Книга Миллионка (СИ). Автор: Мутовчийская Ирина Зиновьевна "И-ра". Страница 1. Миллионка книга


Миллионка. Ирина Зиновьевна Мутовчийская. (Приключения: прочее)

Пожаловаться на книгу

Автор: Ирина Зиновьевна Мутовчийская

Жанр: Приключения: прочее

Серия: Отсутствует

Год: Нет данных

Действие этой книги происходит в 1907 году. Перед Вами город Владивосток прошлого века и легендарный квартал Миллионка. «Миллионка» – это место, где жили бок о бок китайцы, корейцы, японцы и русская беднота. А еще под Миллионкой спит загадочный город Чжурженей.

Но попасть туда может не каждый.

Метки: Легендарный квартал Русская беднота Загадочный город

Предлагаем Вам скачать фрагмент для ознакомления произведения «Миллионка» автора Ирина Зиновьевна Мутовчийская в электронном виде в формате FB2 а также TXT. Также можно скачать произведение в других форматах, таких как RTF и EPUB (электронные книги). Советуем выбирать для загрузки формат FB2 или TXT, которые на сегодняшний день поддерживаются практически каждым мобильным устроиством (в том числе телефонами / смартфонами / читалками электронных книг под управлением ОС Андроид и IOS (iPhone, iPad)) и настольными компьютерами. Книга издана .

Сохранить страничку в социалках/поделиться ссылкой: Скачать ознакомительный фрагмент в разных форматах (текст предоставлен ООО «ЛитРес»)FB2TXTRTFEPUBЧитать книгу «Миллионка» онлайн Читать онлайнЗакрыть читалкуЛегально скачать полную версию произведения в элетронном виде (а так же заказать печатную книгу) «Миллионка» можно в книжном интернет магазине Литрес Купить и скачать

Похожие книги

Мокрый пол

Ирина Зиновьевна Мутовчийская Приключения: прочее Отсутствует

У вас в руках книга из серии под названием «Продолжение придумай сам». Это похоже на кроссворд. У автора книги, конечно, есть финальная страница книги, но она хотела бы. чтобы вы придумали свой финал. После того как у вас созреет конец истории, напишите автору на сайт этой книги, и если финал автор…

Заря над Скаргиаром

Ирина Ивахненко Приключения: прочее Отсутствует

Аскер – маг и авантюрист. Он ищет свое место в этом мире, с одинаковой легкостью заводит верных друзей и наживает могущественных врагов. Вместе с ним вы окунетесь в водоворот событий, приключений и интриг, происходящих при королевских дворах Скаргиара. Сможет ли Аскер помочь королевству Эсторея оде…

Летопись Сатурна

Ирина Кошман Приключения: прочее Отсутствует

Конец 21 века, человечество испытывает острую нехватку ресурсов, пищи и воды. В некоторых городах уже невозможно выйти на улицу без кислородной маски. Еще хуже дела обстоят с моралью – свободная любовь, разрешенные наркотики, и прочая, прочая, прочая… Казалось бы, что может быть хуже? Но однажды оп…

Искатели приключений

О. Генри Приключения: прочее Отсутствует

Уильям Сидни Портер, писавший под псевдонимом О.Генри юмористическую и сатирическую прозу, пользовался огромной популярностью среди читателей. Он родился в Северной Каролине. После школы учился на фармацевта, работал в аптеке. Затем стал кассиром-бухгалтером в банке в техасском городе Остине. Был о…

Показать еще

bookash.pro

Миллионка (СИ). Автор Мутовчийская Ирина Зиновьевна "И-ра". Страница 1

МИЛЛИОНКА

Авантюрная повесть

Эта история произошла в конце февраля, на Миллионке. Было начало нового, двадцатого века, Нового года (по китайскому календарю), нового дня. Для героев моей истории этот китайский новый год стал переломным. Но сейчас раннее утро, каждый из действующих лиц занят своим делом и не знает, что его ждет впереди. Итак, время пошло. А время на Миллионке - это деньги. Деньги, которые просто так никто не даст, и за которые убивают. На Миллионке это просто, взмах ножа или удавка на шею и.…

Часть1.                                                                                                                                  ВЛАДИВОСТОК. МИЛЛИОНКА. СИ.

Глава 1. Си.

Я украла платье у мадам Харуко, и если городовой повернет сейчас направо, то я окажусь в участке, и концерт в театре Тао Меняно начнется без меня. Сегодня предпоследний день китайского Нового года. Почти две недели на улицах Миллионки царит безудержное веселье. Несмотря на мороз, китайские гимнасты, фокусники, дрессировщики выступают прямо на улице. Со всех сторон звучит музыка. В воздух летят хлопушки. А запах! Этот запах ни с чем не спутаешь. Пахнет Китаем. Китаем, в котором я никогда не была. Я так хотела стать своей на этом празднике, участвовать в нем, хотела, чтобы зрители услышали, как я пою. Но оказалось, что я выросла из своего выходного платья. А ведь еще 3 месяца назад оно было мне как раз. В отчаянье я хотела отказаться от концерта, но вдруг вспомнила про мадам Харуко и про ее платье. Горничную мадам Харуко, тоже японку, сбила пролетка, слава богу, не насмерть. Я помогла бедной девушке подняться и подобрать платье, выпавшее из картонной коробки. Платье не испачкалось, а лишь чуть намокло от талого снега. Девушке было больно идти, и я помогла ей дойти до дома мадам Харуко. И даже довела до гардеробной, где испуганная девушка, оглядываясь и причитая, повесила платье в шкаф. Когда мы уходили из гардеробной, я с сожалением оглянулась на платье. Девушка пошла к хозяйке, а я к выходу. Меня никто не видел.

Это было вчера. А сегодня я украла это платье. Я подумала, что все сошло благополучно, и скоро я буду петь в этом платье на сцене. Но я ошиблась. Меня видели и теперь ищут. Вероятно, вечером на концерте, я петь не буду! Впрочем, кроме хозяина театра, этого, конечно, никто не заметит. Этот концерт должен был стать моим первым концертом.

Городовой повернул налево. Я еще долго слышала звук его свистка. Но вот звук растаял вдали, а я все сидела, боясь поднять голову из своего укрытия. Моя шубка на рыбьем меху совсем не грела, и, чтобы не замерзнуть, я начала потихоньку двигаться, попутно выискивая щель, в которую можно было бы юркнуть.

Как хорошо, что я живу во Владивостоке, как хорошо, что Миллионка - это район, где я родилась и выросла. Район, где я знаю все входы и выходы. Сейчас, когда еще не наступила настоящая весна, Миллионка особенно красива. Вчера выпал снег и прикрыл все, что жители Миллионки любят выбрасывать из окон. Как только растает снег, станут, видны остатки пищи, потроха забитых животных. …Но сегодня предпоследний день нового китайского года, выпал снег, а мне надо бежать. Бежать через проходные дворы, спускаться в подземные лазы, подниматься на чердачные галереи. Бежать, но куда?  Единственное, хорошее во всей этой дерьмовой жизни, что я метиска, и я своя для китайцев, японцев и, конечно, корейцев. Если плохо знаешь этот район, далеко не убежишь. Фанзы, хибары, лачуги, времянки стоят вплотную друг к другу, подпирая соседние строения и пытаясь чуть возвыситься над соседями. Нет, вы не подумайте, я отлично понимаю языки, и японский, и китайский, и корейский. Если не знаешь языка, то не сможешь даже позвать на помощь. Тебя не услышат. У нас на Миллионке не действуют общепринятые законы и очень жестко соблюдаются свои собственные. Того, кто не соблюдает их, ожидает суровая кара, вплоть до смерти. Впрочем, тут запросто можно получить нож в бок или пулю просто так, если кто-то кому-то не понравился. Здесь не принято церемониться, а поэтому едва не ежедневно в кварталах Миллионки обнаруживают по десятку, а то и гораздо более трупов, нередко, зверски изуродованных, с отрезанными частями тела. Некоторые люди вообще исчезают в трущобах навсегда. Вот хорошая мысль! Трущобы! Мне надо бежать к трущобам. Но я никогда не была внутри. Говорят, там так страшно. Енеко, да и Сяй Линь говорили мне, что подземные недра этой части города изрыты всевозможными ходами-лабиринтами, где можно надежно схорониться от всякого преследования или же уйти тайными ходами за город и даже якобы в Китай... О чем это я? Вспомнила. О людях, которых меня окружают с детства и языках, языках, которые я хорошо понимаю…  Понимать то понимаю, а вот разговаривать…Когда я была маленькой, хунхузы увели мою маму. Моя мама…Нет, не могу я пока говорить о маме. Мне было тогда 3 года. И я перестала разговаривать. Через год речь вернулась ко мне, но вместе с заиканием. Заикалась я до 5 лет, пока за дело не взялась бабушка Май. Она немножко колдунья и научила меня разговаривать по-новому. Когда я чувствовала, что застряла на каком-то слоге и не могу его выговорить, я начинала петь. Я выросла. Все вокруг привыкли к моей манере разговора и не находят в ней ничего необычного. У меня много подруг. Правда, дружбу с ними я скрываю от моего отца. В детстве он колотил меня, когда заставал за беседой с моими луноликими подружками, а сейчас, когда бить меня вроде уже поздно, он ограничивается напоминанием о том, что я русская, хотя скорее это похоже не на напоминание, а на зудеж. «Ты русская, русская, русская!» Ну, хорошо. Я русская. То есть, конечно, мама у меня кореянка, но отец-то русский. Мне ужасно надоели эти напоминания, но я не спорю. Русская, так русская, но чем плохо быть японкой, кореянкой или китаянкой? Тем более что мы живем все вместе, рядом, на этой самой так презираемой моим отцом Миллионке. Мой отец, «человек не без образования», как он сам себя называет, волею судьбы заброшенный двадцать лет назад сюда, на Дальний восток, всеми фибрами души ненавидит Миллионку и саму эту землю, вместе c ее жителями, трущобами, опиекурильнями. Отец хороший человек, но есть у него маленький (по его меркам) недостаток. Мой отец игрок. Сколько раз я переминалась около фанзы, где он застревал за игрой. Шел дождь, снег, палило солнце, а я все стояла. Я боялась туда входить. Но час шел за часом, и я вынуждена была браться за ручку двери. Если она была. Или поднимать тряпку, загораживающую вход в фанзу и исполняющую роль двери. Подходя к такому заведению, я уже чувствовала издалека его зло. Дышать становилось тяжело, запах отбросов и нечистот валил с ног. И все это добро лежало прямо перед порогом фанзы, в которой находился притон. И вот решившись, я заходила вовнутрь. Оказывается, то, что уловил мой нос на улице, было только цветочками, ягодки поджидали меня внутри. И эти ягодки были столь ядовиты, что я вынуждена была зажать нос и постараться не дышать. Зашедшему с улицы человеку обычно вначале было ничего не видно. Низкие потолки, грязь и полумрак, создавали впечатление, что ты попал в подвал. И лишь проведя несколько минут внутри, человек начинал что-то различать. Игроки сидели парами. Любопытные китайцы, охочие до зрелищ, затаив дыхание, ждали начала игры. Комнатка была очень маленькая и вскоре от вони, запаха немытых человеческих тел и недостатка кислорода начинала кружиться голова. Игрокам было все нипочем, они за пределами этого мира. Игра затягивала их все глубже и глубже. Этому способствовала и китайская водка, с коротким названием Сули, которую с завидным постоянством подносили игрокам. Порции водки малы, они были налиты в крошечные стопки, вероятно из страха, что игроки, по всегдашнему русскому обычаю, напьются и начнут буянить. Брань на разных языках летала из угла в угол, не задевая никого, пока не появлялись проигравшие люди. Вот здесь все и начиналось. Иногда, только мое монотонное пение останавливало готовую начаться кровавую заварушку. Но чаще не останавливало. Мой папа сцеплялся с другими игроками. Сначала это были слова, а потом…Все, надо думать о чем-то хорошем. Думать, о чем-то хорошем. О папе. Мой папа, мой любимый папа…игрок. Это одна из причин, по которой он оказался здесь, во Владивостоке. И конкретно, на Миллионке. Там, в Северной столице, отец проиграл родовое имение, находившееся в нескольких километрах от Петербурга, дом на Васильевском острове, а также он проиграл. … В общем, много чего проиграл! Так много, что еще остался должен и вынужден был бежать от своих кредиторов. Он бежал так долго, что очнулся только во Владивостоке и понял, что его забег окончен. Дальше бежать было некуда.

www.booklot.ru

Миллионка (СИ). Содержание - МИЛЛИОНКА Авантюрная повесть Эта история произошла в конце фев...

МИЛЛИОНКА

Авантюрная повесть

Эта история произошла в конце февраля, на Миллионке. Было начало нового, двадцатого века, Нового года (по китайскому календарю), нового дня. Для героев моей истории этот китайский новый год стал переломным. Но сейчас раннее утро, каждый из действующих лиц занят своим делом и не знает, что его ждет впереди. Итак, время пошло. А время на Миллионке - это деньги. Деньги, которые просто так никто не даст, и за которые убивают. На Миллионке это просто, взмах ножа или удавка на шею и.…

Часть1.                                                                                                                                  ВЛАДИВОСТОК. МИЛЛИОНКА. СИ.

Глава 1. Си.

Я украла платье у мадам Харуко, и если городовой повернет сейчас направо, то я окажусь в участке, и концерт в театре Тао Меняно начнется без меня. Сегодня предпоследний день китайского Нового года. Почти две недели на улицах Миллионки царит безудержное веселье. Несмотря на мороз, китайские гимнасты, фокусники, дрессировщики выступают прямо на улице. Со всех сторон звучит музыка. В воздух летят хлопушки. А запах! Этот запах ни с чем не спутаешь. Пахнет Китаем. Китаем, в котором я никогда не была. Я так хотела стать своей на этом празднике, участвовать в нем, хотела, чтобы зрители услышали, как я пою. Но оказалось, что я выросла из своего выходного платья. А ведь еще 3 месяца назад оно было мне как раз. В отчаянье я хотела отказаться от концерта, но вдруг вспомнила про мадам Харуко и про ее платье. Горничную мадам Харуко, тоже японку, сбила пролетка, слава богу, не насмерть. Я помогла бедной девушке подняться и подобрать платье, выпавшее из картонной коробки. Платье не испачкалось, а лишь чуть намокло от талого снега. Девушке было больно идти, и я помогла ей дойти до дома мадам Харуко. И даже довела до гардеробной, где испуганная девушка, оглядываясь и причитая, повесила платье в шкаф. Когда мы уходили из гардеробной, я с сожалением оглянулась на платье. Девушка пошла к хозяйке, а я к выходу. Меня никто не видел.

Это было вчера. А сегодня я украла это платье. Я подумала, что все сошло благополучно, и скоро я буду петь в этом платье на сцене. Но я ошиблась. Меня видели и теперь ищут. Вероятно, вечером на концерте, я петь не буду! Впрочем, кроме хозяина театра, этого, конечно, никто не заметит. Этот концерт должен был стать моим первым концертом.

Городовой повернул налево. Я еще долго слышала звук его свистка. Но вот звук растаял вдали, а я все сидела, боясь поднять голову из своего укрытия. Моя шубка на рыбьем меху совсем не грела, и, чтобы не замерзнуть, я начала потихоньку двигаться, попутно выискивая щель, в которую можно было бы юркнуть.

Как хорошо, что я живу во Владивостоке, как хорошо, что Миллионка - это район, где я родилась и выросла. Район, где я знаю все входы и выходы. Сейчас, когда еще не наступила настоящая весна, Миллионка особенно красива. Вчера выпал снег и прикрыл все, что жители Миллионки любят выбрасывать из окон. Как только растает снег, станут, видны остатки пищи, потроха забитых животных. …Но сегодня предпоследний день нового китайского года, выпал снег, а мне надо бежать. Бежать через проходные дворы, спускаться в подземные лазы, подниматься на чердачные галереи. Бежать, но куда?  Единственное, хорошее во всей этой дерьмовой жизни, что я метиска, и я своя для китайцев, японцев и, конечно, корейцев. Если плохо знаешь этот район, далеко не убежишь. Фанзы, хибары, лачуги, времянки стоят вплотную друг к другу, подпирая соседние строения и пытаясь чуть возвыситься над соседями. Нет, вы не подумайте, я отлично понимаю языки, и японский, и китайский, и корейский. Если не знаешь языка, то не сможешь даже позвать на помощь. Тебя не услышат. У нас на Миллионке не действуют общепринятые законы и очень жестко соблюдаются свои собственные. Того, кто не соблюдает их, ожидает суровая кара, вплоть до смерти. Впрочем, тут запросто можно получить нож в бок или пулю просто так, если кто-то кому-то не понравился. Здесь не принято церемониться, а поэтому едва не ежедневно в кварталах Миллионки обнаруживают по десятку, а то и гораздо более трупов, нередко, зверски изуродованных, с отрезанными частями тела. Некоторые люди вообще исчезают в трущобах навсегда. Вот хорошая мысль! Трущобы! Мне надо бежать к трущобам. Но я никогда не была внутри. Говорят, там так страшно. Енеко, да и Сяй Линь говорили мне, что подземные недра этой части города изрыты всевозможными ходами-лабиринтами, где можно надежно схорониться от всякого преследования или же уйти тайными ходами за город и даже якобы в Китай... О чем это я? Вспомнила. О людях, которых меня окружают с детства и языках, языках, которые я хорошо понимаю…  Понимать то понимаю, а вот разговаривать…Когда я была маленькой, хунхузы увели мою маму. Моя мама…Нет, не могу я пока говорить о маме. Мне было тогда 3 года. И я перестала разговаривать. Через год речь вернулась ко мне, но вместе с заиканием. Заикалась я до 5 лет, пока за дело не взялась бабушка Май. Она немножко колдунья и научила меня разговаривать по-новому. Когда я чувствовала, что застряла на каком-то слоге и не могу его выговорить, я начинала петь. Я выросла. Все вокруг привыкли к моей манере разговора и не находят в ней ничего необычного. У меня много подруг. Правда, дружбу с ними я скрываю от моего отца. В детстве он колотил меня, когда заставал за беседой с моими луноликими подружками, а сейчас, когда бить меня вроде уже поздно, он ограничивается напоминанием о том, что я русская, хотя скорее это похоже не на напоминание, а на зудеж. «Ты русская, русская, русская!» Ну, хорошо. Я русская. То есть, конечно, мама у меня кореянка, но отец-то русский. Мне ужасно надоели эти напоминания, но я не спорю. Русская, так русская, но чем плохо быть японкой, кореянкой или китаянкой? Тем более что мы живем все вместе, рядом, на этой самой так презираемой моим отцом Миллионке. Мой отец, «человек не без образования», как он сам себя называет, волею судьбы заброшенный двадцать лет назад сюда, на Дальний восток, всеми фибрами души ненавидит Миллионку и саму эту землю, вместе c ее жителями, трущобами, опиекурильнями. Отец хороший человек, но есть у него маленький (по его меркам) недостаток. Мой отец игрок. Сколько раз я переминалась около фанзы, где он застревал за игрой. Шел дождь, снег, палило солнце, а я все стояла. Я боялась туда входить. Но час шел за часом, и я вынуждена была браться за ручку двери. Если она была. Или поднимать тряпку, загораживающую вход в фанзу и исполняющую роль двери. Подходя к такому заведению, я уже чувствовала издалека его зло. Дышать становилось тяжело, запах отбросов и нечистот валил с ног. И все это добро лежало прямо перед порогом фанзы, в которой находился притон. И вот решившись, я заходила вовнутрь. Оказывается, то, что уловил мой нос на улице, было только цветочками, ягодки поджидали меня внутри. И эти ягодки были столь ядовиты, что я вынуждена была зажать нос и постараться не дышать. Зашедшему с улицы человеку обычно вначале было ничего не видно. Низкие потолки, грязь и полумрак, создавали впечатление, что ты попал в подвал. И лишь проведя несколько минут внутри, человек начинал что-то различать. Игроки сидели парами. Любопытные китайцы, охочие до зрелищ, затаив дыхание, ждали начала игры. Комнатка была очень маленькая и вскоре от вони, запаха немытых человеческих тел и недостатка кислорода начинала кружиться голова. Игрокам было все нипочем, они за пределами этого мира. Игра затягивала их все глубже и глубже. Этому способствовала и китайская водка, с коротким названием Сули, которую с завидным постоянством подносили игрокам. Порции водки малы, они были налиты в крошечные стопки, вероятно из страха, что игроки, по всегдашнему русскому обычаю, напьются и начнут буянить. Брань на разных языках летала из угла в угол, не задевая никого, пока не появлялись проигравшие люди. Вот здесь все и начиналось. Иногда, только мое монотонное пение останавливало готовую начаться кровавую заварушку. Но чаще не останавливало. Мой папа сцеплялся с другими игроками. Сначала это были слова, а потом…Все, надо думать о чем-то хорошем. Думать, о чем-то хорошем. О папе. Мой папа, мой любимый папа…игрок. Это одна из причин, по которой он оказался здесь, во Владивостоке. И конкретно, на Миллионке. Там, в Северной столице, отец проиграл родовое имение, находившееся в нескольких километрах от Петербурга, дом на Васильевском острове, а также он проиграл. … В общем, много чего проиграл! Так много, что еще остался должен и вынужден был бежать от своих кредиторов. Он бежал так долго, что очнулся только во Владивостоке и понял, что его забег окончен. Дальше бежать было некуда.

www.booklot.ru

Книга Миллионка. Нас миллион. Пятая книга из серии «Хайшенвей»

Язык: Русский

Год издания: 2016 год

Отрывок: скачать бесплатно в a4.pdf, a4.pdf, a4.pdf, a6.pdf, a6.pdf, a6.pdf, epub, epub, epub, fb2.zip, fb2.zip, fb2.zip, fb3, fb3, fb3, html, html, html, html.zip, html.zip, html.zip, ios.epub, ios.epub, ios.epub, mobi.prc, mobi.prc, mobi.prc, rtf.zip, rtf.zip, rtf.zip, txt, txt, txt, txt.zip, txt.zip, txt.zip Функции для работы с книгой

Аннотация:

Перед вами продолжение книги «Миллионка». Действие книги происходит в 1909 году. Герои опять попадают в тайный город Чжень и узнают тайны этого города до конца.

Читать онлайн «Миллионка. Нас миллион. Пятая книга из серии «Хайшенвей»»

Следующая страница

Другие книги автора:

www.kuchaknig.ru

Миллионка - это... Что такое Миллионка?

Миллио́нка — обиходное название стихийно возникшего «китайского квартала» во Владивостоке в конце XIX — первой половине XX вв.

История

Уже в 1860 г. в посту Владивосток имелось две фанзы (кит. «дом») постоянно проживающих китайцев. В 1867 г. в поселке насчитывалось уже до 20 манзовских жилищ.[1] Перенос во Владивосток управления главного командира портов Восточного океана (1871 г.) и выделение города в отдельное военное губернаторство (1880 г.) способствовали бурному росту его населения, в том числе и китайского. Неприхотливость и готовность довольствоваться жильём, совершенно неприемлемым для русского обывателя, приводили к тому, что жизнь китайцев во Владивостоке была «ужасна и представляла собой сплошное нарушение санитарных законов и устава строительного».[2] В сентябре 1875 г., в связи с планами строительства нового городского рынка, общественный староста М. К. Федоров впервые поднял перед администрацией Приморской области вопрос о выселении части китайцев в район Семеновского покоса (у пересечения ул. Пограничной и Семеновской).

Вид на Семёновский ковш во Владивостоке с Тигровой сопки, нач. ХХ в.

В 1884 г. численность владивостокских китайцев по офиц.данным достигла 3909 чел.[3] Это побудило городскую думу принять более решительные меры к выселению китайцев в особый квартал на свободных городских участках. Соответствующий проект был выработан городской управой в 1884 г., были утверждены условия сдачи в аренду участков в «чайна-тауне». Из-за пассивного сопротивления китайцев проект провалился. Вслед за этим, по инициативе Приамурского генерал-губернатора барона А. Н. Корфа, была создана комиссия для разработки общего вопроса о мерах урегулирования условий проживания китайцев в городах Приамурского края. Она нашла необходимым запретить китайцам приобретать недвижимость в городской черте. Комиссия выработала соответствующие правила, которые в 1886 г. были утверждены Приамурским ген.-губернатором, однако за неимением желающих взять на себя застройку «чайна-таунов», планы остались нереализованными. В период 1886—1896 гг. городские власти смогли выселить из городского центра лишь небольшую часть китайцев, которые заняли участки в Куперовской пади (сев.часть города).[4]

Один из потайных проулков бывшей «Миллионки» на пути между ул. Адмирала Фокина и Семёновской (совр.вид)

В 1897 г., согласно официальным данным, численность владивостокских китайцев достигала 5580 чел.[5] Китайское население стихийно тяготело к т. н. Семеновскому ковшу (совр. Спортивная гавань), где приставали каботажные джонки и действовал китайский базар. На прилегающих улицах в последние годы XIX в. развернулось строительство жилых домов, специально предназначенных для сдачи китайцам. Участки, принадлежавшие российским подданным, застраивались как самими землевладельцами, так и китайскими купцами, получавшими их в долгосрочную аренду. Значительная часть построек использовалась для организации китайских ночлежных домов, отличавшихся крайней скученностью постояльцев (зачастую каждому полагалось не более 2,5 аршин на нарах в общей спальне). Огромное количество съёмщиков жилья и отсутствие вложений в ремонт и содержание квартирного фонда гарантировали домовладельцам высокие прибыли. Попытки городских властей добиться улучшения санитарных условий в местах проживания китайцев ни к чему не приводили.[5]

Подобная ситуация сложилась и в других городах Приамурского генерал-губернаторства: Никольске-Уссурийском, Благовещенске, Хабаровске и Николаевске-на-Амуре. 11 (24) августа 1892 г. в Благовещенске было издано обязательное постановление городской управы о выселении китайцев в особые места для жительства. 26 июля (8 августа) 1897 г. аналогичное постановление появилось в Хабаровске. Эпидемия чумы, разразившаяся в Маньчжурии в конце 1890-х гг., активизировала процесс создания «чайна-таунов». Власти Хабаровска обязали китайцев переселиться в новое место в срок до 1(13) декабря 1897 г. При этом новосёлам предоставлялись значительные льготы: в первый год они полностью освобождались от арендной платы, во второй — вносили четверть необходимой суммы, в третий — половину и т. д. Земля под огороды в первый год проживания отводилась бесплатно, а на второй — определялась решением городской Думы. В китайском квартале планировалось устроить новый базар. В «белом» городе разрешалось проживание китайской прислуги (не более 5 человек в одном домовладении), рабочим промышленных предприятий и сторожам городского рынка. Наконец, всем прочим китайцам не возбранялось заниматься торговлей и промыслами в «европейских» кварталах. Несмотря на щадящий характер переселения, в Хабаровске к началу 1898 г. в китайский квартал переселилось всего 5 семей, в других городах исполнение аналогичных постановлений также саботировалось. Не помогали даже судебные постановления, на которые китайцы и русские владельцы земельных участков отвечали жалобами в различные властные инстанции. 29 августа (11 сентября) 1899 г. в Хабаровске вступило в силу постановление военного губернатора Приморской области Н. М. Чичагова, узаконившее решение городского самоуправление по поводу китайского квартала. Это решение китайцы также игнорировали, направив грамотно составленную апелляцию в правительствующий Сенат. Последний обратился за консультацией в МВД, которое признало право городов выселять китайцев в особые кварталы не иначе, как с Высочайшего соизволения. Приамурскому генерал-губернатору Н. И. Гродекову пришлось представить на рассмотрение двора солидное обоснование, содержавшее постановления городских властей и докладные записки высших чинов генерал-губернаторства. 29 сентября (12 октября) 1902 г. Николай II официально предоставил думам городов Дальнего Востока право «составлять обязательные постановления об ограничении особыми кварталами жительства тех азиатцев, антисанитарные условия жизни коих вызывают необходимость особого надзора». На этом основании и были изданы акты муниципальных властей, предусматривавшие создание «чайна-таунов»: для Хабаровска и Никольска-Уссурийского — в 1902 г., для Николаевска — в 1903 г., для Владивостока — в 1906 г. и для Благовещенска — в 1910 г.[6]

Несмотря на появление обязательного постановления № 20034 воен.губернатора Приморской области для жителей г. Владивостока, изданного согласно постановления Владивостокской городской думы от 23 марта (5 апреля) 1906 г. «Об отводе в г. Владивостоке отдельных кварталов для проживания китайского и корейского населения», китайский квартал в столице Приморья так и не был создан. Дело в том, что «чайна-таун» предполагалось разместить в северной части города, за Куперовской падью. Это решение вызвало противодействие коменданта Владивостокской крепости. Последний объяснял свою позицию наличием в указанном районе военных объектов, видами командования крепости на землю, а также опасностью шпионажа со стороны водворяемых «инородцев». В результате выселение китайцев в восточные районы Владивостока началось лишь в 1913 г., шло вяло и сопровождалось многочисленными конфликтами военных и гражданских властей.[7]

К концу 1910-х гг. большинство владивостокских китайцев проживало в кварталах, ограниченных с запада Семеновским базаром и берегом Амурского залива, с юга — ул. Светланской, с востока — ул. Алеутской, а с севера — линией, проходившей от городской скотобойни (в р-не совр. спорткомплекса «Олимпийский») вдоль ул. Последней (совр. Уткинская). Эта часть Владивостока была известна, как «большая и малая Миллионка». Уже в 1910 г., по некоторым данным, в китайских кварталах насчитывалось св.50 тыс.китайцев, из которых более 40 тыс.не имело определённого местожительства.[8] Увеличению численности китайцев способствовало устоявшееся мнение о «незаменимости» их труда для экономики города и края. Накануне революции 1917 г. «Миллионка» фактически представляла собой «город в городе». С китайцами уживались корейцы, евреи, кавказцы и представители др.национальностей. Ее обитатели могли годами не появляться на «чистых» улицах, так как все необходимое для жизни (включая досуг) находилось по месту жительства. Многочисленные проулки, проходные дворы и деревянные галереи, переброшенные над головами прохожих, позволяли знающему человеку быстро пересекать целые кварталы, уходя от преследования. На «Миллионке» процветали проституция, контрабандная торговля, опиекурение и игорный бизнес. Кроме того, «Миллионка» являлась штаб-квартирой китайских объединений профессионального, делового и политического характера, большинство из которых действовало тайно. В доме китайца Цая на ул. Алеутской располагалось Главное владивостокское китайское торговое общество (кит. 海参威华商总会,пиньинь Hǎishēn wēi huáshāng zǒng huì , паллад. Хайшэньвэй хуашан цзунхуй), имевшее филиалы в Никольске-Уссурийском, Спасске, Камень-Рыболове, Имане и Хабаровске. Председателем общества был богатый торговец Ма Шомо, владелец магазина и фирмы «Тунсунь». Общество подчинялось китайскому правительству и являлось мощным проводником китайской политики на российском Дальнем Востоке.[9]

Ликвидация «Миллионки»

«Миллионка» благополучно пережила революцию, Гражданскую войну и иностранную интервенцию. При этом большинство китайских домовладельцев уехало в Маньчжурию, оставив недвижимость на попечение доверенных лиц. В середине 1920-х гг. советская администрация Приморья взяла курс на отказ от иностранной рабочей силы и ограничение частного предпринимательства. Это вызвало постепенное сокращение численности китайского населения города. Если в 1926 г. во Владивостокском округе насчитывалось 43,5 тыс. китайцев, то в 1929 г. их число сократилось до 32,6 тыс., а в 1932 г. — до 16,6 тыс.человек.[10] В середине 1930-х гг. ликвидация «Миллионки» стояла на первом месте в плане мероприятий, направленных на «зачистку» Приморья от нелегалов, преступников и политически неблагонадёжных элементов. По данным Приморского оперуправления НКВД СССР, китайские кварталы Владивостока являлись «… убежищем всего преступного и бездокументного элемента, всех прибывающих из-за границы контрабандистов и японских шпионов, причём последние в этих же домах получали все интересующие их сведения, поскольку сталкивались с лицами, работающими в государственных организациях и даже на военных объектах».[11]

Двор одного из домов «Миллионки», 1920е гг.

17 апреля 1936 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло специальное Постановление, гласившее: «…ликвидировать „Миллионку“ малыми порциями под тем или иным соусом в течение 4-5 месяцев, то есть к осени сего года». Объектом первых акций НКВД в мае 1936 г. стали дом № 2 по ул. Батарейной и № 5 по ул. Пекинской (совр. Адмирала Фокина). По итогам операции нелегальные мигранты, уголовники и притоносодержатели, выявленные по указанным адресам, были задержаны, а сами дома переданы горадминистрации для последующей сдачи в аренду или использования совучреждениями. Первая акция НКВД вызвала многочисленные жалобы китайцев и протесты посольства Китайской Республики в Москве. В связи с этим вопрос о ликвидации «чайна-тауна» 17 июня 1936 г. вновь рассматривался на заседании Политбюро ЦК ВКП(б), которое рекомендовало органам госбезопасности соблюдать осторожность. В дальнейшем отмечались случаи, когда сотрудники НКВД, допустившие превышение полномочий в отношении китайцев, подвергались взысканиям. Всех обитателей ликвидируемой «Миллионки», находившихся во Владивостоке на законных основаниях, было предписано обеспечить жилплощадью. Сроки ликвидации «чайна-тауна» были оставлены без изменений.

«Дом Ли Ки Зина» (ул. Уткинская,8)- один из первых адресов бывшей «Миллионки», ликвидированных в 1936 г. Вид на двор «Миллионки» со стороны ул. Адмирала Фокина.

В декабре 1936 г. руководитель Управления НКВД по Дальневосточному краю Я. С. Визель информировал секретаря Приморского областного комитета ВКП(б) Мякинена: «На сегодня ни большой, ни малой „Миллионок“ не существует. Все эти дома к данному времени в большей части отремонтированы и заняты служащими и рабочими организаций, арендовавших дома… За время с 1 января по 1 декабря 1936 г. выехали в Китай 4202 чел., в том числе до 1 мая — 672 чел. и с 1 мая, то есть с начала проведения опермероприятий по „Миллионке“, — 3682 чел.».[12] Таким образом, «Миллионка» прекратила своё существование, однако большое число китайских нелегалов, ранее населявших её дома, в течение нескольких последующих лет продолжали проживать в других районах Владивостока и в окрестностях города.[13]

«Миллионка» в культуре и современной жизни Владивостока

  • 1966 — «Миллионка» предстала в своём былом обличье в фильме «Пароль не нужен», поставленном по одноимённому роману Юлиана Семенова.[14]
  • 1969 — Ряд эпизодов телесериала «Сердце Бонивура» происходит на «Миллионке».
  • 1977 — В. С. Пикуль в романе «Богатство» сравнивает «Миллионку» с Хитровым рынком дореволюционной Москвы.
  • 2006 — Во Владивостоке начинает распространяться бесплатная газета «Миллионка». По словам издателя, «выбранное название символизирует принадлежность к Владивостоку (исторический центр города носит неофициальное название „миллионка“)».[15]
  • 2008 — Издательство «Водолей» (Владивосток) выпустило исторический роман А. М. Токовенко «Владивостокская Миллионка».
  • 2010 — Летом художник Павел Шугуров и группа мастерской 33+1 в центре города создали 7 бетонных барельефов «Обитатели Миллионки».[16]

По мнению некоторых представителей владивостокской общественности, многочисленные уцелевшие фрагменты «Миллионки» могли бы стать «экспонатами ландшафтного музея под открытым небом».[17]

Одна из первых организаций фанатов футбольного клуба "Луч-Энергия" носила название "Миллионка".

Миллионка.ru — сайт о жизни современного Владивостока.[18]

Интересные факты

По иронии судьбы ликвидации владивостокского чайнатауна предшествовала «кампания по борьбе с шовинизмом» (начата в 1933 г.), в ходе которой любой житель Владивостока мог быть привлечён к уголовной ответственности за пренебрежительное высказывание в адрес китайца.[19]

В Нижнем Новгороде в кон. XIX- нач. XX вв. также существовал трущобный район под названием «Миллионка» («Миллиошка»), располагавшийся между р. Волга и кремлевской стеной близ Ивановской башни. Знакомство с местными типами дало А. М. Горькому материал для создания пьесы «На дне».[20]

В настоящее время кварталы владивостокской Миллионки сохранились в той же конфигурации, что и были в начале ХХ века, с учётом постепенного разрушения в ходе эксплуатации. Во многих домах Миллионки не предоставляются коммунальные услуги, в подъездах сохранились деревянные лестницы, двери и межэтажные перекрытия, а также деревянная кровля, износ которых весьма велик. Миллионка имеет крайне антисанитарный вид и может использоваться для воссоздания вида дореволюционной Одессы при съёмках художественных фильмов. С 1990-х годов городской администрацией не принимается никаких мер ни к ликвидации аварийного и ветхого жилья Миллионки, ни к ее реставрации с целью превращения в туристический район.

Примечания

  1. ↑ Матвеев, Н. П. Краткий исторический очерк г. Владивостока. Владивосток: Уссури, 1990, с.15, 54
  2. ↑ Сорокина, Т. Н. Китайские кварталы дальневосточных городов (кон. XIX-нач. XX вв.) // Диаспоры, 2001, № 2-3,с.55
  3. ↑ Матвеев, Н. П., указ.соч.,с.177
  4. ↑ АВПРИ, ф.148 (Тихоокеанский стол), оп.487, д.770, л.160
  5. ↑ 1 2 Сорокина, Т. Н., указ.соч., с.55
  6. ↑ Сорокина, Т. Н., указ.соч.,с.56-67
  7. ↑ Сорокина, Т. Н., указ.соч., с.71-72
  8. ↑ Сухачева, Г. А. Обитатели «Миллионки» и другие. Деятельность тайных китайских обществ во Владивостоке в кон. XIX-нач. XX вв. // Россия и АТР, 1993, № 1, с.63
  9. ↑ Сухачева, Г. А., указ.соч., с.65-66
  10. ↑ Чернолуцкая, Е. Н. Конец «Миллионки»: ликвидация китайского квартала во Владивостоке (1936 г.) // Россия и АТР, 2008, № 4, с.24
  11. ↑ Чернолуцкая, Е. Н., указ.соч., с.26
  12. ↑ Чернолуцкая, Е. Н., указ.соч., с.29
  13. ↑ Чернолуцкая, Е. Н., указ.соч., с.29-31
  14. ↑ Наши фильмы — версия для печати — Деловой еженедельник «Конкурент»
  15. ↑ [ http://www.primmarketing.ru/catalogue/118/files/millionka.pdf]
  16. ↑ 33+1, 7 бетонных рельефов "Обитат&#107 …
  17. ↑ Старинные дворики Владивостока ждут внимания городских властей. Последние новости Владивостока на PrimaMedia
  18. ↑ [ http://www.millionka.ru/]
  19. ↑ Кривоногов, Т. М. Морские были. «Шовиниза» // «Вопросы истории рыбной промышленности Камчатки», вып.11. Петропавловск-Камчатский: 2008, с.74-77.
  20. ↑ Русинов Н. Д. Миллионка и Миллиошка // Горьковский рабочий,1984,№ 65

med.academic.ru

Миллионка - это... Что такое Миллионка?

Миллио́нка — обиходное название стихийно возникшего «китайского квартала» во Владивостоке в конце XIX — первой половине XX вв.

История

Уже в 1860 г. в посту Владивосток имелось две фанзы (кит. «дом») постоянно проживающих китайцев. В 1867 г. в поселке насчитывалось уже до 20 манзовских жилищ.[1] Перенос во Владивосток управления главного командира портов Восточного океана (1871 г.) и выделение города в отдельное военное губернаторство (1880 г.) способствовали бурному росту его населения, в том числе и китайского. Неприхотливость и готовность довольствоваться жильём, совершенно неприемлемым для русского обывателя, приводили к тому, что жизнь китайцев во Владивостоке была «ужасна и представляла собой сплошное нарушение санитарных законов и устава строительного».[2] В сентябре 1875 г., в связи с планами строительства нового городского рынка, общественный староста М. К. Федоров впервые поднял перед администрацией Приморской области вопрос о выселении части китайцев в район Семеновского покоса (у пересечения ул. Пограничной и Семеновской).

Вид на Семёновский ковш во Владивостоке с Тигровой сопки, нач. ХХ в.

В 1884 г. численность владивостокских китайцев по офиц.данным достигла 3909 чел.[3] Это побудило городскую думу принять более решительные меры к выселению китайцев в особый квартал на свободных городских участках. Соответствующий проект был выработан городской управой в 1884 г., были утверждены условия сдачи в аренду участков в «чайна-тауне». Из-за пассивного сопротивления китайцев проект провалился. Вслед за этим, по инициативе Приамурского генерал-губернатора барона А. Н. Корфа, была создана комиссия для разработки общего вопроса о мерах урегулирования условий проживания китайцев в городах Приамурского края. Она нашла необходимым запретить китайцам приобретать недвижимость в городской черте. Комиссия выработала соответствующие правила, которые в 1886 г. были утверждены Приамурским ген.-губернатором, однако за неимением желающих взять на себя застройку «чайна-таунов», планы остались нереализованными. В период 1886—1896 гг. городские власти смогли выселить из городского центра лишь небольшую часть китайцев, которые заняли участки в Куперовской пади (сев.часть города).[4]

Один из потайных проулков бывшей «Миллионки» на пути между ул. Адмирала Фокина и Семёновской (совр.вид)

В 1897 г., согласно официальным данным, численность владивостокских китайцев достигала 5580 чел.[5] Китайское население стихийно тяготело к т. н. Семеновскому ковшу (совр. Спортивная гавань), где приставали каботажные джонки и действовал китайский базар. На прилегающих улицах в последние годы XIX в. развернулось строительство жилых домов, специально предназначенных для сдачи китайцам. Участки, принадлежавшие российским подданным, застраивались как самими землевладельцами, так и китайскими купцами, получавшими их в долгосрочную аренду. Значительная часть построек использовалась для организации китайских ночлежных домов, отличавшихся крайней скученностью постояльцев (зачастую каждому полагалось не более 2,5 аршин на нарах в общей спальне). Огромное количество съёмщиков жилья и отсутствие вложений в ремонт и содержание квартирного фонда гарантировали домовладельцам высокие прибыли. Попытки городских властей добиться улучшения санитарных условий в местах проживания китайцев ни к чему не приводили.[5]

Подобная ситуация сложилась и в других городах Приамурского генерал-губернаторства: Никольске-Уссурийском, Благовещенске, Хабаровске и Николаевске-на-Амуре. 11 (24) августа 1892 г. в Благовещенске было издано обязательное постановление городской управы о выселении китайцев в особые места для жительства. 26 июля (8 августа) 1897 г. аналогичное постановление появилось в Хабаровске. Эпидемия чумы, разразившаяся в Маньчжурии в конце 1890-х гг., активизировала процесс создания «чайна-таунов». Власти Хабаровска обязали китайцев переселиться в новое место в срок до 1(13) декабря 1897 г. При этом новосёлам предоставлялись значительные льготы: в первый год они полностью освобождались от арендной платы, во второй — вносили четверть необходимой суммы, в третий — половину и т. д. Земля под огороды в первый год проживания отводилась бесплатно, а на второй — определялась решением городской Думы. В китайском квартале планировалось устроить новый базар. В «белом» городе разрешалось проживание китайской прислуги (не более 5 человек в одном домовладении), рабочим промышленных предприятий и сторожам городского рынка. Наконец, всем прочим китайцам не возбранялось заниматься торговлей и промыслами в «европейских» кварталах. Несмотря на щадящий характер переселения, в Хабаровске к началу 1898 г. в китайский квартал переселилось всего 5 семей, в других городах исполнение аналогичных постановлений также саботировалось. Не помогали даже судебные постановления, на которые китайцы и русские владельцы земельных участков отвечали жалобами в различные властные инстанции. 29 августа (11 сентября) 1899 г. в Хабаровске вступило в силу постановление военного губернатора Приморской области Н. М. Чичагова, узаконившее решение городского самоуправление по поводу китайского квартала. Это решение китайцы также игнорировали, направив грамотно составленную апелляцию в правительствующий Сенат. Последний обратился за консультацией в МВД, которое признало право городов выселять китайцев в особые кварталы не иначе, как с Высочайшего соизволения. Приамурскому генерал-губернатору Н. И. Гродекову пришлось представить на рассмотрение двора солидное обоснование, содержавшее постановления городских властей и докладные записки высших чинов генерал-губернаторства. 29 сентября (12 октября) 1902 г. Николай II официально предоставил думам городов Дальнего Востока право «составлять обязательные постановления об ограничении особыми кварталами жительства тех азиатцев, антисанитарные условия жизни коих вызывают необходимость особого надзора». На этом основании и были изданы акты муниципальных властей, предусматривавшие создание «чайна-таунов»: для Хабаровска и Никольска-Уссурийского — в 1902 г., для Николаевска — в 1903 г., для Владивостока — в 1906 г. и для Благовещенска — в 1910 г.[6]

Несмотря на появление обязательного постановления № 20034 воен.губернатора Приморской области для жителей г. Владивостока, изданного согласно постановления Владивостокской городской думы от 23 марта (5 апреля) 1906 г. «Об отводе в г. Владивостоке отдельных кварталов для проживания китайского и корейского населения», китайский квартал в столице Приморья так и не был создан. Дело в том, что «чайна-таун» предполагалось разместить в северной части города, за Куперовской падью. Это решение вызвало противодействие коменданта Владивостокской крепости. Последний объяснял свою позицию наличием в указанном районе военных объектов, видами командования крепости на землю, а также опасностью шпионажа со стороны водворяемых «инородцев». В результате выселение китайцев в восточные районы Владивостока началось лишь в 1913 г., шло вяло и сопровождалось многочисленными конфликтами военных и гражданских властей.[7]

К концу 1910-х гг. большинство владивостокских китайцев проживало в кварталах, ограниченных с запада Семеновским базаром и берегом Амурского залива, с юга — ул. Светланской, с востока — ул. Алеутской, а с севера — линией, проходившей от городской скотобойни (в р-не совр. спорткомплекса «Олимпийский») вдоль ул. Последней (совр. Уткинская). Эта часть Владивостока была известна, как «большая и малая Миллионка». Уже в 1910 г., по некоторым данным, в китайских кварталах насчитывалось св.50 тыс.китайцев, из которых более 40 тыс.не имело определённого местожительства.[8] Увеличению численности китайцев способствовало устоявшееся мнение о «незаменимости» их труда для экономики города и края. Накануне революции 1917 г. «Миллионка» фактически представляла собой «город в городе». С китайцами уживались корейцы, евреи, кавказцы и представители др.национальностей. Ее обитатели могли годами не появляться на «чистых» улицах, так как все необходимое для жизни (включая досуг) находилось по месту жительства. Многочисленные проулки, проходные дворы и деревянные галереи, переброшенные над головами прохожих, позволяли знающему человеку быстро пересекать целые кварталы, уходя от преследования. На «Миллионке» процветали проституция, контрабандная торговля, опиекурение и игорный бизнес. Кроме того, «Миллионка» являлась штаб-квартирой китайских объединений профессионального, делового и политического характера, большинство из которых действовало тайно. В доме китайца Цая на ул. Алеутской располагалось Главное владивостокское китайское торговое общество (кит. 海参威华商总会,пиньинь Hǎishēn wēi huáshāng zǒng huì , паллад. Хайшэньвэй хуашан цзунхуй), имевшее филиалы в Никольске-Уссурийском, Спасске, Камень-Рыболове, Имане и Хабаровске. Председателем общества был богатый торговец Ма Шомо, владелец магазина и фирмы «Тунсунь». Общество подчинялось китайскому правительству и являлось мощным проводником китайской политики на российском Дальнем Востоке.[9]

Ликвидация «Миллионки»

«Миллионка» благополучно пережила революцию, Гражданскую войну и иностранную интервенцию. При этом большинство китайских домовладельцев уехало в Маньчжурию, оставив недвижимость на попечение доверенных лиц. В середине 1920-х гг. советская администрация Приморья взяла курс на отказ от иностранной рабочей силы и ограничение частного предпринимательства. Это вызвало постепенное сокращение численности китайского населения города. Если в 1926 г. во Владивостокском округе насчитывалось 43,5 тыс. китайцев, то в 1929 г. их число сократилось до 32,6 тыс., а в 1932 г. — до 16,6 тыс.человек.[10] В середине 1930-х гг. ликвидация «Миллионки» стояла на первом месте в плане мероприятий, направленных на «зачистку» Приморья от нелегалов, преступников и политически неблагонадёжных элементов. По данным Приморского оперуправления НКВД СССР, китайские кварталы Владивостока являлись «… убежищем всего преступного и бездокументного элемента, всех прибывающих из-за границы контрабандистов и японских шпионов, причём последние в этих же домах получали все интересующие их сведения, поскольку сталкивались с лицами, работающими в государственных организациях и даже на военных объектах».[11]

Двор одного из домов «Миллионки», 1920е гг.

17 апреля 1936 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло специальное Постановление, гласившее: «…ликвидировать „Миллионку“ малыми порциями под тем или иным соусом в течение 4-5 месяцев, то есть к осени сего года». Объектом первых акций НКВД в мае 1936 г. стали дом № 2 по ул. Батарейной и № 5 по ул. Пекинской (совр. Адмирала Фокина). По итогам операции нелегальные мигранты, уголовники и притоносодержатели, выявленные по указанным адресам, были задержаны, а сами дома переданы горадминистрации для последующей сдачи в аренду или использования совучреждениями. Первая акция НКВД вызвала многочисленные жалобы китайцев и протесты посольства Китайской Республики в Москве. В связи с этим вопрос о ликвидации «чайна-тауна» 17 июня 1936 г. вновь рассматривался на заседании Политбюро ЦК ВКП(б), которое рекомендовало органам госбезопасности соблюдать осторожность. В дальнейшем отмечались случаи, когда сотрудники НКВД, допустившие превышение полномочий в отношении китайцев, подвергались взысканиям. Всех обитателей ликвидируемой «Миллионки», находившихся во Владивостоке на законных основаниях, было предписано обеспечить жилплощадью. Сроки ликвидации «чайна-тауна» были оставлены без изменений.

«Дом Ли Ки Зина» (ул. Уткинская,8)- один из первых адресов бывшей «Миллионки», ликвидированных в 1936 г. Вид на двор «Миллионки» со стороны ул. Адмирала Фокина.

В декабре 1936 г. руководитель Управления НКВД по Дальневосточному краю Я. С. Визель информировал секретаря Приморского областного комитета ВКП(б) Мякинена: «На сегодня ни большой, ни малой „Миллионок“ не существует. Все эти дома к данному времени в большей части отремонтированы и заняты служащими и рабочими организаций, арендовавших дома… За время с 1 января по 1 декабря 1936 г. выехали в Китай 4202 чел., в том числе до 1 мая — 672 чел. и с 1 мая, то есть с начала проведения опермероприятий по „Миллионке“, — 3682 чел.».[12] Таким образом, «Миллионка» прекратила своё существование, однако большое число китайских нелегалов, ранее населявших её дома, в течение нескольких последующих лет продолжали проживать в других районах Владивостока и в окрестностях города.[13]

«Миллионка» в культуре и современной жизни Владивостока

  • 1966 — «Миллионка» предстала в своём былом обличье в фильме «Пароль не нужен», поставленном по одноимённому роману Юлиана Семенова.[14]
  • 1969 — Ряд эпизодов телесериала «Сердце Бонивура» происходит на «Миллионке».
  • 1977 — В. С. Пикуль в романе «Богатство» сравнивает «Миллионку» с Хитровым рынком дореволюционной Москвы.
  • 2006 — Во Владивостоке начинает распространяться бесплатная газета «Миллионка». По словам издателя, «выбранное название символизирует принадлежность к Владивостоку (исторический центр города носит неофициальное название „миллионка“)».[15]
  • 2008 — Издательство «Водолей» (Владивосток) выпустило исторический роман А. М. Токовенко «Владивостокская Миллионка».
  • 2010 — Летом художник Павел Шугуров и группа мастерской 33+1 в центре города создали 7 бетонных барельефов «Обитатели Миллионки».[16]

По мнению некоторых представителей владивостокской общественности, многочисленные уцелевшие фрагменты «Миллионки» могли бы стать «экспонатами ландшафтного музея под открытым небом».[17]

Одна из первых организаций фанатов футбольного клуба "Луч-Энергия" носила название "Миллионка".

Миллионка.ru — сайт о жизни современного Владивостока.[18]

Интересные факты

По иронии судьбы ликвидации владивостокского чайнатауна предшествовала «кампания по борьбе с шовинизмом» (начата в 1933 г.), в ходе которой любой житель Владивостока мог быть привлечён к уголовной ответственности за пренебрежительное высказывание в адрес китайца.[19]

В Нижнем Новгороде в кон. XIX- нач. XX вв. также существовал трущобный район под названием «Миллионка» («Миллиошка»), располагавшийся между р. Волга и кремлевской стеной близ Ивановской башни. Знакомство с местными типами дало А. М. Горькому материал для создания пьесы «На дне».[20]

В настоящее время кварталы владивостокской Миллионки сохранились в той же конфигурации, что и были в начале ХХ века, с учётом постепенного разрушения в ходе эксплуатации. Во многих домах Миллионки не предоставляются коммунальные услуги, в подъездах сохранились деревянные лестницы, двери и межэтажные перекрытия, а также деревянная кровля, износ которых весьма велик. Миллионка имеет крайне антисанитарный вид и может использоваться для воссоздания вида дореволюционной Одессы при съёмках художественных фильмов. С 1990-х годов городской администрацией не принимается никаких мер ни к ликвидации аварийного и ветхого жилья Миллионки, ни к ее реставрации с целью превращения в туристический район.

Примечания

  1. ↑ Матвеев, Н. П. Краткий исторический очерк г. Владивостока. Владивосток: Уссури, 1990, с.15, 54
  2. ↑ Сорокина, Т. Н. Китайские кварталы дальневосточных городов (кон. XIX-нач. XX вв.) // Диаспоры, 2001, № 2-3,с.55
  3. ↑ Матвеев, Н. П., указ.соч.,с.177
  4. ↑ АВПРИ, ф.148 (Тихоокеанский стол), оп.487, д.770, л.160
  5. ↑ 1 2 Сорокина, Т. Н., указ.соч., с.55
  6. ↑ Сорокина, Т. Н., указ.соч.,с.56-67
  7. ↑ Сорокина, Т. Н., указ.соч., с.71-72
  8. ↑ Сухачева, Г. А. Обитатели «Миллионки» и другие. Деятельность тайных китайских обществ во Владивостоке в кон. XIX-нач. XX вв. // Россия и АТР, 1993, № 1, с.63
  9. ↑ Сухачева, Г. А., указ.соч., с.65-66
  10. ↑ Чернолуцкая, Е. Н. Конец «Миллионки»: ликвидация китайского квартала во Владивостоке (1936 г.) // Россия и АТР, 2008, № 4, с.24
  11. ↑ Чернолуцкая, Е. Н., указ.соч., с.26
  12. ↑ Чернолуцкая, Е. Н., указ.соч., с.29
  13. ↑ Чернолуцкая, Е. Н., указ.соч., с.29-31
  14. ↑ Наши фильмы — версия для печати — Деловой еженедельник «Конкурент»
  15. ↑ [ http://www.primmarketing.ru/catalogue/118/files/millionka.pdf]
  16. ↑ 33+1, 7 бетонных рельефов "Обитат&#107 …
  17. ↑ Старинные дворики Владивостока ждут внимания городских властей. Последние новости Владивостока на PrimaMedia
  18. ↑ [ http://www.millionka.ru/]
  19. ↑ Кривоногов, Т. М. Морские были. «Шовиниза» // «Вопросы истории рыбной промышленности Камчатки», вып.11. Петропавловск-Камчатский: 2008, с.74-77.
  20. ↑ Русинов Н. Д. Миллионка и Миллиошка // Горьковский рабочий,1984,№ 65

dal.academic.ru