь, кто бы меня развлекал». И сотворил бог тогда лису.

Развеселилась Ева, стала играть и резвиться, но скоро и лиса наскучила ей. Выгнала она лису из райского сада и вновь попросила бога: «Отец, сотвори мне кого-либо, кто обогре­вал бы меня». И вылепил творец тогда кошку. Стала кошка ластиться к Еве, согревать её, свернувшись мурлычущим клубочком у нее на коленях. Повеселела Ева и стала кошка её любимицей. Но и эта любовь длилась недолго, очень ско­ро была изгнана мурлыка из сада. В третий раз обратилась Ева к отцу: «Отец, создай для меня того, кто охранял бы меня в саду». И на этот раз послушался бог своей дочери и вылепил ей льва. Стала Ева гордо расхаживать по саду со львом. Увы! Лев также скоро наскучил ей и последовал за своими предшественниками. Снова пришла Ева к отцу и взмо­лилась ему: «Папочка, создай мне того, кто бы меня развле­кал, обогревал и охранял». И тогда бог создал мужчину. Да­вайте же поднимем бокалы за наших женщин, развлекать, согревать и охранять которых мы были обязаны еще со вре­мен Адама и Евы!

Тост-шутка. Дорогие друзья! Знаете ли вы, почему бог создал женщину из ребра Адамова, а не из другой части тела? Не знаете? Ну, так я вам объясню. Он не создал её из глаза,

чтобы она не подглядывала, из уха, чтобы не подслушивала, из сердца, чтобы не завидовала, из мозга, чтобы не умнича­ла, из языка, чтобы не была болтлива. Бог создал женщину из ребра, чтобы она была скромна и невидима.

Давайте же поднимем наши бокалы за наших скромных и незаметных подруг, за любовь нашу, за наших женщин и скажем им: О женщина! Из ребра моего сотворенная, как могу я тебя не любить! За вас, дорогие наши женщины!

Дорогие друзья! Как вы помните, Парис, сын царя Трои, похитил из Спарты женщину самой большой красоты - пре­красную Елену. Её муж Менелай собрал большое войско и двинул его на Трою. Узнав об этом, троянцы стали готовить­ся к войне. Вот на большой площади народных собраний Трои стоит сам царь Приам и пятьдесят его сыновей. Вот могу­чий Антинор, вот другие храбрые троянцы. Рядом с ними их матери, сестры, жены, дети.

Здесь же собрались троянские старики. И слышен сре­ди них ропот: «Зачем нам эта война? За что идут в бой наши сыновья? Неужели нужно воевать из-за какой-то женщины?» Вдруг среди толпы появилась прекрасная Елена. Как солнце среди туч проплыла она по площади. И смолк гул толпы и заворожено посмотрели ей вслед старики и сказали они: «Да,

стоит воевать»!

Дорогие друзья! Давайте же и мы провозгласим здрави­цу в честь наших женщин, которым мы всегда желаем мира и счастья, но при необходимости, за которых мы в любую минуту готовы идти в бой!

^

За Веру. Дорогая Вера! Тебе выпало счастье иметь та­кое прекрасное имя. Человек обладает многими замечатель­ных свойствами, такими как доброта, преданность, верность и другие. И все же самым великим человеческим чувством является вера. Вера нужна каждому человеку и человече­ству в целом. Потерять веру - значит потерять все. Верапомогает человеку преодолеть любую боль, выдержать лю­бые испытания. Давайте же, дорогие друзья, поднимем наши бокалы за ту, кто олицетворяет здесь это великое чувство, ча нашу Веру, за ее здоровье и счастье. Я хотел бы еще ска­тать, что Вера не только оправдывает свое замечательное имя, но и являет собой пример красоты, грациозности, доб­роты, человечности. Давайте же звоном наших бокалов вос­хвалим нашу Веру! За вас, наша милая, дорогая Вера!

^ Дорогие друзья! Я хотел бы сейчас сказать хвалебное слово мудрости. Мудрость - это одно из прекрас­нейших человеческих свойств. Говорят, что краткость - се­стра таланта. Я бы сказал, что мудрость - это отец и мать таланта. Мудрец на голову выше глупца. Мудрость делает человека человечным - добрым, кротким, любящим. Муд­рому человеку свойственна любовь к ближнему, чувство юмора, такт, понимание другого. Но, к чему бы это я сегод­ня здесь разговорился о мудрости? А к тому, дорогие дру­зья, что мудрость по-гречески звучит как София. И я хотел бы провозгласить этот тост за нашу Софью, которая полнос­тью подтверждает старую поговорку, гласящую - «имя сим­волично». За Вас, милая, дорогая Мудрая!

^ Дорогие друзья! Давайте дружно провозг­ласим наш тост за Патимат. Даже если бы Расул Гамзатов не сумел создать такой ореол этого имени, все равно оно заслуживает самых теплых наших слов. Если мы посмот­рим вокруг, то не найдется человека, который чем-нибудь не был бы обязан Патимат. У одного Патимат — это мать, у другого - сестра, у третьего - жена, у четвертого — возлюб­ленная. Многих из нас лелеют руки Патимат, жалеет сердце Патимат, выводит в люди ум Патимат, и оберегают в жизни заботы Патимат. Давайте же, дорогие друзья, сегодня про­возгласим здравицу за всех них в лице присутствующей здесь нашей прекрасной Патимат и скажем: «Век живи, век здрав­ствуй и будь счастлива, наша Патимат!».

За Надеяеду. Дорогие друзья! Мне кажется, что все жен­ские имена прекрасны. Гюльнара, Роза, Нигер, Патимат, Аэлита! Да мало ли на свете прекрасных женских имен! Но, мне думается, вы согласитесь с тем, что одно из них осо-

бенно прекрасно. Это имя - Надя, Надежда. ^ быть лучше слова «надежда»! Великий Данте гениально показал нам его значение, написав на вратах ада «Оставь надежду всяк, сюда входящий». Этим он хотел подчеркнуть и то, что жизнь без надежды действительно подобна аду. Только с надеждой человек достигает успехов в жизни. Надеющийся человек несокрушим, он не отчаивается ни при каких жиз­ненных невзгодах. Он знает, что ночь не вечна, что она обя­зательно сменится днем, что за ненастьем наступает ведро, за болезнью следует выздоровленье. И, как правило, надеж­да всегда вознаграждается. Давайте же, дорогие друзья, поднимем наши бокалы за носительницу такого замечатель­ного имени, за нашу милую Надежду, и пожелаем ей быть надеждой для всех нас — ее друзей.

lit-yaz.ru

Ивакина Н.Н. 2007 - Основы судебного красноречия (книга)

Ивакина Н.Н. 2007 – Основы судебного красноречия

Оглавление

Условные сокращения

ВВЕДЕНИЕ

Тема 1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЙ

1. Понятие судебного красноречия

2. Речевая культура юриста

3. Качества воздействующей речи

Тема 2. СУДЕБНАЯ РЕЧЬ – ЖАНР ОРАТОРСКОГО ИСКУССТВА

1. Из истории судебного красноречия

2. Назначение судебной речи

3. Отличительные черты судебной речи

4. Диалогизированный монолог

Тема 3. ЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СУДЕБНОЙ РЕЧИ

1. Убедительность судебной речи

2. Логические ошибки в речи

3. Языковые средства, создающие логичность речи

Тема 4. КОМПОЗИЦИЯ СУДЕБНОЙ РЕЧИ

1. Логическая структура судебной речи

2. Лингвистический аспект композиции

Тема 5. СРЕДСТВА РЕЧЕВОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ

1. Экспрессивность судебной речи

2. Средства эмоционального воздействия

Тема 6. ТЕХНИКА РЕЧИ – СРЕДСТВО РЕЧЕВОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ

1. Интонационно-выразительные средства

2. Произношение

3. Благозвучие

4. Ударение

Тема 7. ЭТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СУДЕБНЫХ ПРЕНИЙ

1. Судебная этика

2. Этикет судебного оратора

3. Этика речевого поведения оратора

Тема 8. УСТНЫЙ ХАРАКТЕР СУДЕБНОЙ РЕЧИ

1. Спонтанность судебной речи

2. Разговорные конструкции в судебной речи

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Литература [81]

Словари

Приложение 1 СУДЕБНЫЕ РЕЧИ ИЗВЕСТНЫХ ДОРЕВОЛЮЦИОННЫХ ЮРИСТОВ

СУДЕБНЫЕ РЕЧИ ИЗВЕСТНЫХ ЮРИСТОВ СОВЕТСКОГО ПЕРИОДА

СУДЕБНЫЕ РЕЧИ СОВРЕМЕННЫХ ПРОКУРОРОВ И АДВОКАТОВ КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

Приложение 2 Сергеич П . Искусство речи на суде

Лекция 1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЙ.

Лучшие речи просты, ясны, понятны и полны глубокого смысла.

Прежде чем говорить подробно об особенностях судебного красноречия,дадим в общих чертах понятие этого явления; поговорим о значении речевойкультуры в профессиональной деятельности юриста; выявим качестваубеждающей речи.

Вопрос 1. Понятие судебного красноречия.

Ораторское мастерство юристов, выступающих в судебных прениях, нередконазывают судебным красноречием. Почему?

Вдумаемся в значение слова «красноречие»: красная речь, красивая,образная, яркая. М.В. Ломоносов писал, что «красноречие есть искусство овсякой данной материи красно говорить». Но может ли говорить «красно»прокурор, поддерживающий обвинение в убийстве? Уместна ли красивая,образная речь при изложении результатов судебно-медицинской экспертизы?или, например, при юридической квалификации преступления? приопределении меры наказания подсудимому?

М.М. Сперанский определял красноречие как «дар потрясать души». Но какможет потрясать души судебный оратор?

А.Ф. Кони различал понятия «красноречие» и «ораторское искусство».Красноречие он понимал как «дар слова, волнующий и увлекающий слушателейкрасотою формы, яркостью образов и силою метких выражений», то есть какумение говорить образно, как природное дарование. Ораторское жеискусство, по его убеждению, «есть умение говорить грамотно,убедительно».

Обратимся к словарям.

Откроем Словарь живого великорусского языка В.И. Даля: Красноречие,краснословие, наука и уменье говорить и писать красно, убедительно иувлекательно; Посмотрим в Словарь русского языка С.И. Ожегова:Красноречие. 1. Дар слова, ораторский талант. 2. Ораторское искусство(устар.).

Читаем Словарь русского языка (в 4 томах): Красноречие. 1. Способность,умение говорить красиво, убедительно; ораторский талант. 2. Ораторскоеискусство.

Проверим по Словарю современного русского литературного языка (в 17томах): Красноречие. 1. Способность, умение говорить красиво,убедительно; ораторский талант II Искусная речь, построенная наораторских приемах; ораторское искусство. 2. Устар. Наука, изучающаяораторское искусство; риторика.

Значит, красноречие – это умение говорить не только красиво, но иубедительно, это сочетание таланта и определенных знаний и умений.

Ораторское искусство понимается как комплекс знаний и умений оратора поподготовке и произнесению публичной речи: это умение подбирать материал,искусство построения речи и публичного говорения с целью оказатьопределенное воздействие на слушателей; это умение доказывать иопровергать, умение убеждать; это речевое мастерство.

Судебное красноречие, основное назначение которого — способствоватьустановлению истины по делу, имеет свою специфику, которая обусловленанормами Уголовно-процессуального кодекса и предполагаетоценочно-правовой характер речи. Эту специфику охарактеризовал Н.П.Карабчевский: «Судебное красноречие — красноречие особого рода. На негонельзя смотреть лишь с точки зрения эстетики. Вся деятельность судебногооратора — деятельность боевая. Это вечный турнир перед возвышенной инедосягаемой «дамой с повязкой на глазах». Она слышит и считает удары,которые наносят друг другу противники, угадывает и каким орудием онинаносятся» [100, с. VI]. Тактика речи, ораторские приемы и речевыесредства у каждого оратора свои, проверенные, отработанные. Однипокоряют судебную аудиторию силою своего вдохновения, другие — глубиноймысли и ясностью изложения. Но каждому судебному оратору важно уметьговорить доступно, грамотно, аргументировано. Это главное.

Возьмите для примера тексты судебных выступлений известныхдореволюционных юристов К.К. Арсеньева, М.Ф. Громницкого, Н.В. Муравьева-язык их сухой, деловой. Вы не найдете в них ярких выражений,запоминающихся образов. Но речи глубоки по содержанию, аргументированы иубедительны, выводы обоснованы. Мысли излагаются точно, ясно и логично.Поэтому их справедливо считают образцами судебного ораторскогоискусства.

Значит, судебное ораторское искусство следует понимать как комплексзнаний и умений юриста по подготовке и произнесению публичной судебнойречи сообразно с требованиями уголовно-процессуального закона; какумение построить объективно аргументированное рассуждение, формирующеенаучно-правовые убеждения; как умение воздействовать на правосознаниелюдей.

Судебное ораторское искусство связано с требованием логичности,убедительности. Доказательность – важнейшая черта рассуждении всудоговорении. Все положения в речи должны быть обоснованы,аргументированы.

Искусство судебного оратора проявляется в умении построить судебную речьтак, чтобы привлечь внимание судей и удержать его в продолжение всеговыступления, в умении полно и объективно проанализировать обстоятельствапреступления и причины его совершения, дать глубокий психологическийанализ личности подсудимого и потерпевшего, выстроить системуопровержений и доказательств, сделать правильные правовые ипроцессуальные выводы и убедить в этом судей и аудиторию. Проявляетсяоно и в умении оказать психологическое воздействие, в умении найтиточные языковые средства для выражения мыслей, так как содержательная,ценная мысль нуждается в совершенной форме. Совершенство речи создает всудебной аудитории атмосферу доверия оратору

Говорить хорошо в суде – это говорить по существу, тщательно анализируяматериалы дела, опираясь на нормы права; говорит

ukrreferat.com