Нейролингвистика. Нейролингвистика книги


Нейролингвистика - это... Что такое Нейролингвистика?

Нейролингви́стика (от греч. νεῦρον — нерв, лат. lingua — язык) — отрасль психологической науки, пограничная для психологии, неврологии и лингвистики, изучающая «мозговые механизмы речевой деятельности и те изменения в речевых процессах, которые возникают при локальных поражениях мозга».[1] Становление нейролингвистики как научной дисциплины связано с развитием нейропсихологии, с одной стороны, лингвистики и психолингвистики — с другой.

В соответствии с представлениями современной нейропсихологии нейролингвистика рассматривает речь как системную функцию, а афазию — как системное нарушение, которое складывается из первичного дефекта и вторичных нарушении, возникающих в результате воздействия первичного дефекта, а также функциональных перестроек работы мозга, направленных на компенсацию нарушенной функции.

Нейролингвистика как научная дисциплина

Место нейролингвистики в системе наук

Основные проблемы

Методы нейролингвистики

История нейролингвистики

Как особая область знаний нейролингвистика оформилась в 50-60-ых гг. XX века, однако появлению данной науки предшествовал более чем столетний период накопления знаний о нарушениях речи при локальных поврежениях мозга — афазиях. Основной причиной появления нейролингвистики можно считать практические потребности афазиологии — отрасли медицины, которая занимается лечением людей, страдающих афазиями. Первые достижения нейролингвистики связаны с решением практических задач диагностики и коррекции речевых нарушений.

История отечественной нейролингвистики

Истоки отечественной нейролингвистики

Лингвистические истоки нейролингвистики восходят к работам учёных школы Ивана Александровича Бодуэна де Куртенэ. Он считал, что «существуют не какие-то витающие в воздухе языки, а только люди, одарённые языковым мышлением».[2] Многие идеи Бодуэна базировались на работах И. М. Сеченова, выявившего зависимость рефлекса не только от раздражителей, но и от суммы прежних воздействий. По мнению Бодуэна, психические явления неотделимы от физиологического субстрата, а значит, все они существуют только вместе с живым мозгом и исчезают при его «смерти».

Одним из наиболее ярких представителей школы И. А. Бодуэна де Куртенэ был Лев Владимирович Щерба. В знаменитой работе «О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании» он утверждал, что «речевая организация человека может быть только физиологической или, лучше сказать, психофизиологической, чтобы этим термином указать на то, что при этом имеются в виду такие процессы, которые частично (и только частично) могут себя обнаруживать при психологическом самонаблюдении».[3] Многие положения Щербы, которые он развивал в своих трудах, стали базовыми для отечественной психолингвистики.

Специально проблемами нейролингвистики занимался российский и американский лингвист Роман Осипович Якобсон. Одной из заслуг Якобсона является установление закономерностей распада звуковой стороны при патологии: «Верхние пласты снимаются прежде нижних. Опустошения афатического типа воспроизводят в обратном порядке приобретения детского возраста».[4]

Психологические истоки нейролингвистики обнаруживаются в концепциях Льва Семёновича Выготского. Л. С. Выготский предложил своё понимание локализации психических функций, которая, по его мнению, должна быть основана на исторической теории равития высших психических функций, высоко оценивающей значение представления о системном и смысловом устройстве сознания человека.

Физиологические истоки нейролингвистики содержит в себе теория физиологической активности Николая Александровича Бернштейна. В частности, в своей автобиографической книге «Этапы пройденного пути» А. Р. Лурия вспоминает, что именно труды Бернштейна помогли сделать предположение, что моторная афазия состоит из двух разных форм: эфферентной и афферентной.[5]

Нейролингвистика А. Р. Лурия

Основной этап становления и развития нейролингвистики связан с работами нейропсихолога и основателя отечественной нейролингвистики Александра Романовича Лурия, объединившего системный анализ речевых нарушений с теоретическими представлениями лингвистики и психолингвистики.

История зарубежной нейролингвистики

В 1836 г. на заседании медицинского общества в городе Монпелье (Франция) врач Марк Дакс выступил с научным докладом, посвящённым обследованию больных, потерявших речь в результате повреждения мозга. Дакс первый предположил, что между потерей речи и повреждённой стороной мозга существует связь, что позволило ему высказать мысль о локализации речевых функций в левом полушарии. Хотя доклад был впоследствии опубликован[6], научное сообщество не придало серьёзного значения работе Марка Дакса.[7]

Тем не менее, возникновение афазиологии традиционно связывают с именем французского хирурга и антрополога Поля Брока, случайно открывшего центр речи (Центр Брока) по результатам патологоанатомического исследования всего двух больных. У обоих больных, как выяснилось после вскрытия, поражены (разными заболеваниями) одни и те же области левого полушария головного мозга, что и позволило Полю Брока, опираясь на данные предыдущих исследований, сделать выводы в отношении локализации речевого центра (в публикации 1865 года). Афазию, связанную с повреждением данного речевого центра, стали называть афазией Брока.

Не менее важное открытие совершил немецкий психоневропатолог Карл Вернике. В 1873 Вернике изучал пациента, который перенёс инсульт. С одной стороны, этот человек мог говорить (однако разговаривал он патологически) и слух его не был нарушен, но, с другой стороны, он с трудом понимал устную и письменную речь. После того как он умер, Вернике при вскрытии обнаружил поражение в задней теменной и височной области левого полушария мозга пациента. Он заключил, что эта область, которая близка к слуховой области мозга, участвует в понимании речи. Таким образом, Карлу Вернике было только 26 лет, когда он в 1874 году опубликовал свой 72-страничный труд «Афазический симптомокомплекс» нем. «Der aphasische Symptomenkompleks», в котором он первым описал сенсорную афазию, или, как он сам её называл афазию управления (нем. Leitungsaphasie). В своей книге Вернике пытался связать различные афазии с нарушениями психических процессов в различных отделах мозга. Позже он открыл, что повреждение дугообразных нервных волокон, соединяющих поля Брока и Вернике, тоже ведут к моторной и сенсорной афазии.

Современное состояние нейролингвистики

В современной России можно говорить о двух сложившихся традициях нейролингвистических исследований — Московская школа нейролингвистики А. Р. Лурия (в настоящее время развивается Т. В. Ахутиной) и Петербургская школа нейролингвистики Балонова—Деглина (нынешний руководитель — Т. В. Черниговская). Не вдаваясь в тонкости теоретических разногласий, можно с очень высокой степень огрубления указать основное различие в подходах этих двух школ: в работах нейролингвистов Московской школы присутствует игнорирование или недооценка работы правого полушария в речевой деятельности, тогда как в исследованиях представителей Петербургской школы настойчиво и последовательно проводится мысль о распределении разных языковых механизмов в левом и правом полушариях головного мозга.[8] В настоящее время нейролингвистика всё больше сближается с психолингвистикой и когнитивной наукой, особенно в традиции Петербургской школы.

Порождение и понимание речи в теории нейролингвистики

Нейролингвисты России и СССР

См. также

Литература

  • Пенфильд В., Робертс Л. Речь и мозговые механизмы, пер. с англ. — Л., 1964.
  • Лурия А. Р. Учение об афазии в свете мозговой патологии. — М., 1940.
  • Лурия А. Р. Травматическая афазия. — М., 1947.
  • Лурия А. Р. Основные проблемы нейролингвистики. — М., 1976.
  • Лурия А. Р. Язык и сознание. — М., 1979.
  • Рябова (Ахутина) Т. В. Механизм порождения речи по данным афазиологии // Вопросы порождения речи и обучения языку : Сб / Под ред. А. А. Леонтьева и Т. В. Рябовой. — Изд-во МГУ, 1967. — С. 67-94.
  • Ахутина Т. В. Нейролингвистический анализ динамической афазии. — М.: Изд-во МГУ, 1975. — 143 с.
  • Ахутина Т. В. Порождение речи. Нейролингвистический анализ синтаксиса. — М.: Изд-во МГУ, 1989. — 215 с.
  • Цветкова Л. С. Афазия и восстановительное обучение. — М.: МПСИ; Воронеж: Модэк, 2001. — 256 с.
  • Сахарный Л. В. Человек и текст: две грамматики текста // Человек ― текст ― культура : Сб / Под ред. Н. А. Купиной, Т. В. Матвеевой. — Екатеринбург: Урал, 1994. — С. 7–59.
  • Седов К. Ф. Нейропсихолингвистика. — М.: Лабиринт, 2007. — 274 с. — ISBN 5-87604-054-1
  • Нейропсихолингвистика: Хрестоматия / Сост. Седов К. Ф.. — М.: Лабиринт, 2009. — 304 с. — ISBN 978-5-87604-205-7
  • Черниговская Т. В. Эволюция языковых и когнитивных функций: физиологические и нейролингвистические аспекты. Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук. — СПб., 1993.

Примечания

  1. ↑ Лурия А. Р. Основные проблемы нейролингвистики. — М., 1976.
  2. ↑ И. А. Бодуэн де Куртенэ. Избранные труды по общему языкознанию. — М.: Изд-во АН СССР, 1963.
  3. ↑ Л. В. Щерба. О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании. // Языковая система и речевая деятельность. — Л., 1974. — С. 24-39.
  4. ↑ Якобсон Р. О. Лингвистические типы афазии, пер. с англ., в его кн.: Избр. работы. — М., 1985.
  5. ↑ Лурия А. Р. Этапы пройденного пути. Научная автобиография. — М., 1982.
  6. ↑ Dax M. Lésions de la moitié gauche de l’encéphale coïncident avec l’oubli des signes de la pensée (lu à Montpellier en 1836) [= Повреждения левой половины головного мозга совпадают с забвением знаков мысли (прочитано в Монпелье в 1836)] // Bulletin hebdomadaire de médecine et de chirurgie, 2me série. — 1865. — №  2. — P. 259-262.
  7. ↑ Дакс Марк. Развитие речи. Архивировано из первоисточника 15 мая 2012. Проверено 3 апреля 2012.
  8. ↑ Седов К. Ф. Нейропсихолингвистика (2-е доп. и перераб. издание). — М.: Лабиринт, 2009. — С. 46.

Ссылки

dik.academic.ru

Нейролингвистика - это... Что такое Нейролингвистика?

Нейролингви́стика (от греч. νεῦρον — нерв, лат. lingua — язык) — отрасль психологической науки, пограничная для психологии, неврологии и лингвистики, изучающая «мозговые механизмы речевой деятельности и те изменения в речевых процессах, которые возникают при локальных поражениях мозга».[1] Становление нейролингвистики как научной дисциплины связано с развитием нейропсихологии, с одной стороны, лингвистики и психолингвистики — с другой.

В соответствии с представлениями современной нейропсихологии нейролингвистика рассматривает речь как системную функцию, а афазию — как системное нарушение, которое складывается из первичного дефекта и вторичных нарушении, возникающих в результате воздействия первичного дефекта, а также функциональных перестроек работы мозга, направленных на компенсацию нарушенной функции.

Нейролингвистика как научная дисциплина

Место нейролингвистики в системе наук

Основные проблемы

Методы нейролингвистики

История нейролингвистики

Как особая область знаний нейролингвистика оформилась в 50-60-ых гг. XX века, однако появлению данной науки предшествовал более чем столетний период накопления знаний о нарушениях речи при локальных поврежениях мозга — афазиях. Основной причиной появления нейролингвистики можно считать практические потребности афазиологии — отрасли медицины, которая занимается лечением людей, страдающих афазиями. Первые достижения нейролингвистики связаны с решением практических задач диагностики и коррекции речевых нарушений.

История отечественной нейролингвистики

Истоки отечественной нейролингвистики

Лингвистические истоки нейролингвистики восходят к работам учёных школы Ивана Александровича Бодуэна де Куртенэ. Он считал, что «существуют не какие-то витающие в воздухе языки, а только люди, одарённые языковым мышлением».[2] Многие идеи Бодуэна базировались на работах И. М. Сеченова, выявившего зависимость рефлекса не только от раздражителей, но и от суммы прежних воздействий. По мнению Бодуэна, психические явления неотделимы от физиологического субстрата, а значит, все они существуют только вместе с живым мозгом и исчезают при его «смерти».

Одним из наиболее ярких представителей школы И. А. Бодуэна де Куртенэ был Лев Владимирович Щерба. В знаменитой работе «О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании» он утверждал, что «речевая организация человека может быть только физиологической или, лучше сказать, психофизиологической, чтобы этим термином указать на то, что при этом имеются в виду такие процессы, которые частично (и только частично) могут себя обнаруживать при психологическом самонаблюдении».[3] Многие положения Щербы, которые он развивал в своих трудах, стали базовыми для отечественной психолингвистики.

Специально проблемами нейролингвистики занимался российский и американский лингвист Роман Осипович Якобсон. Одной из заслуг Якобсона является установление закономерностей распада звуковой стороны при патологии: «Верхние пласты снимаются прежде нижних. Опустошения афатического типа воспроизводят в обратном порядке приобретения детского возраста».[4]

Психологические истоки нейролингвистики обнаруживаются в концепциях Льва Семёновича Выготского. Л. С. Выготский предложил своё понимание локализации психических функций, которая, по его мнению, должна быть основана на исторической теории равития высших психических функций, высоко оценивающей значение представления о системном и смысловом устройстве сознания человека.

Физиологические истоки нейролингвистики содержит в себе теория физиологической активности Николая Александровича Бернштейна. В частности, в своей автобиографической книге «Этапы пройденного пути» А. Р. Лурия вспоминает, что именно труды Бернштейна помогли сделать предположение, что моторная афазия состоит из двух разных форм: эфферентной и афферентной.[5]

Нейролингвистика А. Р. Лурия

Основной этап становления и развития нейролингвистики связан с работами нейропсихолога и основателя отечественной нейролингвистики Александра Романовича Лурия, объединившего системный анализ речевых нарушений с теоретическими представлениями лингвистики и психолингвистики.

История зарубежной нейролингвистики

В 1836 г. на заседании медицинского общества в городе Монпелье (Франция) врач Марк Дакс выступил с научным докладом, посвящённым обследованию больных, потерявших речь в результате повреждения мозга. Дакс первый предположил, что между потерей речи и повреждённой стороной мозга существует связь, что позволило ему высказать мысль о локализации речевых функций в левом полушарии. Хотя доклад был впоследствии опубликован[6], научное сообщество не придало серьёзного значения работе Марка Дакса.[7]

Тем не менее, возникновение афазиологии традиционно связывают с именем французского хирурга и антрополога Поля Брока, случайно открывшего центр речи (Центр Брока) по результатам патологоанатомического исследования всего двух больных. У обоих больных, как выяснилось после вскрытия, поражены (разными заболеваниями) одни и те же области левого полушария головного мозга, что и позволило Полю Брока, опираясь на данные предыдущих исследований, сделать выводы в отношении локализации речевого центра (в публикации 1865 года). Афазию, связанную с повреждением данного речевого центра, стали называть афазией Брока.

Не менее важное открытие совершил немецкий психоневропатолог Карл Вернике. В 1873 Вернике изучал пациента, который перенёс инсульт. С одной стороны, этот человек мог говорить (однако разговаривал он патологически) и слух его не был нарушен, но, с другой стороны, он с трудом понимал устную и письменную речь. После того как он умер, Вернике при вскрытии обнаружил поражение в задней теменной и височной области левого полушария мозга пациента. Он заключил, что эта область, которая близка к слуховой области мозга, участвует в понимании речи. Таким образом, Карлу Вернике было только 26 лет, когда он в 1874 году опубликовал свой 72-страничный труд «Афазический симптомокомплекс» нем. «Der aphasische Symptomenkompleks», в котором он первым описал сенсорную афазию, или, как он сам её называл афазию управления (нем. Leitungsaphasie). В своей книге Вернике пытался связать различные афазии с нарушениями психических процессов в различных отделах мозга. Позже он открыл, что повреждение дугообразных нервных волокон, соединяющих поля Брока и Вернике, тоже ведут к моторной и сенсорной афазии.

Современное состояние нейролингвистики

В современной России можно говорить о двух сложившихся традициях нейролингвистических исследований — Московская школа нейролингвистики А. Р. Лурия (в настоящее время развивается Т. В. Ахутиной) и Петербургская школа нейролингвистики Балонова—Деглина (нынешний руководитель — Т. В. Черниговская). Не вдаваясь в тонкости теоретических разногласий, можно с очень высокой степень огрубления указать основное различие в подходах этих двух школ: в работах нейролингвистов Московской школы присутствует игнорирование или недооценка работы правого полушария в речевой деятельности, тогда как в исследованиях представителей Петербургской школы настойчиво и последовательно проводится мысль о распределении разных языковых механизмов в левом и правом полушариях головного мозга.[8] В настоящее время нейролингвистика всё больше сближается с психолингвистикой и когнитивной наукой, особенно в традиции Петербургской школы.

Порождение и понимание речи в теории нейролингвистики

Нейролингвисты России и СССР

См. также

Литература

  • Пенфильд В., Робертс Л. Речь и мозговые механизмы, пер. с англ. — Л., 1964.
  • Лурия А. Р. Учение об афазии в свете мозговой патологии. — М., 1940.
  • Лурия А. Р. Травматическая афазия. — М., 1947.
  • Лурия А. Р. Основные проблемы нейролингвистики. — М., 1976.
  • Лурия А. Р. Язык и сознание. — М., 1979.
  • Рябова (Ахутина) Т. В. Механизм порождения речи по данным афазиологии // Вопросы порождения речи и обучения языку : Сб / Под ред. А. А. Леонтьева и Т. В. Рябовой. — Изд-во МГУ, 1967. — С. 67-94.
  • Ахутина Т. В. Нейролингвистический анализ динамической афазии. — М.: Изд-во МГУ, 1975. — 143 с.
  • Ахутина Т. В. Порождение речи. Нейролингвистический анализ синтаксиса. — М.: Изд-во МГУ, 1989. — 215 с.
  • Цветкова Л. С. Афазия и восстановительное обучение. — М.: МПСИ; Воронеж: Модэк, 2001. — 256 с.
  • Сахарный Л. В. Человек и текст: две грамматики текста // Человек ― текст ― культура : Сб / Под ред. Н. А. Купиной, Т. В. Матвеевой. — Екатеринбург: Урал, 1994. — С. 7–59.
  • Седов К. Ф. Нейропсихолингвистика. — М.: Лабиринт, 2007. — 274 с. — ISBN 5-87604-054-1
  • Нейропсихолингвистика: Хрестоматия / Сост. Седов К. Ф.. — М.: Лабиринт, 2009. — 304 с. — ISBN 978-5-87604-205-7
  • Черниговская Т. В. Эволюция языковых и когнитивных функций: физиологические и нейролингвистические аспекты. Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук. — СПб., 1993.

Примечания

  1. ↑ Лурия А. Р. Основные проблемы нейролингвистики. — М., 1976.
  2. ↑ И. А. Бодуэн де Куртенэ. Избранные труды по общему языкознанию. — М.: Изд-во АН СССР, 1963.
  3. ↑ Л. В. Щерба. О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании. // Языковая система и речевая деятельность. — Л., 1974. — С. 24-39.
  4. ↑ Якобсон Р. О. Лингвистические типы афазии, пер. с англ., в его кн.: Избр. работы. — М., 1985.
  5. ↑ Лурия А. Р. Этапы пройденного пути. Научная автобиография. — М., 1982.
  6. ↑ Dax M. Lésions de la moitié gauche de l’encéphale coïncident avec l’oubli des signes de la pensée (lu à Montpellier en 1836) [= Повреждения левой половины головного мозга совпадают с забвением знаков мысли (прочитано в Монпелье в 1836)] // Bulletin hebdomadaire de médecine et de chirurgie, 2me série. — 1865. — №  2. — P. 259-262.
  7. ↑ Дакс Марк. Развитие речи. Архивировано из первоисточника 15 мая 2012. Проверено 3 апреля 2012.
  8. ↑ Седов К. Ф. Нейропсихолингвистика (2-е доп. и перераб. издание). — М.: Лабиринт, 2009. — С. 46.

Ссылки

muller.academic.ru

Нейролингвистика - это... Что такое Нейролингвистика?

Нейролингви́стика (от греч. νεῦρον — нерв, лат. lingua — язык) — отрасль психологической науки, пограничная для психологии, неврологии и лингвистики, изучающая «мозговые механизмы речевой деятельности и те изменения в речевых процессах, которые возникают при локальных поражениях мозга».[1] Становление нейролингвистики как научной дисциплины связано с развитием нейропсихологии, с одной стороны, лингвистики и психолингвистики — с другой.

В соответствии с представлениями современной нейропсихологии нейролингвистика рассматривает речь как системную функцию, а афазию — как системное нарушение, которое складывается из первичного дефекта и вторичных нарушении, возникающих в результате воздействия первичного дефекта, а также функциональных перестроек работы мозга, направленных на компенсацию нарушенной функции.

Нейролингвистика как научная дисциплина

Место нейролингвистики в системе наук

Основные проблемы

Методы нейролингвистики

История нейролингвистики

Как особая область знаний нейролингвистика оформилась в 50-60-ых гг. XX века, однако появлению данной науки предшествовал более чем столетний период накопления знаний о нарушениях речи при локальных поврежениях мозга — афазиях. Основной причиной появления нейролингвистики можно считать практические потребности афазиологии — отрасли медицины, которая занимается лечением людей, страдающих афазиями. Первые достижения нейролингвистики связаны с решением практических задач диагностики и коррекции речевых нарушений.

История отечественной нейролингвистики

Истоки отечественной нейролингвистики

Лингвистические истоки нейролингвистики восходят к работам учёных школы Ивана Александровича Бодуэна де Куртенэ. Он считал, что «существуют не какие-то витающие в воздухе языки, а только люди, одарённые языковым мышлением».[2] Многие идеи Бодуэна базировались на работах И. М. Сеченова, выявившего зависимость рефлекса не только от раздражителей, но и от суммы прежних воздействий. По мнению Бодуэна, психические явления неотделимы от физиологического субстрата, а значит, все они существуют только вместе с живым мозгом и исчезают при его «смерти».

Одним из наиболее ярких представителей школы И. А. Бодуэна де Куртенэ был Лев Владимирович Щерба. В знаменитой работе «О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании» он утверждал, что «речевая организация человека может быть только физиологической или, лучше сказать, психофизиологической, чтобы этим термином указать на то, что при этом имеются в виду такие процессы, которые частично (и только частично) могут себя обнаруживать при психологическом самонаблюдении».[3] Многие положения Щербы, которые он развивал в своих трудах, стали базовыми для отечественной психолингвистики.

Специально проблемами нейролингвистики занимался российский и американский лингвист Роман Осипович Якобсон. Одной из заслуг Якобсона является установление закономерностей распада звуковой стороны при патологии: «Верхние пласты снимаются прежде нижних. Опустошения афатического типа воспроизводят в обратном порядке приобретения детского возраста».[4]

Психологические истоки нейролингвистики обнаруживаются в концепциях Льва Семёновича Выготского. Л. С. Выготский предложил своё понимание локализации психических функций, которая, по его мнению, должна быть основана на исторической теории равития высших психических функций, высоко оценивающей значение представления о системном и смысловом устройстве сознания человека.

Физиологические истоки нейролингвистики содержит в себе теория физиологической активности Николая Александровича Бернштейна. В частности, в своей автобиографической книге «Этапы пройденного пути» А. Р. Лурия вспоминает, что именно труды Бернштейна помогли сделать предположение, что моторная афазия состоит из двух разных форм: эфферентной и афферентной.[5]

Нейролингвистика А. Р. Лурия

Основной этап становления и развития нейролингвистики связан с работами нейропсихолога и основателя отечественной нейролингвистики Александра Романовича Лурия, объединившего системный анализ речевых нарушений с теоретическими представлениями лингвистики и психолингвистики.

История зарубежной нейролингвистики

В 1836 г. на заседании медицинского общества в городе Монпелье (Франция) врач Марк Дакс выступил с научным докладом, посвящённым обследованию больных, потерявших речь в результате повреждения мозга. Дакс первый предположил, что между потерей речи и повреждённой стороной мозга существует связь, что позволило ему высказать мысль о локализации речевых функций в левом полушарии. Хотя доклад был впоследствии опубликован[6], научное сообщество не придало серьёзного значения работе Марка Дакса.[7]

Тем не менее, возникновение афазиологии традиционно связывают с именем французского хирурга и антрополога Поля Брока, случайно открывшего центр речи (Центр Брока) по результатам патологоанатомического исследования всего двух больных. У обоих больных, как выяснилось после вскрытия, поражены (разными заболеваниями) одни и те же области левого полушария головного мозга, что и позволило Полю Брока, опираясь на данные предыдущих исследований, сделать выводы в отношении локализации речевого центра (в публикации 1865 года). Афазию, связанную с повреждением данного речевого центра, стали называть афазией Брока.

Не менее важное открытие совершил немецкий психоневропатолог Карл Вернике. В 1873 Вернике изучал пациента, который перенёс инсульт. С одной стороны, этот человек мог говорить (однако разговаривал он патологически) и слух его не был нарушен, но, с другой стороны, он с трудом понимал устную и письменную речь. После того как он умер, Вернике при вскрытии обнаружил поражение в задней теменной и височной области левого полушария мозга пациента. Он заключил, что эта область, которая близка к слуховой области мозга, участвует в понимании речи. Таким образом, Карлу Вернике было только 26 лет, когда он в 1874 году опубликовал свой 72-страничный труд «Афазический симптомокомплекс» нем. «Der aphasische Symptomenkompleks», в котором он первым описал сенсорную афазию, или, как он сам её называл афазию управления (нем. Leitungsaphasie). В своей книге Вернике пытался связать различные афазии с нарушениями психических процессов в различных отделах мозга. Позже он открыл, что повреждение дугообразных нервных волокон, соединяющих поля Брока и Вернике, тоже ведут к моторной и сенсорной афазии.

Современное состояние нейролингвистики

В современной России можно говорить о двух сложившихся традициях нейролингвистических исследований — Московская школа нейролингвистики А. Р. Лурия (в настоящее время развивается Т. В. Ахутиной) и Петербургская школа нейролингвистики Балонова—Деглина (нынешний руководитель — Т. В. Черниговская). Не вдаваясь в тонкости теоретических разногласий, можно с очень высокой степень огрубления указать основное различие в подходах этих двух школ: в работах нейролингвистов Московской школы присутствует игнорирование или недооценка работы правого полушария в речевой деятельности, тогда как в исследованиях представителей Петербургской школы настойчиво и последовательно проводится мысль о распределении разных языковых механизмов в левом и правом полушариях головного мозга.[8] В настоящее время нейролингвистика всё больше сближается с психолингвистикой и когнитивной наукой, особенно в традиции Петербургской школы.

Порождение и понимание речи в теории нейролингвистики

Нейролингвисты России и СССР

См. также

Литература

  • Пенфильд В., Робертс Л. Речь и мозговые механизмы, пер. с англ. — Л., 1964.
  • Лурия А. Р. Учение об афазии в свете мозговой патологии. — М., 1940.
  • Лурия А. Р. Травматическая афазия. — М., 1947.
  • Лурия А. Р. Основные проблемы нейролингвистики. — М., 1976.
  • Лурия А. Р. Язык и сознание. — М., 1979.
  • Рябова (Ахутина) Т. В. Механизм порождения речи по данным афазиологии // Вопросы порождения речи и обучения языку : Сб / Под ред. А. А. Леонтьева и Т. В. Рябовой. — Изд-во МГУ, 1967. — С. 67-94.
  • Ахутина Т. В. Нейролингвистический анализ динамической афазии. — М.: Изд-во МГУ, 1975. — 143 с.
  • Ахутина Т. В. Порождение речи. Нейролингвистический анализ синтаксиса. — М.: Изд-во МГУ, 1989. — 215 с.
  • Цветкова Л. С. Афазия и восстановительное обучение. — М.: МПСИ; Воронеж: Модэк, 2001. — 256 с.
  • Сахарный Л. В. Человек и текст: две грамматики текста // Человек ― текст ― культура : Сб / Под ред. Н. А. Купиной, Т. В. Матвеевой. — Екатеринбург: Урал, 1994. — С. 7–59.
  • Седов К. Ф. Нейропсихолингвистика. — М.: Лабиринт, 2007. — 274 с. — ISBN 5-87604-054-1
  • Нейропсихолингвистика: Хрестоматия / Сост. Седов К. Ф.. — М.: Лабиринт, 2009. — 304 с. — ISBN 978-5-87604-205-7
  • Черниговская Т. В. Эволюция языковых и когнитивных функций: физиологические и нейролингвистические аспекты. Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук. — СПб., 1993.

Примечания

  1. ↑ Лурия А. Р. Основные проблемы нейролингвистики. — М., 1976.
  2. ↑ И. А. Бодуэн де Куртенэ. Избранные труды по общему языкознанию. — М.: Изд-во АН СССР, 1963.
  3. ↑ Л. В. Щерба. О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании. // Языковая система и речевая деятельность. — Л., 1974. — С. 24-39.
  4. ↑ Якобсон Р. О. Лингвистические типы афазии, пер. с англ., в его кн.: Избр. работы. — М., 1985.
  5. ↑ Лурия А. Р. Этапы пройденного пути. Научная автобиография. — М., 1982.
  6. ↑ Dax M. Lésions de la moitié gauche de l’encéphale coïncident avec l’oubli des signes de la pensée (lu à Montpellier en 1836) [= Повреждения левой половины головного мозга совпадают с забвением знаков мысли (прочитано в Монпелье в 1836)] // Bulletin hebdomadaire de médecine et de chirurgie, 2me série. — 1865. — №  2. — P. 259-262.
  7. ↑ Дакс Марк. Развитие речи. Архивировано из первоисточника 15 мая 2012. Проверено 3 апреля 2012.
  8. ↑ Седов К. Ф. Нейропсихолингвистика (2-е доп. и перераб. издание). — М.: Лабиринт, 2009. — С. 46.

Ссылки

dal.academic.ru

Нейролингвистика | Мир Психологии

НЕЙРОЛИНГВИСТИКА

Нейролингвистика (англ. neurolinguistics) - научная отрасль, стоящая на границе психологии (психолингвистики), неврологии и лингвистики (языкознания) и изучающая мозговые механизмы речевой деятельности и те изменения в речевых процессах, которые возникают при локальных поражениях мозга.

Первые исследования в области Н. относятся к концу XIX в., когда на основе неврологических и патолого-анатомических данных и лингвистического описания нарушений речи (см. Речи расстройства) были созданы первые классификации афазий. Для этого периода развития Н. характерны недооценка роли психологии в изучении речевых процессов, простое приурочивание речевых симптомов к мозговым структурам (см. Локализация высших психических функций). Становление Н. связано с развитием нейропсихологии, с одной стороны, и развитием функциональной и порождающей лингвистики и психолингвистики - с др.

В соответствии с представлениями, развиваемыми в современной нейропсихологии, Н. рассматривает речь как системную функцию, а афазию - как системное нарушение, которое складывается из первичного дефекта и вторичных нарушений, возникающих вследствие воздействия первичного дефекта, а также функциональных перестроек деятельности мозга, направленных на компенсацию нарушенной функции.

Современный этап развития Н. связан с появлением работ А.Р. Лурия и его учеников, объединивших системный анализ речевых нарушений с теоретическими представлениями лингвистики и психолингвистики (напр., учением о фонеме Бодуэна де Куртенэ, Н. Трубецкого и Л.В. Щербы и др.). Исследования в Н. позволили выделить первичные факторы, лежащие в основе афазий, и разделить все афазические нарушения на 2 класса: расстройства парадигматических связей языковых элементов, возникающие при поражении задних отделов речевой зоны доминантного полушария (у правшей) и характеризующиеся нарушением выбора элементов, и расстройства синтагматических связей языковых элементов, возникающие при поражении передних отделов речевой зоны и характеризующиеся дефектами комбинирования элементов в целостные структуры. Так, типичным нарушением выбора слов из парадигматической системы (или системы кодов языка) является поиск слов у больных с акустико-мнестической афазией, а типичным нарушением комбинирования слов в соответствии с их синтагматическими связями является распад их грамматических структур, характерный для аграмматизмов, наблюдающихся при динамической афазии. См. также Брока центр, Вернике центр, Сигнальные системы, Фонематический слух. (Т.В. Ахутина)

Психологический словарь. А.В. Петровского М.Г. Ярошевского

Нейролингвистика (от греч. nёuгоп — нерв, лат. lingua — язык) - отрасль психологической науки, пограничная для психологии, неврологии и лингвистики, изучающая мозговые механизмы речевой деятельности (см. Речь) и те изменения в речевых процессах, к-рые возникают при локальных поражениях мозга. Становление Н. как научной дисциплины связано с развитием нейропсихологии, с одной стороны, лингвистики и психолингвистики - с другой. В соответствии с представлениями современной нейропсихологии Н. рассматривает речь как системную функцию, а афазию - как системное нарушение, к-рое складывается из первичного дефекта и вторичных нарушении, возникающих в результате воздействия первичного дефекта, а также функциональных перестроек работы мозга, направленных .на компенсацию нарушенной функции.

Современный этап развития Н. связан с работами А.Р. Лурия и его учеников, объединивших системный анализ речевых нарушений с теоретическими представлениями лингвистики и психолингвистики (например, учением о фонеме И.А. Бодуэна де Куртенэ, Н.С. Трубецкого, Л.В. Щербы и др.).

Большая энциклопедия по психиатрии. Жмуров В.А.

Нейролингвистика (нейро греч. linqua – язык) - смежная дисциплина, находящаяся на стыке психолингвистики и неврологии. Исследует главным образом неврологические мозговые функции и нервные процессы, обеспечивающие развитие и функционирование речи. Входит в состав конгитивистики (см.). Следует различать с нейролингвистическим программированием (см.).

Неврология. Полный толковый словарь. Никифоров А.С.

нет значения и толкования слова

Оксфордский толковый словарь по психологии

Нейролингвистика - смежная дисциплина, находящаяся на стыке психолингвистики и неврологии. Основное внимание уделяется неврологическим мозговым функциям и процессам, лежащим в основе языка. Она часто чается как одна из нескольких дисциплин в состав когнитивистики. Следует различать с нейролингвистическим программированием.

предметная область термина

 

назад в раздел : словарь терминов  /  глоссарий  /  таблица

www.persev.ru

Нейролингвистика - это... Что такое Нейролингвистика?

Нейролингви́стика (от греч. νεῦρον — нерв, лат. lingua — язык) — отрасль психологической науки, пограничная для психологии, неврологии и лингвистики, изучающая «мозговые механизмы речевой деятельности и те изменения в речевых процессах, которые возникают при локальных поражениях мозга».[1] Становление нейролингвистики как научной дисциплины связано с развитием нейропсихологии, с одной стороны, лингвистики и психолингвистики — с другой.

В соответствии с представлениями современной нейропсихологии нейролингвистика рассматривает речь как системную функцию, а афазию — как системное нарушение, которое складывается из первичного дефекта и вторичных нарушении, возникающих в результате воздействия первичного дефекта, а также функциональных перестроек работы мозга, направленных на компенсацию нарушенной функции.

Нейролингвистика как научная дисциплина

Место нейролингвистики в системе наук

Основные проблемы

Методы нейролингвистики

История нейролингвистики

Как особая область знаний нейролингвистика оформилась в 50-60-ых гг. XX века, однако появлению данной науки предшествовал более чем столетний период накопления знаний о нарушениях речи при локальных поврежениях мозга — афазиях. Основной причиной появления нейролингвистики можно считать практические потребности афазиологии — отрасли медицины, которая занимается лечением людей, страдающих афазиями. Первые достижения нейролингвистики связаны с решением практических задач диагностики и коррекции речевых нарушений.

История отечественной нейролингвистики

Истоки отечественной нейролингвистики

Лингвистические истоки нейролингвистики восходят к работам учёных школы Ивана Александровича Бодуэна де Куртенэ. Он считал, что «существуют не какие-то витающие в воздухе языки, а только люди, одарённые языковым мышлением».[2] Многие идеи Бодуэна базировались на работах И. М. Сеченова, выявившего зависимость рефлекса не только от раздражителей, но и от суммы прежних воздействий. По мнению Бодуэна, психические явления неотделимы от физиологического субстрата, а значит, все они существуют только вместе с живым мозгом и исчезают при его «смерти».

Одним из наиболее ярких представителей школы И. А. Бодуэна де Куртенэ был Лев Владимирович Щерба. В знаменитой работе «О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании» он утверждал, что «речевая организация человека может быть только физиологической или, лучше сказать, психофизиологической, чтобы этим термином указать на то, что при этом имеются в виду такие процессы, которые частично (и только частично) могут себя обнаруживать при психологическом самонаблюдении».[3] Многие положения Щербы, которые он развивал в своих трудах, стали базовыми для отечественной психолингвистики.

Специально проблемами нейролингвистики занимался российский и американский лингвист Роман Осипович Якобсон. Одной из заслуг Якобсона является установление закономерностей распада звуковой стороны при патологии: «Верхние пласты снимаются прежде нижних. Опустошения афатического типа воспроизводят в обратном порядке приобретения детского возраста».[4]

Психологические истоки нейролингвистики обнаруживаются в концепциях Льва Семёновича Выготского. Л. С. Выготский предложил своё понимание локализации психических функций, которая, по его мнению, должна быть основана на исторической теории равития высших психических функций, высоко оценивающей значение представления о системном и смысловом устройстве сознания человека.

Физиологические истоки нейролингвистики содержит в себе теория физиологической активности Николая Александровича Бернштейна. В частности, в своей автобиографической книге «Этапы пройденного пути» А. Р. Лурия вспоминает, что именно труды Бернштейна помогли сделать предположение, что моторная афазия состоит из двух разных форм: эфферентной и афферентной.[5]

Нейролингвистика А. Р. Лурия

Основной этап становления и развития нейролингвистики связан с работами нейропсихолога и основателя отечественной нейролингвистики Александра Романовича Лурия, объединившего системный анализ речевых нарушений с теоретическими представлениями лингвистики и психолингвистики.

История зарубежной нейролингвистики

В 1836 г. на заседании медицинского общества в городе Монпелье (Франция) врач Марк Дакс выступил с научным докладом, посвящённым обследованию больных, потерявших речь в результате повреждения мозга. Дакс первый предположил, что между потерей речи и повреждённой стороной мозга существует связь, что позволило ему высказать мысль о локализации речевых функций в левом полушарии. Хотя доклад был впоследствии опубликован[6], научное сообщество не придало серьёзного значения работе Марка Дакса.[7]

Тем не менее, возникновение афазиологии традиционно связывают с именем французского хирурга и антрополога Поля Брока, случайно открывшего центр речи (Центр Брока) по результатам патологоанатомического исследования всего двух больных. У обоих больных, как выяснилось после вскрытия, поражены (разными заболеваниями) одни и те же области левого полушария головного мозга, что и позволило Полю Брока, опираясь на данные предыдущих исследований, сделать выводы в отношении локализации речевого центра (в публикации 1865 года). Афазию, связанную с повреждением данного речевого центра, стали называть афазией Брока.

Не менее важное открытие совершил немецкий психоневропатолог Карл Вернике. В 1873 Вернике изучал пациента, который перенёс инсульт. С одной стороны, этот человек мог говорить (однако разговаривал он патологически) и слух его не был нарушен, но, с другой стороны, он с трудом понимал устную и письменную речь. После того как он умер, Вернике при вскрытии обнаружил поражение в задней теменной и височной области левого полушария мозга пациента. Он заключил, что эта область, которая близка к слуховой области мозга, участвует в понимании речи. Таким образом, Карлу Вернике было только 26 лет, когда он в 1874 году опубликовал свой 72-страничный труд «Афазический симптомокомплекс» нем. «Der aphasische Symptomenkompleks», в котором он первым описал сенсорную афазию, или, как он сам её называл афазию управления (нем. Leitungsaphasie). В своей книге Вернике пытался связать различные афазии с нарушениями психических процессов в различных отделах мозга. Позже он открыл, что повреждение дугообразных нервных волокон, соединяющих поля Брока и Вернике, тоже ведут к моторной и сенсорной афазии.

Современное состояние нейролингвистики

В современной России можно говорить о двух сложившихся традициях нейролингвистических исследований — Московская школа нейролингвистики А. Р. Лурия (в настоящее время развивается Т. В. Ахутиной) и Петербургская школа нейролингвистики Балонова—Деглина (нынешний руководитель — Т. В. Черниговская). Не вдаваясь в тонкости теоретических разногласий, можно с очень высокой степень огрубления указать основное различие в подходах этих двух школ: в работах нейролингвистов Московской школы присутствует игнорирование или недооценка работы правого полушария в речевой деятельности, тогда как в исследованиях представителей Петербургской школы настойчиво и последовательно проводится мысль о распределении разных языковых механизмов в левом и правом полушариях головного мозга.[8] В настоящее время нейролингвистика всё больше сближается с психолингвистикой и когнитивной наукой, особенно в традиции Петербургской школы.

Порождение и понимание речи в теории нейролингвистики

Нейролингвисты России и СССР

См. также

Литература

  • Пенфильд В., Робертс Л. Речь и мозговые механизмы, пер. с англ. — Л., 1964.
  • Лурия А. Р. Учение об афазии в свете мозговой патологии. — М., 1940.
  • Лурия А. Р. Травматическая афазия. — М., 1947.
  • Лурия А. Р. Основные проблемы нейролингвистики. — М., 1976.
  • Лурия А. Р. Язык и сознание. — М., 1979.
  • Рябова (Ахутина) Т. В. Механизм порождения речи по данным афазиологии // Вопросы порождения речи и обучения языку : Сб / Под ред. А. А. Леонтьева и Т. В. Рябовой. — Изд-во МГУ, 1967. — С. 67-94.
  • Ахутина Т. В. Нейролингвистический анализ динамической афазии. — М.: Изд-во МГУ, 1975. — 143 с.
  • Ахутина Т. В. Порождение речи. Нейролингвистический анализ синтаксиса. — М.: Изд-во МГУ, 1989. — 215 с.
  • Цветкова Л. С. Афазия и восстановительное обучение. — М.: МПСИ; Воронеж: Модэк, 2001. — 256 с.
  • Сахарный Л. В. Человек и текст: две грамматики текста // Человек ― текст ― культура : Сб / Под ред. Н. А. Купиной, Т. В. Матвеевой. — Екатеринбург: Урал, 1994. — С. 7–59.
  • Седов К. Ф. Нейропсихолингвистика. — М.: Лабиринт, 2007. — 274 с. — ISBN 5-87604-054-1
  • Нейропсихолингвистика: Хрестоматия / Сост. Седов К. Ф.. — М.: Лабиринт, 2009. — 304 с. — ISBN 978-5-87604-205-7
  • Черниговская Т. В. Эволюция языковых и когнитивных функций: физиологические и нейролингвистические аспекты. Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук. — СПб., 1993.

Примечания

  1. ↑ Лурия А. Р. Основные проблемы нейролингвистики. — М., 1976.
  2. ↑ И. А. Бодуэн де Куртенэ. Избранные труды по общему языкознанию. — М.: Изд-во АН СССР, 1963.
  3. ↑ Л. В. Щерба. О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании. // Языковая система и речевая деятельность. — Л., 1974. — С. 24-39.
  4. ↑ Якобсон Р. О. Лингвистические типы афазии, пер. с англ., в его кн.: Избр. работы. — М., 1985.
  5. ↑ Лурия А. Р. Этапы пройденного пути. Научная автобиография. — М., 1982.
  6. ↑ Dax M. Lésions de la moitié gauche de l’encéphale coïncident avec l’oubli des signes de la pensée (lu à Montpellier en 1836) [= Повреждения левой половины головного мозга совпадают с забвением знаков мысли (прочитано в Монпелье в 1836)] // Bulletin hebdomadaire de médecine et de chirurgie, 2me série. — 1865. — №  2. — P. 259-262.
  7. ↑ Дакс Марк. Развитие речи. Архивировано из первоисточника 15 мая 2012. Проверено 3 апреля 2012.
  8. ↑ Седов К. Ф. Нейропсихолингвистика (2-е доп. и перераб. издание). — М.: Лабиринт, 2009. — С. 46.

Ссылки

veter.academic.ru

Нейролингвистика - это... Что такое Нейролингвистика?

Нейролингви́стика (от греч. νεῦρον — нерв, лат. lingua — язык) — отрасль психологической науки, пограничная для психологии, неврологии и лингвистики, изучающая «мозговые механизмы речевой деятельности и те изменения в речевых процессах, которые возникают при локальных поражениях мозга».[1] Становление нейролингвистики как научной дисциплины связано с развитием нейропсихологии, с одной стороны, лингвистики и психолингвистики — с другой.

В соответствии с представлениями современной нейропсихологии нейролингвистика рассматривает речь как системную функцию, а афазию — как системное нарушение, которое складывается из первичного дефекта и вторичных нарушении, возникающих в результате воздействия первичного дефекта, а также функциональных перестроек работы мозга, направленных на компенсацию нарушенной функции.

Нейролингвистика как научная дисциплина

Место нейролингвистики в системе наук

Основные проблемы

Методы нейролингвистики

История нейролингвистики

Как особая область знаний нейролингвистика оформилась в 50-60-ых гг. XX века, однако появлению данной науки предшествовал более чем столетний период накопления знаний о нарушениях речи при локальных поврежениях мозга — афазиях. Основной причиной появления нейролингвистики можно считать практические потребности афазиологии — отрасли медицины, которая занимается лечением людей, страдающих афазиями. Первые достижения нейролингвистики связаны с решением практических задач диагностики и коррекции речевых нарушений.

История отечественной нейролингвистики

Истоки отечественной нейролингвистики

Лингвистические истоки нейролингвистики восходят к работам учёных школы Ивана Александровича Бодуэна де Куртенэ. Он считал, что «существуют не какие-то витающие в воздухе языки, а только люди, одарённые языковым мышлением».[2] Многие идеи Бодуэна базировались на работах И. М. Сеченова, выявившего зависимость рефлекса не только от раздражителей, но и от суммы прежних воздействий. По мнению Бодуэна, психические явления неотделимы от физиологического субстрата, а значит, все они существуют только вместе с живым мозгом и исчезают при его «смерти».

Одним из наиболее ярких представителей школы И. А. Бодуэна де Куртенэ был Лев Владимирович Щерба. В знаменитой работе «О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании» он утверждал, что «речевая организация человека может быть только физиологической или, лучше сказать, психофизиологической, чтобы этим термином указать на то, что при этом имеются в виду такие процессы, которые частично (и только частично) могут себя обнаруживать при психологическом самонаблюдении».[3] Многие положения Щербы, которые он развивал в своих трудах, стали базовыми для отечественной психолингвистики.

Специально проблемами нейролингвистики занимался российский и американский лингвист Роман Осипович Якобсон. Одной из заслуг Якобсона является установление закономерностей распада звуковой стороны при патологии: «Верхние пласты снимаются прежде нижних. Опустошения афатического типа воспроизводят в обратном порядке приобретения детского возраста».[4]

Психологические истоки нейролингвистики обнаруживаются в концепциях Льва Семёновича Выготского. Л. С. Выготский предложил своё понимание локализации психических функций, которая, по его мнению, должна быть основана на исторической теории равития высших психических функций, высоко оценивающей значение представления о системном и смысловом устройстве сознания человека.

Физиологические истоки нейролингвистики содержит в себе теория физиологической активности Николая Александровича Бернштейна. В частности, в своей автобиографической книге «Этапы пройденного пути» А. Р. Лурия вспоминает, что именно труды Бернштейна помогли сделать предположение, что моторная афазия состоит из двух разных форм: эфферентной и афферентной.[5]

Нейролингвистика А. Р. Лурия

Основной этап становления и развития нейролингвистики связан с работами нейропсихолога и основателя отечественной нейролингвистики Александра Романовича Лурия, объединившего системный анализ речевых нарушений с теоретическими представлениями лингвистики и психолингвистики.

История зарубежной нейролингвистики

В 1836 г. на заседании медицинского общества в городе Монпелье (Франция) врач Марк Дакс выступил с научным докладом, посвящённым обследованию больных, потерявших речь в результате повреждения мозга. Дакс первый предположил, что между потерей речи и повреждённой стороной мозга существует связь, что позволило ему высказать мысль о локализации речевых функций в левом полушарии. Хотя доклад был впоследствии опубликован[6], научное сообщество не придало серьёзного значения работе Марка Дакса.[7]

Тем не менее, возникновение афазиологии традиционно связывают с именем французского хирурга и антрополога Поля Брока, случайно открывшего центр речи (Центр Брока) по результатам патологоанатомического исследования всего двух больных. У обоих больных, как выяснилось после вскрытия, поражены (разными заболеваниями) одни и те же области левого полушария головного мозга, что и позволило Полю Брока, опираясь на данные предыдущих исследований, сделать выводы в отношении локализации речевого центра (в публикации 1865 года). Афазию, связанную с повреждением данного речевого центра, стали называть афазией Брока.

Не менее важное открытие совершил немецкий психоневропатолог Карл Вернике. В 1873 Вернике изучал пациента, который перенёс инсульт. С одной стороны, этот человек мог говорить (однако разговаривал он патологически) и слух его не был нарушен, но, с другой стороны, он с трудом понимал устную и письменную речь. После того как он умер, Вернике при вскрытии обнаружил поражение в задней теменной и височной области левого полушария мозга пациента. Он заключил, что эта область, которая близка к слуховой области мозга, участвует в понимании речи. Таким образом, Карлу Вернике было только 26 лет, когда он в 1874 году опубликовал свой 72-страничный труд «Афазический симптомокомплекс» нем. «Der aphasische Symptomenkompleks», в котором он первым описал сенсорную афазию, или, как он сам её называл афазию управления (нем. Leitungsaphasie). В своей книге Вернике пытался связать различные афазии с нарушениями психических процессов в различных отделах мозга. Позже он открыл, что повреждение дугообразных нервных волокон, соединяющих поля Брока и Вернике, тоже ведут к моторной и сенсорной афазии.

Современное состояние нейролингвистики

В современной России можно говорить о двух сложившихся традициях нейролингвистических исследований — Московская школа нейролингвистики А. Р. Лурия (в настоящее время развивается Т. В. Ахутиной) и Петербургская школа нейролингвистики Балонова—Деглина (нынешний руководитель — Т. В. Черниговская). Не вдаваясь в тонкости теоретических разногласий, можно с очень высокой степень огрубления указать основное различие в подходах этих двух школ: в работах нейролингвистов Московской школы присутствует игнорирование или недооценка работы правого полушария в речевой деятельности, тогда как в исследованиях представителей Петербургской школы настойчиво и последовательно проводится мысль о распределении разных языковых механизмов в левом и правом полушариях головного мозга.[8] В настоящее время нейролингвистика всё больше сближается с психолингвистикой и когнитивной наукой, особенно в традиции Петербургской школы.

Порождение и понимание речи в теории нейролингвистики

Нейролингвисты России и СССР

См. также

Литература

  • Пенфильд В., Робертс Л. Речь и мозговые механизмы, пер. с англ. — Л., 1964.
  • Лурия А. Р. Учение об афазии в свете мозговой патологии. — М., 1940.
  • Лурия А. Р. Травматическая афазия. — М., 1947.
  • Лурия А. Р. Основные проблемы нейролингвистики. — М., 1976.
  • Лурия А. Р. Язык и сознание. — М., 1979.
  • Рябова (Ахутина) Т. В. Механизм порождения речи по данным афазиологии // Вопросы порождения речи и обучения языку : Сб / Под ред. А. А. Леонтьева и Т. В. Рябовой. — Изд-во МГУ, 1967. — С. 67-94.
  • Ахутина Т. В. Нейролингвистический анализ динамической афазии. — М.: Изд-во МГУ, 1975. — 143 с.
  • Ахутина Т. В. Порождение речи. Нейролингвистический анализ синтаксиса. — М.: Изд-во МГУ, 1989. — 215 с.
  • Цветкова Л. С. Афазия и восстановительное обучение. — М.: МПСИ; Воронеж: Модэк, 2001. — 256 с.
  • Сахарный Л. В. Человек и текст: две грамматики текста // Человек ― текст ― культура : Сб / Под ред. Н. А. Купиной, Т. В. Матвеевой. — Екатеринбург: Урал, 1994. — С. 7–59.
  • Седов К. Ф. Нейропсихолингвистика. — М.: Лабиринт, 2007. — 274 с. — ISBN 5-87604-054-1
  • Нейропсихолингвистика: Хрестоматия / Сост. Седов К. Ф.. — М.: Лабиринт, 2009. — 304 с. — ISBN 978-5-87604-205-7
  • Черниговская Т. В. Эволюция языковых и когнитивных функций: физиологические и нейролингвистические аспекты. Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук. — СПб., 1993.

Примечания

  1. ↑ Лурия А. Р. Основные проблемы нейролингвистики. — М., 1976.
  2. ↑ И. А. Бодуэн де Куртенэ. Избранные труды по общему языкознанию. — М.: Изд-во АН СССР, 1963.
  3. ↑ Л. В. Щерба. О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании. // Языковая система и речевая деятельность. — Л., 1974. — С. 24-39.
  4. ↑ Якобсон Р. О. Лингвистические типы афазии, пер. с англ., в его кн.: Избр. работы. — М., 1985.
  5. ↑ Лурия А. Р. Этапы пройденного пути. Научная автобиография. — М., 1982.
  6. ↑ Dax M. Lésions de la moitié gauche de l’encéphale coïncident avec l’oubli des signes de la pensée (lu à Montpellier en 1836) [= Повреждения левой половины головного мозга совпадают с забвением знаков мысли (прочитано в Монпелье в 1836)] // Bulletin hebdomadaire de médecine et de chirurgie, 2me série. — 1865. — №  2. — P. 259-262.
  7. ↑ Дакс Марк. Развитие речи. Архивировано из первоисточника 15 мая 2012. Проверено 3 апреля 2012.
  8. ↑ Седов К. Ф. Нейропсихолингвистика (2-е доп. и перераб. издание). — М.: Лабиринт, 2009. — С. 46.

Ссылки

xzsad.academic.ru

Нейролингвистика - это... Что такое Нейролингвистика?

Нейролингви́стика (от греч. νεῦρον — нерв, лат. lingua — язык) — отрасль психологической науки, пограничная для психологии, неврологии и лингвистики, изучающая «мозговые механизмы речевой деятельности и те изменения в речевых процессах, которые возникают при локальных поражениях мозга».[1] Становление нейролингвистики как научной дисциплины связано с развитием нейропсихологии, с одной стороны, лингвистики и психолингвистики — с другой.

В соответствии с представлениями современной нейропсихологии нейролингвистика рассматривает речь как системную функцию, а афазию — как системное нарушение, которое складывается из первичного дефекта и вторичных нарушении, возникающих в результате воздействия первичного дефекта, а также функциональных перестроек работы мозга, направленных на компенсацию нарушенной функции.

Нейролингвистика как научная дисциплина

Место нейролингвистики в системе наук

Основные проблемы

Методы нейролингвистики

История нейролингвистики

Как особая область знаний нейролингвистика оформилась в 50-60-ых гг. XX века, однако появлению данной науки предшествовал более чем столетний период накопления знаний о нарушениях речи при локальных поврежениях мозга — афазиях. Основной причиной появления нейролингвистики можно считать практические потребности афазиологии — отрасли медицины, которая занимается лечением людей, страдающих афазиями. Первые достижения нейролингвистики связаны с решением практических задач диагностики и коррекции речевых нарушений.

История отечественной нейролингвистики

Истоки отечественной нейролингвистики

Лингвистические истоки нейролингвистики восходят к работам учёных школы Ивана Александровича Бодуэна де Куртенэ. Он считал, что «существуют не какие-то витающие в воздухе языки, а только люди, одарённые языковым мышлением».[2] Многие идеи Бодуэна базировались на работах И. М. Сеченова, выявившего зависимость рефлекса не только от раздражителей, но и от суммы прежних воздействий. По мнению Бодуэна, психические явления неотделимы от физиологического субстрата, а значит, все они существуют только вместе с живым мозгом и исчезают при его «смерти».

Одним из наиболее ярких представителей школы И. А. Бодуэна де Куртенэ был Лев Владимирович Щерба. В знаменитой работе «О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании» он утверждал, что «речевая организация человека может быть только физиологической или, лучше сказать, психофизиологической, чтобы этим термином указать на то, что при этом имеются в виду такие процессы, которые частично (и только частично) могут себя обнаруживать при психологическом самонаблюдении».[3] Многие положения Щербы, которые он развивал в своих трудах, стали базовыми для отечественной психолингвистики.

Специально проблемами нейролингвистики занимался российский и американский лингвист Роман Осипович Якобсон. Одной из заслуг Якобсона является установление закономерностей распада звуковой стороны при патологии: «Верхние пласты снимаются прежде нижних. Опустошения афатического типа воспроизводят в обратном порядке приобретения детского возраста».[4]

Психологические истоки нейролингвистики обнаруживаются в концепциях Льва Семёновича Выготского. Л. С. Выготский предложил своё понимание локализации психических функций, которая, по его мнению, должна быть основана на исторической теории равития высших психических функций, высоко оценивающей значение представления о системном и смысловом устройстве сознания человека.

Физиологические истоки нейролингвистики содержит в себе теория физиологической активности Николая Александровича Бернштейна. В частности, в своей автобиографической книге «Этапы пройденного пути» А. Р. Лурия вспоминает, что именно труды Бернштейна помогли сделать предположение, что моторная афазия состоит из двух разных форм: эфферентной и афферентной.[5]

Нейролингвистика А. Р. Лурия

Основной этап становления и развития нейролингвистики связан с работами нейропсихолога и основателя отечественной нейролингвистики Александра Романовича Лурия, объединившего системный анализ речевых нарушений с теоретическими представлениями лингвистики и психолингвистики.

История зарубежной нейролингвистики

В 1836 г. на заседании медицинского общества в городе Монпелье (Франция) врач Марк Дакс выступил с научным докладом, посвящённым обследованию больных, потерявших речь в результате повреждения мозга. Дакс первый предположил, что между потерей речи и повреждённой стороной мозга существует связь, что позволило ему высказать мысль о локализации речевых функций в левом полушарии. Хотя доклад был впоследствии опубликован[6], научное сообщество не придало серьёзного значения работе Марка Дакса.[7]

Тем не менее, возникновение афазиологии традиционно связывают с именем французского хирурга и антрополога Поля Брока, случайно открывшего центр речи (Центр Брока) по результатам патологоанатомического исследования всего двух больных. У обоих больных, как выяснилось после вскрытия, поражены (разными заболеваниями) одни и те же области левого полушария головного мозга, что и позволило Полю Брока, опираясь на данные предыдущих исследований, сделать выводы в отношении локализации речевого центра (в публикации 1865 года). Афазию, связанную с повреждением данного речевого центра, стали называть афазией Брока.

Не менее важное открытие совершил немецкий психоневропатолог Карл Вернике. В 1873 Вернике изучал пациента, который перенёс инсульт. С одной стороны, этот человек мог говорить (однако разговаривал он патологически) и слух его не был нарушен, но, с другой стороны, он с трудом понимал устную и письменную речь. После того как он умер, Вернике при вскрытии обнаружил поражение в задней теменной и височной области левого полушария мозга пациента. Он заключил, что эта область, которая близка к слуховой области мозга, участвует в понимании речи. Таким образом, Карлу Вернике было только 26 лет, когда он в 1874 году опубликовал свой 72-страничный труд «Афазический симптомокомплекс» нем. «Der aphasische Symptomenkompleks», в котором он первым описал сенсорную афазию, или, как он сам её называл афазию управления (нем. Leitungsaphasie). В своей книге Вернике пытался связать различные афазии с нарушениями психических процессов в различных отделах мозга. Позже он открыл, что повреждение дугообразных нервных волокон, соединяющих поля Брока и Вернике, тоже ведут к моторной и сенсорной афазии.

Современное состояние нейролингвистики

В современной России можно говорить о двух сложившихся традициях нейролингвистических исследований — Московская школа нейролингвистики А. Р. Лурия (в настоящее время развивается Т. В. Ахутиной) и Петербургская школа нейролингвистики Балонова—Деглина (нынешний руководитель — Т. В. Черниговская). Не вдаваясь в тонкости теоретических разногласий, можно с очень высокой степень огрубления указать основное различие в подходах этих двух школ: в работах нейролингвистов Московской школы присутствует игнорирование или недооценка работы правого полушария в речевой деятельности, тогда как в исследованиях представителей Петербургской школы настойчиво и последовательно проводится мысль о распределении разных языковых механизмов в левом и правом полушариях головного мозга.[8] В настоящее время нейролингвистика всё больше сближается с психолингвистикой и когнитивной наукой, особенно в традиции Петербургской школы.

Порождение и понимание речи в теории нейролингвистики

Нейролингвисты России и СССР

См. также

Литература

  • Пенфильд В., Робертс Л. Речь и мозговые механизмы, пер. с англ. — Л., 1964.
  • Лурия А. Р. Учение об афазии в свете мозговой патологии. — М., 1940.
  • Лурия А. Р. Травматическая афазия. — М., 1947.
  • Лурия А. Р. Основные проблемы нейролингвистики. — М., 1976.
  • Лурия А. Р. Язык и сознание. — М., 1979.
  • Рябова (Ахутина) Т. В. Механизм порождения речи по данным афазиологии // Вопросы порождения речи и обучения языку : Сб / Под ред. А. А. Леонтьева и Т. В. Рябовой. — Изд-во МГУ, 1967. — С. 67-94.
  • Ахутина Т. В. Нейролингвистический анализ динамической афазии. — М.: Изд-во МГУ, 1975. — 143 с.
  • Ахутина Т. В. Порождение речи. Нейролингвистический анализ синтаксиса. — М.: Изд-во МГУ, 1989. — 215 с.
  • Цветкова Л. С. Афазия и восстановительное обучение. — М.: МПСИ; Воронеж: Модэк, 2001. — 256 с.
  • Сахарный Л. В. Человек и текст: две грамматики текста // Человек ― текст ― культура : Сб / Под ред. Н. А. Купиной, Т. В. Матвеевой. — Екатеринбург: Урал, 1994. — С. 7–59.
  • Седов К. Ф. Нейропсихолингвистика. — М.: Лабиринт, 2007. — 274 с. — ISBN 5-87604-054-1
  • Нейропсихолингвистика: Хрестоматия / Сост. Седов К. Ф.. — М.: Лабиринт, 2009. — 304 с. — ISBN 978-5-87604-205-7
  • Черниговская Т. В. Эволюция языковых и когнитивных функций: физиологические и нейролингвистические аспекты. Диссертация на соискание ученой степени доктора биологических наук. — СПб., 1993.

Примечания

  1. ↑ Лурия А. Р. Основные проблемы нейролингвистики. — М., 1976.
  2. ↑ И. А. Бодуэн де Куртенэ. Избранные труды по общему языкознанию. — М.: Изд-во АН СССР, 1963.
  3. ↑ Л. В. Щерба. О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании. // Языковая система и речевая деятельность. — Л., 1974. — С. 24-39.
  4. ↑ Якобсон Р. О. Лингвистические типы афазии, пер. с англ., в его кн.: Избр. работы. — М., 1985.
  5. ↑ Лурия А. Р. Этапы пройденного пути. Научная автобиография. — М., 1982.
  6. ↑ Dax M. Lésions de la moitié gauche de l’encéphale coïncident avec l’oubli des signes de la pensée (lu à Montpellier en 1836) [= Повреждения левой половины головного мозга совпадают с забвением знаков мысли (прочитано в Монпелье в 1836)] // Bulletin hebdomadaire de médecine et de chirurgie, 2me série. — 1865. — №  2. — P. 259-262.
  7. ↑ Дакс Марк. Развитие речи. Архивировано из первоисточника 15 мая 2012. Проверено 3 апреля 2012.
  8. ↑ Седов К. Ф. Нейропсихолингвистика (2-е доп. и перераб. издание). — М.: Лабиринт, 2009. — С. 46.

Ссылки

3dic.academic.ru