В лесах. Книга Первая, стр. 1. Мельников печерский книги


Павел Иванович Мельников-Печерский | КулЛиб

RSS канал автора

Па́вел Ива́нович Ме́льников (псевдоним: Андре́й Пече́рский, также известен как Ме́льников-Пече́рский; 25 октября [6 ноября] 1818 год|1818, Нижний Новгород — 1 [13] февраля 1883 год|1883, Нижний Новгород) — русский писатель, этнограф-беллетрист.Павел Мельников происходил из старинного, обедневшего дворянского рода. Окончил словесный факультет Казанского университета. Попал под подозрение и был выслан властями в город Шадринск. После ссылки работал учителем в гимназии.Был чиновником особых поручений министерства внутренних дел по искоренению церковного раскола. Он принимал непосредственное участие в преследованиях, в том числе в разорениях старообрядческих скитов и молелен.Кавалер ордена святой Анны 3-й степени. Вышел в отставку в 1866 году в чине действительного статского советника.Писал под псевдонимом Андрей Печерский, придуманном в 1850 году В. Далем. Многими воспринимается как один из авторитетных авторов в области старообрядчества. По мнению старообрядцев, ввиду его должности многие сделанные им описания старообрядческой среды и нравов носят тенденциозный характер, что отражено в ряде архивных и филологических исследований.

Показывать: НазванияАннотацииОбложки   Сортировать по: алфавитусериямдате поступленияпопулярностиоценкамгоду изданияразмеруВыбрать всё     Массовая выкачка в формате:

Показываем книги: (Автор) (все книги)

Количество книг по ролям: Автор - 51. Всего книг: 51. Объём всех книг: 28 Мб (29,508,325 байт)
Всего оценок - 22, средняя оценка книг автора - 4.36
Оценки: нечитаемо - 0, плохо - 0, неплохо - 3, хорошо - 8, отлично! - 11

Автор

Классическая проза  

- В лесах 4137K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - На горах 4227K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский

Русская классическая проза  

- Бабушкины россказни 231K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - В лесах. Книга вторая [windows-1251] 993K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - В лесах. Книга первая [windows-1251] 1213K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - В Чудове 125K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Гриша 202K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Дедушка Поликарп 119K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Именинный пирог 125K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Княжна Тараканова и принцесса Владимирская (сборник) (и.с. Русская классика) 2323K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Красильниковы 141K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Медвежий угол 127K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - На горах. Книга вторая [windows-1251] 1072K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - На горах. Книга первая [windows-1251] 1285K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - На станции 94K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Непременный 124K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Поярков 160K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Ранние рассказы 139K  (читать)  (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Семейство Богачевых 127K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Старина 174K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Старые годы 356K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский

Поэзия  

- Великий художник 109K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский

История  

- В лесах (Книга 1, часть 1) [windows-1251] 599K  (читать)  (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - В лесах (Книга 1, часть 2) [windows-1251] 567K  (читать)  (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - В лесах (Книга 2, часть 3) [windows-1251] 388K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - На горах (Книга 1, часть 1) [windows-1251] 622K  (читать)  (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - На горах (Книга 1, часть 2) [windows-1251] 590K  (читать)  (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - На горах (Книга 2, часть 3) [windows-1251] 669K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - На горах (Книга 2, часть 4) [windows-1251] 360K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский

История   Публицистика  

- Белые голуби 558K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Дорожные записки (На пути из Тамбовской губернии в Сибирь) 380K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Замечания о городах Российской империи 111K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Исторические заметки 144K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Исторические известия о Нижнем Новгороде 140K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Княжна Тараканова и принцесса Владимирская 792K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Очерки мордвы 492K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Очерки Мордвы 461K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Очерки поповщины 1987K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Письма о расколе 334K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Предания в Нижегородской губернии 114K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Предания о судьбе Елизаветы Алексеевны Таракановой 114K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Счисление раскольников 192K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Тайные секты 332K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский

Биографии и Мемуары  

- Аввакум Петрович (Биографическая заметка) 137K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Автобиография 111K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Ланщиков А - П. И. Мельников (Андрей Печерский) 166K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Начало неоконченной автобиографии 112K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Очерк жизни и творчества 319K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский

Публицистика  

- Балахонцовы 113K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-Печерский - Гроза 206K  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Павел Иванович Мельников-ПечерскийЗарегистрируйтесь / залогиньтесь для выкачки нескольких книг одним файлом.

coollib.net

Мельников-Печерский Павел Иванович


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА
Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Павел Иванович Мельников-Печерский

И.Н. Крамской. Портрет П.И. Мельникова. 1876 г.

Мельников Павел Иванович (Андрей Печерский) (1818/1883) — русский писатель, историк, этнограф. С ранних лет Мельников увлекался изучением истории, чему и посвятил впоследствии свою научную деятельность, тесно связанную с литературной. Основной темой для изучения было старообрядчество («В лесах», «На горах»).

Гурьева Т.Н. Новый литературный словарь / Т.Н. Гурьева. – Ростов н/Д, Феникс, 2009, с. 171.

Мельников-Печерский Павел Иванович (25.10.1818-1.11.1883), русский прозаик и историк. Детские годы провел в “лесном городке” Семенове Нижегородской губ., окруженном старообрядческими скитами. Окончил Казанский университет. Служил учителем истории и библиотекарем. В начале 1840-х сблизился с В.И. Далем и архиеп. Иаковом, знатоком раскола. Много занимался краеведением, изучением статистики и археологии, работал в архивах. С 1847 — чиновник особых поручений, в 1850 причислен к Министерству иностранных дел, в эти годы активно боролся против раскольников, в т. ч. силой убеждения: вступал в богословские споры, обратил ряд скитов в Православие. Однако в эпоху реформ выступил с заявлением, что не считает более раскол опасным для государства, а потому находит его преследование излишним и даже вредным (“Записка о русском расколе”, 1857). По мнению Даля, был “первостепенным знатоком русского быта”. В истории русской литературы остался прежде всего как автор дилогии из жизни заволжского старообрядческого купечества “В лесах” (1871-1874) и “На горах” (1875-81).

П.И. Мельников. 1859 г. С литографированного портрета "Русского художественного листка" В.Ф, Тима.

Мельников Павел Иванович (псевд. Андрей Печерский) (25.10[6.11].1818—1[13].11.1883), писатель. Родился «в самый благовест к обедне» в Н. Новгороде. Отец состоял на военной службе, участвовал в военных походах 1813—1814. Был начальником жандармской команды в Н. Новгороде.

Род Мельниковых возник в XVII в. Ощущение связи поколений, уходящей в глубокую русскую древность, искреннее уважение и интерес к отечественной истории, к ее героике были характерной чертой мировосприятия писателя. Старинный образ Спасителя с жалованной надписью царя Ивана Васильевича был его семейной реликвией и как бы символизировал эту связь.

До 10 лет Мельников учился дома. «Еще у десятилетнего ребенка были у него толстые тетради, в которые по линейке переписывал он Пушкина, Дельвига, Баратынского и Жуковского. Двенадцати лет он знал наизусть всю “Полтаву”, много отрывков из “Онегина”», — писал Мельников о самом себе в автобиографии. Окончив нижегородскую гимназию, в 1834 он поступил в Казанский университет. Окончил его в 1837 в возрасте 18 лет. В 1838 за какую-то провинность (подробности не установлены) был направлен уездным учителем истории и статистики в г. Шадринск Пермской губ., но затем оставлен в Перми при местной гимназии. В мае 1838 Мельников был переведен в нижегородскую гимназию.

П.И. Мельников. С гравюры на дереве. 1883 г.

Поездка в Пермь дала материал для цикла статей. Первое печатное произведение («Дорожные записки на пути из Тамбовской губернии в Сибирь») увидело свет в ноябрьском номере «Отечественных записок» за 1839. Публикация продолжалась на протяжении нескольких номеров. Произведение представляет собой синтез этнографических, исторических, статистических данных, аккуратно собранных пытливым наблюдателем. Его интересуют и достопримечательности Арзамаса, и история соляных промыслов, технология добычи соли, географические особенности разных мест и пермяцкий язык. В архиве А.А. Краевского сохранился запрещенный цензурой и потому не вошедший в «Дорожные записки…» мельниковский «Рассказ о Пугачеве Дементия Верхоланцева, походного полковника Третьего Яицкого полка». Для Мельникова рассказ 85-летнего старика, участника крестьянской войны под предводительством Пугачева, был ценен тем, что содержал целый ряд деталей, неизвестных Пушкину и историкам пугачевщины. Мельникову дорога каждая мелочь. Он тщательно описывает в статье внешность Пугачева, опираясь на рассказ очевидца, его сподвижников, особенности боевых действий, их детали, поправляет Пушкина.

В 1841 Мельников был утвержден в звании корреспондента Археографической комиссии. В Н. Новгороде писатель занимался изучением истории, статистики, разбором местных архивов. Выявленные им в архивах сведения легли в основу многих исторических и краеведческих статей («Нижний Новгород и нижегородцы в смутное время», «И. П. Кулибин», «Указатель достопримечательностей Нижнего Новгорода», «Нижегородская ярмарка» и др.). Получив задание выявить, не осталось ли потомков Козьмы Минина, писатель установил полное имя величайшего русского патриота (Козьма Захарыч Минин-Сухорук).

П.И. Мельников. С портрета, нарисованного его сыном и гравированного Э.Паннемакером.

С 1 января 1845 и по 14 мая 1850 Мельников состоял редактором неофициальной части «Нижегородских губернских ведомостей». С 1847 Мельников — чиновник особых поручений при нижегородском губернаторе. В 1850 он при помощи В. И. Даля был причислен к МВД. В 1852—1853 руководил статистической экспедицией по изучению старообрядчества в Нижегородской губ. Итогом этой работы стал представленный в 1854 в Министерство внутренних дел «Отчет о современном состоянии раскола в Нижегородской губернии». В нем Мельников предлагал жесткие меры к искоренению старообрядчества, называя его «язвой государственной».

Первые литературные опыты Мельникова («О том, кто такой Елпидифор Перфильевич и какие приготовления делались в Чернограде к его именинам», 1840) отмечены попытками подражать Н. В. Гоголю. В 1852 Мельников возвращается к литературной работе, публикует повесть «Красильниковы» («Москвитянин». № 8), свидетельствующую о нем как о зрелом писателе. В повести продемонстрировано глубокое знание народного быта, умение показать его с разных сторон, умение широко использовать фольклорные средства. При этом они здесь, как и в последующих произведениях, являются органической составляющей творческого мироощущения писателя, не выглядят надуманными и лишними.

Несмотря на доброжелательные отзывы о «Красильниковых», писатель на несколько лет отходит от литературы. В 1867 публикует несколько рассказов («Дедушка Поликарп», «Поярков», «Медвежий угол», «Непременный», повесть «Старые годы», в основу которой лег восторженный рассказ старого слуги о буйствах жестокого барина). В 1858 — рассказ «Именинный пирог», повесть «Бабушкины россказни». В 1861 — рассказ «Гриша». В них звучит гоголевская тема маленького человека с протестом против чиновничьих беззаконий. Народ изображен как пассивная сила, в нем нет инициативных характеров. Многие рассказы отличает наличие очерковых эпизодов, дающих обличительную картину.

Старообрядческая тематика в 1860—70-е становится одной из ведущих в творчестве Мельникова. Вначале в своих противостарообрядческих рассказах («Поярков», «Гриша») он ничем не выделяется в изображении старообрядческой среды от современных ему авторов-«обличителей». Старообрядческие характеры сатирически деформированы при помощи резкого окарикатуривания, использования ряда сатирических противопоставлений, негативных авторских характеристик, шаржирования и др. приемов. Это не случайно, ведь борьба со старообрядчеством силой смеха потребовала обращения к комическому. Мир старообрядчества показан утрированно, акцент сделан на одностороннее подчеркивание негативных явлений.

Смена подходов к изображению старообрядчества в творчестве Мельникова шла медленно. Противообрядческая сатира «Пояркова» сменилась этнографизмом повести «Заузольцы» (пробный шаг на пути к дилогии «В лесах» (1874) и «На горах» (1881)), затем, спустя два года, возродилась в «Грише». Этот рассказ органично объединял черты сатиры и этнографического описания, которое выразилось в использовании старообрядческих легенд, но не в изображении достоверного быта старообрядцев, однако в целом был написан в обличительных традициях. Но не прошло и года, как в «Северной пчеле» появились «Письма о расколе», где Мельников признавал немаловажное значение старообрядчества для развития страны, ее промышленности. Затем последовали «Очерки поповщины», где старообрядчество рассматривалось в целом с позиций «просветительского неприятия», где были пущены в ход старые приемы противообрядческой сатиры — особенно там, где речь заходила о современной автору эпохе. Современное старообрядчество Мельников изображал при помощи иронических приемов, не брезговал передавать непроверенные и не соответствующие действительности слухи. Темой «Очерков…» стала история старообрядчества и его попытки приспособиться к вызовам действительности. В каждой главе подана определенная конкретно-историческая ситуация и раскрыта реакция старообрядчества на нее. Проблематика «Очерков…» строится на изучении жизнеспособности старообрядчества, которая, по мнению автора, невозможна при условии строгого соблюдения церковных установлений, незыблемость коих старообрядчество провозглашает. Идея «Очерков поповщины» — обоснование исторической и нравственной несостоятельности старообрядчества вообще. Идея несостоятельности старообрядчества определила отбор образов, ситуаций и их интерпретацию.

Колебания Мельникова объясняются особенностями его взглядов на старообрядчество. От идеи, что оно должно неизбежно исчезнуть при «успехах просвещения», он шел к выводу, что старообрядчество способно придать новый импульс развитию России.

Каракозовский выстрел 4 апреля 1866 стал для Мельникова подлинным потрясением. В его глазах это был не просто выстрел в первого человека страны, но покушение на национальную идею государственности. Кто и что может послужить противодействием нигилизму? Старообрядчество, приходит к убеждению писатель, сила, не причастная к политической борьбе, но сохраняющая первоосновы национального менталитета и духовности, преданная религиозной идее и монархии. Укрепляет этот вывод командировка в Москву с целью изучения настроений старообрядцев в связи с прошедшим недавно собором на Рогожском кладбище. «А восстановление русского духа, старобытной нашей жизни все-таки от будущих старообрядцев, которые тогда не раскольники будут», — писал Мельников в записке министру внутренних дел о результатах командировки. Он вкладывает разное содержание в слова «старообрядцы» и «раскольники». Это не синонимы. Раскольники для него — те, кто отказывается идти на сближение с официальным Православием. Старообрядцы — хранители исконного духа Руси допетровской, которые, отбросив «предрассудки» и влившись в паству господствующей Церкви, призваны преобразить и ее, и страну в целом, укрепить ее основы.

Особенность дилогии Мельникова «В лесах» и «На горах» в том, что в ней сложно выделить одну преобладающую, частную тему. Объектом изображения стали жизнь и быт лесного и нагорного Поволжья, внутренний уклад народа, скитов. Определяя замысел книг, Мельников писал: «… изобразить быт великороссов в местностях при разных развитиях, при разных условиях общественного строя жизни, при разных верованиях и на разных ступенях образования». Поэтому тут можно говорить о системе тем, проблем. Своего положительного героя писатель искал в среде, наиболее устойчивой по отношению к новым явлениям эпохи, живущей по дониконовским предписаниям, близкой к народу. Личность героя связана с проблемой дальнейшего развития России, с проблемами общественной среды. Это определяет основные элементы дилогии: характеры зарождающейся торговой буржуазии, изображенные в разных аспектах: добродетельно-положительные, соответствующие идеалу писателя, и резко отрицательные, сатирические, которые придают дилогии антибуржуазные черты. Эти характеры действуют в быту, в обыденной жизни. Бытовая тема невозможна без разработки темы семьи. Семья его интересует как прочная база для развития личности. Нарушение семейных правил ведет к падению. Своеобразие дилогии «В лесах» и «На горах» в том, что писатель сумел убедительно показать неизвестный, обособленный мир — мир старообрядчества, где по устоявшимся традициям не принято делиться информацией, открываться. Более того — мир, о котором знали лишь по тенденциозным публикациям. Старообрядчество, эта «отечественная Атлантида», было представлено убедительными человеческими характерами. Писатель отошел от устоявшихся шаблонов изображения старообрядчества, которым следовал некогда и сам, хотя иногда сохраняет «чиновничью насмешливость» (выражение Н. С. Лескова) по отношению к старообрядцам. Двойственное отношение к старообрядчеству выразилось и в двойственности характеров ряда героев дилогии. И тем не менее герой Мельникова мыслится именно как характер с присущей ему многогранностью, а не как схема. Мельников совершенно подорвал принципы художественного изображения старообрядчества, обозначив в старообрядческой среде положительный идеал. Более того, он нашел и обрисовал в этой среде национальный идеал. Дилогия показала неисчерпаемые возможности русского фольклора. Фольклорный аспект является на сегодняшний день наиболее изученной стороной творчества Мельникова. Фольклор, используемый Мельниковым в авторской речи, не выглядит чужеродным, он органически вписывается как в речь героев, так и в речь автора, являясь основой индивидуального творческого сознания Мельникова. Писатель и его герои опираются на фольклорные образы и символы, аккумулируя свои идеи и мысли с помощью народных пословиц. Уникальна сама по себе жанровая природа дилогии, сочетающая признаки семейного, авантюрного, бытового романа.

Боченков В.

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа.

Далее читайте:

Виктор БОЧЕНКОВ: «Не за старообрядцев, а за Мельникова обидно». 27.09.2010

Лидия СЫЧЕВА. Против течения. (О книге: Боченков В.В. П.И. Мельников (Андрей Печерский): мировоззрение, творчество, старообрядчество.  – Ржев: Маргарит, 2008)

Керженские скиты, раскольничьи, Нижегородской губ., Семеновского у. Основание их относится ко 2-й пол. XVII в. В романах “В лесах” и “На горах” изображены многие скитские нравы.

Сочинения:

Полн. собр. соч.: В 14 т. СПб.; М., 1897—98;

Собр. соч.: В 8 т. М., 1976.

 

 

www.hrono.ru

Читать В лесах. Книга Первая - Мельников-Печерский Павел Иванович - Страница 1

Мельников_Печерский Павел

В лесах. Книга Первая

МЕЛЬНИКОВ-ПЕЧЕРСКИЙ, Павел Иванович (1818-1883)

«В лесах» (1871-1875)

Собр. соч. в 8 т., Москва 1976.

Все примечания, данные в скобках, принадлежат автору.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Верховое Заволжье — край привольный. Там народ досужий, бойкий, смышленый и ловкий. Таково Заволжье сверху от Рыбинска вниз до устья Керженца. Ниже не то: пойдет лесная глушь, луговая черемиса, чуваши, татары. А еще ниже, за Камой, степи раскинулись, народ там другой: хоть русский, но не таков, как в Верховье. Там новое заселение, а в заволжском Верховье Русь исстари уселась по лесам и болотам. Судя по людскому наречному говору — новгородцы в давние Рюриковы времена там поселились. Преданья о Батыевом разгроме там свежи. Укажут и «тропу Батыеву» и место невидимого града Китежа на озере Светлом Яре. Цел тот город до сих пор — с белокаменными стенами, златоверхими церквами, с честными монастырями, с княженецкими узорчатыми теремами, с боярскими каменными палатами, с рубленными из кондового, негниющего леса домами. Цел град, но невидим. Не видать грешным людям славного Китежа. Скрылся он чудесно, божьим повеленьем, когда безбожный царь Батый, разорив Русь Суздальскую, пошел воевать Русь Китежскую. Подошел татарский царь ко граду Великому Китежу, восхотел дома огнем спалить, мужей избить либо в полон угнать, жен и девиц в наложницы взять. Не допустил господь басурманского поруганья над святыней христианскою. Десять дней, десять ночей Батыевы полчища искали града Китежа и не могли сыскать, ослепленные. И досель тот град невидим стоит, — откроется перед страшным Христовым судилищем. А на озере Светлом Яре, тихим летним вечером, виднеются отраженные в воде стены, церкви, монастыри, терема княженецкие, хоромы боярские, дворы посадских людей. И слышится по ночам глухой, заунывный звон колоколов китежских.

Так говорят за Волгой. Старая там Русь, исконная, кондовая. С той поры как зачиналась земля Русская, там чуждых насельников не бывало. Там Русь сысстари на чистоте стоит, — какова была при прадедах, такова хранится до наших дней. Добрая сторона, хоть и смотрит сердито на чужанина.

В лесистом Верховом Заволжье деревни малые, зато частые, одна от другой на версту, на две. Земля холодна, неродима, своего хлеба мужику разве до масленой хватит, и то в урожайный год. Как ни бейся на надельной полосе, сколько страды над ней ни принимай, круглый год трудовым хлебом себя не прокормишь. Такова сторона!

Другой на месте заволжанина давно бы с голода помер, но он не лежебок, человек досужий. Чего земля не дала, уменьем за дело взяться берет. Не побрел заволжский мужик на заработки в чужу-дальнюю сторону, как сосед его вязниковец, что с пуговками, с тесемочками и другим товаром кустарного промысла шагает на край света семье хлеб добывать. Не побрел заволжанин по белу свету плотничать, как другой сосед его галка (Крестьяне Галицкого и других уездов Костромской губернии.). Нет. И дома сумел он приняться за выгодный промысел. Вареги зачал вязать, поярок валять, шляпы да сапоги из него делать, шапки шить, топоры да гвозди ковать, весовые коромысла чуть не на всю Россию делать. А коромысла-то какие! Хоть в аптеку бери — сделано верно.

Леса заволжанина кормят. Ложки, плошки, чашки, блюда заволжанин точит да красит; гребни, донца, веретена и другой щепной товар работает, ведра, ушаты, кадки, лопаты, коробья, весла, лейки, ковши — все, что из лесу можно добыть, рук его не минует. И смолу с дегтем сидит, а заплатив попенные, рубит лес в казенных дачах и сгоняет по Волге до Астрахани бревна, брусья, шесты, дрючки, слеги и всякий другой лесной товар

Волга под боком, но заволжанин в бурлаки не хаживал. Последнее дело в бурлаки идти! По Заволжью так думают: «Честней под оконьем Христовым именем кормиться, чем бурлацкую лямку тянуть». И правда.

Живет заволжанин хоть в труде, да в достатке. Сысстари за Волгой мужики в сапогах, бабы в котах. Лаптей видом не видано, хоть слыхом про них и слыхано. Лесу вдоволь, лыко нипочем, а в редком доме кочедык найдешь. Разве где такой дедушка есть, что с печки уж лет пяток не слезает, так он, скуки ради, лапотки иной раз ковыряет, нищей братье подать, либо самому обуться, как станут его в домовину обряжать. Таков обычаи: летом в сапогах, зимой в валенках, на тот свет в лапотках…

Заволжанин без горячего спать не ложится, по воскресным дням хлебает мясное, изба у него пятистенная, печь с трубой; о черных избах да соломенных крышах он только слыхал, что есть такие где-то на «Горах» («Горами» зовут правую сторону Волги.).

А чистота какая в заволжских домах!.. Славят немцев за чистоту, русского корят за грязь и неряшество. Побывать бы за Волгой тем славильщикам, не то бы сказали. Кто знаком только с нашими степными да черноземными деревнями, в голову тому не придет, как чисто, опрятно живут заволжане.

Волга рукой подать. Что мужик в неделю наработает, тотчас на пристань везет, а поленился — на соседний базар. Больших барышей ему не нажить; и за Волгой не всяк в «тысячники» вылезет, зато, как ни плоха работа, как работников в семье ни мало, заволжанин век свой сыт, одет, обут, и податные за ним не стоят. Чего ж еще?.. И за то слава те, господи!.. Не всем же в золоте ходить, в руках серебро носить, хоть и каждому русскому человеку такую судьбу мамки да няньки напевают, когда еще он в колыбели лежит.

Немало за Волгой и тысячников. И даже очень немало. Плохо про них знают по дальним местам потому, что заволжанин про себя не кричит, а если деньжонок малу толику скопит, не в банк кладет ее, не в акции, а в родительску кубышку, да в подполье и зароет. Миллионщиков за Волгой нет, тысячников много. Они по Волге своими пароходами ходят, на своих паровых мельницах сотни тысяч четвертей хлеба перемалывают. Много за Волгой таких, что десятками тысяч капиталы считают. Они больше скупкой горянщины (Горянщиной называется крупный щепной товар: обручи, дуги, лопаты, оглобли и т. п.) да деревянной посуды промышляют. Накупят того, другого у соседей, да и плавят весной в Понизовье. Барыши хорошие! На иных акциях, пожалуй, столько не получишь.

Один из самых крупных тысячников жил за Волгой в деревне Осиповке. Звали его Патапом Максимычем, прозывали Чапуриным. И отец так звался и дедушка. За Волгой и у крестьян родовые прозванья ведутся и даже свои родословные есть, хотя ни в шестых, ни в других книгах они и не писаны. Край старорусский, кондовой, коренной, там родословные прозвища встарь бывали и теперь в обиходе.

Большой, недавно построенный дом Чапурина стоял середь небольшой деревушки. Дом в два жилья, с летней светлицей на вышке, с четырьмя боковушками, двумя светлицами по сторонам, с моленной в особой горнице. Ставлен на каменном фундаменте, окна створчатые, стекла чистые, белые, в каждом окне занавеска миткалевая с красной бумажной бахромкой. На улицу шесть окон выходило. Бревна лицевой стены охрой на олифе крашены, крыша красным червляком. На свесах ее и над окнами узорчатая прорезь выделана, на воротах две маленькие расшивы и один пароход ради красы поставлены. В доме прибрано все на купецкую руку. Пол крашеный,олифа своя, не занимать стать; печи-голландки кафельные с горячими лежанками; по стенам, в рамках красного дерева, два зеркала да с полдюжины картин за стеклом повешено. Стулья и огромный диван красного дерева крыты малиновым трипом, три клетки с канарейками у окон, а в углу заботливо укрыты платками клетки: там курские певуны — соловьи; до них хозяин охотник, денег за них не жалеет.

По краям дома пристроены светелки. Там хозяйские дочери проживали, молодые девушки. В передней половине горница хозяина была, в задней моленная с иконостасом в три тябла. Каноница с Керженца при той моленной жила, по родителям «негасимую» читала. Внизу стряпущая, подклет да покои работников и работниц.

online-knigi.com