9 лучших фантастических книг десятилетия. Лучшие книги десятилетия


Главные книги десятилетия - ЭкспертРУ

Мишель Уэльбек

Платформа 2001

Измученный жизнью, бессмысленной работой, отсутствием любви и секса француз средних лет встречает свою копию женского пола. Переспав, они понимают, что западному человеку не хватает только тепла, и начинают разрабатывать концепцию спасения европейцев путем удовлетворения их сексуально-душев­ных потребностей через связи с жителями развивающихся стран. Уэльбек — анфан террибль политкорректного Запада, в открытую высказывающий в своих книгах мысли, которые нормальные европейцы в себе тщательно подавляют.

Стиг Ларссон

Миллениум 2005

Жил да был на свете шведский журналист Стиг Ларссон. Он писал детективные романы про героического журналиста Микаэля Блумквиста и хакершу-лесбиянку Лисбет Саландер. Написав три книги, которые и стали позже проектом «Миллениум», Ларссон отнес их в издательство — и умер. Прошло два года. Книги Ларссона стали главным бестселлером в Швеции, а еще через год мир оказался охвачен безумной ларссономанией. Ларссон пленяет категоричностью, его персонажи стали героями нулевых: его добро абсолютно и всегда с кулаками.

Стивен Левитт и Стивен Дабнер

Фрикономика 2005

Однажды два Стивена — известный экономист Левитт и известный журналист Дабнер — задумались о парадоксах и причудах современной экономики. Парадоксов хватило на веселую и умную книгу, которая тут же стала бестселлером. За первой «Фрикономикой» последовала «Суперфрикономика», а этой осенью книга Левитта и Дабнера была экранизирована. Успех «Фрикономики» понятен: с одной стороны, авторы исследуют несуразности современной экономики, а с другой — доступно и на нестандартных примерах объясняют теорию. Наконец, это просто очень хорошее чтение.

Мариам Петросян

Дом, в котором… 2009

Ереванская художница Мариам Петросян писала свой роман почти 20 лет, и в итоге у нее получился один из лучших русскоязычных текстов нулевых. Ее книга одновременно и фантазийна, и реалистична, она погружает читателя в странный мир дома для детей-инвалидов со сложной иерархией, своими легендами и законами, в мир, где можно путешествовать в параллельное пространство. Сила этого текста такова, что внимательный читатель чувствует боль героев, слышит те же звуки и ощущает те же запахи, что и они.

Владимир Сорокин

День опричника 2006

Россия, 2020-е годы. В стране восстановлена монархия, торжествует лубочное православие, за порядком следит суперспецслужба — опричники, которым позволено казнить без суда и следствия, а также брать взятки. Сорокин описывает нынешнюю реальность, лишь слегка ее приукрасив, а при этом созданный им мир по сути своей — розовая мечта современных державников и охрани­телей. Трудно найти более точное и в то же время злое описание путинской России второй половины нулевых.

Джонатан Франзен

Поправки 2001

Обычная американская семья пытается собраться вместе на рождественские праздники, а автор тем временем рассказывает историю каждого из них. «Поправки» считаются самым главным романом о кризисе американского общества, ценностей и семьи. Фактически это энциклопедия жизни рубежа тысячелетий. Франзен написал всего два романа: «Поправки» открыли нулевые, а «Свобода», пока что не переведенная на русский, их закрыла. Не случайно за контрафактным — за день до официального выхода книги — чтением «Свободы» был пойман Барак Обама.

Джоан Роулинг

Гарри Поттер 1997–2007

Согласно общепринятой легенде, поначалу рукопись книги «Гарри Поттер и философский камень» не пришлась ко двору в издательстве, и ее выкинули в мусорную корзину. Но потом вынули оттуда и все-таки пустили в печать. С тех пор прошло почти 15 лет, на семитомной саге о мальчике-волшебнике выросло не одно поколение детей, а Джоан Роулинг, некогда скромную учительницу из Шотландии, а ныне одну из самых богатых женщин мира, славят за то, что она вернула людям вкус к чтению.

Дэн Браун

Код да Винчи 2003

Американец Дэн Браун очень хотел написать супербестселлер и выбрал для этого грамотный путь: он искал темы, которые волнуют людей и провоцируют массовое безумие. После нескольких относительно неудачных попыток он таки наткнулся на золотую жилу: написал триллер про личную жизнь Иисуса Христа, гений Леонардо да Винчи и шифры, после которого весь мир проникся теорией заговоров. Критики вполне резонно называют книгу Брауна «пятипроцентным раствором “Имени Розы” Умберто Эко».

Алексей Иванов

Сердце Пармы 2003

Алексей Иванов взял за основу реальные исторические события — короткую, но довольно бурную жизнь Великопермского княжества. Оно успело пережить несколько вторжений вогулов, несколько десятков лет удачно лавировало между Москвой и Казанью, но в итоге все-таки было завоевано Иваном III. Из этого локального и вполне заурядного сюжета Иванов создал красивую и страшную сказку с саспенсом, любовной интригой, мистикой, волшебством и уральским колоритом — фактически целый пласт мифологической истории России за пределами ее столиц.

Нил Гейман

Американские боги 2001

Один, Локи, Ананси, Тот, Гор и Бастет выбрали местом дислокации самую сильную страну современного мира — США. Там им предстоит битва с новыми американскими богами вроде интернета или массмедиа. В «Американских богах» переехавший в США англичанин Нил Гейман сделал прекрасный разбор масскульта — не в ущерб отличному сюжету и колоритным героям. Книга стала одним из краеугольных камней новой мифологии, а писателю принесла премии Хьюго и «Небьюла», а также статус главного фантаста нулевых.

Михаил Гаспаров

Записи и выписки 2001

Выдающийся филолог и переводчик Михаил Леонович Гаспаров (1935–2005) много лет вел записные книжки, куда заносил все подряд: интересные факты, необычные стихи, цитаты, сны, застольные беседы и еще много чего. Это своего рода Википедия, составленная одним из самых блестящих ученых нашего времени, который отобрал из всего богатства мировой культуры самые интересные, на его просвещенный взгляд, истории. «Записи и выписки» публиковались в журнале «НЛО», а потом вышли отдельным изданием.

Лилианна Лунгина, Олег Дорман

Подстрочник 2009

У известной переводчицы Лилианны Лунгиной (1920–1998) была интересная жизнь.Режиссер Олег Дорман смонтировал из видеозаписи ее воспоминаний многосерийный фильм, который почти десять лет пролежал на полке. Год назад фильм все-таки показали по «России» и по «Культуре», а попутно Олег Дорман выпустил книжную версию. Текст читается на одном дыхании, хотя нельзя сказать, что Лилианна Лунгина рассказывает веселые вещи. Это честная история ХХ века, которая раскрывается через судьбу одного человека, и главная мемуарная книга нулевых.

expert.ru

ТОП-10 лучших книг минувшего десятилетия

Начало ХХІ века – это ренессанс исторических романов, однако написанных совершенно по-новому, расцвет мультикультурной литературы и бум скандинавского криминала

Если что и стоит вспомнить о прошедшей декаде в мировой прозе, так это о возвращении к историческим темам, включенным в эпическое повествование. Речь идет о возрождении исторического романа, но написанного совершенно по-новому.

Символом десятилетия остается внушительных размеров (тысячи страниц!) роман Джонатана Лителла "Благоволительницы". Признания старого SS-оберштурмбанфюрера (во время войны "сотрудника" айнзатцгруппы), касающиеся уничтожения евреев на востоке, у некоторых читателей и критиков вызвали отвращение. В основном, из-за описаний преступлений и извращенных сексуальных опытов героя. Но в то же время он пробудил совершенно противоположные чувства – восхищение размахом романа, небанальным слогом, смелостью в подходе к деликатным темам и одновременно стал причиной ревности к известности молодого (на момент издания своего дебюта Лителлу было 39 лет) писателя. Сегодня каждый автор, стремящийся остаться в вечности, мечтает написать своих «Благоволительниц».

Историческая тенденция прослеживается и в текстах других романов последних лет, изданных такими великими людьми, как Филипп Рот ("Заговор против Америки"), Петер Эстерхази ("Небесная гармония " и "Исправленное издание") или Хавьер Серкас, чья книга «Солдаты Саламина», получившая самую высокую оценку Сьюзен Зонтаг и Марио Варгас Льосы, вновь пробудила дискуссии о гражданской войне в Испании. В когорту «исторических» также вписываются монументальные книги лауреата Нобелевской премии Орхана Памука, а страшные истории уничтожения людей являются главными темами произведений Герта Мюллера.

Впрочем, в литературе последнего десятилетия присутствуют не только исторические темы. Отдельное внимание стоит уделить британским писателям. К примеру, посмотреть на имена обладателей последней Букеровской премии: триумф празднует мультикультурная литература, написанная на английском языке авторами, корни которых находятся в совершенно разных частях земного шара. Самый яркий образец – книга Зэди Смит "Белые зубы", ставшая настоящим феноменом в литературном мире.

Обязательно нужно упомянуть и феномен популярности трилогии "Миллениум" Стига Ларссона. Именно благодаря таким авторам, как Ларссон и Манкелль, скандинавские криминальные романы стали достоянием всего человечества. Уникальность впечатляющего успеха шведского писателя заключается в том, что популярность он завоевал только после смерти, не издав при жизни ни одного романа. И это в наше время, когда писатель должен не только творить, но и заниматься продвижением собственных книг.

Итак, десятка книг, обязательных для прочтения всеми, кто хочет составить представление о мировой литературе прошедшего десятилетия.

«Небесная гармония» (2000), Петер Эстерхази

Самый известный венгерский постмодернист стал автором самого заметного венгерского исторического романа. «Небесная гармония» - один из самых колоритных европейских романов за последние 50 лет. Недаром Эстерхази считается настоящим мастером словесной эквилибристики.

Эстерхази - отпрыск аристократического рода - описал историю своей семьи с размахом, побуждающим читателя к идолопоклонничеству. Плюс к этому - с типичной иронией и характерной венгерской грустью. Главным героем романа Эстерхази сделал своего отца. Но жизнь дописала продолжение истории: после выхода "Гармонии", писатель узнал, что его отец был информатором тайной венгерской коммунистической полиции. В итоге Эстерхази написал своего рода приложение к "Гармонии" - книгу "Исправленное издание". Читать их нужно именно в таком порядке.

«Белые зубы» (2000), Зэди Смит

Действие дебютной книги британки с ямайскими корнями разворачивается в Лондоне, временной отрезок – с 70-х годов прошлого столетия по настоящее время. Это история с привкусом сатиры о друзьях времен Второй мировой войны – англичанина и бенгальца, истории их детей и знакомых. А вместе с этим – и панорама изменений западного мира постколониальной эпохи, ставящей вопросы о транснациональном лице будущего общества. Книга Смит была опубликована за год до 11 сентября, и хотя с тех пор появилось нескольких романов о террористических нападениях, именно книга Смит лучше других раскрывает сложность мира, в котором эти нападения стали возможными. К тому же, именно «Белые зубы» открыли миру богатства поликультурной литературы.

«Аустерлиц» (2001), В.Г.Себальд

Оцененный лишь после смерти гигант немецкой литературы ХХ века жил – и физически, и ментально – вдалеке от Германии. Его последний роман рассказывает о судьбе историка искусства, который в результате стечения обстоятельств узнает тайну собственного происхождения – он сын евреев, погибших во время Холокоста. Эту мелодраматическую историю Себальд рассказывает узнаваемым с первого взгляда спокойным стилем, избегая излишней сентиментальности. Не менее, а может, даже, и более важными, чем герои романа, для Себальда стают эмблемы старой буржуазной культуры - курорты, дома, книги – описанные с чувством и опаской как символы мира, породившего Холокост. Себальд напоминает, что мы все еще живем на руинах.

«Платформа» (2001), Мишель Уэльбек

Если бы поклонникам Уэльбека позволили выбрать самый громкий его роман, они, несомненно, выбрали бы "Элементарные частицы". Несмотря на то, что книга вышла еще в конце двадцатого века, об этом творении французского писателя, настоящего «несносного ребенка» современной мировой прозы, нельзя не упомянуть. Писатель, который за последний десяток лет ввел в замешательство не одного читателя, о котором шли ожесточенные споры, о политических и моральных (!) взглядах которого велись громкие дискуссии, стал одной из крупнейших литературных звезд современности. "Платформа" – это портрет современного западного обывателя. Хотя это, скорее, не-человек, человек без чувств, разочарованный и потерянный, который последним пароксизмом своего существования хочет испытать хоть какие-то чувства, пусть даже эти чувства неизбежно будут ущербными. Мы боимся Уэльбека, поскольку подозреваем, что он пишет о нас.

«Стамбул: Город воспоминаний» (2003), Орхан Памук

Нобелевская премия обратила внимание на одного из самых талантливых и универсальных рассказчиков современной литературы. Памук регулярно публикует очередные романы в объемах, от которых кружится голова, но именно этот первый том воспоминаний стал его самой оригинальной книгой. Причина? Стереотипная история формирования личности через пространство искажается, поскольку само пространство сомневается: в себе и своих корнях, лабиринтах, призраках. Книги Памука приобрели политическую подоплеку в эпоху столкновения цивилизаций, но "Стамбул" рассказывает не только о Турции, но и о духовном состоянии нашего времени.

«Заговор против Америки» (2003), Филипп Рот

Соединенные Штаты под властью фашистов? Да, это могло произойти, - твердит Филип Рот, не знающий устали американский летописец ХХ века. Конечно, это самая что ни на есть историческая фантастика, но весьма правдоподобная: в 1940 году Рузвельт проигрывает президентские выборы народному любимцу Чарльзу Линдбергу, мастеру авиации, а заодно - симпатику фашизма и поклоннику Гитлера. А поскольку Рот обычно пишет об американских евреях, то и на этот раз это роман о еврейской судьбе в охваченной нацизмом Америке. Книга интересна тем, что стала абсолютно нетипичной для автора, породившего одного из самых известных в истории вымышленного писателя - Натана Цукермана.

«Убежище» (2004), Элис Манро

Одна из самых известных современных писательниц остается в Украине почти неизвестной. "Убежище" - это отличное введение в ее творчество, на которое опирается немало ее рассказов. Описывая судьбы персонажей на фоне Британской Колумбии и провинции Онтарио, Манро создает хронику социальных и моральных потрясений второй половине двадцатого века, рассказывая о том, что вне времени остаются необязательность, любовь, быстротечность. "Манро может заключить в каждую из своих историй такую глубину и мудрость, которые многие писатели не могут постичь и до конца жизни" – утверждают критики. Рассказы Манро – отличное доказательство жизнеспособности реалистической литературы.

«Миллениум» (2005-07), Стиг Ларсонн

Умерший в 2004 году швед в американских списках бестселлеров победил даже Дэна Брауна. О гелии криминального романа написано почти все, но этого в любом случае недостаточно: его триллеры наполнены отголосками классики – от Агаты Кристи до Астрид Линдгрен. Именно Ларссону положена медаль за создание самой магнетической фигуры десятилетия. Лизбет Саландер – жертва, ставшая мстителем, хакер и бисексуальная социопатка - захватила воображение масс. Следующее десятилетие тоже будет принадлежать ей - Дэвид Финчер готовит первую часть американской версии фильма "Миллениум" (премьера состоится осенью 2011 года).

«Благоволительницы» (2006), Джонатан Лителл

Максимилиан Ауэ – эсесовец, эстет, любитель музыки, гомосексуалист, влюбленный в сестру, преступник, наделенный, меж тем, чувством вины за совершенное преступление, - фигура отталкивающая и одновременно привлекательная. Без сомнения, она войдет в историю литературы так же, как и герои Достоевского. Вполне вероятно, что именно Лителл станет "Достоевским двадцать первого века?".

Подвиг Лителла состоит в том, что задавая фундаментальные вопросы вроде «откуда появляется зло?», «это люди злы, или система?», «почему культурный, образованный человек становится варваром-убийцей?»,он не дает ответов. Это книга провоцирует горячие споры, а именно этого сегодня так не хватает современной литературе. Намного больше, чем восторгов по поводу количества проданных экземпляров. В мире, где все меньше обсуждают литературу, а все больше - продвижение по службе, книга Лителла стала бодрящим вихрем.

Старый Ауэ рассказывает свою историю, работая на кружевном промысле. Такой же кружевной получилась и книга Лителла.

«Лето. Сцены из провинциальной жизни III" (2009), Дж.М.Кутзее

Кутзее был известен в мире и до получения Нобелевской премии, но награда 2003 года стала катализатором перевода книг писателя на другие языки. К тому же, именно она закрепила за писателем из Южной Африки звание современного моралиста. В последнее десятилетие, благодаря книгам "Юность " и "Годы", Кутзее закончил автобиографическую трилогию "Год для мальчиков", запущенную в 90-х годах. Ее тема - признание своей ответственности за апартеид, а также тезис о том, что все люди живут в упадничестве. Примером Кутзее служила автобиография Толстого. Он, как и Толстой полтора века назад, доказывает, что нет более неискреннего жанра, чем автобиография. И же, как и Толстой, провоцирует обвинения в высокомерии и гордости, пишут Комментарии.

www.obozrevatel.com

Десять книг десятилетия :: Частный Корреспондент

Новости

Умер Стэн Ли Сооснователь Marvel Comics Стэн Ли умер в возрасте 95 лет, передает портал TMZ со ссылкой на дочь покойного.

 

 

Мнения

Николай Подосокорский
Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Марат Гельман
Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin
Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev
Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Михаил Эпштейн
Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Лев Симкин
Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов
Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс
Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Александр Головков
Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.

www.chaskor.ru

9 лучших фантастических книг десятилетия

В этой подборке собраны 9 лучших фантастических книг последних 10 - 15 лет. Каждая книга снабжена подробным описанием и имеет ссылку на страницу, на которой можно скачать эту книгу в формате fb2 бесплатно и без регистрации.

1. «Обреченные на победу» — Джон Скальци Мир будущего Земли не так прекрасен, как хотелось бы уставшему от нынешних проблем человечеству. Колонизация космоса оборачивается для землян полосой жестоких затяжных войн с обитателями других галактик. Существует даже особая армия — Силы самообороны колоний, — куда вербуют исключительно пожилых людей, обещая вернуть им молодость. Правда это или лишь уловка для простаков, — никто толком сказать не может, потому что солдаты этой наемной армии никогда не возвращаются на Землю. Джон Перри, один из таких наемников, подписывает контракт и почти сразу же оказывается втянутым в страшную круговерть войны. Во время схватки за планету Корал, едва не стоившей Джону жизни, он встречает в Бригаде призраков — такое имя носит звездный спецназ, — свою собственную жену, которую похоронил перед тем, как пойти в наемники. Эта минута и явилась новой точкой отсчета его круто изменившейся жизни. 

2. «Американские боги» — Нил Гейман Главный герой Тень, отсидев 3 года в тюрьме, выходит на свободу. Он ещё не подозревает, что главные испытания ждут его впереди. Его жена Лаура погибает в автокатастрофе… Дома Тень поджидает странный человек по имени Среда, который представляется беженцем из какой-то далекой страны и вовлекает героя в запутанные события, связанные с расследованием серии убийств на всей территории США... 

3. «Имя ветра» — Патрик Ротфусс Однажды юный Квоут, эдема руэ, актёр из бродячей труппы и ученик арканиста, услышал от своего отца о чандрианах — странных и страшных демонах, то ли реальных существах, то ли героях легенд и детских песенок-страшилок. Никто не догадывался, что песня о них будет стоить родителям Квоута и всей труппе жизни, а его самого толкнёт на дорогу, полную приключений и опасностей. И кем бы он ни был — бродяжкой, студентом Университета или трактирщиком, — он будет разыскивать след ужасных существ, встреченных однажды ночью на пепелище, где сгорело его беззаботное детство. 

4. «Ложная слепота» — Питер Уоттс В 2082 году человечество убедилось, что оно не одиноко во Вселенной. Бесчисленные зонды светящейся паутиной окутали Землю. На установление контакта с внеземной цивилизацией направлен корабль «Тезей», несущий на борту наспех собранную команду специалистов. Но, по достижении цели, исследователям предстоит понять, что самые невероятные фантазии об инопланетном разуме меркнут по сравнению с реальностью, и на кон поставлена судьба Земли и всего человечества. 

5. «Стрела Кушиэля» — Жаклин Кэри Земля Ангелов - страна непревзойденной красоты и величия. По легенде, ангелы, придя на эту землю, нашли ее прекрасной... и раса, произошедшая от семени ангелов и людей, с давних пор живет по одному простому правилу: "Люби по воле своей". 

6. «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» — Сюзанна Кларк Англия, XIX век. Уже несколько столетий магия живет лишь на страницах древних книг и в умах магов-теоретиков, но тут из ниоткуда появляются двое — настоящие практикующие чародеи, готовые воскресить утраченное искусство... 

7. «Анафем» — Нил Стивенсон Стивенсон создает планету далекого будущего, похожую на Землю, под названием Арб, где ученые, философы и математики – сами по себе религиозный орден — заперты за стенами монастырей. Их роль – хранить знание, одновременно защищая его от превратностей иррационального светского внешнего мира. Среди ученых 19-летний Раз, которого забрали в монастырь в возрасте 8 лет, и который теперь является десятилетником (тем, кому разрешены контакты за пределами цитадели раз в десять лет). Но тысячелетние правила разрушены, когда появляется инопланетная угроза, и Раза и его товарищей – в какой-то момент участвующих в интеллектуальном споре, в другой борющихся как непослушные подростки – призывают спасти мир. 

8. «Пепел и сталь» — Брендон Сандерсон …Что если Избранный, появление и победа которого над Тьмой были предсказаны много веков назад, потерпит сокрушительное поражение? Великое Пророчество, которому верили, страшились, во имя которого умирали, оказалось бредом сумасшедшего. Свет повержен, а Темный Властелин торжествует… Необычно, не так ли? Но раз герои-паладины потерпели неудачу, пришла пора попытать счастье бандитам. Вор и отщепенец Кельсер с компанией отпетых товарищей – последняя надежда в борьбе со злом. 

9. «Вокзал потерянных снов» — Чайна Мьевиль В гигантском мегаполисе Нью-Кробюзон, будто бы вышедшем из-под пера Кафки и Диккенса при посредничестве Босха и Нила Стивенсона, бок о бок существуют люди и жукоголовые хепри, русалки и водяные, рукотворные мутанты-переделанные и люди-кактусы. Каждый занят своим делом: хепри ваяют статуи из цветной слюны, наркодельцы продают сонную дурь, милиция преследует диссидентов. А к ученому Айзеку Дан дер Гримнебулину является лишенный крыльев гаруда — человек-птица из далеких пустынь — и просит снова научить его летать. Тем временем, жукоголовая возлюбленная Айзека, Лин, получает не менее сложное задание: изваять портрет могущественного главаря мафии. Айзек и Лин еще не знают, какой опасностью чреваты эти заказы — для них самих, всего города и даже структуры мироздания…

getlib.ru

СМИБС :: Самара читающая :: 10 книг десятилетия

Скептики ворчат: кому нужны эти книги десятилетия? Или даже столетия? Иные упрекают: а кто ты такой, чтобы определять на всю страну лучшие книги десятилетия? Ты опираешься на некое экспертное сообщество, на опрос читателей, на мнения квалифицированных арбитров? Почему-то именно в русской патриотической среде кажется неприличным утверждать смело свое личное мнение.

Что дозволено либералам Андрею Немзеру, Сергею Белякову, Льву Данилкину, или даже умеренному государственнику Павлу Басинскому, для иных патриотов является неким вызовом. Требуют согласования то ли с политбюро, то ли с Думой, то ли с самим Господом Богом. Обходился всю жизнь без согласования, обойдусь и на этот раз.

 Я опираюсь на прочитанные тексты сотен книг и на свое личное чувство слова, на опыт критика и на знание реалий современной литературной жизни.

Десятка в квадрате — из чего она состоит? Прежде всего из книг, серьезно повлиявших на развитие литературы и общества в первое десятилетие нашего века. Не все их авторы мне симпатичны, не все тексты меня устраивают. Но, если та или иная книга или её автор стали заметным событием десятилетия, пройти мимо таких книг или авторов для стоящего критика недопустимо. К примеру, даже в такое абсолютно не литературное десятилетие, когда литературу осознанно затолкали власти и безграмотная бизнес-элита в самый дальний угол, стали не просто литературными, а общественными событиями книги Александра Проханова "Господин Гексоген", Захара Прилепина "Санькя", Эдуарда Лимонова "Смарт" или в какой-то мере "Асан" Владимира Маканина.      Начинаются эти нулевые годы (или заканчиваются девяностые) романом "Укус ангела" Павла Крусанова, этим, несомненно, шедевром десятилетия. Мне кажется, и сам автор своими новыми романами "Бом-бом" или "Мертвый язык" не сумел преодолеть планку "Укуса ангела". Павел Крусанов и сам считает этот роман — имперской программой. "Думая над феноменом имперского сознания, я в свое время "Укус ангела" и замыслил…"

Интересно, как и бывает в любой великой литературе, что не образ Путина послужил прототипом имперского диктатора Некитаева, а автор романа провидел последующего властителя России.

Года через два после "Укуса ангела" читающая Россия изумилась, восхитилась, вознегодовала, поразилась "Господином Гексогеном" Александра Проханова (2002). Вообще-то , никто из внимательных обозревателей литературного десятилетия мимо фигуры Проханова и его метафизических, метафорических романов и повестей не прошел. Тут уж не знаешь, какому из романов отдавать предпочтение: "Господину Гексогену", "Крейсеровой сонате", "Стеклодуву" или последнему "Истребителю"? К примеру, Сергей Беляков в своем итоговом обзоре десятилетия среди лучших книг у Проханова выбрал "Идущие в ночи" (2001). Честно говоря, мне этот роман тоже кажется лучшим из его прозы, и вообще лучшим из книг о чеченской войне. Это и другая стилистика, другой жанр. Баталистика мирового уровня. Жесткий возвышенный реализм. Но, если брать не только художественные качества романа, но и его влияние на общество, его значимость, конечно же, определяющим в десятые годы был роман "Господин Гексоген", выведший Александра Проханова в лидеры современной русской прозы. Это мощный адреналиновый заряд, всколыхнувший всю современную литературу, явно изменивший господствовавший мейнстрим. На Проханова, как на качественный афганский героин, подсело целое поколение молодых писателей, соединивших протестные настроения, беспощадное видение всех реалий рухнувшей державы, детальный анализ современного общества, с фантасмагорией красок, с авангардным, сюрреалистическим стилем описания.

Проза Александра Проханова смешала все позиции на шахматной доске между либералами и патриотами. Во многом обессмыслилась блокада почвенников либеральными СМИ. По старинке держатся еще за свои либеральные ценности устаревающие на глазах либеральные журналы, но в молодой литературе царят уже другие настроения, либеральная мысль усыхает на глазах. Думаю, и возвращение почти всех ведущих наших постмодернистов от эстетической имитации реальности, от языковой экспериментальной вязи к социальной иронии, к явной политизации и идеологизации своих романов во многом заслуга Проханова. Босх соединяется с Суриковым, Сальвадор Дали учится у Ильи Глазунова, воинские марши обогащаются саксофоном Дюка Элингтона.      Тем временем десятилетие продолжало свой путь. Явно по некоему высшему замыслу проводя параллель с началом ХХ века. На этот раз в роли великого старца вместо Льва Толстого (кстати, тоже повлиявшего на расстановку фигур на литературной доске нашего десятилетия, особенно на последней "Большой книге") выступал не менее строптивый и влиятельный Александр Исаевич Солженицын.      И как Льва Толстого не скинуть с литературной доски ХХ века, так и Александра Солженицына не убрать из века двадцать первого. Всё-таки ушел он лишь в 2008 году. И не просто ушел, а изрядно нашумел двухтомником "Двести лет вместе" (2001).

По смелости поступка трудно сказать, что более рискованно: "Архипелаг ГУЛАГ" в брежневские годы или же очерк о русско-еврейских отношениях в начале нашего десятилетия. Это такое же художественное исследование, и к научным публикациям двухтомник никак не отнести. Да и замалчивают его куда более тщательно, чем "Архипелаг ГУЛАГ", по крайней мере, школьного адаптированного издания не готовится. Вот и в итоговых обзорах не встретил ни строчки. Важность этого двухтомного художественного очерка не в открытии какой-то неведомой и скрываемой правды, а в самой открытости темы, крайне важной для наших народов. Это, пожалуй, лучшая книга non-fiction минувшего десятилетия. О ней спорят больше, чем о его романах.      Четвертой назову книгу Виктора Пелевина "Священная книга оборотня"(2004). Можно относиться по-разному к этим двум знаковым фигурам современной литературы — Виктору Пелевину и Владимиру Сорокину. Тем более, есть у них и явно провальные или даже никчемные, бессмысленные книги. Но не замечать их явный поворот от эпатажной игровой литературы к осмыслению нашей действительности, вот уж на самом деле, к "новому реализму" в пелевинско-сорокинском понимании, никак нельзя.

Со "Священной книги оборотня" Виктор Пелевин по-своему вторгается в политическую публицистику. Сейчас его новая книга "Ананасная вода…" лежит на столе у президента Медведева, но и в этом сборнике повестей и рассказов в центре всего — противостояние России и Америки. Да и русско-еврейское развитие отношений находит свое отражение. Синтез жизни и литературы, с явным преобладанием неких идеологических конструкций. Это и есть — развитие традиций русской литературы в преодолении навязывавшихся нам постмодернистских бессмысленных развлекательных догм. Вот уж на самом деле, вспомним того же Маяковского: "Вам… жизнь отдавать в угоду? Я лучше в баре блядям буду подавать ананасную воду".      Пятой знаковой книгой десятилетия назову "День опричника" Владимира Сорокина. Читатели гадают: утопия это или антиутопия? Поле вокруг Владимира Сорокина остается всё таким же загаженным, и даже, если он сильно захочет его очистить, потребуется новый Геракл. Или же новый читатель, ибо старый читатель уже давно начинает от Сорокина отворачиваться. Какие-то дугинские опричные заготовки, какая-то русская монархия, соединенная с технической модернизацией. Может, это личный заказ Владимира Путина? И не понять, сатира это или тайные мечтания Владимира Сорокина. Впрочем, и его последняя "Метель" — не просто искусная стилизация под русскую классику, но и гротескная модель происходящего в России. Когда-то лихие имитаторы и эстетствующие ликвидаторы смыслов, беглецы от действительности, сами стали не просто описывать действительность, но и пророчествовать. Те, кто убеждал писателей встать над схваткой, просчитались. Не получается это у русских писателей. К примеру, сорокинский рассказ "Черная лошадь с белым глазом" вполне годится для газеты "Завтра".      А уж их молодые последователи явно отправились в сторону, противоположную либерализму. Михаил Елизаров — это уже явный герой "новой правой", идеолог Манежной площади.      Его роман "Pasternak" (2003) я бы и назвал шестым романом в десятке десятилетия. Конечно, поэт Пастернак в роли зловещего демона вряд ли порадовал наших либералов. Вот уж где явил себя в полном блеске необузданный русский реванш, как ответ на все унижения и оскорбления русской нации, русского характера, русской веры и русской мечты… Сквозь весь набор авангардных литературных приёмов, сквозь филологичность текста и густую эрудицию молодого писателя, не уступающую ни Умберто Эко, ни Милораду Павичу, идёт яростная защита незыблемых вековых духовных ценностей русского народа. Лев Данилкин назвал роман "православным философским боевиком". Наши молодые таланты через голову отцов и старших братьев — постмодернистов девяностых, — обращаются к прозе своих дедов: Лимонова, Проханова, Личутина. К серьезной прозе прямого действия, к идеологической прозе державной Руси. Как сказал сам Елизаров, Пастернак ему никогда не нравился: "Человек талантливый, но какие-то отвратительные поэтические принципы плюс такие же человеческие качества. Смотрю дальше — а там целый айсберг, за которым стоит поганая либеральная гнусь".      Седьмым знаковым романом десятилетия, несомненно, является роман Захара Прилепина "Санькя" (2006). Пока это лучшее, что написал молодой прозаик из Нижнего Новгорода. Думаю, этот роман останется надолго в русской литературе. Конечно, интересна и тема — бунт лимоновцев, интересен сюжет. Но, уверен, даже если о лимоновцах забудут навсегда, роман о молодом герое в период краха его страны останется в литературе. Его надо читать, чтобы не искать провокаторов, а всерьез думать, почему тысячи пацанов выходят на Манежную площадь, что их ведет к бунту, откуда ощущение свинцовой мерзости во всей окружающей действительности. Надеюсь, что Захар еще напишет свои главные книги.       Восьмой — Эдуард Лимонов. Несомненно, в десятку книг десятилетия я вставлю книгу рассказов о сербской войне Эдуарда Лимонова "Смрт" (2008). Пожалуй, по степени влияния на молодых писателей Эдуард Лимонов занимает первое место. Как выяснилось, среди участников молодежной премии "Дебют" 90 процентов считает своим учителем, или писателем, оказавшим наибольшее влияние — Эдуарда Лимонова. Это еще одно доказательство того , что молодое поколение отвергло равнодушие и литературные игры. Из книг Лимонова, вышедших в этом десятилетии, несомненно, наиболее значимой по художественным качествам является сборник рассказов "Смрт". Эдуард Лимонов — один из самых талантливых современных русских писателей. Он не писатель вымысла, но он умеет ярко жить, и умеет ярко описывать прожитую жизнь. Сопереживать с жизнью. Сам заголовок книги "короткое бритвенно-острое слово СМРТ, т.е. смерть. Сербская смерть быстрее русской, она, как свист турецкого ятагана".      Девятый — Владимир Маканин. Те же события на войне, только на чеченской, описаны в романе совсем иного писателя — Владимира Маканина "Асан". Это как бы анти-Лимонов. Писатель вымысла . Он не был ни на войне, ни вообще в армии, и поэтому участники войны (тот же писатель А. Бабченко) легко ловят его на недостоверностях. Конечно, если бы он перенес действие в неведомый край, на неизвестную условную войну, отпали бы все претензии. Впрочем, вся проза Маканина, кроме ранней, уральской, это проза вымысла. Писатель ставит героя в усложненные ситуации, на грань жизни и смерти, и предоставляет выбор. Предать или сохранить честь, погибнуть или выжить…

Десятым романом назову изданный в 2010 году роман Владимира Личутина "Река любви". Личутин — явно до сих пор недооцененный писатель. Конечно, главный его роман — это исторический "Раскол", вышедший в девяностых годах. В десятых годах Личутин написал крайне своеобразный роман "Миледи Ротман". О русском мужике, от безнадежности решившем стать евреем. (2001). И психологический триллер о русском интеллигенте, сеющем повсюду смерть поневоле "Беглец из рая" (2005). Все же в десятку десятки я поставлю его новый чувственный роман о любви "Река любви". Думаю, этот роман нашего северного Боккаччо постепенно обретет своего читателя.

Река любви Кучема как бы соединяется с рыбачкой в томлении, в зове любви, в земном плотском начале. Да и сама река, как материнское лоно, становится семужьим нерестилищем.

Не удалось вставить в десятку ни прекрасный загадочный роман Веры Галактионовой "5/4 накануне тишины", ни остро социальную прозу Романа Сенчина "Елтышевы", ни "Асистолию" Олега Павлова, ни динамичный роман Евгения Чебалина "Безымянный зверь" , ни "Сердце Пармы" Алексея Иванова, ни "Путешествия Ханумана на Лолланд" другого Иванова — Андрея из Таллина. Ни "Империю духа" Юрия Мамлеева… А еще "Ушел отряд" Леонида Бородина, еще "Мечеть Парижской богоматери" Елены Чудиновой. Впрочем, это уже почти новая десятка. И не слабее первой.

2010 год. Роман о любви. Марина Палей. Дань саламандре // Урал. 2010. № 7—8. Год был удивительный. Месяц за месяцем критики выясняли, чем халтура хорошего писателя Олега Зайончковского лучше простенького, но честного «Шалинского рейда», скрещивали шпаги из-за «Лёгкой головы», самой слабой книги Ольги Славниковой (увы, вопреки заверениям доброжелателей, вторая часть романа оказалась даже хуже первой), и, наконец, насмешили литературный мир, вручив «Русский Букер» афедронному шедевру Елены Колядиной. 

Алексей Федорченко: «Под щебет птиц…»

И в этом же году появился лучший в отечественной литературе последних лет роман о любви.

«Дань саламандре» была обречена на неуспех. Во-первых, к Марине Палей уже приклеили несколько ярлыков: «классик женской прозы», «эмигрант» (а эмигрантов мы не любим), «лучшие книги написала в молодости» и, наконец, «русофобка». Последний ярлык я приклеивал собственноручно. И ведь держится! «От Палей я никогда ничего не ждал», — мимоходом бросил Юрий Буйда. Роман не прочитали.

Во-вторых, «Дань саламандре» вышла в разгар летней жары. Огненная саламандра сыграла с Мариной Палей злую шутку. Дым от горящих торфяников совсем скрыл её от читателя.

«Дань саламандре» — роман для Марины Палей необычный. Он намного превосходит даже обласканный критиками «Klemens». Вы оцените, как автор описывает звук падающего снега: «…сонмы незримых ангелов, переглядываясь и подавая друг дружке тайные знаки, шуршат густыми шелковистыми своими ресницами».

Люди, падкие до простеньких ассоциаций, уже назвали «Дань саламандре» «лесбийской «Лолитой».

С Набоковым там и в самом деле много параллелей. У Набокова «маленькие принадлежности» Лолиты «забирались в разные углы дома и там замирали, как загипнотизированные зайчики». А вот Палей: «...Её одёжки-обувки я любила, как маленьких зверей».

Но всё-таки это сопоставление некорректно. Другой темперамент, другой жизненный опыт, другое мироощущение и, в конце концов, другой пол.

Петербургский роман Марины Палей не только об одиночестве («Я мечтала, чтобы когда-нибудь — кто-нибудь помимо меня — открыл мою дверь своим собственным ключом») и любви, но и о прекрасном городе и, конечно, о счастье самообмана.

Марина Палей написала свой лучший роман, быть может свою самую главную книгу. 

2009 год. Реалистический роман. Роман Сенчин. Елтышевы. М.: Эксмо, 2009. Об этом романе писать не буду, о нём уже и без того написано много. Жаль только, что наш литературный бомонд так и не оценил «Елтышевых». 

2008 год. Сборник рассказов. Александр Иличевский. Пение известняка. М.: Время, 2008. Быть может, «Пение известняка» — лучшая книга десятилетия. А что это лучшая книга небедного на хорошие романы, повести и рассказы 2008 года, в том и сомнений нет. Не только в массовой, но и в серьёзной литературе сейчас господствует роман. Не случайно Александр Иличевский свои главные премии получил за «Матисса» и «Перса», а сборник рассказов оказался едва ли не дополнением к шумной славе его незаурядных, но далеко не совершенных романов. На мой же взгляд, «Штурм», «Облако», «Воробей», «Старик», «Гладь» относятся к лучшим образцам современного рассказа. Если бы Иличевский написал только этот сборник рассказов, он уже обеспечил бы себе почётное место в истории русской литературы. 

2007 год. Рассказ. Ольга Славникова. Басилевс// Знамя. 2007. № 1. Славникова, в отличие от Иличевского, прежде всего романист. Но ни один из её сложнейших, с изумительным искусством составленных романов не произвёл на меня такого впечатления, как рассказ «Басилевс». Капля воды отразила океан. Всё, что знаем мы о мире Славниковой, там есть: совершенные вещи и несовершенные, отчасти мёртвые живые существа, что рано или поздно, обернувшись трупом или чучелом, обретут счастье и гармонию с миром. Но славниковская эстетика безобразного здесь не отталкивает, скорее завораживает. Вот уж воистину обаяние зла. Совершенное художественное произведение, которого не должна касаться рука редактора. 

2006 год. Роман с колоритным героем. Владимир Маканин. Испуг. М.: Гелеос, 2006. Маканин создал запоминающегося героя. Противного, может быть, но живого и небанального, а для современной русской литературы это высший пилотаж. 

Палата № NET

«Испуг» Владимира Маканина критика восприняла как роман эротический, психологический, социально-психологический, остросоциальный и даже политический. Согласен. Но «Испуг», помимо всего прочего, роман эпикурейский. Эпикур и Аристипп полагали, что удовлетворение зависит не от внешнего мира, а от самого человека, значит, атараксии (невозмутимости) невозможно достичь без особого взгляда на мир. Вот этот особый взгляд и отличает героя Маканина.

Нет у старика Алабина ничего общего с наивным дурачком-оптимистом. Он наблюдателен, умён и, вопреки названию первой главы, вполне адекватен. Алабин не вызывает жалости. Он не ходячий упрёк «антинародному режиму», не «страдающий брат» и не «комический приживала». «Чумовой дедок», замаскировавшийся нонконформист, боец. 

2005 год. Самый оригинальный роман. Алексей Иванов. Золото бунта, или Вниз по реке теснин. СПб.: Азбука-классика, 2005. Самый оригинальный роман последних лет. Яркий, ни на что не похожий. Критиков Иванов дезориентировал. «Золото бунта» сравнивали то с «Властелином колец», то с «Туманностью Андромеды», называли «романтической поэмой» и «романом-блокбастером». Алексей Иванов, при всех своих нелепостях, самоповторах, фактических ошибках, при своём религиозном невежестве и ненависти к православию, всё-таки написал книгу, без которой нельзя представить литературной жизни прошедшего десятилетия. Он создал собственный мир и собственный язык и даже побудил читателя этот мир принять, а язык выучить, не прибегая даже к глоссарию.

Роман-антиутопия. Елена Чудинова. Мечеть Парижской Богоматери. М.: Лепта-пресс — Яуза — Эксмо, 2005. С точки зрения сноба и эстета, это второй сорт, если не третий. Но мы-то с вами, надеюсь, не снобы, читатель? Нет у Елены Чудиновой таких неожиданных сравнений, какие мы всегда найдём у Славниковой, нет волшебных метафор Иличевского и Палей, нет мастерства Маканина, нет оригинальности Иванова. Но всё-таки она написала очень важную для всех нас книгу. Это, наверное, единственная удачная антиутопия в литературе нулевых. В этом жанре пробовали себя Дмитрий Быков и Ольга Славникова, Павел Крусанов и Владимир Сорокин, но все они попали пальцем в небо. Их антиутопии без смеха читать нельзя. А «Мечеть Парижской Богоматери» читать страшно. 

2004 год. Роман в традициях русской классики. Александр Кабаков. Всё поправимо: Хроники частной жизни. М.: Вагриус, 2004. Через историю семьи — жизнь общества. Детство, юность и старость героя и три эпохи: ранние пятидесятые, шестидесятые и девяностые. Сюжетно их соединяет история неразоблачённого предательства. По признанию автора, его интересовала «коллизия неочевидного (непознаваемого!) предательства». Художественный эффект создаёт соединение осязаемого предметного мира, воссозданного с бунинской точностью, и самоощущения героя, для которого окружающее неизменно враждебно и непонятно. Опасность может исходить от самых близких. 

Неполиткорректная повесть. Леонид Бородин. Ушёл отряд // Москва. 2004. № 7. В нашей военной прозе о власовцах (так называли не только бойцов РОА, но и всех русских, выступивших с оружием в руках против Красной армии) писали немного. Одним из первых этой темы коснулся Юрий Бондарев: эпизод со снайпером-власовцем — один из самых пронзительных в повести «Батальоны просят огня». И всё же писатели эту тему недолюбливали, и отнюдь не из-за одной лишь цензуры. Враг есть враг, писать о нём с пониманием (а значит, и с некоторой симпатией) трудно. Пожалуй, только у Георгия Владимова эта тема — одна из важнейших. Но Леонид Бородин пошёл дальше автора «Генерала». «Ушёл отряд» — вещь суровая, серьёзная, реалистичная до натурализма. 

2003 год. Самая изысканная книга. Юлия Кокошко. Совершенные лжесвидетельства. Екатеринбург: Издательство Уральского университета, 2003. Книгу Юлии Кокошко трудно с чем-либо сравнить. Пересказывать текст Кокошко бессмысленно, но и анализировать, используя филологический инструментарий, не стоит. Развёрнутые метафоры переходят из одной в другую столь стремительно, что у читателя с непривычки кружится голова. Я люблю перечитывать Кокошко, но не писать о ней. Я верю в будущую славу Кокошко, верю, верю, что профессор-филолог принесёт на лекцию о Кокошко карту Екатеринбурга, как приносил Набоков карту Дублина на лекцию о Джойсе. А я только приведу здесь названия вещей, составивших эту книгу. Вчитайтесь в поэзию заголовков:

«Любовь к восемьдесят пятому году», «Из книги пира», «Забывчивость повторяющейся реки», «Бывший Мотыльков и те, кто на него смотрят», «Меланхолия. Тема нераскрытого города».

2002 год. Лучшая книга non-fiction. Лидия Гинзбург. Записные книжки. Воспоминания. Эссе. Санкт-Петербург: Искусство-СПБ, 2002. Настольная книга современного критика, филолога. Лидия Гинзбург прожила почти целый век, вела дневник почти семьдесят лет. Человек с безупречной нравственной позицией и научной репутацией. Интеллектуал, чуждый снобизма.

Поражает свобода и бесстрашие мысли у человека, всю жизнь прожившего в тоталитарном государстве.

Суждения Лидии Яковлевны и теперь освещают нам тупики нового реализма и новой драмы: «Современное искусство, по-видимому, должно говорить о счастье и красоте. Потому что счастье и красота — реальный наш опыт, и только этот опыт даёт страданию цену и отрицанию диалектический смысл… Само себя гложущее несчастье никогда не загорится трагическим огнём». 

smibs.ru

Жюри Букеровской премии выбрало 5 лучших книг за последние 50 лет

В шорт-лист попали книги, признанные лучшими в каждом из пяти десятилетий и получившие «Букера». Голосование проходит на официальном сайте премии.

1. Видиадхар Найпол, «В свободном государстве», 1971 год

Видиадхар Сураджпрасад Найпол — англоязычный писатель индийского происхождения, выпускник Оксфордского университета, бакалавр искусств, лауреат Нобелевской премии 2001 года по литературе.

В своей книге Найпол исследует понятие свободы. Автор рассказывает три истории: об индийском дипломате, который отправляется в США; небогатой семье, где одного из сыновей «приговорили» к получению престижного образования; путешествии жителей одного африканского государства.

Критики назвали эту книгу лучшим произведением Найпола.

2. Пенелопа Лайвли, «Лунный тигр», 1987 год

Одна из самых успешных британских писательниц получила награду за блестящий роман о журналистке, вспоминающей о любви своей юности.

История произошла во время Второй мировой войны в Египте. Героиня влюбляется в молодого человека, но он пропадает на фронте. «Лунный тигр» — это название тлеющей спирали, которая защищает от тропических насекомых. Для журналистки она становится символом того, что жизнь скоротечна. Её история любви пахнет «лунным тигром».

Купить книгу

3. Майкл Ондатже, «Английский пациент», 1992 год

Канадский писатель и поэт написал очень трогательный роман, который принёс ему «Букера», а создателям одноимённого фильма по этой книге — «Оскара».

Бедуины находят в пустыне обгоревшего лётчика, который не помнит своего имени. Его доставляют на разрушенную виллу в Италии и называют «английским пациентом». За раненым ухаживает медсестра Ханна. «Английский пациент» рассказывает ей о своей трагичной истории любви к замужней женщине.

Купить книгу

4. Хилари Мантел, «Волчий зал», 2009 год

Книга британской писательницы и критика, дважды получившей «Букера», — это история о периоде правления короля Англии Генриха VIII. Повествование ведётся от имени Томаса Кромвеля — блестящего исторического деятеля. В книге масса бережно собранных интересных подробностей, описание семейства Говардов — Блейнов, придворных дам, дипломатов, военных. Полное погружение в историю Англии того времени.

За продолжение романа — «Внесите тела» — в 2012 году Хилари Мантел получила вторую Букеровскую премию.

Купить книгу

5. Джордж Сондерс, «Линкольн в бардо», 2017 год

Американский писатель и сценарист Джордж Сондерс известен своими бестселлерами. Действие «Линкольна в бардо» происходит в 1862 году, в разгар гражданской войны. Линкольн — американский президент, а бардо — промежуточное состояние на границе жизни и смерти, понятие, взятое из буддизма.

Это трагическая история, основанная на реальном случае, который произошёл с президентом и его маленьким сыном. Книга, способная перенести за грань реальности.

Купить книгу

lifehacker.ru

Лучшие книги 2018 года - топ 10

Современная литература неизменно обретает своего читателя. Созданные в разных жанрах новые книги ориентированы на поколение, которому не чужда склонность к анализу и здравому сомнению, ведь именно так рождается самобытное восприятие и личная оценка, формирующая отклик аудитории. В этой статье представлены лучшие книги 2018 года – топ 10 произведений, которые стоит прочитать.

10. Спящие красавицы (Стивен Кинг)

Роман «Спящие красавицы» открывает нашу десятку лучших книг 2018 года. Литературное «детище» совместного производства Стивена Кинга и его младшего сына Оуэна. Наследник гениального «короля ужасов» дебютировал в качестве автора книги, до этого его опыт заключался в написании сценариев. История книги переносит в застенки женской тюрьмы, где заключённые становятся жертвами странного бактериологического оружия. Женщины засыпают и оказываются в невидимой, но плотной оболочке. Если разбудить их в этом состоянии, последствия оборачиваются кошмаром для окружающих и надзирателей. В заведении работает доктор Клинтон Норкросс. Они психиатр, по роду деятельности подробно осведомлён о здоровье «подопечных» преступниц. Особенно его беспокоит состояние Эвы Блэк, попавшей за решётку после убийства двух наркоманов.

9. Один из нас лжёт (Карен М. Макманус)

«Один из нас лжёт» — одна из лучших книг 2018 в детективном жанре. Бестселлер американки Карен М. Макманус основывается на детективной линии, где главный злодей скрывается до последних страниц. В школьном классе, предназначенном для отбывания наказаний учащимися, происходит трагедия. Школьник погибает в результате подстроенного несчастного случая. Во время инцидента в комнате находилось пятеро ребят. Погиб Саймон, аутсайдер, вечно сующий нос в чужие дела и стремящийся раскрыть личные тайны одноклассников. Помимо него, наказаны были две девушки. Одна из них – признанная красавица, популярная ученица, вторая – амбициозная старательная девушка, главное желание которой – поступить в престижный университет. Административной мере подверглись в тот день «трудный» подросток, занимающийся распространением запрещённых веществ, и спортсмен, местная «звезда» бейсбола. Полицейские намерены выяснить, кто отважился на жестокое преступление.

8. Не прощаюсь. Приключения Эраста Фандорина в ХХ веке. Часть вторая (Борис Акунин)

Завершающая популярная книга литературного цикла об Эрасте Петровиче. Действие встречает в поезде, где собрался разношёрстный контингент пассажиров. Масса, верный друг и помощник знаменитого сыщика, путешествует вместе с нечистыми на руку студентами, разорившимися торгашами и агрессивно настроенными матросами. За окном мелькают безрадостные пейзажи России, пережившей кровопролитные сражения Первой мировой войны и фатальные революционные изменения. В 1918 году Эраст Фандорин просыпается от глубокого «сна», выходит из коматозного состояния, спровоцированного выстрелом в голову. Последствия ранения изменят героя, но их характер пока не известен. Борис Акунин завершает многотомное путешествие, предъявив публике завершённое произведение, с чувством выполненного долга в виде полного раскрытия потенциала сюжета. Выход романа в 2018 году приурочен к дате появления первой книги из серии 20 лет назад (8 февраля).

7. Витающие в облаках (Кейт Аткинсон)

Продолжает наш рейтинг книг 2018 года произведение «Витающие в облаках». Кейт Аткинсон приглашает сыграть в литературную игру по правилам, ограниченным только фантазией и способностью выстроить связи между прошлым, будущим и вязкой реальностью. Роман определяется как постмодерн, увлекает обманчивой простотой. Несколько страниц убеждают, что в руках очередное сентиментальное чтиво, последующие главы провоцируют построение детективного сюжета, дальнейшее повествование заводит в хитросплетенную чащу творческих изысканий в контексте прозаичности повседневной жизни. Эффи – студентка. У неё есть молодой человек, потерявшийся в собственных фантазиях и не проявляющий интереса к учёбе. Мать девушки живёт на Британских островах. Женщина до сих пор не открыла дочери тайну об её настоящем отце. Сплетение судеб и характеров происходит на фоне странных происшествий: возникают нестандартные персонажи (жёлтая собака), гибнут пожилые люди, появляются таинственные наблюдатели. Предстоит узнать, куда выведет тропа, главное, следовать за белым кроликом.

6. Здесь была Бритт-Мари (Фредерик Бакман)

«Здесь была Бритт-Мари» — одна из самых популярных книг 2018 года. Фредерик Бакман умеет завернуть в лёгкие слои неподражаемой иронии тяжёлую трагедию, провоцируя читателя попробовать необычный «пирог» из впечатлений, где верхний слой – праздное любопытство и удовольствие от стиля, второй – неизбывная эмпатия от осознания драматичности правдоподобной истории. Бритт-Мари замужем уже 4 десятка лет, в её жизни царит идеальный порядок, распространяющийся на все сферы. Чёткий распорядок дня, педантичность на уровне отчаянного стремления к совершенству, стойкое убеждение в личной правоте, экспертном мнении, безукоризненном моральном и физическом облике. Невыносимо идеальную гармонию рушит новость об измене мужа. Невозможность допустить мысль о собственной неудаче, абсурдность и нелепость ситуации для женщины оборачивается неожиданным проявлением. Она совершает впервые необдуманный поступок. Собирает вещи и уезжает в другой город, где её никто не ждёт и не знает.

5. Добрее одиночества (Июнь Ли)

Три главных героя романа в детстве столкнулись с печальным событием. Девочка из их компании сильно пострадала в результате отравления, малышка осталась инвалидом. Вступив во взрослую жизнь, друзья не могут отделаться от преследования призраков из прошлого. Компанию в крайней степени тревожат не трагические последствия, а причины, которые, возможно, имеют не случайную природу. Раскручивающийся как детектив сюжет этой интересной книги в скором времени обретает драматические черты по мере того, как каждый персонаж старается избавиться от непосильного груза ответственности за сломленную судьбу маленькой девочки. Переезды и смена деятельности, изменение мировоззрения, свойственное этапу взросления – ничто не способно изменить факт свершившейся ошибки. Терновый венок вины доложен быть присвоен, иначе все участники станут инвалидами глубоко в душе, заложниками невыясненных обстоятельств.

4. Сломленный принц (Эрин Уатт)

«Сломленный принц» — одна из лучших книг бестселлеров 2018. Современный роман о любви от Эрин Уатт повествует об истории молодого парня Рида Ройала из привилегированной семьи. Он учится в частной школе, где все девушки мечтают о благосклонности перспективного красавца, а одноклассники стараются копировать его привычки и стиль одежды, чтобы добиться хоть доли популярности заметного ученика. Рида не интересуют интриги и слухи вокруг собственной персоны, с девушками он общается лишь на дружеской волне. Однажды в его жизни появляется Элла и переворачивает реальность. Роли меняются: теперь обласканный вниманием юных особ Рид должен стараться обратить на себя взор неприступной своенравной красотки. Она заметно сомневается в поверхностных достоинствах школьного кумира.

3. Homo Deus. Краткая история будущего (Юваль Харари)

Продолжение литературного труда Ювала Харари открывает тройку лучших произведений 2018 года. Первая часть называлась «Sapiens», в ней описывался путь, который человечество прошло на пути становления главенствующего положения на планете в качестве вида, наделённого способностью к разумному мышлению. В последующем произведении человек утверждается в мысли, что он Бог. Если раньше существование базировалось на удовлетворении базовых запросов, современный прогресс заставляет каждого желать большего: вечной молодости, непреходящего здоровья, сводящего к минимуму возможность смерти. Автор убеждён: это сомнительные блага, погоня за которыми может низвергнуть человеческую цивилизацию с пьедестала, куда она карабкалась веками. Когда роботы и киборги, наделённые искусственным сознанием, начнут заполнять окружающую среду, необходимость в рядовом человеке отпадёт, начнётся хаос, подстёгиваемый неконтролируемым безумием.

2. Люди среди деревьев (Ханья Янагихара)

«Люди среди деревьев» — первая книга американки Ханьи Янагихара. Писательница обрела известность после издания второй работы, но не менее ярким и провокационным оказался дебют. В основе книги – реальная история американского учёного, ставшего лауреатом Нобелевской премии в области медицины и физиологии. В середине прошлого столетия он уехал на острова Новой Гвинеи, где исследовал вирус, смертельному действию которого массово подвергалось местное население. Этот момент биографии, дополненный художественными изысканиями, отражён автором. Главный герой – Нортон Перина повторяет путь исследователя. Поселившись среди затерянного в джунглях племени, он начинает выяснять секрет аборигенов, позволяющий им жить долго (или вечно?). В стремлении адаптировать приобретенные знания под европейские ценности учёный начинает балансировать на узкой ниточке, разделяющей мораль и отвратительное преступление.

1. Тобол. Мало избранных (Алексей Иванов)

Возглавляет рейтинг лучших книг 2018 года вторая часть романа Алексея Иванова, первая – вышла в свет под названием «Мало званых». В отношении жанровой принадлежности, автор определил творение как пеплум, произведение, насыщенное множеством событий с участием большого количества героев, каждый из которых повествует о личной истории. Несмотря на то, что направление в большей степени соотносится с кинематографом, воссоздать пеплум о Петровской эпохе на страницах оказывается любопытной и успешной идеей. Герои книги собраны в Сибири, которая только начинает осваиваться людьми, сосланными в регион не по своей воле. «Званые» в неприглядную суровую местность у реки Тобол по прошествии времени вынуждены определить, «избранные» ли они. Поиски золота, сражения с близко живущими азиатскими племенами, столкновения православия и язычества в самых жутких проявлениях – в это неспокойное время, полное мракобесия, находятся мгновения, чтобы прислушаться к себе и понять, чего хочет сердце.

top10reiting.com