Биография и книги автора Нагибин Юрий. Нагибин юрий книги


Биография и книги автора Нагибин Юрий Маркович

Юрий Маркович НАГИБИН(1920-1994)Русский писатель и сценарист.Родился 3 апреля 1920 в Москве. Еще накануне его появления на свет отец, Кирилл Александрович, был расстрелян как участник белогвардейского восстания в Курской губернии. Он успел «завещать» беременную жену Ксению Алексеевну другу Марку Левенталю, который усыновил Юрия. Лишь в зрелые годы тот узнал, кто его настоящий отец. Марк Левенталь вскоре был тоже репрессирован (сослан). Вторым отчимом стал Яков Рыкачев, оказавшийся первым литературным учителем, сумевшим пробудить вкус к словесному творчеству.В 1938 Нагибин окончил школу с отличием и поступил в Московский медицинский институт. Интереса к врачебному делу у него не возникает, и он переходит учиться на сценарный факультет ВГИКа. Окончить институт не удалось. В начале войны институт эвакуировали в Алма-Ату, а Нагибин был призван в армию и осенью 1941 отправлен на Волховский фронт в отдел политуправления. Незадолго до войны успел опубликовать в журнале свои первые рассказы Двойная ошибка («Огонек», 1940, № 11) и Кнут («Московский альманах», 1941, № 2).В 1942 Нагибин – в должности «инструктора-литератора» на Воронежском фронте. В том же году вступил в Союз писателей СССР. В его фронтовые обязанности входит разбор вражеских документов, выпуск пропагандистских листовок, ведение радиопередач. На фронте был дважды контужен, по выздоровлению комиссован по состоянию здоровья. Работал военным корреспондентом газеты «Труд». Фронтовой опыт воплощен в рассказах, собранных в сборники Человек с фронта (1943), Большое сердце, Две силы (оба – 1944), Зерно жизни (1948).В конце 1940-х – начале 1950-х подружился с Андреем Платоновым (1899–1951). В результате, как он позже вспоминал вАвтобиографии, «целый период моей литературной учебы состоял в том, что отчим вытравлял Платонова из моих фраз».Авторская известность приходит к Нагибину в начале 1950-х. Рассказы Трубка (1952), Зимний дуб и Комаров (1953), Четунов (1954), Ночной гость (1955) оказались «добро замеченными читателями». Рассказы Хазарский орнамент и Свет в окне, опубликованные в рожденном «оттепелью» альманахе «Литературная Москва» (1956, № 2), вызвали гневный окрик в партийной печати (наряду с Рычагами Александра Яшина). Однако буквально год спустя в «Библиотечке „Огонька"» появились рассказы, препарированные по законам соцреализма, и Нагибина «реабилитировали». Как отмечает Юрий Кувалдин, «ему постоянно приходилось балансировать на грани диссидентства и правоверности».Большинство рассказов Нагибина, объединенные общей темой, «сквозными» героями и образом повествующего, складываются в циклы – военный, «охотничий», историко-биографический, цикл путевых рассказов. Долгие годы автор рассматривался преимущественно как новеллист, стремящийся «сказать в малом о большом».Для военных рассказов характерен поиск собственной индивидуальной авторской манеры. Среди лучших из них, включенных писателем в свое последнее, оплаченное им самим 11-томное собрание сочинений, – На Хортице, Связист Васильев (под названием Линия впервые был напечатан в газете «Красная Звезда» в 1942), Переводчик (1945), Ваганов (1946). Военный материал был также использован в повестях Путь на передний край (1957), Павлик (1959), Далеко от войны (1964). Раскрытие военных будней и героизма простого солдата становится все более психологически углубленным и драматичным, появляется тонкость и рельефность в контурах характеров. Особенно выделяется среди произведений этой тематики повесть Павлик, герой которой преодолевает в себе страх смерти с помощью разума.За десятилетие с 1954 по 1964 сложился «Охотничий» цикл боле чем из 20 рассказов. Своим рождением они обязаны пейзажам Мещеры и окрестностей Плещеева озера. В них заметно влияние классической литературной традиции, восходящей к тургеневским Запискам охотника. Повествование здесь ведется от первого лица: Ночной гость, Погоня (1962), Мещерская сторона, Молодожен (1964). Нагибин здесь – тонкий художник природного мира и испытатель человеческих характеров в природной среде. При этом во взаимоотношениях человека и природы рассматривается как социально-нравственная, так и экологическая стороны.«Охотничьи» рассказы подготовили почву для деревенской темы. В дело пошли материалы и наблюдения послевоенных журналистских лет, когда писались очерки о колхозной жизни для «Правды», «Труда», «Социалистического земледелия», «Смены». В итоге родилась повесть Страницы жизни Трубникова (1962), ставшая исторически самым «звездным» часом Нагибина. Именно эта повесть послужила сценарной основой для поставленного режиссером Алексеем Салтыковым фильма Председатель (1964). Этот фильм стал событием, вызвавшим прорыв в общественном сознании тех лет. За столкновениями Егора Трубникова, образ которого ярко воплощен впервые столь масштабно раскрывшимся актерским мастерством Михаила Ульянова, и Семена Силуянова, людей страстных и одержимых своими идеями, зрители прочитывали столкновение противоположных жизненных принципов, двух систем взглядов – общественной и индивидуалистической.Творчество Нагибина органично вписывалось в набиравшие в 1950–1960-е силу тенденции «деревенской» прозы. Однако сам писатель попытался сразу же повторить кинематографический успех, предложив проект нового фильма Директор. В заявке автор прямо сообщал, что в свое время волею судьбы он вошел в семью одного из основоположников отечественного автомобилестроения, бывшего революционного матроса и чекиста, партийного выдвиженца Ивана Лихачева, женившись на его дочери. Сюжетной основой, таким образом, стала насыщенная биография тестя (бурный роман с женой которого, то есть с собственной тещей, будет откровенно описан позже).Драматизм процесса съемок не был оправдан художественным результатом. Во время работы над первым варианта фильма Директор погиб известный актер Евгений Урбанский. Отснятый после большого перерыва второй вариант фильма запомнился разве что тем, что дал путевку в творческую жизнь актеру Николаю Губенко. Однако Нагибин продолжал писать доходные в то время сценарии. По его сценарной обработке повести Владимира Арсеньева, в частности, японский режиссер Акира Куросава снял фильм Дерсу Узала, отмеченный «Оскаром» (к огорчению сценариста, только за режиссуру). Всего в его сценарном активе более 30 фильмов – Бабье царство, Девочка и эхо, Самый медленный поезд, Чайковский, Красная палатка (где пришлось в последний момент оперативно вводить «лирическую» линию для Клаудио Кардинале, бывшей в то время близкой подругой итальянского спонсора фильма), Загадка Кальмана, знаменитая трилогия о гардемаринах и др.Писатель Нагибин не ограничился «деревенской» и «производственной» темами. Появляются вполне «городские» автобиографические циклы, составившие книги Чистые пруды (1962), Книгу детства (1968–1975) и Переулки моего детства (1971). Он обращается здесь к истокам формирования духовного облика своего лирического героя Сережи Ракитина и его поколения. Не только фоном, но и своеобразным «героем» цикла становится образ самой Москвы с ее городским бытом и нравами. Тема Москвы развивалась в многочисленных последующих публицистических статьях, собранных в книге Москва… как много в этом звуке (1987). Успех же книг Нагибина в целом в эти годы объясняется волнующей лирической исповедальностью, естественной искренностью интонаций, легкостью и ясностью слога, богатой метафоричностью, оригинальной ритмической структурой повествования с обязательным финальным аккордом, в котором давалась морально-этическая оценка рассказанной истории.В 1970-е его привлекает тема творчества как такового на современном и историко-культурном материале в цикле Вечные спутники (1972–1979). «Героями» таких художественных «микроэпопей» стали протопоп Аввакум, Пушкин, Лермонтов, Тютчев, Чайковский, Рахманинов, И.Анненский и другие великие личности. Особой оригинальностью эти произведения не отличаются. Как признавался сам писатель, полное знание материала не приближало, а отталкивало его от намеченной задачи. Творческий полет возникал лишь когда память отряхивала груз сковывающих воображение фактов. Для воссоздания «духовного пейзажа» требовалась прежде всего опора на «первовидения», «память зрения и чувства». Отсюда обвинения в субъективизме и авторском произволе.Среди устойчивых тем Нагибина, по разному варьировавшихся на протяжении всего его творческого пути, – яркая и разнообразная любовь, а также драматизм несостоявшегося или упущенного счастья. Писал ли он реалистическую вещь или сказку, но в отношениях мужчины и женщины у Нагибина сложилась устойчивая расстановка характеров: он всегда раним и беззащитен, до самоубийства включительно, она всегда сильнее и устойчивей в этом мире. Светлую, с легкими ностальгическими мотивами прозу Нагибина в начале 1980-х сменила трагическая напряженность, большая злободневность и острота, склонность к социально-философским отступлениям. Неожиданностью стали его сатира с фарсом и пародией, а также эротика. Рассказы синего лягушонка – это исповедь «лягушки с человеческой памятью и тоской», которая осталась у него от былой человеческой жизни (тогда как любимая превратилась в постчеловеческом бытии в грациозную косулю). Критика осудила новую прозу писателя за «отсутствие нравственной определенности». Вадим Кардин обнаружил у него «беспомощность перед иронически посмеивающимся словом, которое вырвалось из-под его власти».В последние годы жизни «синий лягушонок» не то чтобы в очередной раз сменил шкуру, но полностью вывернул себя наизнанку. Он с демонстративным, не свободным от шутовского самолюбования самообнажением показал самые «потаенные» страницы своей биографии. Он воссоздал историю жизни отца и своего отношения к нему – Встань и иди (1987), вспомнил первую любовь – Дафнис и Хлоя эпохи культа личности, волюнтаризма и застоя (1994), описал роман с тещей – Моя золотая теща (1994), оставил крайне пессимистическую повесть-завещание Тьма в конце туннеля. Посмертно опубликованный Дневник (1995) полон крайней откровенностью и однозначно нелицеприятными оценками своего окружения.Умер Ю.Нагибин в Москве 17 июня 1994.Именно последние произведения продолжают вызывать интерес у современного читателя, а критики порой продолжают ломать копья вокруг Нагибина. В «нагибиноборчестве» замечены Виктор Топоров и Александр Солженицын, тогда как Юрий Кувалдин пытается осуществить своеобразную приватизацию на право объективных оценок его творчества.Сочинения: Сочинения: В 11-ти томах /Сост. Ю.Нагибин. М., 1989–1993; Тьма в конце туннеля. Моя золотая теща. М., 1994; Нагибин Ю.М. Дневник. М., 1995.Александр Люсый(Из энциклопедии "Кругосвет")

www.rulit.me

Биография и книги автора Нагибин Юрий

Юрий Маркович НАГИБИН(1920-1994)Русский писатель и сценарист.Родился 3 апреля 1920 в Москве. Еще накануне его появления на свет отец, Кирилл Александрович, был расстрелян как участник белогвардейского восстания в Курской губернии. Он успел «завещать» беременную жену Ксению Алексеевну другу Марку Левенталю, который усыновил Юрия. Лишь в зрелые годы тот узнал, кто его настоящий отец. Марк Левенталь вскоре был тоже репрессирован (сослан). Вторым отчимом стал Яков Рыкачев, оказавшийся первым литературным учителем, сумевшим пробудить вкус к словесному творчеству.В 1938 Нагибин окончил школу с отличием и поступил в Московский медицинский институт. Интереса к врачебному делу у него не возникает, и он переходит учиться на сценарный факультет ВГИКа. Окончить институт не удалось. В начале войны институт эвакуировали в Алма-Ату, а Нагибин был призван в армию и осенью 1941 отправлен на Волховский фронт в отдел политуправления. Незадолго до войны успел опубликовать в журнале свои первые рассказы Двойная ошибка («Огонек», 1940, № 11) и Кнут («Московский альманах», 1941, № 2).В 1942 Нагибин – в должности «инструктора-литератора» на Воронежском фронте. В том же году вступил в Союз писателей СССР. В его фронтовые обязанности входит разбор вражеских документов, выпуск пропагандистских листовок, ведение радиопередач. На фронте был дважды контужен, по выздоровлению комиссован по состоянию здоровья. Работал военным корреспондентом газеты «Труд». Фронтовой опыт воплощен в рассказах, собранных в сборники Человек с фронта (1943), Большое сердце, Две силы (оба – 1944), Зерно жизни (1948).В конце 1940-х – начале 1950-х подружился с Андреем Платоновым (1899–1951). В результате, как он позже вспоминал вАвтобиографии, «целый период моей литературной учебы состоял в том, что отчим вытравлял Платонова из моих фраз».Авторская известность приходит к Нагибину в начале 1950-х. Рассказы Трубка (1952), Зимний дуб и Комаров (1953), Четунов (1954), Ночной гость (1955) оказались «добро замеченными читателями». Рассказы Хазарский орнамент и Свет в окне, опубликованные в рожденном «оттепелью» альманахе «Литературная Москва» (1956, № 2), вызвали гневный окрик в партийной печати (наряду с Рычагами Александра Яшина). Однако буквально год спустя в «Библиотечке „Огонька"» появились рассказы, препарированные по законам соцреализма, и Нагибина «реабилитировали». Как отмечает Юрий Кувалдин, «ему постоянно приходилось балансировать на грани диссидентства и правоверности».Большинство рассказов Нагибина, объединенные общей темой, «сквозными» героями и образом повествующего, складываются в циклы – военный, «охотничий», историко-биографический, цикл путевых рассказов. Долгие годы автор рассматривался преимущественно как новеллист, стремящийся «сказать в малом о большом».Для военных рассказов характерен поиск собственной индивидуальной авторской манеры. Среди лучших из них, включенных писателем в свое последнее, оплаченное им самим 11-томное собрание сочинений, – На Хортице, Связист Васильев (под названием Линия впервые был напечатан в газете «Красная Звезда» в 1942), Переводчик (1945), Ваганов (1946). Военный материал был также использован в повестях Путь на передний край (1957), Павлик (1959), Далеко от войны (1964). Раскрытие военных будней и героизма простого солдата становится все более психологически углубленным и драматичным, появляется тонкость и рельефность в контурах характеров. Особенно выделяется среди произведений этой тематики повесть Павлик, герой которой преодолевает в себе страх смерти с помощью разума.За десятилетие с 1954 по 1964 сложился «Охотничий» цикл боле чем из 20 рассказов. Своим рождением они обязаны пейзажам Мещеры и окрестностей Плещеева озера. В них заметно влияние классической литературной традиции, восходящей к тургеневским Запискам охотника. Повествование здесь ведется от первого лица: Ночной гость, Погоня (1962), Мещерская сторона, Молодожен (1964). Нагибин здесь – тонкий художник природного мира и испытатель человеческих характеров в природной среде. При этом во взаимоотношениях человека и природы рассматривается как социально-нравственная, так и экологическая стороны.«Охотничьи» рассказы подготовили почву для деревенской темы. В дело пошли материалы и наблюдения послевоенных журналистских лет, когда писались очерки о колхозной жизни для «Правды», «Труда», «Социалистического земледелия», «Смены». В итоге родилась повесть Страницы жизни Трубникова (1962), ставшая исторически самым «звездным» часом Нагибина. Именно эта повесть послужила сценарной основой для поставленного режиссером Алексеем Салтыковым фильма Председатель (1964). Этот фильм стал событием, вызвавшим прорыв в общественном сознании тех лет. За столкновениями Егора Трубникова, образ которого ярко воплощен впервые столь масштабно раскрывшимся актерским мастерством Михаила Ульянова, и Семена Силуянова, людей страстных и одержимых своими идеями, зрители прочитывали столкновение противоположных жизненных принципов, двух систем взглядов – общественной и индивидуалистической.Творчество Нагибина органично вписывалось в набиравшие в 1950–1960-е силу тенденции «деревенской» прозы. Однако сам писатель попытался сразу же повторить кинематографический успех, предложив проект нового фильма Директор. В заявке автор прямо сообщал, что в свое время волею судьбы он вошел в семью одного из основоположников отечественного автомобилестроения, бывшего революционного матроса и чекиста, партийного выдвиженца Ивана Лихачева, женившись на его дочери. Сюжетной основой, таким образом, стала насыщенная биография тестя (бурный роман с женой которого, то есть с собственной тещей, будет откровенно описан позже).Драматизм процесса съемок не был оправдан художественным результатом. Во время работы над первым варианта фильма Директор погиб известный актер Евгений Урбанский. Отснятый после большого перерыва второй вариант фильма запомнился разве что тем, что дал путевку в творческую жизнь актеру Николаю Губенко. Однако Нагибин продолжал писать доходные в то время сценарии. По его сценарной обработке повести Владимира Арсеньева, в частности, японский режиссер Акира Куросава снял фильм Дерсу Узала, отмеченный «Оскаром» (к огорчению сценариста, только за режиссуру). Всего в его сценарном активе более 30 фильмов – Бабье царство, Девочка и эхо, Самый медленный поезд, Чайковский, Красная палатка (где пришлось в последний момент оперативно вводить «лирическую» линию для Клаудио Кардинале, бывшей в то время близкой подругой итальянского спонсора фильма), Загадка Кальмана, знаменитая трилогия о гардемаринах и др.Писатель Нагибин не ограничился «деревенской» и «производственной» темами. Появляются вполне «городские» автобиографические циклы, составившие книги Чистые пруды (1962), Книгу детства (1968–1975) и Переулки моего детства (1971). Он обращается здесь к истокам формирования духовного облика своего лирического героя Сережи Ракитина и его поколения. Не только фоном, но и своеобразным «героем» цикла становится образ самой Москвы с ее городским бытом и нравами. Тема Москвы развивалась в многочисленных последующих публицистических статьях, собранных в книге Москва… как много в этом звуке (1987). Успех же книг Нагибина в целом в эти годы объясняется волнующей лирической исповедальностью, естественной искренностью интонаций, легкостью и ясностью слога, богатой метафоричностью, оригинальной ритмической структурой повествования с обязательным финальным аккордом, в котором давалась морально-этическая оценка рассказанной истории.В 1970-е его привлекает тема творчества как такового на современном и историко-культурном материале в цикле Вечные спутники (1972–1979). «Героями» таких художественных «микроэпопей» стали протопоп Аввакум, Пушкин, Лермонтов, Тютчев, Чайковский, Рахманинов, И.Анненский и другие великие личности. Особой оригинальностью эти произведения не отличаются. Как признавался сам писатель, полное знание материала не приближало, а отталкивало его от намеченной задачи. Творческий полет возникал лишь когда память отряхивала груз сковывающих воображение фактов. Для воссоздания «духовного пейзажа» требовалась прежде всего опора на «первовидения», «память зрения и чувства». Отсюда обвинения в субъективизме и авторском произволе.Среди устойчивых тем Нагибина, по разному варьировавшихся на протяжении всего его творческого пути, – яркая и разнообразная любовь, а также драматизм несостоявшегося или упущенного счастья. Писал ли он реалистическую вещь или сказку, но в отношениях мужчины и женщины у Нагибина сложилась устойчивая расстановка характеров: он всегда раним и беззащитен, до самоубийства включительно, она всегда сильнее и устойчивей в этом мире. Светлую, с легкими ностальгическими мотивами прозу Нагибина в начале 1980-х сменила трагическая напряженность, большая злободневность и острота, склонность к социально-философским отступлениям. Неожиданностью стали его сатира с фарсом и пародией, а также эротика. Рассказы синего лягушонка – это исповедь «лягушки с человеческой памятью и тоской», которая осталась у него от былой человеческой жизни (тогда как любимая превратилась в постчеловеческом бытии в грациозную косулю). Критика осудила новую прозу писателя за «отсутствие нравственной определенности». Вадим Кардин обнаружил у него «беспомощность перед иронически посмеивающимся словом, которое вырвалось из-под его власти».В последние годы жизни «синий лягушонок» не то чтобы в очередной раз сменил шкуру, но полностью вывернул себя наизнанку. Он с демонстративным, не свободным от шутовского самолюбования самообнажением показал самые «потаенные» страницы своей биографии. Он воссоздал историю жизни отца и своего отношения к нему – Встань и иди (1987), вспомнил первую любовь – Дафнис и Хлоя эпохи культа личности, волюнтаризма и застоя (1994), описал роман с тещей – Моя золотая теща (1994), оставил крайне пессимистическую повесть-завещание Тьма в конце туннеля. Посмертно опубликованный Дневник (1995) полон крайней откровенностью и однозначно нелицеприятными оценками своего окружения.Умер Ю.Нагибин в Москве 17 июня 1994.Именно последние произведения продолжают вызывать интерес у современного читателя, а критики порой продолжают ломать копья вокруг Нагибина. В «нагибиноборчестве» замечены Виктор Топоров и Александр Солженицын, тогда как Юрий Кувалдин пытается осуществить своеобразную приватизацию на право объективных оценок его творчества.Сочинения: Сочинения: В 11-ти томах /Сост. Ю.Нагибин. М., 1989–1993; Тьма в конце туннеля. Моя золотая теща. М., 1994; Нагибин Ю.М. Дневник. М., 1995.Александр Люсый(Из энциклопедии "Кругосвет")

www.rulit.me

Нагибин, Юрий Маркович - это... Что такое Нагибин, Юрий Маркович?

Ю́рий Ма́ркович Наги́бин (3 апреля 1920, Москва — 17 июня 1994, Москва) — русский писатель-прозаик, журналист и сценарист.

Биография

Настоящий отец Нагибина — Кирилл Александрович Нагибин — погиб в 1920 году. Он был дворянином и его расстреляли как участника белогвардейского восстания в Курской губернии. Кирилл Александрович оставил беременную жену Ксению Алексеевну своему другу адвокату Марку Левенталю, который усыновил Юрия. Лишь в зрелые годы Юрию Марковичу рассказали, кто его настоящий отец.

Мать Юрия Нагибина дала ему отчество Маркович, чтобы никто не узнал о его дворянском происхождении. Это позволило Юрию с отличием окончить школу и беспрепятственно поступить на сценарный факультет ВГИКа.

О Ксении Алексеевне, матери Нагибина рассказывает в своих воспоминаниях "Четыре друга на фоне столетия", записанных писателем и журналистом Игорем Оболенским, близкий друг Юрия Марковича - Вера Прохорова:

Я хорошо знала его мать. Ксения Алексеевна красавица была невероятная – тонкие черты лица, золотые волосы. Она была жестким человеком, довольно острым на язык. Юрку обожала. Хотя когда я спросила ее, хотела ли она ребенка, Ксения Алексеевна ответила: «Вы с ума сошли, Вера, я со всех шкафов прыгала, чтобы случился выкидыш. Но сын все равно родился. Лишь когда мне его принесли покормить, я почувствовала к нему нежность".

Вот что пишет Ю. М. Нагибин о своем происхождении в дневнике: «Мое анкетное существование весьма резко отличается от подлинного. Один из двух виновников моего появления на свет так основательно растворился среди всевозможных мифических отчимов, что можно подумать, будто я возник только из яйцеклетки. Но вытравить отца мне удалось лишь из анкетного бытия. В другом, в плоти и крови, существовании моем он непрестанно напоминает о себе».

Впрочем, и отчима Нагибина — Марка Левенталя, который работал в Москве адвокатом, в 1927 году сослали в республику Коми (там он и умер в 1952). Нагибин ездил к отчиму втайне от своих знакомых и друзей. Вот что он пишет в своем дневнике по этому поводу в 1952 году: «Я должен быть ему (Марку Левенталю) благодарен больше, чем любой другой сын — своему отцу, кормившему, поившему, одевавшему его. Я его кормил, поил, одевал. В этом отношении мое чувство совершенно свободно. Но благодаря ему я узнал столько боли всех оттенков и родов, сколько мне не причинили все остальные люди, вместе взятые. Это единственная основа моего душевного опыта. Всё остальное во мне — дрянь, мелочь».

В 1928 году мать Нагибина вышла замуж за писателя Якова Рыкачёва, который поощрял первые литературные опыты Юрия.

В 1938 Юрий поступил в Первый московский медицинский институт, но вскоре перевёлся во ВГИК, который не окончил из-за войны. В 1940 году опубликовал первый рассказ. Его дебют поддержали Ю. Олеша и В. Ката­ев. В 1940 принят в Союз писателей.

С января 1942 года инструктор 7-го отдела Политуправления Волховского фронта, с июля 1942 года старший инструктор 7-го отделения политотдела 60-й армии Воронежского фронта. После тяжёлой контузии в бою работал до конца войны специальным военным корреспондентом газеты «Труд». В 1943 году вышел первый сборник рассказов.

Работал в малой форме (рассказы, изредка повести), писал киносценарии, по которым снято более 40 фильмов. Член редколлегии журналов «Знамя» (1955—1965), «Наш современник» (1966—1981). Член правления СП РСФСР с 1975 года, правления СП СССР с 1981 года. Заслуженный работник культуры ПНР.

В 1966 году поставил свою подпись под пись­мом в защиту А. Синявского и Ю. Даниэля. В 1993 году подписал «Письмо 42-х».

Юрий Нагибин был женат шесть раз. Одной из его жён была Белла Ахмадулина. Впрочем, безмерное увлечение женщинами вредило Нагибину как писателю. Женолюбство писателя не совпадало с принятым каноном советского человека. Поэтому в дневнике Юрия Марковича в 1968 году появляется такая запись: «очередное проявление административной грации: меня вычеркнули в последний момент из списка едущих на летнюю Олимпиаду. Причина всё та же: морально неустойчив. Как же, потерял жену и посмел жить с другой бабой».

Творчество

Нагибин часто переживал о том, что ему приходится писать не то, что он думает на самом деле. Но писатель оправдывает себя тем, что «я мог зарабатывать только пером. И на мне было еще три человека. Берут — хорошо, дают деньги. Я приезжаю домой — там радовались».

Временами Юрию Марковичу приходилось выдумывать статьи и выдавать их за реальную жизнь для того, чтобы хоть как-то выжить: «один раз продержался на том, что писал месяц для газеты о Сталинском избирательном округе. (Это было в 1950 году). А там у меня какие-то цыгане табором приходят голосовать за Сталина с песнями-плясками, а их не пускают. Они кричат, что хотят отдать свои голоса за любимого вождя… Грузинский летчик-инвалид, сбитый в бою, приползает на обрубках… Редактор спрашивает: „Скажите, что-нибудь из этого все-таки было?“. Я говорю: „Как вы считаете, могло быть?“. Он: „Но мы же могли сесть!“. Но не только не сели, а еще и премиальные получили!»

Нагибин делит литературу на халтуру и искусство. Причем, халтуру сравнивает с водкой: «Халтура заменила для меня водку. Она почти столь же успешно хотя и с большим вредом позволяет отделаться от себя. Если бы родные это поняли, они должны были бы повести такую же самоотверженную борьбу с моим пребыванием за письменным столом, как прежде с моим пребыванием за бутылкой. Ведь и то, и другое — разрушение личности. Только халтура — более убийственное».[источник не указан 32 дня]

Халтурой Нагибин называет писание газетных статей, посвященных вождю и восхваляющих существующий строй, и сценариев к советским кинофильмам. Но в то же время писатель осознает другую сторону своей деятельности: «стоит подумать, что бездарно, холодно, дрянно исписанные листки могут превратиться в чудесный кусок кожи на каучуке, так красиво облегающий ногу, или в кусок отличнейшей шерсти, в котором невольно начинаешь себя уважать, или в какую-нибудь другую вещь из мягкой, теплой, матовой, блестящей, хрусткой, нежной или грубой материи, тогда перестают быть противными измаранные чернилами листки, хочется марать много, много».

Не менее важными для писателя являются поездки за границу, Нагибин за свою жизнь посещает более 30 стран. Поездки для писателя как «глоток чистого воздуха», впрочем, дело даже не в поездках, а в тоске по поездке, тоске по Ленинграду, Парижу и невиданной сроду Ниагаре. Из этого могут возникнуть «дивные звуки» (да и возникли — «Моя Венеция»), а не из туристско-гостиничного мыкания.

Юрий Маркович Нагибин был талантливейшим писателем, но ему дорого пришлось заплатить за теплое место под солнцем в советской системе. Большую часть своего таланта он потратил на «халтуру», вымышленную ложь, прославляющую советский строй. Такова была плата за беспартийность и материальное благополучие. Единственной отдушиной для Юрия Нагибина стал его дневник, который впоследствии оказался самым лучшим и самым откровенным произведением писателя.

Нагибин очень ответ­ственно относился к писательскому творче­ству, он до конца продумывал свои рассказы и фиксировал их в планах, прежде чем на­писать. Затем они претерпевали лишь стили­стическую правку. Он пишет эпизоды, не судьбы, выявляя существенное в незначи­тельном и повседневном. Благодаря этому, а также любви писателя к среднерусским лесам и болотам Мещерского края его проза обна­руживает родство с прозой К. Паустовского. Но тот воспринимал природу как любитель пеших прогулок, а Нагибин — как охотник (напр., «Когда утки в поре», 1963). По содержанию рассказы Нагибина очень разнообразны, хотя пре­обладают у него темы войны, природы, люб­ви; он показывал людей всех слоёв общества, занятий и возрастных групп, часто и детей. Объединяет все его произведения то, что централь­ное место в них занимают человеческие от­ношения, вера в доброе в человеке, удачные психологические мотивировки и безупреч­ность писателя в вопросах совести, чести, долга. Основной темой своего творчества Нагибин на­звал однажды «пробуждение человека», а значит, узнавание заново своего окружения, более осознанное, положительное отношение к другому, а через это — к самому себе.[1]

Библиография

Вечные спутники. (1972-79) Цикл

  • Огненный протопоп.
  • Остров любви.
  • Царскосельское утро.
  • Заступница.
  • Сон о Тютчеве.
  • Злая квинта.
  • Как был куплен лес.
  • Смерть на вокзале.
  • И кошка его бабушки по имени Крыса
  • Сирень

Разное

  • А льва жалко.
  • Бабье царство. Киносценарий
  • Безлюбый.
  • Берендеев лес (1977) — по мотивам рассказа снят фильм «Портрет жены художника» (1981)
  • Блестящая и горестная жизнь Имре Кальмана. Повесть
  • Богояр.
  • Большое сердце. (1944) Сборник рассказов
  • Бунташный остров. (1994) Повесть
  • Ваганов. (1946) Рассказ
  • В апрельском лесу. Рассказ
  • Веймар и его окрестности. Рассказ
  • Война с черного хода.
  • Встань и иди. (1987) Сборник. рассказов
  • В те юные годы.
  • Гардемарины, вперёд!(1987). Сценарий
  • Гардемарины — III (1992). Сценарий
  • Где-то возле консерватории. (1973)
  • Гибель пилота. (1965) Рассказ
  • Гимн дворняжке.
  • Далеко от войны. (1964) Повесть (по мотивам повести снят фильм «Жди меня, Анна»)
  • Дафнис и Хлоя эпохи культа личности, волюнтаризма и застоя. (опубл. в 1995) Роман
  • Две силы. (1944) Сб. рассказов
  • Двойная ошибка. (1940) Рассказ
  • Девочка и эхо. Киносценарий
  • Дерсу Узала. Киносценарий
  • Директор. Киносценарий
  • Дневник. (опубл. в 1995) Книга
  • Загадка Кальмана. Киносценарий
  • Зерно жизни. (1948) Сб. рассказов
  • Зимний дуб. (1953) Рассказ
  • Как скажешь, Аурелио. (1966, опуб. в сборнике «На тихом озере», из-во «Советская Россия») Рассказ
  • Квасник и Буженинова. (1986) Повесть
  • Книга детства. (1968—1975)
  • Кнут. (1941) Рассказ
  • Комаров. (1953) Рассказ
  • Красная палатка. Роман
  • Красная палатка. Киносценарий
  • Любовь вождей (1991) Сборник рассказов
  • Машинистка живет на шестом этаже. (1971)
  • Мещерская сторона. Рассказ
  • Молодожён. (1964) Рассказ
  • Молодожён. (1964) Киносценарий
  • Москва… как много в этом звуке… (1987) Сборник статей
  • Моя золотая тёща. (1994) Автобиографическая повесть
  • Мягкая посадка. (1980) Повесть
  • На Хортице. Рассказ
  • Недоделанный
  • Олежка женился (1964) Рассказ
  • Ночной гость. (1955) Рассказ — снят одноименный кинофильм (1958)
  • Павлик. (1959) Повесть
  • Переводчик. (1945) Рассказ
  • Перед праздником. (1960) Сборник рассказов
  • Переулки моего детства. (1971) Сборник рассказов
  • Пик удачи. (1970) Повесть
  • Писатель щедрый и радостный… Вступительная статья
  • Погоня. (1962) Рассказ
  • Последняя охота. (1957) Рассказ
  • Председатель. (1964) Киносценарий
  • Прекрасная лошадь.
  • Путь на передний край. (1957) Повесть
  • Разговор. Рассказ
  • Ранней весной. (1957) Рассказ
  • Рассказы синего лягушонка. (1991) Сб. рассказов
  • Река Гераклита. (1984) Сборник рассказов
  • Самый медленный поезд. Киносценарий
  • Свет в окне. (1956) Рассказ
  • Связист Васильев. [Линия, 1942] Рассказ
  • Сильнее всех иных велений. [Князь Юрка Голицын]. Повесть
  • Скалистый порог. (1955) Рассказ
  • Слезай, приехали. Рассказ
  • Срочная командировка, или Дорогая Маргарет Тэтчер… (1989) Повесть
  • Срочно требуются седые человеческие волосы. (1968) — по мотивам рассказа снят фильм «Поздняя встреча» (1979)
  • Старая черепаха.
  • Страницы жизни Трубникова. (1962) Повесть
  • Телефонный разговор.
  • Терпение — по мотивам рассказа снят фильм «Время отдыха с субботы до понедельника» (1984)
  • Трубка. (1952) Рассказ
  • Трое и одна и еще один.
  • Тьма в конце туннеля. (1994) Автобиографическая повесть
  • Ты будешь жить. (1972)
  • Хазарский орнамент. (1956) Рассказ
  • Чайковский. Киносценарий
  • Человек с фронта. (1943) Сборник рассказов
  • Четунов, сын Четунова. (1954) Рассказ
  • Чистые пруды. (1962) Книга
  • Чужое сердце. (1968) Повесть
  • Школьный альбом.
  • Итальянская тетрадь.(2011) серия эссе, рассказов
  • Ярослав Домбровский. Киносценарий

Критика

  • Штут С. Рассказ в строю. (1952)
  • Тарасенков А. Мнимые конфликты и правда жизни. (1953)
  • Атаров Н. Человек из глубины пейзажа. (1972)
  • Фоменко Л. Побеждает художник. (1973)
  • Герасимова Л. Сегодняшнее и вечное. (1978)
  • Богатко И. А. Ю. Нагибин: Литературный портрет. (1980)
  • Сахаров В. Мелодия прозы. (1980)
  • Кардин В. «По существу ли эти споры?» (1983)
  • Золотусский И. Возвышающее слово. (1988)
  • Иванова Т. Практик литературы. (1988)
  • Холопова В. Ф. Парадокс Любви: Новелистика Ю. Нагибина. (1990)
  • Лавров В. «С отвращением читая жизнь мою…» (1995)

Примечания

  1. ↑ Казак В. Лексикон русской литературы XX века = Lexikon der russischen Literatur ab 1917. — М.: РИК «Культура», 1996. — 492 с. — 5000 экз. — ISBN 5-8334-0019-8. — С. 271.

Литература

Вера Прохорова. Литературная запись и оригинальный текст Игоря Оболенского. Четыре друга на фоне столетия: Рихтер, Пастернак, Булгаков, Нагибин и их жены. – Москва, Астрель, 2012, ISBN 978-5-271-40033-9

"Вера Прохорова. Четыре друга на фоне столетия". Авторы: И. Оболенский и В. Прохорова

Ссылки

xzsad.academic.ru

Нагибин, Юрий Маркович - это... Что такое Нагибин, Юрий Маркович?

Ю́рий Ма́ркович Наги́бин (3 апреля 1920, Москва — 17 июня 1994, Москва) — русский писатель-прозаик, журналист и сценарист.

Биография

Настоящий отец Нагибина — Кирилл Александрович Нагибин — погиб в 1920 году. Он был дворянином и его расстреляли как участника белогвардейского восстания в Курской губернии. Кирилл Александрович оставил беременную жену Ксению Алексеевну своему другу адвокату Марку Левенталю, который усыновил Юрия. Лишь в зрелые годы Юрию Марковичу рассказали, кто его настоящий отец.

Мать Юрия Нагибина дала ему отчество Маркович, чтобы никто не узнал о его дворянском происхождении. Это позволило Юрию с отличием окончить школу и беспрепятственно поступить на сценарный факультет ВГИКа.

О Ксении Алексеевне, матери Нагибина рассказывает в своих воспоминаниях "Четыре друга на фоне столетия", записанных писателем и журналистом Игорем Оболенским, близкий друг Юрия Марковича - Вера Прохорова:

Я хорошо знала его мать. Ксения Алексеевна красавица была невероятная – тонкие черты лица, золотые волосы. Она была жестким человеком, довольно острым на язык. Юрку обожала. Хотя когда я спросила ее, хотела ли она ребенка, Ксения Алексеевна ответила: «Вы с ума сошли, Вера, я со всех шкафов прыгала, чтобы случился выкидыш. Но сын все равно родился. Лишь когда мне его принесли покормить, я почувствовала к нему нежность".

Вот что пишет Ю. М. Нагибин о своем происхождении в дневнике: «Мое анкетное существование весьма резко отличается от подлинного. Один из двух виновников моего появления на свет так основательно растворился среди всевозможных мифических отчимов, что можно подумать, будто я возник только из яйцеклетки. Но вытравить отца мне удалось лишь из анкетного бытия. В другом, в плоти и крови, существовании моем он непрестанно напоминает о себе».

Впрочем, и отчима Нагибина — Марка Левенталя, который работал в Москве адвокатом, в 1927 году сослали в республику Коми (там он и умер в 1952). Нагибин ездил к отчиму втайне от своих знакомых и друзей. Вот что он пишет в своем дневнике по этому поводу в 1952 году: «Я должен быть ему (Марку Левенталю) благодарен больше, чем любой другой сын — своему отцу, кормившему, поившему, одевавшему его. Я его кормил, поил, одевал. В этом отношении мое чувство совершенно свободно. Но благодаря ему я узнал столько боли всех оттенков и родов, сколько мне не причинили все остальные люди, вместе взятые. Это единственная основа моего душевного опыта. Всё остальное во мне — дрянь, мелочь».

В 1928 году мать Нагибина вышла замуж за писателя Якова Рыкачёва, который поощрял первые литературные опыты Юрия.

В 1938 Юрий поступил в Первый московский медицинский институт, но вскоре перевёлся во ВГИК, который не окончил из-за войны. В 1940 году опубликовал первый рассказ. Его дебют поддержали Ю. Олеша и В. Ката­ев. В 1940 принят в Союз писателей.

С января 1942 года инструктор 7-го отдела Политуправления Волховского фронта, с июля 1942 года старший инструктор 7-го отделения политотдела 60-й армии Воронежского фронта. После тяжёлой контузии в бою работал до конца войны специальным военным корреспондентом газеты «Труд». В 1943 году вышел первый сборник рассказов.

Работал в малой форме (рассказы, изредка повести), писал киносценарии, по которым снято более 40 фильмов. Член редколлегии журналов «Знамя» (1955—1965), «Наш современник» (1966—1981). Член правления СП РСФСР с 1975 года, правления СП СССР с 1981 года. Заслуженный работник культуры ПНР.

В 1966 году поставил свою подпись под пись­мом в защиту А. Синявского и Ю. Даниэля. В 1993 году подписал «Письмо 42-х».

Юрий Нагибин был женат шесть раз. Одной из его жён была Белла Ахмадулина. Впрочем, безмерное увлечение женщинами вредило Нагибину как писателю. Женолюбство писателя не совпадало с принятым каноном советского человека. Поэтому в дневнике Юрия Марковича в 1968 году появляется такая запись: «очередное проявление административной грации: меня вычеркнули в последний момент из списка едущих на летнюю Олимпиаду. Причина всё та же: морально неустойчив. Как же, потерял жену и посмел жить с другой бабой».

Творчество

Нагибин часто переживал о том, что ему приходится писать не то, что он думает на самом деле. Но писатель оправдывает себя тем, что «я мог зарабатывать только пером. И на мне было еще три человека. Берут — хорошо, дают деньги. Я приезжаю домой — там радовались».

Временами Юрию Марковичу приходилось выдумывать статьи и выдавать их за реальную жизнь для того, чтобы хоть как-то выжить: «один раз продержался на том, что писал месяц для газеты о Сталинском избирательном округе. (Это было в 1950 году). А там у меня какие-то цыгане табором приходят голосовать за Сталина с песнями-плясками, а их не пускают. Они кричат, что хотят отдать свои голоса за любимого вождя… Грузинский летчик-инвалид, сбитый в бою, приползает на обрубках… Редактор спрашивает: „Скажите, что-нибудь из этого все-таки было?“. Я говорю: „Как вы считаете, могло быть?“. Он: „Но мы же могли сесть!“. Но не только не сели, а еще и премиальные получили!»

Нагибин делит литературу на халтуру и искусство. Причем, халтуру сравнивает с водкой: «Халтура заменила для меня водку. Она почти столь же успешно хотя и с большим вредом позволяет отделаться от себя. Если бы родные это поняли, они должны были бы повести такую же самоотверженную борьбу с моим пребыванием за письменным столом, как прежде с моим пребыванием за бутылкой. Ведь и то, и другое — разрушение личности. Только халтура — более убийственное».[источник не указан 32 дня]

Халтурой Нагибин называет писание газетных статей, посвященных вождю и восхваляющих существующий строй, и сценариев к советским кинофильмам. Но в то же время писатель осознает другую сторону своей деятельности: «стоит подумать, что бездарно, холодно, дрянно исписанные листки могут превратиться в чудесный кусок кожи на каучуке, так красиво облегающий ногу, или в кусок отличнейшей шерсти, в котором невольно начинаешь себя уважать, или в какую-нибудь другую вещь из мягкой, теплой, матовой, блестящей, хрусткой, нежной или грубой материи, тогда перестают быть противными измаранные чернилами листки, хочется марать много, много».

Не менее важными для писателя являются поездки за границу, Нагибин за свою жизнь посещает более 30 стран. Поездки для писателя как «глоток чистого воздуха», впрочем, дело даже не в поездках, а в тоске по поездке, тоске по Ленинграду, Парижу и невиданной сроду Ниагаре. Из этого могут возникнуть «дивные звуки» (да и возникли — «Моя Венеция»), а не из туристско-гостиничного мыкания.

Юрий Маркович Нагибин был талантливейшим писателем, но ему дорого пришлось заплатить за теплое место под солнцем в советской системе. Большую часть своего таланта он потратил на «халтуру», вымышленную ложь, прославляющую советский строй. Такова была плата за беспартийность и материальное благополучие. Единственной отдушиной для Юрия Нагибина стал его дневник, который впоследствии оказался самым лучшим и самым откровенным произведением писателя.

Нагибин очень ответ­ственно относился к писательскому творче­ству, он до конца продумывал свои рассказы и фиксировал их в планах, прежде чем на­писать. Затем они претерпевали лишь стили­стическую правку. Он пишет эпизоды, не судьбы, выявляя существенное в незначи­тельном и повседневном. Благодаря этому, а также любви писателя к среднерусским лесам и болотам Мещерского края его проза обна­руживает родство с прозой К. Паустовского. Но тот воспринимал природу как любитель пеших прогулок, а Нагибин — как охотник (напр., «Когда утки в поре», 1963). По содержанию рассказы Нагибина очень разнообразны, хотя пре­обладают у него темы войны, природы, люб­ви; он показывал людей всех слоёв общества, занятий и возрастных групп, часто и детей. Объединяет все его произведения то, что централь­ное место в них занимают человеческие от­ношения, вера в доброе в человеке, удачные психологические мотивировки и безупреч­ность писателя в вопросах совести, чести, долга. Основной темой своего творчества Нагибин на­звал однажды «пробуждение человека», а значит, узнавание заново своего окружения, более осознанное, положительное отношение к другому, а через это — к самому себе.[1]

Библиография

Вечные спутники. (1972-79) Цикл

  • Огненный протопоп.
  • Остров любви.
  • Царскосельское утро.
  • Заступница.
  • Сон о Тютчеве.
  • Злая квинта.
  • Как был куплен лес.
  • Смерть на вокзале.
  • И кошка его бабушки по имени Крыса
  • Сирень

Разное

  • А льва жалко.
  • Бабье царство. Киносценарий
  • Безлюбый.
  • Берендеев лес (1977) — по мотивам рассказа снят фильм «Портрет жены художника» (1981)
  • Блестящая и горестная жизнь Имре Кальмана. Повесть
  • Богояр.
  • Большое сердце. (1944) Сборник рассказов
  • Бунташный остров. (1994) Повесть
  • Ваганов. (1946) Рассказ
  • В апрельском лесу. Рассказ
  • Веймар и его окрестности. Рассказ
  • Война с черного хода.
  • Встань и иди. (1987) Сборник. рассказов
  • В те юные годы.
  • Гардемарины, вперёд!(1987). Сценарий
  • Гардемарины — III (1992). Сценарий
  • Где-то возле консерватории. (1973)
  • Гибель пилота. (1965) Рассказ
  • Гимн дворняжке.
  • Далеко от войны. (1964) Повесть (по мотивам повести снят фильм «Жди меня, Анна»)
  • Дафнис и Хлоя эпохи культа личности, волюнтаризма и застоя. (опубл. в 1995) Роман
  • Две силы. (1944) Сб. рассказов
  • Двойная ошибка. (1940) Рассказ
  • Девочка и эхо. Киносценарий
  • Дерсу Узала. Киносценарий
  • Директор. Киносценарий
  • Дневник. (опубл. в 1995) Книга
  • Загадка Кальмана. Киносценарий
  • Зерно жизни. (1948) Сб. рассказов
  • Зимний дуб. (1953) Рассказ
  • Как скажешь, Аурелио. (1966, опуб. в сборнике «На тихом озере», из-во «Советская Россия») Рассказ
  • Квасник и Буженинова. (1986) Повесть
  • Книга детства. (1968—1975)
  • Кнут. (1941) Рассказ
  • Комаров. (1953) Рассказ
  • Красная палатка. Роман
  • Красная палатка. Киносценарий
  • Любовь вождей (1991) Сборник рассказов
  • Машинистка живет на шестом этаже. (1971)
  • Мещерская сторона. Рассказ
  • Молодожён. (1964) Рассказ
  • Молодожён. (1964) Киносценарий
  • Москва… как много в этом звуке… (1987) Сборник статей
  • Моя золотая тёща. (1994) Автобиографическая повесть
  • Мягкая посадка. (1980) Повесть
  • На Хортице. Рассказ
  • Недоделанный
  • Олежка женился (1964) Рассказ
  • Ночной гость. (1955) Рассказ — снят одноименный кинофильм (1958)
  • Павлик. (1959) Повесть
  • Переводчик. (1945) Рассказ
  • Перед праздником. (1960) Сборник рассказов
  • Переулки моего детства. (1971) Сборник рассказов
  • Пик удачи. (1970) Повесть
  • Писатель щедрый и радостный… Вступительная статья
  • Погоня. (1962) Рассказ
  • Последняя охота. (1957) Рассказ
  • Председатель. (1964) Киносценарий
  • Прекрасная лошадь.
  • Путь на передний край. (1957) Повесть
  • Разговор. Рассказ
  • Ранней весной. (1957) Рассказ
  • Рассказы синего лягушонка. (1991) Сб. рассказов
  • Река Гераклита. (1984) Сборник рассказов
  • Самый медленный поезд. Киносценарий
  • Свет в окне. (1956) Рассказ
  • Связист Васильев. [Линия, 1942] Рассказ
  • Сильнее всех иных велений. [Князь Юрка Голицын]. Повесть
  • Скалистый порог. (1955) Рассказ
  • Слезай, приехали. Рассказ
  • Срочная командировка, или Дорогая Маргарет Тэтчер… (1989) Повесть
  • Срочно требуются седые человеческие волосы. (1968) — по мотивам рассказа снят фильм «Поздняя встреча» (1979)
  • Старая черепаха.
  • Страницы жизни Трубникова. (1962) Повесть
  • Телефонный разговор.
  • Терпение — по мотивам рассказа снят фильм «Время отдыха с субботы до понедельника» (1984)
  • Трубка. (1952) Рассказ
  • Трое и одна и еще один.
  • Тьма в конце туннеля. (1994) Автобиографическая повесть
  • Ты будешь жить. (1972)
  • Хазарский орнамент. (1956) Рассказ
  • Чайковский. Киносценарий
  • Человек с фронта. (1943) Сборник рассказов
  • Четунов, сын Четунова. (1954) Рассказ
  • Чистые пруды. (1962) Книга
  • Чужое сердце. (1968) Повесть
  • Школьный альбом.
  • Итальянская тетрадь.(2011) серия эссе, рассказов
  • Ярослав Домбровский. Киносценарий

Критика

  • Штут С. Рассказ в строю. (1952)
  • Тарасенков А. Мнимые конфликты и правда жизни. (1953)
  • Атаров Н. Человек из глубины пейзажа. (1972)
  • Фоменко Л. Побеждает художник. (1973)
  • Герасимова Л. Сегодняшнее и вечное. (1978)
  • Богатко И. А. Ю. Нагибин: Литературный портрет. (1980)
  • Сахаров В. Мелодия прозы. (1980)
  • Кардин В. «По существу ли эти споры?» (1983)
  • Золотусский И. Возвышающее слово. (1988)
  • Иванова Т. Практик литературы. (1988)
  • Холопова В. Ф. Парадокс Любви: Новелистика Ю. Нагибина. (1990)
  • Лавров В. «С отвращением читая жизнь мою…» (1995)

Примечания

  1. ↑ Казак В. Лексикон русской литературы XX века = Lexikon der russischen Literatur ab 1917. — М.: РИК «Культура», 1996. — 492 с. — 5000 экз. — ISBN 5-8334-0019-8. — С. 271.

Литература

Вера Прохорова. Литературная запись и оригинальный текст Игоря Оболенского. Четыре друга на фоне столетия: Рихтер, Пастернак, Булгаков, Нагибин и их жены. – Москва, Астрель, 2012, ISBN 978-5-271-40033-9

"Вера Прохорова. Четыре друга на фоне столетия". Авторы: И. Оболенский и В. Прохорова

Ссылки

dal.academic.ru

Юрий Нагибин - собрание сочинений, экранизации, библиография

Книги, собрания сочинений

Юрий Нагибин - Собрание сочинений в 4 томах

1980 Издательство: Художественная литература. Москва

С о д е р ж а н и е:Том 1. Рассказы 1946-1965 гг. Том 2. Повести 1961-1975 гг. Том 3. Рассказы 1967-1977 гг.Том 4. Рассказы и повести 1972-1979 гг.

Юрий Нагибин - Собрание сочинений в 9 томах

М., АСТ, 2004-2005

С о д е р ж а н и е:Том 1 - О любви. Московская книга. (Сборник).; Том 2 - Срочно требуются седые человеческие волосы (Киноповести, сценарии, неизвестное кино).; Том 3 - Бунташный остров (Сборники рассказов - Терпение, Плоды непросвещенности).; Том 4 - Улыбка Джоконды (Сборник рассказов).; Том 5 - Вечная музыка (Сборник рассказов).; Том 6 - Огненный протопоп (Сборник рассказов).; Том 7 - Любовь вождей (Повести и рассказы).; Том 8 - Ты будешь жить (Сборник рассказов).; Том 9 - Дневник.

Юрий Нагибин - Избранные произведения в 3 томах

1996 Издательство: Аграф

С о д е р ж а н и е:повести и рассказы

Юрий Нагибин - Избранные произведения в 2 томах

1973 Художественная литература. Москва

С о д е р ж а н и е:Том 1 Рассказы. (Ваганов, Зимний дуб, Комаров, Четунов, сын Четунова, Ночной гость, Молодожен, Петрак и Валька, Последняя охота, Ранней весной, Перед праздником, Эхо, Погоня, Когда утки в поре, На тетеревов, Олежка женился, Гибель пилота, Неринга, Как скажешь, Аурелио..., Зеленая птица с красной головой, Браконьер, Срочно требуются седые человеческие волосы, Чужое сердце, Дело капитана Соловьева).Том 2 Маленькие повести. Рассказы. (Трубка, На тизом озере, На кордоне, И вся последующая жизнь..., Пик удачи, Веймар и окрестности, Вечер в Хельсинки, Таинственный дом, Приезд, Шурик, Атаман, Победитель, Пастушка и рыцарь, Данилыч, Как был спасен Мальмгрен, Заброшенная дорога, Красный карьер, Самый счастливый день, Дом №7, Друг дома, Страшное, Не в ту сторону, Любовь и знамя, Иван, Непобедимый Арсенов, Меломаны, Ливень.

Библиография

Вечные спутники. (1972-79) Цикл Огненный протопоп. Остров любви. Царскосельское утро. Заступница. Сон о Тютчеве. Злая квинта. Как был куплен лес. Смерть на вокзале. И кошка его бабушки по имени Крыса Сирень РоманыДафнис и Хлоя эпохи культа личности, волюнтаризма и застоя. (опубл. в 1995) РоманКрасная палатка.

ПовестиБлестящая и горестная жизнь Имре Кальмана. Бунташный остров. Далеко от войны. Квасник и Буженинова. Моя золотая тёща. (1994) Автобиографическая повестьМягкая посадка. (1980)Павлик. (1959) Пик удачи. (1970) Путь на передний край. (1957)Сильнее всех иных велений. [Князь Юрка Голицын]Срочная командировка, или Дорогая Маргарет Тэтчер… (1989)Страницы жизни Трубникова. (1962) ПовестьТьма в конце туннеля. (1994) Автобиографическая повестьПерекур (1969) Чужое сердце. (1968)

Рассказы

Экранизации

Братья Комаровы (1961)Время отдыха с субботы до понедельника (И.Таланкин)Голубой лед (1969)Гость с Кубани (1955)Девочка и эхо (1965)Директор (1969)Жди меня, Анна - по мотивам повести "Далеко от войны"Загадка Кальмана/Az Elet muziskaja - Kalman Imre - Венгрия, СССРЗимний дуб (М. Кожин) [1963 г ]Молодожен 1964Натурщица - Россия (2007)Ночной гость (1958) по одноименному рассказуПогоня (Радомир Василевский, Валерий Исаков) [1965 г.] по одноименному рассказуПод стук колес Пока фронт в обороне (Юлий Файт) [1965 г.] по мотивам рассказов "Бой за высоту" и "Павлик"Портрет жены художника - — по мотивам рассказа "Берендеев лес" (1981)Поздняя встреча (1979)Председатель (1964)Пристань на том берегу (1971, Соломон Шустер)Самый медленный поезд (1963)Семья Ивановых Сильнее всех иных велений - Россия (1987)Стюардесса (Владимир Краснопольский, Валерий Усков) [1967 г.] по одноименному рассказуТак начиналась легенда (1976)Трудное счастье (А.Столпер)Чайковский (И.Таланкин) (1969)Четвертый папа (Владимир Краснопольский,) [1968 г.]Чистые пруды (1965)Чужая (Владимир Шредель) [1978]"Срочно требуются седые волосы" (1970,И.Рассомахин) по одноименному рассказуПро Нагибина:Ю. Нагибин. 1967 год. «Исторические хроники» с Николаем Сванидзе.Ничто не вечно... Юрий Нагибин (Алексей Шишов, Елена Якович) [2007 г.]Юрий Нагибин. Берег трамвая (Владимир Мелетин) [2010]

bookinistic.narod.ru