Книга Владимир Соловьев и его время. Содержание - А. Ненапечатанная рукопись «Ѕорһіе». Ненапечатанная книга


Ненапечатанные книги сделали Януковича одним из богатейших президентов мира

ВСЕ ФОТО Ненапечатанные книги сделали Януковича одним из богатейших президентов мира Global Look Press В первый раз писательские труды президента попали под прицел журналистов в 2011 году, когда он получил гонораров на 2 млн долларов. НТВ В перечне услуг, размещенном на сайте типографии, указанные рекламная печать, издание газет и журналов, картонная упаковка, флексоупаковка и производство пленки www.nw.dn.ua

Украинский лидер Виктор Янукович второй год подряд получает львиную долю дохода от написания книг, что позволяет ему зарабатывать, например, в четыре раза больше президента США Барака Обамы и в 12 раз больше Владимира Путина. Проблема, однако, в том, что платит Януковичу типография, которая в принципе книги не печатает, сообщило украинское издание "Зеркало недели". Уже не говоря о том, что обычно права у авторов выкупают издательства, а не типографии.

В первый раз писательские труды президента попали под прицел журналистов в 2011 году, когда он получил гонораров на 2 млн долларов. Почти столько же Янукович-писатель заработал и в 2012 году.

В 2011 году ООО "Типография "Новый мир" (г.Донецк) выплатила Януковичу авторское вознаграждение в сумме 16,4 млн грн (более 2 млн долларов) за переданные этому издательству имущественные права, в частности, на созданные им в 2005-2010 годах книги "Год в оппозиции. В политике не бывает окончательных побед и поражений", "...И год при власти. От кризиса - к экономическому росту", "Преодолеть путь", "Как Украине дальше жить", а также на литературные произведения, которые будут созданы автором в будущем. Как показывают доходы президента, в 2012 году эти книги остались столь же актуальны - Януковичу выплатили 15,5 млн гривен.

Но при этом, сообщает "Зеркало недели", они остались и столь же неуловимы. "Пока ни одной из книг президента, выпущенных этой типографией, не удалось обнаружить ни в реестрах библиотек, ни на прилавках книжных магазинов", - говорится в сообщении. Как отмечает издание, далеко не каждая типография способна выдавать книги: для этого нужно специфическое оборудование. А в перечне услуг, размещенном на сайте типографии, указанные рекламная печать, издание газет и журналов, картонная упаковка, флексоупаковка и производство пленки. Книгоиздания там не упоминается вообще, отмечает NEWSru.Ua.

Впрочем, при желании ознакомиться с книгами высокооплачиваемого автора можно. Книги выходили в разных издательствах, таких как "Фолио", "Валрус-Дизайн" и "Издательский Дом Дмитрия Бураго". По подсчетам "Зеркала недели", для выплаты такого гонорара Януковичу по рыночным ставкам, их общий тираж должен был превысить 6 млн экземпляров. Для сравнения: монография экс-президента Леонида Кучмы "Украина не Россия" разошлась тиражом в 10 тысяч экземпляров.

www.newsru.com

Ненапечатанные книги меня задушили бы!

60 лет назад, 26 ноября 1957 года умер Алексей Михайлович Ремизов, классик русской литературы и искусства.

 

Глаз моей руки опережает глаз моей мысли. Ремизов

 

Он ночью приплывёт на чёрных парусах

Серебряный корабль с пурпурною каймою!

Но люди не поймут, что он приплыл за мною

И скажут — «Вот луна играет на волнах»...

Тэффи [Выступала с Ремизовым на благотворительных вечерах помощи эмигрантам.]

 

В 1950-м страстному курильщику Алексею Михайловичу Ремизову исполнилось 73 года. Сквозь густой дым Голуаза на нечастых посетителей парижского дома — на рю Буало, 7 — смотрели грустные умные глаза художника. Творца, который как никто другой умел придавать форму хаосу. Заглядывая в тёмные неизведанные глубины народной памяти, его подсознания. Заглядывая в души дорогих ему людей. Осмысливая и освещая искусством владения словом жизнь личную и жизнь современников, его поклонников и соратников.

Неподалёку от Ремизовых, кстати, соседствовал Ю. Анненков, блестящий график, живописец, театральный художник. В том же доме жил давний приятель со времён «Кривого Зеркала» и «Бродячей собаки» режиссёр Н. Евреинов. «Внизу театр, на втором этаже литература», — шутила богема о Евреинове с Ремизовым. А сразу напротив, по другую сторону улицы, — жил один из прародителей сионизма, по выражению Анненкова, доктор Д. Пасманик (умер в 1930).

После Второй мировой войны всякое чувство безопасности исчезло синхронно со взрывом атомной бомбы. Парижане абсолютно перестали быть уверены в завтрашнем дне. Нутром ощущали, что всё на свете меняется с неугасающей быстротой. Откровенно всего боялись: кто-то трепетал, кто-то впадал в истерику.

В моду, подобно восторженному началу века, вновь вошли уэллсовские марсиане, спустившиеся на землю и пытающиеся её завоевать. В свою очередь, Париж, впрочем, как и всю Европу, завоёвывали не пришельцы из иных галактик, а раз от разу охватывали бушующие эпидемии: гриппозная, чахоточная — отголоски войны. Лекарств катастрофически не хватало.

Надо было обладать недюжинной силой ума и воли, чтобы уметь успокоить эти душевные фантасмагории, захлестнувшие город, пробравшиеся в мозг. Затушить пламя страстей хотя бы в небольшом, приватном пространстве художника.

В 70-летнем Ремизове окружающие лицезрели кипящий фонтан энергии, бойцовскую стойкость, напряжённую волю. Одномоментно умиротворение и сосредоточенность. Нацеленные в основном на то, дабы его произведения увидели свет, во что бы то ни стало были напечатаны!

Второй этаж… «квадриллион квадриллионов ступеней». После негромкого звоночка (а посвящённые знали условный сигнал: длинный, два коротких) дверь неспешно приоткрывалась…

Лукавые испытующие глаза пробегались по лицам посетителей: «А я думал — привиденье…» — Голос звучал так, будто приход гостей — редкое явление для хозяина. Будто он не знал, как обойтись с гостями. Это было лишь внешнее впечатление.

Здесь не лишне обратиться к мемуарам в полном смысле слова «литературной ученицы» Ремизова — Н. Резниковой. До скорбного дня помогавшей ему. Бывшей ангелом-хранителем писателя в парижский период:

«Маленького роста, сгорбленный, с живым внимательным взглядом, А.М. казался существом из другого, не нашего, сказочного мира. Здороваясь, он сильно жал руку своей сильной, сухой, мягкой рукой. Голос был спокойный, ровный и твёрдый, с особенным значением выговаривающий слова. Меня поразили глаза, их проницательный, умный и ласковый и вместе с тем шаловливо-лукавый взгляд. Круглые очки в тёмной оправе как будто бы составляли целое с карими глазами, которые, должно быть, очень много видели. <…> Всё существо А.М. очаровывало: улыбка, голос и выражение, из тех, которые дети находят у своих любимых игрушек».

Передняя. Сгущённый запах табака и старых фолиантов. Длинный коридор.

Ремизов провожал всех на кухню, поил чаем с сухарями. С радостью принимая кулёк с любимыми миндальными пирожными, тем же «Голуазом»: merci! Сам двигался медленно. Всё время зажигал сигареты и курил беспрерывно. Сдавалось, сейчас пачка Gauloises вот-вот вспыхнет в его руках.

Затем приглашал в комнату…

На стене висели коллажи из острых клиньев разноцветной бумаги, где выделялись золото и серебро. Он объяснял это тем, что сделал аппликации в память того дня, когда осколок бомбы попал в их дом. И окно разлетелось вдребезги!

Через комнату натянуты две нитки, вроде рыболовных. На них висят разные забавные предметы с оттенком оккультизма. Вместе с тем до странности по-детски простые, потешные.

Ремизов садился за аккуратно прибранный стол, с чернильницей, пресс-папье, курительными принадлежностями; гости — на диван под часы с кукушкой.

Алексей Михайлович доставал свежие книги мануфактуры «Оплешник», созданной в 1950-м силами семей, друживших меж собой: упомянутых Резниковых, Андреевых, Сосинских. Предприятия, задуманного специально для выпуска его книг (всего вышло восемь[1]): «Не будь “Оплешника”, моё имя не существовало бы на книжном рынке», — говаривал он. Тут же предлагал гостям завизировать присутствие в «золотой книге» посетителей. Переплёт коей был украшен рисунками в неповторимом ремизовском стиле.

Как правило, его посещали, кроме ближайшего круга из «обезьяньего хвоста», слушатели Школы восточных языков, — поскольку Россия, Советский Союз были тогда в фаворе: все бросились учить русский.

Они спрашивали совета, внимали его рассказам. С удовольствием получая подарки — неброские графические рисунки — портреты российских авторов, поэтов, сюжетные темы в экспрессионистском духе типа «пляшущего демона» для одноимённой книги или «позора» для книги «Подстриженными глазами». (Один рисунок приобрёл у Ремизова Пикассо, — авт.)

Все с сожалением отмечали, что здоровье писателя оставляло желать лучшего. Он продолжал слепнуть. Оттого, куда деваться, А.М. приходилось быть терпеливым слушателем: в пятидесятые он воспринимал литературу по преимуществу со слуха. (За два часа до печального ухода Н. В. Резникова читала ему Лескова: «Под чтение А.М. погрузился в полусон. Полусон перешёл в сон смерти».)

В 1950-е он редко надолго выбирался из своей квартиры. Кроме как на могилу жены, Серафимы Павловны, в день её кончины 13 мая (ушла в 1943). В основном привечая гостей, внимательно их расспрашивая и выслушивая. Например, сын Н. Резниковой — Егор — читывал ему сибирские, исландские сказки.

Будучи трудным, труднейшим и даже «искусственным» сочинителем, по мнению критики, филологов, — он очень ценил старшего товарища и друга Розанова.

Правда, бывало, засыпал под академические, часто запутанные «мёртвые» фразы последнего: в сложности они вполне могли бы посоревноваться.

А.М. охотно рассказывал о В. Розанове. Любил его как мудреца, философа за «двойные мысли». Любил как человека. Чувствовал его человеческую теплоту и, говоря о том, насколько тяжко временами даётся общение с людьми, вспоминал: «А уж совсем мне было легко с Розановым».

Повествовал, как они порой чаёвничали вдвоём вечерами. Беседовали, рисовали всяческую «ерунду».

Розанов ужасно сердился на А.М., для которого эти рисунки были забавой, «безобразием». Для Розанова же — чем-то почти священным. Спорили об отношении к вопросу пола, его семантике, символиках, пансексуализме.

Самое важное, утверждал Розанов, самое обожаемое для него в женщине не пол, а именно та лермонтовская покорность, тихость: «…но, в разговор весёлый не вступая, сидела там задумчиво одна». Впрочем, всё давным-давно было уже сказано в «Розановых письмах».

«Ремизов А. М. один из умнейших и талантливейших в России людей. Яснородный (в оригинале по-гречески, — авт.), — говорит В. Розанов в «Сахарне», 1913. И дальше саркастически: — По существу он чертёнок — монашёнок из монастыря XVII в. Весь полон до того похабного — в мыслях, намёках, что после него всегда хочется принять ванну».

Этот розановский «чертёнок» напомнил мне творческий конкурс литературных и живописных произведений на тему «Дьявол». Объявленный в 1906 г. журналом «Золотое руно». Куда немолодой уже тридцатилетний Ремизов, начинающий литератор, послал святочный рассказ о деревенской секте сатанистов «Чёртик». Удостоенный тогда первой премии.

А. Блок, входивший в состав жюри, отметил в дневнике: «Ремизов расцветает совсем. Большое готовится время. «Чёртик» Ремизова великолепен, особенно если слушать его из его уст (даровитейший чтец). А на жюри Курсинский прочёл, как пономарь, — и всё-таки мы премировали».

В авторском исполнении Блок вскоре услышал «Чёртика» на ужине-сабантуе у М. Кузмина в декабре 1906-го. После чего черкнул матери ремарку: «…Ремизов читал рассказ, который мы премировали (мне понравился ещё больше)».

Андрей Белый подытожил: «Стальной вихрь безжалостно охватил Ремизова: точно кто-то злой, искони враждебный, встаёт над миром души талантливого писателя. «Чёртик» называет его Ремизов в замечательном рассказе того же имени. Не Чёртик, а Чёрт, принявший образ Тараканщика. <…> И растёт, и растёт образ Тараканщика, словно воплощение стального вихря — шествует он по тундре жизни. Окаянный Тараканщик» (Весы № 2. 1908).

Примечание:

Позвольте, дорогие друзья, заодно представить небольшой фрагмент книги Игоря Попова "Страсти по Ремизову": опубликованный в Переменах. С тремя небольшими, но любимыми народом ремизовскими сказками-"завитушками".

  

[1] Из цикла «Легенд в веках»: 1) «Повесть о двух зверях — Ихнелат и Стефанит» (из Панчатантры), 1950; 2) «Бесноватые (Савва Грудцын и Соломония)», 1951; 3) «Мелюзина. Французские легенды», 1952; 4) «Тристан и Исольда, Бова Королевич», 1957; 5) «Круг счастия (Перстень Соломона)», 1957; 6) «Мартын Задека — о снах и запись снов»; 7) «Мышкина дудочка — Хроника rueBoileau— Париж в оккупацию»; 8) «Огонь вещей — сны в русской литературе — о Гоголе — мысли о литературе». Была готова к печати ещё одна — «Павым пером». Но из-за недостатка средств книгу не удалось издать.

 Блог Игоря Фунта на Yandex-Zen 

novymirjournal.ru

Читать онлайн электронную книгу Том 11 - Ненапечатанные рукописи пьес умерших писателей. (Библиографическая заметка) бесплатно и без регистрации!

В 4017 № «Нового времени» я прочитал известие о том, что в бумагах покойного Решетникова найдена совершенно законченная драма* и что драма эта будет напечатана в журнале «Русское богатство». По сюжету, как он вкратце передан в газете, я думаю, что находка эта сделана не на сих днях, а значительно ранее, так как такая пьеса, написанная покойным Решетниковым, была известна мне года три-четыре назад, а еще значительно ранее того она, кажется, была известна Глебу Ивановичу Успенскому*, с которым нам, по одному случаю, доводилось, помнится, иметь о рукописях Решетникова переписку. Словом, пьеса Решетникова в безвестности затеряться не могла, и ее содержание и литературные ее достоинства некоторым из литераторов были известны. Но есть пьеса умершего писателя, происхождение которой, а равно и ее замечательная судьба способны возбуждать, может быть, несколько больший интерес, а между тем о существовании этой пьесы, кроме меня, кажется, никому и ничего из литературных людей не известно. Пьеса, о которой я говорю, составлена покойным Феофилом Матвеевичем Толстым*, автором рассказа «Болезни воли», который, в свою очередь, тоже составлен по «Запискам доктора Крупова». Пьеса Ф. М. Толстого называется «Нигилисты в домашнем их быту. Драматические и философические очерки в пяти актах и десяти картинах, с эпилогом, сочинение Ф. М. Толстого из романа г. Чернышевского «Что делать?». Пьеса эта была написана Ф. Толстым в 1863 году, и 21 августа того же 1863 года один, чисто набело переписанный экземпляр ее был представлен в театрально-литературный комитет. В комитете «Нигилисты в их домашнем быту» были читаны 24 августа и записаны по журналу под № 1150. Далее на экземпляре, возвращенном автору, значится следующая надпись: «По журналу театрально-литературного комитета 31 августа 1863 г. не одобрено к представлению . Председатель комитета П. Юркевич». Экземпляр этот находится у меня и принадлежит мне по дару самого покойного Ф. М. Толстого. О литературных достоинствах этой пьесы я подробно говорить не стану, а сюжет ее всякому более или менее начитанному русскому человеку должен быть понятен, так как источник, из которого этот сюжет почерпнут, ясно указан и весьма общеизвестен. Но в пьесе очень интересны и достойны внимания вариации и переделки, которые Ф. М. Толстой счел нужным ввести по своему вкусу и по разным соображениям, в которых, без сомнения, имело место и служебное и общественное положение Ф. М. Толстого. Он во время сочинения этой пьесы носил придворное звание камергера и состоял на службе членом главного правления по делам печати. «Нигилисты в их домашнем быту» представлены в смягченном и примиряющем тоне. Оплотом старого порядка вещей выведен резонер Туров, который резонирует горячо и много, но взгляды его, впрочем, не торжествуют. Пьеса заканчивается танцами, на которые сводит все философемы Вера Павловна, а «Туров, махнув рукою, отходит в сторону». В числе «действующих лиц» встречаем: Веру Павловну Лопухову, Дм<итрия> Серг<еевича> Лопухова, Плат<она> Петр<овича> Гнурова, француженку Жюли и Кирсанова. Есть также «студенты, офицеры, штатские, закройщицы и мастерицы». В общем, пьеса малосценична, потому что преисполнена довольно длинных и скучных трактаций, но она, несомненно, имеет своего рода интерес для историка русской литературы, и, сколько я понимаю, пьеса эта, вероятно, без препятствий может быть напечатана в исторических изданиях, чего она и заслуживает.

librebook.me

Попала мне случайно ненапечатанная книжка про скаутов(прислало одно…

Попала мне случайно ненапечатанная книжка про скаутов(прислало одно издательство для рецензии, слабая попытка написаь новую Тимур и его команда. Надеюсь что она не будет издана. Слащавые сопли на тему как хорошо быть скаутом. Понятно что сегодня есть дефицит юношеской романтической литературы и на этом фоне хорошее художественное произведение о скаутах могло бы стать серьезным толчком к развитию движения, создания его положительного образа и привлечения как детей так и новых молодых лидеров. Но то что до сих пор ничего подобного не появилось только подчеркивает ущербность тех людей которые работают в скаутинге, ну нет здесь новых Янов и Поповых. Ну и чтобы не заканчивать на мажорной ноте привожу единственное место, которое на мой взгляд представляет хоть какой то интерес- это предисловие.

СКАУТЫ — тайная детская организация. Уже больше 100 лет она действует во всем мире. Организация настолько сильно и глубоко пустила свои корни, что во многих странах перестала быть тайной. И только у нас в России многие по-прежнему не знают, кто это такие — СКАУТЫ.

В данной книге про настоящих российских скаутов ВПЕРВЫЕ приоткрывается завеса таинственности. Мы рассказываем о жизни одного из скаутских отрядов — отряда «Белая чайка». Здесь вы найдете истории простых ребят, мальчишек и девчонок, юношей и девушек, которые помимо своей обычной жизни ведут еще и другую — СКАУТСКУЮ…

Книжка хоть и художественное произведение, но скажем честно — отряд «Белая Чайка» действительно существует. В городе Петербурге, на Петроградской стороне. Поэтому:

Все совпадения с реальными людьми и обстоятельствами абсолютно не случайны. Не удивляетесь, если вы узнаете себя, своих друзей или родственников в тех или иных персонажах.

Если у кого-то после прочтения повести появятся вопросы или претензии к авторам, отправляйте их сразу в письменной форме в Гаагский международный трибунал. У нас там есть свой человек, поэтому шлите с пометкой «для Бобра»… Он с удовольствием прочтет и, возможно, ответит. Если у некоторых наших маленьких читателей появятся сомнения в реальности существования тайной организации со странным названием «СКАУТЫ», можете попросить своих родителей сделать запрос в ФСБ с просьбой доложить Динозавру. Он развеет все сомнения.

Ну а если у ваших педагогов возникнут вопросы по поводу методов, используемых скаутскими лидерами, пусть пишут в Министерство Образования. С пометкой «для Ежихи». Уж она им разъяснитИ наконец, если родители усомнятся в полезности Скаутского движения для России, можно обратиться с открытым письмом в Кремль. Главное — не забыть сделать на письме пометку «для Медведя»…

Итак, мы приглашаем вас в другой мир. Мир, полный приключений, странных имен, серьезных испытаний и веселых происшествий. В необычный мир СКАУТОВ.

ДОБРО ПОжАлОВАТь!

Посторонним

вход разрешен

old-pioner.livejournal.com

ненапечатанный - это... Что такое ненапечатанный?

 ненапечатанный

ненапечатанный

Слитно или раздельно? Орфографический словарь-справочник. — М.: Русский язык. Б. З. Букчина, Л. П. Какалуцкая. 1998.

Синонимы:
  • ненападение
  • ненаписанный

Смотреть что такое "ненапечатанный" в других словарях:

  • ненапечатанный — прил., кол во синонимов: 4 • невыпущенный (9) • неизданный (3) • неопубликованный …   Словарь синонимов

  • невыпущенный — несделанный, непросмотренный, неопубликованный, неотпущенный, неизготовленный, непропущенный, непроизведенный, ненапечатанный, невыработанный Словарь русских синонимов. невыпущенный прил., кол во синонимов: 9 • невыработанный …   Словарь синонимов

  • Леонтьевский, Захар Федорович — синолог; сын нотариуса, родился в Ярославле 25 января 1799 г., умер там же 21 июля 1874 г., образование получил в местной гимназии, откуда поступил в главный педагогический институт, преобразованный в С. Петербургский университет, где слушал… …   Большая биографическая энциклопедия

  • Историография — термин, недостаточно определенный, иногда отожествляемый с историей (см.), понимается: 1) как изучение исторической литературы какого либо предмета (напр. И. французской революции то же, что критический обзор источников и пособий по истории франц …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Союты — Джелаледдин (род. в 1445 г. в городе Усъюте в Верхнем Египте, умер в 1505 г.) знаменитый арабский энциклопедист. Жил в эпоху владычества так называемой второй мамлюкской династии (борджитской), крайне пагубной для благосостояния Египта, и… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Неизданный — прил. Ненапечатанный, неопубликованный. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • Гайд — Стэсей (Stacey W. Hyde, 1897 ) английский писатель, механик по профессии. Первая книга его рассказов «Товарищи по мастерской» (Shopmates, 1924), выпущенная издательством Рабочей партии, не имела успеха, как и вторая роман «Простые записи» (Simple …   Литературная энциклопедия

  • Ислам на Украине — Большинство украинских мусульман  этнические крымские татары и проживают на полуострове Крым. В Донецке, Харькове и некоторых других городах также существуют общины волжских татар. Содержание 1 История 2 До 19 века …   Википедия

  • неизданный — неопубликованный. Ant. изданный, опубликованный Словарь русских синонимов. неизданный прил., кол во синонимов: 3 • не помещенный в печатном органе …   Словарь синонимов

  • неопубликованный — неизданный, невыпущенный. Ant. опубликованный, изданный Словарь русских синонимов. неопубликованный прил., кол во синонимов: 4 • не помещенный в печатном органе …   Словарь синонимов

dic.academic.ru

Николай Лесков. Ненапечатанные рукописи пьес умерших писателей

Николай Лесков

Никола́й Семёнович Леско́в (4 (16) февраля 1831, село Горохово, ныне Орловской области — 21 февраля (5 марта) 1895, Петербург) — русский писатель.

В начале творческой деятельности писал под псевдонимом М. Стебни́цкий.

Его называли самым национальным из писателей России, однако в его духовном формировании немалую роль сыграла украинская культура, которая стала ему близка за восемь лет киевской жизни в юные годы, и английская, которую он освоил благодаря многолетнему тесному общению со старшим родственником со стороны жены А. Скоттом.

Сын Н. С. Лескова — Андрей Лесков, на протяжении долгих лет работал над биографией писателя, закончив её ещё до Великой отечественной войны. Эта работа вышла в свет в 1954 году.

В 1974 году в Орле открыт дом-музей Н. С. Лескова.

В 1981 году, в честь 150-летия со дня рождения писателя в Орле установлен памятник Лескову.

Биография

Отец Лескова — Семен Дмитриевич Лесков (1789 —- 1848), был выходцем из духовной среды. По словам Николая Семёновича: «…большой, замечательный умник и дремучий семинарист». Впрочем, отец порвал с духовной средой и поступил на службу в орловскую уголовную палату, куда же после его смерти (в 1848) поступил и сам Николай Семёнович, бросив гимназию.

Лесков начал печататься только после нескольких лет казённой и частной службы, сравнительно поздно — на двадцать девятом году жизни, поместив несколько заметок в газете «Санкт-Петербургские ведомости» (1859 - 1860), несколько статей в киевских изданиях «Современная медицина» и «Указатель экономический». Переехав в 1861 в Петербург, он начинает сотрудничать в газете «Северная пчела», позднее в журналах «Отечественные записки», «Время», «Русская речь» и др. В статье по поводу пожаров в мае 1862, о которых распространялись слухи как о поджогах, осуществляемых революционно настроенными студентами и поляками, писатель упомянул об этих слухах, что было воспринято демократической публикой как донос, и потребовала от властей их подтвердить или опровергнуть, что вызвало недовольствие властей. Вследствие этого Лесков был отправлен редакцией «Северной пчелы» в длительную командировку по провинции, и, объездив Динабург, Вильну, Гродно, Пинск, Львов, Прагу, Краков, в конце командировки Лесков побывал и в Париже. Писатель много лет страдал стенокардией. Зимой 1895 года у него случилось обострение болезни, и 21 февраля (5 марта) 1895 года Николай Лесков скончался.

Издание произведений

Незадолго до смерти, в 1889 году, Лесков составил и издал в типографии А.Ф. Маркса "Полное собрание сочинений" в 12 томах, куда вошли большей частью его художественные произведения (причём, в первом издании 6-й том не был пропущен цензурой). В 1902—1903 годах в том же издательстве (в качестве приложения к журналу "Нива") вышло 36-томное собрание сочинений, в котором редакторы постарались собрать также публицистическое наследие писателя и которое вызвало волну общественного интереса к творчеству писателя. После революции 1917 года Лесков был объявлен «реакционным, буржуазно-настроенным писателем», и произведения его на долгие годы (исключение составляет включение 2-х рассказов писателя в сборник 1927 года) были преданы забвению. Во время короткой хрущёвской оттепели советские читатели наконец получили возможность вновь соприкоснуться с творчеством Лескова — в 1956-1958 годах было издано 11-томное собрание сочинений писателя, которое, однако, не является полным: по идеологическим причинам в него не был включён наиболее резкий по тону антинигилистический роман «На ножах», а публицистика и письма представлены в очень ограниченном объёме (тома 10-11). В годы застоя предпринимались попытки издавать короткие собрания сочинений и отдельные тома с произведениями Лескова, которые не охватывали области творчества писателя, связанной с религиозной и антинигилистической тематикой (хроника «Соборяне», роман «Некуда»), и которые снабжались обширными тенденциозными комментариями. В 1989 году первое марксовское собрание сочинений Лескова - также в 12 томах - было переиздано в «Библиотеке "Огонька"». Впервые по настоящему полное (30-ти томное) собрание сочинений писателя стало выходить в издательстве «Терра» с 1996 года и продолжается до сих пор. В это издание помимо известных произведений планируется включить все найденные, ранее не издававшиеся статьи, рассказы и повести писателя.

Значение творчества

Гармоничное сочетание западных влияний (Бальзак, Жорж Санд, Диккенс) с одной стороны, глубокая укоренённость в русской культурной почве с другой, и смелость реалистично писать о насущных проблемах, при этом оставаясь жить в России, сделало Лескова уникальным явлением русской культуры. Для творчества писателя характерно спокойное, разностороннее и уравновешенное, лишённое оценок и приговоров, повествование о современной ему жизни, что позволяет читателю исторически воспроизвести картину русской жизни, как общественной так и интимной, у представителей разных классов и сословий России 1850х-1880х годов. Толстой говорил о Лескове как о «самом русском из наших писателей», Чехов считал его, наряду с Тургеневым, одним из главных своих учителей.

Адреса в Санкт-Петербурге

  • Осень 1859 — 05.1860 года — квартира И. В. Вернадского в доходном доме Быченской — Моховая улица, 28;
  • конец 01. — лето 1861 года — квартира И. В. Вернадского в доходном доме Быченской — Моховая улица, 28;
  • начало — 09.1862 года — квартира И. В. Вернадского в доходном доме Быченской — Моховая улица, 28;
  • 03. — осень 1863 года — дом Максимовича — Невский проспект, 82, кв. 82;
  • осень 1863 — осень 1864 года — доходный дом Тацки — Литейный проспект, 43;
  • осень 1864 — осень 1866 года — Кузнечный переулок, 14, кв. 16;
  • осень 1866 — начало 10.1875 года — особняк С. С. Боткина — Таврическая улица, 9;
  • начало 10.1875 — 1877 — доходный дом Рубана — Захарьевская улица, 3, кв. 19;
  • 1877 год — доходный дом И. С. Семёнова — Кузнечный переулок, 15;
  • 1877 — весна 1879 года — доходный дом — Невский проспект, 63;
  • весна 1879 — весна 1880 года — дворовый флигель доходного дома А. Д. Мурузи — Литейный проспект, 24, кв. 44;
  • весна 1880 — осень 1887 года — доходный дом — Сергиевская улица, 56;
  • осень 1887 — 21.02.1895 года — здание Общины сестёр милосердия — Фурштатская улица, 50, кв. 4.

Некоторые произведения

Романы

  • Некуда (1864)
  • Обойдённые (1865)
  • Островитяне (1866)
  • На ножах (1870)
  • Соборяне (1872)
  • Захудалый род (1874)
  • Чёртовы куклы (1890)

Повести

  • Житие одной бабы (1863)
  • Леди Макбет Мценского уезда (повесть) (1865)
  • Воительница (1866)
  • Старые годы в селе Плодомасове (1869)
  • Смех и горе (1871)
  • Загадочный человек (1872)
  • Запечатленный ангел (1873)
  • На краю света (1875)
  • Некрещенный поп (1877)
  • Левша (1881)
  • Очарованный странник (1873)
  • Полунощники (1891)
  • Оскорблённая Нетэта (1891)

Рассказы

Очерки

  • Еврей в России: несколько замечаний по еврейскому вопросу (1883)
  • О русской иконописи (1873)

Пьесы

  • Расточитель (1867)

Библиография

  • Лесков А.Н. Жизнь Николая Лескова. По его личным, семейным и несемейным записям и памятям: В 2 т. М., 1984.
  • Волынский А.Л. Н.С.Лесков : [Крит. очерк]. Пб., 1923.
  • Аннинский Л.А. Лесковское ожерелье. М., 1982; или: М., 1986.
  • Столярова И.В. Лесков и Россия // Лесков Н.С. Полн. собр. соч.: В 30 т. М., 1996. Т.1. С. 7-100.
  • Библиографический указатель литературы о Н.С. Лескове, 1917-1996. СПб., 2003.
  • Н.С. Лесков : библиографический указатель, 1996-2006. Петрозаводск, 2006.

Географические названия

В честь Николая Лескова названы:

и так далее

Ссылки

Произведения Николая Семеновича Лескова Романы Повести Рассказы Сказания и легенды Публицистика Драматургия
Захудалый род • На ножах • Некуда • Обойдённые • Островитяне • Соборяне • Чёртовы куклы
Воительница • Детские годы • Житие одной бабы • Загадочный человек • Запечатленный ангел • Заячий ремиз • Леди Макбет Мценского уезда • На краю света • Некрещёный поп • Оскорблённая Нетэта • Очарованный странник • Печерские антики • Полунощники • Смех и Горе • Старые годы в селе Плодомасове
Административная грация • Антука • Белый орел • Бесстыдник • Вдохновенные бродяги • Владычный суд • Грабеж • Дама и фефёла • Дурачок • Дух госпожи Жанлис • Железная воля • Жемчужное ожерелье • Жидовская кувырколлегия • Загон • Заметки неизвестного • Зверь • Зимний день • Импровизаторы • Инженеры бессребреники • Кадетский монастырь • Колыванский муж • Котин доилец и Платонида • Маленькая ошибка • Неоцененные услуги • Неразменный рубль • Несмертельный Голован • Обман • Овцебык • Однодум • Отборное зерно • Павлин • Пигмей • Пламенная патриотка • Повесть о богоугодном дровоколе • Под Рождество обидели • Привидения в Инженерном замке • Продукт природы • Пугало • Пустоплясы • Путешествие с нигилистом • Разбойник • Ракушанский меламед • Русский демократ в Польше • Русское тайнобрачие • Сибирские картинки 18 века • Синодальный философ • Сошествие в ад • Справедливый человек • Старый гений • Томленье духа • Тупейный художник • Фигура • Человек на часах • Чертогон • Шерамур • Штопальщик • Юдоль • Язвительный
Аскалонский злодей • Брамадата и Радован • Гора • Лев старца Герасима • Левша • Легенды о совестном Даниле • Леон дворецкий сын • Маланья - голова баранья • Невинный Пруденций • Прекрасная Аза • Сказание о Федоре-христианине и о друге его Абраме-жидовине • Скоморох Памфалон • Христос в гостях у мужика • Час воли божией
Архиерейские объезды • Еврей в России • Епархиальный суд • Карикатурный идеал • Легендарные характеры • Мелочи архиерейской жизни • О русской иконописи • Русские общественные заметки • Сеничкин яд
Расточитель

Источник: Николай Лесков

dic.academic.ru

Владимир Соловьев и его время. Содержание - А. Ненапечатанная рукопись «Ѕорһіе»

3. Учение о Софии

А. Ненапечатанная рукопись «Ѕорһіе»

1. Вступительные замечания.После обзора теоретической философии Вл. Соловьева имеет смысл указать на одно его довольно странное произведение, которое осталось ненапечатанным и которое даже едва ли целесообразно печатать ввиду его чернового и небрежного характера. Этот небольшой трактат Вл. Соловьев писал еще в Каире и Сорренто, то есть еще в 1876 году, во время своей первой заграничной поездки. Следовательно, произведение это очень раннее и принадлежит 23–летнему философу, хотя, впрочем, написано уже через год после защиты магистерской диссертации. Эта рукопись по наследству перешла к племяннику философа С. М. Соловьеву, а от него в ЦГАЛИ СССР (ф. 446, оп. 1, ед. хр. 19). Произведение это является не только черновым наброском вообще — подобного рода наброски всегда предшествуют выработке окончательного текста. Это черновик в каком‑то внутреннем смысле слова, поскольку в значительной мере является сумбуром разных идей, то соловьевских, то несоловьевских, с использованием разных знаков и чертежей, иной раз совсем непонятных, с приписками на полях и вообще с хаотическим распределением материала. Таким образом, то, что мы сейчас будем говорить о соловьевской Софии, относится только к очень раннему Вл. Соловьеву; а его общее учение о Софии мы будем излагать и анализировать позже, после рассмотрения философии Вл. Соловьева в целом.

Формально это диалог, который ведется философом с Софией. Но что понимать здесь под Софией, это требует многих размышлений и догадок. В диалоге она выступает просто как философ с теми же рассуждениями и с той же терминологией, которые свойственны и вообще беседующим между собой философам. Впрочем, форма диалога поддерживается только вначале; в дальнейшем же он переходит к обычному философскому повествованию вполне монологического характера.

Из предыдущего мы уже знаем, что София у Вл. Соловьева — это основной и центральный образ, или идея, всего его философствования. Ее он мыслил как нераздельное тождество идеального и материального, как материально осуществленную идею или как идеально преображенную материю. И, как мы это тоже знаем, именно такого рода трактаты интересовали Вл. Соловьева в Британском музее, и именно такого рода умозрения охватывали его в Египте. Но вся эта интимно–умозрительная сторона Софии в рукописном трактате почти не затрагивается.

Сергей Соловьев–младший, для которого эта рукопись при его жизни была его собственностью, при составлении биографии Вл. Соловьева имел полную возможность как изложить это сочинение, так и дать русские переводы его главнейших мест. Этими материалами покойного С. М. Соловьева мы здесь и воспользуемся.

2. Программа философии вообще.Рукописи предшествует программа, написанная на русском языке, вероятно, еще в Лондоне, и имеющая своей целью формулировать задачи философии вообще. Вот эта программа:

Гл. І—о трех типах философии вообще.

Гл. 2 — метафизический характер человека и общая возможность метафизики.

Гл. 3 — о положительной метафизике в частности. Ее формальные принципы. Ее отношение к двум другим типам философии, к религии, положительной науке, к художеству и к жизни. Изложение начал.

Гл. 4 — антропологические основы положительной метафизики.

Гл. 5 — теологические начала.

Гл. 6 — космогонические и сотериологические начала.

Гл. 7 — эсхатологические начала.

3. Вселенская религия.В первомдиалоге ставится вопрос о том, что такое вселенская религия. Здесь интересны возможные определения христианства:

«Есть ли это папство, которое, вместо того чтобы очиститься от крови и грязи, которыми оно покрылось в течение веков, освящает их и утверждает, объявляя себя непогрешимым? Есть ли это протестантизм, разделенный и немощный, который хочет верить и не верит больше? Есть ли это слепое невежество, рутина масс, для которых религия есть только старая привычка, от которой они понемногу освобождаются? Есть ли это корыстное лицемерие священников и великих мира?» Здесь важна уничтожающая оценка католичества и протестантства, отсутствующая в позднейших сочинениях Вл. Соловьева. Православие формально здесь не названо. Но вполне очевидно, что именно к нему относятся такие выражения, как «слепое невежество» и «рутина масс». Вместо всех этих исторических типов христианства София говорит о некой вселенской религии, вовсе не только о христианстве, которая подобна «дереву с бесчисленными ветвями, отягченному плодами и простирающему свою сень на всю землю и на грядущие миры». Это цветущее дерево не имеет ничего общего с голым и гладким стволом.

Всякий объективно мыслящий историк философии, знакомый с православными убеждениями Вл. Соловьева, несомненно, будет прав в том, что юный философ проповедует здесь самый настоящий пантеизм. Он только старается представить этот пантеизм не в виде метафизических категорий, но по возможности более конкретно. И все же в данном случае это есть пантеизм. Вселенская религия — «это не произведение абстракции или обобщение, это реальный и свободный синтез всех религий, который не отнимает у них ничего положительного и дает им еще то, чего они не имеют». «Единственное, что она разрушает, — это их узость, их исключительность, их взаимное отрицание, их эгоизм и их ненависть».

4. Понятие абсолютного.После установления такой вселенской религии в изучаемой нами рукописи ставится вопрос о самой возможности постижения того абсолюта, без которого невозможна сама эта вселенская религия. В результате обмена мнениями между философом и Софией устанавливается полная возможность постижения внутренней сущности через ее внешнее явление. По поводу соотношения сущности и явления София говорит, что «явление не есть существо в себе, но оно находится с ним в определенном отношении, оно ему соответствует».

И в противоположность предыдущей пантеистической концепции, которую Вл. Соловьев всерьез никогда не утверждал, здесь мы имеем чисто соловьевский взгляд на соотношение сущности и явления. И этот чисто соловьевский взгляд тут же углубляется путем критики абсолютного имманентизма, то есть учения о прямом и непосредственном явлении самой сущности, о ее абсолютно полном и непосредственном мышлении у человека. По мнению Софии, сущность ни в каком случае не может являться человеку целиком; вся без остатка. Поскольку бытие, переходя без остатка в свое действие, перестает быть самим собой. В этом случае, «раз действие предполагает действующего, если действующий перестает быть, всякое действие также прекращается: ничто не производится!». Это тоже чисто соловьевский взгляд.

Но что же такое абсолютное в себе? Здесь, в этих ранних набросках своей философской системы, Вл. Соловьев также удивительно точно формулирует свой исходный принцип. Его София рассуждает здесь буквально языком самого Вл. Соловьева, утверждая, что исходное начало выше всех отдельных своих признаков и в этом смысле есть ничто и что оно есть не бытие, но мощь бытия, бесконечная его потенция. Это то, что мы уже встречали выше в изложенных у нас теоретических трактатах Вл. Соловьева. Посмотрим теперь, в каких же выражениях София внушает философу держаться правильного учения об абсолюте.

«Мы должны сказать, что абсолютное начало не есть бытие, то есть оно не может быть ни непосредственным предметом наших внешних чувств, ни непосредственным субъектом нашего внутреннего сознания. Что оно не есть бытие, ты можешь видеть еще с другой стороны. Оно — начало всякого бытия; если бы оно само было бытием, получилось бы бытие вне всякого бытия, что нелепо; таким образом, ясно, что начало бытия не может быть определено как бытие.

Философ.Тогда я должен определить его как не–бытие?

София.Ты мог бы с успехом это сделать, и в этом ты только последовал бы примеру многих великих богословов и даже богословов православных, которые нисколько не смущались, называя Бога не–бытием. Но, чтобы не смущать робкие умы, лучше от этого воздержаться. Так как под небытием заурядный человек всегда понимает недостаток или отсутствие бытия. А очевидно, что в этом смысле не–бытие не может стать предикатом абсолютного начала. Мы видели, что, обнаруживаясь, то есть переходя в бытие (реализуясь), оно не перестает оставаться в себе самом, оно не теряется, не истощается своим обнаружением… Если ты определяешь лишение или недостаток как бессилие (ішриіѕѕапсе), противоположное будет мощь, или положительная возможность, сила. Таким образом, абсолютное начало, не будучи как такое бытие, есть сила бытия, что очевидно, так как оно обнаруживается, то есть производит бытие. И так как, обнаруживаясь, оно не может истощиться или перейти без остатка в свое обнаружение, оно остается всегда силой бытия, так что это его постоянный и собственный атрибут. И так как имеющий силу превосходит то, над чем он ее имеет, мы должны сказать, что абсолютное начало превосходит бытие, что оно над ним, что оно есть Ѕирегепѕ–һурегиѕіоѕ. Аналитически ясно, что абсолютное начало в себе самом есть единое и простое, так как множественность предполагает относительность».

www.booklot.ru