«Наемник» Винс Флинн читать онлайн - страница 1. Наемник книга бестселлер


Наемник (Винс Флинн) читать онлайн книгу бесплатно

Митч Рэпп ничем не выделялся из массы американских студентов – кроме того, что был довольно многообещающим спортсменом. Но именно на него обратили самое пристальное внимание люди из ЦРУ. Они разглядели в нем качества, благодаря которым парень мог стать одним из лучших специалистов по физическому устранению самых зловещих и опасных террористов мира. Кроме того, эксперты «конторы» знали, что Рэпп не сможет им отказать, поскольку мечтает отомстить за смерть своей девушки, погибшей во время теракта. В результате Митч оказался в секретной школе, где готовят «убийц на службе у государства», ожидая свое первое задание…

О книге

  • Название:Наемник
  • Автор:Винс Флинн
  • Жанр:Боевик, Триллер
  • Серия:Митч Рэпп
  • ISBN:978-5-699-98523-4
  • Страниц:99
  • Перевод:Ирина Альфредовна Оганесова
  • Издательство:Эксмо
  • Год:2017

Электронная книга

История Винса Флинна поистине удивительна. С детства он мечтал служить в армии и в 1991 г. был принят в офицерскую школу ВВС США (морская авиация). Но буквально через неделю его отчислили с диагнозом дислексия, т. е. нарушение способности к овладению навыком чтения и письма. Борясь с болезнью, Флинн стал много читать и писать. А затем решил сочинить собственную книгу, которую чуть позже издал на собственные средства. Результат был ошеломительным: роман немедленно попал в списки бестселлеров «Нью-Йорк Таймс» Остальные 13 романов Винса повторили судьбу первого. С тех пор в одних только США продано более 20 млн экземпляров его книг, не считая миллионов копий, выпущенных в других странах на различных языках мира. Его поклонниками являются Билл Клинтон, Джордж Буш-мл. и Барак Обама.

Винс Флинн умер в 2013 г. от рака.

***

Митч Рэпп – это Рэмбо, великолепно подготовленный для борьбы с терроризмом....

lovereads.me

Читать книгу Наемник Винса Флинн : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 27 страниц) [доступный отрывок для чтения: 18 страниц]

Винс ФлиннНаемник

Vince Flynn

American Assassin

© 2010 by Vince Flynn. Originally published by Atria Books, a Division of Simon & Schuster, Inc.

© 2017 CBS FILMS INC. ALL RIGHTS RESERVED

© Перевод с англ.: Гольдич В., Оганесова И., 2016

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство Э», 2017

Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет за собой уголовную, административную и гражданскую ответственность.

***

История Винса Флинна поистине удивительна. С детства он мечтал служить в армии и в 1991 г. был принят в офицерскую школу ВВС США (морская авиация). Но буквально через неделю его отчислили с диагнозом дислексия, т. е. нарушение способности к овладению навыком чтения и письма. Борясь с болезнью, Флинн стал много читать и писать. А затем решил сочинить собственную книгу, которую чуть позже издал на собственные средства. Результат был ошеломительным: роман немедленно попал в списки бестселлеров «Нью-Йорк Таймс» Остальные 13 романов Винса повторили судьбу первого. С тех пор в одних только США продано более 20 млн экземпляров его книг, не считая миллионов копий, выпущенных в других странах на различных языках мира. Его поклонниками являются Билл Клинтон, Джордж Буш-мл. и Барак Обама.

Винс Флинн умер в 2013 г. от рака.

***

Митч Рэпп – это Рэмбо, великолепно подготовленный для борьбы с терроризмом.

The Washington Times

Этот триллер несется вперед со скоростью ракеты «Стингер».

People

Винс Флинн – это голос сегодняшнего постмодернистского триллера.

Providence Journal

Флинн – король концептуальной политической интриги.

Дэн Браун

Эту книгу должен прочитать каждый американец.

Билл О'Райли

Взрывное, бескомпромиссное повествование; здесь пленных не берут.

The Times

Поклонникам Тома Клэнси, без сомнения, это понравится…

Library Journal

Флинн не зря постоянно занимает первые места в списках бестселлеров.

New York Post

***

Посвящается жертвам

террористической атаки

на самолет «Пан-Ам»

над Локерби и их семьям

Моя благодарность

Писательство по необходимости является процессом, происходящим в одиночестве. К счастью, моя жена, красавица и мужественная женщина со скандинавскими корнями, родившаяся в Северной Миннесоте, это понимает. Лиса, ты просто потрясающий партнер. Каждый год ты стоически переносишь все трудности, и даже, когда физически я рядом, мысленно я нахожусь в других местах… пытаясь справиться с поворотами и изгибами сюжетной линии. Мне никогда не хватит слов, чтобы выразить тебе свою признательность.

С другой стороны, издательское дело не имеет ни малейшего отношения к одиночеству. Это динамичная, возбуждающая индустрия, где на бесчисленных поворотах все может пойти не так или, наоборот, просто потрясающе. Мне чрезвычайно повезло, что меня окружают одни из самых лучших людей, работающих в данной области. От Слоуна Харриса и Кристин Кин из «Ай-си-эм» до Эмили Бестлер, Сары Брэнам, Кейт Цетруло, Джинни Ли, Эла Мэдокса, Дэвида Брауна и Джудит Карр из «Атриа»; а также Луиза Берк и Энтони Зикарди из «Покетбук», Майкл Селлек и Кэролайн Рейди из «Саймон и Шустер» и все, кто трудится в отделах продаж, – вы просто потрясающие. Двенадцать публикаций, большинство из которых появились в самые трудные для книгоиздательства времена, – и каждая лучше предыдущей.

Я благодарен Лоренцо Ди Буовентура и Нику Векслеру за то, что они продолжают катить камень вверх по склону – и, если честно, я не знаю, как вам это удается. Моему другу Робу Ричеру, который помог мне почувствовать дух Бейрута начала девяностых. Эду Шоппману за помощь с программным обеспечением. Доктору Джоди Баккегард и всем, кто захотел остаться в тени, спасибо. И прошу прощения у тех, кого я нечаянно не упомянул в этом списке.

Пролог

Бейрут, Ливан

Митч Рэпп смотрел на свое отражение в пыльном потрескавшемся зеркале и задавался вопросом, в своем ли он уме. Нет, его не била дрожь, и ладони не вспотели. Он не нервничал. Он производил холодную и расчетливую оценку своих возможностей и шансов на успех. Он снова мысленно повторил план, с начала и до конца, – и опять пришел к выводу, что его с высокой вероятностью будут сильно бить, пытать и, скорее всего, убьют. Но даже такая перспектива не могла заставить его отступиться, что возвращало к сомнениям относительно собственного психического здоровья. Разве нормальный человек сознательно выберет такой путь? Рэпп долго размышлял над этим вопросом и решил, что ответ на него должен дать кто-то другой.

В то время как все остальные предпочли бы бездействовать, это противоречило природе Рэппа. Двоих его коллег похитила на улицах Бейрута отвратительная маленькая организация, носившая имя «Исламский джихад». Они были одним из подразделений «Хезболлы», специализировавшейся на похищениях, пытках и подготовке террористов-смертников. «Джихадисты», вне всякого сомнения, уже начали допрос новых пленников. Несчастным предстояло пережить неслыханную боль, и постепенно, слой за слоем, они расскажут все, что знают.

Такова жестокая правда, и если его коллеги в состоянии обманывать себя и думают иначе, значит, они сознательно или бессознательно стараются делать наиболее удобные выводы. После долгого дня наблюдения за людьми, которые говорили, что держат ситуацию под контролем, но ничего не предпринимали, Рэпп решил отыскать собственное решение. Бюрократы и дипломаты в Вашингтоне полагали, что следовало позволить событиям развиваться естественным путем, но Митч думал иначе. Он слишком через многое прошел, чтобы позволить раскрыть себя, не говоря уже о таких мелочах, как честь и кодекс воина. Он многое пережил с этими парнями. Одного уважал, восхищался и любил. Второго – уважал, восхищался и ненавидел. Рэпп испытывал острое желание что-то предпринять, чтобы их спасти.

Уроды, сидящие в Вашингтоне, готовы списать со счетов безликих оперативников, чтобы избежать войны, но парни, находившиеся в окопах, воспринимали это близко к сердцу. Воины не любят оставлять своих умирать в руках врага, потому что знают: однажды они сами могут оказаться в таком же положении, и не сомневаются, что страна сделает все, чтобы их спасти.

Рэпп смотрел на свое отражение в потрескавшемся зеркале; густые растрепанные черные волосы и борода, загорелая оливковая кожа – и глаза, такие темные, что они казались черными. Он мог находиться среди врагов, не вызывая даже малейших подозрений, но все изменится, если он не начнет действовать. Рэпп подумал о своей подготовке и обо всем, что ему пришлось принести в жертву. Операция будет поставлена под угрозу, из чего следовало, что его карьере полевого агента конец. Ему придется сидеть за письменным столом где-нибудь в Вашингтоне, где он будет медленно гнить в течение следующих двадцати пяти лет. И каждый день просыпаться и ложиться спать с одной и той же мыслью: ему следовало что-то предпринять – хоть что-нибудь. И до конца жизни он будет ставить под сомнение собственное мужество. Рэпп содрогнулся от этой мысли. Возможно, он слегка спятил, но ему довелось прочитать достаточно греческих трагедий, чтобы понять: жизнь, наполненная подобными упреками в собственный адрес, неизбежно приведет в сумасшедший дом.

«Нет, – подумал он, – уж лучше я потерплю поражение, но не сдамся».

Рэпп кивнул своим мыслям, глубоко вздохнул и подошел к окну. Осторожно отодвинув рваную занавеску, выглянул на улицу. Двое рядовых бойцов из «Исламского джихада» все еще находились на противоположной стороне улицы и вели наблюдение. Митч намекнул, прогуливаясь по району, что намеревается сделать, и эта парочка появилась через час после того, как он вложил седьмую сотенную банкноту в нетерпеливую ладонь местного торговца.

Рэпп рассматривал вариант убить одного из этих типов, а второго допросить, но понимал, что новость распространится так быстро, что его коллег либо переведут в другое место, либо просто убьют, прежде чем он успеет начать действовать, пользуясь полученными сведениями. Митч покачал головой. Для него оставался лишь один путь, и больше не имело никакого смысла откладывать.

Он быстро написал записку, оставил ее на маленьком письменном столе, взял солнечные очки, карту и толстую пачку наличных и направился к двери. Лифт не работал, поэтому Митч спустился в вестибюль с четвертого этажа по лестнице. Новый портье выглядел ужасно напуганным, из чего Рэпп сделал вывод, что кто-то уже успел с ним поговорить. Он не останавливаясь прошел мимо него к двери, ведущей наружу, и оказался под ослепительными лучами солнца. Рэпп поднял карту, чтобы защититься от яркого света, и оглядел обе стороны улицы. Темные очки позволили ему сделать вид, что он не заметил пару из «Исламского джихада». Продолжая смотреть в карту, Митч повернул направо и зашагал на восток.

Он не прошел и половины квартала, когда его нервная система начала посылать в мозг сигналы тревоги, и каждый был еще более отчаянным, чем предыдущий. Ему пришлось напрячь все свои способности к самоконтролю, чтобы отвергнуть основные принципы подготовки и миллионы лет инстинктов выживания, впечатанных, подобно коду, в человеческий мозг. Впереди, на противоположной стороне улицы, был припаркован черный автомобиль. Рэпп проигнорировал сидевшего за рулем водителя и свернул на узкую боковую улочку. В тридцати шагах впереди, около входа в магазин, чего-то ждал грубоватого вида мужчина, куривший сигарету. Его левая нога твердо стояла на мостовой, правая была слегка согнута и упиралась в стену дома. Мощная спина также касалась стены. Что-то в его облике показалось Рэппу смутно знакомым, начиная от запыленных черных брюк и кончая белой рубашкой с потемневшими от пота подмышками.

В остальном улица была пустой. Люди, пережившие кровавую гражданскую войну, научились чувствовать возможные неприятности, а потому разумно решили остаться дома, пока не закончится утреннее шоу. Шаги за спиной Рэппа напомнили ему стук тяжелых башмаков по каменному полу пустого собора. Митч слышал, что его преследователи начали набирать темп. Взревел двигатель автомобиля; Рэпп не сомневался, что это черный «БМВ», замеченный им ранее. С каждой секундой Митч чувствовал, что расстояние между ними сокращается. Его мозг с возрастающей быстротой просчитывал возможные сценарии, пытаясь найти выход из надвигающейся катастрофы.

Они были уже совсем рядом, и Рэпп чувствовал их присутствие. Крупный тип, стоявший перед магазином, бросил сигарету на землю и оттолкнулся от стены с такой прытью, которой Митч от него не ожидал. Он постарался учесть это на будущее. Мужчина улыбнулся и вытащил из кармана полицейскую дубинку. Рэпп уронил карту, делая вид, что удивлен и напуган, и повернулся, чтобы бежать. Двое преследователей находились именно там, где он и ожидал; оба успели достать пистолеты – один был направлен в грудь Рэппа, другой – в голову.

Седан резко затормозил справа от него, одновременно распахнулись пассажирская дверца и багажник. Рэпп знал, что будет дальше. Он закрыл глаза и стиснул челюсти, когда дубинка опустилась ему на затылок, пошатнулся и охотно упал вперед, на руки мужчин с пистолетами, поджав ноги, так что нападавшим пришлось принять на себя весь его вес. Рэпп почувствовал, как руки крупного мужчины обхватывают его с двух сторон и заставляют встать на ноги. Одновременно кто-то вытащил у него из-за ремня «Беретту» калибра 9 мм, и его поволокли к багажнику. Он упал туда с громким стуком, головой вперед. Затем они затолкали внутрь его ноги, и багажник захлопнулся.

Взвыл двигатель, задние колеса разбросали во все стороны песок и грязь, но вскоре добрались до асфальта. «БМВ» рванул вперед, и Рэппа толкнуло назад. Он приоткрыл глаза – как и ожидалось, полная темнота. Голова болела после удара, но не слишком сильно. На лице не было ни страха, ни сомнений. Лишь на губах появилась улыбка, когда он подумал о своем плане. Посеянные им вчера семена дезинформации проросли именно так, как он и рассчитывал. Пленившие его люди не имели ни малейшего понятия о намерениях схваченного ими человека, и, что еще важнее, не могли даже представить, какие ужасные увечья он намерен им нанести…

Часть I
Глава 1

Южная Вирджиния,

одним годом раньше

Митч Рэпп снял с глаз повязку и вернул кресло в вертикальное положение. Коричневый седан «Форд Таурус», покачиваясь, катился по неровной гравийной дороге, оставляя в горячем августовском воздухе два завитка пыли. Повязка была предосторожностью на случай, если он потерпит неудачу, что никак не входило в намерения Рэппа. Он смотрел в окно на плотную стену сосен, растущих вдоль дороги. Даже яркое солнце не помогало заглянуть глубже, чем на тридцать футов, в лабиринт деревьев и кустарника. Когда он был ребенком, лес всегда казался ему привлекательным местом, но в этот день определенно вызывал у Рэппа зловещие ощущения.

Дурное предчувствие прервало течение мыслей Митча и направило их в то место, где ему совсем не хотелось оказаться. Во всяком случае, не сегодня. Тем не менее на лбу у него появились морщины, когда он вспомнил, сколько людей погибло в этом лесу. Но сейчас Рэпп не думал о тех, кто воевал во время Гражданской войны много лет назад. Нет, сказал он себе, стараясь быть полностью честным с самим собой. Смерть – это понятие, слишком неопределенное по срокам. Оно оставляет возможность несчастного случая, весьма удобный способ обойти стороной серьезность истории, в которую он впутался.

Слово казнь, пожалуй, подходило гораздо больше. Людей, о которых он сейчас думал, приводили в лес, убивали выстрелом в затылок и бросали в только что вырытые ямы, чтобы больше никто и никогда о них не услышал. Именно в этот мир Рэпп намеревался войти, и его совершенно не смущало принятое решение.

И все же некоторые сомнения пронизывали покровы его разума. Несколько мгновений Рэпп боролся с ними, но потом отправил в самые дальние закоулки своего мозга. Время колебаний прошло. Он успел все обдумать самым тщательным образом, изучал проблему с самых разных точек зрения с того самого дня, когда таинственная женщина вошла в его жизнь. Странное дело, он с самого начала знал, куда это его приведет, – как только она посмотрела на него своими проницательными глазами.

Рэпп ждал, что кто-то должен появиться, хотя он никогда ей про это не рассказывал. Или дело было в том, что существовал только один способ пережить утрату любви всей жизни – планировать месть. И каждую ночь, перед тем, как заснуть, он думал о множестве лишенных лиц людей, которые спланировали уничтожение пассажиров рейса «PA103», и видел себя в том самом самолете – он направлялся в далекое место, не слишком отличавшееся от леса, что сейчас проносился мимо.

Для него все выглядело вполне логично. Врагов необходимо убивать, и Рэпп был с радостью готов стать тем, кто это сделает. Он знал, что должно произойти. Ему предстояло пройти специальную подготовку и превратиться в идеальное оружие – и тогда он сможет начать их выслеживать. Всех лишенных лиц людей, устроивших заговор, чтобы убить невинных мирных граждан в ту холодную декабрьскую ночь…

Машина начала притормаживать. Рэпп поднял голову, увидел ржавые ворота с тяжелой цепью и висячим замком, и на его смуглом лбу появились морщины. Митча охватили подозрения.

– Возможно, вы ожидали высоких технологий, – сказала сидевшая за рулем женщина, искоса посмотрев на него.

Рэпп кивнул в ответ.

Айрин Кеннеди припарковала машину со словами:

– Внешность бывает обманчивой.

Распахнув дверцу, она выбралась из машины, подошла к воротам и прислушалась. Через мгновение раздался щелчок открывающейся пассажирской двери, и Айрин улыбнулась. Митч Рэпп, совершенно не имевший подготовки, принял правильное решение. С их первой встречи Айрин поняла, что он не похож на других людей. Она тщательно изучила детали его предыдущей жизни и наблюдала за ним издалека в течение нескольких месяцев. Айрин Кеннеди превосходно знала свое дело. Она была методичной, организованной и терпеливой. Кроме того, обладала фотографической памятью.

Кеннеди попала в команду в ранней молодости. Ее отец работал на Государственный департамент, и большую часть своего образования она получила за океаном, в странах, где далеко не всегда благоволили к американцам. Бдительность стала частью ее жизни с тех пор, как ей исполнилось пять лет. В то время как другие родители беспокоились, как бы их дети не оказались на проезжей части, где их могла сбить машина, отец и мать Айрин тревожились о том, сумеет ли она отыскать бомбу под днищем автомобиля. С самого детства ее учили постоянно контролировать все, что происходит вокруг.

Когда Кеннеди представилась Рэппу, он в течение долгой секунды смотрел на нее, а потом спросил, почему она за ним следила. В тот момент Митчу было всего двадцать два года, и он не проходил специальной подготовки. У Кеннеди имелась единственная слабость – неумение импровизировать. Она любила планировать заранее и все готовила так тщательно, что не могла поверить, что новичок способен заметить наблюдение. Айрин завербовала дюжины агентов, но Рэпп оказался первым, кто почувствовал слежку. Он умудрился застать Кеннеди врасплох, и она сумела ответить лишь после небольшой паузы. Именно новичок должен был пытаться понять, что происходит. Рэпп не мог ее опознать – такой вариант не рассматривался среди возможных сценариев.

Позднее, в номере мотеля в Сиракузах, она отследила все свои шаги за последние восемь месяцев, пытаясь понять, где совершила ошибку. Но даже через три часа, заполнив замечаниями семнадцать страниц в блокноте, так и не сумела ее обнаружить. С досадой и восхищением Айрин была вынуждена признать, что Рэпп обладает поразительным ситуационным вниманием. Она переместила его досье на первое место в стопке и приняла дерзкое решение – не стала использовать обычных людей, а обратилась в фирму, где работали вышедшие на покой шпионы. Они были старыми друзьями ее отца и прекрасно выполняли задания, не оставляя никаких бумажных следов. Кеннеди попросила их объективно оценить Рэппа – на случай, если она что-то упустила. Две недели спустя они представили доклад, от которого по спине у нее пробежал холодок.

Кеннеди тут же отправила доклад своему боссу, Томасу Стэнсфилду. Добравшись до середины, тот сообразил, что она хочет предложить. Закончив чтение, Стэнсфилд медленно закрыл папку толщиной в два дюйма с биографией молодого Митча Рэппа и попросил Кеннеди обосновать свои выводы. Она говорила сжато и по делу, но Стэнсфилд указал на потенциальные ловушки и очевидные опасности, связанные с пропуском базовой системы подготовки. Айрин мастерски парировала все его доводы. Правила игры изменились, он и сам много раз так говорил. Они не могут сидеть на месте и защищаться, а в нынешнем мире, где все переплетается, им требуется оружие куда более точное, чем управляемые бомбы или крылатые ракеты. Стэнсфилд и сам долго был оперативником, поэтому понимал, что такой человек должен сохранять полнейшую автономность. И никакого официального досье.

Кеннеди подготовила еще восемь дополнительных причин, доказывавших, что этот молодой парень станет превосходным кандидатом. Ее логика выглядела вполне разумно, к тому же они оба понимали, что нужно с чего-то начинать. С точки зрения Стэнсфилда, им следовало запустить подобную программу на пять лет раньше, поэтому, тяжело вздохнув, босс решил рискнуть. Он предложил Кеннеди отказаться от обычной подготовки и отвезти Рэппа к единственному человеку, который достаточно безумен, чтобы попытаться превратить зеленого новичка в профессионала. Если Рэпп переживет шесть месяцев тренировок у Стэна Харли, то может оказаться тем самым оружием, в котором они так нуждались. Перед тем как Кеннеди ушла, Стэнсфилд приказал ей избавиться от любых документов, имеющих отношение к Рэппу: все досье и фотографии, связывающие их и нового рекрута, следовало уничтожить.

Кеннеди заехала внутрь через ворота и попросила Рэппа закрыть их и запереть. Он выполнил ее указания и вернулся обратно в машину. Еще через сотню ярдов Кеннеди сбросила скорость, чтобы обогнуть большую рытвину.

– Почему нет никакой охраны по периметру? – спросил Рэпп.

– Высокотехнологичные системы… очень часто… привлекают слишком много внимания. Кроме того, они довольно часто срабатывают без причины, так что необходим слишком большой штат персонала. Это место предназначено совсем для других целей.

– А как насчет собак? – спросил Рэпп.

Ей понравился ход его мыслей. Словно повинуясь его сигналу, неожиданно откуда-то сбоку примчались два пса – и тут же устремились к машине. Кеннеди остановилась и дождалась, когда они отбегут в сторону. А еще через мгновение, оскалив зубы, псы убежали в том направлении, откуда появились.

Айрин сняла ногу с тормоза и поехала дальше.

– Человек, который будет тебя готовить… – начала Кеннеди.

– Тот маленький псих, что попытается меня прикончить, – без улыбки сказал Рэпп.

– Я не говорила, что он попытается тебя убить… я лишь сказала, что он постарается заставить тебя в это поверить.

– Очень утешительно, – насмешливо сказал Митч. – Почему вы все время о нем вспоминаете?

– Я хочу, чтобы ты приготовился.

– Ну я готов, – после некоторых раздумий ответил Рэпп. – Готов настолько, насколько это вообще возможно.

Кеннеди покачала головой.

– Речь идет не о твоей физической форме. Нам известно, что тут у тебя всё в порядке – и это важно, – но я хочу, чтобы ты знал: на тебя будет оказано давление, о существовании которого ты даже не подозревал. Это игра. Она направлена на то, чтобы заставить тебя уйти. Твой главный плюс состоит в психологической дисциплине, а не в физической силе.

Рэпп не был с ней согласен, но не стал возражать. На его лице застыло нейтральное выражение. Чтобы стать лучшим, требовалось обладать обоими качествами в равной степени. Он знал правила игры. Ему доводилось проходить изнурительные футбольные тренировки, он играл в лакросс1   Лакросс – контактная спортивная игра между двумя командами, с использованием небольшого резинового мяча и клюшки с длинной рукояткой, больше напоминающей небольшой сачок.

[Закрыть] во влажном жарком августовском воздухе Вирджинии, и лишь желание продолжать игру помогало удерживаться в строю. Но теперь у него была более серьезная мотивация. Она стала личной.

– Постарайся помнить… здесь нет ничего личного, – сказала Кеннеди.

Рэпп внутренне улыбнулся. «Здесь вы ошибаетесь, – подумал он. – Все это личное». Однако Митч не собирался спорить.

– Я знаю, – спокойно ответил он. – А что относительно других парней?

Если что-то и могло вызвать у него некоторое смущение, так именно они. Остальные рекруты находились здесь уже два дня. Рэппу не нравилось, что они получили фору. Они уже наверняка начали сплачиваться и обязательно примут в штыки новичка, который опоздал. Рэпп не понимал причин задержки, но Кеннеди не была склонна делиться с ним дополнительной информацией.

– Всего их шестеро.

Айрин мысленно пробежалась по фотографиям. Она читала досье. Все служили в армии и обладали – во всяком случае, на бумаге – многими качествами Рэппа. Все были смуглыми, атлетически сложенными, склонными к насилию или не испытывали перед ним страха, и все, в той или иной степени, прошли серьезные психологические тесты. У всех имелись способности к иностранным языкам. С точки зрения восприятия границы между добром и злом все зависли в районе шестерки на циферблате часов круговой диаграммы психического здоровья. Над той тонкой линией, что отделяет стражей порядка от профессиональных преступников.

Они еще раз свернули, и перед ними открылась новая картина. Зеленая лужайка со свежескошенной травой, размером с футбольное поле, простиралась по обе стороны от дороги, ведущей к белому амбару и двухэтажному дому с широким крыльцом. Рэпп ожидал чего-то совсем другого. Казалось, он смотрит на сельскую открытку с креслом-качалкой на большой белой веранде.

Из дома появился мужчина. В одной руке он держал чашку кофе, в другой – сигарету. Рэпп внимательно смотрел, как он вышел на крыльцо. Его голова небрежно поворачивалась из стороны в сторону. Большинство людей не обратили бы на это внимания, но Рэпп знал, что мир разделен между теми, кто является частью стада, и теми, кто предпочитает охотиться. Этот человек проверял свои фланги. Он остановился на верхней ступеньке и посмотрел на них сквозь темные очки-«авиаторы». Митч позволил себе слегка улыбнуться, представив, что этот человек попытается его сломать. Он уже давно ждал подобного вызова.

iknigi.net

Наемник читать онлайн - Винс Флинн

Винс Флинн

Наемник

Посвящается жертвам

террористической атаки

на самолет «Пан-Ам»

над Локерби и их семьям

Моя благодарность

Писательство по необходимости является процессом, происходящим в одиночестве. К счастью, моя жена, красавица и мужественная женщина со скандинавскими корнями, родившаяся в Северной Миннесоте, это понимает. Лиса, ты просто потрясающий партнер. Каждый год ты стоически переносишь все трудности, и даже, когда физически я рядом, мысленно я нахожусь в других местах… пытаясь справиться с поворотами и изгибами сюжетной линии. Мне никогда не хватит слов, чтобы выразить тебе свою признательность.

С другой стороны, издательское дело не имеет ни малейшего отношения к одиночеству. Это динамичная, возбуждающая индустрия, где на бесчисленных поворотах все может пойти не так или, наоборот, просто потрясающе. Мне чрезвычайно повезло, что меня окружают одни из самых лучших людей, работающих в данной области. От Слоуна Харриса и Кристин Кин из «Ай-си-эм» до Эмили Бестлер, Сары Брэнам, Кейт Цетруло, Джинни Ли, Эла Мэдокса, Дэвида Брауна и Джудит Карр из «Атриа»; а также Луиза Берк и Энтони Зикарди из «Покетбук», Майкл Селлек и Кэролайн Рейди из «Саймон и Шустер» и все, кто трудится в отделах продаж, — вы просто потрясающие. Двенадцать публикаций, большинство из которых появились в самые трудные для книгоиздательства времена, — и каждая лучше предыдущей.

Я благодарен Лоренцо Ди Буовентура и Нику Векслеру за то, что они продолжают катить камень вверх по склону — и, если честно, я не знаю, как вам это удается. Моему другу Робу Ричеру, который помог мне почувствовать дух Бейрута начала девяностых. Эду Шоппману за помощь с программным обеспечением. Доктору Джоди Баккегард и всем, кто захотел остаться в тени, спасибо. И прошу прощения у тех, кого я нечаянно не упомянул в этом списке.

Пролог

Бейрут, Ливан

Митч Рэпп смотрел на свое отражение в пыльном потрескавшемся зеркале и задавался вопросом, в своем ли он уме. Нет, его не била дрожь, и ладони не вспотели. Он не нервничал. Он производил холодную и расчетливую оценку своих возможностей и шансов на успех. Он снова мысленно повторил план, с начала и до конца, — и опять пришел к выводу, что его с высокой вероятностью будут сильно бить, пытать и, скорее всего, убьют. Но даже такая перспектива не могла заставить его отступиться, что возвращало к сомнениям относительно собственного психического здоровья. Разве нормальный человек сознательно выберет такой путь? Рэпп долго размышлял над этим вопросом и решил, что ответ на него должен дать кто-то другой.

В то время как все остальные предпочли бы бездействовать, это противоречило природе Рэппа. Двоих его коллег похитила на улицах Бейрута отвратительная маленькая организация, носившая имя «Исламский джихад». Они были одним из подразделений «Хезболлы», специализировавшейся на похищениях, пытках и подготовке террористов-смертников. «Джихадисты», вне всякого сомнения, уже начали допрос новых пленников. Несчастным предстояло пережить неслыханную боль, и постепенно, слой за слоем, они расскажут все, что знают.

Такова жестокая правда, и если его коллеги в состоянии обманывать себя и думают иначе, значит, они сознательно или бессознательно стараются делать наиболее удобные выводы. После долгого дня наблюдения за людьми, которые говорили, что держат ситуацию под контролем, но ничего не предпринимали, Рэпп решил отыскать собственное решение. Бюрократы и дипломаты в Вашингтоне полагали, что следовало позволить событиям развиваться естественным путем, но Митч думал иначе. Он слишком через многое прошел, чтобы позволить раскрыть себя, не говоря уже о таких мелочах, как честь и кодекс воина. Он многое пережил с этими парнями. Одного уважал, восхищался и любил. Второго — уважал, восхищался и ненавидел. Рэпп испытывал острое желание что-то предпринять, чтобы их спасти.

Уроды, сидящие в Вашингтоне, готовы списать со счетов безликих оперативников, чтобы избежать войны, но парни, находившиеся в окопах, воспринимали это близко к сердцу. Воины не любят оставлять своих умирать в руках врага, потому что знают: однажды они сами могут оказаться в таком же положении, и не сомневаются, что страна сделает все, чтобы их спасти.

Рэпп смотрел на свое отражение в потрескавшемся зеркале; густые растрепанные черные волосы и борода, загорелая оливковая кожа — и глаза, такие темные, что они казались черными. Он мог находиться среди врагов, не вызывая даже малейших подозрений, но все изменится, если он не начнет действовать. Рэпп подумал о своей подготовке и обо всем, что ему пришлось принести в жертву. Операция будет поставлена под угрозу, из чего следовало, что его карьере полевого агента конец. Ему придется сидеть за письменным столом где-нибудь в Вашингтоне, где он будет медленно гнить в течение следующих двадцати пяти лет. И каждый день просыпаться и ложиться спать с одной и той же мыслью: ему следовало что-то предпринять — хоть что-нибудь. И до конца жизни он будет ставить под сомнение собственное мужество. Рэпп содрогнулся от этой мысли. Возможно, он слегка спятил, но ему довелось прочитать достаточно греческих трагедий, чтобы понять: жизнь, наполненная подобными упреками в собственный адрес, неизбежно приведет в сумасшедший дом.

«Нет, — подумал он, — уж лучше я потерплю поражение, но не сдамся».

Рэпп кивнул своим мыслям, глубоко вздохнул и подошел к окну. Осторожно отодвинув рваную занавеску, выглянул на улицу. Двое рядовых бойцов из «Исламского джихада» все еще находились на противоположной стороне улицы и вели наблюдение. Митч намекнул, прогуливаясь по району, что намеревается сделать, и эта парочка появилась через час после того, как он вложил седьмую сотенную банкноту в нетерпеливую ладонь местного торговца.

Рэпп рассматривал вариант убить одного из этих типов, а второго допросить, но понимал, что новость распространится так быстро, что его коллег либо переведут в другое место, либо просто убьют, прежде чем он успеет начать действовать, пользуясь полученными сведениями. Митч покачал головой. Для него оставался лишь один путь, и больше не имело никакого смысла откладывать.

Он быстро написал записку, оставил ее на маленьком письменном столе, взял солнечные очки, карту и толстую пачку наличных и направился к двери. Лифт не работал, поэтому Митч спустился в вестибюль с четвертого этажа по лестнице. Новый портье выглядел ужасно напуганным, из чего Рэпп сделал вывод, что кто-то уже успел с ним поговорить. Он не останавливаясь прошел мимо него к двери, ведущей наружу, и оказался под ослепительными лучами солнца. Рэпп поднял карту, чтобы защититься от яркого света, и оглядел обе стороны улицы. Темные очки позволили ему сделать вид, что он не заметил пару из «Исламского джихада». Продолжая смотреть в карту, Митч повернул направо и зашагал на восток.

Он не прошел и половины квартала, когда его нервная система начала посылать в мозг сигналы тревоги, и каждый был еще более отчаянным, чем предыдущий. Ему пришлось напрячь все свои способности к самоконтролю, чтобы отвергнуть основные принципы подготовки и миллионы лет инстинктов выживания, впечатанных, подобно коду, в человеческий мозг. Впереди, на противоположной стороне улицы, был припаркован черный автомобиль. Рэпп проигнорировал сидевшего за рулем водителя и свернул на узкую боковую улочку. В тридцати шагах впереди, около входа в магазин, чего-то ждал грубоватого вида мужчина, куривший сигарету. Его левая нога твердо стояла на мостовой, правая была слегка согнута и упиралась в стену дома. Мощная спина также касалась стены. Что-то в его облике показалось Рэппу смутно знакомым, начиная от запыленных черных брюк и кончая белой рубашкой с потемневшими от пота подмышками.

В остальном улица была пустой. Люди, пережившие кровавую гражданскую войну, научились чувствовать возможные неприятности, а потому разумно решили остаться дома, пока не закончится утреннее шоу. Шаги за спиной Рэппа напомнили ему стук тяжелых башмаков по каменному полу пустого собора. Митч слышал, что его преследователи начали набирать темп. Взревел двигатель автомобиля; Рэпп не сомневался, что это черный «БМВ», замеченный им ранее. С каждой секундой Митч чувствовал, что расстояние между ними сокращается. Его мозг с возрастающей быстротой просчитывал возможные сценарии, пытаясь найти выход из надвигающейся катастрофы.

Они были уже совсем рядом, и Рэпп чувствовал их присутствие. Крупный тип, стоявший перед магазином, бросил сигарету на землю и оттолкнулся от стены с такой прытью, которой Митч от него не ожидал. Он постарался учесть это на будущее. Мужчина улыбнулся и вытащил из кармана полицейскую дубинку. Рэпп уронил карту, делая вид, что удивлен и напуган, и повернулся, чтобы бежать. Двое преследователей находились именно там, где он и ожидал; оба успели достать пистолеты — один был направлен в грудь Рэппа, другой — в голову.

Седан резко затормозил справа от него, одновременно распахнулись пассажирская дверца и багажник. Рэпп знал, что будет дальше. Он закрыл глаза и стиснул челюсти, когда дубинка опустилась ему на затылок, пошатнулся и охотно упал вперед, на руки мужчин с пистолетами, поджав ноги, так что нападавшим пришлось принять на себя весь его вес. Рэпп почувствовал, как руки крупного мужчины обхватывают его с двух сторон и заставляют встать на ноги. Одновременно кто-то вытащил у него из-за ремня «Беретту» калибра 9 мм, и его поволокли к багажнику. Он упал туда с громким стуком, головой вперед. Затем они затолкали внутрь его ноги, и багажник захлопнулся.

knizhnik.org

Читать книгу Наемник Макса Брэнда : онлайн чтение

Макс БрэндНаемник

Глава 1Кто может скакать верхом и стрелять?

Сидя в седле, он казался очень высоким, крепким и широкоплечим, и поэтому никто не задавал вопросов, почему он выбрал такую же мощную лошадь с широкой спиной. Для такого веса требовалось настоящее вьючное животное. Однако, когда он спешился, бездельники, торчавшие на веранде отеля в Петервилле, с удивлением отметили, что он выше среднего роста не более, чем на пару дюймов. Господь снабдил его достаточно короткими ногами, и поэтому все дюймы приходились на ту часть тела, которая располагалась выше пояса.

И все же в нем было нечто такое, что заставило всех через пару секунд считать этого человека весьма примечательной фигурой. Широкие плечи венчала правильной формы благородная голова с потемневшим от загара лицом, иссеченным шрамами жизненного опыта. Если он опускал глаза, его лицо казалось печальным, однако, когда он поднимал их, все отмечали живой блеск того глубинного, внутреннего огонька, который является бесконечным источником изобретательности, способности видеть любого насквозь, и это сразу поднимало его рейтинг по оценкам зрителей гораздо выше. В конечном итоге в мудрости этого человека даже не возникало никаких сомнений. Но добра ли и человечна эта мудрость? Вопрос уже совсем другой, словом, насчет него любой мог сделать тысячу различных предположений с полной уверенностью в своей объективности.

На вид ему было лет сорок, может, и сорок пять – годы не наложили тяжелого отпечатка на его закаленное трудом тело. Без всякого сомнения, в приезжем хватало сил и конечно же активности.

Зевакам сразу же предоставился хороший шанс обменяться замечаниями, поскольку после дружелюбного приветствия незнакомец сразу же повел своего пони и привязанного к нему сонного, пошатывавшегося мерина за угол, пытаясь найти конюшню. Тем не менее даже в его отсутствие все продолжали говорить только приглушенным шепотом и при первом звуке его шагов застыли и обменялись виноватыми взглядами.

Он возвращался, тихо насвистывая и выбивая едкую пыль из штанов древком плети. Поднявшись по лестнице, выбрал стул в самом продуваемом углу веранды, ослабил цветастый платок, повязанный вокруг глеи, достал короткую черную трубку, набил ее и закурил. За все это время он не произнес ни единого слова. Но в его молчании не чувствовалось ничего враждебного или мрачного – напротив, судя по виду, незнакомец добродушно признавал присутствие окружающих. Обежав взглядом сквозь облако сигаретного дыма их лица – по две секунды внимания на каждое, – он переключился на поселок, а затем с блестевших под солнцем крыш – на голые далекие горы, возвышавшиеся над раскаленным маревом.

День выдался действительно очень жарким. Попадая на веранду, никто не спешил оставить спасительную тень, ибо солнечные лучи опаляли кожу даже сквозь одежду и извергали потоки пота из-под шляп и повязок. Никто не осмеливался задерживаться в этом ослепительном взрыве света. Какая-то дворняга, пытавшаяся принять солнечную ванну в пыли, быстро вскочила и затрусила в тень, где блаженно растянулась, высунув язык и тяжело дыша. Ковбои, сидевшие на веранде, время от времени шевелились и потягивались, то надевая, то снимая шляпы и тихо поругиваясь. Иногда они скручивали сигареты, но потом тушили их, докурив до половины. Иногда доставали револьверы, хмуро демонстрируя решительность, и тогда их голоса становились громкими и резкими и по округе разносились привычные не для каждого уха слова. Иногда кто-нибудь поднимался и делал попытку приблизиться к краю веранды, добродушно поругиваясь: «Чертова моя страна!» Однако никто из них не выходил на солнце и даже самый нетерпеливый прекрасно понимал, что лжет. Эти люди любили сухой жар гористой пустыни, ее огненное тепло, которое не даст вам отдыха днем и будет жарить ваши нервы, превращая их в рваные веревки, и иссушать разум и тело.

Но сейчас все разговоры, рассказы и даже ссоры прекратились, жестами тоже никто не обменивался. Широкоплечий чужак тоже молчал, застыв на своем стуле. Он спокойно курил и смотрел поверх сверкавших крыш деревни, хотя и ребенку было ясно, что этот человек занят только собственными мыслями и никак уж не далекими горами. Но остальные ощущали силу этого молчания и все больше и больше желали нарушить его и заставить пришельца заговорить. Изборожденное морщинами лицо свидетельствовало о знакомстве со всеми чертями в аду. Живые, острые глаза добавляли, что все удовольствия мира также не прошли мимо внимания их обладателя. Бесспорно, он представлял собой настоящий клад для изнывавших от жары и скуки мужчин. Когда же он начнет говорить?

В конце концов, Перкинс, самый старший из присутствовавших, придвинул свой стул поближе к незнакомцу.

– Похоже, что вас занесло сюда из Бренан-Спрингс? – предположил он и неуверенно замолчал, не вполне убежденный, что подобное безыскусное приглашение расшевелит человека, абсолютно не настроенного на болтовню.

Как ни странно, незнакомец сразу же ответил удивительно мягким басом – такой голос обычно любят дети и лошади.

– Да, я действительно приехал из Бренан-Спрингс.

Тем не менее он не стал развивать беседу и объяснять цель своего путешествия или причину приезда, не разразился анекдотом, не принялся рассказывать о людях и событиях. После короткого ответа он опять замолчал, правда, на этот раз его взгляд оторвался от гор. Он витал прямо над головой Перкинса спокойно и уверенно, свидетельствуя лишь о том, что незнакомец опять погрузился в свои размышления.

Это спокойное пренебрежение – довольно вежливое пренебрежение, если можно так сказать, – заставило Перкинса покрыться потом и передернуться.

– Когда-то я знал кучу народа в Бренане, – продолжил он. – Вы давно живете там?

– Нет, не очень.

– Но вы, вероятно, встречались со стариком Витеро. Он всегда торчит у кузницы. Торчал там двадцать лет назад и будет торчать через двадцать лет, ни на каплю не постарев. Вы его помните?

– Едва ли, – ответил незнакомец, выныривая из медитации и весьма любезно соглашаясь поболтать. – Я помню только одного человека в Бренане – он единственный достойный внимания парень.

– И кто же это?

Все головы как по команде повернулись к приезжему. Как будто в их мудрых мозгах одновременно пронеслось одно и то же яркое воспоминание.

– Такой крупный молодой джентльмен. Его звали… как это… О, его звали Келли.

– Не Джек ли Келли? – воскликнуло сразу около десятка голосов, и каждый из присутствовавших пожелал показать свое тесное знакомство со знаменитостью. Затем все повернулись и улыбнулись друг другу, как довольные дети.

– Да, да. Его звали Джек Келли, – спокойно подтвердил незнакомец. Он уже начал терять интерес к разговору и медленно возвращался к своим раздумьям, однако, когда к нему обращались, его глаза вспыхивали сквозь завесу грусти, невероятно живые и чуткие.

– Как там старина Джек? – спросил один парень, самый молодой на веранде. – Как он поживал, когда вы встретили его в последний раз? Небось с кем-нибудь дрался или приударял за очередной красоткой. А может, угонял пару лошадок?

– Не замечал за ним ничего подобного, – ответил мягкий голос. – По крайней мере в последний раз, когда видел его.

– Что же он делал?

– Пытался заснуть.

Раздался взрыв смеха, как будто прозвучала отличная шутка. Воистину, когда градусник заползает далеко за сотню по Фаренгейту, народ так же легко рассмешить, как и разозлить.

– Джек торчал в постели, а?

– Да, именно в постели.

– Странно, очень странно. Обычно Джек последним заваливается на боковую и первый вскакивает по утрам.

– Он изменился, – загадачно махнул рукой незнакомец. – Теперь в основном проводит время в постели.

– Что ты мелешь? Наверное, ему здорово перепало.

– Похоже, так, – пожал плечами приезжий с прежним невозмутимым спокойствием. – Но док говорит, что он выкарабкается – разве что в одном-двух местах кости неправильно срастутся…

Последовала пауза, а затем раздался хор голосов:

– Кто это сделал?

– Мой конь, – ответил он, сияя глазами, – старый вороной конь, которого я вел.

Последовал общий вздох, и глаза метнулись в сторону, словно они могли увидеть в новом свете старого, длинного вороного мерина, исчезнувшего за углом.

– Наверное, он попал под копыта? – предположил Перкинс.

– Нет, он ехал верхом.

Опять наступило молчание.

– А затем Джек Келли в конце концов свалился! Наверное, плохо затянул подпругу, идиот.

– Не затянул подпругу? Ты ошибаешься, дружище. Наверное, мы говорим о разных ребятах. Когда Джек Келли пытался оседлать Воронка, он хорошо затянул подпругу, да так хорошо, что я еще никогда не видел, чтобы человек мог так ее затягивать. И тем не менее он вылетел из седла.

– Наверное, он выпил, – предположил Перкинс.

– Трезв был как стеклышко, браток. Совершенно точно – трезв как стеклышко и настроен на драку, но оказался недостаточно хорошим наездником для старого доброго Воронка. Однако он неплохо поездил.

– Зачем же Джек полез на твою лошадь?

– Ну, – вздохнул незнакомец, – это довольно длинная история.

Из толпы послышался одобрительный ропот, ропот удовлетворения. Именно такой истории все и ждали. Но пришлось подождать еще, пока широкоплечий человек снова набил и поджег свою трубку и очень медленно начал рассказ, отмечая особо важные моменты облаками белого дыма.

– У меня есть партнер, который вечно со всеми спорит. Подобного трепача вы, наверное, не встречали ни разу в жизни. Если дело касается его точки зрения… И для него не имеет значения – прав он или нет. Стоило кому-нибудь бросить слово, как мой друг начинает ломать голову и кусать губы в поисках хорошего способа не согласиться. А затем его прорывает и он начинал говорить так быстро и легко, что ему всегда удается устроить собеседнику западню, да так ловко, что тот и не подозревает о ней. Такой вот парень. Мы любим поболтать, и его пыл меня частенько развлекает. Иногда я просто слушаю, а он говорит.

– Ты терпеливый парень, – отметил Перкинс, хихикнув. – Такой, как ты, смог бы запросто жениться на женщине с длинным языком.

– Да, я кажусь терпеливым, и я действительно терпеливый, – согласился широкоплечий, глядя в землю, – но спустя некоторое время – несколько долгих лет – я не выдержал и сказал себе: «Когда он начнет спорить в следующий раз, я обведу его вокруг пальца, и он никогда не забудет моего урока. Я втравлю его в спор и заставлю проиграть». – История приближалась к самому интересному месту, и все собравшиеся на веранде отметили это дружным наклоном вперед. – Через пару дней, – продолжал незнакомец, – я застал моего приятеля за разговором о револьверах и лошадях.

«Скажи-ка, дружище, – говорю я ему. – Тебе не кажется странным, что большинство даже крутых парней не умеют как следует обращаться с оружием, хотя все, что от них требуется, – это совместить прицел и цель, а затем потянуть маленький крючок – только и всего».

«Странным? – мгновенно вспыхнул он. – Ничего странного. Выбирай любую цель, и я где-нибудь да разыщу парня, котороый попадет в нее с нормального расстояния».

«Не верю», – отвечаю я.

«Ты чемпион по сомнениям, – говорит он. – Тебя хлебом не корми, только дай покопаться в любой вещи с изнанки».

– Он, наверное, знает тебя достаточно хорошо, чтобы разговаривать таким образом, – предположил чей-то голос.

– Он? О, мы относились друг к другу как братья. Кроме того, я не очень большой задира. И не стану размахивать револьвером только потому, что кто-то сказал мне пару резких слов. Это не для меня. Мне, черт побери, еще хочется пожить.

Незнакомец заявил об этом так искренне и просто, что остальные некоторое время безмолвно смотрели на него с открытыми ртами, как на монстра, непонятно каким образом попавшего в этот мир. Даже кто-то презрительно фыркнул – так крепкие ребята обычно встречают труса, однако в конце концов почти на всех лицах застыло выражение особого недоверия. Ведь что бы ни наговаривал на себя этот парень, выглядел он абсолютно бесстрашным.

– Как бы там ни было, – продолжал незнакомец, – мой приятель еще больше вышел из себя, когда я добавил, что на свете существуют лошади, с которыми даже опытные наездники не сладят, – настоящие обученные брыкающиеся жеребцы. Тут я попал в десятку.

«Попробуй найти лошадь, которую кто-нибудь не сумел бы объездить, – взорвался мой приятель. – Тогда и поговорим. Что бы ты не утверждал голословно, возьми своего коня и в течение месяца прогуляйся по всем окрестным городам, и можешь быть уверен – где-нибудь и твоя цель будет поражена, и твоя лошадь укрощена».

«И все в одном городе?» – подтолкнул я его.

«Несомненно».

– Тут он и попался!

«Спорю на тысячу, что я не найду парня, который поразит мою цель и проедется на моей лошади, пусть даже буду упорно ездить целый месяц по всем городкам штата».

– Итак, путь назад оказался отрезан. У парня хватает гордости. Он согласился на пари, и я приступил к приготовлениям. Прежде всего я достал лошадь, действительно вредную, как видите, научил этого жеребца всевозможным трюкам и теперь не сяду на него и за десять тысяч. Образованный брыкач – это вам не шутка. Он уже имел двухлетний опыт, прежде чем попал мне в руки, ну а я научил его по-настоящему ненавидеть людей, так что бедная скотина на все сто уверена, что любой человек – убийца.

Затем я подобрал цель. Если подумать, не очень сложную. Просто доска. Если она находится на расстоянии тридцати шагов и в нее всадить шесть пуль из оружия 45-го калибра, то мы получим две аккуратные половинки. Но пули должны войти точно по линии одна к одной, иначе верхняя половинка не упадет. Понимаете?

Слушатели издали очередной вздох, очевидно, подумав, что подобная штука абсолютно невозможна. Тридцать шагов – приличное расстояние для револьвера, чтобы вообще поразить малую цель, а шесть пуль в одну линию, да так, чтобы отверстия перекрывались… Тут потребуется какой-нибудь волшебный стрелок.

– Полагаю, вы так и не нашли человека, который разрубил бы таким образом доску на две половинки?

– Нет, – ответил незнакомец. – Один парень стрелял целый час. У него твердая рука, и всаживал он пулю за пулей довольно неплохо, доска накренилась после шестого выстрела. В конце концов она отломилась под собственным весом. Тем не менее я согласился, что доска разделана по правилам, чтобы приободрить стрелка. Его звали Сэнди Лоусон из Кроуз-Нест, прекрасный стрелок.

– Я слышал о нем, – кивнул Перкинс. – Сэнди творит чудеса с оружием. Я не встречал никого лучше. Но полагаю, что он более способен в стрельбе по мишеням, чем в драке.

– Если вспомнить о времени, которое ему потребовалось для того, чтобы прицелиться и выстрелить, – согласился незнакомец с тонким намеком на смешок. – Вы подумали о том же, что и я. Настоящий боевой стрелок должен быть быстрым. Тут ничего не поделаешь. Каждая цель для него – это враг, и он стреляет молниеносно – чтобы убивать. Вот такую работу оружия я и хотел бы увидеть! – На этой фразе он вдруг клацнул зубами, а его глаза вспыхнули. На мгновение из-под маски мягкой покладистости выглянуло настоящее лицо, и это заставило присутствующих поморщиться и переглянуться. А через мгновение чужак снова улыбался. – Но в Кроуз-Нест не нашлось человека, который смог бы удержаться на Воронке. Поэтому я не очень испугался, что проиграю пари. До конца обговоренного месяца осталась одна неделя, и если в Петервилле не встречу одного или двух подходящих парней, то я выиграю.

После такого намека на вызов последовало долгое молчание.

– А что получит парень, который располовинит доску или удержится на коне? – осторожно спросил один из молодых людей.

– Ничего, – ответил незнакомец. – Абсолютно ничего. В награде нет необходимости. Но город, в котором найдется два таких молодца, станет знаменитым, и о нем узнают во всех остальных городах штата. Поэтому везде посылали своих лучших стрелков и наездников на соревнование. Пока впереди всех Кроуз-Нест. Но вдруг окажется, что в Петервилле есть мастера получше. Кто знает? Вы, ребята, по виду здоровые парни. Может быть, кто-нибудь из вас захочет попытать счастья? Я задержусь здесь до завтрашнего утра. Обсудите все и решите. Если у вас возникнет желание попрактиковаться на цели, не стесняйтесь. Эта доска в заборе по ширине соответствует моему образцу. Отрезаете нужные одинаковые части и тренируйтесь на здоровье. Когда вам покажется, что вы способны выполнить условленный трюк, позовите меня. Я приду и посмотрю. Вы не получите награду, но заработаете кучу славы, и вам это ничего не будет стоить, разве что нескольких пуль. Пока. Я, наверное, зайду в ресторан и перекушу что-нибудь.

Глава 2Петервилл созывает лучших

Они проводили его взглядами вдоль всей веранды. Когда чужак исчез за дверью, их головы так и остались повернутыми в этом направлении.

– Хитрый черт! – выдохнул Перкинс. Он настолько точно выразил мнение остальных, что комментариев больше не понадобилось. – А еще гордится тем, что не задира! – продолжил Перкинс. – Вы слышали, как он говорил о револьверах и настоящем боевом стрелке? Я наблюдал за ним довольно пристально и заметил голодный взгляд – такие взгляды мне частенько встречались во времена, когда в наших краях слонялось множество крутых парней. В те дни в салунах случалось столько перестрелок, сколько сейчас зажигается спичек. Одно слово, бах, трах – и кто-то уже скорчился на полу, а кто-то отступает к двери и советует остальным не преследовать его – иначе их тоже нафаршируют свинцом. Да, ребята, у них был такой же взгляд, пусть и на одно мгновение.

– Наверное, он злой человек? – рассудил один из присутствующих.

– Сомневаюсь, – покачал головой Перкинс. – Все, что я понял – он не обычный парень. Мне кажется, что приключений не ищет, но если сталкивается с ними, то знает, как их встретить. Причем ему известно довольно много способов, как себя вести в трудной ситуации. Ну, кто из вас собирается рассадить доску пополам и объездить дикую лошадь?

– Если Джеку Келли не удалось… – начал один. – Должен сказать, что я всегда считал Джека лучшим, и мне не стыдно отказаться от попытки, если сам Джек не справился.

– Я не имел в виду тебя, – торопливо продолжил старый Перкинс, – я не имел в виду никого. Я только предложил, что в Петервилле должна найтись парочка парней, которые имеют шанс попытаться. Иначе над нами будет смеяться вся округа. А для того чтобы заставить человека повесить нос или полезть в драку, не надо больших усилий, достаточно одной насмешки. Поэтому нам придется поискать и найти самых лучших.

– Чтобы эта чертова лошадь переломала им все кости? – проворчал один из ковбоев. – Я считаю, пора разобраться с этим парнем, что бродит по городам и пытается свернуть шеи самым лучшим!

Перкинс поднял руку и ткнул пальцем в строптивца.

– Послушай меня, сынок, – спокойно возразил он. – Если ты выступаешь подобным образом, то лучше говори потише. Не дай Бог он услышит. Может, этот незнакомец и не отъявленный негодяй, но добродетели в нем явно не море. И тот, кто станет поперек его дороги, заработает достаточно неприятностей, и, вероятно, надолго. Нет, ребятки, нам придется вместе пошевелить мозгами и найти выход из положения. Вдруг у кого-нибудь что-то получится. Так кто же этот смельчак?

– Молодой Прайс хороший стрелок! – крикнули из угла.

– Но он слишком молод. У него еще не окрепла рука. И все же, наверное, ему стоит попробовать.

– У Ивинга живет мексиканец, который прилично управляется с револьвером.

– Пусть попытается. А что насчет лошади?

– Андерсон Крик?

– Куда ему до Джека Келли. Я видел их на состязаниях прошлой осенью. Келли запросто разделал его.

– Тем больше он будет стараться, когда узнает, что лошадь Келли не одолел. А как насчет Джоша Кларка?

– Бедняга Джош. Он и так едва жив. Не нашли никого получше!

– Минуточку. – Старый Перкинс задумчиво почесал затылок. – Как зовут того молодца, который нанялся на работу к Сеймурам на прошлой неделе?

– Который швырнул бычка?

– Именно.

– Кажется Буэл, Билли Буэл.

– Точно. Билли Буэл. Да, ребятки, именно он нам и нужен. Билли Буэл? Ну конечно же. Я сразу же вспомнил. Этот парень… да, он уже не ребенок и давно заработал себе имя… Что ж, малыш неплохо ездит верхом и стреляет как черт. Посылайте за Билли Буэлом. И не сомневайтесь – он приедет!

– Но ты забыл, что он не принадлежит нашему городу.

– Какая разница? Если он захочет постоять за Петервилл, неужели Петервилл не поддержит его? Правда, к Сеймурам дорога неблизкая. Есть доброволец, кто бы съездил на ранчо сейчас? Тогда Билли добрался бы сюда к утру, до того как этот малый покинет город.

– Я поеду, – вызвался один из мужчин. – Старушка чалая доставит меня достаточно быстро. Кроме того, я видел этого Буэла в деле, и мне кажется, я знаю способ, как заставить его зазвать сюда.

– Тогда хватай коня, – нетерпеливо перебил его Перкинс. – Даже если Буэл приедет, конечно, нет никакой надежды, что он справится с двумя задачами, однако он в любом случае поддержит марку Петервилла на уровне любого другого городка в этих горах. Пришпорь свою конягу, Слим!

Слим ответил взмахом руки и рванулся к ступенькам веранды. Секунду спустя копыта его лошади уже выбивали фонтаны пыли, и он летел по улице как угорелый.

Приглушенный пылью стук копыт донесся и до незнакомца, доедавшего яичницу с ветчиной. Он не прервал еду, однако едва заметная лукавая улыбка скользнула в его взгляде, а на лице появилось выражение спокойного удовлетворения. Он знал, что Петервилл бросил клич и утром его лучшие стрелки и наездники будут готовы к испытанию. Казалось, чужак чрезвычайно обрадовался этому, хотя по сути дела чем меньше желающих поучаствовать, тем больше шансов у него выиграть приз.

Наверное, он относился к любителям спортивных состязаний и не желал заработать свою тысячу без азартной борьбы. Кроме того, скорее всего в нем скрывалось достаточно иронии и он обожал эти свирепые состязания его крутой лошади и не менее крутых наездников. А может быть, в нем сидел черт упрямства, бередящий его перспективой риска.

Очевидно, этот человек имел множество внутренних мотивов поступать так. И возможно, сам недостаточно хорошо знал, чего хочет. Однако, сидя за столом, потягивая кофе и наблюдая за узорами трещин и водяных разводов на обоях противоположной стены, он не создавал такого впечатления. Напротив, чужак производил впечатление личности, не допускавшей сомнений в отношении смысла жизни и жизненных принципов. Размешивая сахар сильной и твердой рукой, он выпил обжигающий кофе до самого дна, до последней капли, а затем поднялся и пошел в номер.

Вот тут, оставшись один, он дал волю усталости. Как только за ним захлопнулась дверь, его колени словно подкосились, голова упала на грудь, а глаза свидетельствовали о полном изнеможении.

Он буквально свалился на кровать, с трудом стянув сапоги, штаны и рубашку. И все же перед тем, как заснуть, он запер дверь и проверил надежность замка. Затем подошел к окнам и убедился, что до деревянного настила внизу не меньше двух этажей гладкой стены, и только после этого обхода вернулся к кровати, достал длинный кольт 45-го калибра, спрятал его под матрац и упал на подушку лицом вниз, как подстреленный.

Мгновенное бессилие этого крупного и уверенного в себе человека напоминало смерть. Только один раз он повернулся и поднял голову, как будто пытаясь всплыть из глубин полного изнеможения. В нескольких сотнях ярдов от петервиллского отеля раздавались звуки револьверных выстрелов. Незнакомец улыбнулся, поняв, что лучшие из лучших стрелков уже тренируются, пытаясь перестрелить доску. Ну что ж, утро покажет.

Затем он провалился в сон, хотя до вечера оставалось еще достаточно времени, и многие бы посчитали глупостью попытку заснуть в такую жару. Он спал, раскинув руки, как ребенок, уставший от долгой игры. Наверное, вряд ли найдется более дурацкое сравнение, способное проиллюстрировать состояние этого закаленного бойца…

Тем временем горожанам Петервилла было не до сравнений. Слово вылетело как воробей, и его подхватили. Вы можете бросить вызов французу по поводу его любви к славе, англичанину – в отношении любви к поэзии, немцу – насчет любви к музыке или итальянцу – в связи с его особой любовью к краскам, но даже не пытайтесь намекнуть жителю Запада на его неумение скакать верхом или стрелять. Как правило, ответ будет весьма резким, а последствия – весьма роковыми.

Петервилл не стал исключением. И если взрыва не произошло сразу после вызова загорелого незнакомца мужскому населению города, реакция начала нарастать после того, как он покинул веранду. Прежде всего, что вполне естественно, новость поползла от кухни к кухне, от террасы к террасе, где женщины чистили картошку или резали лук на ужин. Но день понемногу подходил к концу, солнце клонилось к горизонту, пока широкоплечий приезжий спал, люди начали возвращаться с работы, и с их возвращением мрачное и приглушенное перешептывание вновь понеслось по домам городка.

А они были мужчинами, эти граждане Петервилла, и не могли допустить даже мысли, что не способны на то, что под силу жителям других городков. В них перемешались решимость и жестокая обида на человека, осмелившегося вторгнуться в их владения и вызвать на состязание, тем самым поставив под сомнение их состоятельность.

Однако в воздухе витало и другое. Рассказ приезжего ходил по кругу. Но так ли уж он правдоподобен? Довольно странно, что человек таскается по пустыне просто для того, чтобы искушать стрелков и наездников. Неужели единственное, чего он хочет, – заработать тысячу зеленых и заткнуть рот разговорчивому партнеру? Какова же истинная цель лежавшего ничком на кровати и спящего мертвецким сном чужака?

Утро покажет…

iknigi.net

Серия Наемник все книги [найдено 18 книг]

Отпуск под пулями

Сергей Иванович Зверев

Боевик

Наёмник. Контрактник

Думал ли сержант-контрактник Владимир Локис, что, приехав отдохнуть в курортный крымский город, вдруг окажется в эпицентре запутанной и опасной истории? Вместо того чтобы нежиться на пляже, ему приход

Стальная тень

Сергей Иванович Зверев

Боевик

Наемник. Контрактник

Спецназовец ВДВ Валентин Вечер получает приказ обеспечить безопасность ученого Жукова, который ведет секретные разработки. И с той минуты события стали развиваться непредвиденным образом. Соратники Ва

Гаити вздрогнет еще раз!

Сергей Иванович Зверев

Боевик

Наёмник. Контрактник

На разрушенный землетрясением остров Гаити под прикрытием МЧС прибыла особая группа спецназа ВДВ — опытные разведчики, в том числе и сержант-контрактник Владимир Локис. Задание, которое предстоит выпо

Обойму монетами не набьешь

Сергей Иванович Зверев

Боевик

Наемник

Имя, фамилия: Андрей Турыгин. Кличка: Мангуст. Опыт: в прошлом служил капитаном ГРУ. В данный момент – наемник, личный телохранитель олигарха Тимохина... Вот, собственно, самые важные сведения из секр

Принцип мести

Сергей Иванович Зверев

Боевик

Наемник Наемник

Бывший спецназовец Дмитрий сменил на гражданке немало профессий. Но одно он умел делать особенно хорошо – драться. Потому и работал в последнее время личным телохранителем жены председателя правления

Восточный путь, или книга Паладина

Михаил Высоцкий

Юмористическая фантастика

Паладин и Наёмник, книга #1 Юмористическая серия, книга #257

Когда запретная магия погубила великое войско, те, кто выжил, вынуждены были бежать. Бежать на восток, в земли, где теряет смысл логика привычного мира, где лисы-оборотни ежегодно выходят на охоту, гд

bookashka.name

Читать книгу Наемник Бориса Бабкина : онлайн чтение

Борис Бабкин

Наемник

Любые совпадения имен и событий этого произведения с реальными именами и событиями являются случайными

Глава 1

Глухо ударил выстрел. Узкий распадок между двумя сопками, скрадывая его звук, на какое-то мгновение затих. А потом отозвался многоголосым пронзительным клекотом и приглушенным хлопаньем крыльев. Короткая автоматная очередь еще больше взбудоражила птиц. Утренний туман взорвался грохотом беспорядочных выстрелов. Из густого березняка на большую поляну на крутом склоне сопки выбежал человек с карабином в руках. Тяжело дыша, он упал лицом вниз. Несколько раз жадно слизав с листьев брусники крупные бусины росы, замер, прислушиваясь. Сзади в кустах раздалось тяжелое чавканье вытаскиваемых из мокрого мха ног. Клацнул передернутый затвор. Человек перекатился за большой валун и вскинул оружие. Подминая куст тяжестью сильного тела, из березняка с трудом вышел мужчина и тут же, взмахнув руками, упал. Несколько мгновений лежал неподвижно. Потом со стоном поднялся. Пошатываясь, сделал несколько нетвердых шагов. Провожая его плечистую фигуру, ствол карабина за валуном переместился вправо. Мужчина закачался и, хрипло выматерившись, схватился руками за ствол сухого дерева. Узнав голос, человек с карабином вскочил и в три легких прыжка оказался рядом. Подхватив плечистого левой рукой, напряженно вслушиваясь в наступившую тишину, он помог мужчине сделать несколько шагов вверх по склону.

– Алик, – повернув к нему искаженное болью лицо, узнал тот и хрипло, со стоном спросил: – Кто они? В березняке слышались возбужденные голоса.

– Тихо, – прошептал Алик, бережно опуская мужчину на землю. Потом взял карабин наизготовку.

– Похоже, финиш, – прошептал плечистый. В его руке тускло блеснула сталь. – Не думал, что меня и в России убивать будут, – зло усмехнулся он.

– Они уходят, – повернул к нему молодое, жестко напряженное лицо Алик.

– Будем живы – хрен помрем, – сдерживая стон, сквозь зубы пробормотал мужчина.

– Давай наверх, в сопку, – заторопился парень. – А то начнут, суки, вокруг шарить.

Закинув ремень карабина за правое плечо, он помог мужчине подняться. И вскоре две прильнувшие друг к другу, едва различимые в густом тумане фигуры растворились в густой зелени сопки.

Глава 2

– Гони бабки, – длинноволосый парень в темных очках нагнулся к окошку кооперативного ларька. Рядом с ним, вызывающе поглядывая на прохожих, стояли еще трое.

– Меня Зина попросила поторговать, – растерянно ответил из ларька молодой женский голос. – Она сейчас придет.

– Бабки, сучка! – длинноволосый, сунув руку в окошко, сильными пальцами схватил яркий блок сигарет. Девушка неожиданно ударила его кулаком по кисти. Парень вскрикнул от боли.

– Тварь, – заорал он. – Зашибу! Длинноволосый рванулся к двери.

– Стоять! – весело скомандовал подошедший мужчина. Худощавое загорелое лицо, насмешливый взгляд темно-карих глаз, широкие плечи, высокий рост и уверенный голос остановили длинноволосого. Трое плечистых парней обступили мужчину.

– Вали отсюда, – угрожающе проговорил один. Тот, весело улыбнувшись, легким движением руки поправил светлую широкополую шляпу.

– Не встревай, Ковбой, – неожиданно для парней заискивающе проговорил длинноволосый.

– Ну вот, совсем другой тон, – усмехнулся загорелый. – А вы, молодые люди, умеете быть вежливыми, – добавил он.

– Слушай, ты, гнида, – шагнул вплотную к нему один из троих, здоровенный парень в кожаной безрукавке.

– Я весь внимание, – заверил его мужчина. Короткий резкий тычок большого пальца правой руки в низ живота заставил здоровяка осесть с хриплым стоном. Одновременно мужчина врезал каблуком левой ноги в пах стоявшему сзади парню. Уходя от удара третьего. Ковбой, развернувшись, ребром правой руки рубанул того по шее. Длинноволосый, не сводя испуганных глаз с улыбающегося лица мужчины, сделал быстрый шаг назад.

– Кьяа! – прыгнув вверх и вперед, тот мощным ударом ноги бросил его на асфальт.

– Спасибо, – в открытую дверь ларька выглянула девушка.

– Забирай все и мотай, – грубовато посоветовал мужчина.

– Молодец! Так их! Правильно! – раздались из собравшейся толпы одобрительные голоса.

– К сожалению, не все так думают, – засмеялся Ковбой, показывая на бегущих в их сторону милиционеров.

– Делай что говорю, – кивнул он девушке и, легко перепрыгнув железную изгородь, быстро побежал в глубь парка.

Глава 3

– Все будет хорошо! Я уверен в этом, – горячо говорил в телефонную трубку полный пожилой мужчина.

– Это хорошо, что ты оптимист, – едко проговорил его невидимый собеседник и после секундной паузы сорвался на злой крик.

– Товар уже… Ты понимаешь! Уже должен быть в столице! Покупатель нервничает!

– Я все понимаю, – поспешно согласился полный. – Но позволю себе напомнить: срок доставки товара оговорен двумя неделями. Вы же сами об этом говорили. А прошло всего четыре дня.

– Люди надежные? – после непродолжительного молчания, уже спокойнее спросил голос в трубке.

– Абсолютно, – уверенно ответил пожилой. – И Николай, и Али уже не раз выполняли такую работу.

– Так ты до сих пор терпишь войну их сестер? – засмеялся абонент.

– Приходится, – пожилой издал короткий смешок. – Ведь это связи…

– Это твои дела, – перебил его голос в телефонной трубке. – И помни – осталось десять дней. Немного подержав у уха пульсирующую короткими гудками трубку, полный осторожно положил ее на рычажки. Подумав, взял со стопа маленький блестящий колокольчик. На короткий переливчатый перезвон в комнату заглянул здоровенный парень со шрамом на левой щеке.

– Звони в Питер, – властно проговорил полный. – Наде. Пусть немедленно приезжает. Здоровяк мгновенно исчез.

Глава 4

Крупный рыжеусый мужчина с пистолетом в опущенной руке, прищурясь, внимательно смотрел вслед быстро уходящему вверх по сопке человеку. Когда фигура его затерялась в густых зарослях стланика, усатый, сунув оружие в карман легкой штормовки, левой рукой поднял с плоского, нагретого солнцем камня небольшой чемодан. Легонько тряхнул его, и под вислыми усами промелькнула довольная улыбка.

– Вот и кончилась таежная одиссея, – негромко проговорил он. Продолжая улыбаться, посмотрел на сидевшего у костерка худощавого черноволосого парня. – Все! Мы свое сделали! Послезавтра будем дома. Ox, – поставив чемодан, усатый несильно хлопнул в ладони. – Гульнем! Соскучился я по кабакам.

– До кабаков еще добраться надо, – хмуро отозвался черноволосый. – А с таким грузом запросто можно пулю или нож поймать. Думаешь, выпустит нас Лапа?

Подложив под стоящий на двух камнях небольшой чайник сухие ветки, он вопросительно посмотрел на мужчину.

– Еще и охрану даст, – уверенно ответил тот и, присев на корточки, достал из кармана мятую пачку «Явы». Поковырялся в ней и с сожалением покачал головой. – Мокрые все, – скомкав в кулаке, бросил ее на землю.

– А менты нас вместе с охраной не повяжут? – недоверчиво поинтересовался парень. – Ведь у Лапы здесь все схвачено, за все заплачено.

Вместо ответа усатый весело засмеялся.

– А если летун взбунтует? – не обращая внимания на его веселье, спросил черноволосый. – Или заболеет? Как тогда?

– Это не наша забота, – отмахнулся мужчина и, развернувшись назад, весело спросил: – Чего молчишь? Да ты что? – он удивленно привстал.

Сухо хлопнул выстрел. Вскинув руки к горлу, усатый тяжело рухнул на спину. Быстро сунув правую руку в карман куртки, парень вскочил. Раздался второй хлопок. Захрипев, прижав ладонь левой руки к груди, черноволосый сумел вскинуть правую руку с револьвером. Два выстрела слились в один оглушительный звук. Дернувшись всем телом, парень упал лицом на закипевший чайник.

Глава 5

– Сейчас нам некого посылать, – стройный блондин в безукоризненно белом костюме с огорчением развел руками. – К тому же у нас еще есть время.

– Николай не стал бы молчать, – вспыльчиво перебила его стоявшая у окна женщина. – И ты знаешь это не хуже меня! Что-то произошло. Я уверена в этом!

– Что например? – мужчина с улыбкой посмотрел на собеседницу. Светлое платье, плотно облегающее сильную, стройную фигуру женщины, было почти невидимо в ярко освещенном проеме большого окна.

– Не знаю, – тряхнув длинными светлыми волосами, она покачала головой. – Я уверена в одном – нужно посылать людей.

– Если с ними что-то, не дай Бог, конечно, случилось, ехать должен смелый, решительный и умный человек, – блондин вздохнул. – Но сейчас у нас таких нет.

– Тогда ты сам! – воскликнула женщина.

– Я? – поразился мужчина.

– Именно ты!

– Валерию нельзя, – негромко произнес вольготно развалившийся на большой софе пожилой полный человек. – Его многие знают. И вообще, это должен быть не наш человек. Потому что там, наверное, придется применять силу. А это война! – Старик, сердито махнув рукой, с трудом сел. – И Дальний Восток будет для нас закрыт.

Он немного помолчал, устраивая поудобнее большое, рыхлое тело. Затем взглянул на женщину и тихо продолжал:

– Валерий прав и в другом: это должен быть умный, смелый и решительный человек.

– Тогда поеду я, – пылко проговорила она. – Я умна, решительна, смела. Люди Лапы меня не знают. Так что я отвечаю всем необходимым требованиям.

– Но тебя знает Маркиза, – заметил полный.

– Это только плюс, – улыбнулась женщина. – Мы, конечно, не были близкими подругами, но относились к друг другу хорошо, – она посмотрела на мужчину на софе. – К тому же никто не знает, что я работаю на тебя. А ссориться с Викингом Маркиза, я уверена, не будет.

«Кто знает», – мысленно усмехнулся старик.

– Я должна знать, что с Николаем, – говорила женщина. – Он молчит уже сутки. Возможно, арестован, может, ранен или… – прикусив губу, она замолчала. Затем чуть слышно добавила: – Если жив, я найду его. Выезжаю сегодня же.

– Не торопись! – повелительно одернул ее полный и тут же, уже сочувственно, заметил: – Я понимаю тебя, но постарайся понять и ты…

– Что? Ну что ты можешь понимать!? – не дав ему договорить, воскликнула женщина.

– Жанна! – гневно выдохнул старик. Некоторое время все молчали. Затем мужчина спокойно, как будто и не было недавней вспышки, проговорил:

– Покупатели ждут товар. А это серьезные люди. И им нужно дело, а не слова. Да и цена довольно высока. Слишком высока, – подчеркнул он, – чтобы беспокоиться о ком-то конкретно.

Увидев, что женщина хочет возразить, он порывисто встал. Полное старческое лицо внезапно затвердело. В бесцветных глазах сверкнула ярость.

– Мне нужен товар! – прорычал старик. – Где бы и у кого бы он сейчас ни был!

Вспышка гнева словно обессилила его. Он тяжело плюхнулся на софу. Блондин, опустив голову, краем глаза наблюдал за побледневшей женщиной. Она порывалась что-то сказать, но не решалась.

– Но и связи с Дальним Востоком необходимы, – продолжал вслух рассуждать старик. – Именно поэтому я и воспользовался Николаем и Али. Они оба привязаны к своим сестрам и поэтому сомневаться в них не приходилось. К тому же они не мои люди.

– Значит, все это время я была заложницей, – поняла Жанна. – Как бы гарантом возвращения Николая.

– Перестань, – махнул рукой старик, вновь превращаясь в добродушного толстяка. – Вы сами выразили желание работать на меня.

– Ты просил Викинга, чтобы мы помогали тебе? – сердито проговорила женщина. – Именно поэтому…

– Ты сама умоляла меня, сама просила взять тебя снова с твоим придурком-братом! – сорвался на крик старик. – Но хватит об этом! – Он решительно прекратил разговор. – Мне нужен товар! Вот о чем надо думать.

– Хорошо, – согласилась женщина. Она подошла к столу, налила из темной бутылки в тонкий стакан какой-то светло-желтой жидкости. Но пить не стала. Отодвинув стакан, быстро повернулась к старику.

– Почему ты доверился Нику, это понятно. Но твоя доверчивость к Али, – она коротко усмехнулась. – Или ты позабыл, что в нем течет кавказская кровь? А люди его нации никогда не были равнодушны к…

– Нет! – раздался от двери женский голос. – Али мой брат! И он никогда не пойдет на обман или предательство!

– А я в этом совсем не уверена! – шагнула вперед Жанна.

– Тамара? – повернулся к двери старик. – Ну что? Летчика видела?

Вошедшая в комнату красивая, смуглолицая брюнетка лет тридцати, не обращая внимания на вопрос старика, быстро подошла к Жанне. Высокие стройные женщины с ненавистью смотрели друг на друга. Казалось, еще миг, и они схватятся в неистовой, злой драке. Блондин едва заметно насмешливо улыбнулся и разочарованно вздохнул, услышав властный голос полного:

– Хватит!

Обменявшись многообещающими, яростными взглядами, женщины неохотно разошлись.

– Ты видела летчика? – нетерпеливо переспросил старик.

– Да, – повернулась к нему Тамара. – И говорила с ним. Он страшно напуган. Товар и на этот раз ему не принесли. Сегодня приехал Самойлов. Ни Николая, ни Али он тоже не видел, хотя прождал их в аэропорту на два часа дольше, чем было условлено. У Директора они были вместе, и тот заверил, что товар будет. Самойлов договорился с Лапой, что за определенную сумму тот выделит боевиков для сопровождения товара до аэропорта. Но в условленное место ни Николай, ни Али не явились. – Женщина взяла у Валерия сигарету, кивком поблагодарила его и нервно закурила.

– Ты веришь Самойлову? – неожиданно спросил старик.

– Да, – не раздумывая, ответила Тамара.

– На перехват такого груза он не пойдет, – поддержал ее Валерий. – Если товар перехвачен, то это скорее всего кто-то из окружения Лапы. Хотя, – он задумался, – вполне возможно…

– Возможно многое, – не дал Валерию развить мысль старик. – Произойти могло все что угодно. Возможно, Николай, возможно, Али, а может, они вместе, – злобно прищурившись, он поочередно оглядел женщин, которые на этот раз благоразумно промолчали. Тяжело поднявшись, возбужденно прошелся по комнате. Затем остановился, как бы вбивая каждое слово, отчетливо проговорил:

– Мне нужен товар! Его необходимо доставить в Москву! А чтобы уменьшить эти «возможно», начнем с Самойлова. Пусть Страшила займется им! И немедленно!

Он посмотрел на Валерия. Понимающе кивнув, тот сразу вышел. Проводив его взглядом, старик повернулся к Жанне.

– Готовься к поездке. Подбери пару ребят из моих. И поедешь сразу, как скажу.

– У меня есть свои люди!

– Мои надежней, – отрезал полный и перевел взгляд на Тамару. – Ты поедешь тоже! Задача одна: найти товар. Но действовать будете каждая сама по себе. Знакомство с Маркизой вам обеим на руку. Вот с нее и начните. И еще! – он повысил голос. – Чтобы здесь никаких сцен. Ясно?

Не глядя друг на друга, женщины согласно кивнули.

– Идите, – отпустил их старик. С едкой улыбкой на тонких губах, он посмотрел им вслед. – Может, там, даст Бог, вы и перегрызете друг другу глотки, – презрительно пробормотал он.

В приоткрывшуюся дверь несмело заглянул телохранитель:

– Звонила Надежда. Она приезжает сегодня вечером. Старик довольно потер руки и удовлетворенно хихикнул.

– Отлично, – чуть слышно прошептал он и, повернувшись к двери, уже громко добавил: – Позвоните Архивариусу. Он мне нужен.

Глава 6

Стройный, по-спортивному подтянутый человек неторопливо шел плохо освещенной аллеей парка. Неожиданно справа от него послышался женский крик. На бетонной дорожке под разбитым фонарем трое парней преградили дорогу женщине с большой сумкой в руках.

– Вполне возможно, они просто не совсем удачно шутят, – не останавливаясь, сыронизировал человек. – Или она сама этого хочет. Ведь…

– Помогите! – закричала женщина.

– Судя по голосу, она далеко не пенсионерка, – определил он и быстро пошел к развернувшимся в его сторону парням. – Топай дальше, дядя! – угрожающе шагнул навстречу один из них.

– Ба! – весело удивился мужчина. – Племянник нашелся! Я так рад!

От мгновенного сильного удара кулаком снизу в подбородок парень, взмахнув руками, рухнул на спину.

– Завалю! Козел! – заорал второй с лохматой копной на голове. В его вскинутой вверх руке тускло блеснула сталь.

– За козла ответишь? – спокойно спросил мужчина и резко бросил кулак левой навстречу вооруженной руке противника.

Звякнул об асфальт упавший нож, а визгливый крик боли остановил рубящий удар ребром ладони по шее. У лохматого подкосились ноги. Обмякнув, он беззвучно опустился на землю. Третий парень с широкими плечами борца, матерясь и размахивая короткой, толстой дубинкой, медленно двинулся на улыбающегося мужчину. Неожиданно женщина, сделав быстрый шаг вперед обеими руками с силой толкнула парня в спину.

– Кьяа! – резко развернувшись в воздухе, мужчина встретил потерявшего равновесие «борца» ударом правой ноги. Издав приглушенный вскрик, тот свалился в неглубокую канаву рядом с дорожкой. Убедившись, что воды в ней нет, мужчина подошел к женщине.

– Покорнейше благодарю, пани, – склонив голову, с едва уловимой иронией проговорил он. – Ибо именно вам я обязан жизнью. Этот современный дикарь пещерным оружием своих предков, – мужчина носком легкого полусапожка поддел увесистую дубинку с короткими металлическими шипами, – недавно украденным, по-видимому, в историческом музее…

– Где он был на экскурсии с пионерским отрядом, – смеясь перебила его женщина.

– Именно это хотел сказать и я, – улыбнулся мужчина. Его темно-карие глаза с удивлением и явным интересом оглядели женщину с головы до высоких каблуков красивых туфель на длинных, стройных ногах.

– Почему вы так на меня смотрите?! – Возмущение в голосе женщины убедило мужчину, что она заметила и по-своему поняла его взгляд.

– Извините, – виновато улыбнулся он, – но впервые встречаю женщину, в которой ум и красота не притупили чувство юмора.

– Это комплимент?

– Только насчет юмора.

Женщина весело рассмеялась:

– Вы говорите так же хорошо, как и деретесь, – сказала она сквозь смех. – Имеете разряд? Или пояс мастерства?

– Боже упаси, – отмахнулся мужчина. – Просто насмотрелся видиков, вот и возомнил себя Чаком Норрисом. А ведь получилось, – гордо добавил он, кивая на лежащих без движения парней.

– Даже очень, – заверила его женщина. Она присела к лежащим, по очереди приподняла им веки, пощупала пульс. Мужчина молча наблюдал.

– Ваше заключение, док? – поинтересовался он, когда женщина, облегченно вздохнув, вылезла из канавы.

– Будут жить, – улыбаясь, ответила она и уже серьезно предложила: – Давайте вызовем «скорую». Одному из них, – она указала подбородком на канаву, – необходима медицинская помощь.

– Почему вас так беспокоит здоровье этих подонков? – недоуменно поинтересовался мужчина.

– Я врач, – ответила женщина.

– Это я понял, – усмехнулся мужчина. – Но эти рыцари асфальта чуть не сделали вас пациентом вашей же больницы.

– Они явно не торопились с этим, – задумчиво проговорила женщина.

– Извините, но я вас не совсем понимаю.

– Я тоже, – глубокий вздох плотно натянул легкую ткань платья на ее высокой груди.

– Значит, у вас катастрофически не хватает клиентов, и вы хотите пополнить их численность за счет этих костоломов? – шутливо предположил мужчина.

– Для этого вам нужно было бить их в Ленинграде, – весело засмеялась женщина и тут же, спохватившись, поправилась: – В Санкт-Петербурге.

– Лучше уж переименовали бы в Петроград, – сказал мужчина.

– Я вообще против, – грустно улыбнулась она.

– Надеюсь, милиция, несмотря на переименование города, все же осталась там? – вполне серьезно спросил мужчина. Женщина кивнула, и он со смехом добавил:

– Странно, но милиция здесь тоже есть. И даже номера одинаковые, 02.

Немного подумав, женщина великодушно решила:

– Пусть болеют на свободе. Надеюсь, этот урок пойдет им на пользу.

– Не уверен. Но вы вправе решать сие дело так, как вам хочется. Я же, со своей стороны, вправе рассчитывать на небольшое вознаграждение, не так ли? – Он вопросительно посмотрел на женщину.

– Конечно, – поспешно и с явным разочарованием ответила та, открывая сумочку.

– И именно поэтому я надеюсь получить положительный ответ на важный для меня вопрос: как ваше имя, доктор?

Большие темно-серые глаза женщины заискрились веселым изумлением, а на щеках проступил легкий румянец смущения. Уронив в сумочку толстый кожаный кошелек, она протянула мужчине руку.

– Надя.

– Вы медик, а посему я спокоен, – чуть слышно пробормотал он. Поцеловав Наде руку, он представился:

– Сергей.

– Спасибо вам, – поблагодарила женщина и внезапно заторопилась. – Извините, но мне нужно идти.

– Разумеется, – согласился Сергей. – И, надеюсь, вы не станете очень возражать, если я вас немного провожу. Не могу же я допустить, чтобы прекрасная женщина, гостья из Санкт-Петербурга, вновь подверглась нападению.

– Конечно, – кивнула Надежда, – не можете. – И, лукаво улыбаясь, поинтересовалась: – Вы провожаете меня только поэтому?

– И по этому тоже, – спокойно ответил Сергей. взяв ее подруку.

iknigi.net

Крутой триллер "Наемник" по бестселлеру Флинна

Крутой триллер «Наемник» по бестселлеру Флинна

Предыстория фильма 2017 года «Наемник» довольно сложная и длительная и началась еще в 2012 году.

Первоначально режиссером был утвержден Джеффри Начманофф, которого в марте 2016 года поменяли на Майкла Куэста.

Съемочный процесс длился с сентября по декабрь 2016 года в Лондоне, Бирмингеме, Риме, а также в Пхукете.

Сюжетная линия

Проблемы современного мира, в котором практически на каждом шагу присутствует терроризм, и другие виды преступности раскрываются через судьбу молодого парня, студента Митча.

Главный герой встречается с девушкой, с которой намечен связать свою дальнейшую жизнь. Однажды на пляж, где он был вместе с любимой, ворвалась группа террористов, которые убили множество людей, в том числе и его любимую.

Расстрел террористами невесты на глазах парня, который подростком пережил личную трагедию – потерю родителей, приводит его в депрессивное состояние.

Митч решает расправиться с преступниками самостоятельно. Обучившись приемам боя и обращению с огнестрельным оружием, он проникает в тюрьму и убивает одного из террористов, участвующего в нападении на пляже.

Специалисты по предотвращению деятельности террористических ячеек решают задействовать Митча, погрузившегося в пучину отчаяния и безрассудного гнева.

Устраиваясь наемником в ЦРУ, он сможет направить личную месть в русло борьбы против террористов во всем мире. Обучение Митча поручено ветерану спецслужб Стэну Хартли.

Вместе с турецким агентом они осуществляют миссию на Ближнем Востоке, чтобы остановить террористов, намеревающихся развязать мировую войну.

Отзывы критиков, которые ознакомились с фильмом, свидетельствуют, что зрителей ждет экшен-боевик с великолепно подобранным актерским составом.

Актеры на роли в фильме 2017 года «Наемник» подбирались очень тщательно. Например, на роль Митча Рэппа претендовали такие звезды как Мэттью Фокс, Джерард Батлер, Колин Фаррелл, но выбрали Дилана ОʼБрайена.

Выбор американского актера на эту роль, режиссер объяснил тем, что актер и главный герой, оба в студенческом возрасте и будут дальше расти от фильма к фильму в истории о секретном агенте-наемнике.

В 2012 году роль наставника Митча хотел сыграть Брюс Уиллис. В конечном итоге эту роль отдали Майклу Китону, также известному номинациями на премии «Оскар», ВАТТА, премией «Золотой глобус».

Дата выхода картины на большой экран намечена на середину сентября.

moviespictures.net