Книга "Маниту" из серии Маниту 1 - Купить и скачать, читать онлайн. Маниту книга


Книга Маниту читать онлайн Грэм Мастертон

Грэм Мастертон. Маниту

"Будучи спрошенным, каков же демона этого вид, древний чернокнижник Мисквамакус закрыл лицо так, что его глаза были видны, а затем дал необычный и подробный Отчет. Он плел, что тот временами мал и массивен, как большая жаба, временами велик как туча, без формы, но с лицом, из которого вырастают змеи.» Лавкрафт (1890 — 1937)Пролог Зазвонил телефон. Доктор Хьюз, не поднимая головы, пошарил рукой в поисках телефонной трубки. Его рука проскользнула по кипам бумаг, бутылке чернил, куче газет за неделю и смятым пакетам от бутербродов; наконец, она нашла и подняла трубку. Доктор Хьюз приложил ее к уху. Заостренное раздражением лицо делало его похожим на белку, старающуюся спрятать свои орешки. — Хьюз? Это Мак-Ивой. — Я слушаю. Мне неприятно, доктор Мак-Ивой, но я крайне занят. — Я не хотел бы вам мешать, доктор Хьюз, но у меня здесь… пациентка… Она должна вас заинтересовать. Хьюз потянул носом. — Что за пациентка? — спросил он, снимая очки. — Послушайте, доктор, это крайне любезно с вашей стороны, что вы уведомили меня, но у меня такая гора бумажной работы, что я на самом деле не могу… Мак-Ивой не давал возможности избавиться от него. — Я на самом деле считаю, что это вас заинтересует. Вас же интересуют опухоли, не так ли? Ну, так вот, мы имеем опухоль из опухолей. — Что же в ней такого необычного? — Она локализована на затылке. Пациентка кавказской расы, двадцать три года. Никаких данных, касающихся предыдущих новообразований, ни мягких, ни злокачественных. — Ну и? — Эта опухоль двигается, — заявил Мак-Ивой. — Двигается, как будто под кожей есть что-то живое. Хьюз начал рисовать ручкой цветы. С минуту он молчал, морща лоб, а затем спросил: — Рентген? — Результаты через двадцать минут. — Пульсация? — На ощупь напоминает любую другую опухоль. За одним исключением — она извивается. — Вы пытались сделать надрез? Может быть, это обычная инфекция. — Предпочитаю подождать рентгеновские снимки. Хьюз задумчиво сунул в рот ручку. Он мысленно пробегал страницы всех медицинских книг, которые в жизни читал, в поисках подобного случая, прецедента, чего-нибудь, что бы напоминало подвижную опухоль. Но как-то не мог ничего припомнить. Может, он просто устал. — Доктор Хьюз? — Да, я здесь. Послушайте, а который сейчас час? — Десять минут четвертого. — Хорошо, доктор. Сейчас спущусь вниз. Он положил трубку и долго протирал глаза. Был День Святого Валентина, и снаружи, на улицах Нью-Йорка, температура упала до минус десяти градусов, а землю покрывал пятнадцатисантиметровый слой снега. Под хмурым серо— стальным небом автомобили ползли один за другим почти бесшумно. Осматриваемый с восемнадцатого этажа Госпиталя Сестер Иерусалимских, город сиял каким-то таинственным блеском. Как будто бы я очутился на Луне, подумал Хьюз. Или на краю света. Или в ледниковой эпохе. Были какие-то проблемы с отоплением, поэтому, сидя в свете настольной лампы, он не снимал плаща — уставший молодой человек тридцати лет, с носом, длинным и острым, как скальпель, и спутанной каштановой шевелюрой. Он казался скорее молодым механиком по автомобилям, а не экспертом по злокачественным новообразованиям. Двери кабинета открылись перед полной, беловолосой девушкой в очках в красной оправе, сдвинутых на лоб. В руках она несла кипу документов и чашку кофе. — Еще немного бумаг, доктор Хьюз. Я еще подумала, что вам нужно что-то и для разогрева. — Спасибо, Мэри, — он открыл папку, которую она принесла, и громко потянул носом.

knijky.ru

Читать онлайн книгу «Маниту» бесплатно — Страница 1

Грэхэм Мастертон

Маниту

"Будучи спрошенным, каков же демона этого вид, древний чернокнижник Мисквамакус закрыл лицо так, что его глаза были видны, а затем дал необычный и подробный Отчет.

Он плел, что тот временами мал и массивен, как большая жаба, временами велик как туча, без формы, но с лицом, из которого вырастают змеи.»

Лавкрафт (1890 – 1937)

Пролог

Зазвонил телефон. Доктор Хьюз, не поднимая головы, пошарил рукой в поисках телефонной трубки. Его рука проскользнула по кипам бумаг, бутылке чернил, куче газет за неделю и смятым пакетам от бутербродов; наконец, она нашла и подняла трубку.

Доктор Хьюз приложил ее к уху. Заостренное раздражением лицо делало его похожим на белку, старающуюся спрятать свои орешки.

– Хьюз? Это Мак-Ивой.

– Я слушаю. Мне неприятно, доктор Мак-Ивой, но я крайне занят.

– Я не хотел бы вам мешать, доктор Хьюз, но у меня здесь… пациентка… Она должна вас заинтересовать.

Хьюз потянул носом.

– Что за пациентка? – спросил он, снимая очки. – Послушайте, доктор, это крайне любезно с вашей стороны, что вы уведомили меня, но у меня такая гора бумажной работы, что я на самом деле не могу…

Мак-Ивой не давал возможности избавиться от него.

– Я на самом деле считаю, что это вас заинтересует. Вас же интересуют опухоли, не так ли? Ну, так вот, мы имеем опухоль из опухолей.

– Что же в ней такого необычного?

– Она локализована на затылке. Пациентка кавказской расы, двадцать три года. Никаких данных, касающихся предыдущих новообразований, ни мягких, ни злокачественных.

– Ну и?

– Эта опухоль двигается, – заявил Мак-Ивой. – Двигается, как будто под кожей есть что-то живое.

Хьюз начал рисовать ручкой цветы. С минуту он молчал, морща лоб, а затем спросил:

– Рентген?

– Результаты через двадцать минут.

– Пульсация?

– На ощупь напоминает любую другую опухоль. За одним исключением – она извивается.

– Вы пытались сделать надрез? Может быть, это обычная инфекция.

– Предпочитаю подождать рентгеновские снимки.

Хьюз задумчиво сунул в рот ручку. Он мысленно пробегал страницы всех медицинских книг, которые в жизни читал, в поисках подобного случая, прецедента, чего-нибудь, что бы напоминало подвижную опухоль. Но как-то не мог ничего припомнить. Может, он просто устал.

– Доктор Хьюз?

– Да, я здесь. Послушайте, а который сейчас час?

– Десять минут четвертого.

– Хорошо, доктор. Сейчас спущусь вниз.

Он положил трубку и долго протирал глаза. Был День Святого Валентина, и снаружи, на улицах Нью-Йорка, температура упала до минус десяти градусов, а землю покрывал пятнадцатисантиметровый слой снега. Под хмурым серо– стальным небом автомобили ползли один за другим почти бесшумно. Осматриваемый с восемнадцатого этажа Госпиталя Сестер Иерусалимских, город сиял каким-то таинственным блеском. Как будто бы я очутился на Луне, подумал Хьюз. Или на краю света. Или в ледниковой эпохе.

Были какие-то проблемы с отоплением, поэтому, сидя в свете настольной лампы, он не снимал плаща – уставший молодой человек тридцати лет, с носом, длинным и острым, как скальпель, и спутанной каштановой шевелюрой. Он казался скорее молодым механиком по автомобилям, а не экспертом по злокачественным новообразованиям.

Двери кабинета открылись перед полной, беловолосой девушкой в очках в красной оправе, сдвинутых на лоб. В руках она несла кипу документов и чашку кофе.

– Еще немного бумаг, доктор Хьюз. Я еще подумала, что вам нужно что-то и для разогрева.

– Спасибо, Мэри, – он открыл папку, которую она принесла, и громко потянул носом. – Иисусе, что за мерзость? Консультант я здесь или бумажная крыса? Знаешь что? Забери все это и дай доктору Риджуэю. Он любит бумаги. Любит их больше, чем тела и кровь.

Мэри пожала плечами.

– Доктор Риджуэй сказал передать это вам.

Хьюз встал. В плаще он напоминал Чарли Чаплина в «Золотой лихорадке». Он махнул папкой, переворачивая свою единственную «валентинку», которую – он знал это – прислала ему мать.

– Ну, хорошо, посмотрю это позже. Я спущусь вниз к доктору Мак-Ивою. У него появилась какая-то пациентка, и он хочет, чтобы я осмотрел ее.

– Это надолго, доктор? – спросила Мэри. – Не забудьте, что в 16.30 вы должны быть на собрании.

Он устало посмотрел на нее, как будто думал, кто это перед ним.

– Долго? Нет, не думаю. Ровно столько, сколько будет нужно.

Он вышел из кабинета в коридор, освещенный неоновыми лампами. Госпиталь Сестер Иерусалимских был дорогой частной клиникой, и в нем никогда не пахло ничем таким функциональным, как карболка или хлороформ. Коридоры были покрыты толстым красным плюшем, а на каждом углу стояли свежие цветы. Госпиталь казался скорее отелем, одним из тех, в которые высшие чиновники средних лет возили своих секретарш на уикэнды для мучительной возни в грехе.

Хьюз вызвал лифт и спустился на пятнадцатый этаж. Смотря на свое отражение в зеркале, он пришел к выводу, что выглядит более больным, чем некоторые из его пациентов. Может, ему стоило куда-нибудь поехать в отпуск? Мать всегда любила Флориду. Они могли бы навестить его сестру в Сан-Диего.

Он прошел две пары маятниковых дверей и вошел в кабинет Мак-Ивоя. Доктор Мак-Ивой был невысоким коренастым мужчиной, все до единого накрахмаленные халаты которого неизбежно были ему узки подмышками, напоминая жилы, подвязанные для операции. Напоминающее полную луну лицо украшал миниатюрный плоский ирландский нос. Он играл в футбольной команде госпиталя, пока в крепкой стычке у него не лопнула коленная чашечка. С того времени он хромал – немного даже специально.

– Рад, что вы пришли, – улыбнулся он. – Это на самом деле удивительный случай, а я знаю, что вы – лучший специалист в мире.

– Преувеличение, – ответил Хьюз. – Тем не менее, рад комплименту, спасибо.

Мак-Ивой всадил палец в ухо и задумчиво, как коловоротом, покрутил им.

– Снимки должны быть готовы через пять-десять минут. До этого не знаю, чем вас и занять.

– Могу ли я увидеть пациентку? – спросил Хьюз.

– Естественно. Она сидела в приемной. На вашем месте я бы снял плащ, иначе она может подумать, что я притащил вас к ней с улицы.

Хьюз повесил в шкаф свою потрепанную одежду и направился за Мак-Ивоем в ярко освещенную приемную. На креслах лежали цветные журналы, а в аквариуме плавали тропические рыбки. Через жалюзи вливался необычный металлический отблеск выпавшего после полудня снега.

В углу, читая номер «Сансета», сидела стройная темноволосая женщина. У нее было удлиненное деликатное лицо. Как у эльфа, подумал Хьюз. На ней было простое платье цвета кофе, на фоне которого ее кожа казалась немного землистого цвета. Лишь полная окурков пепельница и клубы дыма в воздухе указывали на то, что девушка нервничает.

– Мисс Тэнди, – заговорил Мак-Ивой. – Это доктор Хьюз, эксперт по болезням такого типа. Он хотел бы осмотреть вас и задать вам несколько вопросов.

Мисс Тэнди отложила журнал и посмотрела на них.

– Конечно, – сказала она с выразительным акцентом Новой Англии. Из хорошей семьи, подумал Хьюз. Ему не надо было угадывать, богата ли она. Никто не приходит лечиться в Госпиталь Иерусалиских Сестер, если не имеет наличных больше, чем может удержать в руках.

– Прошу вас наклониться, – попросил он. Девушка склонила голову. Он отодвинул ее волосы. Точно в углублении шеи торчал гладкий шарообразный нарост величиной со стеклянный шарик для прижимания бумаги. Хьюз провел по нему пальцем. Казалось, что он имел структуру мягкого волокнистого новообразования.

– Как давно это у вас? – спросил он.

– Два или три дня, – ответила она. – Я сделала заказ на визит, как только опухоль стала расти. Я боялась, что это… ну, рак или что-то такое.

Хьюз посмотрел на Мак-Ивоя и наморщил лоб.

– Два или три дня? Вы абсолютно уверены?

– Абсолютно. Сегодня ведь пятница, не так ли? Ну так вот, я почувствовала ее, когда проснулась во вторник утром.

Хьюз нежно нажал на нарост. Тот был гладок и тверд, но он не почувствовал никакого движения.

– Болело? – спросил он.

– Я как-будто чувствовала щекотку, но ничего больше.

– Она чувствовала то же самое, когда я пальпировал опухоль, – вмешался Мак-Ивой.

Хьюз отпустил волосы девушки, позволяя ей выпрямиться. Он пододвинул кресло и начал делать заметки на каком-то найденном в кармане кусочке бумаги.

– Как велика была опухоль, когда вы впервые ее заметили?

– Очень мала. Мне кажется, что величиной не больше фасолины.

– Росла ли она все время или временами?

– Мне кажется, что только ночью. Это значит, что когда я просыпаюсь каждым утром, то она становится больше.

Хьюз старательно нарисовал сложную загогулину.

– Чувствуете ли вы ее нормально? Это значит, чувствуете ли вы ее теперь?

– Как и каждую нормальную опухоль. Но иногда мне кажется, что она двигается, – в темных глазах девушки было больше страха, чем в ее голосе. – Да, это так, – медленно говорила она, – как будто кто-то пробует поудобнее улечься в кровати. Знаете, повертится немного, о потом долгое время лежит неподвижно.

– Как часто это случается?

Она занервничала. Наверняка она почувствовала в голосе Хьюза удивление и это ее обеспокоило.

– Трудно сказать. Может, четыре-пять раз в день.

Хьюз записал что-то и погрыз губу.

– Мисс Тэнди, не заметили ли вы какие-то изменения состояния здоровья в течение нескольких последних дней, с тех пор, как у вас появилась эта опухоль?

– Я немного измучена. Пожалуй, не могу хорошо спать. Но я не потеряла в весе и не было чего-то подобного.

– Гм-м, – Хьюз записал еще что-то и с минуту приглядывался к своим заметкам. – Как много вы курите?

– Обычно не более половины пачки в день. Я не наркоманка. Сейчас же я просто нервничаю.

– Она делала недавно рентген, – вмешался Мак-Ивой, – легкие чистые.

– Мисс Тэнди, – спросил Хьюз. – Живете ли вы самостоятельно? И где вы живете?

– С теткой, на 82-й улице. Работаю для фирмы грампластинок ассистентом. Я хотела снять собственное жилье, но родители решили, что будет лучше, если я некоторое время поживу с теткой. Ей шестьдесят два года. Она чудесная старая дева. Мы великолепно понимаем друг друга.

Хьюз опустил взгляд.

– Прошу меня дурно не воспринимать, но вы наверняка знаете, что я должен об этом спросить. Отличается ли ваша тетка хорошим здоровьем, и чисто ли ваше жилище? Не возникает ли в нем угроза заражения, например, клопы, неисправная канализация или остатки пищи?

Мисс Тэнди улыбнулась впервые с тех пор, как Хьюз ее увидел.

– Моя тетка абсолютно здорова, доктор Хьюз. Она нанимает уборщицу на полное количество часов и горничную для помощи при приготовлении пищи и для общества.

Хьюз покивал головой.

– Хорошо. Пока ограничимся этим. Доктор Мак-Ивой, может, выясним, как дела с рентгеновскими снимками?

Они вернулись в кабинет и сели. Доктор Мак-Ивой вложил в рот лошадиную порцию жевательной резинки.

– И что вы об этом думаете, доктор?

– Пока я ничего не думаю, – со вздохом ответил Хьюз. – Эта опухоль выросла в течение двух или трех дней, а я еще не слышал о новообразовании, которое было бы на это способно. Ну, и впечатление движения. Вы тоже почувствовали, что опухоль двигается?

– Конечно. Мелкая дрожь, как будто там что-то есть под кожей.

– Может, это вызывает движение шеи? Пока мы не увидим снимки, трудно что-либо сказать.

Несколько минут они молча сидели. Со всех сторон до них доносились госпитальные шумы. Хьюз замерз, был измучен и раздумывал, когда же он сможет вернуться домой. В последнюю ночь он не спал до двух часов, расправляясь с документами и статистикой, и сегодняшняя ночь не обещала облегчения. Он потянул носом, всматриваясь в свой поношенный коричневый ботинок.

Спустя пять или шесть минут в кабинет вошла рентгенолог, высокая негритянка, совершенно лишенная чувства юмора. Она несла большой коричневый конверт.

– Что скажешь об этом, Селена? – спросил Мак-Ивой, взяв у нее конверт.

Он подошел к экрану для подсветки в углу комнаты.

– Совершенно не знаю, доктор. Ясно только одно – что это не имеет никакого смысла.

Мак-Ивой взял черный рентгеновский снимок, прикрепил его к экрану и включил свет. Они увидели изображение задней части черепа мисс Тэнди, снятую в профиль. Опухоль была на месте – большой сероватый нарост. Внутри его вместо типичного волокнистого разрастания был небольшой перепутанный узел тканей и жил.

– Посмотрите сюда, – Мак-Ивой указал концом авторучки. – Выглядит как разновидность корня, удерживающего опухоль на шее. Что же это может быть, ко всем чертям?

– Не имею ни малейшего понятия, – заметил Хьюз. – Еще никогда ничего подобного не видел. Это мне вообще не напоминает опухоль.

Мак-Ивой пожал плечами.

– Ну, хорошо. Это не опухоль. Тогда что это?

Хьюз присмотрелся к снимку вблизи. Маленький узелок хрящей и тканей был слишком бесформенен и невыразителен, чтобы удалось что-то распознать. Можно было сделать лишь одно – оперировать. Вырезать это и подробно изучить. А, учитывая темп роста этого, чем скорее, тем лучше.

Хьюз подошел к столу и поднял трубку телефона.

– Мэри? Слушай, я еще внизу, у доктора Мак-Ивоя. Не могла бы ты проверить, когда у доктора Снайта будет свободное время для операции? У нас тут что-то, что требует быстрых действий… Точно… Да, опухоль. Не очень злокачественная, но если мы ее быстро не прооперируем, то могут возникнуть проблемы. Да. Спасибо.

– Злокачественная? – удивился Мак-Ивой. – Откуда же нам знать, что злокачественная?

Хьюз повертел головой.

– Не знаем. Но пока не удастся точно выяснить, опасно это или безвредно, держу пари, что это опасно.

– Я только хотел бы знать, что это, – хмуро заявил Мак-Ивой. – Я просмотрел всю медицинскую энциклопедию и ничего такого там не нашел.

– Может, это новая болезнь? – Хьюз, несмотря на усталость, улыбнулся.

– Может, ее даже назовут вашим именем. Синдром Мак-Ивоя. Вы же всегда хотели быть известным, разве не так?

– Теперь мне хотелось бы только кофе и бутерброд с ветчиной. А нобелевскую премию я могу получить и потом.

Зазвенел телефон. Хьюз поднял трубку.

– Мэри? Хорошо. Великолепно… Да, очень хорошо. Передай доктору Снайту благодарность.

– Ты свободен? – спросил Мак-Ивой.

– Завтра в десять утра. Пойду и сообщу мисс Тэнди.

Он прошел через двойные двери в приемную, где мисс Тэнди курила очередную сигарету и невидящим взглядом смотрела в разложенный на коленях журнал.

– Мисс Тэнди?

Она резко подняла голову.

– Да?

Хьюз подвинул кресло и сел рядом с ней, сцепив ладони. Он старался выглядеть серьезно, спокойно и достойно, чтобы уменьшить ее заметный страх. Но он был таким усталым, что ему удалось лишь произвести впечатление больного.

– Мисс Тэнди, по моему мнению, мы должны оперировать. Мне кажется, что опухоль дает повод к огорчению, но при таком темпе роста я предпочел бы ее удалить как можно скорее. Считаю, что и вы тоже.

Она подняла руку к затылку, опустила ее и кивнула головой.

– Понимаю. Конечно.

– Не могли бы вы явиться сюда завтра утром к восьми часам? Доктор Снайт вырежет у вас эту опухоль в десять утра. У него многолетний опыт в обращении с подобными опухолями.

Мисс Тэнди попыталась улыбнуться.

– Это очень мило с вашей стороны. Благодарю вас.

– Не за что, – Хьюз пожал плечами. – Я только выполняю свой долг. На самом же деле я не считаю, что вам нужно огорчаться. Не буду утверждать, что ваше состояние совершенно нормально, ведь это не так. Но частью нашей профессии как раз и является занятие необычными случаями. Вы пришли как раз в нужное вам место.

Девушка погасила сигарету и собрала свои вещи.

– Не будет ли нужно взять что-то особое? – спросила она. – Пару ночных рубашек, например. И что-то, чем укрыться?

Хьюз кивнул головой.

– Возьмите еще и домашние тапочки. Вы ведь не будете совершенно прикованы к кровати.

– Хорошо, – ответила она. Хьюз проводил ее до дверей. Смотря, как она быстрым шагом идет по коридору к лифту, он думал, какая она стройная, молодая и похожая на эльфа. Он был не из тех врачей, которые думают о пациентах как о единицах болезней, – как доктор Поусон, специалист по болезням легких, помнящей подробнейше случаи очень долго после того, как забывал связанных с ними лиц. Жизнь – это что-то большее, чем бесконечная череда опухолей и наростов. По крайней мере, так думал Хьюз.

Он все еще стоял в коридоре, когда Мак-Ивой высунул свою лунообразную физиономию за дверь.

– Доктор Хьюз?

– Да?

– Войдите на секунду и посмотрите.

Отяжелело он вошел в кабинет. Во время его разговора с мисс Тэнди Мак– Ивой просматривал свои книги. Столик был скрыт под рисунками и рентгеновскими снимками.

– Вы нашли что-то?

– Не знаю. Все это мне кажется таким же бессмысленным, как и все в этом деле.

Мак-Ивой подал ему толстый учебник, открытый на странице, полной схем и диаграмм. Хьюз наморщил брови и внимательно присмотрелся к ним. Затем он подошел к экрану и еще раз изучил снимки черепа мисс Тэнди.

– Это же безумие, – заявил он.

Мак-Ивой встал рядом с им, уперев руки в бока.

– Вы правы, – кивнул он. – Безумие. Но вы сами должны признать, что это выглядит очень похоже.

Хьюз закрыл учебник.

– Но даже если вы и правы… но всего за два дня?!

– Что ж, но если возможно такое, то тогда же возможно вс„!

Два врача стояли в кабинете на пятнадцатом этаже госпиталя, смотрели с побледневшими лицами на снимки, и ни один из них не знал, что сказать.

– Может, это мистификация? – наконец, заворчал Мак-Ивой.

– Невозможно, – Хьюз покачал головой. – Каким образом? И зачем?

– Не знаю. Люди выдумывают такие вещи по самым удивительным причинам.

– Вы могли бы упомянуть хотя бы одну такую?

Мак-Ивой скривился.

– А можете вы поверить, что это правда?

– Не знаю, – сказал Хьюз. – Может, это и правда. Может, это тот один– единственный подлинный случай на миллион.

Они снова раскрыли книжку и изучили снимки. И чем больше они сравнивали рисунок с опухолью мисс Тэнди, тем больше они находили сходства.

Согласно «Клинической гинекологии» клубок хрящей и тканей, которые мисс Тэнди носила на затылке, был человеческим эмбрионом. Его размер соответствовал возрасту восьми недель.

Глава 1. Из глубин ночи

Если вам кажется, что быть предсказателем – это легкий кусок хлеба, то попробуйте сами выдумать пятнадцать предсказаний ежедневно за тридцать пять «зелененьких» каждое. Сами увидите, как долго это вам будет нравиться.

В минуту, когда Карен Тэнди разговаривала с доктором Хьюзом и доктором Мак-Ивоем в Госпитале Сестер Иерусалимских, я – с помощью карт Тарота – открывал перед миссис Винконис ее ближайшие перспективы.

Мы сидели в моем жилище на Десятой Аллее у покрытого зеленым сукном столика и при плотно затянутых занавесках. Благовония убедительно тлели в углу, а моя подделанная под античность нефтяная лампа бросала надлежащим образом таинственные тени. Миссис Винконис была сморщена и дряхла. От нее несло протухшими духами и лисьим мехом. Она приплеталась почти каждую пятницу вечером за подробными предсказаниями на ближайшие семь дней.

Когда я раскладывал карты в кельтский крест, она вертелась, вздыхала и всматривалась в меня, как пожранный молью горностай, чувствующий добычу. Я знал, что она умирает от желания спросить, что я вижу, но я никогда ничего ей не говорил, пока все не было уложено на столике. Чем больше напряжения, тем лучше. Я должен был разыгрывать полный спектакль со сморщиванием лба, тяжкими вздохами, закусываниями губ и демонстрацией того, что я вхожу в контакт с силами вне сего мира. В конце концов, именно за это она и платила мне свои двадцать пять долларов.

Но она все же не могла справиться с соблазном. Когда я положил свою последнюю карту, она хищно склонилась вперед и проскрипела:

– Что вам говорят карты, мистер Эрскин? Что вы видите? Есть ли что– нибудь о Папочке?

«Папочкой» она называла мистера Винконис, толстого старого директора супермаркета, который курил одну сигару за другой и не верил ни во что более метафизическое, чем первая тройка на гонках Акведук. Миссис Винконис никогда ничего подобного не одобряла, что было видно по тону ее слов, и было ясно, что наибольшее желание ее сердца заключается в том, что сердце Папочки, наконец, откажет в послушании, и к ней перейдут все владения Винконисов.

Я смотрел на карты с обычным, доведенным до совершенства выражением концентрации. О тароте я знал ровно столько, сколько и любой другой, кто задал себе труд прочитать книгу «Тарот для начинающих». Главное было – стиль. Если кто-то хочет быть мистиком, что ничуть не легче, чем стать секретаршей в рекламном агентстве, инструктором в летнем лагере или гидом на автобусных поездах, то прежде всего ему следует выглядеть, как подобает мистику.

Меня вполне удовлетворяла моя серая тридцатидвухлетняя личностью, живущая в Кливленде, штат Огайо, с зачатком лысины – как говорят, «от ума»

– с темными волосами и довольно стройной, хоть и с немного великоватым носом на бледном, хотя и с правильными чертами лице. Я задал себе труд покрасить брови в сатанинские дуги и непрестанно носить изумрудный сатиновый плащ с нашитыми лунами и звездами. На голову я насадил трехгранную зеленую шапку. Когда-то на ней был значок «Грин Бей Пейкерс», но по очевидным причинам я снял его. Запасшись благовониями, парой оправленных в кожу томов «Энциклопедии Британика» и замусоленным черепом из лавки старьевщика в Вилледж, я поместил объявления в газетах. Оно звучало так: «Невероятный Эрскин – предназначение прочтенное, будущее отгаданное. Твоя судьба ясна».

В течение нескольких месяцев я получил больше клиентов, чем мог обслужить. Впервые в жизни мне хватало на «меркури» с «кугуар» и на стереокомбайн с наушниками. Но, как я уже сказал, это было нелегко. Постоянный прилив идиотски ухмыляющихся дам среднего возраста, толпящихся в моем жилище, помирающих от жажды услышать, что случится в их нудной серой жизни – этого почти хватало мне для того, чтобы на веки вечные погрузиться в бездну отчаяния.

– Ну, так что? – проскрежетала миссис Винконис, сжимая в сморщенных пальцах блокнот, оправленный в кожу аллигатора. – Что вы видите, мистер Эрскин?

Я повертел головой – медленно и с огромным достоинством.

– Карты передают сегодня важные известия, миссис Винконис. Они несут много предостережений. Они говорят, что вы слишком сильно стремитесь к будущему, которое, если наступит, может быть не таким приятным, как вы думаете. Я вижу серьезного джентльмена с сигарой, наверное, Папочку. Он говорит что-то с сожалением. Он говорит что-то о деньгах.

– Что он говорит? Говорят ли карты, что он говорит? – прошептала миссис Винконис. Каждый раз, когда я говорил слово «деньги», она начинала вертеться и подскакивать, как рыба на разогретой докрасна сковородке. Я уже видел в жизни немало отвратительных страстей, но страсть к деньгам у женщины в таком возрасте может отбить у наблюдательного человека аппетит.

– Он говорит о чем-то, что слишком дорого, – продолжал я своим специальным глухим голосом. – О чем-то, что решительно слишком дорого. Знаю, что это. Вижу, что это. Он говорит, что лосось в консервных банках слишком дорог. Он беспокоится, что люди не станут покупать его за такую цену.

– Ох, – вздохнула миссис Винконис с раздражением. Но я знал, что я говорю. Я проверил утром колонку цен в «Супермаркет Рипорт» и знал, что лосось в консервных банках должен подорожать. На будущей неделе, когда миссис Винконис услышит ворчащего Папочку, то вспомнит мои слова и будет находиться под впечатлением моей необычной способности ясновидения.

– А что тогда со мной? Что со мной случится?

Я хмуро присмотрелся к картам.

– Увы, это не будет хорошая неделя. Совершенно… В понедельник с вами случится происшествие. Ничего серьезного. Ничего более худшего, чем то, что вы опустите тяжелый груз на ногу, но удар не будет настолько болезненным, чтобы вы не могли спать ночью. Во вторник вы будете играть с друзьями в бридж, как обычно. Кто-то из вас будет надувать, но я не открою вам, кто. Прошу вас играть низко и не рисковать. В среду у вас будет неприятный телефонный звонок, может быть, даже непристойный. В четверг вы съедите что– то, что вам повредит, и вы будете жалеть, что не отказались есть.

Миссис Винконис вперила в меня взгляд своих мутных выцветших глаз.

– На самом деле так плохо? – прокаркала она.

– Не настолько. Прошу не забывать, что карты могут и предостерегать, не только предсказывать. Если вы предпримете шаги для того, чтобы избежать этих ловушек, то эта неделя не будет для вас плохой.

– Благодарение Господу и за это, – пропыхтела она. – Стоит платить деньги хотя бы за то, чтобы знать, чего следует избегать.

– Добрые духи о вас хорошего мнения, миссис Винконис, – заявил я своим специальным голосом. – Они переживают за вас, и не хотели бы видеть вас в обиде или в несчастье. Если вы будете хорошо к ним относиться, они ответят вам тем же.

Она встала.

– Мистер Эрскин, не знаю, как вас и благодарить. Я должна уже идти, но мы увидимся в следующую пятницу, не так ли?

Я улыбнулся своей таинственной улыбкой.

– Естественно, миссис Винконис. И прошу вас не забывать своего мистического мотто на всю эту неделю.

– О, нет, наверняка не забуду. Каково оно на этой неделе, мистер Эрскин?

Я раскрыл крайне потрепанную старую книгу, лежащую рядом со мной на столике.

– Ваше мистическое мотто на этой неделе звучит так: «Крайне берегитесь косточек, и фрукт вырастет без препятствий «.

С минуту она стояла неподвижно с отсутствующей усмешкой на сморщенном лице.

– Это прекрасно, мистер Эрскин. Я буду повторять каждое утро, как только проснусь. Благодарю вас за чудесное предсказание.

– Крайне рад сообщить вам это, – ответил я театрально. Затем провел ее до лифта, следя, чтобы никто из соседей не увидел меня в этом идиотском зеленом плаще и шапке. Я нежно помахал ей ручкой на прощание, а как только она исчезла у меня из глаз, вернулся к себе, зажег свет, потушил кадило с благовониями и включил телевизор. При удаче я имел возможность посмотреть солидную часть одной из серий «Коджака».

Я как раз шел к холодильнику за пивом, когда зазвонил телефон. Я придержал трубку подбородком и открыл жестянку. Голос на другом конце провода был женским и беспокойным. Конечно, как же иначе. Лишь обеспокоенные женщины пользуются услугами таких типов, как Невероятный Эрскин.

– Мистер Эрскин.

– Эрскин фамилия моя. Предсказаниями занимаюсь я.

– Мистер Эрскин, не могла бы я с вами увидеться?

– Естественно. Оплата составляет двадцать пять долларов за обычную встречу с будущим и ближайшим, тридцать долларов – за предсказание на год и пятьдесят – за открытие судьбы всей жизни.

– Я хотела только узнать, что случится завтра, – голос принадлежал наверняка молодой и очень огорченной девице. Я молниеносно представил забывшую подмыться и забеременевшую, а потом брошенную секретаршу.

– Это – как раз вполне для меня. В какое время вы хотели бы придти?

– Около девяти. Не будет ли это слишком поздно?

– Так замечательно получилось, что это мне подходит. Могу я узнать, с кем буду иметь дело?

– Тэнди. Карен Тэнди. Благодарю, мистер Эрскин. Я буду в девять.

Может, кого-то и удивит, что такая интеллигентная девушка, как Карен Тэнди, ищет помощи у такого шарлатана, как я. Если же вы долгое время играли в ясновидение, то вы имеете понятие, как неуверенно чувствуют себя люди, которым грозит что-то, чего они не понимают. Особенно это касается болезни или смерти, и большинство моих клиентов имеют те или иные проблемы в связи с собственной смертностью. Даже наиболее опытный и умелый хирург не сможет ответить на вопрос, что случилось, когда неожиданно угаснет жизнь его пациента.

1 2 3

www.litlib.net

Грэм Мастертон «Маниту»

Хороший роман. Если вам от 12 до 15 лет и вы делаете первые шаги в мире хоррора (и начинаете осознавать, что хоррор — это в вашем сердце, венах, почках, селезенке), открывая этот роман, вы его полюбите. Может быть даже, будете на довольно долгий период очарованы им. Мне вот свезло вот так.

Мастертон — он на самом деле очень неровный писатель, да и вообще автор пособий по прикладным потрахушкам, а-ля Sex for Eggheads (кстати, надо бы почитать, вдруг неизбывного ужаса бытия там не меньше, чем в средней руки хорроре?), но вот что я хочу сказать: этот роман, он от души. Он задорный, яркий, он сам себя тащит за хвост и не дает себе засохнуть. Такого мы, к слову, не очень много увидим у Мастертона в его более поздних работах. Здесь харизматичные и юморные положительные персонажи — дуэт Гарри Эрскина и Поющей Скалы; здесь, в общем-то, «пострадавшей» стороне хочется сопереживать, ибо — взаправду, ни за что, ни про что. Здесь есть демонический противник, который, как и полагает настоящему злому колдуну, нагибает законы реальности и шутит со здравым смыслом. Здесь есть добрая щепоть Лавкрафтианы и изящные реферансы к «Охотникам за привидениями». Вы любите что-то из этого, а может быть, и то и другое? Вы полюбите этот роман, черт возьми, потому что он — хорош. Он не пытается из себя строить то, чем не является, он — то, что он есть. Добротный ужастик для юношества, по-хорошему наивный, по-хорошему задорный. И все в нем прекрасно, если вы понимаете, что перед вами за книга.

И да, тут кто-то сказал про смятую концовку. Концовка прекрасная. Бог из машины? Ха! Дух из машины — вот наше оружие! И вперед, с НТР под руку и с шаманской песней в сердце против порождений Тьмы, жаждущих душ и крови! Романтика, достойная СССР, в котором этот роман так и не издали, а зря, зря — идеологически верно ведь! Пионеры — в бой, и да помогут нам наши бубны и наши суперкомпьютеры! Беспрекословное торжество прогресса и единение с малыми народами в лице индейцев!

P.S. Есть два перевода — Казакова и Колесникова. Казаков — круче и литературнее. Колесников... ну, это Колесников. «Би гуд, май диар». (с)

fantlab.ru

Читать книгу Маниту »Мастертон Грэм »Библиотека книг

   

Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?
   
   

На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.

   

   

Мастертон Грэм. Книга: Маниту. Страница 1
Грэхем МАСТЕРТОН

МАНИТУ

"Будучи спрошенным, каков же демона этого вид,древний чернокнижник Мисквамакус закрыл лицотак, что его глаза были видны, а затем далнеобычный и подробный Отчет. Он плел, что тотвременами мал и массивен, как большая жаба,временами велик как туча, без формы, но с лицом,из которого вырастают змеи."Лавкрафт (1890 - 1937)

ПРОЛОГ

Зазвонил телефон. Доктор Хьюз, не поднимая головы, пошарил рукой впоисках телефонной трубки. Его рука проскользнула по кипам бумаг, бутылкечернил, куче газет за неделю и смятым пакетам от бутербродов; наконец, онанашла и подняла трубку.Доктор Хьюз приложил ее к уху. Заостренное раздражением лицо делалоего похожим на белку, старающуюся спрятать свои орешки.- Хьюз? Это Мак-Ивой.- Я слушаю. Мне неприятно, доктор Мак-Ивой, но я крайне занят.- Я не хотел бы вам мешать, доктор Хьюз, но у меня здесь...пациентка... Она должна вас заинтересовать.Хьюз потянул носом.- Что за пациентка? - спросил он, снимая очки. - Послушайте, доктор,это крайне любезно с вашей стороны, что вы уведомили меня, но у меня такаягора бумажной работы, что я на самом деле не могу...Мак-Ивой не давал возможности избавиться от него.- Я на самом деле считаю, что это вас заинтересует. Вас же интересуютопухоли, не так ли? Ну, так вот, мы имеем опухоль из опухолей.- Что же в ней такого необычного?- Она локализована на затылке. Пациентка кавказской расы, двадцатьтри года. Никаких данных, касающихся предыдущих новообразований, нимягких, ни злокачественных.- Ну и?- Эта опухоль двигается, - заявил Мак-Ивой. - Двигается, как будтопод кожей есть что-то живое.Хьюз начал рисовать ручкой цветы. С минуту он молчал, морща лоб, азатем спросил:- Рентген?- Результаты через двадцать минут.- Пульсация?- На ощупь напоминает любую другую опухоль. За одним исключением -она извивается.- Вы пытались сделать надрез? Может быть, это обычная инфекция.- Предпочитаю подождать рентгеновские снимки.Хьюз задумчиво сунул в рот ручку. Он мысленно пробегал страницы всехмедицинских книг, которые в жизни читал, в поисках подобного случая,прецедента, чего-нибудь, что бы напоминало подвижную опухоль. Но как-то немог ничего припомнить. Может, он просто устал.- Доктор Хьюз?- Да, я здесь. Послушайте, а который сейчас час?- Десять минут четвертого.- Хорошо, доктор. Сейчас спущусь вниз.Он положил трубку и долго протирал глаза. Был День Святого Валентина,и снаружи, на улицах Нью-Йорка, температура упала до минус десятиградусов, а землю покрывал полуфутовый слой снега. Под хмурымсеро-стальным небом автомобили ползли один за другим почти бесшумно.Осматриваемый с восемнадцатого этажа Госпиталя Сестер Иерусалимских, городсиял каким-то таинственным блеском. Как будто бы я очутился на Луне,подумал Хьюз. Или на краю света. Или в ледниковой эпохе.Были какие-то проблемы с отоплением, поэтому, сидя в свете настольнойлампы, он не снимал плаща - уставший молодой человек тридцати лет, сносом, длинным и острым, как скальпель, и спутанной каштановой шевелюрой.Он казался скорее молодым механиком по автомобилям, а не экспертом позлокачественным новообразованиям.Двери кабинета открылись перед полной, беловолосой девушкой в очках вкрасной оправе, сдвинутых на лоб. В руках она несла кипу документов ичашку кофе.- Еще немного бумаг, доктор Хьюз. Я еще подумала, что вам нужночто-то и для разогрева.- Спасибо, Мэри, - он открыл папку, которую она принесла, и громкопотянул носом. - Иисусе, что за мерзость? Консультант я здесь или бумажнаякрыса? Знаешь что? Забери все это и дай доктору Риджуэю. Он любит бумаги.Любит их больше, чем тела и кровь.Мэри пожала плечами.- Доктор Риджуэй сказал передать это вам.Хьюз встал. В плаще он напоминал Чарли Чаплина в "Золотой лихорадке".Он махнул папкой, переворачивая свою единственную "валентинку", которую -он знал это - прислала ему мать.- Ну, хорошо, посмотрю это позже. Я спущусь вниз к доктору Мак-Ивою.У него появилась какая-то пациентка, и он хочет, чтобы я осмотрел ее.- Это надолго, доктор? - спросила Мэри. - Не забудьте, что в 16.30 выдолжны быть на собрании.Он устало посмотрел на нее, как будто думал, кто это перед ним.- Долго? Нет, не думаю. Ровно столько, сколько будет нужно.Он вышел из кабинета в коридор, освещенный неоновыми лампами.Госпиталь Сестер Иерусалимских был дорогой частной клиникой, и в немникогда не пахло ничем таким функциональным, как карболка или хлороформ.Коридоры были покрыты толстым красным плюшем, а на каждом углу стоялисвежие цветы. Госпиталь казался скорее отелем, одним из тех, в которыевысшие чиновники средних лет возили своих секретарш на уикэнды длямучительной возни в грехе.Хьюз вызвал лифт и спустился на пятнадцатый этаж. Смотря на своеотражение в зеркале, он пришел к выводу, что выглядит более больным, чемнекоторые из его пациентов. Может, ему стоило куда-нибудь поехать вотпуск? Мать всегда любила Флориду. Они могли бы навестить его сестру вСан-Диего.Он прошел две пары маятниковых дверей и вошел в кабинет Мак-Ивоя.Доктор Мак-Ивой был невысоким коренастым мужчиной, все до единогонакрахмаленные халаты которого неизбежно были ему узки подмышками,напоминая жилы, подвязанные для операции. Напоминающее полную луну лицоукрашал миниатюрный плоский ирландский нос. Он играл в футбольной командегоспиталя, пока в крепкой стычке у него не лопнула коленная чашечка. Стого времени он хромал - немного даже специально.- Рад, что вы пришли, - улыбнулся он. - Это на самом делеудивительный случай, а я знаю, что вы - лучший специалист в мире.- Преувеличение, - ответил Хьюз. - Тем не менее, рад комплименту,спасибо.Мак-Ивой всадил палец в ухо и задумчиво, как коловоротом, покрутилим.- Снимки должны быть готовы через пять-десять минут. До этого незнаю, чем вас и занять.- Могу ли я увидеть пациентку? - спросил Хьюз.- Естественно. Она сидела в приемной. На вашем месте я бы снял плащ,иначе она может подумать, что я притащил вас к ней с улицы.Хьюз повесил в шкаф свою потрепанную одежду и направился за Мак-Ивоемв ярко освещенную приемную. На креслах лежали цветные журналы, а ваквариуме плавали тропические рыбки. Через жалюзи вливался необычныйметаллический отблеск выпавшего после полудня снега.В углу, читая номер "Сансета", сидела стройная темноволосая женщина.У нее было удлиненное деликатное лицо. Как у эльфа, подумал Хьюз. На нейбыло простое платье цвета кофе, на фоне которого ее кожа казалась немногоземлистого цвета. Лишь полная окурков пепельница и клубы дыма в воздухеуказывали на то, что девушка нервничает.- Мисс Тэнди, - заговорил Мак-Ивой. - Это доктор Хьюз, эксперт поболезням такого типа. Он хотел бы осмотреть вас и задать вам нескольковопросов.Мисс Тэнди отложила журнал и посмотрела на них.- Конечно, - сказала она с выразительным акцентом Новой Англии. Изхорошей семьи, подумал Хьюз. Ему не надо было угадывать, богата ли она.Никто не приходит лечиться в Госпиталь Иерусалимских Сестер, если не имеетналичных больше, чем может удержать в руках.- Прошу вас наклониться, - попросил он. Девушка склонила голову. Онотодвинул ее волосы. Точно в углублении шеи торчал гладкий шарообразныйнарост величиной со стеклянный шарик для прижимания бумаги. Хьюз провел понему пальцем. Казалось, что он имел структуру мягкого волокнистогоновообразования.- Как давно это у вас? - спросил он.- Два или три дня, - ответила она. - Я сделала заказ на визит, кактолько опухоль стала расти. Я боялась, что это... ну, рак или что-тотакое.Хьюз посмотрел на Мак-Ивоя и наморщил лоб.- Два или три дня? Вы абсолютно уверены?- Абсолютно. Сегодня ведь пятница, не так ли? Ну так вот, япочувствовала ее, когда проснулась во вторник утром.Хьюз нежно нажал на нарост. Тот был гладок и тверд, но он непочувствовал никакого движения.- Болело? - спросил он.- Я как-будто чувствовала щекотку, но ничего больше.- Она чувствовала то же самое, когда я пальпировал опухоль, -вмешался Мак-Ивой.Хьюз отпустил волосы девушки, позволяя ей выпрямиться. Он пододвинулкресло и начал делать заметки на каком-то найденном в кармане кусочкебумаги.- Как велика была опухоль, когда вы впервые ее заметили?- Очень мала. Мне кажется, что величиной не больше фасолины.- Росла ли она все время или временами?- Мне кажется, что только ночью. Это значит, что когда я просыпаюськаждым утром, то она становится больше.Хьюз старательно нарисовал сложную загогулину.- Чувствуете ли вы ее нормально? Это значит, чувствуете ли вы еетеперь?- Как и каждую нормальную опухоль. Но иногда мне кажется, что онадвигается, - в темных глазах девушки было больше страха, чем в ее голосе.- Да, это так, - медленно говорила она, - как будто кто-то пробуетпоудобнее улечься в кровати. Знаете, повертится немного, о потом долгоевремя лежит неподвижно.- Как часто это случается?Она занервничала. Наверняка она почувствовала в голосе Хьюзаудивление и это ее обеспокоило.- Трудно сказать. Может, четыре-пять раз в день.Хьюз записал что-то и погрыз губу.- Мисс Тэнди, не заметили ли вы какие-то изменения состояния здоровьяв течение нескольких последних дней, с тех пор, как у вас появилась этаопухоль?- Я немного измучена. Пожалуй, не могу хорошо спать. Но я не потерялав весе и не было чего-то подобного.- Гм-м, - Хьюз записал еще что-то и с минуту приглядывался к своимзаметкам. - Как много вы курите?- Обычно не более половины пачки в день. Я не наркоманка. Сейчас же япросто нервничаю.- Она делала недавно рентген, - вмешался Мак-Ивой, - легкие чистые.- Мисс Тэнди, - спросил Хьюз. - Живете ли вы самостоятельно? И где выживете?- С теткой, на 82-й улице. Работаю для фирмы грампластинокассистентом. Я хотела снять собственное жилье, но родители решили, чтобудет лучше, если я некоторое время поживу с теткой. Ей шестьдесят двагода. Она чудесная старая дева. Мы великолепно понимаем друг друга.Хьюз опустил взгляд.- Прошу меня дурно не воспринимать, но вы наверняка знаете, что ядолжен об этом спросить. Отличается ли ваша тетка хорошим здоровьем, ичисто ли ваше жилище? Не возникает ли в нем угроза заражения, например,клопы, неисправная канализация или остатки пищи?Мисс Тэнди улыбнулась впервые с тех пор, как Хьюз ее увидел.- Моя тетка абсолютно здорова, доктор Хьюз. Она нанимает уборщицу наполное количество часов и горничную для помощи при приготовлении пищи идля общества.Хьюз покивал головой.- Хорошо. Пока ограничимся этим. Доктор Мак-Ивой, может, выясним, какдела с рентгеновскими снимками?Они вернулись в кабинет и сели. Доктор Мак-Ивой вложил в ротлошадиную порцию жевательной резинки.- И что вы об этом думаете, доктор?- Пока я ничего не думаю, - со вздохом ответил Хьюз. - Эта опухольвыросла в течение двух или трех дней, а я еще не слышал о новообразовании,которое было бы на это способно. Ну, и впечатление движения. Вы тожепочувствовали, что опухоль двигается?- Конечно. Мелкая дрожь, как будто там что-то есть под кожей.- Может, это вызывает движение шеи? Пока мы не увидим снимки, трудночто-либо сказать.Несколько минут они молча сидели. Со всех сторон до них доносилисьгоспитальные шумы. Хьюз замерз, был измучен и раздумывал, когда же онсможет вернуться домой. В последнюю ночь он не спал до двух часов,расправляясь с документами и статистикой, и сегодняшняя ночь не обещалаоблегчения. Он потянул носом, всматриваясь в свой поношенный коричневыйботинок.Спустя пять или шесть минут в кабинет вошла рентгенолог, высокаянегритянка, совершенно лишенная чувства юмора. Она несла большойкоричневый конверт.- Что скажешь об этом, Селена? - спросил Мак-Ивой, взяв у нееконверт.Он подошел к экрану для подсветки в углу комнаты.- Совершенно не знаю, доктор. Ясно только одно - что это не имеетникакого смысла.Мак-Ивой взял черный рентгеновский снимок, прикрепил его к экрану ивключил свет. Они увидели изображение задней части черепа мисс Тэнди,снятую в профиль. Опухоль была на месте - большой сероватый нарост. Внутриего вместо типичного волокнистого разрастания был небольшой перепутанныйузел тканей и жил.- Посмотрите сюда, - Мак-Ивой указал концом авторучки. - Выглядит какразновидность корня, удерживающего опухоль на шее. Что же это может быть,ко всем чертям?- Не имею ни малейшего понятия, - заметил Хьюз. - Еще никогда ничегоподобного не видел. Это мне вообще не напоминает опухоль.Мак-Ивой пожал плечами.- Ну, хорошо. Это не опухоль. Тогда что это?Хьюз присмотрелся к снимку вблизи. Маленький узелок хрящей и тканейбыл слишком бесформенен и невыразителен, чтобы удалось что-то распознать.

Все книги писателя Мастертон Грэм. Скачать книгу можно по ссылке

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

   

   

Поиск по сайту
   
   

   

Теги жанров Альтернативная история, Биографии и Мемуары, Боевая Фантастика, Боевики, Военная проза, Детектив, Детская Проза, Детская Фантастика, Детские Остросюжетные, Детское: Прочее, Другое, Иронический Детектив, Историческая Проза, Исторические Любовные Романы, Исторические Приключения, История, Классическая Проза, Классический Детектив, Короткие Любовные Романы, Космическая Фантастика, Криминальный Детектив, Любовные романы, Научная Фантастика, Остросюжетные Любовные Романы, Полицейский Детектив, Приключения: Прочее, Проза, Публицистика, Русская Классика, Сказки, Советская Классика, Современная Проза, Современные Любовные Романы, Социальная фантастика, Триллеры, Ужасы и Мистика, Фэнтези, Юмористическая Проза, Юмористическая фантастика, не указано

Показать все теги

www.libtxt.ru

Книга "Маниту" из серии Маниту 1

 
 

Маниту

Маниту Автор: Мастертон Грэхэм Жанр: Ужасы Серия: Маниту #1 Год: 1995 Страниц: 40 Издатель: Сигма-пресс ISBN: 0-451-14714-2 Переводчик: Колесников Олег Эрнестович Добавил: Admin 22 Апр 11 Проверил: Admin 22 Апр 11 Формат:  FB2, ePub, TXT, RTF, PDF, HTML, MOBI, JAVA, LRF  Читать онлайн книгу Маниту онлайн фрагмент книги для ознакомления

Скачать бесплатно фрагмент книги Маниту фрагмент книги

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

Люди самых разных профессий и убеждений — врач, экстрасенс-шарлатан и индийский шаман — объединяются для исследования очень необычного феномена. У пациентки одной из частных клиник на голове с удивительной скоростью вырастает новообразование, которое, если верить рентгеновским снимкам, является человеческим зародышем. Если верить чудаковатому шаману-индейцу, случилось ужасное — древний злой дух реинкарнировался в новом теле, и темные силы, которые высвободятся на волю при его рождении, могут поставить под угрозу существование человечества…

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Мастертон Грэхэм

Похожие книги

Комментарии к книге "Маниту"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me

Книга "Маниту" автора Мастертон Грэхэм

 
 

Маниту

Маниту Автор: Мастертон Грэхэм Жанр: Ужасы Серия: Маниту #1 Год: 1995 Страниц: 40 Издатель: Сигма-пресс ISBN: 0-451-14714-2 Переводчик: Колесников Олег Эрнестович Добавил: Admin 22 Апр 11 Проверил: Admin 22 Апр 11 Формат:  FB2, ePub, TXT, RTF, PDF, HTML, MOBI, JAVA, LRF  Читать онлайн книгу Маниту онлайн фрагмент книги для ознакомления

Скачать бесплатно фрагмент книги Маниту фрагмент книги

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

Люди самых разных профессий и убеждений — врач, экстрасенс-шарлатан и индийский шаман — объединяются для исследования очень необычного феномена. У пациентки одной из частных клиник на голове с удивительной скоростью вырастает новообразование, которое, если верить рентгеновским снимкам, является человеческим зародышем. Если верить чудаковатому шаману-индейцу, случилось ужасное — древний злой дух реинкарнировался в новом теле, и темные силы, которые высвободятся на волю при его рождении, могут поставить под угрозу существование человечества…

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Мастертон Грэхэм

Похожие книги

Комментарии к книге "Маниту"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me

Книга: Грэм Мастертон. Маниту

Алексей РозановКак посмотреть…«Мир, в котором выращивание жимолости даёт возможность спокойно жить полевым мышам, а крупа как две капли воды похожа на шпагу тореадора… Каким-то сказочным образом под обложкой этой книги уместились… — Издательские решения, электронная книга Подробнее...200электронная книга
Алексей РозановКак посмотреть…«Мир, в котором выращивание жимолости даёт возможность спокойно жить полевым мышам, а крупа как две капли воды похожа на шпагу тореадора… Каким-то сказочным образом под обложкой этой книги уместились… — Издательские решения, Подробнее...бумажная книга
Полонский ПинхасБиблейская динамика. Комментарий на Книгу Бытия. Том 1"Библейская динамика"-это новый комментарий к Торе (Пятикнижию Моисееву), дающий возможность увидеть библейских персонажей как динамичных личностей" которые не были" статичными праведниками", но… — Мосты культуры, Иудаизм Подробнее...20181305бумажная книга
Полонский П.Библейская динамика. Комментарий на книгу бытия. Том 1"Библейская динамика"-это новый комментарий к Торе (Пятикнижию Моисееву), дающий возможность увидеть библейских персонажей как динамичных личностей, которые не были" статичными праведниками", но… — Столичная пресса, - Подробнее...20181048бумажная книга
Пелевин В.S. N. U. F. F.Дамилола Карпов — боевой пилот и видеохудожник. Он живёт в гигантском офшаре Бизантиум, нависшем над просторами Оркланда, словно чёрное солнце, и его дистанционноуправляемая видеокамера, оснащённая… — Азбука СПб, (формат: Мягкая глянцевая, 448 стр.) Подробнее...2017179бумажная книга
Полонский П.Библейская динамика. Комментарий к Торе. Том I. Комментарий на Книгу Бытия"Библейская динамика" - это новый комментарий к Торе (Пятикнижию Моисееву), дающий возможность увидеть библейских персонажей как динамичных личностей" которые не были "статичными праведниками", но… — Мосты культуры, (формат: Твердая бумажная, 720 стр.) Подробнее...2016867бумажная книга
Пинхас ПолонскийБиблейская динамика. Том 1. Комментарий на Книгу Бытия`Библейская динамика`- это новый комментарий к Торе (Пятикнижию Моисееву), дающий возможность увидеть библейских персонажей как динамичных личностей, которые не были`статичными праведниками`, но… — Мосты культуры, (формат: Твердая бумажная, 720 стр.) Иудаизм Подробнее...20161314бумажная книга
Полонский ПинхасБиблейская динамика. Комментарий на Книгу Бытия. Том 1`Библейская динамика`- это новый комментарий к Торе (Пятикнижию Моисееву), дающий возможность увидеть библейских персонажей как динамичных личностей`которые не были`статичными праведниками`, но… — Мосты культуры, (формат: Твердая бумажная, 720 стр.) Иудаизм Подробнее...2018939бумажная книга

dic.academic.ru