Название книги: Мадам, вы — миллионерша: Любовь втроем, или Золотой дождь. Любовь втроем книги


Сборник коротких эротических рассказов читать онлайн

Как-то в театре Дмитрий познакомил Ирину со своим другом князем Владимиром. Он пригласил ее поужинать в ресторане, но Ирина следуя ранее намеченному плану, позвала их к себе. Ирина, как гостеприимная хозяйка, наполняла бокалы вновь и вновь. Все было хорошо. Все были чрезвычайно возбуждены, нетерпеливо ожидая чего-то необыкновенного. — Владимир, ты еще не видел моей японской комнаты, — как бы между прочим сказала Ирина. Дмитрий взглянул на нее вопросительно-удивленным взглядом. — У меня там есть сакэ, не хотите ли попробовать? — обратилась она к мужчинам. Сакэ — японская водка, оказалась на самом деле приятной хотя и крепкой. Ирина выпила с Владимиром на брудершафт, затем целовалась поочередно то с Дмитрием, то с Владимиром. — Я хочу, чтобы вы оба целовали меня, — капризно надула свои губки Ирина. — А ну, покажите, кто из вас умеет целовать нежнее. Дмитрий склонился над Ириной. Он не стеснялся, а может хотел подчеркнуть право первого. Губы Дмитрия двигались все ниже и ниже по гладкой, покрытой мелкими волосами, коже живота до того места, где росли уже шелковистые вьющиеся волосики. Владимир смотрел на холеное тело Ирины, то на то, как она вздрагивала под поцелуями его друга, и еле сдерживал себя. Разгоряченная ласками, Ирина потянулась к нему. — Идите же вы ко мне, — только произнесла она, соскользнув с дивана и увлекая мужчин на ковер за собой. Она лежала между ними подставляя свои чувствительные губы то одному, то другому. Их руки трепетно гладили ее бедра. Вскоре ей надоели невинные ласки. Ирина обхватила Владимира руками. — Прижмись ко мне покрепче, — говорили эти руки, и Владимир внемля этому призыву плотно прижался к ее тугому телу, вдавливая в него свой член, выпустивший мощную струю живительной влаги, которая завершала его страстный порыв. Ласки Владимира отвлекли ее от Дмитрия, она чувствовала, что берет его член нехотя, представляя и ему желанное удовольствие. Тогда она, то ли от желания удовлетворить страсть своего первого любовника, то ли стремясь испытать то, что еще не было испытано, начала целовать всего Дмитрия: грудь, руки, член. Она делала это страстно и зло, еле переводя дыхание. Губы ее едва касались Дмитрия. Она щекотала и возбуждала его. И когда она почувствовала, что Дмитрий близок к удовлетворению, схватила обе свои груди и протянула их мужчине. Член Дмитрия яростно проходил между грудями, орошая их мутно-белыми слезами. Острота ощущений, любовь втроем настолько увлекли Ирину, что она воспылала страстью, не знающей границ. Завязав глаза себе шелковым платком, Ирина предложила сыграть в игру на угадывание: угадать, кто ее ласкает. Она смеялась запрокинув голову. Ирина не сомневалась, что узнает Дмитрия. Мужчинам показалось, что это предложение довольно оригинально.

Вдруг Ирина почувствовала что-то огромное, горячее и толстое вошло в нее с такой силой, что она пошатнулась и опустилась ниже, но чьи-то руки подняли ее и повернули к себе. Она схватила руками поразивший ее член и снова ввела пульсирующее увлажненное отверстие, ноги повисли в воздухе, бедра, поддерживали руками Владимира, дышали силой женщины. В том, что это был Владимир, Ирина не сомневалась. Владимир понес ее по комнате и каждый раз, когда он опускал ее на огромный, сочный член, из груди Ирины вырывался стон наслаждения. Она ощущала, как он чего-то касался внутри ее тела и в эти мгновения по теле Ирины разгуливала жаркая волна сладострастия. — Я хочу вас обоих. — страстно шептала она, когда Владимир опустил ее на пушистый ковер. Ирина губами потянулась к Дмитрию — Ты тоже мой. Вы оба мои. Я хочу вас! — шептала она, тяжело дыша, судорожно хватая ртом член Дмитрия. Ноги ее были раздвинуты. Свет, отбрасываемый розовой лампой, падал ей между ног. В ореоле темных блестящих волосков алело отверстие, а над ним шевелилось что-то на подобии маленького сосочка. Этот сосочек приковывал к себе взор Владимира. Он приблизился к нему и стал водить языком вверх вниз. Вдруг Ирина стала быстро двигать бедрами. Зрелище этого экстаза пробудило во Владимире настоящего мужчину. Он схватил двумя пальцами отверстие и стал его растягивать, пропуская в него свой член. В изнеможении Ирина откинулась на подушки. — Мне жарко, — чуть слышно прошептала она. Владимир с Дмитрием отнесли ее в ванную, где весело смеясь и брызгая водой, они вместе выкупали ее. Последний месяц на курорте прошел в угаре любви и страсти. Последняя ночь была повторением первой. А сегодня Ирина уезжала. Мужчины провожали ее. На вокзале Дмитрий отошел в сторону, а Владимир все смотрел на Ирину, взгляд ее звал. Он быстро вскочил на ступеньки вагона и вбежал в купе. Руки Ирины обхватили его за шею и притянули к мягким покорным губам. Она повернула ключ в двери. Владимир схватил Ирину, его член на ощупь вонзился в нее с какой-то отчаянной яростью. Ей было в одно время и приятно и очень больно. Она впервые ощущала такое. Ее тело извивалось в руках этого темпераментного мужчины, торопясь в эти минуты отдать все до конца. Они легли на полку. Несколько раз Владимир пытался вытянуть свой разгоряченный член, но она не хотела отпускать его. Поезд тронулся, Владимир последний раз выпустил в нее мощную струю живительной влаги, оставив измученную, истерзанную, отдавшую всю себя Ирину, лежать в купе, бросился к выходу. Владимир спрыгнул на ходу и некоторое время бежал за поездом. Все было кончено. Кончилось это неправдоподобное счастье. Эту женщину он никогда не забудет. На горе или на радость встретил он ее?

Настоящая моя сестра, проживающая в столице, попросила однажды, чтобы я взял на некоторое время ее дочь Марту к себе на дачу отдохнуть. Марта была очаровательное существо, прекрасная девочка, великолепный ребенок. Объем груди ее достаточно велик и заставлял иногда трепетать мое сердце. Она была красива собой. Ее русые волосы вились на голове, нависая на плечи и голубые глаза. Марта была чрезвычайно смелой. При встрече со мной она награждала меня поцелуями, подтягивая меня, чтобы обнять за шею, легкими нежными руками. Я оставался равнодушным даже тогда, когда она стала моей жертвой. Она была большая любительница книг. Я часто замечал, что она долго находится в моей библиотеке. Особенно она увлекалась медициной. Зная это, я специально подложил анатомический словарь с картинками, бросающимися в глаза. На следующий день словарь исчез. Тогда я потерял ее из виду. От служанки я узнал, что Марта в своей комнате готовит уроки и не велит никого пускать к себе. Я тихонько поднялся наверх, бесшумно открыл дверь и увидел Марту. Она стояла у окна и держала словарь. Щеки ее горели лихорадочным огнем, а глаза блестели неестественным блеском. Она испугалась, и словарь упал к моим ногам. Я поднял словарь, упрекая за небрежность к книгам, и посадил ее на колени, прижав к себе.

101

Загрузка...

bookocean.net

Читать онлайн электронную книгу Полное собрание рассказов The Complete Short Stories - ЛЮБОВЬ ВТРОЕМ. © Перевод. Д. Вознякевич, 2011 бесплатно и без регистрации!

1

Бракосочетание Тома Уотча и Анджелы Тренч-Трубридж было, пожалуй, столь же незначительным событием, как и многие другие, произошедшие на нашей памяти. Все подробности истории этих молодых людей, их помолвки или свадьбы, были совершенно типичны для всех совершенно незначительных браков в современных социальных условиях. В вечерней газете сообщалось:

«В церкви Святой Маргариты эта неделя была напряженной. Сегодня во второй половине дня там состоялось третье за эту неделю фешенебельное бракосочетание между мистером Томом Уотчем и мисс Анджелой Тренч-Трубридж. Мистер Том Уотч, который, как многие молодые люди в настоящее время, работает в Сити, — второй сын достопочтенного Уилфрида Уотча, проживающего в Холиборн-Хаусе, Шефтсбери; отец невесты, полковник Тренч-Трубридж, хорошо известен как охотник и рыболов, а также трижды кандидат в парламент от Консервативной партии. Брат мистера Уотча, капитан Питер Уотч из Колдстримского гвардейского полка, был шафером. На невесте была вуаль из старых брюссельских кружев, одолженная у бабушки. В соответствии с новой модой жених и невеста проведут патриотичный медовый месяц в Западной Англии».

Добавить к этому остается очень немногое.

Анджела была двадцатипятилетней, хорошенькой, добродушной, веселой, умной, популярной — как раз именно такой девушкой, которой, по какой-то загадочной причине, глубоко укоренившейся в психологии англосаксов, очень трудно удачно выйти замуж. В течение последних семи лет она занималась тем, что считается обычным у таких, как она: в Лондоне в среднем четыре раза в неделю танцевала, первые три года в частных домах, последние четыре — в ресторанах и ночных клубах; за городом слегка покровительствовала соседям и ходила на охотничьи балы, что, надеялась, поразит участников; работала в магазине головных уборов; опубликовала роман; одиннадцать раз была подружкой невесты и один раз крестной матерью; дважды неудачно влюблялась; продала за пятьдесят гиней свою фотографию рекламному отделу косметической фирмы; имела неприятности, когда ее имя упомянули в колонке светской хроники; участвовала в пяти или шести благотворительных концертах и в двух представлениях мистерий; собирала голоса за консервативного кандидата перед двумя всеобщими выборами, — и, как другие девушки на Британских островах, была несчастна.

В годы кризиса положение вещей стало невыносимым. Отец все чаще выказывал нежелание открывать лондонский дом, а теперь начал зловеще говорить об экономии, под которой имел в виду возвращение насовсем в деревню, сокращение количества прислуги, прекращение топки каминов в спальнях, снижение денежной помощи Анджеле и покупку полумили рыболовных угодий, на которые зарился несколько лет.

Оказавшись перед мрачной перспективой жить неопределенно долгое время в доме предков, Анджела, как и многие разумные английские девушки, решила, что после двух неудачных романов она вряд ли влюбится снова. Для нее не существовало романтических различий между любовью и богатством. Старших сыновей в семьях с каждым годом становилось все меньше, Америка и доминионы создавали ожесточенную конкуренцию. Выбор был невелик — либо тесниться с родителями в старинном помещичьем доме, либо жить с мужем в лондонских конюшнях, перестроенных под жилье.

Бедный Том Уотч проявлял к ней легкое внимание с ее первого светского сезона.[10]Период с мая по август, когда королевский двор и высший свет пребывают в Лондоне. Он был ее мужским аналогом почти во всех отношениях. Окончив университет с отличием и получив степень бакалавра третьего класса по истории, он поступил в надежную аудиторскую фирму и с тех пор работал там.

В хмурые лондонские дни Том с тоской вспоминал студенческие времена, когда радостно добивался успеха традиционными способами: занимал призовые места на скачках с препятствиями в Крайстчерч[11]Один из самых крупных аристократических колледжей Оксфордского университета. на одолженном гунтере, ломал мебель в клубе «Булингдон», возвращался на рассвете через окно после танцев в Лондоне, снимал старое, но дорогое жилье с молодыми людьми побогаче.

Анджела, как одна из популярных девушек своего возраста, часто бывала в Оксфорде и в домах, где Том оставался на время каникул, и по мере того как унылые годы в аудиторской фирме отрезвляли и угнетали его, он стал смотреть на нее как на яркий фрагмент из своего очаровательного прошлого. Том по-прежнему изредка бывал в обществе, потому что неженатый молодой человек в Лондоне никогда не остается без внимания, но тянувшиеся допоздна вечеринки, на которые ходил неохотно, так как уставал на работе и терял связь с темами, которыми светские девицы пытались его заинтересовать, лишь подтверждали, как далек он от той жизни и старых друзей.

Анджела, девушка славная (яснее и не скажешь), была неизменно обаятельна с Томом, и он благодарно отвечал ей вниманием, однако видел в ней часть своего прошлого, а не будущего. Отношение его к Анджеле было сентиментальным, но совершенно невозвышенным. Она была частью его невозвратной юности; он никак не видел в ней возможную спутницу жизни. Поэтому ее предложение сочетаться браком явилось для него отнюдь не приятной неожиданностью.

Выбравшись из толпы со скучных танцев, они ели копченую рыбу в ночном клубе, пребывая в тех дружеских, чуточку нежных чувствах, которые обычно возникали у них, когда они были вместе, и Анджела сказала ласковым голосом:

— Том, ты всегда был гораздо любезнее со мной, чем со всеми остальными; хотелось бы знать почему.

И прежде чем он смог сменить тему разговора — днем вымотался на работе, а танцы и вовсе доконали, — она поспешила сделать предложение.

— Да, конечно, — промямлил Том. — Старушка, я бы не желал ничего лучшего. Ты, конечно, знаешь, что я всегда был от тебя без ума… Но загвоздка в том, что просто не могу позволить себе жениться. Понимаешь, об этом не может быть и речи еще несколько лет.

— Том, но я не гонюсь за богатством; мы превосходно знаем друг друга, и все у нас будет просто.

И не успел Том понять, радоваться ему или нет, как было объявлено о помолвке.

Том зарабатывал восемьсот фунтов в год, Анджела — двести, но обоим обещали прибавку. Все не так уж плохо, если у них хватит ума не заводить детей. Ему придется отказаться от редких поездок на охоту, а ей обходиться без служанки. На основе этих обоюдных жертв они спланировали свое будущее.

В день бракосочетания шел сильный дождь, и лишь самые отчаянные из прихожан церкви Святой Маргариты вышли, чтобы посмотреть на унылый поток гостей, выскакивающих из мокрых машин и бегущих по мощеной дорожке в церковь. Потом состоялся прием в доме Анджелы в Эгертон-Гарденс, а в половине пятого молодые сели на Паддингтонском вокзале в поезд и укатили на запад.

Синий ковер и полосатый тент свернули и заперли среди огарков свечей и подушечек для сидения в кладовой церкви. Лампочки в проходах погасили, двери заперли и закрыли на засов. Цветы и кусты собрали, чтобы отправить в палаты больницы для неизлечимых, в которой у миссис Уотч была материальная заинтересованность. Секретарша миссис Тренч-Трубридж принялась отправлять серебристо-белые картонные коробки со свадебным тортом слугам и арендаторам в деревню. Один из церемониймейстеров поспешил в «Ковент-Гарден», чтобы вернуть взятую напрокат визитку. К маленькому племяннику жениха, несшему шлейф невесты на церемонии и привлекшему к себе внимание откровенными высказываниями, вызвали врача — оказалось, что у него высокая температура и тревожные симптомы пищевого отравления. Служанка Сары Трампери тайком вернула дорожный плащ, который старая дама взяла по невнимательности из свадебных подарков. (Эту ее слабость знали хорошо, и детективам было приказано не допускать сцены на приеме. Теперь ее редко приглашали на бракосочетания. Когда все-таки приглашали, украденные подарки неизменно возвращались в тот же вечер или на другой день.) Подруги невесты собрались после обеда и оживленно принялись строить предположения об интимных подробностях медового месяца — трое из пятерых считали, что этот ритуал был совершен заранее.

Большой западный экспресс с грохотом несся по промозглым английским графствам. Том и Анджела уныло сидели в вагоне первого класса для курящих и обсуждали подробности этого дня.

— Замечательно, что мы оба не опоздали.

— Мать так суетилась…

— Я не видел Джона, а ты?

— Джон был там. Он попрощался с нами в коридоре.

— А, да… Надеюсь, нам все уложили.

— Какие книги ты взял?

Совершенно обычное, нормальное бракосочетание.

Вскоре Том сказал:

— Думаю, мы поступили безынициативно, отправившись к тете Марте в Девоншир. Помнишь, как Локвуды поехали в Марокко и попали в плен к бандитам?

— А Рэнделлы застряли в Норвегии на десять дней из-за снежных заносов.

— Боюсь, в Девоншире особых приключений у нас не будет.

— Том, мы поженились не ради приключений, так ведь?

Однако вышло так, что с этой минуты медовый месяц принял странный оборот.

2

— Не знаешь, нужно нам делать пересадку?

— Как будто бы да. Я забыл спросить. Билеты были у Питера. Выйду в Эксетере, узнаю.

Поезд подошел к станции.

— Я быстро, — сказал Том, закрывая за собой дверь, чтобы не напустить в купе холода. Прошел по платформе, купил вечернюю газету, узнал, что делать пересадку не нужно, а когда возвращался к своему вагону, кто-то схватил его за руку.

— Уотч, старина, привет! Помнишь меня?

Том не без труда узнал улыбающееся лицо старого школьного приятеля.

— Вижу, ты только что женился. Поздравляю. Собирался написать тебе. Какая удача встретиться с тобой вот так. Пошли выпьем.

— Не могу, к сожалению. Нужно вернуться в вагон.

— Старина, времени еще много. Поезд стоит здесь двенадцать минут. Надо выпить.

Пытаясь вспомнить имя старого друга, Том пошел с ним в станционный буфет.

— Знаешь, я живу в пятнадцати милях отсюда. Приехал встретить поезд. Собирался купить коровьих лепешек. Их тут нет и в помине… Что ж, тем лучше.

Они выпили по два стаканчика виски — очень приятно после езды в холодном поезде. После этого Том сказал:

— Очень рад нашей встрече, но мне пора возвращаться. Пошли познакомлю с женой.

Но когда они вышли на платформу, поезда уже не было.

— Послушай, старина, это очень странно. Что собираешься делать? Сегодня ночью другого поезда не будет? Знаешь, что, поехали ко мне — переночуешь, а утром уедешь. Можно дать твоей жене телеграмму — сообщить, где ты.

— Надеюсь, с Анджелой все будет хорошо?

— Господи, конечно! В Англии ничего не может случиться. К тому же, ничего поделать нельзя. Дай мне адрес, я пойду отправлю ей телеграмму. Садись в машину, подожди.

Наутро Том проснулся с притупленным слегка восприятием. Ворочался в постели, разглядывая сонными глазами незнакомую обстановку в комнате. Потом вспомнил. Ну да, он женился. Анджела уехала в поезде, а он ехал несколько миль в темноте к старому другу, имени которого вспомнить не мог. Приехали они к ужину. Пили бургундское, портвейн и бренди. Выпили, надо сказать, много. Вспоминали многочисленные скандалы в пансионе, всевозможные веселые проделки с учителями химии, эскапады после наступления темноты, когда они удрали в Лондон. Как же все-таки его зовут? Спрашивать слишком поздно, да и все равно уж — нужно ехать к Анджеле. Том полагал, что она благополучно доехала до дома тети Марты и получила его телеграмму. Неважное начало медового месяца — но они с Анджелой превосходно знают друг друга… Это ведь не какой-то случайный роман.

Вскоре к нему пришел слуга.

— Неподалеку отсюда собираются охотники, сэр. Капитан спрашивает, не хотите ли и вы поехать.

— Нет-нет! Мне нужно уезжать сразу же после завтрака.

— Капитан сказал, что может предоставить вам лошадь и охотничью одежду.

— Нет-нет! Совершенно невозможно.

Но когда он спустился к завтраку и увидел, что хозяин наполняет седельную флажку шерри-бренди, это затронуло его тайные сердечные струны.

— Разумеется, мы комичная компания. Кого там только нет: священник, фермеры — всякой твари по паре. Но обычно мы недурно охотимся вдоль края болота. Жаль, что ты не можешь поехать. Я бы хотел, чтобы ты опробовал мою новую кобылу, очень красивое животное… пожалуй, слишком изящное для этой местности.

Что ж, почему бы нет?.. В конце концов они с Анджелой превосходно знают друг друга… это не…

И два часа спустя Том обнаружил, что бешено скачет на сильном ветру по худшей для охоты местности на Британских островах — вереск сменялся болотистой почвой с рытвинами, валунами, горными потоками, заброшенными гравийными карьерами. Собаки несутся по долине напротив, ход у кобылы превосходный, фермеры скачут на косматых маленьких пони, жены адвокатов — на кобах,[12]Порода коренастых верховых лошадей. ушедшие на покой морские капитаны — на длинноногих лошадях; тут же ветеринары и священники, и на душе у него легко и свободно.

Однако два часа спустя Том оказался в менее приятных обстоятельствах — один в вереске, окруженный со всех сторон ровной линией безлюдного болота. Он спешился, подтянул подпругу и поскакал по склону холма вдогонку за остальными, но кобыла угодила ногой в кроличью нору, упала и едва его не придавила. А потом поднялась на ноги и понеслась галопом к своей конюшне, оставив его валяться на земле едва живого. Теперь он был совершенно один в совершенно незнакомой местности. Не знал ни имени своего хозяина, ни адреса. Представил себе, как будет ходить от деревни к деревне и спрашивать: «Не знаете, случайно, молодого человека, который охотился сегодня утром? Он был в группе Батчера в Итоне!» Более того, Том неожиданно вспомнил, что женат. Конечно, они с Анджелой превосходно знают друг друга… но всему есть предел.

Тем же вечером, в восемь часов, усталый человек притащился в освещенный газом вестибюль отеля «Ройял Джордж» в Чагфорде. На нем были мокрые сапоги для верховой езды, рваная и грязная одежда. После пяти часов хождения по болоту он проголодался. Ему подали канадский сыр, маргарин, консервированного лосося, бутылку крепкого портера. Основательно подкрепившись, он завалился в большую медную кровать, скрипевшую при каждом движении, и проспал до половины одиннадцатого утра.

Третий день медового месяца начался более благоприятно. Негреющее солнце еле светило. С затекшими членами, с болью в каждой мышце Том оделся в не совсем высохший костюм для верховой езды своего неизвестного хозяина и навел справки, как добраться до отдаленной деревни, где находился дом его тети Марты и где Анджела должна была с беспокойством ждать его. Дал ей телеграмму: «Приезжаю этим вечером. Все объясню. С любовью»,  — а потом спросил о поездах. Оказалось, что единственный поезд отправлялся вскоре после полудня, и Том с тремя пересадками доехал до ближайшей станции поздно вечером. Здесь произошла еще одна задержка. В деревне взять напрокат машину было нельзя. До дома тети было восемь миль. Телефон после семи часов не работал. После дня пути в сырой одежде Том дрожал и чихал — явно сильно простудился. Прошагать восемь миль в темноте было немыслимо, и он провел ночь в гостинице.

На утро четвертого дня Том не мог говорить и почти оглох. В этом состоянии его подвезли на машине к дому, любезно предоставленному на медовый месяц продолжительностью неделю. Здесь его встретили известием, что Анджела уехала рано утром.

— Миссис Уотч получили телеграмму, сэр, где говорилось, что с вами на охоте произошел несчастный случай. Она очень расстроилась, так как пригласила на обед нескольких друзей.

— Но куда она поехала?

— В телеграмме был адрес, сэр. Тот же, что в вашей первой телеграмме… Нет, сэр, телеграмма не сохранилась.

Значит, Анджела уехала к его хозяину, живущему неподалеку от Эксетера; ну что ж, она вполне могла позаботиться о себе. Том чувствовал себя слишком больным, чтобы беспокоиться, и прямиком отправился в постель.

Пятый день прошел в мучительном ступоре. Том лежал в постели, вяло листая страницы тех книг, какие его тетя собрала за пятьдесят лет здоровой жизни на природе. На шестой его начала беспокоить совесть. Пожалуй, нужно бы что-то предпринять относительно Анджелы. Тут дворецкий предположил, что имя на внутреннем кармане охотничьей куртки, очевидно, принадлежит его бывшему, а Анджелы — нынешнему, хозяину. Поиски в местном справочнике решили проблему. Том отправил телеграмму: «У тебя все хорошо? Жду тебя здесь. Том» — и получил ответ: «Вполне хорошо. Друг у тебя замечательный. Почему бы тебе не присоединиться к нам? Анджела».

«Лежу в постели с сильной простудой. Том».

«Очень жаль, дорогой. Увидимся в Лондоне, или мне приехать к тебе? Вряд ли стоит. Анджела».

«Увидимся в Лондоне. Том».

Конечно, они с Анджелой превосходно знают друг друга…

Два дня спустя они встретились в квартирке, которую миссис Уотч убрала для них.

— Надеюсь, ты привезла весь багаж?

— Да, дорогой. Как приятно быть дома!

— Мне завтра на службу.

— Да, а мне нужно обзвонить сотню людей. Я не поблагодарила их за последние подарки.

— Хорошо провела время?

— Неплохо. Как твоя простуда?

— Мне уже лучше. Что будем делать вечером?

— Я обещала навестить маму. И мы договорились поужинать с твоим другом из Девоншира. Он приехал вместе со мной разузнать относительно коровьих лепешек. Надо пригласить его в ресторан, раз мы останавливались у него.

— Конечно. Но пожалуй, я не поеду к твоей матери.

— Да, мне нужно многое ей рассказать — тебе это будет скучно.

В тот вечер миссис Тренч-Трубридж сказала:

— По-моему, Анджела сегодня замечательно выглядела. Медовый месяц пошел ей на пользу. Со стороны Тома очень разумно, что он не повез ее в утомительное путешествие на континент. Видно, что она вернулась очень отдохнувшей. А медовый месяц часто бывает тяжелым временем, особенно после всей свадебной суеты.

— А что там насчет того, чтобы снимать коттедж в Девоншире? — спросил мистер Тренч-Трубридж.

— Не снимать, дорогой, его им дают. Очевидно, неподалеку от дома, где живет друг Тома, холостяк. Анджела говорит, это будет для нее хорошее место, когда захочется сменить обстановку. Из-за его работы им никогда не удастся как следует отдохнуть.

— Очень разумно, право, очень разумно, — сказал мистер Тренч-Трубридж, погружаясь в легкую дремоту, как обычно в девять часов вечера.

librebook.me

Любовь втроем - Любовь втроем (сборник) - Ги де Мопассан - rutlib2.com

Дорогой друг! В своих прекрасных, живо написанных новеллах вы затрагиваете важнейшую моральную проблему нашей эпохи, или, вернее, важнейшую проблему всех времен.

С тех пор, как существуют мир и брак, на подводный камень любви втроем неизменно натыкались и религия, и литература, и закон. Три головы на одной подушке, вызывая у одних смех, у других — негодование, являются наиболее частой причиной судебных процессов, преступлений, а порою и счастья.

Негодовать тут нечего. Это факт, вот и все. И следует только описывать (что вы отлично делаете) все разнообразные случаи прелюбодеяния, то забавные, то драматичные, и пользоваться ими в качестве сюжетов для романов и пьес. Предоставим законодателям решать, чем тут помочь, а сами будем время от времени философствовать.

Чем помочь? Есть ли средство? Г–н Наке говорит: «развод». Быть может, г–н Наке и прав.

Два случая особенно интересны: один — потому, что он загадочен, другой — потому, что приводит к роковым последствиям.

В первом случае ослепление некоторых мужей переходит все границы возможного и заставляет призадуматься.

Во втором же случае мстительность некоторых ревнивцев поражает и возмущает даже беспристрастных наблюдателей.

Какой роман можно написать, дорогой друг, а тех случаях любви втроем, когда любовник занимает в доме такое же положение, как и супруг, и даже имеет перед ним преимущества! Какая возникает ситуация — странная, сложная, комичная, своеобразная и в то же время естественная, поскольку она так часто встречается… Мы все хорошо знаем такие союзы, когда оба мужчины по–приятельски делят и права и обязанности. Связанные тесной дружбой, близкие, как два сообщника, они одинаково заботятся о женщине, которая обычно предпочитает друга, выбранного ее сердцем, мужу, навязанному брачными узами и законом. Они живут вместе, на глазах у всех, завтракают и обедают за одним столом. Из этого можно заключить, что они, по всему вероятию, сообща пользуются и другою мебелью, как днем, так и ночью.

Их часто можно встретить на улице. Она со своим другом впереди (взяв его под руку), муж сзади, ибо невозможно везде идти троим в один ряд: тротуары далеко не так широки, как кровати…

Посторонние люди пересмеиваются и опускают глаза. Ибо кто сумел бы заглянуть в глубь этих трех сердец, особенно в сердце третьего, в непроницаемое сердце мужа, ничего не подозревающего или снисходительного, трусливого или равнодушного, охваченного затаенным гневом, ненавистью, жаждой мести, а быть может, и счастливого?

Газеты ежедневно сообщают нам под заголовком «Семейные драмы», что обманутый муж убил жену, или ее любовника, или обоих вместе.

Присяжные, которые все женаты, всегда снисходительно относятся к ярости оскорбленного собственника. Они оправдывают убийцу, а постоянные посетители залы суда, слезливо–чувствительные читатели романов–фельетонов, пришедшие сюда за сильными ощущениями, аплодируют приговору, находя, что обманутый муж смыл кровью оскорбление, нанесенное его чести, реабилитировал себя убийством.

С помощью этих громких фраз нас воспитывают; на этих предрассудках основано наше образование; внушая эти ложные мысли, нас готовят к вступлению в брак.

То, что я говорю, покажется, без сомнения, весьма неутешительным. Ничего не поделаешь. Нужно доискиваться истины, не обращая внимания на общепринятую, официальную, ортодоксальную мораль, на этот мнимый закон природы, столь непостоянный, ни для кого не обязательный, различно толкуемый в каждой стране, по–своему рассматриваемый каждым служителем церкви, каждым законодателем и беспрестанно изменяемый всеми и всюду.

Единственный закон, которому нужно следовать, — это высший закон человечества, управляющий отношениями между мужчиной и женщиной, закон, служащий вечной темой для поэтов.

Мы живем в буржуазном обществе. Оно ужасающе посредственно и трусливо. Никогда, может быть, взгляды не были более ограниченны и менее гуманны.

Слабость (если хотите, ошибку) замужней женщины, позволившей соблазнителю увлечь себя, мы преувеличиваем до столь мелодраматически огромных размеров, что ее вину можно искупить только смертью.

Писатели, подобные Дюма–сыну, талантливо, умно, но пристрастно и не всегда в достаточной степени компетентно рассуждают, всячески мудрствуют на тему об увлечениях и падениях этих несчастных созданий, не могущих бороться со страстью, и пишут целые книги об этом. Под их пером незаконные поцелуи становятся тяжелым преступлением и женщины расплачиваются за все: за нерасторжимость брака (не ужасно ли это?), за несправедливость закона по отношению к ним, за жестокость предрассудка, осуждающего их, за чудовищный взгляд, что мужьям разрешено все, а им все запрещается.

Я вовсе не собираюсь оправдывать супружескую измену и хочу только констатировать несправедливость положения, к которому приводит брак.

Брак имеет силу закона. Следовательно, мы должны ему подчиняться. Но мы имеем право и спорить о нем.

Отметим прежде всего, что по мнению большинства врачей и философов, людям свойственно многобрачие, а не единобрачие. Значит, женщины должны быть многомужницами (не знаю, насколько это слово соответствует академическим правилам). Поэтому мужчина, довольствуясь всю жизнь одной женщиной, точно так же нарушил бы законы природы, как и тот, кто питался бы одним салатом. По нашим челюстям видно, что они могут жевать и мясо и овощи. Из чего же мы заключаем, что полигамия соответствует нашей природе? Это нетрудно доказать логическим рассуждением. Женщина может рожать лишь одного ребенка в год, в то время как производительность мужчины гораздо больше. Значит, законы природы требуют, чтобы у одной особи мужского пола было несколько самок. Отсюда следует, что гарем имеет полное право на существование. Впрочем, можно было бы сказать и многое другое, на этот раз в пользу женщин и в ущерб мужчинам… Лучше помолчим!

Итак, признаем, что нас нельзя назвать ни питающимися исключительно мясом, ни травоядными; мы всеядны. На Востоке господствует многобрачие, а на Западе — единобрачие, но единобрачие довольно–таки условное. Попробуйте найти хоть одного мужчину, здорового телом и духом, который за всю жизнь знал бы только одну женщину!

Итак, брак приводит к ненормальному, противоестественному положению, с которым можно примириться при условии полного самоотречения, исключительной добродетельности, чисто религиозного аскетизма. Брак приводит к положению, с которым мужчина не примирится никогда, так как его совесть должна все время бороться с инстинктом, со страстью.

Кто же преступнее с точки зрения законов природы и человечности: проявившая слабость женщина или муж–убийца?

Вот мужчина: его эгоизм обманут, тщеславие оскорблено, притязания — быть может, чрезмерные — на то, чтобы женщина принадлежала ему одному, не удовлетворены; и он умерщвляет эту женщину, отнимает у нее жизнь, которую уже никто не в состоянии ей вернуть, решается на самый чудовищный, самый ужасный поступок, какой только можно совершить, — убийство.

А вот женщина: она воспитана для того, чтобы нравиться, и привыкла к мысли, что любовь — ее область, ее призвание, ее единственная радость (этому, действительно, учит нас общество). Природа создала женщину слабой, изменчивой, капризной, склонной к увлечениям; природа и общество сделали ее кокетливой; она почти всегда остается одна, в то время как муж делает все, что ему угодно, и развлекается на стороне. И вот эта женщина позволяет себе уступить мужчине, который все свои усилия, весь свой пыл, все свое искусство, все свои способности прилагает к тому, чтобы увлечь ее. Он прекрасно знает свое дело, дело светского человека, соблазнителя… Она падает в его объятия, покоряясь непобедимой силе страсти. Она совершает поступок, заслуживающий порицания и осуждения с точки зрения закона, но свойственный человеческой природе и неизбежный, настолько неизбежный, что хотя с ним борются целые века во имя религиозных и гражданских нравственных принципов, еще ничто не смогло ему воспрепятствовать. И эту женщину объявляют распутницей, презренной, падшей, а мужу, убившему ее, почтительно кланяются, ибо считают, что он только реабилитировал себя…

Почему он убивает? Потому что он, видите ли, обесчещен! Нам придется коснуться здесь одного из величайших предрассудков, на которых до сих пор покоятся все наши взгляды.

Будете ли вы обесчещены, если торговец, продающий вам вино, надует вас? Нет? Если вас обкрадет горничная? Тоже нет? Но если жена вас обманула, вы обесчещены… Вы, кого обворовывали, обманывали, оскорбляли, кто пострадал от жульничества, — вы будете считать себя обесчещенным, если не проткнете ножом возлюбленного вашей жены (а его все уважают, потому что он законно выполнял свое дело мародера любви), а заодно с ним и женщину, доверившуюся ему, соблазненную, увлекшуюся!.. Ну и логика, нечего сказать!

Но, черт побери, ваше бесчестие может оказаться лишь результатом ваших собственных действий и ни в коем случае не результатом действий другого человека!

Как это возможно, чтобы вас обесчестил поступок, к которому вы не только не относитесь безразлично, но, наоборот, прилагаете все старания, дабы ему помешать?

К счастью, есть и в наши дни целый ряд мужей–философов, которые, пунктуально установив для каждого из супругов его положение в семье, его права и обязанности, любят, кого им хочется, соблюдая приличия, и предоставляют своим женам жить как угодно, присматривая в то же время за ними, — так хозяин капризной козы присматривает за нею, чтобы помешать ее проказам.

Разве такое благоразумное поведение не является в конце концов наиболее нравственным?

 

notes

© RuTLib.com 2015-2018

rutlib2.com

Читать онлайн книгу Мадам, вы — миллионерша: Любовь втроем, или Золотой дождь

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 1 страниц)

Назад к карточке книги
Марсель Беркье-МариньеМадам, вы – миллионерша,Любовь втроем, или Золотой дождьЛюбо-дорого

Amour, délices et or: Marcelle Berquier-Marinier (1959)

Действующие лица:

Мишлин.

Доминик.

Клуд.

Деде Шапокляк.

Мишлин. Дорогой, что ты ищешь?

Клуд. Где, где? Я не могу найти свои очки.

Мишлин. Смотри в правом верхнем внутреннем кармане.

Клуд. Здесь нет.

Мишлин. Значит, ты смотришь в левом.

Клуд. Дорогая, что бы я без тебя делал? Забыл, забыл… тебя поцеловать.

Мишлин. Иди-иди, а то опоздаешь.

Клуд уходит.

Мишлин. Наконец-то.

Входит Доминик. Обнимает Мишлин.

Мишлин(вздрагивая от неожиданности). Ах! Как ты меня напугал!

Доминик. Золотко мое, если бы ты знала, какая у меня радость! Какая радость!

Мишлин. Какая радость?

Доминик (протягивает ей цветы). Это тебе. Посмотри на меня внимательно – ничего не замечаешь? Куда ты смотришь? Посмотри сюда. (Потрясает перед ней каким-то листком.)

Мишлин. Это твой лотерейный билет.

Доминик(торжествующе). Да, золотко, я выиграл!

Мишлин. Ты что-то выиграл?

Доминик(презрительно). Что-то!.. Нет, мадам, не что-то. Посмотрите на меня внимательно: перед вами – богатый человек.

Мишлин. Доминик… Ник… постой… постой. Сколько же ты выиграл?

Доминик. Сначала сядь, чтобы в обморок не упасть.

Мишлин. Ох! Ну, скорей!

Доминик. Так вот: я выиграл шесть миллионов.

Мишлин. Что? (Падает в обморок.)

Доминик. Я же говорил, что ты упадешь в обморок. Очнись, Мишлин, от этого не умирают.

Мишлин. Нет, ну… это точно?

Доминик. Точнее быть но может, мое сокровище. Теперь ты понимаешь, как я рвался скорее тебе об этом рассказать! Ах! Я думал, что твой дурак муж сегодня не уйдет никогда из дома. Я уже полчаса стою у окна и караулю его.

Мишлин. Доминик! Шесть миллионов! Фантастика!

Доминик. Кому это ты говоришь?

Мишлин. Нет, правда, ты уверен, что не ошибся? Не может быть, это как в сказке! Все цифры точно совпадают?

Доминик. Я не ошибся, моя красотка. На, вот смотри газету, сама смотри. А вот и билет. (Дает ей газету и билет, сравнивает цифры в таблице с цифрами на билете.) Два – два… два – два… шесть – шесть… семь– семь… девять – девять… три – три… Серия А. Вуаля, мадам, я твой шах-падишах.

Мишлин. А я кто?

Доминик. Ты мой гарем. Танцуй!

Мишлин. Помнишь, мы его купили, когда ездили гулять в Сен-Луи? Мы как раз проходили мимо лотерейного киоска, и у меня как будто что-то внутри екнуло, как предчувствие какое-то: надо купить билет. Помнишь, ведь я сама его выбрала, помнишь?

Доминик. Да, моя красавица, правда, выбрала ты.

Мишлин. Киоскерша мне еще сказала: «Выбирайте!» Я закрыла глаза и сказала: «Вот этот!»

Доминик. Она еще добавила: «Ну, голубки влюбленные, вы вытянули счастливый билет».

Мишлин(восхищенно). Шесть миллионов! Мы – миллионеры!

Доминик(поправляет ее). Я – миллионер.

Мишлин. Ник, мой Ник, как я рада!

Доминик. А я как! Конец этой комнатушке на шестом этаже без лифта, вечной яичнице на спиртовке, рваным носкам, тайным встречам (обращаясь к ней) с моей дамой сердца. С этим теперь покончено! Даешь роскошную квартиру, всю в мягкой мебели, с мраморной ванной и с мерседесом!..

Мишлин. У нас все это будет?

Доминик. У меня все это будет!

Мишлин. Это просто чудо!

Доминик. Вот я каков! В первый раз в жизни покупаю лотерейный билет – мимоходом, небрежно, не задумываясь, – и – бамс – с неба на меня валятся шесть миллионов!

Мишлин. Тебе в жизни везет. (Смеется.) Не то что бедному Клуду!

Доминик(с презрительным жестом). Твой муж! Пф! Недотепа!

Мишлин. Подумать, сколько лет он покупает билеты к каждому тиражу и до сих пор ничего не выиграл!

Доминик. Не умеет жить! Ничтожество!

Мишлин (смеясь). Не издевайся, золотко. Кстати, он ведь тоже, может быть, выиграл. Постой-ка, я посмотрю…Куда ни ткни, они всюду валяются. Мания!

Доминик. Напрасный труд!

Мишлин(достает еще билеты из шкатулки на маленьком столике). Видишь, еще два! Бедняга, он разоряется па лотерейных билетах. Все, что сэкономит, на них тратит. (Бросает билеты на лежащую на столе газету.) Посмотрим…

Оба склоняются над таблицей.

Доминик. Пусто, пусто!.. Бедняга Клуд, вот уж действительно не везет! А в деньгах ему должно было бы везти! (Обнимает ее.)

Мишлин. Пусти, Ник, я проверяю лотерейные билеты.

Доминик. Ну, если у тебя нет более интересного занятия…Ох! Да, я забыл тебе сказать: знаешь, что я сейчас сделал? Пока я ждал, когда твой властелин соблаговолит освободить мне поле действия, для того чтобы я воссоединился с его неверной супругой… Я позвонил к себе в контору, попросил директора – или, вернее сказать, этого мерзкого кретина, занимающего у нас директорскую должность. А этот идиот с высоты своего величия изрекал: «Мсье Ленорман, позвольте напомнить вам, что работа у нас начинается в девять часов, а не без двадцати десять!» Я ему сказал: «Ты, прыщавая морда, занимаешь не свое место!» Он был зеленого цвета… Жаль, сквозь трубку этого не было видно!

Мишлин. Правда, ты же теперь бросишь эту работу.

Доминик. Пф! Работа! (Делает презрительный жест.) Клетушка на шестом этаже! (Такой же жест.) Даешь роскошную жизнь!

Мишлин. А как же я?

Доминик. А тебя я брошу… в багажник мерседеса и мы уедем в путешествие.

Мишлин(радостно). Правда? Ты на мне женишься?

Доминик. Э-э! Не будем торопиться. Пока что я везу тебя путешествовать.

Мишлин. Но ведь ты всегда говорил: «Ох, золотко, если бы я был богат, я женился бы на тебе с закрытыми глазами!»

Доминик. С закрытыми глазами… может быть. Не будем углубляться. Говорю тебе – мы отправимся путешествовать.

Мишлин. А Клуд, как же он?

Доминик. О, Клуд, Клуд… Неужели у тебя нет какой-нибудь тетки при смерти где-нибудь в провинции, в глуши?

Мишлин. Да нет!

Доминик. Упущение! Прелестные женщины, слегка неверные своим мужьям, как ты, всегда должны иметь в запасе старую тетушку, готовую с минуты на минуту покинуть наш бренный мир. Поскольку ты оказалась особой непредусмотрительной, мы просто скроемся по-английски.

Мишлин. О! Правда, любимый Ник? Но потом ты на мне женишься?

Доминик. Да-да, вот именно… потом… потом…

Мишлин. Куда же ты повезешь меня, мое сокровище?

Доминик. В Монте-Карло.

Мишлин. Нет, дальше, дальше.

Доминик. В Сан-Ремо.

Мишлин. Дальше, дальше.

Доминик. На Капри?.. Да, давай на Капри.

Мишлин. На Капри!

Доминик. Даешь Капри! Даешь земной рай…

Танцуют. Раздается звонок. Доминик хватает телефонную трубку.

Доминик. Мы на Капри, просьба не беспокоить.

Мишлин. Это в дверь, это вернулся мой муж!

Доминик. Я уйду черным ходом, через спальню.

Доминик исчезает. Входит Клуд.

Мишлин(изображая удивление). Это ты, Клуд?

Клуд. Да, я вернулся, потому что мне показалось, что собирается дождь, а я забыл зонтик.

Мишлин. А-а!

Клуд Ну, до свидания, зайчонок. Тебе жарко? Может быть, выйдешь немного пройтись?

Мишлин. Да нет, ничего. Мне и дома хорошо

Клуд. Ты не должна целыми днями сидеть дома. Почему не сходишь в кино?

Мишлин. Да не хочется… дела есть.

Клуд. Все время ты в работе, милый Миш, у тебя никаких развлечении. Не съездить ли тебе к сестре?

Мишлин. Может быть, вечерком.

Клуд. Правда, выйди хоть на немножко из дома, зайчонок. Ну ладно, я побежал. (Проходит рядом со столом, на котором все еще разложены газета и лотерейные билеты.) А! Ты проверяла билеты?

Мишлин. Да так, от нечего делать.

Клуд(надевая очки). Ну и что?

Мишлин. Как всегда – ничего!

Клуд. Жаль. Мне все время кажется, что я вот-вот выиграю.

Мишлин. И все никак не выигрываешь.

Клуд(склоняется над таблицей, берет билеты и проверяет). Нет… Нет… Нет…

Мишлин. Не огорчайся, Клуд, мы обязательно когда-нибудь выиграем.

Клуд(кричит). Уже! Уже! Выиграли!

Мишлин(подбегая к нему). А сколько?

Клуд. Шесть… шесть миллионов!

Мишлин. Как? И мы тоже?

Клуд. Ну вот смотри, смотри… (Сравнивает цифры на билете с таблицей.) Два – два… два – два… шесть – шесть… семь – семь… девять – девять… три – три… Как в аптеке! Мадам, вы миллионерша!

Мишлин. Я?

Клуд. Конечно, ты!

Мишлин. Но, Клуд, послушай…

Клуд. Мой малыш, ты будешь у меня как королева. Вместе поедем в лучший Дом моделей, и ты себе купишь все, что только пожелаешь и что тебе всегда хотелось.

Мишлин. Но…

Клуд. Да-да, я все понимал… Ты никогда не говорила, но тебе всегда хотелось иметь все эти красивые вещи, которые шьются специально для таких прелестных женщин, как ты.

Мишлин. Но, Клуд, это невозможно…

Клуд. Возможно, моя девочка. И для начала я повезу тебя путешествовать… далеко… Куда бы тебе хотелось? В Венецию? На Капри? Да, давай на Капри! Отвезу-ка я тебя на Капри, это земной рай!

Мишлин. Опять на Капри?

Клуд выходит в коридор и возвращается с чемоданом в руках.

Мишлин. Зачем тебе чемодан? Мы что, сразу же едем?

Клуд. Нет, дорогая, сначала я пойду получу деньги. Шесть миллионов! Их же надо в чем-то нести. Шесть миллионов! В себя прийти не могу!

Мишлин(преграждая, ему дорогу). Клуд! Никуда ты сейчас не пойдешь!

Клуд. Мой зайчонок, я не пойду – я побегу со всех ног.

Мишлин. У меня такое чувство, что эти деньги… не наши. Не знаю… как будто мы их украли.

Клуд. Ты с ума сходишь, родная. Государственная лотерея – самое что ни на есть законное дело. Само государство ее проводит… не сомневайся…

Мишлин. Клуд, а… твоя работа?

Клуд. Работа! Пф! Я позвоню… объясню им все и попрошу отпуск на две недели. Ну, я мигом, мой зайчик-миллионерчик! А ты пока займись скромным ужином – беги в магазин, купи шампанского, икры, гусиной печенки… я всего этого не люблю, но это неважно… Нужно самое дорогое– ужин миллионеров! На обратном пути зайди в аптеку, купи соды. После миллионерского ужина у меня обязательно разыграется миллионерская изжога. Купи соды, килограмм пять. Теперь мы можем себе это позволить.

Мишлин. Клуд… постой!

Клуд посылает ей воздушный поцелуй и выбегает.

Что же я скажу Нику? Я скажу ему: Ник, золото мое, случилась небольшая неприятность… Нет, наверное, лучше сказать «большая». Ну хотя бы пять миллионов, а то шесть…

Входит Доминик.

Доминик. Наконец-то! Сокровище, твой дурак куда-то уехал? Я следил: он с чемоданом сел в такси. Браво, на такое мы и не надеялись!

Мишлин. Послушай, Доминик, случилась большая неприятность… даже больше чем неприятность… (Плачет.)

Доминик. Да брось! Подумаешь, уехал, есть из-за чего слезы лить!

Мишлин. Доминик, не знаю, как тебе сказать…

Доминик. Ну-ну, сокровище, вытри глазки, все, наверно, не так страшно. Выкладывай свою огромнейшую беду, сокровище сердца моего.

Мишлин. Доминик, ты очень огорчишься…

Доминик. Я? Огорчусь? Сегодня? Да я купаюсь в блаженстве… я сияю от блаженства… я излучаю блаженство… Не видишь, у меня нимб над головой?.. Его ничто не развеет.

Мишлин. Правда, ты не будешь сердиться?

Доминик. Сердиться?.. Меня сегодня никому не рассердить.

Мишлин. Обещаешь?

Доминик. Обещаю. Ну, рассказывайте Нику дорогому, какая огромная беда с вами приключилась.

Мишлин. Дело вот в чем. Клуд никуда не уехал.

Доминик(смеясь). И всего-то? Видишь, ничего страшного. Конечно, это хуже для нас. Но переживем. Мы три месяца встречаемся, а он и ухом не ведет – будем продолжать в том же духе!

Мишлин. Ник, дай мне слово, что не будешь кричать!

Доминик(смеясь). Кричать! Ты с ума сошла! Если я и буду кричать, то от радости!

Мишлин. Так вот: Клуд нашел на столе твой лотерейный билет и поехал получать шесть миллионов!

Доминик падает на диван, бормочет что-то неразборчиво.

Мишлин. Ник, ты дал мне слово, что не будешь сердиться… Что ты хотел, чтобы я ему сказала? У меня у самой дыхание перехватило! Выбирай выражения. Такого я от тебя не ожидала.

Доминик. Зачем он вернулся?

Мишлин. Зонтик забыл.

Доминик. Так, значит, из-за того, что какой-то идиот забыл зонтик, я должен выкладывать шесть миллионов из собственного кармана? А ты, курица, сидела и молчала?

Мишлин. Веди себя прилично! В конце концов, ты забыл билет, он – зонтик, вы квиты!

Доминик. Квиты! Он мне их вернет! Вернет!

Мишлин. Ник, дорогой, ты обещал, что не будешь сердиться.

Доминик(вопит еще громче). Разве я сержусь? Я в буйном помешательстве!

Мишлин (начинает плакать). Ник, Ник, но что я могла сделать?

Доминик. Сказать ему правду в лицо: это билет не твой, а моего любовника!

Мишлин. Ты с ума сошел! Мне Клуду такое сказать!

Доминик. Да, тебе. Увидишь, у меня это на языке не задержится. И вообще, что это за имя – Клуд! Смех!

Мишлин. Не его вина, что он родился седьмого сентября.

Доминик. Ты сообщаешь, как будто я собираюсь поздравлять его с днем рождения.

Мишлин. Но это день святого Клуда.

Доминик. Все это не объяснение… Я, например, родился в день святого Пипина… что, меня зовут Пипин? Нет же, и слава богу, потому что ты, с твоей манией уменьшительных имен. Ты бы тут же из меня сделала…

Мишлин. Пи-пи.

Клуд (роется в шкафу). Это его пиджак? А я на него плевал! Да, вообще мне безразлично, что эта каналья зовется Клудом, это его личное дело, но то, что он пошел получать шесть миллионов по моему собственному билету… Это мои деньги, мои и больше ничьи, и я их получу.

Мишлин. Да я их тебе отдам, Ник, обещаю, что отдам, по частям, он даже не заметит!

Доминик. Да! Вот именно, по пять франков. Мне нужны мои деньги все целиком, все сразу!

Мишлин. Но что же делать?

Доминик. А у тебя с твоим недотепой выходит в итоге неплохая комбинация?

Мишлин. О! Умоляю тебя! В конце концов, я его сама выбрала, этот билет.

Доминик. Да, но заплатил за него я!

Мишлин. Я верну тебе пять франков.

Доминик. Пять франков! Нет, крошка, ты вправду не отдаешь себе отчета… Ты никак не можешь взять в толк, что четверть часа тому назад я был миллионером, а теперь я без гроша и без работы, и все потому, что этот, у которого один ветер в голове, забыл дома зонтик!.. Кстати, заметь, никакого дождя нет! Заговор!

Мишлин. Ник, ты только что был таким счастливым… говорил, что никакая неприятность тебя не выведет из себя.

Доминик. Потому что я думал, что эта неприятность касается тебя или его, но не меня.

Мишлин. Ник, но это же не моя вина…

Доминик. К черту телячьи нежности. Мне не до этого. Послушай, как только твой муж вернется, я ему прямо скажу: «Мсье, этот билет – мой». Объясню ему, что к чему, возьму деньги и заплачу ему за такси. Это лучший выход.

Мишлин. Доминик, ты не можешь этою сделать. Признаться, что я ему изменяла? Моя честь тебе не дорога?

Доминик. О! Твоя честь!.. Твоя честь!.. Не спорю, она дорога, но все же на шесть миллионов не тянет.

Мишлин. Благодарю! Учти, что это еще не все. Ты знаешь, что он меня любит и, значит, должен ревновать. Значит, может тебя убить!

Доминик. А! Ну это слишком! Сначала меня обобрать, а затем укокошить! У тебя, бедняжка, муж разбойник с большой дороги!

Мишлин. Да нет, он не разбойник, он добрейший человек – мухи не обидит.

Доминик(с иронией). Всегда восхищался людьми, которые мух не обижают, но своих ближних сначала раздевают до нитки, а затем хладнокровно лишают жизни.

Мишлин. Ник, побереги свои нервы.

Доминик. Мне кажется, что я нашел выход. Как только твой муж привезет деньги… Куда он их спрячет?

Мишлин. В сейф, конечно. Но к чему это тебе?

Доминик. Слушай меня внимательно, на этот раз мне пришла в голову реальная мысль. Итак, твой муж прячет деньги в сейф… Где от него ключ?

Мишлин. В шкатулочке на сейфе – так удобно!

Доминик. О! Все проще простого. Я хочу украсть свои же собственные миллионы.

Мишлин. Украсть?

Доминик. А что мне остается? Вот мой план: сегодня ночью, когда вы будете спать, я войду сюда так же, как вхожу обычно – через черный ход, открыв дверь своим ключом, на цыпочках, возьму из секретера свои деньги и смоюсь так же, как вошел. Но, перед тем как уйти, открою окно, чтобы подумали, что через него влез грабитель… Вы живете на втором этаже, это возможно. Я, может быть, кое-что с собой и унесу, и – дело в шляпе!

Мишлин. О-о! Ник, мне страшно!

Доминик. Да, чуть было не забыл… У тебя тоже своя роль– ты сейчас выйдешь на улицу и всем, кого знаешь, расскажешь, что выиграли крупную сумму… консьержке, например, лавочникам, болтай налево и направо. Нужно, чтобы как можно больше народу знало, что твой муж принесет миллионы в чемодане…

Мишлин. Зачем?

Доминик. Чтобы кража показалась естественной. Поняла? В котором часу твой муж крепче всего спит?

Мишлин. О! Засыпает в десять и спит до утра как сурок.

Доминик. Отлично. С этим все ясно. Но я не могу рисковать встретиться с кем-нибудь на черной лестнице. Следовательно, должен ждать, пока не придут все соседи. На шестом живет в основном прислуга – они часто возвращаются из кино в двенадцать ночи. Кроме того, есть один парень, официант, тот может вернуться и в два. Значит, до двух часов ночи нельзя. А после двух – можно. Скажем, в два пятнадцать.

Мишлин. Два пятнадцать третьего?

Доминик. Нет, четвертого. Сверим часы. Сейчас четыре двадцать восемь.

Мишлин. Ты говоришь, сколько?

Доминик. Четыре двадцать девять. (Собирается уходить.)

Мишлин. Доминик, как же ты так уходишь? Когда мы в следующий раз увидимся?

Доминик. На этот счет тебе ничего не могу сказать. Я свою голову класть волку в пасть не собираюсь

Мишлин. Но ты мне напишешь?

Доминик. Напишу, напишу, напишу… потом.

Мишлин. Доминик, ты меня не поцелуешь?

Доминик. Поцелую, поцелую. (Рассеянно целует ее.)

Мишлин. Доминик, что случилось? Ты был раньше так нежен…

Доминик. Нашла время для нежности! Еще чуть-чуть, по вашей вине, твоей и твоего Клуда, я остался бы без гроша… да еще и без работы, потому что наорал на директора.

Мишлин. На директоров не орут, пока не разбогатеют.

Доминик. Ладно! Будет рассуждать! Два пятнадцать. Запомнила?

Мишлин. Четвертого?

Доминик. Третьего! Чертов зонтик, все из-за него. (Выходит.)

* * *

Ночь. Из спальни выходит Клуд, он хочет спрятать пистолет. За ним Мишлин.

Мишлин. Клуд, ты куда? Что с тобой сегодня?

Клуд. Спи, зайчонок. Спи, я сейчас.

Мишлин. Что тебе еще нужно? Что ты ищешь?

Клуд. Да ничего. Я же говорил, что у меня разыграется изжога. Я ведь не привык к гусиной печенке… к шампанскому…

Мишлин. Но что ты ищешь? Что тебе надо? Скажи, я дам… что?

Клуд. Соды хотя бы.

Мишлин. Так я тебе приготовлю. Иди ложись. Уже два часа ночи! В это время ты видишь десятый сон. (Подталкивает его к спальне.) Давай-давай, ложись, я тебе соду принесу в постель.

Клуд уходит в спальню.

Мишлин. Два часа, какой ужас! А он все не спит! (Нервничает, торопится приготовить содовую воду, опрокидывает шкатулку, которая стоит на сейфе.)

Клуд(входя). Что случилось?

Мишлин. Да ничего, ничего… упала шкатулка.

Клуд. Я подниму.

Мишлин. Нет-нет-нет! Ложись, я сама! Вот содовая водичка для бедненького мальчика.

Оба уходят в спальню. Через секунду Клуд появляется снова.

Мишлин(из спальни). Ну, Клуд, что еще?

Клуд. Ничего-ничего, очки ищу.

Мишлин (выбегая вслед за Клудом, ищет очки). Смотреть сон в очках? Да ляжешь ли ты наконец!

Клуд. Ты знаешь, это мне от радости не спится, я успокоиться не могу! Закрываю глаза, а перед ними миллионы, миллионы, миллионы… Завтра утром встанем…

Мишлин. Мы не встанем.

Клуд. Почему?

Мишлин. Потому что лечь никак не можем.

Только они собираются выйти из столовой, как во всей квартире гаснет свет.

Мишлин. Видишь, это на станции нам дают знать, что пора ложиться спать.

Клуд. Все-таки я хочу проверить пробки.

Мишлин. Ты уже пять раз проверял.

Клуд. Меня только четыре раза ударило током. (Зажигает свечу.) Не знаешь ли, где у нас подсвечник?

Мишлин. Нет у нас никаких подсвечников.

Клуд(передавая ей свечу). Тогда подержи, пожалуйста.

В то время как Клуд лезет на стремянку, загорается свет.

Мишлин. Зажегся!

Клуд. Ты была права: это на станции.

Мишлин. Ну, иди же спать. Два часа пятнадцать минут. У нас совсем не осталось времени.

Клуд. На что?

Мишлин. На сон.

Клуд. Иду. Сейчас, только погашу лампу.

Мишлин. Я ложусь. (Идет в спальню и зовет оттуда веселым голосом.) Клуд… Клуд… (Клуд хочет спрятать пистолет. Мишлин появляется в дверях и кричит резко и грубо.) Ну Клуд, идешь ты наконец или нет? Что с тобой?

Клуд. Это упражнение мне показали на службе. Если сделать так тысячу раз, мгновенно засыпаешь.(Уходит в спальню, оттуда раздается выстрел.)

Мишлин. Что это?

Клуд. Не волнуйся, дорогая, пуговица отскочила от брюк.

Мишлин. С таким грохотом?

Клуд. Она же металлическая.

Мишлин. Немедленно ложись спать. (Уходит.)

Появляется Деде Шапокляк. Пробираясь к сейфу, он нечаянно роняет стул.

Деде Шапокляк. Черт!

Клуд(из спальни). Там кто-то есть.

Мишлин. Да это кошка!

Клуд. Кошки не говорят «черт». Кошки говорят «мяу-мяу».

Деде Шапокляк. Мяу-мяу!

Мишлин. Брысь!

Голоса в спальне затихают. Деде Шапокляк пытается открыть сейф. В это время появляется Доминик. Испугавшись друг друга, оба кричат. Деде Шапокляк с сейфом убегает из дома. На крик появляются Клуд и Мишлин.

Клуд. На помощь! Вор!

Доминик. Заткнись, дурак!

Клуд. Мои деньги! Я буду звонить в полицию!

Доминик. Не смей звонить, убью!

Мишлин. Пусть бежит этот бандит!

Доминик(к Мишлин). Меня ты больше никогда не увидишь, слышишь – никогда!

Клуд(принимая его слова на свой счет) Я тебя никогда не видел и видеть не хочу!

Доминик. Вор! Грабитель! Рогоносец! (Исчезает.)

Клуд. Сам вор, сам грабитель, сам… А почему рогоносец?

Мишлин. Я не знаю.

Клуд. Нужно немедленно позвонить в полицию.

Мишлин. Не звони. Я боюсь этих людей. Видишь, какую штуку они оставили? (Указывая на оставленную впопыхах отмычку.)

Клуд. Я догадался. Их было двое. Один – рогоносец, а второй – который остался с носом. Стоп. Это же я остался с носом. У меня снова ничего не осталось.

Мишлин. А я?

Клуд. Да что ты!.. Прости, дорогая, сорвалось. Завтра же начнем новую жизнь. Нет, начнем прямо сейчас, с уборки. (Тем временем выходит в спальню.) Раз в году можно убраться? Все разбросано, чемоданы валя… (Возвращается с чемоданом в руках.) Сядь, Мишлин, и не бубни. А то бубнишь под руку. И мать у нее бубнилка была, и бабка бубнилка, царство ей небесное, добубнилась. А то бубнит и бубнит целый день. Свалилась семья бубнилок на мою голову. (Открывает чемодан.) Мишлин, ты же знаешь, что я всегда все забываю. Забыл, забыл переложить деньги из чемодана в сейф!

Мишлин. Какое счастье, что ты всегда все забываешь.

Клуд подхватывает Мишлин на руки и уносит в спальню.

Вернувшись за чемоданом, замечает зрителей. Обращаясь в зал:

Клуд. Антракт – пятнадцать минут!

Назад к карточке книги "Мадам, вы — миллионерша: Любовь втроем, или Золотой дождь"

itexts.net

Книги с тегом "любовь втроем"

КОММЕНТАРИИ 331

Корпорация «USSR». Часть первая: «Реинкарнация».Сергей Николаевич Зеленин

Довольно интересно пишет, но иногда хочется дать ГГ по башке что бы поменьше болтал. Просто словесный понос его одолевает. Тут расшифровать его как два пальца испачкать. Несёт такую пургу, что хочется дать по башке со словами "заткнись, мудак" с такими словами, как он оперирует в прошлом его давно бы в дурку сдали

Дмитрий Викторович   07-12-2018 в 10:52   #330 В шоке (СИ)Алексис Опсокополос

Интересное РеалРПГ! Присутствуют рояли и "супер-красотки" вокруг ГГ. Причём красотки ещё умеют стрелять, угонять машины, водить как Шумахер и тд ))))) Но, сюжет очень динамичный, ГГ некогда в сортир сходить: то стреляют, то убегают, то убивают. Если откинуть все придирки, то книга читается очень легко, с интересом и на одном дыхании. Как лёгкое чтиво на вечер очень рекомендую.

Оценил книгу на 8kukaracha   06-12-2018 в 12:28   #329 «Салют-7». Записки с «мертвой» станцииВиктор Петрович Савиных

Книга «Салют-7». Записки с «мёртвой» станции», написанная дважды Героем Советского Союза, лётчиком-космонавтом Виктором Петровичем Савиных, уникальна, познавательна. Рассказано о настоящем космическом подвиге, совершённом советскими космонавтами в далёком 1985 году. Ведь в космическом пространстве много тайн и загадок, а в то же время и опасностей. «Салют-7» – советская орбитальная станция, созданная по гражданской программе «Долговременная орбитальная станция» (ДОС). Она предназначалась для проведения научных, технологических, биологических и медицинских исследований в условиях невесомости. В 1985 году космическая станция «Cалют-7» перестала отвечать на сигналы из ЦУПа (Центра управления полётами). Она вышла из-под контроля и постепенно приближалась к Земле. Под угрозой были человеческие жизни и репутация советской космонавтики. Книга повествует о том, как на «Салют-7» было решено отправить экипаж в составе Владимира Джанибекова и Виктора Савиных – самых опытных на тот момент действующих космонавтов, на кандидатуре которых настоял лично Алексей Леонов. Перед читателями дневниковые записи, в которых день за днем космонавт описывает процесс «оживления» орбитальной станции «Салют-7», смешаны с записями переговоров станции с Землёй. Космонавты понимали свою ответственность, важность их миссии. «Мы могли посмотреть друг на друга. Не радовались, потому что этому чувству в наших душах уже не было места. Напряжение, усталость, боязнь сделать что-то не так, когда уже ничего нельзя исправить, – все смешалось. Мы молча сидели в своих креслах, а соленый пот стекал по разгоряченным лицам», – так пишет Виктор Савиных в своей книге «Салют-7». Записки с «мёртвой» станции». Тем, кто интересуется космосом, кто любит документальную литературу, конечно же, рекомендую данную книгу. Она заслуживает самые положительные оценки, впечатляет.

Виктория   03-12-2018 в 16:15   #326 Обрести телоМихаил Александрович Атаманов

Хорошое завершение серии про гоблина-травника. Есть мелкие косяки и рояли, но книга читается легко и с интересом. Вообще Атаманов радует. Книги хорошие и маст рид для поклонников жанра. Эта серия закончена, надеюсь вскоре выйдет продолжение "изменяющих реальность".

Оценил книгу на 9kukaracha   03-12-2018 в 11:44   #323 Второй Великий КатаклизмРуслан Алексеевич Михайлов

И нет конца и края приключениям Росгарда.... Затянутая серия. Книга написана по шаблону прошлой книги: 1 приключение + 1 битва за Тишку. Автор умеет хорошо "лить воду". Вроде прочитал целую книгу, а Рос на сантиметр сдвинулся в развитии. Такими темпами ещё можно ожидать десяток книг.

Оценил книгу на 7kukaracha   03-12-2018 в 11:40   #322

ВСЕ КОММЕНТАРИИ

litvek.com

Все к лучшему (СИ). Содержание - ЛЮБОВЬ ВТРОЕМ

– Вот здесь более пятидесяти заявлений на эту работу…

Шесть дней в неделю по утрам я долбил лед на тротуаре напротив магазина подержанной мебели, чтобы прохожие, поскользнувшись, не подали в суд. А затем сушил сопли у обогревателя в промерзшем насквозь помещении, отбиваясь не столько от редких в этом афроамериканском районе Бруклина покупателей, сколько от вьетнамского вида рэкетиров, которые время от времени заходили и грозно требовали хозяина.

В ответ я предлагал им матрацы «кинг-сайз», видимо, украденные с фабрики, поскольку они были в упаковке. И вьетнамцы, ругаясь и грозя, уходили в темень улицы, обещая вернуться.

Как-то вдруг, неожиданно, как все хорошее, реально засветилось настоящее дело. В нью-йоркском офисе радио «Свобода» на русском языке не было даже внештатных вакансий. Но в небольшой белорусской редакции, которая располагалась здесь же, заказали несколько материалов, без политики – о жизни эмигрантов, сумевших поднять свой первый бизнес.

Вновь прибывшие в то время сплошь говорили по- русски, а уже небольшие вводные тексты, взяв словари, я составлял на белорусском. Проблема была даже не в отсутствии языковой практики – знакомую на слух с детства «мову» можно было восстановить, а в произношении. К тому же «основная» работа в магазине, английский и усталость выдавливали все на свете.

И тут произошел случай, после которого любой язык, который жизнь сама дает людям, живущим в той же Беларуси, Украине, Эстонии или Израиле, стал для меня столь же значимым, как и языки мировые. Никогда не знаешь, если ты в движении, что может поставить непростые шаткие обстоятельства на нормальные устойчивые рельсы.

Очень скоро, даже слишком, мне сказали, что в белорусскую редакцию «Свободы» в Мюнхене при очень хороших условиях нужен молодой человек. И я вроде подхожу. Это уже был прорыв. С Америкой за три месяца тамошней жизни меня еще ничего не связывало.

Накануне интервью не спалось, и, отпросившись, разумеется, за свой счет, с работы, я до утра листал белорусско-русский словарь. Но произошло то, что и должно было случиться.

Язык, как женщина, прощает все или почти все, кроме высокомерного игнорирования.

Руководитель службы, интеллигентный профессор-филолог, разговаривал со мной, понятно, на чистом белорусском. Когда на нем говорят правильно, это звучит красиво и даже, как мне казалось здесь, в Нью-Йорке, тепло. Проблема, однако, была в том, что мне тоже надо было свободно отвечать.

Я старался отбиваться однозначными и отдельными фразами. Но они складывались, а не пелись. И грянул незабвенный финал.

– Ну что ж, мы подумаем и поставим вас в известность, – сказал профессор по-белорусски. – Я не один решаю этот вопрос. Конечно, вам надо серьезно работать над произношением, а в Мюнхене нужны, с точки зрения языка, уже готовые люди. Но желаю вам удачи.

Он протянул руку. Я подскочил и, глядя ему прямо в глаза, вдруг выпалил:

www.booklot.ru

Мадам, вы — миллионерша: Любовь втроем, или Золотой дождь - Марсель Беркье-Мариньо

  • Просмотров: 4785

    Игрушка олигарха (СИ)

    Альмира Рай

    Он давний друг семьи. Мужчина, чей взгляд я не могу выдержать и десяти секунд. Я кожей ощущаю…

  • Просмотров: 4776

    Всё, что было, было не зря (СИ)

    Александра Дема

    Очнуться однажды утром неожиданно глубоко и прочно беременной в незнакомом месте, обзавестись в…

  • Просмотров: 3810

    Соблазн двойной, без сахара (СИ)

    Тальяна Орлова

    Брутальная романтика, или два зайца под один выстрел. Да, черт возьми, мне нужна эта работа! Один…

  • Просмотров: 3102

    Невеста из мести (СИ)

    Елена Счастная

    В королевстве Азурхил великое событие: рано овдовевший правитель ищет себе новую жену. Со всех…

  • Просмотров: 2967

    Вдруг, как в сказке (СИ)

    Александра Дема

    Очнуться однажды глубоко и прочно беременной в незнакомом месте – это ли не счастье? Особенно, если…

  • Просмотров: 2915

    Он рядом (СИ)

    Фора Клевер

    Утро добрым не бывает… В моем случае оно стало просто ужасным! А всему виной он — лучший друг…

  • Просмотров: 2719

    Твои грязные правила (СИ)

    Виолетта Роман

    Я не хотела, но он заставил... Искусный манипулятор, ему плевать на жизни других. Я думала, что…

  • Просмотров: 2623

    Графиня поневоле (СИ)

    Янина Веселова

    Все мы ищем любовь, а если она ждет нас в другом мире? Но ведь игра стоит свеч, не так ли?…

  • Просмотров: 2512

    Между двух огней или попаданка планеты Пандора (СИ)

    Anastasia Orazdyrdieva

    Я обычная девушка учусь на втором курсе юрфака . Живу вполне обычно, но однажды все пошло не так…

  • Просмотров: 2449

    Хищник цвета ночи (СИ)

    Татьяна Серганова

    Мой начальник красив, умен, обворожителен. А еще Ник Н’Ери хищник, привыкший получать то, что…

  • Просмотров: 2069

    Невеста из проклятого рода 2

    Кристи Кострова

    Проклятие снято, и моя магия свободна. Однако появилась новая проблема: стихии выдали меня замуж,…

  • Просмотров: 2062

    Уютная, родная, сводная (СИ)

    Наталия Романова

    Всё смешалось в голове, перепуталось, прошлое и настоящее, о будущем Марк не думал. Воспоминания о…

  • Просмотров: 1932

    Брачная охота на ректора магической академии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Продали замуж за чудовище? Предала подруга? Улечу в академию магии! Хочу быть другой девушкой,…

  • Просмотров: 1798

    Черная кошка для генерала (СИ)

    Валентина Елисеева

    Что делать, если вас оболгали, крупно скомпрометировали, а теперь принудительно волокут к алтарю…

  • Просмотров: 1639

    Брачная охота на главу тайной канцелярии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Ошибка ангела смерти? Переезд в магмир? По моим правилам! Хочу быть аристократкой, сверхсильным…

  • Просмотров: 1538

    Оборотень по объявлению. Альфа ищет пару (СИ)

    Наталья Буланова

    Станислав Суворов, альфа стаи волков, уверен – он легко найдет девушку, которая, как показали…

  • Просмотров: 1509

    Пламенное сердце (ЛП)

    Джоанна Блэйк

    Я тушу пожары всю свою жизнь. Я чертовски хорош в этом. Я известен своей храбростью, мужеством и…

  • Просмотров: 1440

    Василиса Прекрасная (СИ)

    Светлана Суббота

    Говорят, что Время отлично лечит. В принципе да, но прайс у него - поражающий, такой что волосы…

  • Просмотров: 1395

    Книга правил (ЛП)

    Блэквуд Дженифер

    Несколько правил, которые должны быть нарушены.Руководство по выживанию второго помощника Старр…

  • Просмотров: 1305

    Орхидея для демона (СИ)

    Наталья Буланова

    Что может быть проще для двух ведьм, чем приготовить зелье? Да раз плюнуть! А вот доставить его до…

  • Просмотров: 1209

    Академия Межрасовых отношений. Дри Ада (СИ)

    Светлана Рыськова

    Когда я убежала из дома и поступила в Академию Межрасовых отношений, то расслабилась, считая, что…

  • Просмотров: 1117

    Демон и Фиалка (СИ)

    Оксана Северная

    Он – демон высшего ранга. Сильный, могущественный – сослан на землю в наказание за попытку смещения…

  • Просмотров: 1096

    Три страшных дня из жизни ректора (СИ)

    Наталья Косухина

    Вы умница, красавица, ком… э-э-э… студентка магической академии! Вы жаждете учиться и… Не жаждете?…

  • Просмотров: 1049

    Белая королева для Наследника костей (СИ)

    Айя Субботина

    Я была единственной обласканной дочерью Короля Северных просторов. Мой брак был сговорен, и я…

  • Просмотров: 1043

    Милашка (ЛП)

    Алекса Райли

    Мила проработала моделью всю свою жизнь. Рано начавшая свою карьеру, она всегда была в центре…

  • Просмотров: 984

    Прелюдия (ЛП)

    Оден Дар

    Я думала, что у меня есть все. Пока не вернулся он – Джулиан Кейн, друг моего детства. В последнюю…

  • Просмотров: 908

    Живая Академия. Печать Рока (СИ)

    Марина Весенняя

    Потерять за один день все богатства, вылететь из элитной академии и умудриться избежать…

  • Просмотров: 861

    Наследница Тумана. Академия при Храме всех богов (СИ)

    Мстислава Черная

    Никогда не спрашивайте Варю Лаппа, как размножаются боги. Все её неприятности начались именно с…

  • itexts.net