Мужской гарем (фэнтези-ориенталь № 6). Мужской гарем книги


Читать онлайн книгу Мужской гарем (СИ)

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 3 страниц)

Назад к карточке книги

Соболянская Елизавета ВладимировнаМужской гарем

Мужской гарем или не ходите девки замуж

Марита ворчала и дергала мои шальвары, ругаясь, что нельзя надевать на церемонию выбора жениха такую облегающую одежду. Я в ответ шипела, что одеваюсь так, как мне удобно! И не собираюсь собирать длинными развевающимися полами джеллабы пустынные колючки. Нянька наконец унялась и довольно на меня посмотрела:

– А все ж красивая ты Лисанна! Сколько мальчиков возьмешь?

– Не знаю, сколько понравится, – я дернула плечом, – вот чего вам с матерью не спится? Женись, женись!

– Так внуков хочется, – рассудительно сказала нянька и я замолчала.

Дети, да детей в племени любили и берегли. Из десятка малышей едва пятеро доживали до возраста обучения, а уж до брачного времени и того меньше. Вот почему Марита так гордилась мной – мать племени нашла меня на краю моря и пустыни, в большой плетеной корзине. Дитя, да еще и девочка! В племени устроили трехдневный праздник по случаю такой радостной находки. Не смотря на светлую кожу и голубые глаза я выжила в краю соли и песка, выросла, получила воинские браслеты, одержала несколько побед и вот сегодня должна была выбрать мужей в свой гарем.

Я снова негромко застонала. Ну зачем мне эти мальчишки? Меня вполне устраивал немолодой подавальщик в трактире у рыбачьей пристани. Мужик не юный, но крепкий и хорошо сложенный. Подозреваю, что его аппетитная задница и налитой орган привлекали к нему не только меня, но мне было плевать.

Однако мать настаивала, няня упрашивала и, вернувшись из очередного похода победительницей, и владелицей изрядных трофеев я сдалась. Женюсь. Мать тут же подсуетилась и отправила гонцов к соседним племенам. Жениться изволили еще трое из моего отряда. Вот зачем девчонкам такая обуза? Мужчины изнежены, любят украшения и сладости, требуют увеличивать шатер, и стонут, что устают водиться с детьми и пасти коз. Разговаривать и вести дела с женщинами гораздо проще, а сладкого мальчика можно найти и в борделе.

Ладно, все, отставить стоны, пора идти.

На площади перед шатром Матери уже звенели бубенцы, гудели колокольчики, раздавались ритмичные хлопки и однообразный напев. Женихи прибыли, ждали только невест. Я появилась как всегда в полном своем великолепии – кожаный пояс, шальвары из плотной ткани, кожаный доспех повторяющий форму груди, блестящие на солнце боевые браслеты и мечи, мои любимые мечи в парных ножнах на поясе. Волосы няня уложила в высокий хвост, украсив символами победы и боевыми трофеями.

Юноши на выданье скромно жались к своим отцам. Некоторых на церемонию выбора привели матери, но это было большой редкостью. Я бросила беглый взгляд на толпу женихов и поморщилась. Невысокие, хрупкие, закутанные в разноцветные ткани так, что торчат одни глаза. С этими младенцами нянчиться надо, а не замуж брать.

Однако мои подруги в нетерпении переминались у шатра матери и поглядывали на женихов с плотоядным интересом. Массима даже кинула в толпу претендентов тяжелую серебряную серьгу, чтобы отсеять самых падких на блестящие побрякушки. Алатина и Куира вели себя сдержанней, но периодически толкали друг друга в бок:

– Смотри, какие сочные губы!

– А у этого ресницы хороши! Вот еще бы задницу увидеть!

Пришлось шикнуть на девчонок, чтобы не роняли воинское достоинство. Едва я приблизилась к шатру, как его полы разошлись в сторону, открывая дорогу Матери племени. Все тут же склонили головы, а мальчики буквально упали в пыль, опасаясь поднять глаза на повелительницу. Мне как награждаемой воительнице дозволялось бросить на нее взгляд из под ресниц.

Мать была хороша! Высокая, крепкая и плотная, не то что некоторые заплывшие жиром курицы, раскисшие в своих гаремах! Она гоняла молодых новобранцев, порой размахивая копьем по три четверти часа без остановки! Следом за повелительницей вышли ее старшие мужья – сразу трое. Высокие изящные мужики одетые скромно и без излишеств. Синие парадные джеллабы, синие тюрбаны, татуировки вокруг глаз, подчеркивающие их высокое звание супругов повелительницы. Младшие супруги подглядывали сквозь затянутые сеткой проемы в стене шатра-гарема.

Мать оглядела нашу компанию и одобрительно хмыкнула:

– Услышьте все! Храбрейшие из храбрых, воительницы принесшие победу нашему племени пришли сегодня сюда, чтобы выбрать себе супругов! Массима сильнейшая! Прокормишь ли троих?

Массима шагнула вперед, поиграла мускулами и с поклоном ответила:

– Прокормлю, мать!

– Выбирай, пусть твои мужья буду послушными, а стада многочисленными!

Масс, подошла к волнующемуся разноцветному морю кокетливо приспущенных покрывал. Неженатые мальчики не закрывали свои лица полностью, как женатые мужчины, но многие из скромности прятались под покрывала. Моя подружка не любила увиливаний и потому звучно гаркнула:

– Самые симпатичные, покрывала долой!

Несколько юношей просто уронили свои накидки, испугавшись ее громкого голоса.

– Этот, этот и этот! – не стала заморачиваться воительница, выбрав пухлощеких коренастых мальчиков по своему вкусу.

Мать тотчас провела церемонию, обвязав руки женихов и невесты цветными нитями. В скором времени Масс определиться, кто станет старшим мужем и он получит брачную татуировку вокруг глаз, остальным останутся брачные узоры на запястьях. Молодожены удалились в разукрашенный рогами буйволов шатер, и настало время Куиры.

Она была темненькая, худощавая и гибкая, лучшая разведчица нашего отряда. Ей полагалось четыре супруга. Как я и думала, Ку давно сделала выбор и сразу указала на юношей, которых пожелала видеть рядом с собой. Мать снова провела церемонию, и новобрачные удалились в шатер.

Толпа женихов уменьшилась, но выбор все еще был широк. Алатина, лучшая лучница нашей полусотни вышла вперед. Ее прищуренный глаз перебирал оставшихся, словно мишени. Ей тоже полагалось четыре мужа, и она сделал свой выбор, отдав предпочтение гибким темнокожим юнцам с пухлыми губами.

Брачный ритуал был особенно красив – Алатина умудрилась выбрать в мужья трех братьев. Их отец запел от восторга и осыпал новобрачных мелкими монетами и ракушками, сулящими плодородие.

Настал мой черед. К этому времени на площади осталось всего пять-шесть фигур в ярких покрывалах. Я откашлялась и громко сказала:

– Меня зовут Лисанна! Те, кого пугает это грозное имя, может уйти с этой площади прямо сейчас.

Несколько мальчишек дрогнуло, но шипение отцов заставило их остаться на месте. Я мысленно обрадовалась – дрожащих трусишек точно не возьму!

– Я состоятельная женщина, но не люблю звон украшений и не держу в дома сладостей! – продолжила я запугивать потенциальных мужей, отмечая понурившиеся головы.

Отлично! Осталось всего двое наглых, не дрогнувших ни разу. Их и возьму! Характер стоит уважать, этому меня Мать в самом сопливом возраст научила. Мальчишки стояли кучно, пришлось самой войти в толпу и вывести избранных за руки. Странно их ладони вовсе не были невесомыми и нежными от буйволиного масла. Мозоли, и ооочень знакомые – от меча и копья. Стараясь держать лицо невозмутимым, я протянула руку Матери. Она удивленно спросила:

– Только двое, Лиса?

– Праздники длинные, Мать, выберу еще, – отмахнулась я.

– Разумно, – неожиданно одобрила она и обвязала наши запястья хитрыми плетенками цветных нитей.

Женихов никто не сопровождал, что было странно, но свадьба всегда праздник! Под громовые приветствия и пение нас проводили к шатру, который мои слуги поставили еще утром. Я одобрительно посмотрела изнутри на светлые плотные стены. Белая ткань медленнее нагревается на солнце, а овечья шерсть, уложенная между нею хорошо приглушает звуки. Тайны нашей спальни останутся только нашими.

– Можете снять покрывала, – сказала я, падая на подушки.

Вообще-то мы узнали о награде еще вчера и успели ночью славно посидеть с девчонками в той самой припортовой таверне. Вчера же пришвартовалась большой рыбачий баркас с полудюжиной рыбачек , и мой подавальщик был нарасхват. В расстройстве я слегка злоупотребила водорослевым самогоном, а потом еще и подралась с парой особенно наглых девок с той посудины. В результате сейчас мне хотелось тишины и влаги, желательно хмельной.

Новоиспеченные мужья не торопились демонстрировать мне свою красоту, так и стояли соляными столпами, став отчего то гораздо выше. Я их не торопила – взяла кувшин, не дожидаясь пока по обычаю это сделает один из мужей, налила три плошки вина и кивнула двум оранжевым коконам:

– Угощайтесь, стоять на полусогнутых почти четыре часа нелегкий труд.

Мужчины вздрогнули, потом тот, что был повыше, скинул покрывало и решительно сел на корточки перед низким столом. Второй замешкался, но последовал его примеру. Я рассматривала их с интересом. Близнецы. Абсолютно одинаковые. Первому росту добавляли модные в этом году сандалии на подошве высотой в половину ладони, второй отличается от брата только цветными нитками в косах.

Одеты они были традиционно – в просторные широкие рубахи, скрывающие тело. Волосы до плеч заплетены во множество мелких кос, в ушах серьги, на шеях яркие жениховские ожерелья. Вот только этих мужчин трудно было назвать юнцами. Высоки, крепки, и оружие в руках держали.

Ожидая моего вердикта, они прихлебывали вино, а я силилась угадать, где же я видела такие же голубые глаза и светлую кожу. Сообразила. Промолчала. Завела разговор о другом:

– Вы похоже разведчики. С вашим племенем мы не воюем, значит пришли как торговцы. Что-то вас насторожило, спрятались среди мальчиков, думали сбежать из брачного шатра? – тут я фыркнула так, что едва не подавилась ягодой.

Мужчины все так же сидя на корточках перед столиком переглянулись. Страха в их глазах не было только настороженность и явный интерес. Наконец один из них заговорил, стараясь использовать титулы почтения, которыми наши мужчины награждают своих жен:

– О, сильнейшая из сильных, что вас так насмешило? Неужели мы совершили какую-то страшную ошибку?

Я фыркнула еще раз. Пожалуй, эти необычные мужчины начинали мне нравиться.

– Во-первых вы не сможете выйти из этого шатра, пока я не получу удовольствия, даже если это будет удовольствие от порки ваших мускулистых задниц, – начала объяснять я.

Парни не дрогнули. Хорошо. Неглупые и терпеливые. Мне захотелось погладить себя по голове в знак одобрения, но делать это при мужчинах было неприлично, так что я просто допила вино и снова улыбнулась.

– И не мечтайте связать меня и сбежать. Мать племени мудра и закрывает шатры новобрачных особым щитом не выпускающим мужчин. Иногда такие предосторожности спасали наше племя. Мы сможем выйти отсюда только вместе. Кроме того, – тут я опять фыркнула не в силах удержаться, – скажите-ка мне, там у себя вы женаты?

Парни опять переглянулись.

– Нет.

– Отлично! – моей улыбке позавидовала бы любая гиена, – значит, вы мои мужья и я несу за вас ответственность до конца ваших дней. А у нас не принято терять или бросать мужа только за то, что он не может удовлетворить свою женщину.

Шпионы побагровели. Еще бы их мужское эго было задето. Мать брала меня иногда на съезд племен и показывала кланы, где правили мужчины. Их забитые женщины были слабыми, болезненными и не могли рожать достаточно детей, так что племена были нищими и редко приносили на торжище достойные товары.

Как я и думала, самцы обдумали ситуацию и решили зайти с другой стороны:

– Госпожа, мы видели самых красивых женщин вашего племени, но вы сильно отличаетесь от них. Ваш отец был чужеземцем?

Меня очень интересовала эта тема, но я была хорошим воином умевшим сидеть в засаде, так что я лишь потянулась, выбрала на блюде кусок мяса поаппетитнее и неторопливо принялась есть. Обглодав ребра, кивнула тому, что был пониже:

– Представься, и подай мне чашу для омовения рук.

Он поджал губы, но подчинился:

– Зитхайр, госпожа, меня зовут Зитхайр.

Я ополоснула руки и похлопала по подушкам рядом с собой:

– Иди сюда Зит, мне хочется перебирать твои волосы, когда я буду вам рассказывать о себе. В нашем племени мое появление назвали милостью богини...

Рассказывать я всегда умела. Наверное едва научилась говорить, так и стала придумывать удивительные истории и делилась ими со своими сверстницами. Мать заметила мой талант и велела лучшим сказительницам племени пересказать мне все легенды и предания. Цепкая детская память сохранило все до звука и, теперь вечерами у костра я могла творить свои миры, успокаивая своих спутниц, напоминая им о доме или взбадривая их дух.

Мои слова полились плавно:

– Мать племени всегда была мудра и когда наши воительницы вышли к морю, велела осмотреть берег на лигу вокруг. И сама отправилась вместе с дозором. Тонкий писк привлек ее внимание. Под корягой плавника стояла корзина, увитая желтыми лентами...

При упоминании украшений мужчины снова вздрогнули и переглянулись. Интересно. Но я продолжила рассказ. Делая вид, что ничего не заметила.

– Мать вырастила меня, как собственную дочь, – закончила я свое повествование, – и сегодня я получила награду за победу над соседним племенем. Мужей.

Парни покраснели. Похоже у них наградой за победу было что-то другое. Еще во время рассказа я умудрилась расплести косички Зита и как следует размять его сведенные волнением мышцы. Второй близнец смотрел на довольную физиономию брата с осуждением, но молчал, внимательно слушая меня.

– Теперь ваш черед. Расскажите, кто вы и откуда, достойных ли мужей я привела в свой шатер.

Мужья замялись, потом говорить стал тот, что повыше:

– Ты права, сильнейшая из сильных, мы из другого племени и наш дом далеко. Наше племя богато и сильно. У нас правят мужчины, но есть совет женщин, который решает женские дела. Чтобы добраться к вам мы плыли на лодке и шли пешком больше двух недель.

– Значит вы действительно далеко живете, – признала я, – но что привело вас именно к нам? Наше племя живет дальше всех от зеленых лесов.

– Мы искали потерю, – пожал плечами Зит. Посмотрел на брата и продолжил: – много лет назад у нашего правителя похитили любимую дочь. Девочка была совсем крохой и когда поиски не увенчались успехом, все решили, что малышка погибла. Только мать принцессы не теряла надежды. Она нашла провидицу, которая сказала ей, что двойной пес отыщет ее дочь, но ее глаза этого не увидят. В прошлом году жена вождя умерла, в ее последнем разговоре она сказал мужу, что провидица указала, что дочь следует искать на юге. Королевский маг еще раз прочел предсказание и сделал вывод, что двойной пес, это близнецы из клана пса. Мы единственные подходили по возрасту и нас отправили на поиски принцессы.

Парень смотрел мне в лицо со смесью надежды и недоверия.

– Предполагаешь, что я и есть та пропавшая принцесса, – невесело усмехнулась я в ответ и запустила пальцы в его выбеленную солнцем гриву.

Второй близнец слушал внимательно и одобрительно кивал в нужных местах. Красивые они. И эти голубые глаза. После черных и карих очей гаремных мальчиков, их блеск просто завораживал! Жаль, у наших мужчин нет таких волос – мягких, волнистых и податливых. Кажется, я выпила слишком много вина, или новобрачным добавили в блюда возбуждающую траву. Я постаралась сдержать свое желание, благодаря богиню-мать за то, что женщины не имеют таких явных признаков возбуждения как мужчины.

– Это маловероятно, Мать рассказывала, что я была очень худой и грязной, кроме корзинки возле меня не было ничего указывающего на высокий статус. Скорее всего, меня просто подложили в корзинку погибшей принцессы.

Младший близнец потянулся было, желая что-то сказать, но старший на него шикнул, а я сделала вид, что не заметила:

– Поешьте, – позволила я, и выдвинула веский аргумент: – вы наверняка бегали по нашему поселению с пустым животом, опасаясь ранений, но сейчас можете подкрепиться, все равно до утра мы отсюда не выйдем.

Младший вновь глянул на старшего и, получив добро впился белыми зубами в баранью лопатку. Я же продолжала наблюдать. Старший близнец умен и хитер – имени своего до сих пор не назвал, вино и еду сначала пробует младший, а еще он успел узнать кое-какие наши обычаи. Например, есть в присутствии женщины мужчина может только с ее разрешения.

Старший начал есть позже и ограничился фруктами, явно соблюдая различия в еде, чтобы не оказаться отравленным вместе с братом. Что ж, раз такой умный, будешь исходить слюной, глядя на нас. Я призывно потянулась, и младший тотчас забыл про еду, жадно вглядываясь в изгибы моего тела.

А старший не отставал! Я мысленно усмехнулась – обычаи подсмотрели, да не все. Женихи часто стесняются есть перед невестами некрасиво или много, поэтому ограничиваются фруктами и сладостями. Вот заботливые мужчины, которые собирали "брачный стол", и полили фрукты сиропом с травками, чтобы мальчики не опростоволосились перед женой.

Мне стало интересно, как долго он выдержит и я потянулась еще откровеннее, а потом попросила младшего:

– Зит, помоги снять доспех!

Облизнув разом пересохшие губы, парень взялся за ремни. Его коротковатая и узковатая рубаха, явно с чужого плеча начинала интересно топорщиться спереди, а руки мелко дрожали, выдавая прилив возбуждения. Я продолжала дразнить обоих мужчин – улыбалась, разглаживала кожу примятую кромкой нагрудника. Когда доспех очутился на полу, оба чужеземца не сводили глаз с моей обнаженной груди.

Я вернулась на подушки, млея от прикосновения ткани к обнаженной коже. Похоже, травка была везде и на меня действовала не меньше, чем на мужчин. Протянув руку, я запустила пальцы в волосы Зита, притянула к себе и поцеловала. Робкий юнец должен был испуганно замереть, но этот парень ответил, да еще как! Его язык нагло вторгся в мой рот, а руки обхватили шею не давая увернуться.

Второй жених стоял, покачиваясь и полуприкрыв глаза. Было видно, как он боролся с собственным желанием. Я даже невольно зауважала его, но сама ждать уже не могла, поцелуй Зита воспламенил кровь во всем теле.

Мужчина торопливо шарил руками по моему телу, покусывал челюсть, гладил грудь, теребил завязки на шароварах. Чувствуя неодолимое желание, я попыталась аккуратно опрокинуть жениха на подушки, но он повел себя странно: навалился всем телом, не давая мне шевельнуться, разорвал завязки штанов, и впившись губами в губы закинул мои ноги себе на плечи.

Я растерялась. Ощущения были странными и незнакомыми. Тяжесть тела, необычный мускусный аромат, горячие руки, прикасающиеся ко мне безо всякой робости и нежности, все смешалось. Необычность соития вызвала много приятных ощущений, но не позволила мне достичь пика. Зит же кончил с хриплым выдохом и, приподнявшись на руках откатился в сторону:

– Я тебя не придавил? – волнуясь, поинтересовался он, и я едва не рассмеялась ему в лицо.

Между тем второй братец не выдержал – наблюдая за нашими играми среди подушек, он гладил себя сквозь ткань. Когда Зит получил свое удовольствие, грубая ткань рубахи стала мешать старшему, и на его лице застыло выражение человека оказавшегося перед тяжелым выбором.

Не успела я перевернуться на живот, чтобы взять полотенце и удалить с тела следы мужчины, как услышала треск материи и мучительный стон. Второй брат прижался к моим ягодицам, и яростно сжимая мою грудь, прошептал:

– Меня зовут Малик, моя принцесса!

Я не стала спорить – тело все еще просило разрядки. Малик был горяч, трясущимися руками отыскал вход в пещеру наслаждений и устремился к триумфу. Его резкие рывки были пожалуй приятны, но такая поза для меня была в новинку, приласкать меня как следует он поленился и через несколько минут мне стало скучно. Я дождалась удовлетворенного мужского рыка и раскинулась на подушках, лениво посматривая на мужей. Вот не зря я говорила, что мне еще рано женится!

– Принцесса? – Малик довольно быстро пришел в себя и смотрел на мое лицо с подозрением. – Вам не понравилось?

– Я не получила удовольствия, – признала я, чувствуя дискомфорт. На бедрах подсыхала сперма и это было неприятно.

– Но почему? – Зит был безмерно удивлен.

– В нашем племени долг мужчины удовлетворить женщину, а вы так долго были в пути, что позабыли, как это делается, – фыркнула я, скрывая обиду.

Парни потупились. Трава продолжала действовать, их органы топорщились, налитые и блестящие, требуя новой любовной схватки, а сами мужчины удивленно хлопали на меня глазами глазами, как деревенские мальчишки в базарный день. Мол, чего тебе еще не хватает женщина? Мы сильные, бодрые и члены у нас большие.

Я вздохнула и поняла, что увернуться от воспитательной работы не получится, а так хотелось получить свой кусочек телесной радости и уснуть запустив пальцы в растрепанные светлые пряди.

– Подай полотенце! – строго сказал я, вспоминая, как мать отдавала приказы младшим мужьям. – Хочу привести себя в порядок.

Повелительница учила меня отдавать приказы слугам всегда четко и полно, но коротко, ибо мужчина неспособен думать о нескольких вещах одновременно. Зит вздрогнул, но вышел за боковой полог, и принес влажное полотенце. Сначала он хотел протянуть мокрую ткань мне, но потом поймал взгляд старшего брата и, вспомнив что-то, опустился на колени:

– Позволите вам помочь, госпожа?

– Позволяю, – я поощрительно улыбнулась, и без стеснения раздвинула бедра, позволяя мужчине поухаживать за мной. Он не был особенно нежным и я поморщилась:

– Наши юноши умащивают ладони маслом буйвола, чтобы их прикосновения напоминали лепестки весенних цветов.

– В нашем племени за руками ухаживают только женщины, – в тон мне ответил Малик.

Наглость требовала наказания. Будь на моем месте горячая Мас, спину жениха уже украшали бы следы плети, но меня Мать учила иначе.

– Возьми мою руку, – сказала я, – разве моя ладонь способна оцарапать тебя? А ведь я воительница, только вчера вернувшаяся из похода.

Малик недоверчиво взял мои пальцы. Конечно моя ладонь была крепкой, но сразу, кА ктолько я вернулась няня устроила мне ванну и тщательно обработала колу ладоней и стоп каменной пеной.

– Воительница подает пример молодежи и мужчинам. Если женщина ухожена и красиво одета это честь для мужчин ее дома.

Мужчины пожали плечами. Для них наши обычаи были чужими, но я вновь потянулась, давая им увидеть центр моего желания. Зит сразу тяжело задышал – он все еще стоял на коленях с полотенцем в руках, и мог насладиться моим ароматом.

– Ваши копья еще тверды? – в моем глоссе прозвучало немного подначивающей насмешки. Мужчина как дети, любят играть и соревноваться. – У кого из вас хватит смелости быть со мной по обычаям нашего народа?

Как я и думала, Малик снова отошел в сторону. Зита же сжигал более яростный огонь, он глянул на брата умоляющими глазами, а потом склонил голову подставляя ее под мои пальцы:

– Я готов госпожа.

– Я рада, ты нравишься мне, Зит, ты будешь хорошим супругом, – я ласково поцеловала его, даря обещания, а потом уложила на подушки: – расслабься. Наши женщины никогда не забывают одарить лаской своих мужчин.

Парень все еще был натянут как струна, даже его орган поник от волнения. Я нашла решение – прикрыла его глаза полосой ткани оторванной от его покрывала:

– Вот так, тебя перестанет тревожить все лишнее. Просто чувствуй!

Теперь то я понимала, для чего Мать присылала мне в подарок обученных наложников из своего гарема. Они научили меня, а теперь я могла научить этих мужчин, так непохожих на жителей нашего племени цветом кожи, глаз и отношением к женщине.

Первое движение длинного гибкого пера заставило Зита дернуться. Пощекотав его соски и живот, я медленно и сладко поцеловала парня, шлепнув по руке за попытку ускорить события:

– Медленно, Зит, медленно! Я хочу получить свое наслаждение с тобой, и для этого тебе придется постараться! Слушай меня и постарайся не торопиться сам. У тебя будет время выплеснуть свое семя.

Судорожно сглотнув, парень все же успокоился. Я долго гладила и ласкала его, приучая к своему телу потом, оценив степень его желания и нетерпения, позволила использовать язык и руки:

– Можешь приподнять мою грудь, чтобы тебе было удобнее облизывать ее, – сказала я, устраиваясь на его бедрах.

Я была выше и, это получилось без проблем. Парень тотчас схватил разрешенное так, словно это были мешочки с песком, на которых детей тренируют метать камни.

– Тише, тише, это место очень нежное и чувствительное. Грудь женщины это алтарь для поклонения мужчины. Смотри как надо!

Положив свои руки поверх мужских ладоней, я показала Зиту, как нужно гладить и ласкать нежную тяжесть, потом обвела его пальцами темный кружок вокруг соска. Разыгравшись, облизнула его пальцы:

– Чувствуешь, как напряглись горошинки? Влажный палец намного приятнее, а лучше всего язык, – мечтательно произнесла я, вспоминая подарочек матери к моему двадцатилетию.

Пока я учила Зита, Малик снова присел на корточки, закутался в покрывало и наблюдал за нами, лихорадочно блестя глазами. Ему досталось больше возбуждающей травы, да и разумом он казался зрелее брата, значит и воображение у него лучше. Может отослать? Пусть возвращается в свое племя, сообщит, что не нашел принцессу, а Зита я оставлю себе, как военный трофей!

Мысли промелькнули в голове и пропали. Чужеземец понял, что мне нравится больше всего и принялся теребить соски кончиком языка, заставляя меня постанывать и качаться на нем. Когда он неожиданно прикусил самый кончик одной груди, я вскрикнула и в отместку насадилась на его орудие:

– Вот так мы берем своих мужчин, – сказала я, осторожно сжимая внутренние мышцы. – Разве я навалилась на тебя всем телом? Не дала дышать или поранила? Ответь мне! Или я не сдвинусь с места! – потребовала я, стягивая повязку.

Парень захлопал глазами, потом качнулся сам, но... я была воином и знала, как обездвижить противника не причиняя ему боль:

– Ты сладкий мальчик, но глупый, просто ответь и мы продолжим. Ты наверное не знаешь, но у мужчин есть такое местечко, которое заставит его умолять о ласке... Хватило одного намекающего жеста, Зит облизнул губы и сказал:

– У нас так ездят только опытные ш... дамы, я еще ни разу не был с женщиной так. Только видел на картинке.

– Хорошо, ты прощен, – я улыбнулась супругу и легко поцеловала его, одновременно позволяя своим мышцам слегка сжать и расслабить его орган. Несколько волнообразных движений, и парень задергался, как рыба на крючке, подбрасывая меня вверх. Тогда я сжала его бедра своими, успокаивая:

– Ты снова торопишься, милый, давай попробуем растянуть удовольствие, – наклонившись я прикусила его сосок, заодно сильнее сжав его внутри, за счет изменения положения тела.

Кажется, кто-то застонал сзади. Думаю, вид Малику открывался превосходный. Мать как-то рассказывала мне, что ее второй старший муж больше любит наблюдать за ее играми с другими супругами, а потом дарит ей наслаждение, как никто другой.

Даааа, вот так! Пока руки Зита продолжали осторожно мять и покручивать мою грудь, я проделывала то же самое с его сосками, перемежая медленные движения бедрами и поцелуи. И все-таки мужчины нетерпеливы! Мне совсем немного не хватило до финала, когда Зит вновь попытался сорваться в скачку, забыв обо мне. Я сильно выкрутила его соски заставив вскрикнуть:

– Еще раз попытаешься опередить меня, будешь наказан, – строго сказала я ему и утешающе погладила пострадавшие кончики языком.

Он протестующее застонал, и замер, отказываясь двигаться. Я разозлилась. Уставшая воительница не может получить немного ласки после битвы?! Лучше бы я выбрала тех пухлогубых мальчиков из толпы женихов, они хотя бы знают, что в постели нельзя спешить, первой должна быть супруга. Но Зита требовалось наказать за неповиновение! Приподнявшись, я несколько раз резко насадилась на его орган и наконец, получила минуту парения и тихое расслабление тела.

Скатившись с мужа, я даже не взглянула в его сторону – ушла за полог и сама обмыла свое тело прохладной водой из кувшина.

– Лисанна! – раздалось из центрального отделения шатра.

Я вошла и увидела, как доведенные до пика желания братья одновременно кончили, помогая себе руками, выдохнув мое имя. Я нарочито нахмурила брови:

– Кто вам позволил кончить без моего разрешения? Жена властительница семени! За пустую его трату, будете наказаны!

Зит покраснел, и прикрыл следы преступления покрывалом, Малик же напротив выпрямился, и насмешливо на меня посмотрел:

– Вы слишком строги к нам, принцесса, раз семя зарождается в мужском теле, оно принадлежит мужчине.

Бунт следовало пресекать. Я моментально оказалась рядом с Маликом, он был воином в отличие от наших мужчин, но не знал, чего можно ожидать от воительницы. Я шагнула вперед, заглянула в его лицо, прижалась губами к губам, втягивая в поцелуй. Если бы не чудо-травка, у меня бы пожалуй не получилось его отвлечь, ведь мужчина только что получил удовлетворение, но "приправа" еще действовала и он позволил мне целовать себя. А через минуту обхватил меня руками, собираясь стиснуть грудь, и вот тогда... Я нежно взяла его яички в руку и слегка сжала:

– А теперь повтори то, что ты сказал Малик.

– Что? – парень дернулся.

– По законам нашего племени я могу сейчас оторвать эти мешочки. Ты сможешь удовлетворять меня, но не сможешь иметь дочерей. Так в наших землях наказывают тех, кто спорит с женщинами.

Ситуация была конечно сложной. Физически вдвоем они могли меня одолеть, но тогда им пришлось бы умереть с голоду над моим трупом. Я могла отдать их Матери, как шпионов и после вдумчивой беседы с палачом их ждала бы незавидная судьба пленников или потехи для юных воительниц, не имеющих супругов.

Все это я проговорила вслух, позволяя мужчинам проникнуться ситуацией, потом убрала руки с поджавшегося мужского украшения:

– Я не требую от вас невозможного. Если не хотите быть моими мужьями – можете развестись.

– Развод, – Малик облизнул побледневшие губы, – у вас есть развод.

– Есть. Если жена жестоко обращается с мужем или требует извращений в постели, супруг может подать жалобу старшим мужьям матери племени. Они рассмотрят ситуацию и если выяснят, что просьба о разрыве союза законна, расторгнут брак.

Малик посветлел лицом, но вперед вышел Зит. Младший брат был нисколько не глупее, просто думал медленнее, а может просто иначе:

– Госпожа Лисанна, а как живет тот, кого бросила жена?

– Если жена бросила мужа, она должна в течении года содержать его, чтобы мужчина мог оправится и найти себе другую супругу или покровительницу, – ответила я, накидывая на себя барию – кусок легкой ткани, сшитой по бокам так, что оставались вырезы для рук и головы,. – Если этого не случилось, сын возвращается к отцу, и живет с родителями, стараясь принести пользу в доме или найти себе работу. Одиночек часто берут пастухами на дальние пастбища, ведь у них нет ревнивых или скучающих жен.

Назад к карточке книги "Мужской гарем (СИ)"

itexts.net

Читать Мужской гарем (СИ) - Соболянская Елизавета - Страница 1

Соболянская Елизавета Владимировна

Мужской гарем

Мужской гарем или не ходите девки замуж

Марита ворчала и дергала мои шальвары, ругаясь, что нельзя надевать на церемонию выбора жениха такую облегающую одежду. Я в ответ шипела, что одеваюсь так, как мне удобно! И не собираюсь собирать длинными развевающимися полами джеллабы пустынные колючки. Нянька наконец унялась и довольно на меня посмотрела:

- А все ж красивая ты Лисанна! Сколько мальчиков возьмешь?

- Не знаю, сколько понравится, - я дернула плечом, - вот чего вам с матерью не спится? Женись, женись!

- Так внуков хочется, - рассудительно сказала нянька и я замолчала.

Дети, да детей в племени любили и берегли. Из десятка малышей едва пятеро доживали до возраста обучения, а уж до брачного времени и того меньше. Вот почему Марита так гордилась мной - мать племени нашла меня на краю моря и пустыни, в большой плетеной корзине. Дитя, да еще и девочка! В племени устроили трехдневный праздник по случаю такой радостной находки. Не смотря на светлую кожу и голубые глаза я выжила в краю соли и песка, выросла, получила воинские браслеты, одержала несколько побед и вот сегодня должна была выбрать мужей в свой гарем.

Я снова негромко застонала. Ну зачем мне эти мальчишки? Меня вполне устраивал немолодой подавальщик в трактире у рыбачьей пристани. Мужик не юный, но крепкий и хорошо сложенный. Подозреваю, что его аппетитная задница и налитой орган привлекали к нему не только меня, но мне было плевать.

Однако мать настаивала, няня упрашивала и, вернувшись из очередного похода победительницей, и владелицей изрядных трофеев я сдалась. Женюсь. Мать тут же подсуетилась и отправила гонцов к соседним племенам. Жениться изволили еще трое из моего отряда. Вот зачем девчонкам такая обуза? Мужчины изнежены, любят украшения и сладости, требуют увеличивать шатер, и стонут, что устают водиться с детьми и пасти коз. Разговаривать и вести дела с женщинами гораздо проще, а сладкого мальчика можно найти и в борделе.

Ладно, все, отставить стоны, пора идти.

На площади перед шатром Матери уже звенели бубенцы, гудели колокольчики, раздавались ритмичные хлопки и однообразный напев. Женихи прибыли, ждали только невест. Я появилась как всегда в полном своем великолепии - кожаный пояс, шальвары из плотной ткани, кожаный доспех повторяющий форму груди, блестящие на солнце боевые браслеты и мечи, мои любимые мечи в парных ножнах на поясе. Волосы няня уложила в высокий хвост, украсив символами победы и боевыми трофеями.

Юноши на выданье скромно жались к своим отцам. Некоторых на церемонию выбора привели матери, но это было большой редкостью. Я бросила беглый взгляд на толпу женихов и поморщилась. Невысокие, хрупкие, закутанные в разноцветные ткани так, что торчат одни глаза. С этими младенцами нянчиться надо, а не замуж брать.

Однако мои подруги в нетерпении переминались у шатра матери и поглядывали на женихов с плотоядным интересом. Массима даже кинула в толпу претендентов тяжелую серебряную серьгу, чтобы отсеять самых падких на блестящие побрякушки. Алатина и Куира вели себя сдержанней, но периодически толкали друг друга в бок:

- Смотри, какие сочные губы!

- А у этого ресницы хороши! Вот еще бы задницу увидеть!

Пришлось шикнуть на девчонок, чтобы не роняли воинское достоинство. Едва я приблизилась к шатру, как его полы разошлись в сторону, открывая дорогу Матери племени. Все тут же склонили головы, а мальчики буквально упали в пыль, опасаясь поднять глаза на повелительницу. Мне как награждаемой воительнице дозволялось бросить на нее взгляд из под ресниц.

Мать была хороша! Высокая, крепкая и плотная, не то что некоторые заплывшие жиром курицы, раскисшие в своих гаремах! Она гоняла молодых новобранцев, порой размахивая копьем по три четверти часа без остановки! Следом за повелительницей вышли ее старшие мужья - сразу трое. Высокие изящные мужики одетые скромно и без излишеств. Синие парадные джеллабы, синие тюрбаны, татуировки вокруг глаз, подчеркивающие их высокое звание супругов повелительницы. Младшие супруги подглядывали сквозь затянутые сеткой проемы в стене шатра-гарема.

Мать оглядела нашу компанию и одобрительно хмыкнула:

- Услышьте все! Храбрейшие из храбрых, воительницы принесшие победу нашему племени пришли сегодня сюда, чтобы выбрать себе супругов! Массима сильнейшая! Прокормишь ли троих?

Массима шагнула вперед, поиграла мускулами и с поклоном ответила:

- Прокормлю, мать!

- Выбирай, пусть твои мужья буду послушными, а стада многочисленными!

Масс, подошла к волнующемуся разноцветному морю кокетливо приспущенных покрывал. Неженатые мальчики не закрывали свои лица полностью, как женатые мужчины, но многие из скромности прятались под покрывала. Моя подружка не любила увиливаний и потому звучно гаркнула:

- Самые симпатичные, покрывала долой!

Несколько юношей просто уронили свои накидки, испугавшись ее громкого голоса.

- Этот, этот и этот! - не стала заморачиваться воительница, выбрав пухлощеких коренастых мальчиков по своему вкусу.

Мать тотчас провела церемонию, обвязав руки женихов и невесты цветными нитями. В скором времени Масс определиться, кто станет старшим мужем и он получит брачную татуировку вокруг глаз, остальным останутся брачные узоры на запястьях. Молодожены удалились в разукрашенный рогами буйволов шатер, и настало время Куиры.

Она была темненькая, худощавая и гибкая, лучшая разведчица нашего отряда. Ей полагалось четыре супруга. Как я и думала, Ку давно сделала выбор и сразу указала на юношей, которых пожелала видеть рядом с собой. Мать снова провела церемонию, и новобрачные удалились в шатер.

Толпа женихов уменьшилась, но выбор все еще был широк. Алатина, лучшая лучница нашей полусотни вышла вперед. Ее прищуренный глаз перебирал оставшихся, словно мишени. Ей тоже полагалось четыре мужа, и она сделал свой выбор, отдав предпочтение гибким темнокожим юнцам с пухлыми губами.

Брачный ритуал был особенно красив - Алатина умудрилась выбрать в мужья трех братьев. Их отец запел от восторга и осыпал новобрачных мелкими монетами и ракушками, сулящими плодородие.

Настал мой черед. К этому времени на площади осталось всего пять-шесть фигур в ярких покрывалах. Я откашлялась и громко сказала:

- Меня зовут Лисанна! Те, кого пугает это грозное имя, может уйти с этой площади прямо сейчас.

Несколько мальчишек дрогнуло, но шипение отцов заставило их остаться на месте. Я мысленно обрадовалась - дрожащих трусишек точно не возьму!

- Я состоятельная женщина, но не люблю звон украшений и не держу в дома сладостей! - продолжила я запугивать потенциальных мужей, отмечая понурившиеся головы.

Отлично! Осталось всего двое наглых, не дрогнувших ни разу. Их и возьму! Характер стоит уважать, этому меня Мать в самом сопливом возраст научила. Мальчишки стояли кучно, пришлось самой войти в толпу и вывести избранных за руки. Странно их ладони вовсе не были невесомыми и нежными от буйволиного масла. Мозоли, и ооочень знакомые - от меча и копья. Стараясь держать лицо невозмутимым, я протянула руку Матери. Она удивленно спросила:

- Только двое, Лиса?

- Праздники длинные, Мать, выберу еще, - отмахнулась я.

- Разумно, - неожиданно одобрила она и обвязала наши запястья хитрыми плетенками цветных нитей.

Женихов никто не сопровождал, что было странно, но свадьба всегда праздник! Под громовые приветствия и пение нас проводили к шатру, который мои слуги поставили еще утром. Я одобрительно посмотрела изнутри на светлые плотные стены. Белая ткань медленнее нагревается на солнце, а овечья шерсть, уложенная между нею хорошо приглушает звуки. Тайны нашей спальни останутся только нашими.

- Можете снять покрывала, - сказала я, падая на подушки.

Вообще-то мы узнали о награде еще вчера и успели ночью славно посидеть с девчонками в той самой припортовой таверне. Вчера же пришвартовалась большой рыбачий баркас с полудюжиной рыбачек , и мой подавальщик был нарасхват. В расстройстве я слегка злоупотребила водорослевым самогоном, а потом еще и подралась с парой особенно наглых девок с той посудины. В результате сейчас мне хотелось тишины и влаги, желательно хмельной.

online-knigi.com

Мужской гарем (фэнтези-ориенталь № 6)

Признаться, ожидал, что гаремов на «ЛитЭре», учитывая специфику сайта, будет больше, но нашел мало-мало, и не все восточные. Подозреваю, что просто ищу не там, и что все эротические гаремы замаскированы авторами-дамами под исторические детективы, исторические любовные романы или даже, возможно, космофантастику.

Нашел один, заявленный, как восточный – Екатерина Кариди «Брачные обычаи страны Ши-Зинг». Начал читать, но одолел с трудом несколько глав и брсил. Даже не хотел сначала ничего говорить об это произведении, потому что автор – уважаемая добрая женщина, мне она очень нравится, как личность, но критику  она абсолютно не приемлет. Но потом решил, что раз начал про фэнтези-ориенталь, то надо говорить "Б" после "А"".

Полагаю, что после этих нескольких строк Екатерина навсегда вычеркнет меня из списка тех, к кому она на сайте хорошо относится, мне искренне этого жаль, но похвальбушки я писать не умею. К тому же, почитал, как Екатерина отвечала на отзыв, который сама же и попросила у Манасыпова, и понял, что мой непрошенный отзыв придется совсем не ко двору, он будет не нужен автору и его поклонницам, поэтому просто скажу для читателей:

- заявлено историческое фэнтези, но это стопроцентно не оно;

- на обложке Китай или Япония, в аннотации указано, что история навеяна жизнеописанием китайской императрицы, но я не нашел ни императрицы, ни Китая с Японией. Типичное фэнтези без временной и эпохальной принадлежности, достаточно интересное для тех, кто любит читать сказки;

- кто ищет атмосферы востока – ее там тоже нет. Герои разговаривают и мыслят, как мы с вами, стиль повествования упрощенный до невозможности, автор использует современные слова в своей речи, что облегчает понимание, но уничтожает любование стилем и красотой востока;

- дочитав до четвертой главы мужского гарема я не увидел, но залез в тринадцатую и обнаружил его (мужской гарем) там; 

- рекомендуется читать женщинам, которые любят читать незамысловатое фэнтези про любовь в оригинальном любовном антураже (шедевральная фраза).

Но что я отметил в этом произведении, так это то, что автор совершенно точно указала, что такое «мужской гарем». Я увидел Тибет – все упирается в перенаселенность, деньги и обыкновенное пренебрежительное отношение к женщинам, которое свойственно почти всем восточным мужчинам.

Но без отзыва по произведению я вас в любом случае не оставлю.

Только сначала немного о многомужестве.

Оно реально существовало и исчезло совсем недавно, в начале прошлого века. И было совсем не таким, как представляют себе некоторые авторы и читательницы.

Не было властных дам в богатых дворцах или домах (хижинах), перед которыми на цыпочках бегали полуголые мускулистые мужики, только и мечтающие припасть к прекрасному телу своей госпожи.

На самом деле были женщины, которые терпели постоянные сексуальные отношения с разными мужиками, при этом работали, как пара волов, и регулярно рожали детей не пойми от кого.

Я об Индии.

Именно там многомужество процветало, но было следствием не развращенности, а банального безденежья. Содержать бесполезное существо – жену, которая только ела, а толком не работала (да-да, представьте, что почти все женщины в средние века должны были работать физически – и воду таскать, и стирать вручную, и дома убираться без пылесоса, но тяжелой работой это не считалось) было накладно. А если сыновей в семье было двое, трое или даже больше – обеспечить каждого женой означало работать лишь для прокорма целой армии «бездельниц». И плодить армию таких же бесполезных вечно голодных бездельников – детей.

Проще было заплатить брачный выкуп за одну женщину и делить ее на всех – на братьев, а порой и на отца с братьями отца. Больше одного ребенка бедная женщина в девять месяцев родить не могла – дешево и сердито.

Иногда женщину делили по времени – например, каждую неделю она жила с одним из своих мужей. Но ждать десятерым братьям, например, своей очереди – это было долго, поэтому чаще женщину делили на двоих. Про троих не читал в исторических справках, но думаю, что при особом желании организовывали и это.

Почему же такая незавидная доля стала романтизироваться?

Сейчас кто-то скажет: это современные скучающие домохозяйки придумали! Мужские гаремы, доминирующие женины – все это придумки женщин. Они так мечтают, мстят мужчинам в своих мечтах и прочая.

Кто-то скажет так и ошибется, потому что это было придумано задолго до скучающих женщин, мечтающих повелевать и властвовать армией мужиков, но не имеющей такой возможности.

А теперь, собственно, небольшой отзыв на произведение, которое мне очень не нравится, но не отметить его соответствие истории, красоту его стиля и сюжетной оригинальности я не могу. Почему не нравится, если такие комплименты? Потому что все положительные герои там, на мой взгляд, совсем не положительные. А двух положительных и тех убивают. Жизненно, но противно. Скажу это без опаски, что автор ударится в истерику по поводу того, что я его покритиковал и оболгал. Потому что автор давно и мирно почил и ответить мне уже не сможет.

Первая романтизация брака в стиле полиандрия (многомужества) имела место именно в индийском эпосе «Махабхарата», где пять братьев Пандавов одновременно женились на одной женщине - принцессе Драупади.

Вкратце расскажу данную занимательную историю.

Принцесса Драупади была самой красивой и благородной девушкой.

Свататься к ней пришли многие цари и принцы, и среди них был Арджуна – один из пяти братьев-Пандавов. В то время Пандавы скрывались от преследования, ходили в образе нищих попрошаек и жили подаянием, хотя были могучие такие мужики, красавцы, получившие царское образование, и смелые воины. Драупади Арджуна понравился, тем более, он победил в состязании, и отец отдал девушку победителю. Новобрачные вместе с братьями мужа пришли домой, где ждала их мать, и похвалились: «Смотри, мама, что мы добыли!» А мама, не поднимая головы, решила, что они насобирали много еды к ужину, и сказала: «Очень хорошо, пользуйтесь этим все вместе». Потом она подняла голову, увидела невесту и воскликнула: «Что же я наделала?!»

То есть многомужество не обрадовало маму. И это свидетельство того, что многомужество не было типичным в Древней Индии. Но братья оказались очень послушными сыновьями и несмотря на все последующие мамины возражения решили, что не нарушат ее волю – и будут владеть Драупади все вместе.

Надо сказать, что саму Драупади такая постановка семейной жизни не смутила, и она прекрасно зажила со своими пятерыми мужьями.

Мужья посещали Драупади по очереди, стараясь не мешать друг другу, и когда царевна уединялась с очередным мужем – даже не заходили в дом. Согласно легендам, братья очень любили свою жену, всячески баловали и исполняли любые прихоти. Например, Бхима даже стал сражаться не на жизнь, а на смерть с чудовищем, чтобы получить цветок, который Драупади захотела поставить в вазу на туалетном столике. А когда Арджуна нечаянно нарушил уединение своего старшего брата с Драупади, то был отлучен от тела жены на… не помню, на сколько, но надолго. Чтобы в следующий раз был внимательнее. )))

Отец Драупади тоже был недоволен. Он усмотрел в этом оскорбление, хотя Драупади заверила его, что все отлично, и мужья ей очень нравятся. Чтобы успокоить царя, быстро придумали легенду: дескать, в прошлой жизни Драупади никак не могли подыскать мужа, и тогда она взмолилась богу Шиве, чтобы он даровал ей мужа, и молилась с такой страстью, что пять раз сказала: «Шива, дай мне мужа!» Вот Шива и дал ей в следующей жизни пять мужей – на каждую ее просьбу.

Сейчас нам кажется, что такое объяснение – для дураков, но в то время оно показалось логичным, и Драупади стала полноправной хозяйкой в мужском гареме.

Не все считали это правильным, а противники братьев-Пандавов в открытую выражали недовольство и говорили, что царевна – развратница. Но у супругов на все был один ответ: боги разрешили.

А боги и вправду разрешили. И потом даже помогли Пандавам уничтожить всех их противников. Собственно, об этом и повествует «Махабхарата».

Разумеется, мужикам хотелось большего, чем пользоваться женщиной раз в два месяца, и периодически они срывались на романы с другими красавицами и даже брали вторых жен. Но как вела себя при этом Драупади? Жутко ревновала и всячески гнобила бедных девушек. И обижалась, обижалась, обижалась без конца.

Но она была красивая, таким все прощалось. Да и прощается, наверное.

Вот она – эта грозная в своей красоте царевна. И пять ее мужей-красавчиков с кубиками на животах. )))

На старинной миниатюре

В скульптуре (Драупади - крайняя справа)

И в современном исполнении

Фото из одноименного сериала

Предвижу, что сейчас по ту сторону монитора раздадутся ликующие крики женщин, типа: «Даешь возвращение индийских традиций!» «Так держать!» «Возродим традицию мужских гаремов!» «Ура, матриархату!» и проч.

Но сразу охлажу их пыл.

Во-первых, Драупади не являлась главой семьи. Наоборот, она оказалась собственностью не одного мужчины, а сразу пятерых. То, что мужья относились к ней с почтением и любили – это исключительно из-за того, что мужья ее были людьми образованными и благородными. Во-вторых, даже эти умнейшие, красивейшие и добрейшие мужья умудрились проиграть царевну в кости своим врагам. И когда ее притащили в царское собрание и начали унижать при пятерых мужьях, те только зубами поскрипывали, но на помощь не пришли – потому что карточные долги священны. А царевну, между прочим, царь приказал раздеть догола, сказав, что женщине, которая живет с пятью мужчинами, нечего стесняться.

Я видел эту сцену в одноименном индийском сериале. Очень впечатляюще там режиссер-индус показал, как пятеро Пандавов плачут от бессилья и жалости, сжимая кулаки, но не двигаются с места, потому что они очень честные и не имеют морального права помочь своей любимой супруге – ведь она уже не их собственность. Проиграли – так проиграли.

В-третьих, полиандрия – это не матриархат. Матриархата, вообще, не существовало. Были случаи, когда женщины играли важную роль в социальной жизни, но это касалось не всех женщин, да и речь шла, как правило, о воспитании детей – кто будет их воспитывать и считаться родителем, отец или мать.

А о многомужних никогда не говорили хорошо.

Исключение: царевна Драупади.

Индусы считают Драупади красивейшей, добродетельнейшей (!) и счастливейшей из женщин.

Объясню, почему счастливейшей.

Все знают о таком обряде, как «сати». Когда в Индии умирал муж, жену живьем сжигали вместе с ним. Поэтому участь вдовы пугала женщин больше всего на свете. А тут – пять мужей! Даже если пара-тройка их умрет, женщину все равно не казнят. Многие женщины выбирали многомужество еще и по этой причине, а не потому, что им было приятно спасть со множеством мужиков, а зачастую, с несколькими одновременно. Не забывайте, что безопасным секс стал только с изобретением противозачаточных средств, и мы – счастливые современные люди – получили возможность развратничать без последствий. Но женщины, жившие до 19 века, чаще всего воспринимали близость с мужчиной с ужасом. Потому что рождение ребенка в условиях древности и средневековья – это всегда смертельный риск. Особенно если женщина была хрупка здоровьем и нежна.

Конечно, добродетельнейшей женщиной я Драупади бы и спьяну не посчитал, но в ее оправдание скажу, что она родила пятерых детей. Мне вот интересно, многие ли любительницы чтения про мужские гаремы осмелились бы на такое?

П.С. Кстати, мужской гаремник из «Махабхараты» был придуман и написан мужчиной. И то, что тысячи лет назад придумал мужчина, до сих пор правит умами и  волнует женщин. 

П.П.С. Лично мне даже сама идея мужского гарема противна, а не то что превращение этой идеи в реальность. Поэтому по окончании блога должна быть картинка не с уходом автора в закат, а фото автора в виде небритого брутала с сигаретой в зубах, который свою женщину даже с интернетом делить не станет, не то что с гаремными наложниками. Но такая фотка нарушит общее впечатление от красивых восточных картинок. Поэтому обойдемся без нее, призвав на помощь фантазию.

П.П.П.С. Если кто-то сбросит мне ссылку на мужской восточный (!) гаремник на "ЛитЭре" - буду благодарен.

litnet.com

Мужской гарем (СИ) - Елизавета Соболянская

  • Просмотров: 4244

    Игрушка олигарха (СИ)

    Альмира Рай

    Он давний друг семьи. Мужчина, чей взгляд я не могу выдержать и десяти секунд. Я кожей ощущаю…

  • Просмотров: 4223

    Всё, что было, было не зря (СИ)

    Александра Дема

    Очнуться однажды утром неожиданно глубоко и прочно беременной в незнакомом месте, обзавестись в…

  • Просмотров: 3481

    Строптивица для лэрда (СИ)

    Франциска Вудворт

    До чего же я люблю сказки… Злодей наказан, главные герои влюблены и женятся. Эх! В реальности же…

  • Просмотров: 3162

    Соблазн двойной, без сахара (СИ)

    Тальяна Орлова

    Брутальная романтика, или два зайца под один выстрел. Да, черт возьми, мне нужна эта работа! Один…

  • Просмотров: 3001

    Домовая в опале, или Рецепт счастливого брака (СИ)

    Анна Ковальди

    Он может выбрать любую. Магиня-огневка, сильнейшая ведьма, да хоть демоница со стажем! Но…

  • Просмотров: 2538

    Тьма твоих глаз (СИ)

    Альмира Рай

    Где-то далеко-далеко, скорее всего, даже не в этой Вселенной, грустил… король драконов. А где-то…

  • Просмотров: 2509

    Он рядом (СИ)

    Фора Клевер

    Утро добрым не бывает… В моем случае оно стало просто ужасным! А всему виной он — лучший друг…

  • Просмотров: 2488

    Вдруг, как в сказке (СИ)

    Александра Дема

    Очнуться однажды глубоко и прочно беременной в незнакомом месте – это ли не счастье? Особенно, если…

  • Просмотров: 2306

    Невеста из мести (СИ)

    Елена Счастная

    В королевстве Азурхил великое событие: рано овдовевший правитель ищет себе новую жену. Со всех…

  • Просмотров: 2252

    Графиня поневоле (СИ)

    Янина Веселова

    Все мы ищем любовь, а если она ждет нас в другом мире? Но ведь игра стоит свеч, не так ли?…

  • Просмотров: 2102

    Твои грязные правила (СИ)

    Виолетта Роман

    Я не хотела, но он заставил... Искусный манипулятор, ему плевать на жизни других. Я думала, что…

  • Просмотров: 2001

    Между двух огней или попаданка планеты Пандора (СИ)

    Anastasia Orazdyrdieva

    Я обычная девушка учусь на втором курсе юрфака . Живу вполне обычно, но однажды все пошло не так…

  • Просмотров: 1935

    Хищник цвета ночи (СИ)

    Татьяна Серганова

    Мой начальник красив, умен, обворожителен. А еще Ник Н’Ери хищник, привыкший получать то, что…

  • Просмотров: 1776

    Невеста из проклятого рода 2

    Кристи Кострова

    Проклятие снято, и моя магия свободна. Однако появилась новая проблема: стихии выдали меня замуж,…

  • Просмотров: 1544

    Помощница лорда-архивариуса (СИ)

    Варвара Корсарова

    Своим могуществом Аквилийская империя обязана теургам, которые сумели заключить пакт с существами…

  • Просмотров: 1523

    Черная кошка для генерала (СИ)

    Валентина Елисеева

    Что делать, если вас оболгали, крупно скомпрометировали, а теперь принудительно волокут к алтарю…

  • Просмотров: 1466

    Уютная, родная, сводная (СИ)

    Наталия Романова

    Всё смешалось в голове, перепуталось, прошлое и настоящее, о будущем Марк не думал. Воспоминания о…

  • Просмотров: 1281

    Пламенное сердце (ЛП)

    Джоанна Блэйк

    Я тушу пожары всю свою жизнь. Я чертовски хорош в этом. Я известен своей храбростью, мужеством и…

  • Просмотров: 1259

    Мой снежный князь (СИ)

    Франциска Вудворт

    Вы никогда не задумывались, насколько наша жизнь полна неожиданностей? Вроде бы все идет своим…

  • Просмотров: 1257

    Книга правил (ЛП)

    Блэквуд Дженифер

    Несколько правил, которые должны быть нарушены.Руководство по выживанию второго помощника Старр…

  • Просмотров: 1185

    Оборотень по объявлению. Альфа ищет пару (СИ)

    Наталья Буланова

    Станислав Суворов, альфа стаи волков, уверен – он легко найдет девушку, которая, как показали…

  • Просмотров: 1123

    Василиса Прекрасная (СИ)

    Светлана Суббота

    Говорят, что Время отлично лечит. В принципе да, но прайс у него - поражающий, такой что волосы…

  • Просмотров: 1092

    Орхидея для демона (СИ)

    Наталья Буланова

    Что может быть проще для двух ведьм, чем приготовить зелье? Да раз плюнуть! А вот доставить его до…

  • Просмотров: 1068

    Брачная охота на главу тайной канцелярии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Ошибка ангела смерти? Переезд в магмир? По моим правилам! Хочу быть аристократкой, сверхсильным…

  • Просмотров: 1047

    Академия Межрасовых отношений. Дри Ада (СИ)

    Светлана Рыськова

    Когда я убежала из дома и поступила в Академию Межрасовых отношений, то расслабилась, считая, что…

  • Просмотров: 1027

    Брачная охота на ректора магической академии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Продали замуж за чудовище? Предала подруга? Улечу в академию магии! Хочу быть другой девушкой,…

  • Просмотров: 790

    Прелюдия (ЛП)

    Оден Дар

    Я думала, что у меня есть все. Пока не вернулся он – Джулиан Кейн, друг моего детства. В последнюю…

  • Просмотров: 703

    Три страшных дня из жизни ректора (СИ)

    Наталья Косухина

    Вы умница, красавица, ком… э-э-э… студентка магической академии! Вы жаждете учиться и… Не жаждете?…

  • itexts.net

    Читать книгу Мужской гарем

    Людмила МИЛЕВСКАЯ МУЖСКОЙ ГАРЕМ

    Глава 1

    Рано или поздно у каждого человека наступает тот неприятный момент, когда жизнь, образно выражаясь, слетает с колес. И кажется человеку тогда, что все черные силы пошли на него войной. Пессимист не предвидит победы. Оптимист, напротив, рад случаю померяться силами с чертовкой-судьбой.

    Далила Самсонова относила себя к патологическим оптимистам, но даже ей от снов и предчувствий становилось не по себе. Ломая голову, откуда грядет беда, она неизменно упиралась в Евгения. Женька (племянник) — самое слабое звено в ее жизни, внешне ладной и даже счастливой.

    На Женькином жизненном поле Далила играла сразу три роли: тетушка, мать и подруга. Первые две роли скверно ей удавались, зато с третьей она справлялась отлично. Порой пускалась с племянником даже в загулы — благо, он младше ее всего на шесть лет.

    Подумав о племяннике, Далила издала протяжный страдальческий вздох и резко затормозила. В щель окна ее «Форда» влетело резкое «Дура, бля!» — приблатненный владелец «Чероки» делился внезапно возникшими впечатлениями. Впрочем, законно делился: Далила попыталась перестроиться в левый ряд, «подрезав» своим элегантным «Фордом» его тяжелый джип. Такую наглость «пацан» принял за глупость и был не прав: это всего лишь хитрый женский маневр. Похлопав ресницами, Далила осветила хозяина «Чероки» лучезарной улыбкой. Он растаял, мгновенно пропустил ее «фордик» и, оставшись позади, долго и матерно объяснял «корешу», что баба за рулем хуже обезьяны с гранатой.

    А Далила, свернув на проспект Просвещения, влилась в поток несущихся автомобилей и вновь отдалась тревожным мыслям.

    «Что же не так у меня? — растерянно гадала она. — Семья? Там, вроде, все как обычно: Матвей — паинька, сын еще лучше. Что же тогда? Почему сердце ноет?»

    Пробежавшись мыслями по подругам, Далила решила, что и там все как обычно. Нет причин для беспокойства. Даже суматошная Галка, мастерица откалывать номера, и та попритихла: месяца три не заводит любовника. А ведь в прошлом году пачками их считала, создавая проблемы сослуживцам, соседям, подругам.

    В кармане истерично запрыгал мобильный. Далила извлекла телефон, глянула на дисплей: Галина. Легка на помине. И, конечно, в обычном репертуаре: вместо «здрасте» вопрос:

    — Далька, ты где?

    Можно подумать, это самое важное, что ей позарез сейчас надо знать.

    — На Просвещения, — нехотя просветила подругу Далила.

    Галина присвистнула:

    — Ни хрена себе ты забралась! Что там делаешь?

    — Будто не знаешь, к племяннику еду.

    — В рабочее время? А что с ним?

    — Сама хотела бы знать. Звоню — не отвечает. Не виделись пять, даже шесть… Короче, неделю. Ох, сердце мое не на месте.

    — Да брось ты, — отмахнулась Галина. — Что ему сделается, красавчику-кобелю? Хватит его опекать. Двадцать шесть уже парню. Может, он толковую бабу завел и перешел на постельную жизнь.

    — Ты по себе не суди, — «лягнулась» Далила.

    — До свидания, милочка, меня шеф так бумагами загрузил, что не помню, как это делается, то, что в постели. Забыла уже, как эти сволочи пахнут, звери-мужчины. Так что, подруга, давай, за двоих теперь отдувайся. Кстати, как там твой?

    — У Матвея ученый совет.

    Галина задохнулась от возмущения:

    — Да на кой мне Матвей? Когда я интересовалась чужими мужьями? Любовник твой как?

    Теперь уже рассердилась Далила:

    — Здрасте! Об отношениях с Сашкой говорить по мобиле? Ты хочешь меня разорить.

    Галина азартно воскликнула:

    — Неужели так много у тебя новостей?

    — Скорей, впечатлений, но об этом при встрече. Ты по какому вопросу звонишь?

    — Слушай! Тут у меня чудеса настоящие! — оживилась подруга. — Представляешь, утром иду по Литейному, вдруг дверь открывается…

    Далила опешила:

    — Какая дверь?

    — Дверь подъезда, резная, старая. Открывается. Сыростью, холодом, ветхостью так на меня и пахнуло. Сама знаешь, что за дома на Литейном. Так вот, выходит женщина. Пожилая. Я мимо нее проскользнуть хочу, а она меня останавливает и задумчиво так говорит: «Вот тебе я мужа найду». Представляешь?!

    Далила фыркнула:

    — Тут нечего представлять. На Литейном цыгане пасутся. Может, бабке воровать надоело, решила честно тебе погадать.

    — Во-первых, тех цыган давно уже вымели, — возразила Галина. — А во-вторых, женщина явно питерская и живет в том подъезде. Я с ней разговорилась и выяснила: никакая она не гадалка. Знаешь кто?

    — Кто?

    — Владеет брачным агентством.

    — Еще лучше, — рассмеялась Далила. — Смотри, Галка, «втюхает» она тебе брак.

    Галина обиделась:

    — Мне «втюхать» непросто, знаешь сама, да никто и не «втюхивал». Она потому меня остановила, что ясно увидела мое будущее. Она потомственная предсказательница…

    Далила перебила подругу:

    — Ну-у, началось! И много она успела вытянуть из тебя?

    — Ни копейки. Предсказала мне даром, что я в трех шагах от своей судьбы. И тут же, представь, пошутила, что хорошие «гроши» могла бы с меня слупить, но свой дар уникальный утратить боится. Грех, мол, на нем зарабатывать, таких бог наказывает очень жестоко. Представляешь, сказала мне это и спокойно ушла. Я так с открытым ртом и застыла, — призналась Галина. — До сих пор закрыть не могу.

    — Не пойму, почему тебя так разволновало сообщение чокнутой бабы? — удивилась Далила. — Не вчера ли ты мне клялась, что никогда больше замуж не выйдешь?

    — Клялась, но странное происшествие, согласись.

    — Согласна.

    Галина, хихикнув, добавила:

    — К тому же, судьба. Одно дело просто какой-то муж, другое — знак свыше.

    — Слушай, с глупостями не ко мне! О судьбе я болтаю, когда совсем уж заняться нечем. Что еще у тебя? Это все?

    — Нет, не все. Я тут рядом, на Энгельса. Может, встретимся? На минуту?

    — Зачем?

    — Два слова сказать хочу, но живьем. Пожалуйста. Далила озабоченно глянула на часы и взмолилась:

    — Галка, прости, сегодня никак не могу. Буквально с клиента сорвалась.

    — Тогда привет, — вздохнула Галина.

    Трубку в карман Далила отправляла с чувством глубочайшей вины. Месяц, а то и больше подругу не видела. А что поделаешь, если дел столько, что не уложишь все в короткий питерский день. Она — «жаворонок», а Петербург — «сова». Город кое-как просыпается к десяти, оживает в полдень. От этого в сутках катастрофически не хватает трех-четырех часов.

    «Что у Галки могло случиться? — размышляла Далила, заруливая во двор племянника и вспоминая жалобный голос подруги. — Если с Энгельса мне звонила, значит, ездила в Озерки по поручению шефа. Может, неприятности на работе? Ладно, вечерком заскочу к ней домой, а сейчас попробую выяснить, что происходит у Женьки».

    Квартиру племянника Далила открыла своим ключом. Конечно, не сразу открыла — предварительно в дверь позвонила и, не дождавшись ответа, взялась за ключ. Влетая в прихожую, крикнула:

    — Женька! Ты дома?

    Тишина. Далила собралась войти в гостиную и ногу уже через порог занесла, да так и застыла. Почему — сама понять не могла. То ли скрип паркета услышала, то ли запах чужой учуяла, то ли просто обуял страх, нагнетенный предчувствиями. Долго, как аист, стояла она на одной ноге, напряженно прислушиваясь к звукам квартиры: холодильник в прихожей мирно жужжит, часы в спальне тикают (удивительно громко), радиоприемник на кухне еле слышно песни поет.

    — Да ладно! — рассмеялась она, успокаиваясь. — Нельзя же так себя взвинчивать!

    Окинув беглым взглядом гостиную, Далила прошла в кухню и сказала, вздохнув с большим облегчением:

    — Яичницу лопал на завтрак и посуду, как всегда, не помыл, значит, жив, собачонок.

    Телефон тоже исправно работал. Далила позвонила домой, никто не ответил. Все правильно: Димка на тренировке, Матвей на работе. Она опять заглянула в гостиную, в спальню — Евгений везде щедро оставил следы: тут пакет от носков на кровати, там рубашка на телевизоре.

    — Никак к порядку не приучу. Женить бы его поскорей, — проворчала Далила и собралась уже уходить, но взгляд ее вдруг уперся в большой чемодан, стоящий за дверью.

    «Ах, вот в чем дело, — прозрела она. — Уезжал собачонок куда-то. А тетушке сообщить об этом — труд непосильный. Я тут себя извожу, сердце свое разрываю… А вот я ему отомщу!»

    Зная, какой Женька модник, Далила решила подшутить над племянником: вытащить из чемодана вещь подороже и несколько дней у себя ее подержать.

    — Пусть поищет, подергается, — злорадно приговаривала она, пытаясь открыть замки.

    Наконец у нее получилось, раздался щелчок, другой, чемодан распахнул свое чрево, и Далила ахнула ошеломленно и даже пристыженно. На пол посыпались женские вещи, эффектные, стильные, дорогие.

    Глава 2

    «Галка снова права, — безрадостно заключила Далила, глядя на кружевное белье. — Никуда Женька не уезжал. Напротив, к нему подруга приехала. Жив, здоров, собачонок, ведет постельную жизнь».

    Сердито заталкивая лифчики и трусы в чемодан, она с горечью отмечала, что хозяйка таких дорогих вещей вряд ли подходит Евгению. Ему бы скромную и покладистую, без запросов, без фанаберии, а тут сплошные «понты».

    «Хорошо, что я их не застала, — горько порадовалась Далила, возвращая чемодан за дверь. — Но почему он скрыл от меня свою пассию? И почему сам скрывается? Такого еще не бывало. Ничего не пойму!»

    На самом деле, кое-что она понимала. Как психоаналитик, Далила прекрасно знала, в чем дело. А вот как женщина, она не хотела себе признаваться, что племянник влюбился. Мужчины прячут от близких лишь те поступки, которые вызывают споры и осуждение. С кем бы ни спал Евгений, тетушка не станет его осуждать — это факт, подтвержденный опытом. Следовательно, нет резона прятать девицу. Но он прячет — значит, собрался жениться. А ему ли не знать того, что Далила мечтает видеть своего Женьку женатым. Уж сколько об этом говорено-переговорено. И все же он девицу скрывает. Значит, уверен: тетушке она не понравится.

    Эта мысль была так ненавистна, что Далила к ней не пришла — предпочла теряться в догадках. Однако, усаживаясь за руль, она не могла не заметить дрожания пальцев — вот как взбесилась. Все в ней восстали: и тетушка, и подруга, и мать. Что он там выбрал, балбес? С ней не советуясь! Ха! Жена в «шмотье» от Кардена!

    Не бывать этому никогда! Выбирать будет только она, Далила — его тетушка, мать и подруга!

    Загнанный вглубь вулкан все же дышал и грозил извержением. Далила старалась забыть о племяннике, но «Форд» сорвала с той яростью, с какой готова была наброситься на Евгения, подвернись он ей под руку в эту злую минуту.

    Не успела выехать со двора, в кармане опять запрыгал мобильный. Далила раздраженно подумала: «Галка! Еще одна головная боль!»

    Вспомнилась сразу реклама: дятел, имитируя головную боль, резво долбит висок сходящей с ума девицы. Голос за кадром бодро предлагает таблетки.

    «Имея такую Галку, и дятла не надо. Где взять таблетки от болтливых подруг?» — мысленно вопросила Далила, зло припечатывая трубку к уху.

    — Бонд! Джеймс Бонд! — услышала она пафосный голос племянника.

    Как разжился его русский отец заморской фамилией — загадка, но Женька действительно Бонд. Когда у старшей сестры Далилы родился сын, вопросов с именем не возникало. Конечно Джеймс, Женя, Евгений — как еще мальчика Бонда назвать?

    Родня быстро сбросилась на жилище. Три года строился кооператив. Жеребьевка забросила молодую семью на второй этаж в квартиру под номером семь. Тут уж окончательно всем стало ясно, что это судьба: имя ребенку дано очень верно. В доме девятьсот квартир. Так что смело можно сказать, что семейство Бонд живет в квартире под номером 007.

    Разумеется, этот факт вызывал бездну шуток и невольно повлиял на воспитание Женьки. От родственников, друзей и соседей русский мальчик сначала узнал, что он Джеймс Бонд — агент 007 английской разведки, а уж потом (значительно позже) познакомился с литературным героем Флеминга. Тут уж Евгений сознательно подражал весьма пародийному персонажу. Однако вырос он настоящим мужчиной, а оптимизмом даже превзошел свой прототип, несмотря на то, что рано стал сиротой.

    — Бонд! — воскликнул Евгений и после многозначительной паузы гордо добавил:

    — Джеймс Бонд!

    — Ты не Бонд! Ты свинья! — разъярилась Далила.

    И тут же получила невозмутимый ответ — Евгений никогда не лез за словом в карман.

    — Да ладно, — сказал он со смешком. — Бонд что, лишен возможности быть свиньей? Одно другому совсем не мешает.

    Это он зря. Она взвилась и понесла, как говорится, по кочкам:

    — Конечно, одно другому совсем не мешает! У тебя даже помогает, бессовестный ты лоботряс! Как ты мог пропасть на неделю? Почему не приходишь и не звонишь? Почему телефоны твои не отвечают? Чем ты вообще занимаешься? Впрочем, известно чем: ты плюешь на меня! Свинья ты! Свинья!

    — А в чем дело? — искренне удивился Евгений.

    Таких разносов он давно уже не получал: с тех пор, как перестал писать в штанишки.

    — В чем дело? — взвыла Далила. — Он еще спрашивает! У тетки душа не на месте, а ему хоть бы хны! Ирод! Три ночи не сплю! В милицию собралась звонить! В больницы! Черт возьми, в морги!

    Он сник:

    — Я ж не знал.

    — Что ты не знал? Что я за тебя переживаю? Мой номер не мог набрать? Поленился два слова тетке сказать? Жив, здоров — и все!

    — Да я не звонил только пять дней.

    — Семь! И не «только», а «целых»! Целых семь дней!

    — Ну, семь, — нехотя согласился Евгений и сердито добавил:

    — Знал бы, какой шум поднимется из-за пустяка, и сейчас не позвонил бы.

    — Из-за пустяка?

    Далила хотела снова наброситься на него, но вдруг осознала, что перегнула палку. Явно лишку ему задала. По его разумению, о девице она не подозревает, значит, мотива кричать не имеет — так и не надо кричать.

    — Ладно, проехали, — вздохнула она и призналась (себе в оправдание):

    — Плохие сны «задолбали». Вся на нервах, а тут еще ты не звонишь. Уже нафантазировала себе черт-те чего. И женила тебя, и хоронила, что для меня одно и то же.

    Евгений ее успокоил:

    — У меня все в порядке. Я пока холост, жив и сижу в кафе. А ты?

    — Я замужем и, несмотря на это, тоже жива, — усмехнулась Далила.

    — А где ты сейчас?

    — На работе, — соврала она.

    Не говорить же ему, что на перекрестке застряла напротив метро «Просвещение» — его метро. Учитывая, что живет и работает она в центре, нелегко объяснить, как ее занесло на окраину города. Женька еще подумает, что тетка за ним шпионит. Вот уж чего не хотелось бы.

    — На работе? — Он как-то подозрительно хмыкнул и попросил:

    — Нам бы поговорить.

    — Прямо сейчас? — удивилась она.

    — А зачем откладывать?

    После такого ответа-вопроса Далила, паникуя, воскликнула:

    — Что случилось?

    — Ничего серьезного, — уклончиво пробубнил Евгений и нетерпеливо спросил:

    — Так ты приедешь?

    Ей оставалось только спросить:

    — Куда?

    — Я на Удельной, в кафешке, что рядом с метро. Жду.

    — Буду максимум через пятнадцать минут, — выпалила Далила, радуясь, что ехать придется недалеко.

    Вырулив на Энгельса, она разогнала автомобиль к Озеркам и подумала, что Галина тоже где-то здесь рядом «тусуется». Можно было бы встретиться. На часок, не больше. Чего уж теперь, все равно день пропал.

    Позвонив секретарше, она отложила встречу с солидным клиентом, но Галину тревожить не стала. Еще неизвестно, что стряслось у племянника. Может, ей будет не до подруг.

    Однако все получилось иначе: Галина такой номерок отколола, что Далиле стало не до племянника. Хотя и племянник ее огорошил.

    Евгений сидел в кафе за столом и задумчиво наматывал на палец салфетку. Увидев тетку, он привстал и кисло обрадовался:

    — Еще раз привет.

    — Привет, — падая рядом, сказала она и небрежно спросила:

    — Небрит почему?

    Далиле как раз понравилось, что племянник небрит — значит, не так уж он дорожит мнением своей стильной девицы. Ведь щетина вышла из моды.

    Евгений пожал плечами:

    — Бриться некогда.

    — Некогда? — удивилась она. — Чем же ты занят?

    — Сейчас узнаешь.

    Он кивнул на очередь, на продавца-азербайджанца и спросил:

    — Ты есть хочешь? Я шаурму на двоих заказал. Здесь вкусно готовят.

    — Раз заказал, буду лопать, — отмахнулась Далила. — Так что у тебя стряслось?

    Она видела, что он хочет ответить, но растерянно ищет слова. Если Женька полез за словом в карман, значит, дело серьезное. И не делился бы он своими проблемами, знай, как их скрыть.

    Далила ему помогла:

    — Здесь замешана женщина?

    Евгений кивнул:

    — В общем, да. Интересно, что ты скажешь, если я признаюсь, что серьезно влюбился.

    Внутри у нее все оборвалось, но Далила вида не подала.

    — А если скажу, что именно так я и поняла, что ты мне ответишь? — с улыбкой спросила она.

    — Отвечу любимым словом продвинутой молодежи, состоящим из трех букв.

    Заметив в ее глазах притворный испуг, Евгений поспешил пояснить:

    — Я скажу «вау»! Bay, тетушка, как ты догадалась?

    www.bookol.ru

    Читать онлайн "Мужской гарем (СИ)" автора Соболянская Елизавета - RuLit

    Соболянская Елизавета Владимировна

    Мужской гарем

    Мужской гарем или не ходите девки замуж

    Марита ворчала и дергала мои шальвары, ругаясь, что нельзя надевать на церемонию выбора жениха такую облегающую одежду. Я в ответ шипела, что одеваюсь так, как мне удобно! И не собираюсь собирать длинными развевающимися полами джеллабы пустынные колючки. Нянька наконец унялась и довольно на меня посмотрела:

    - А все ж красивая ты Лисанна! Сколько мальчиков возьмешь?

    - Не знаю, сколько понравится, - я дернула плечом, - вот чего вам с матерью не спится? Женись, женись!

    - Так внуков хочется, - рассудительно сказала нянька и я замолчала.

    Дети, да детей в племени любили и берегли. Из десятка малышей едва пятеро доживали до возраста обучения, а уж до брачного времени и того меньше. Вот почему Марита так гордилась мной - мать племени нашла меня на краю моря и пустыни, в большой плетеной корзине. Дитя, да еще и девочка! В племени устроили трехдневный праздник по случаю такой радостной находки. Не смотря на светлую кожу и голубые глаза я выжила в краю соли и песка, выросла, получила воинские браслеты, одержала несколько побед и вот сегодня должна была выбрать мужей в свой гарем.

    Я снова негромко застонала. Ну зачем мне эти мальчишки? Меня вполне устраивал немолодой подавальщик в трактире у рыбачьей пристани. Мужик не юный, но крепкий и хорошо сложенный. Подозреваю, что его аппетитная задница и налитой орган привлекали к нему не только меня, но мне было плевать.

    Однако мать настаивала, няня упрашивала и, вернувшись из очередного похода победительницей, и владелицей изрядных трофеев я сдалась. Женюсь. Мать тут же подсуетилась и отправила гонцов к соседним племенам. Жениться изволили еще трое из моего отряда. Вот зачем девчонкам такая обуза? Мужчины изнежены, любят украшения и сладости, требуют увеличивать шатер, и стонут, что устают водиться с детьми и пасти коз. Разговаривать и вести дела с женщинами гораздо проще, а сладкого мальчика можно найти и в борделе.

    Ладно, все, отставить стоны, пора идти.

    На площади перед шатром Матери уже звенели бубенцы, гудели колокольчики, раздавались ритмичные хлопки и однообразный напев. Женихи прибыли, ждали только невест. Я появилась как всегда в полном своем великолепии - кожаный пояс, шальвары из плотной ткани, кожаный доспех повторяющий форму груди, блестящие на солнце боевые браслеты и мечи, мои любимые мечи в парных ножнах на поясе. Волосы няня уложила в высокий хвост, украсив символами победы и боевыми трофеями.

    Юноши на выданье скромно жались к своим отцам. Некоторых на церемонию выбора привели матери, но это было большой редкостью. Я бросила беглый взгляд на толпу женихов и поморщилась. Невысокие, хрупкие, закутанные в разноцветные ткани так, что торчат одни глаза. С этими младенцами нянчиться надо, а не замуж брать.

    Однако мои подруги в нетерпении переминались у шатра матери и поглядывали на женихов с плотоядным интересом. Массима даже кинула в толпу претендентов тяжелую серебряную серьгу, чтобы отсеять самых падких на блестящие побрякушки. Алатина и Куира вели себя сдержанней, но периодически толкали друг друга в бок:

    - Смотри, какие сочные губы!

    - А у этого ресницы хороши! Вот еще бы задницу увидеть!

    Пришлось шикнуть на девчонок, чтобы не роняли воинское достоинство. Едва я приблизилась к шатру, как его полы разошлись в сторону, открывая дорогу Матери племени. Все тут же склонили головы, а мальчики буквально упали в пыль, опасаясь поднять глаза на повелительницу. Мне как награждаемой воительнице дозволялось бросить на нее взгляд из под ресниц.

    Мать была хороша! Высокая, крепкая и плотная, не то что некоторые заплывшие жиром курицы, раскисшие в своих гаремах! Она гоняла молодых новобранцев, порой размахивая копьем по три четверти часа без остановки! Следом за повелительницей вышли ее старшие мужья - сразу трое. Высокие изящные мужики одетые скромно и без излишеств. Синие парадные джеллабы, синие тюрбаны, татуировки вокруг глаз, подчеркивающие их высокое звание супругов повелительницы. Младшие супруги подглядывали сквозь затянутые сеткой проемы в стене шатра-гарема.

    Мать оглядела нашу компанию и одобрительно хмыкнула:

    - Услышьте все! Храбрейшие из храбрых, воительницы принесшие победу нашему племени пришли сегодня сюда, чтобы выбрать себе супругов! Массима сильнейшая! Прокормишь ли троих?

    Массима шагнула вперед, поиграла мускулами и с поклоном ответила:

    - Прокормлю, мать!

    - Выбирай, пусть твои мужья буду послушными, а стада многочисленными!

    Масс, подошла к волнующемуся разноцветному морю кокетливо приспущенных покрывал. Неженатые мальчики не закрывали свои лица полностью, как женатые мужчины, но многие из скромности прятались под покрывала. Моя подружка не любила увиливаний и потому звучно гаркнула:

    - Самые симпатичные, покрывала долой!

    Несколько юношей просто уронили свои накидки, испугавшись ее громкого голоса.

    - Этот, этот и этот! - не стала заморачиваться воительница, выбрав пухлощеких коренастых мальчиков по своему вкусу.

    Мать тотчас провела церемонию, обвязав руки женихов и невесты цветными нитями. В скором времени Масс определиться, кто станет старшим мужем и он получит брачную татуировку вокруг глаз, остальным останутся брачные узоры на запястьях. Молодожены удалились в разукрашенный рогами буйволов шатер, и настало время Куиры.

    Она была темненькая, худощавая и гибкая, лучшая разведчица нашего отряда. Ей полагалось четыре супруга. Как я и думала, Ку давно сделала выбор и сразу указала на юношей, которых пожелала видеть рядом с собой. Мать снова провела церемонию, и новобрачные удалились в шатер.

    Толпа женихов уменьшилась, но выбор все еще был широк. Алатина, лучшая лучница нашей полусотни вышла вперед. Ее прищуренный глаз перебирал оставшихся, словно мишени. Ей тоже полагалось четыре мужа, и она сделал свой выбор, отдав предпочтение гибким темнокожим юнцам с пухлыми губами.

    Брачный ритуал был особенно красив - Алатина умудрилась выбрать в мужья трех братьев. Их отец запел от восторга и осыпал новобрачных мелкими монетами и ракушками, сулящими плодородие.

    Настал мой черед. К этому времени на площади осталось всего пять-шесть фигур в ярких покрывалах. Я откашлялась и громко сказала:

    - Меня зовут Лисанна! Те, кого пугает это грозное имя, может уйти с этой площади прямо сейчас.

    Несколько мальчишек дрогнуло, но шипение отцов заставило их остаться на месте. Я мысленно обрадовалась - дрожащих трусишек точно не возьму!

    - Я состоятельная женщина, но не люблю звон украшений и не держу в дома сладостей! - продолжила я запугивать потенциальных мужей, отмечая понурившиеся головы.

    Отлично! Осталось всего двое наглых, не дрогнувших ни разу. Их и возьму! Характер стоит уважать, этому меня Мать в самом сопливом возраст научила. Мальчишки стояли кучно, пришлось самой войти в толпу и вывести избранных за руки. Странно их ладони вовсе не были невесомыми и нежными от буйволиного масла. Мозоли, и ооочень знакомые - от меча и копья. Стараясь держать лицо невозмутимым, я протянула руку Матери. Она удивленно спросила:

    - Только двое, Лиса?

    - Праздники длинные, Мать, выберу еще, - отмахнулась я.

    - Разумно, - неожиданно одобрила она и обвязала наши запястья хитрыми плетенками цветных нитей.

    Женихов никто не сопровождал, что было странно, но свадьба всегда праздник! Под громовые приветствия и пение нас проводили к шатру, который мои слуги поставили еще утром. Я одобрительно посмотрела изнутри на светлые плотные стены. Белая ткань медленнее нагревается на солнце, а овечья шерсть, уложенная между нею хорошо приглушает звуки. Тайны нашей спальни останутся только нашими.

    - Можете снять покрывала, - сказала я, падая на подушки.

    www.rulit.me

    Отрывок из книги «Мужской гарем»

    Мужской гарем или не ходите девки замуж

    Марита ворчала и дергала мои шальвары, ругаясь, что нельзя надевать  на церемонию выбора жениха такую облегающую одежду. Я в ответ шипела, что одеваюсь так, как мне удобно! И не собираюсь собирать длинными развевающимися полами джеллабы пустынные колючки. Нянька наконец унялась и довольно на меня посмотрела:

    - А все ж красивая ты Лисанна! Сколько мальчиков возьмешь?

    - Не знаю, сколько понравится, - я дернула плечом, - вот чего вам с матерью не спится? Женись, женись!

    - Так внуков хочется, - рассудительно сказала нянька и я замолчала.

    Дети, да детей в племени любили и берегли. Из десятка малышей едва пятеро доживали до возраста обучения, а уж до брачного времени и того меньше. Вот почему Марита  так гордилась мной – мать племени нашла меня на краю моря и пустыни, в большой плетеной корзине. Дитя, да еще и девочка! В племени устроили трехдневный праздник по случаю такой радостной находки.  Не смотря на светлую кожу и голубые глаза я выжила в краю соли и песка, выросла, получила воинские браслеты, одержала несколько побед и вот сегодня должна была выбрать мужей в свой гарем.

    Я снова негромко застонала. Ну зачем мне эти мальчишки? Меня вполне устраивал немолодой подавальщик в трактире у рыбачьей пристани. Мужик не юный, но крепкий и хорошо сложенный. Подозреваю, что его аппетитная задница и налитой орган привлекали к нему не только меня, но мне было плевать.

    Однако мать настаивала, няня упрашивала и, вернувшись из очередного похода победительницей, и владелицей изрядных трофеев я сдалась. Женюсь. Мать тут же подсуетилась и отправила гонцов к соседним племенам. Жениться изволили еще трое из моего отряда. Вот зачем девчонкам такая обуза? Мужчины изнежены, любят украшения и сладости, требуют увеличивать шатер, и стонут, что устают водиться с детьми и пасти коз. Разговаривать и вести дела с женщинами гораздо  проще, а сладкого мальчика можно найти и в борделе.

    Ладно, все, отставить стоны, пора идти.

    На площади перед шатром Матери уже звенели бубенцы, гудели колокольчики, раздавались ритмичные хлопки и однообразный напев. Женихи прибыли, ждали только невест. Я появилась как всегда в полном своем великолепии – кожаный пояс, шальвары из плотной ткани, кожаный доспех повторяющий форму груди, блестящие на солнце боевые браслеты и мечи, мои любимые мечи в парных ножнах на поясе. Волосы няня уложила в высокий хвост, украсив символами победы и боевыми трофеями.

    Юноши на выданье скромно жались к своим отцам. Некоторых на церемонию выбора привели матери, но это было большой редкостью.  Я бросила беглый взгляд на толпу женихов и поморщилась. Невысокие, хрупкие, закутанные в разноцветные ткани так, что торчат одни глаза. С этими младенцами нянчиться надо, а не замуж брать.

    Однако мои подруги в нетерпении  переминались у шатра матери и поглядывали на женихов с плотоядным интересом. Массима даже кинула в толпу претендентов тяжелую серебряную серьгу, чтобы отсеять самых падких на блестящие побрякушки. Алатина и Куира вели себя сдержанней, но периодически толкали друг друга в бок:

    - Смотри, какие сочные губы!

    - А у этого ресницы хороши! Вот еще бы задницу увидеть!

    Пришлось шикнуть на девчонок, чтобы не роняли воинское достоинство. Едва я приблизилась к шатру, как его полы разошлись в сторону, открывая дорогу Матери племени. Все тут же склонили головы, а мальчики буквально упали в пыль, опасаясь поднять глаза на повелительницу. Мне как награждаемой воительнице дозволялось бросить на нее взгляд из под ресниц.

    Мать была хороша! Высокая, крепкая и плотная, не то что некоторые заплывшие жиром курицы, раскисшие в своих гаремах!  Она гоняла молодых новобранцев, порой размахивая копьем по три четверти часа без остановки! Следом за повелительницей вышли ее старшие мужья – сразу трое. Высокие изящные мужики одетые скромно и без излишеств. Синие парадные джеллабы, синие тюрбаны, татуировки вокруг глаз, подчеркивающие их высокое звание супругов повелительницы. Младшие супруги подглядывали сквозь затянутые сеткой проемы в стене шатра-гарема.

    Мать оглядела нашу компанию и одобрительно хмыкнула:

    - Услышьте все! Храбрейшие из храбрых, воительницы принесшие победу нашему племени  пришли сегодня сюда, чтобы выбрать себе супругов!  Массима сильнейшая! Прокормишь ли троих?

    Массима шагнула вперед, поиграла мускулами и с поклоном ответила:

    - Прокормлю, мать!

    - Выбирай, пусть твои мужья буду послушными, а стада многочисленными!

    Масс, подошла к волнующемуся разноцветному морю кокетливо приспущенных покрывал.  Неженатые мальчики не закрывали свои лица полностью, как женатые мужчины, но многие из скромности прятались под покрывала. Моя подружка не любила увиливаний и потому звучно гаркнула:

    - Самые симпатичные, покрывала долой!

    Несколько юношей просто уронили свои накидки, испугавшись ее громкого голоса.

    - Этот, этот и этот! – не стала заморачиваться воительница, выбрав пухлощеких коренастых мальчиков по своему вкусу.

    Мать тотчас провела церемонию, обвязав руки женихов и невесты цветными нитями. В скором времени Масс определиться, кто станет старшим мужем и он получит брачную татуировку вокруг глаз, остальным останутся брачные узоры на запястьях. Молодожены удалились в разукрашенный рогами буйволов шатер, и настало время Куиры.

    Она была темненькая, худощавая и гибкая, лучшая разведчица нашего отряда. Ей полагалось четыре супруга. Как я и думала,  Ку  давно сделала выбор  и сразу указала на юношей, которых пожелала видеть рядом с собой. Мать снова провела церемонию, и новобрачные удалились в шатер.

     Толпа женихов уменьшилась, но выбор все еще был широк. Алатина, лучшая лучница нашей полусотни вышла вперед. Ее прищуренный глаз перебирал оставшихся, словно мишени. Ей тоже полагалось четыре мужа, и она сделал свой выбор, отдав предпочтение гибким темнокожим юнцам с пухлыми губами.

    noa-lit.ru