Утопия и игра. «Лобстер», режиссер Йоргос Лантимос. Лобстер книга


Рецензия на фильм «Лобстер»

В мире, где быть одиноким — это преступление, всех нарушителей отправляют в специальные отели, в которых они должны найти себе пару в течение 45 дней. По правилам отеля ваш партнер должен быть чем-то похож на вас, а если в отношениях возникают сложности, то к вам приставляют ребенка. Никаких хитростей и уловок: мастурбация здесь под строжайшим запретом, а тех, кто не успевает остепениться, превращают в любое животное на выбор. «Вот почему в мире так много собак». Противники подобной системы живут в лесу, но у них тоже есть свод правил: за поцелуй отрезают губы, за секс... лучше вам не знать. А следит за порядком хладнокровная надзирательница. Раз в сутки люди из отеля едут в лес охотиться на отшельников: один убитый лесной оппозиционер добавит вам один день к отведенному сроку в отеле. Так и жил грустный и разведенный архитектор Дэвид, пока не встретил в лесу близорукую охотницу на кроликов.

Англоязычный дебют греческого режиссера Йоргоса Лантимоса получил приз жюри на Каннском кинофестивале и растопил сердца критиков. Повысив ставки при выходе на мировой уровень, Лантимосу удалось превзойти свои предыдущие работы, не изменив собственному стилю и не распугав голливудских инвесторов, что в наше время большая редкость. Этот фильм, как и предыдущая картина режиссера, пропитан желанием сбежать от навязанных обществом законов, которые кажутся ему такими же нелепыми, как поджаренная в тостере рука в наказание за мастурбацию. Даже лесные «бунтари» живут согласно некому кодексу правил, создавая себе ограничения, от которых и бегут главные герои. Вывернув рычаг абсурда на максимум, Лантимос выдал сюрреалистическую сатиру на современное общество, затронув ряд остросоциальных проблем: от института семьи до конфликта власти и оппозиции.

Некоторых зрителей может смутить закадровый голос, который все время описывает происходящее так, будто зачитывает вслух книгу. Но этот, казалось бы, избитый прием, да еще в такой высокопарной форме, становится важной деталью фильма, поскольку режиссеру хватает мастерства использовать его с чувством, толком и расстановкой. Сюрреалистическая атмосфера, подчеркнутая тревожным лязганьем виолончели, вкупе с диалогами на грани нервного срыва и механической актерской игрой, свойственной для фильмов Лантимоса, делают «Лобстер» уникальным фильмом.

Колин Фаррелл предстал в совершенно несвойственном актеру образе и справился с работой на ура, тем самым доказав, что может обуздать любую роль, как пинту настоящего ирландского пива. А вот Леа Сейду и ее невозмутимое лицо были просто созданы для роли надзирательницы. Про кастинг фильма можно говорить часами, поскольку попадания в образы были стопроцентными: шепелявый Джон Си Райли и взвинченный Бен Уишоу, чью харизму не оспорит даже Джонни Кокран, были вишенкой на этом антиутопическом торте. И, конечно же, режиссер не забыл про свою талантливую музу Аггелику Папоулью, сопровождавшую его в двух предыдущих фильмах. Возможно теперь Йоргос заменит ее на Рэйчел Вайс, ведь парочка так хорошо сработалась, что Вайс получила роль в его следующем фильме. Но сейчас не об этом.

Купив билет на «Лобстера», вы неплохо сэкономите на психологе. Правда, это касается людей с предрасположенностью к самоанализу, остальные рискуют потратить на услуги мозгоправа еще больше денег. Открытый финал неизбежно повлечет за собой споры, в которых, как известно, рождается истина. Но эта истина касается не героя Колина Фаррелла, не окружающих людей, а лично вас. «Лобстер» не выдает универсальных решений для самых важных и сложных задач в жизни. Каждый сам для себя отвечает на поставленный режиссером вопрос: «На что ты готов пойти ради любви?».

Катерина Карслиди

cinemaholics.ru

«Лобстер» с Колином Фарреллом — рецензия

Этот фильм нельзя посмотреть в любом российском кинотеатре, а также скачать, в том числе и за деньги. Поэтому частично текст посвящен не только фильму «Лобстер», но и равнодушию нашего кинопроката.

В недалеком будущем обычный мужик (Колин Фаррелл) теряет жену. Грустное событие в альтернативной реальности режиссера Лантимоса имеет чуть более сложные последствия: одному жить здесь нельзя, только с партнером. Для этого герой помещается в специальный пансион, где за 45 дней должен найти себе пару среди таких же одиночек, как он. Просто затащить первую встречную в постель нельзя: для вступления в брак нужно иметь с партнером природное сходство — например, близорукость. Если за 45 дней пару найти не удается, одиночку превращают в животное — он сам выбирает, какое. Герой Фарелла хочет стать лобстером. В отель он приезжает с собакой — так теперь выглядит его брат.

Кроме того, пациентов регулярно вывозят на охоту в лес, где скрываются сбежавшие одиночки. За поимку одного дикаря начисляется еще один день к сроку пребывания.

Каждый вечер к Фареллу приходит специальная горничная, чтобы проверить его эрекцию — но никогда не доводит дело до конца. За онанизм в заведении жестоко наказывают.

Далее в «Лобстере» раскрывается еще не один нюанс местного мироустройства и разные его последствия. Кто-то пытается найти себе пару обманом. А кое-кому удается подорвать местные устои и жить одному, но своеобразно — в пансионе, преуспевая на охоте. И в этом же самом мире, но вне закона, живут не менее странные люди, ведущие партизанскую войну за свое право на одиночество. С ними герою Фарелла еще предстоит встретится.

Греческий режиссер Лантимос всегда умел снимать повседневность, достаточно скучно, чтобы зритель поверил в нее, как в настоящую жизнь. Но за повседневностью внезапно скрывается что-то невероятное — вроде бы знакомый мир оказывается устроен не так, как ты думал. Но так ли много изменилось? Например, в «Лобстере»: ведь ты все равно женишься и заведешь детей. А у нас тут уже все для этого готово. Ну, почти все.

Цитата: «В дальнейшем, если у вас возникнет некоторое напряжение в общении, мы можем предоставить вам детей»

Старый добрый эффект антиутопии: во вроде бы абсурдных ситуациях непременно узнаешь наш мир. Антиутопия Лантимоса не про политику, войну, сжигание книг и зомбирование населения; она про институт семьи.

Это любимая тема Лантимоса; в ней он умеет задавать самые не всегда понятные, но всегда неудобные вопросы. В предыдущем фильме, «Альпы», группа врачей организует бригаду, которая нанимается к родственникам умерших пациентов для их утешения: для этого они в меру способностей изображают ушедших в мир иной, тем самым смягчая душевную боль родных. В фильме «Клык» обычный с виду инженер вместе с женой воспитывает своих детей-подростков в полной изоляции от внешнего мира; выйти за пределы садового участка они смогут только тогда, когда у них выпадет первый клык (никогда). Здесь, в «Лобстере», будучи слегка удивленным таким положением дел, в каждом кадре надеешься, что хоть кто-нибудь встанет и заорет: «ДА ЧТО ЖЕ ЭТО, СУКА, ТАКОЕ», и так далее — что тоже совершенно здоровая реакция на антиутопию. Конкретно такого не происходит, но кто-нибудь обязательно пойдет против установленной системы, и ему придется очень тяжело. Герой Фарелла как раз из таких.

С «Лобстером» Лантимос наконец-то получил мировое признание: фильм успешно ездит по фестивалям, почти всех победил в Каннах. Разумеется, это не потому, что теперь кроме непонятных греков у него играют Фарелл и отличный актер второго плана Дж. Райли. Таких антиутопий уже давно никто не писал и не снимал; для грека это было лишь дело времени, и оно пришло.

В России, как уже говорилось, фильм в широкий прокат не вышел. Зато его показали в рамках фестиваля британского кино, который, к счастью, доехал не только до Москвы. Не ручаюсь за все города, но в столице билеты на пять показов «Лобстера» разлетелись мгновенно (также нашлись два дополнительных сеанса в «Праге» на 21-22 ноября). В принципе, прокатчиков можно понять: греческий режиссер, Канны, странное название — все это не располагает к хорошей кассе. Но так все лишились прекрасного фильма, который украсил бы любую афишу. Не первого за последние годы: так же в России не вышел «Врожденный порок» Пола Т. Андерсона — наверное, потому что наркота и непонятный Пинчон. Или «Отрочество» Линклейтнера: тут долго рассказывать, почитайте про этот фильм или просто зацените «сотку» на метакритике. В такой ситуации ничего не остается, кроме как ждать релиза на DVD. А если его все нет и нет, найдутся и другие варианты. Угадали, сгонять за ним в другую страну.

disgustingmen.com

Лобстер (2015), смысл фильма и объяснение концовки

Почему-то принято считать, что одиночество — крайне негативное состояние для индивидуума. На самом-то деле сбивание в стаю, прайд, косяк или стадо в животном мире — способ выжить. Но способ выжить не отдельной особи, а вида в целом. Есть, впрочем, среди «братьев наших меньших» и одиночки, заключающие кратковременный союз только на брачный период. Это лисы, медведи, крокодилы, барсуки, носороги, белки и многие другие создания, предпочитающие уединенный образ жизни. Да хоть бы и лобстеры. Пусть сохраняют фертильность до ста лет, но в паре абсолютно не нуждаются.

Что касается приматов, имеются обусловленные видом различия. Приматы живут и поодиночке, и парами, и иерархически регламентированными группами. Но если среди обезьян именно конкретный вид (шимпанзе, гориллы, макаки и т.п.) диктует тот или иной алгоритм социальной жизни, то люди — принадлежат к одному виду, однако склонны к разным способам существования. Хватает и отшельников, и семейных пар, и любителей компаний.

Одиночество — это преступление

В антиутопическом тоталитарном обществе, которое можем наблюдать в фильме греческого режиссера Йоргаса Лантимоса «Лобстер», личные склонности разных представителей homo sapiens государством во внимание не принимаются. Каждый обязан быть частью пары. Неважно, гомо- или гетеросексуальной. Одиночек полиция неустанно отлавливает в публичных местах типа супермаркетов, проверяет документы и, если отсутствие партнера доказано, отправляет в специальный комфортабельный отель, нечто вроде клуба знакомств. Правда, с оттенком концлагеря.

Над «одинокими сердцами» в отеле дамокловыми мечами висят три обстоятельства:

  1. Надо успеть создать пару до истечения 45 дней.
  2. Выбирать партнера можно только на основании одинаковых признаков.
  3. Бедолаг, не справившихся с задачей, превращают в животных и отправляют в лес.

Шаг вправо, шаг влево в этом обществе считают побегом. Регламентировано все, нюансы не признаются: нельзя выбрать размер обуви 44,5 — только 44 или 45. Так и с ориентацией, гомо- или гетеро-, третьего не дано.

Одна радость: животное для насильственного перевоплощения можно выбрать на свой вкус. Разведенный сорокалетний архитектор Дэвид (Колин Фаррелл), если не повезет «обрести вторую половинку», желает влачить оставшиеся дни лобстером: этот представитель семейства омаров способен к размножению до преклонного возраста, да и кровь у него голубая, совсем как у аристократов. Еще и море Дэвид очень любит. Однако в большинстве случаев выбор обреченных неудачников останавливается на друге человека — собаке.

«Вот почему в мире так много собак».

Обитателям отеля прелести существования в паре и ужасы одиночества персонал демонстрирует нехитрыми сценками во время тренингов в актовом зале. Но пугает старательно аплодирующую публику не возможность оказаться без помощи партнера в трудной ситуации, а грядущая реинкарнация.

В жажде избежать изгнания в облике животного, клиенты отеля идут на хитрости. Джон (Бэн Уишоу) имитирует носовые кровотечения, чтобы уподобиться одной из барышень, реально ими страдающей, а флегматичный интеллигентный Дэвид прикидывается жестоким монстром, желая сблизиться с бессердечной женщиной. Впрочем, надолго его актерского мастерства не хватило: не удалось скрыть слезы, когда избранница зверски убила его незадачливого брата, второй год существующего в теле пса и прибывшего в отель вместе с Дэвидом.

Одиночество — это обязанность

Отомстив свирепой даме (самостоятельно осуществив превращение ее в так и оставшееся не названным животное), Дэвид сбегает на волю, в пампасы, то есть в лес. Постояльцы отеля ежедневно охотятся на обитающих в зарослях изгоев общества. Выстрел дротиком с транквилизатором — и вуаля, парализованный одиночка готов к трансформации в очередную зверюшку, которыми чащоба так и кишит, а меткий охотник получает еще один льготный день пребывания в отеле. Знаменитое чеховское ружье недаром висит на стене каждого отельного номера.

Не все, впрочем, так радужно в «свободной» партизанской группировке. Попав в компанию шастающих по лесу и время от времени устраивающих диверсии одиночек, Дэвид оказывается в еще одном строго регламентированном социуме. Только со знаком минус. Лесной мир — зеркальное отражение мира отеля. Та же диктатура, только «вверх ногами». Вместо матримониального «выкручивания рук» — диктат воинствующего эгоцентризма. Под запретом любые проявления человеческих чувств. Танцы — на «пионерском» расстоянии под электронную музыку (у каждого — индивидуальные наушники и собственная мелодия), за поцелуи — ампутация губ. И никакой взаимопомощи. Даже могилу, если что, никто для усопшего не выроет: обязан выкопать сам. Заранее. И примерить, по размеру ли.

«Ты уже вырыл себе могилу»?

Могила, кстати, вскоре понадобилась. В нее Дэвид аккуратно упаковал принципиальную атаманшу «подпольщиков» (Леа Сейду), обманом отправившую возлюбленную героя на операцию, в результате которой девушка, преступившая законы одиночек, ослепла. Вот такой метод борьбы с запрещенным флиртом.

Общие признаки вместо родства душ

Интерес к этой самой избраннице (Рэйчел Вайс) Дэвид какое-то время успешно скрывал от суровой предводительницы одиночек. А расцвело его чувство в тот самый момент, когда он обнаружил пресловутое сходство. Архитектору в голову накрепко вбита идея, что создавать пары надо на основании идентичных внешних признаков. С какой радостью очкарик Дэвид обнаруживает, что его суженая тоже близорука! И как темпераментно он экзаменует на предмет ношения контактных линз своего предполагаемого соперника, принесшего девушке кролика. Проверено: линз нет! Значит, парень не близорук. Следовательно, нет оснований для ревности: в партнеры даме сердца, страдающей миопией, глазастый сосед не годится.

А финал-то открытый…

Итак, любимая слепа. Сходство потеряно. Дэвид-то помнит: надо, непременно надо иметь что-то общее (кровь из носа, миопия, пышная шевелюра, хромота etc). Выход один: ослепить и себя. Снова Ромео и Джульетта из антиутопии будут обладать одинаковым дефектом. Парочка покидает лес и целеустремленно шагает в город.

В кафе герой просит у официанта острый-острый ножик (не для хлеба, а для мяса) и отправляется в туалет, примеривая колющее и режущее орудие перед зеркалом то к одному, то к другому глазу. Девушка сидит одна за столиком. Долго сидит. Возлюбленного все нет.

И на этой оптимистической (или пессимистической?) ноте экран чернеет. А потом титры, титры, титры…

И вот теперь — попробуй понять, экран почернел по замыслу режиссера, потому что Дэвид все же стал слепым и больше ничего не видит?

А, может, он опомнился и благополучно сбежал, зрение-то дороже всех на свете красавиц?

А может, сообразил, что для любви совсем не надо обладать общими признаками?

А, может, до сих пор стоит в клозете и бубнит про себя: «Быть или не быть, вот в чем вопрос?»

mnogo-smysla.ru

Утопия и игра. «Лобстер», режиссер Йоргос Лантимос

Даже те, кто не видел фильмов Йоргоса Лантимоса, наслышаны о «новой греческой волне» и о том, что он автор с неким особым сдвигом. Чересчур демонcтративные в «Клыке» и «Альпах», в «Лобстере» эти вывихи наконец-то перестали быть навязчивыми и приобрели органичность, прозрачность. Лантимос, как говорят в таких случаях, вырос.

«Лобстер» – первый англоязычный, глобалистский проект модного грека с интернациональным звездным составом – от Колина Фаррелла и Рейчел Вайс до Джона Си Рейли и Леа Сейду. Снятый за пределами Греции и без ссылок на какую-либо национальную специфику, в том числе языковую, которая вносила не последний вклад в «странность» его первых, греческих фильмов.

Формально «Лобстер» является антиутопией о пост-посткапиталистическом будущем. Но и сам этот жанр Лантимос воспроизводит как недостижимую, художественно неуловимую условность. Эта дистанция – зазор между жанром и стилем – вносит неслыханную свободу в изначально жестко регламентированный канон утопии. «Лобстер» – паражанровая картина: c одной стороны, Лантимос ни разу не изменяет предельно условной интонации, с другой – трудно припомнить фильм, в котором бы при абсолютном следовании жанровым правилам сохранялась такая, как в «Лобстере», непредсказуемость мысли и сюжетосложения.

Действие картины происходит в мире, в котором человеку запрещено быть одному и не иметь партнера. Несчастные одиночки разного возраста – singles по убеждениям и обстоятельствам, но также недавние вдовы и вдовцы – ссылаются в специальный отель, где у них есть сорок пять дней на то, чтобы найти себе пару и вернуться «нормальным членом общества». Если же постоялец не справляется с этой задачей, то его не убивают, а превращают в какое-нибудь животное, причем выбор последнего гуманно оставляют за жертвой. Главный герой Дэвид (Колин Фаррелл) приезжает в отель с любимой собакой, в которую превратили его брата, а для себя выбирает лобстера – те якобы живут долго, да еще и в воде.

Этими исходными данными Лантимос жонглирует со свойственной ему сноровкой. «Отельная» часть фильма является чистым дивертисментом из гэгов разной степени легкости (что важно – не тяжести, как было в «Клыке»). Конек Лантимоса – убийственный абсурд при сохранении серьезной мины и неподвижности в лице, сочетающий остроту и пластичность, расчетливость и меланхолию. Местами это напоминает идеальную немую комическую – возведенный в степень идиотизм в мире, в котором невозможно (или запрещено) смеяться да и вообще как-то открыто реагировать на творящийся вокруг бред. Дабы стимулировать либидо у постояльцев, не желающих в массе своей быть в паре, мужчинам при помощи особого приборчика ограничивают свободу рук, отлучая их от самоудовлетворения, а для дам устраивают угловатые шоу с людьми-марионетками, призванные доказать, что женщине с мужчиной всегда лучше и выгоднее, нежели без него.

Отель – изначально искусственное пространство, противоположность дома, эталонная «зона отчуждения». А еще – территория игры, где человек выпадает из себя привычного, становится (на время) другим, играет другого. Фильм Лантимоса «Кинетта» (2005) почти полностью разворачивался в пустом «антониониевском» отеле на пустынном греческом курорте – метафоре, предчувствии грядущего коллапса, который, однако, не потревожил, а, возможно, даже усилил образ этой искореженной земли как туристического центра, искусственной утопии, предлагающей условия для отчуждения от реальности даже во время шторма.

«Лобстер»

Герои «Кинетты», современные греки, чувствуют себя чужаками в своей стране – заброшенными туда туристами, которые упражняются в отчуждении и скуке при помощи имитирования других – разыгрывания некоего (кинематографического) сюжета в городской пустоте. В анемичном отеле и его окрестностях они инсценируют типичные жанровые сцены – смерти, соблазнения, преследования, изображают убийцу и жертву под руководством некоего режиссера, который таким образом тоже спасается от внешней и внутренней безжизненности. Но их декадентский спектакль, разыгранный посреди пустыни реальности (в буквальном смысле), закономерно заканчивается настоящей смертью, уже не отличимой от инсценировки. Так же и героиня «Альп» (2011), член секты, заменяющей людям их погибших родственников, чересчур вживается в роль умершего человека, восполняя нехватку собственной идентичности и одновременно теряя себя. Так игра нарушает собственные правила и границы, требуя гибели всерьез, а утопия, обеспечивая отчуждение от бесструктурной реальности, неизбежно становится тоталитарной.

Апатичный герой Фаррелла попадает в отель без надежды на возвращение обратно в человеческом виде. Как и всякий свидетель или даже как и всякий заведомо проигравший, он способен видеть, на чем основаны победы других. И тут Лантимос иллюзий не питает. Одни постояльцы усердно имитируют отношения, притворяются парой, разыгрывают спектакль любви с целью поскорее убраться с этой сцены и остаться людьми. Другие, закоренелые антиромантики и мизантропы, пытаются найти таких же, обмениваясь с ними не чувствами, а жес­токой бесчувственностью. Ну а третьи кончают с собой – умирают как люди, отказываясь стать животными, которые, как известно, не способны на самоубийство.

Если в «Кинетте» и «Альпах» тоталитарная утопия, возводимая человеком для защиты от неупорядоченной реальности, снятой в парадокументальной манере, пробуравливала эту реальность изнутри и наталкивалась на ее сопротивление, то в «Лобстере» Лантимос преодолел зависимость от какого-либо мимесиса. Вернее, отстранил ее и сделал предметом критического анализа: «Лобстер» – фильм о подражаниях, который сам уже избавлен от подражательной природы. Классический конфликт между естественным и искусственным, сырым и приготовленным, лежащий в основе предыдущих фильмов Лантимоса, перешел на следующий уровень.

В «Лобстере» априори нет ничего настоящего, а все подлинное является лишь иллюзией подлинности. Интрига здесь уже в столкновении одного подобия с другим подобием, одной имитации с другой имитацией, которые словно бы соревнуются в том, какая из них лучше, убедительнее, неприкосновеннее. Реальность – лишь жесточайший конкурс на лучшее притворство, чемпионат по мимикрии, и не случайно смерти – если верить постмодернизму, последнего пристанища подлинности и безусловности, – тут тоже нет. Она упразднена, вставлена в мимикрическую цепочку.

«Лобстер»

Чтобы продлить пребывание в отеле, то есть свою жизнь, постояльцы, не нашедшие партнера, идут в лес охотиться на обитающих там принципиальных одиночек. Чем больше их пристрелишь, тем больше дополнительных дней получишь. Фокус в том, что аутсайдеры и диссиденты из леса противостоят матримониальному диктату, но живут по таким же жестким карательным законам. Им, наоборот, запрещено вступать в близкие контакты, и основной конфликт «Лобстера» разворачивается на границе двух зеркальных утопий: герой Фаррелла сбегает из отеля, присоединяется к борьбе за одиночество, но влюбляется в ее активистку (Рейчел Вайс).

Как «Клык» и «Альпы», «Лобстер» – фильм о сообществах и сосуществовании людей друг с другом. В «Клыке» Лантимос подвергал безжалостной критике институт семьи, доводя до абсурда культ патриархальных устоев, а дом превращая в настоящую тюрьму. В «Альпах» он выворачивал наизнанку корпоративные отношения, которые еще хуже и страшнее семейного террора: человек там уже лишен какой-либо защиты, ошибки не прощаются и его просто вышвыривают за борт, как только истекает срок его годности. В «Лобстере» Лантимос продолжает свои эксперименты над человеком, помещенном в закрытое комьюнити, и над комьюнити, которому всякий новичок неизбежно бросает вызов. Только теперь в его фокусе брак, любовь, союз двух индивидов, который он препарирует и испытывает на прочность с азартом и отстранением врача-лаборанта.

Отель и лес в «Лобстере» – два внешне противоположных мира, которые по сути одинаковы. Просто в одном запрещено и невозможно быть одному, а в другом запрещено и невозможно быть вместе. И там и там действуют одни и те же общественные «мягкие машины», которые настолько контролируют чувства – любви, одиночества и все прочие, – что в них уже не остается ничего человеческого, ничего личного. И там и там чувственность формализуется, утрачивает естественность и становится чисто искусственной функцией – в этом смысле формалистская «конструкторская» эстетика Лантимоса впервые напрямую работает на содержание его фильма.

«Лобстер»

В «Лобстере» Лантимос подтвердил, что он режиссер с концептуальным воображением, но теперь оно не только третирует искушенную и не очень публику эффектными кунштюками, как по большей части было в «Клыке» и «Альпах», но и наводит, провоцирует на неочевидные размышления. О технологиях и обществе будущего, контроле, новой (бес)чувственности, уже находящейся по ту сторону искренности и фальшивости, тоталитарных формулах и правилах любви-игры. Его антиутопия, разворачивающаяся в ближайшем будущем, напоминает о романах Уэльбека, также чуткого к тому, как сегодня происходит синтез социума, новых технологий и основных инстинктов. И у Уэльбека, и у Лантимоса современность предстает как предельно стерильный мир, в котором насилие уже является безболезненным, невидимым и даже изысканно гуманным, а потребление, комфорт и уровень жизни прямо пропорциональны степени отчуждения – от другого и от самого себя. И действительно, единственное, что остается везде и всюду несвободному человеку, – это стать животным. Тем же лобстером или вечным уэльбековским псом.

 

«Лобстер»The LobsterАвторы сценария Йоргос Лантимос, Эфтимис ФилиппоуРежиссер Йоргос ЛантимосОператор Тимиос БакатакисХудожник Жаклин АбрахамсВ ролях: Леа Сейду, Колин Фаррелл, Рейчел Вайс, Джессика Барден, Бен Уишоу, Джон Си Рейли, Оливия Колман, Эшли Дженсен, Ариана Лабед, Майкл Смайли и другиеBFI Film Fund, Bord Scannan na hEireann, Irish Film Board, Canal+, Centre National du Cinéma et de L’image Animée (CNC), Ciné, Element Pictures, Eurimages, Faliro House Productions, Film4, Greek Film Center, Haut et Court, Institut Francais, L’Aide aux Cinemas du Monde, Lemming Film, Limp Films, Ministère des Affaires Étrangères, Nederlands Fonds voor de Film, Protagonist Films, Scarlet FilmsИрландия – Великобритания – Греция – Франция – Нидерланды2015

kinoart.ru

"Лобстер", рецензия, Postcriticism

Последняя любовь на Земле

Лобстер (The Lobster), 2015, Йоргос Лантимос

Сергей Лозовский о «Лобстере» Йоргоса Лантимоса

Дэвид более или менее счастливо прожил со своей женой одиннадцать лет, но судьба так повернула, что однажды он остался один. Бельмо на глазу преуспевающего общества, активно внедряющего идеи семейного счастья в тщательно лелеемые ячейки социума. Изгой, которому стоит или найти себе пару, или превратиться в животное, чтобы не смущать умы прочих своими грустными усами. Например, в лобстера. Потому что лобстеры живут сто лет и могут размножаться в течении всей жизни. Дэвида забирают в своеобразный отель одиноких сердец, где сотни мужчин и женщин в одинаковых одеждах голодными глазами ищут себе спутника жизни, ибо, если таковой не будет найден, через 45 дней прощай Дэвид-человек, здравствуй Дэвид-членистоногое. Ситуация, казалось бы, максимально способствующая скорейшему развитию взаимопонимания между людьми, однако роковой день все ближе, а заветной второй половинки все нет и нет, и в какой-то момент кажется, что не худшим вариантом был бы побег.

«Лобстер», рецензия

Йоргос Лантимос после обласканного кинофестивалями «Клыка» стремительно вырвался из локальной греческой лиги в мировую элиту, получив возможность снимать с более значительным бюджетом, известными актерами и под пристальными взглядами публики, жаждущей еще больше безумия, цинизма и многозначительной символичности. И Лантимос с удовольствием дает ей желаемое, рифмуя Колина Фаррела с лобстером, Леа Сейду с амазонкой, институт брака с тоталитарной сектой, а человеческие взаимоотношения — с холодной, но небезгрешной логикой слегка подглючивающего компьютера. Действие антиутопии происходит в мире, крайне похожем на наш. Обычный разговор режиссера с другом за чашечкой кофе о том, что одинокий человек в нынешнем обществе считается не вполне полноценным, трансформировался в сценарий, который одновременно восхищает изобретательностью режиссера, накручивающего множенство разнообразнейших абсурдных ситуаций вокруг простенького фантастического допущения о неприемлемости холостой жизни, и вместе с тем пугает тонкостью уловленных оттенков человеческих взаимоотношений.

Все персонажи «Лобстера» выглядят картонными и одномерными, но это фича, а не баг: в условном и предельно абсудрном мире Лантимоса деградация эмоций низводит людей до уровня животных задолго до фактической трансформации. Люди, вынужденные жить друг с другом не по любви, а по принуждению превращаются в послушных безвольных роботов, цепляющихся за партнера не по велению души и сердца, но исключительно по внешнему подобию. Если у избранницы частенько идет носом кровь, ее супруг тайком будет с удовольствием биться лицом об стол ради желанной близости, ведь в этом обнищавшем мире не так много вещей могут стать поводом для того, чтобы быть вместе. Карикатурные отношения в карикатурном обществе с не менее карикатурным подпольем, в котором оказывается Дэвид после побега из отеля. Группа принципиальных одиночек, другой полюс этого мира без оттенков и полутонов. Флирт запрещен, взаимопомощь запрещена, в первый же день каждый сам себе роет могилу — ибо никто другой после твоей смерти о тебе не позаботится. Внезапно вспыхнувшее настоящее чувство между Дэвидом и безымянной девушкой из Сопротивления смотрится то ли проклятием, то ли даром небес. Они не знают, что с ним делать, а оно поглощает их, ломает устоявшиеся нормы и границы. Требует жертв, к которым люди, живущие на автопилоте, совершенно не готовы. Последняя любовь на планете — и счастье, и беда одновременно. Ураган, поднимающий над землей, но несущий прямиком к неизбежной гибели.

Лантимос повторяет прием, сработавший в «Клыке», останавливая финал в звенящей точке ожидания, за секунду до ключевого решения, обрывая предложение на полуслове. С хирургической точностью и именно там, где нужно

Любители режиссера могут быть спокойны — фирменный черный юмор в наличии, ирония помножена на сарказм, жанры перетираются в грандиозной мясорубке, ведущие актеры самоотверженно отыгрывают штампы, мир состоит из десятков мелких деталей, и все вместе они складываются в смешную и горькую картину, кривое зеркало, недружеский шарж. Появление любви становится точкой невозврата, первой живой эмоцией в омертвевшем мире масок и лицемерия, и ее эффект подобен взрыву. Лантимос повторяет прием, сработавший в «Клыке», останавливая финал в звенящей точке ожидания, за секунду до ключевого решения, обрывая предложение на полуслове. С хирургической точностью и именно там, где нужно. Он сформировал свой стиль бескомпромиссной абсурдистской сатиры. Он научил зрителя восхищаться тем, как жизнь преломляется через призму его воображения. Главное, чтобы загребущие голливудские ручки держались подальше от этого европейского самородка.

postcriticism.ru

Фильм Лобстер (The Lobster): фото, видео, список актеров

Британская фантастическо-романтическая комедия с элементами драмы режиссера Йоргоса Лантимоса с Колином Фарреллом и Рэйчел Вайс в главных ролях. Действие фильма «Лобстер» (The Lobster) разворачивается в альтернативном недалеком будущем. Вопрос отношения полов тут стоит как никогда остро: если кому-то не удается найти свою второю половинку, его отправляют в лес, предварительно лишив всех человеческих качеств.

Сюжет фильма Лобстер / The Lobster

Действие фильма «Лобстер» разворачивается в недалеком будущем, в котором одиночкам живется очень непросто. Местные законы регулируют отношения мужчин и женщин очень просто: любой половозрелый член общества, не нашедший свою половинку, отправляется в специальный отель, где проживает в течение 45-и дней. Если и там ему не удается найти себе пару, то специальные службы отправляют его в лес, предварительно лишив всех присущих человеку качеств. Избавленный от необходимости вести социальную жизнь, «провинившийся» становится настоящим животным, которым управляют только инстинкты.

Главному герою фильма «Лобстер» – Давиду (Колин Фаррелл) – пришло время отправиться в печально известный отель. Однако, судя по всему, и тут ему не удастся отыскать спутницу жизни. Чтобы избежать суровой участи одиночек, он отправляется в лес самостоятельно. Вскоре он делает маленькое открытие: оказывается, и в лесу можно встретить любовь…

В мировом прокате фильм заработал 15, 7 миллионов долларов при бюджете 4,5 миллионов долларов.

Картина«Лобстер» получила положительные отзывы критиков и была удостоена множества наград и премий.

В 2017 году актриса Рэйчел Вайс снялась в фильмах «Гонка века» и «Моя кузина Рэйчел».

Съемочная группа фильма Лобстер / The Lobster

  • Режиссер: Йоргос Лантимос.
  • Авторы сценария: Эфтимис Филиппоу, Йоргос Лантимос.
  • Продюсеры: Сеси Демпси, Эд Гуене, Йоргос Лантимос, Ли Магидэй, Кайт Коллинз, Йост де Фриз, Христос Констатакопулос, Сэм Лавендер, Эндрю Лоу, Леонтине Пети, Теса Росс, Кароль Скотта, Дерк-Ян Варринк.
  • Актер: Колин Фаррелл, Леа Сейду, Рэйчел Вайс, Бен Уишоу, Оливия Колман, Роджер Эштон-Гриффитс, Эшли Дженсен, Майкл Смайли, Джон Си Райли, Джессика Барден, Ариана Лебед и другие.

www.vokrug.tv

отзывы, сюжет, режиссёр, актёры и роли

Современному человеку с детства внушают прописные истины, однако многие из них на проверку оказываются ложью. Среди навязываемых стереотипов – необходимость выйти замуж/жениться до 30 лет, иначе будешь одиноким неудачником. Стараясь соответствовать этому требованию, многие спешат связать себя узами брака с первым попавшимся кандидатом на роль супруга. А в результате становятся глубоко несчастными в семейной жизни с нелюбимым человеком. Тем временем общество внушает таким людям, что несчастный брак - распространенная норма и, если завести пару-тройку детей, со временем удастся привыкнуть к этому.

Молодой греческий режиссер Йоргос Лантимос, известный своими артхаусными кинокартинами, в 2015 г. снял кинофильм «Лобстер». В этой ленте он попытался показать зрителям, насколько в современном обществе извращено понимания института семьи.

Кинокартина «Лобстер»

На Канском кинофестивале в 2015 г. была впервые показана новая лента-антиутопия Йоргоса Лантимоса «Лобстер». Несмотря на то что данная картина относится к артхасному кино с весьма скромным бюджетом (4 миллиона евро), в ней снялись всемирно известные актеры. Среди них - Колин Фаррелл, Рэйчел Вайс, Леа Сейду, Бен Уишоу, Роджер Эштон-Гриффитс и другие.

Фильм «Лобстер»: сюжет

В не очень отдаленном будущем законы общества стали более строгими. Теперь человек не должен быть один, иначе он будет обращен в зверя. Если какой-то индивид до определенного времени не вступил в брак или же стал вдовцом/вдовой, его отправляют на 45 дней в специализированный отель. Здесь он в отведенный срок обязан найти себе пару, в противном случае его обратят в животное.

Главный герой картины – закомплексованный одинокий мужчина средних лет по имени Дэвид. Некоторое время назад его брат, не смогший создать семью, стал псом. Теперь очередь Дэвида. Пребывая в отеле для одиночек, он пытается завести отношения с женщинами, но все его попытки идут прахом. Позже он узнает, что люди, желающие быть одинокими, могут уйти в лес и присоединиться к отшельникам. Вскоре Дэвид так и поступает.

Но и здесь, среди живописной природы, герой сталкивается с другими ограничениями его свободы. Оказывается, всем отшельницам запрещены любые близкие отношения. Нарушения этого правила карается жестокими увечьями или смертью. На свою беду Дэвид влюбляется в одну из одичалых женщин, и она отвечает ему взаимностью.

Влюбленным приходится скрывать свою любовь от других отшельников, но позже предводительница одиночек узнает об их чувствах и в наказание ослепляет возлюбленную Дэвида.

Поняв, что им нет места среди отшельников, влюбленные сбегают в город. Однако главный герой понимает, что его половинка чувствует себя ущербной рядом с ним из-за своей слепоты. Поэтому в конце картины он собирается ослепить себя.

Проблематика картины

В своей картине Йоргос Лантимос поднимает множество важных вопросов. Прежде всего это отношение общества к любви и браку. Доводя до абсурда общепринятую норму о том, что каждый полноценный человек должен создать семью, режиссер показывает, как семейные отношения теряют свою ценность, превращаясь в ненавистную обузу.

Параллельно теме любви в картине «Лобстер» (2015) рассматриваются взаимоотношения личности и тоталитарного общества. Так, главный герой оказывается аутсайдером в любой группе. Бессознательно он противится общепринятым нормам: когда всех вокруг заставляют искать себе пару, он предпочитает быть одиночкой; в ситуации, когда одиночество – принятая норма существования, Дэвид заводит отношения. Фактически этот герой символизирует право каждого человека самому определять свой образ жизни, не сообразуясь со стереотипами, навязываемыми окружающими.

Кроме вышеперечисленных проблем в картине рассматривается и некоторые менее глобальные вопросы. К примеру, то, как непросто найти вторую половинку в современном мире с его спешкой и условностями.

Также в киноленте уделено немало внимания человеческой природе, которую не обуздать никакими запретами и которая всегда берет свое. Так, желание любить и быть любимым вполне естественно для каждого, даже если он отрицает это. Показательной в подобной ситуации служит героиня Леа Сейду (предводительница отшельников). Она следит за тем, чтобы между ее подопечными не завязывались отношения, но при этом она сама жаждет любви Дэвида, но боится в этом признаться. Узнав о его романе, женщина ослепляет соперницу, которая справедливо замечает, что целесообразнее было бы лишить зрения самого Дэвида.

Режиссер картины

Данная кинолента является пятой режиссерской работой Йоргоса Лантимоса. Также этот человек является и автором сценария к картине. Возможно, именно по этой причине у него получилось создать столь притягивающее и абсурдное зрелище, пугающее своей реалистичностью.

До этой ленты Йоргос снимал клипы, рекламные ролики, а также телеспектакли. В 2009 г. его кинофильм «Клык» номинировался на «Оскар», правда, так и не выиграл его. Зато эта номинация помогла режиссеру зарекомендовать себя в киномире с лучшей стороны.

«Лобстер» - первая картина режиссера интернационального уровня. В ней сыграли звезды из разных стран: ирландец Колин Фаррелл, француженка Леа Сейду, гречанка Ариана Лабед, американец Джон Си Райли, британцы Рэйчел Вайс и Бен Уишоу.

Главные герои картины

Главную роль в картине исполнил Колин Фаррелл («Александр», «Сорвиголова», «Особое мнение»). Как правило, этому актеру достаются роли обаятельных красавчиков. Однако сыграл в данном проекте полноватого и близорукого мужчину с массой комплексов Колин Фаррелл. Лобстер скучный – вот кто его персонаж в начале картины. Но позже выясняется, что Дэвид - настоящий герой, готовый пожертвовать всем ради любви и свободы.

Безымянную возлюбленную главного героя сыграла британка Рэйчел Вайс («Мумия», «Агора», «Константин: Повелитель тьмы»). Эта актриса привыкла воплощать на экране сильных и независимых женщин. Однако в данной картине ее героиня – трогательная и в чем-то наивная охотница на кроликов, которая очаровывает не только Дэвида, но и всех зрителей.

Главной преградой, мешающей влюбленным быть вместе, в картине выступает предводительница отшельников в исполнении новой подружки Джеймса Бонда – Леа Сейду. Ее героиня умна и расчетлива. Она прекрасно разбирается в человеческой психологии и знает, что и кому нужно сказать, чтобы добиться своего.

Второстепенные персонажи

Однако не только это трио помогло превратить в настоящий шедевр кинокартину «Лобстер». Фильм актеры, сыгравшие менее значительные роли, сделали столь успешным.

Среди них - Джон Си Райли («Банды Нью-Йорка», «Чикаго», «Страшные сказки»), а также Бен Уишоу («Парфюмер», «Облачный атлас», «В сердце моря»), Ариана Лабед («Кредо убийцы») и Роджер Эштон-Гриффитс («Братья Гримм», «Игра престолов», «Тюдоры»).

Реакция критиков на «Лобстера»

Кинофильм "Лобстер" (2015) оказался довольно успешным проектом, несмотря на то, что изначально был рассчитан на специфическую аудиторию. Он не только утроил вложенные в него средства, но и получил довольно высокие оценки критиков: 83 из 100 возможных по версии американского сайта Metacritic. На другом известном портале Rotten Tomatoes эта лента набрала 91 % положительных отзывов.

Корреспондент британской газеты The Guardian Питер Брэдшоу назвал «элегантной и эксцентричной» кинокартину «Лобстер». Фильм (рецензия критика Вай Чи Димок) был сравнен с произведениями известного ирландского драматурга Сэмюэля Беккета и назван «басней о Чистилище».

Фильм «Лобстер»: отзывы зрителей

Как известно, профессиональные критики любят одиозное кино, непонятное обычному зрителю. По этой причине часто их взгляды и киноманов на одну и ту же ленту могут отличаться. Но является счастливым исключением из этого правила фильм «Лобстер». Отзывы о нем у зрителей и критиков одинаково положительные. И если кинематографических специалистов картина привлекла своими артхаусными штучками, то обычные любители кино оценили трогательную историю любви главных героев.

Некоторые зрители, наоборот, восприняли киноленту как манифест Лантимоса против института брака. Другие же, посмотрев фильм «Лобстер», отзывы оставляют в основном об актерской игре Вайс и Фаррелла.

Более молодые киноманы, в которых еще не остыл дух бунтарства, в своих рецензиях восхваляют картину за изображение борьбы индивидуума против тоталитарного общества.

Занимательные факты о картине

  • Изначально главного героя должен был играть Джейсон Кларк («Терминатор: Генезис»), но из-за участия в другом проекте он вынужден был отказаться от роли в ленте «Лобстер».
  • Фильм актеры, снявшиеся в нем, помогли выделить среди других тем, что все согласились сниматься без грима и специального освещения. Таким образом, в этой ленте исполнители главных ролей выглядят так, как и в реальной жизни.

  • Кроме актеров-людей в «Лобстере» снимались и актеры-звери: кошки, собаки, верблюды, павлины, ослы и пони.
  • Наиболее часто задаваемый вопрос об этой картине: «Чем закончился фильм «Лобстер»?». Это связано с открытым финалом, который некоторые зрители попросту не поняли, посчитав, что у них урезанная версия киноленты.
  • «Лобстер» - первая англоязычная картина, снятая Йоргосом Лантимосом. Четыре предыдущее ленты режиссера были на греческом языке, из-за чего не имели возможности выйти на международный кинорынок.

Несмотря на то что фильм «Лобстер» отзывы собрал положительные, не все поняли эту картину. Многие сочли ее скучной или бредовой. Наверное, чтобы наиболее точно охарактеризовать данную ленту, стоит вспомнить высказывание мудреца о том, что настоящее искусство, подобно зеркалу, отражает того, кто в него смотрится. Урод в нем увидит чудовище, а человек приятной наружности – нечто прекрасное.

fb.ru