аудиокниги Игоря Князева. Междумир книга


Нил Шустерман. Трилогия о междумире

Нил Шустерман, Цикл: Скинджекеры Междумира01. Междумир, 02. Междуглушь, 03. Мир обретенный

Трудно сказать, почему я решила прослушать эту книгу. Я консерватор в своих вкусах, но иногда хочется выйти за рамки своих предпочтений, послушать / почитать неизвестного ранее автора. В этом смысле, сыграл определенную роль тот факт что трилогию Шустермана о междумире озвучил Игорь Князев, причем все три книги подряд. Начитка Игоря Князева – это уже определенный знак качества.

Из анонсаПогибшие в автокатастрофе девочка Алли и мальчик Ник не умирают, а просыпаются в некоем промежуточном мире, где существуют такие же "недоумершие" дети, как они. Кроме того, в этом мире, как в музее, сохраняется всё, что достойно быть сохранённым. Алли всей душой стремится вернуться в мир живых. У Ника такого стремления нет, но для него находится другое, очень важное дело.Головоломные приключения, захватывающий мир, яркие характеры, глубокие чувства — всё это есть в книге Нила Шустермана, первой части трилогии о скинджекерах Междумира. Это книга о детях, но... вряд ли для детей

Как это обычно бывает с анонсами, все сказано в целом верно, но при этом ничего не говорится о главном.На мой взгляд, самое главное о чем эта книга: о том как по мере развития сюжета разворачивается борьба за влияние на души людей, о том как фантастически убедительно зло умеет притворятся добром, о том как сложно, почти невозможно, сохранить себя в условиях когда весь окружающий социум живет по принципу "растворись, подчинись, будь как все – и будет тебе счастье" – это в анонсе никак не отражено ... И все это не просто сухие прописные истины, эти истины убедительно встроены в ткань захватывающего динамичного сюжета, интересных аллегорий, сложных отношений и непростых вариантов выбора.

Очень захватывающая книга (все три части). Редкий случай, когда каждая следующая книга цикла воздействует еще более мощно, чем предыдущая. Из тех книг, что слушаешь каждую свободную минуту, думаешь, ну еще главу послушаю, ну еще – в результате бессонница :) Написана увлекательно, действие развивается стремительно (иногда замедляясь и меняя темп), сюжетные ходы часто непредсказуемы, оторваться невозможно. Сначала аллегорический ряд считывается довольно просто – верх и низ, свет и тьма, движение – это жизнь и т.п... Но вот истина "человек – это то, что он о себе помнит" – уже из другого ряда. Мне понятно, почему Шустерман ограничил возраст попадания в Междумир 15-16 годами. Иначе сложно было бы обосновать, почему люди забывают своих родных и свои земные "долги". Это своего рода тоже аллегория – большинство жителей Междумира так и не выходят из младшего школьного/старшего дошкольного возраста. Они легко принимают правила игры и следуют им. Они не рассуждают критически, не оценивают действия тех личностей, которые пытаются в этом мире управлять. И только единицы смеют "свое суждение иметь". И, в общем случае это от возраста не зависит, хотя, конечно, лидерами полярных идеологий (не побоюсь этого слова) становятся персонажи постарше (в рамках предложенного возрастного ограничения попадания в Междумир , 15-16 лет максимум).Как это похоже на наш мир, не так ли? :)

И тем не менее, Шустерману удалось придумать настоящую параллельную реальность, мир, существующий рядом, но невидимый для нас. Эта параллельная жизнь одновременно и похожа и не похожа на на известный нам реальный мир. Автор настолько мастерски переплетает вымысел с реальностью, что иногда думаешь - а вдруг междумир существует на самом деле. Междумир полон удивительных чудес, он живет по своим законам, но ценности всех миров остаются одинаковыми - поэтому и в междумире приходится отстаивать свою правоту, бороться за честь, достоинство и верность идеалам, преодолевать страх и одиночество, противостоять лжи и насилию. Персонажей романа, в сущности совсем еще детей, автор неоднократно ставит перед сложнейшим выбором, такие испытания способны сломить и взрослого человека.

В первую очередь это касается Алли, именно она представляется вначале самой сильной и взрослой, именно она не позволяет своим друзьям потерять свою личность и утонуть в рутине (практически в прямом смысле этого слова), именно ей приходится делать первый мучительный выбор – совершить ли предательство, получая взамен комфортную жизнь и покровительство "сильных мира того" или остаться в одиночестве с призрачной надеждой все же помочь своим друзьям, попавшим в беду. А ведь на тот момент Алли еще не знала о своих удивительных способностях в междумирной реальности. И не один раз на протяжении трилогии Алли приходится принимать сложнейшие решения, иногда на грани жизни и смерти, в прямом смысле слова...И все же, выбор, который приходится делать Нику, пожалуй еще сложней, потому что на весах вариантов решений возникает любовь. Или так – ЛЮБОВЬ, первое большое чувство юноши подростка, причем взаимное . Но... Это трудно описать в рецензии, не только потому что существует запрет на спойлеры, но и потому что сравниться с мастерством автора невозможно. Когда ты погружаешься в контекст романа, ты понимаешь, насколько острый и мучительный выбор приходится делать Нику, ты прямо чувствуешь как это непросто, как это больно – но не объяснишь...И Ник и Алли найдут в междумире настоящую любовь и верных друзей но придется пройти через ошибки, страх, расставание, потери, унижение и горечь поражения.

Если Алли чаще приходится брать ответственность за тяжелые решения, то для Ника автор придумал нечто невозможное - ему суждено буквально собрать себя по крупицам после сокрушительного поражения и почти полного исчезновения (третья часть цикла). Конечно, это стало возможным благодаря помощи друзей, но не будь его характер столь цельным и сильным, возрождение личности не могло бы произойти.

Но и другие персонажи трилогии не менее интересны. Для каждого персонажа у Шустермана есть своя история, свои неповторимые краски, яркая индивидуальность, особые приметы (иногда даже черезчур экзотические :)). Харизматичность, коварство, мощная энергетика и жажда власти Мэри, сила духа и взрывоопасная эмоциональность Майки Макгилла, предательская слабость Милоса, противоречивая натура Джил, удивительные возможности Шрамодуха (человека, как бы разделенного пополам между двумя мирами), колоритная и загадочная личность юноши-ягуара Джикса... Кто-то сразу же вызывает симпатию, кто-то сразу вызывает отторжение, кто-то раскрывается и проявляет свой характер постепенно, а иногда, по мере развития сюжета, мнение о персонаже меняется, потому что каждому из них приходится делать свой выбор, не только Нику и Алли.Конечно, это далеко не полный перечень неординарных и причудливых обитателей междумира. Да, я перечислила персонажей из разных романов, в первой и второй части вы не встретите Шрамодуха и Джикса, например, но я думаю, что прочитавшие первую часть, обязательно и сразу же перейдут ко второй и третьей.

Финал просто феерический, не побоюсь этого слова. И я бы не сказала, что все так уж предсказуемо развивалось. Да, я не сомневалась, что Шустерман не позволит в финале "уничтожить мир", но вариантов развития событий было более чем достаточно. Например, в конце второй части, силы условных "добра" и "зла" разошлись вничью, причем обе стороны оказались практически уничтожены...

Ну, а чтобы рецензия не казалось такой уж восторженной, скажу пару критических замечаний. Иногда кажется, что фантазия автора уносится в заоблачные дали, даже в ущерб логике развития сюжета. Поэтому остаются как бы незавершенные сюжетные "хвосты", а действие уже несется дальше... Но более заметные "ляпы" - это определенные логические нестыковки, которые часто встречаются у фантастов, создающих в своих книгах параллельную реальность. Например – вначале утверждается, что законы этого мира не позволяют то-то и то-то, а потом возникает эпизод, когда этот запрет с легкостью нарушается, или другое в том же духе. Несколько подобных ляпов в трилогии о междумире озвучено самим переводчиком, но еще некоторое количество таких логических нестыковок я заметила сама, особенно этим грешит третий роман цикла... Но, по большому счету, общее впечатление от этого не пострадало.

Иллюстрации я взяла с сайта Абуки, это альтернативные обложки, которые показались мне очень интересными.

Искренняя благодарность всем, кто работал над аудиокнигой, и конечно же, спасибо Нилу Шустерману за незабываемые впечатления. Попробую почитать / послушать другие произведения этого автора, тем более что Игорь Князев озвучил еще одну его книгу . Причем в анонсе к новой книге сразу предупреждает, что " тем, кто ждет чего-то вроде "Междумира", надо перестроиться. Это совсем другое...".Я постараюсь...

ellen-lp.livejournal.com

Шустерман Нил - Междумир

Погибшие в автокатастрофе девочка Алли и мальчик Ник не умирают, а просыпаются в некоем промежуточном мире, где существуют такие же "недоумершие" дети, как они. Кроме того, в этом мире, как в музее, сохраняется всё, что достойно быть сохранённым. Алли всей душой стремится вернуться в мир живых. У Ника такого стремления нет, но для него находится другое, очень важное дело. Головоломные приключения, захватывающий мир, яркие характеры, глубокие чувства — всё это есть в книге Нила Шустермана, первой части трилогии о скинджекерах Междумира. Это книга о детях, но... вряд ли для детей. То есть они, конечно, тоже читают её с удовольствием, но подростки от 13 и до 100 почерпнут здесь много глубоких мыслей, чудесной лирики и мягкого, совсем не американского юмора.

От исполнителя:

 

Вот-вот, самая большая проблема для меня – это позиционирование книги. Вроде дети, вроде нет ничего, что нельзя было бы дать послушать и ребенку… Однако захватывает так, что читал до четырех ночи. И что главное: в отличие, скажем, от Чайлда, от которого тоже трудно было оторваться, при повторном чтении вслух остались самые хорошие впечатления и ощущение, что и в третий раз вполне можно послушать. А вот после Чайлда такого не было и в помине. Проблему решил так: первую книгу все же размещу в подростковом разделе, а вторую и третью – во взрослом, ибо там все уже серьезнее :).

Моя большая благодарность замечательному переводчику sonate10 за то, что познакомила меня с таким интересным и позитивным писателем. Она – настоящий энтузиаст и профи. Надеюсь, что и слушатели откроют для себя новое притягательное имя, не в последнюю очередь благодаря кропотливой и творческой работе cонаты. И, конечно, спасибо моим помощникам-театралам: корректору Татьяне Жмайло, Игорю Мальцеву и Алексею Кречету, помогавшим мне с аудиоредактурой, а также господину оформителю Дмитрию В.

Игорь Князев

От переводчика:

 

«Междумир» Нила Шустермана был первой книгой, которую я прочитала у этого писателя. Я очень долго сопротивлялась попыткам «Амазона» навязать мне какого-то неизвестного автора и книгу с, как мне показалось, не очень весёлым содержанием. Судя по описанию, речь в ней шла о детях, которые умирают, но вместо того чтобы уйти «туда, куда уходят все», они попадают в место между жизнью и смертью — странный мир, словно бы застывший в вечности и существующий параллельно с миром живых. В оригинале книга называется Everlost — это название сконструировано автором искусственно. Оно состоит из двух корней — ever, что значит «вечно», и lost — «потерянный». Одновременно есть в английском слова everlast («самый упорный, остающийся до конца») и everlasting — «вечный, постоянный, прочный». Книга входит в трилогию, и две другие повести называются Everwild (вечно+глушь) и Everfound (вечно+найденный). В своём переводе я назвала первую книгу «Междумир», а две другие соответственно «Междуглушь» и «Мир обретённый».

И вот когда в конце концов, уступив назойливым приставаниям «Амазона», я купила книгу и принялась читать, то с первых строк обнаружила, что утонула в ней с головой. Она меня совершенно очаровала: язык — лаконичный, лёгкий, гладкий; герои — необыкновенно яркие, каждый со своей неповторимой индивидуальностью; захватывающий, полный непрерывного действия сюжет и удивительно логично выстроенный мир (правда, в паре мест мне таки удалось подловить автора на противоречии, но что уж там! — это же сказка, в сказке не всегда и не всё обязано поддаваться логике, так ведь?). Самое, по моему мнению, интересное — это то, что умершие дети «живут» и действуют, как самые обычные дети (ну, правда, не все, есть среди них пара-тройка совершенно выдающихся экземпляров; если бы они в своё время не умерли, то, возможно, натворили бы в живом мире величайших дел — плохих или хороших, это ещё вопрос, но всё же). В Междумире разыгрываются те же драмы, что и в мире живых: борьба за власть, противостояние этой власти, интриги, преступления и подвиги. И ещё — любовь. Причём описанная без сахара и ванили. А какие приключения!..

Одним словом, ещё не дочитав первую книгу трилогии, я купила не только остальные две, но и другие книги Нила Шустермана, а теперь, смею думать, у меня есть всё, что он когда-либо написал. Я даже ухитрилась свести знакомство с автором — не совсем личное, поскольку мы никогда не встречались, перебрасываемся письмами по электронной почте — и даже пару раз указать ему на явные ошибки. С одной из таких ошибок мы столкнёмся во второй книге трилогии, в «Междуглуши», тогда и поговорим.

Я очень надеюсь что эта аудиокнига, мастерски прочитанная Игорем Князевым и доведённая до совершенства его командой энтузиастов, поспособствует росту популярности книг Нила Шустермана у русскоязычных читателей.

sonate10

Альтернативный постер от Тараса Пономарева:

abookee.ru

Скинджекеры Междумира 1. Междумир - cлушать онлайн. Нил Шустерман [Игорь Князев]

Скинджекеры Междумира 1. Междумир

Год выпуска: 2015 г.Фамилия автора: ШустерманИмя автора: НилИсполнитель: Князев ИгорьКорректор: Жмайло ТатьянаЦикл/серия: Скинджекеры МеждумираНомер книги: 1Жанр: Фантастика, мистикаТип издания: неофициальное издание профессионального исполнителяИздательство: Театр АбукиТип аудиокниги: аудиокнигаКоличество каналов (моно-стерео): СтереоМузыкальное сопровождение: присутствует частично (в начале-конце глав и паузах)Время звучания: 10:19:43

Описание: Погибшие в автокатастрофе девочка Алли и мальчик Ник не умирают, а просыпаются в некоем промежуточном мире, где существуют такие же «недоумершие» дети, как они. Кроме того, в этом мире, как в музее, сохраняется всё, что достойно быть сохранённым. Алли всей душой стремится вернуться в мир живых. У Ника такого стремления нет, но для него находится другое, очень важное дело.Головоломные приключения, захватывающий мир, яркие характеры, глубокие чувства — всё это есть в книге Нила Шустермана, первой части трилогии о скинджекерах Междумира. Это книга о детях, но… вряд ли для детей. То есть, они, конечно, тоже читают её с удовольствием, но подростки от 13 и до 100 почерпнут здесь много глубоких мыслей, чудесной лирики и мягкого, совсем не американского юмора.

От исполнителя: Вот-вот, самая большая проблема для меня – это позиционирование книги.Вроде дети, вроде нет ничего, что нельзя было бы дать послушать и ребенку… Однако захватывает так, что читал до четырех ночи. И что главное: в отличие, скажем, от Чайлда, от которого тоже трудно было оторваться, при повторном чтении вслух остались самые хорошие впечатления и ощущение, что и в третий раз вполне можно послушать. А вот после Чайлда такого не было и в помине. Проблему решил так: первую книгу все же размещу в подростковом разделе, а вторую и третью – во взрослой, ибо там все уже серьезнее .Моя большая благодарность замечательному переводчику sonate10, что познакомила меня с таким интересным и позитивным писателем. Она – настоящий энтузиаст и профи. Надеюсь, что и слушатели откроют для себя новое притягательное имя, не в последнюю очередь, благодаря кропотливой и творческой работе cонаты. И, конечно, спасибо моим помощникам-театралам: корректору Татьяне Жмайло, Игорю Мальцеву и Алексею Кречету, помогавшим мне с аудиоредактурой, а также господину оформителю Дмитрию В.Игорь Князев

От переводчика: «Междумир» Нила Шустермана был первой книгой, которую я прочитала у этого писателя. Я очень долго сопротивлялась попыткам «Амазона» навязать мне какого-то неизвестного автора и книгу с, как мне показалось, не очень весёлым содержанием. Судя по описанию, речь в ней шла о детях, которые умирают, но вместо того, чтобы уйти «туда, куда уходят все», они попадают в место между жизнью и смертью — странный мир, словно бы застывший в вечности и существующий параллельно с миром живых. В оригинале книга называется Everlost — это название сконструировано автором искусственно. Оно состоит из двух корней — ever, что значит «вечно» и lost — «потерянный». Одновременно есть в английском слова everlast («самый упорный, остающийся до конца») и everlasting — «вечный, постоянный, прочный». Книга входит в трилогию, и две других повести называются Everwild (вечно+глушь) и Everfound (вечно+найденный). В своём переводе я назвала первую книгу «Междумир», а две другие соответственно «Междуглушь» и «Мир обретённый».Я очень надеюсь что эта аудиокнига, мастерски прочитанная Игорем Князевым и доведённая до совершенства его командой энтузиастов, поспособствует росту популярности книг Нила Шустермана у русскоязычных читателей.sonate10

Книгу "Скинджекеры Междумира 1. Междумир" и другие аудиокниги Вы можете слушать онлайн на Вашем компьютере, планшете и мобильном телефоне на сайте AbookRU.COM.

abookru.com

Нил Шустерман “Междумир” аудиокнига слушать онлайн

Аудиокнига “Междумир” автора Нила Шустермана это первая книга из цикла “Скинджекеры Междумира”.Погибшие в автокатастрофе девочка Алли и мальчик Ник не умирают, а просыпаются в некоем промежуточном мире, где существуют такие же «недоумершие» дети, как они. Кроме того, в этом мире, как в музее, сохраняется всё, что достойно быть сохранённым. Алли всей душой стремится вернуться в мир живых. У Ника такого стремления нет, но для него находится другое, очень важное дело.Головоломные приключения, захватывающий мир, яркие характеры, глубокие чувства — всё это есть в книге Нила Шустермана, первой части трилогии о скинджекерах Междумира. Это книга о детях, но… вряд ли для детей. То есть, они, конечно, тоже читают её с удовольствием, но подростки от 13 и до 100 почерпнут здесь много глубоких мыслей, чудесной лирики и мягкого, совсем не американского юмора.

От исполнителя:Вот-вот, самая большая проблема для меня – это позиционирование книги. Вроде дети, вроде нет ничего, что нельзя было бы дать послушать и ребенку… Однако захватывает так, что читал до четырех ночи. И что главное: в отличие, скажем, от Чайлда, от которого тоже трудно было оторваться, при повторном чтении вслух остались самые хорошие впечатления и ощущение, что и в третий раз вполне можно послушать. А вот после Чайлда такого не было и в помине. Проблему решил так: первую книгу все же размещу в подростковом разделе, а вторую и третью – во взрослой, ибо там все уже серьезнее .Моя большая благодарность замечательному переводчику sonate10, что познакомила меня с таким интересным и позитивным писателем. Она – настоящий энтузиаст и профи. Надеюсь, что и слушатели откроют для себя новое притягательное имя, не в последнюю очередь, благодаря кропотливой и творческой работе cонаты.

Игорь Князев

  • Год выпуска: 2015 г.
  • Фамилия автора: Шустерман
  • Имя автора: Нил
  • Исполнитель: Князев Игорь
  • Цикл/серия: Скинджекеры Междумира
  • Номер книги: 1
  • Жанр: Фантастика, мистика
  • Тип издания: неофициальное издание профессионального исполнителя
  • Издательство: Театр Абуки, Не для продажи
  • Тип аудиокниги: аудиокнига
  • Аудиокодек: MP3
  • Битрейт: 96 kbps (CBR)
  • Частота дискретизации: 44 kHz
  • Количество каналов (моно-стерео): Стерео
  • Музыкальное сопровождение: присутствует частично (в начале-конце глав и паузах)
  • Время звучания: 10:19:43

Цикл «Скинджекеры Междумира»:

  1. Междумир
  2. Междуглушь
  3. Мир обретенный

Facebook

Twitter

Вконтакте

Google+

audioknigi-online.net

Междумир (Нил Шустерман) читать онлайн книгу бесплатно

Погибшие в автокатастрофе девочка Алли и мальчик Ник не умирают, а просыпаются в некоем промежуточном мире, где существуют такие же "недоумершие" дети, как они. Кроме того, в этом мире, как в музее, сохраняется всё, что достойно быть сохранённым. Алли всей душой стремится вернуться в мир живых. У Ника такого стремления нет, но для него находится другое, очень важное дело. Головоломные приключения, захватывающий мир, яркие характеры, глубокие чувства — всё это есть в книге Нила Шустермана, первой части трилогии о скинджекерах Междумира. Это книга о детях, но… вряд ли для детей. То есть, они, конечно, тоже читают её с удовольствием, но подростки от 13 и до 100 почерпнут здесь много глубоких мыслей, чудесной лирики и мягкого, совсем не американского юмора.

О книге

  • Название:Междумир
  • Автор:Нил Шустерман
  • Жанр:Социальная фантастика
  • Серия:Скинджекеры Междумира
  • ISBN:-
  • Страниц:72
  • Перевод:sonate10
  • Издательство:-
  • Год:0000

Электронная книга

Перевод sonate10, ред. Linnea

Моей тёте Милдред Алтман, привившей мне любовь к книгам и чтению.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Послесветы Глава 1 На пути к свету…

В один самый обычный день, на крутом повороте горной дороги, петлявшей над мёртвым лесом, белая «тойота» врезалась в чёрный «мерседес», и и на мгновение обе машины слились в нечто средне-серое.

На переднем пассажирском сиденье «тойоты» сидела Александра, или, для друзей, просто Алли. Между нею и её отцом в тот момент шла перепалка насчёт того, с какой громкостью должно звучать автомобильное стерео. Алли на секундочку отстегнула свой ремень безопасности, чтобы поправить выбившуюся из-за пояса майку.

На заднем сиденье «мерседеса», зажатый между братом и сестрой, сидел Ник, одетый в свой л...

lovereads.me

Читать онлайн книгу «Междумир» бесплатно — Страница 1

Нил Шустерман

Междумир

(Перевод sonate10, ред. Linnea)

Моей тёте Милдред Алтман, привившей мне любовь к книгам и чтению.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Послесветы

Глава 1

На пути к свету…

В один самый обычный день, на крутом повороте горной дороги, петлявшей над мёртвым лесом, белая «тойота» врезалась в чёрный «мерседес», и и на мгновение обе машины слились в нечто средне-серое.

На переднем пассажирском сиденье «тойоты» сидела Александра, или, для друзей, просто Алли. Между нею и её отцом в тот момент шла перепалка насчёт того, с какой громкостью должно звучать автомобильное стерео. Алли на секундочку отстегнула свой ремень безопасности, чтобы поправить выбившуюся из-за пояса майку.

На заднем сиденье «мерседеса», зажатый между братом и сестрой, сидел Ник, одетый в свой лучший костюм — они направлялись к родственникам на свадьбу. Ник пытался есть шоколадный батончик, с самого утра плавившийся у него в кармане. Брат с сестрой нарочно, ради смеха, толкали его локтями, и в результате Ник извозил в шоколаде чуть ли не всю нижнюю половину лица. Поскольку машина была рассчитана на четверых, а ехали в ней пятеро, ремня безопасности Нику не досталось.

Незадолго до происшествия по дороге прогромыхал грузовик с огромной кучей металлолома в кузове; маленькая острая железяка выпала и осталась лежать на асфальте. Около десятка машин благополучно проехало мимо, но «мерседесу» не повезло. Железяка впилась в левую переднюю шину, та лопнула, и автомобиль потерял управление.

Когда «мерседес» вынесло через двойную жёлтую линию на полосу встречного движения, и Алли, и Ник одновременно подняли глаза и каждый увидел несущийся навстречу автомобиль. Нет, их жизни не промелькнули перед их мысленным взором — времени не было. Всё произошло так быстро, что никто не успел и глазом моргнуть. Столкновение бросило их вперёд; оба почувствовали удар надувшихся воздушных подушек, но на такой скорости и без ремня безопасности подушки были бесполезны — инерция слишком велика. Они оба ощутили, как пробили лбами ветровое стекло, а в следующую секунду вылетели наружу.

Звон разлетающегося в мелкие дребезги стекла… бешеный свист ветра… — и мир провалился во тьму.

Алли пока ещё не сообразила, как отнестись ко всему этому. За спиной у неё осыпáлись осколки ветровика, а перед ней простёрся тёмный туннель, и усиливающийся ветер нёс её по этому туннелю со всевозрастающей скоростью. Где-то далеко, в самом конце, сияла точка — там был свет. По мере того как Алли приближалась к ней, точка становилась всё больше и ярче. В душе девочки возникло странное, неописуемое чувство — покоя и восторга.

Но на пути к свету она на что-то налетела и сбилась с курса.

Она схватилась за это непонятно что, оно ойкнуло, и Алли сообразила, что столкнулась с кем-то другим, примерно равным ей по размеру и явственно пахнущим шоколадом.

Оба — и Алли, и Ник — закрутились в диком вихре. Свет в конце туннеля погас. Дети проломили чёрные-пречёрные стены и тяжело свалились на землю. Полёт к свету вымотал их настолько, что они тут же уснули.

И спали так долго-долго и без снов.

Глава 2

Прибытие в Междумир

Мальчик, кажется, уже целую вечность не ходил на дорогу. А зачем? Машины проносились мимо, всё время мимо, никогда не останавливаясь, никто ни разу даже не снизил скорость. Мальчику было безразлично, кто там проезжает мимо его леса. Если им нет до него дела, то с какой стати ему напрягаться?

Он услышал шум аварии, когда забавлялся своей любимой игрой: прыгал с дерева на дерево, с ветки на ветку, взбираясь на самую верхотуру. Внезапный скрежет металла отвлёк его, и он промахнулся мимо очередной ветки. В следующую секунду он уже падал, стукаясь и отскакивая от ветвей и сучьев, как шарик при игре в пинбол[1]. Он не ощущал боли. Даже наоборот — было весело! Он хохотал, пока не пронёсся сквозь все ветки, и теперь ему оставался только долгий полёт к подножию ствола.

Он сильно ударился о землю. При других обстоятельствах подобное падение, безусловно, прикончило бы его, но сейчас это был всего лишь самый быстрый способ оказаться внизу.

Он быстро подобрался и вскочил. С дороги доносились свист тормозов и крики людей.

Он поспешил к источнику переполоха, карабкаясь по крутому гранитному откосу, ведущему к дороге. На этом опасном и коварном участке шоссе аварии были явлением довольно частым — каждый год здесь бились по нескольку раз. Однажды, давно уже, одна машина даже сорвалась с дороги, птицей пролетела по воздуху и расплющилась в лепёшку при ударе о землю. Ну и что? Никто оттуда не пришёл. Само собой, в машине были люди, но они отправились туда, куда надо, ещё до того, как мальчик добрался до груды искорёженного металла.

Нынешняя авария была ужасной. Полный бедлам. Кареты «скорой помощи», пожарные машины, эвакуаторы… Когда всё утихло и нормальное движение восстановилось, наступила ночь. На месте происшествия остались только осколки стекла и обломки металла. Мальчик нахмурился. Люди ушли куда надо.

Огорчённый и немножечко сердитый, мальчик спустился по обрыву обратно в свой лес.

А, да какая разница! Ну и что, что никто не пришёл? Здесь была его территория. Он вернётся к своим играм, и так будет продолжаться завтра, и послезавтра, и на следующий день — до той поры, когда даже от самой дороги ничего не останется.

Но тут, добравшись до подножия скалы, он увидел их — двоих детей, которых выбросило из столкнувшихся автомобилей. Они перелетели через край обрыва и теперь лежали в лесу, на земле. Сперва он подумал, что работники «скорой помощи», наверно, не увидели этих пострадавших, но… Нет, отличные специалисты таких промахов не допускают.

Приблизившись к детям, мальчик смог разглядеть, что ни в их одежде, ни на лицах не было ни малейшего признака случившегося несчастья. Ни дырки, ни царапинки, ни синяка. Очень хороший признак! Обоим жертвам аварии было на вид лет по четырнадцать — немногим больше, чем мальчику. Они лежали в нескольких футах друг от друга, свернувшись калачиком, как младенцы: девочка с прекрасными светлыми волосами и мальчик, немного смахивающий на китайца — вот только нос у него был не китайский и волосы рыжевато-каштановые. Рёбра обоих мерно поднимались и опускались в такт воспоминанию о дыхании. Мальчик улыбнулся, заметив это, и заставил собственную грудь подниматься и опускаться.

Ветер проносился по лесу, не колыша ни одного листка, а мальчик терпеливо ждал, когда его будущие приятели по играм проснутся.

* * *

Ещё не открыв глаз, Алли уже поняла, что находится вовсе не в своей постели. Опять свалилась на пол среди ночи? Она всегда очень беспокойно спала; частенько просыпалась на голом матрасе, с простынёй, обвившейся вокруг тела, словно питон.

Она открыла глаза, и в них ударил пробивающийся между деревьев солнечный свет. Всё, вроде, как надо, вот только где же окно спальни, сквозь которое льётся этот свет? И где сама спальня? Какие-то непонятные деревья кругом…

Она снова закрыла глаза, пытаясь «перезагрузиться». Ведь человеческий разум, она знала, очень похож на компьютер, особенно в краткий промежуток времени между сном и бодрствованием.

Ведь бывает же — иногда тако-ое вдруг скажешь или учудишь! А по временам не можешь сообразить, как попал туда, куда попал.

Пока что она не сильно взволновалась. Пока что. Просто постаралась сконцентрироваться и выудить из своей памяти разумное объяснение. Может, они пошли с палаткой в лес? Скорее всего, так оно и есть. Она была уверена: вот сейчас в мозгу вспыхнет воспоминание о том, как она и её родители укладывались на ночлег под звёздами…

Вспыхнет.

Что-то в этом слове насторожило Алли.

Она снова открыла глаза и села. Ни тебе спальных мешков, ни костра, ни палатки… Да и ощущения какие-то странные, как будто голову накачали гелием.

А в нескольких футах поодаль, подтянув колени к груди, на земле спал ещё кто-то.

Мальчик, в лице которого было что-то азиатское. Кажется, он ей знаком. И одновременно незнаком. Как будто они когда-то встречались, но только один раз, мимоходом.

И тут её накрыло ледяной волной. Она вспомнила.

Туннель. Полёт. Он был там! Он столкнулся с нею, болван неуклюжий!

— Привет! — послышался голос сзади. Алли подпрыгнула. Она мгновенно обернулась и увидела ещё одного мальчика, помладше — тот сидел на земле, скрестив ноги. За его спиной вверх устремлялся гранитный утёс.

Мальчишка явно не дружил с расчёской. Одет он был… Какая странная у него одежда! Не пойми что — слишком тяжёлая, слишком тесная и застёгнута на все пуговицы. Веснушек у пацана было столько, что Алли даже не подозревала, как такое количество может уместиться на одном, не очень большом лице.

— Наконец-то, проснулась, — сказал он.

— Ты кто? — спросила Алли.

Вместо ответа пацан кивнул на лежащего на земле мальчика — тот начал потихоньку шевелиться.

— Твой дружок тоже просыпается.

— Никакой он мне не дружок.

«Недружок» сел, моргая от яркого света. Его лицо было заляпано чем-то коричневым.

«Засохшая кровь?» — всполошилась Алли. Нет. Шоколад. Определила по запаху.

— Что за ерунда? — осведомился обшоколаденный мальчик. — Где я?

Алли встала и внимательно осмотрелась по сторонам. Вокруг была не какая-нибудь жалкая рощица, а самый настоящий лес.

— Я была в машине, с папой, — начала она думать вслух, надеясь, что таким образом ей удастся вытащить на свет и все остальные воспоминания. — Мы ехали по горной дороге, над лесом…

Вот только это какой-то другой лес. Тот, мимо которого ехали Алли с папой, сплошь состоял из мёртвых стволов с торчащими во все стороны гнилыми сучьями. «Мёртвый лес, — сказал папа. — Такое случается. Грибок, гниль какая-то. Может за один раз убить несколько акров».

И тут Алли вспомнила визг тормозов, потом удар, скрежет металла, а дальше — ничего.

Вот теперь она немножко забеспокоилась.

— О-кей. Что это за место? — обратилась она к конопатому пацану. Шоколадка явно имел о происходящем не больше понятия, чем сама Алли.

— Отличное место! — отозвался Конопатый. — Я здесь живу! А теперь ты тоже будешь здесь жить!

— У меня есть, где жить, — отрезала Алли, — так что я как-нибудь обойдусь!

Шоколадка ткнул в неё пальцем:

— Я знаю тебя! Ты на меня налетела!

— Ничего подобного — это ты налетел на меня!

Конопатый встал между ними.

— Эй, да бросьте вы! — Он в нетерпении принялся подскакивать на носках. — У нас полно дел!

Алли сложила руки на груди.

— Я и пальцем не пошевелю, пока не выясню, что происх… — начала она, но тут её словно по лбу ударило. По лбу?…

— …Столкновение лоб в лоб!

— Точно! — воскликнул Шоколадка. — А я-то думал, что мне это приснилось!

— Должно быть, нас снесло с дороги! — Алли осмотрела и ощупала себя с ног до головы. Ни одной сломанной косточки, ни одного синяка. Даже ни одной царапины. Как это-то может быть?! — Наверно, у нас сотрясение мозга.

— Что-то я не чувствую себя сотрясённым.

— Сотрясения иногда бывает трудно определить, Шоколадка!

— Меня зовут Ник.

— Прекрасно. А меня Алли.

Ник попытался стереть с лица шоколад, но, похоже, без мыла и воды тут не управиться.

Оба повернулись к Конопатому.

— А у тебя есть имя? — спросила Алли.

Тот потупился.

— Ага. Но вам не скажу.

Алли отвернулась от него — пацан уже начал действовать ей на нервы — и вновь обратилась к Нику:

— Должно быть, нас выбросило при столкновении, и мы слетели с этого обрыва. Ветки смягчили падение. Пошли, нам надо вернуться на шоссе!

— А что вы там забыли? — спросил Конопатый.

— Они же волнуются! — воскликнул Ник. — Мои родители наверняка ищут меня!

И тут у Алли вдруг возникла одна мысль. Уж лучше бы не возникала.

— А может, и не волнуются, — сказала она. — Если авария очень тяжёлая…

Она не решилась договорить, и это за неё сделал Ник:

— …то может статься, что только мы одни и остались в живых!

Алли опустила веки, пытаясь отогнать подальше саму мысль об этом. Авария была действительно страшной, это несомненно, но если им удалось выйти из неё без единой царапины, то ведь может статься, что и её папе повезло не меньше? В наше время делают такие автомобили — зоны смятия, защитные балки, воздушные подушки со всех сторон, — что в них безопасно, как в танке.

Ник принялся бродить туда-сюда, погрузившись в мрачные раздумья.

— По-моему, наше дело плохо. Просто из рук вон плохо.

— А я уверена — с ними всё в порядке, — сказала Алли и повторила, как заклинание: — Я уверена… всё в порядке…

А Конопатый расхохотался:

— «Остались в живых»! Вот потеха!

Ничего себе, нашёл время смеяться. Алли с Ником в бешенстве воззрились на пацана.

— Да кто ты такой? — осведомилась Алли. — И что здесь делаешь?

— Ты видел, как произошла авария? — присоединился к допросу Ник.

— Нет. — Пацан выбрал для ответа только вопрос Ника. — Но я услышал её. И сходил посмотреть.

— И что же ты увидел?

Пацан пожал плечами.

— Много чего.

— Другие люди в машинах — что с ними?

Конопатый отвернулся и сердито пнул ногой камешек.

— Да какая вам разница? Они сейчас либо поправились, либо ушли куда надо. Вам-то что? Всё равно ничего не можете поделать. Так что лучше забудьте и всё. О-кей?

Ник в отчаянии вскинул руки вверх:

— Что за дурдом! Чего мы вообще стоим и треплемся с этим пацаном, когда надо подняться на дорогу и узнать, что там такое!

— Успокойся и не ори!

— Я спокоен, как железобетон, и не думаю орать! — заорал Ник.

Алли чувствовала: во всей сложившейся ситуации было что-то очень не так. И центром этой «нетакости» был веснушчатый пацан в непонятной одежде.

— Ты можешь отвести нас к себе домой? Мы бы смогли оттуда позвонить в полицию.

— У меня нет телефона.

— Вот ёлы-палы! — рявкнул Ник.

Алли налетела на него:

— Слушай, лучше заткнись, а? От твоих воплей никакого толку!

Она снова смерила конопатого пацана долгим, изучающим взором. Одежда… Манера держаться, разговор… Хм. И что это он там такое сказал… Главное, не что сказал, а как он выразился: «Я здесь живу, а теперь и ты тоже будешь здесь жить!» Если её подозрения правильны, то положение ещё более странно, чем ей до сих пор казалось.

— Так где ты живёшь? — спросила она пацана.

— Здесь.

Такой вот короткий всеобъемлющий ответ.

— И давно ты «здесь»?

Уши Конопатого побагровели.

— Я… я не помню.

Ник подошёл поближе. Услышанное заинтересовало его настолько, что он забыл про свою досаду.

— А как твоё имя? — продолжала выспрашивать Алли.

Мальчишка даже не решился посмотреть ей в глаза. Он потупился и помотал головой:

— Оно мне не было нужно. Долго-долго. И я его потерял.

— Вот это да… — протянул Ник.

— Ага, — согласилась Алли. — Ещё какое «вот это да».

— Да нет, ничего, — отозвался Конопатый. — Я привык. И вы привыкнете. Всё вовсе не так плохо.

В душе Алли бушевало столько разных эмоций — от страха и злости до уныния и тоски, но к этому мальчишке она испытывала только жалость. Каково это — такому маленькому и одинокому затеряться в лесу на долгие годы, боясь покинуть привычное место?

— Ты помнишь, сколько тебе было лет, когда ты попал сюда? — спросила она.

— Одиннадцать.

— Хм-м, — промычал Ник. — Как по мне, так ты всё ещё тянешь только на одиннадцать.

— Так и есть, — подтвердил пацан.

* * *
Алли решила назвать веснушчатого мальчишку Любистком[2], поскольку они встретились с ним в лесу. Услышав своё новое имя, мальчик так разрумянился, будто Алли его поцеловала.

Любисток повёл их по крутой гранитной скале вверх, на шоссе. Он карабкался как заправский альпинист, хотя куда там многим альпинистам до него — такие он выделывал трюки! Алли умирала от страха, но старалась не выказывать его и упорно лезла вверх. Впрочем, Ник ныл за них обоих:

— Я даже по шведской стенке не могу нормально вскарабкаться, вечно весь в синяках! На кой, спрашивается, остаться в живых в автокатастрофе, чтобы потом сорваться со скалы и разбиться насмерть? — И так далее, и тому подобное.

Наконец они добрались до шоссе, но не обнаружили почти ничего, что говорило бы о произошедшем здесь несчастье. Всего лишь несколько мелких осколков стекла и кусочков металла. Это хорошо или плохо? Ни Алли, ни Ник не знали, что и думать.

— Здесь, наверху, всё иначе, — сказал Любисток. — В смысле — не так, как в лесу. Вам лучше спуститься вниз, со мной.

Алли не обратила внимания на его слова и ступила на обочину дороги. Почва под ногами мягко подалась. Смешно. Как будто это вовсе не земля, а поролоновая губка. Девочка видела дорожные знаки, на которых было написано «Мягкая обочина». Так вот что, оказывается, имелось в виду.

— Ты бы лучше не стояла долго на одном месте, — посоветовал Любисток. — Не то хлопот не оберёшься.

Каждые пять-шесть секунд мимо пролетали легковушки и грузовики. Ник воздел руки вверх и принялся размахивать: мол, помощь нужна. Через несколько секунд к нему присоединилась и Алли.

Но ни одна машина не остановилась. Никто даже не притормозил. Автомобили неслись, обдавая детей порывами ветра. Ветер щекотал Алли кожу. И не только кожу, но и внутренности. Любисток ждал у самого края обрыва, топчась на месте.

— Вам совсем не понравится здесь, наверху! Вот увидите! — взывал он.

Они пытались привлечь к себе внимание водителей проезжающих мимо автомашин, но в наше время люди не останавливаются, чтобы подобрать попутчиков. Так что просто стоять на обочине — напрасная трата времени, надо предпринять что-то более радикальное.

Когда в движении настало небольшое затишье, Алли перешагнула линию, отделяющую обочину от проезжей части.

— Куда ты? — встревожился Ник.

— Я знаю, что делаю.

Любисток промолчал.

Алли остановилась на самой середине полосы, так что любая машина, следующая в северном направлении, должна была сманеврировать, чтобы объехать её. Уж теперь-то она не может остаться незамеченной!

Ник нервничал всё больше и больше:

— Алли…

— Да не волнуйся ты так. Если они не остановятся, у меня будет масса времени, чтобы отскочить. — В конце концов, она же занималась гимнастикой, к тому же, была весьма неплохой спортсменкой, прыжки — её коронный номер.

Издалёка послышалось характерное пение большого мотора — так гудят только автобусы. Через несколько секунд из-за поворота вывернул «Грейхаунд»[3]. Алли попыталась установить зрительный контакт с водителем, но тот смотрел прямо перед собой. «Вот сейчас он увидит меня, — думала девочка, — ещё одну секундочку и…» Но если водитель и видел её, он ничем этого не выказал.

— Алли! — завопил Ник.

— О-кей, о-кей!

Вот пристал, времени-то ещё достаточно. Алли попыталась отпрыгнуть с дороги. Вот только ей это не удалось. Она потеряла равновесие, но не упала — не позволили собственные ступни. Она взглянула на них и… Ей показалось, что ступней у неё вовсе нет.

Но в следующее мгновение она поняла, что дюймов на шесть погрузилась в асфальт — выше щиколоток. Словно это не асфальт, а полужидкая грязь.

Вот теперь ей стало по-настоящему страшно. Она вытащила одну ногу, потом вторую. Но когда взглянула вверх, стало ясно, что дело плохо: автобус нёсся прямо на неё, отскочить она уже не успевала. Сейчас он раскатает её по дороге! Она закричала, когда радиаторная решётка ударилась об неё…

… а затем Алли пронеслась сквозь шофёра, сиденья, чьи-то ноги и сумки и, наконец, сквозь ревущий сзади двигатель. Девочка вновь стояла на дороге, автобус уносился вдаль, а её ноги опять медленно увязали в асфальте. Вслед автобусу несся маленький вихрь пыли и сухих листьев.

«Неужели я… Неужели я только что проскочила сквозь автобус?»

— Сюрпри-из! — с хитрой усмешкой пропел Любисток. — Видела бы ты сейчас собственную физиономию!

* * *

Мэри Хайтауэр, известная также как «Мэри, Королева Сопляков», объясняет в своей книге «Недомёртвые»: нет лёгкого способа сообщить вновь прибывшим в Междумир, что они, по существу, больше уже не живые люди. «Если тебе случится набрести на таких «Зелёнышей» — как мы называем новоприбывших — лучше всего честно рассказать им всю правду, и побыстрее, — пишет Мэри. — Если необходимо, поставь их перед фактом, на который они не смогут закрыть глаза. В противном случае они будут упорствовать в своих заблуждениях и только сделают себе же хуже. Пробуждение в Междумире подобно нырянию в бассейн с ледяной водой: сначала шок, а затем, когда освоишься, вода кажется вполне нормальной».

Глава 3

Сон без сновидений

Любисток, безвылазно сидящий в своём необычном лесу, не имел возможности прочесть ни одной гениальной и полезной книги Мэри Хайтауэр. Все свои знания о Междумире он по большей части почерпнул из собственного опыта. Кстати, он быстро сообразил, что «мёртвые пятна» — то есть места, которые могут видеть только мёртвые — это единственное, что на ощупь кажется твёрдым и прочным. Он мог сколько угодно прыгать и кувыркаться на ветвях в своём мёртвом лесу, но стоило только ему переступить его границы, попасть туда, где росли живые деревья — и он пролетал сквозь них, словно тех и вовсе не было. Вообще-то, правильнее было бы сказать, что это его не было.

Ему не нужно было читать книгу Мэри Хайтауэр «Советы Послесветам», чтобы знать: дыхание нужно только для того, чтобы говорить, а единственная боль, которую он может испытывать — душевная. И ещё: если не будешь всеми силами цепляться за свои воспоминания — они быстро теряются. Шутки памяти Любистку были хорошо знакомы: сколько бы времени ни прошло, ты помнил лишь одно — как много ты успел позабыть. И в этом заключалось самое страшное.

Однако сегодня он узнал кое-что новое. Он узнал, как долго Зелёныши спят перед тем, как пробудиться к новой жизни. Он начал отсчёт в тот день, когда эти двое прибыли сюда, и с того времени прошло 272 дня. Девять месяцев.

— Девять месяцев?! — вскрикнула Алли. — Ты что, шутишь?

— Не думаю, что у него есть чувство юмора, — проворчал Ник. От услышанного его бросило в дрожь.

— Я тоже удивился, — ответил Любисток. — Уже решил, что вы никогда не проснётесь.

Он не стал рассказывать о том, как каждый день в течение этих девяти месяцев пинал спящих ногами, тыкал кулаками и бил палками в надежде таким образом разбудить их. Про такое лучше помалкивать.

— А если рассудить вот так, — продолжал он. — Чтобы родиться, нужно девять месяцев. Значит, по логике, чтобы помереть, тоже нужно девять месяцев. Ведь правильно?

— Кажется, я даже снов никаких не видел, — сказал Ник, тщетно пытаясь развязать свой галстук.

Алли тоже начала бить мелкая дрожь, когда девочка услышала, что она мертва.

— Нам не снятся сны, — проинформировал Любисток. — Так что кошмары вам не грозят.

Алли согласилась:

— Ещё бы, какие могут быть кошмары, когда сам внутри одного из них?

Она никак не могла поверить, что всё это происходит на самом деле.

Неужели она действительно мертва? Да нет, не может быть. Если бы она умерла, то проделала бы весь путь до конца туннеля и ушла бы в свет. И Ник тоже. Нет, они мертвы только наполовину.

Ник продолжал скрести лицо.

— Проклятый шоколад, никак не могу оттереть! Такое впечатление, что он въелся мне в кожу.

— Так и есть, — подтвердил Любисток. — Ты умер в таком виде.

— Чего?!

— Это как с твоей одеждой, — объяснил Любисток. — Она теперь часть тебя.

Ник глянул на пацана так, как будто тот только что вынес ему пожизненный приговор.

— Ты хочешь сказать, что теперь я буду ходить с измазанной физиономией и идиотским галстуком на шее до конца времён?

Любисток кивнул, но Ник ещё не был готов поверить ему. Он вцепился в узел галстука и рванул что было сил. Тот, естественно, не поддался.

Тогда Ник попробовал расстегнуть пуговицы на рубашке. И вновь неудача. Любисток засмеялся, и Ник ожёг его угрюмым взглядом.

Чем больше Алли и Ник впадали в отчаяние, тем сильнее Любисток старался угодить им. Он привёл их в свою хижину на дереве, надеясь, что от этого мрачное настроение его новых друзей улучшится. Любисток сам построил себе домик из призрачных ветвей, усеивавших подножие мёртвого леса. На самой вехушке дерева у него была платформа, и он показал Нику с Алли, как надо туда карабкаться. Когда его новые друзья взобрались туда, пацан столкнул их вниз. Они летели, натыкались на ветви и сучья, отскакивали от них, а потом ударились о землю. Любисток умирал со смеху. Затем он и сам прыгнул вниз, ожидая, что его новые друзья тоже животы надорвут, наблюдая за его кульбитами в воздухе, но те почему-то и не думали смеяться.

Для Алли это падение стало самым страшным из всего, что ей когда-либо пришлось испытать. Даже страшнее, чем авария — там всё произошло слишком быстро, она и среагировать не успела. Страшнее, чем проехавший сквозь неё «Грейхаунд», потому что там тоже всё случилось в мгновение ока. Полёт же с дерева казался бесконечным. Удары о ветки сотрясали всё её существо до самого нутра. Но больно не было! Хотя падение от этого более приятным не стало. На всём пути вниз она непрерывно кричала, а когда тяжело грохнулась о твёрдую почву мёртвого леса, то почувствовала, как из неё вышибло дух. Но тут же сообразила, что у неё нет никакого «духа», нечего вышибать! Ник приземлился рядом, огорошенный и с глазами враскосяк, будто только что слез с ярмарочной карусели. Вскоре к ним присоединился и Любисток, ухая, гикая и хохоча.

— Ты что, совсем спятил? — набросилась на него Алли, схватила за шкирку и принялась трясти. Пацан продолжал ржать, что вывело её из себя ещё больше.

Алли приложила ладонь ко лбу, как будто у неё разболелась голова. Но ведь у неё теперь не может быть головной боли! Или может? От этих мыслей ей сделалось ещё хуже. Рациональная часть её ума упорно твердила, что всё происходящее — только сон, или недоразумение, или чей-то злой розыгрыш. К сожалению, у рассудка не было доказательств. Она свалилась с высоченного дерева и даже синяка не заработала. Сквозь неё проехал автобус. Нет уж, придётся рациональной части ума смириться с иррациональной действительностью.

«Похоже, в этом мире действуют собственные правила», — подумала Алли. Правила, как в обычном, физическом мире. Их придётся освоить. В конце концов, законы живого мира наверняка тоже казались ей странными, когда она была маленькой. Ну, например: тяжёлые самолёты летают, небо на закате становится красным; облака могут нести в себе целый океан воды, которая затем проливается на землю. Абсурд! Живой мир не менее причудлив, чем этот «послемир». Она попыталась утешиться этим, да куда там! Слёзы так и брызнули из глаз.

Увидев, что она плачет, Любисток перестал смеяться и попятился. У него было маловато опыта общения с ревущими девчонками, а если бы таковой и имелся, то всем его навыкам никак не меньше ста лет! Так что Аллины слёзы застали его врасплох.

— Чего ты ревёшь? — спросил он. — Ты же даже не ушиблась! Потому я и столкнул вас — знал, что с вами ничего не случится.

— Я хочу к маме с папой! — прорыдала она.

Любисток заметил, что и Ник еле-еле сдерживает слёзы. Ну и ну. Любисток представлял себе первый день их бодрствования совсем иначе. Но, может, этого и стоило ожидать? Наверно, он должен был понять, что отрешиться от целой жизни, оставить её позади не так-то просто. Мальчик подумал, что, должно быть, тоже тосковал бы по родителям, если бы помнил их. Во всяком случае, он помнил, как тосковал по ним. Нехорошее чувство. Он стоял, смотрел на Алли и Ника, ждал, пока их слёзы иссякнут, и в этот момент его осенило:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

www.litlib.net

Нил Шустерман. Междумир (Страна затерянных душ; Everlost) - Книжная аннотация и рецензия. Мнение, отзывы и комментарии к книге. - Персональная библиотека "Real Luden"

  • из библиотеки "Real Luden"



http://listread.ru/l/21058

Синонимы: Страна затерянных душ; Everlost

Статистика: по всем библиотекам

Погибшие в автокатастрофе девочка Алли и мальчик Ник не умирают, а просыпаются в некоем промежуточном мире, где существуют такие же "недоумершие" дети, как они. Кроме того, в этом мире, как в музее, сохраняется всё, что достойно быть сохранённым. Алли всей душой стремится вернуться в мир живых. У Ника такого стремления нет, но для него находится другое, очень важное дело.

Головоломные приключения, захватывающий мир, яркие характеры, глубокие чувства — всё это есть в книге Нила Шустермана, первой части трилогии о скинджекерах Междумира. Это книга о детях, но... вряд ли для детей. То есть, они, конечно, тоже читают её с удовольствием, но подростки от 13 и до 100 почерпнут здесь много глубоких мыслей, чудесной лирики и мягкого, совсем не американского юмора.

Начал только от большого доверия к чтецу. У него как правило даже малоизвестные книги оказывались хороши. Но, данная вещь показалась, пожалуй, слишком детской - не ожидал.

Издательство: Театр АбукиСерия: Скинджекеры МеждумираИсполнитель: Игорь КнязевВремя звучания: 10:19:43

От исполнителя:Вот-вот, самая большая проблема для меня – это позиционирование книги. Вроде дети, вроде нет ничего, что нельзя было бы дать послушать и ребенку… Однако захватывает так, что читал до четырех ночи. И что главное: в отличие, скажем, от Чайлда, от которого тоже трудно было оторваться, при повторном чтении вслух остались самые хорошие впечатления и ощущение, что и в третий раз вполне можно послушать. А вот после Чайлда такого не было и в помине. Игорь Князев

От переводчика:«Междумир» Нила Шустермана был первой книгой, которую я прочитала у этого писателя. Я очень долго сопротивлялась попыткам «Амазона» навязать мне какого-то неизвестного автора и книгу с, как мне показалось, не очень весёлым содержанием. Судя по описанию, речь в ней шла о детях, которые умирают, но вместо того, чтобы уйти «туда, куда уходят все», они попадают в место между жизнью и смертью — странный мир, словно бы застывший в вечности и существующий параллельно с миром живых. В оригинале книга называется Everlost — это название сконструировано автором искусственно.

Оно состоит из двух корней — ever, что значит «вечно» и lost — «потерянный». Одновременно есть в английском слова everlast («самый упорный, остающийся до конца») и everlasting — «вечный, постоянный, прочный». Книга входит в трилогию, и две других повести называются Everwild (вечно+глушь) и Everfound (вечно+найденный). В своём переводе я назвала первую книгу «Междумир», а две другие соответственно «Междуглушь» и «Мир обретённый».

И вот, когда в конце концов, уступив назойливым приставаниям «Амазона», я купила книгу и принялась читать, то с первых строк обнаружила, что утонула в ней с головой. Она меня совершенно очаровала: ...

Я очень надеюсь что эта аудиокнига, мастерски прочитанная Игорем Князевым и доведённая до совершенства его командой энтузиастов, поспособствует росту популярности книг Нила Шустермана у русскоязычных читателей. sonate10

25.02.2015

Информация

Все библиотеки

www.listread.ru